электронная
198
печатная A5
619
18+
Вещи

Бесплатный фрагмент - Вещи

Объем:
508 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-7068-1
электронная
от 198
печатная A5
от 619

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Утопия

Действующие лица

Лёха

Надя

Юра

Кирилл

                                           1

КИРИЛЛ. И там я тоже сказал — Утопия. И мне объяснили, где тебя искать.

ЛЁХА. Еще?

КИРИЛЛ. Подожди. И я даже не сразу поверил, что здесь можно жить. Но ты ведь и не живешь? Правильно?

ЛЁХА. Тогда я себе?

КИРИЛЛ. А зимой? Хотя и сейчас еще довольно промозгло, еще снег не везде… Стоп! Я же сказал — подожди. Я тут главный.

ЛЁХА. Пусти. Пусти.

КИРИЛЛ. Ты что, не слышал?

ЛЁХА. Ты главный, пусти.

КИРИЛЛ. Я бы мог заплатить ментам, чтоб тебя нашли, посадили в обезьянник и держали там, пока ты не придешь в себя. Но решил проверить — а вдруг я смогу сам? Поговорю с тобой, и ты меня услышишь. А? Получится у нас? Как ты считаешь?

ЛЁХА. Я говорю, ты главный, пусти руку.

КИРИЛЛ. Я отпускаю, ты не дергаешься, и мы продолжаем беседу. Хорошо?

ЛЁХА. Пусти, говорю, слышь.

КИРИЛЛ. Ты услышал меня? Мы еще побеседуем, договорим, и сможешь забрать бутылку. Смотри, она уже практически твоя. Видишь?

ЛЁХА. Пусти, говорю.

КИРИЛЛ. Хорошо, отпускаю. Отпускаю? На счет три. Три, два…

                                          2

ЛЁХА. Чего тебе надо?

КИРИЛЛ. Так ты выглядишь лучше. Что они с тобой делали?

ЛЁХА. Шлангом лили. Воду.

КИРИЛЛ. Ну тут не спа, конечно, что тут говорить.

ЛЁХА. Чего тебе надо?

КИРИЛЛ. Речь стала разборчивее. А то, в прошлый раз, мычал как животное. Ты помнишь, что мы с тобой уже встречались?

ЛЁХА. Чего тебе надо?

КИРИЛЛ. Взаимосвязь. Хочу, чтобы ты понимал взаимосвязь. В самом начале я потратил три дня, чтобы найти тебя. Ты не стал меня слушать и убежал. Хорошо, подумал я тогда, — есть же специально обученные люди. Вот пусть они лазают по помойкам. Еще двое суток специально обученные люди искали тебя. И вот ты здесь. Прошло две недели, и ты, наверное, уже понимаешь, что все серьезно?

ЛЁХА. Пятнадцать суток. Ровно. Теперь отпустят. По закону.

КИРИЛЛ. Ага, раз считаешь, значит, планируешь. А раз планируешь, значит, соображаешь. Пятнадцать суток не прошли даром. Это прекрасно. Это означает, что я на верном пути. Но ты все еще не понимаешь взаимосвязь. Я — сделал так, чтобы тебя нашли. Я — сделал так, чтобы тебя держали тут. Я — могу сделать так, чтобы ты сидел здесь очень долго. Я — сделаю из тебя человека.

ЛЁХА. Зачем.

КИРИЛЛ. Давай начнем с того, на чем мы остановились. Я главный.

ЛЁХА. Чего тебе надо?

КИРИЛЛ. Не понимаешь взаимосвязи. Ладно. Видимо придется потерять еще пятнадцать суток.

ЛЁХА. Стой! Стой! Погоди! Ты главный! Ты главный! Ты главный!

КИРИЛЛ. Чудеса дрессировки.

ЛЁХА. Чего тебе надо?

КИРИЛЛ. Хочу изменить твою жизнь. Для начала, давай, запоминай — я главный.

                                          3

ЛЁХА. Тут пустырь был. Все время. И лесополоса. Грибы были. Волнушки. Грузди. Потом опасно стало. Могли зарезать. А теперь вон. Бензином воняет. Понастроили. Всё блестит. Жарко.

НАДЯ. Пока ты в запое был, понастроили.

ЛЁХА. А я вон чего. Трезвый. Я уже давно. Видишь?

НАДЯ. Даже не интересно, почему ты трезвый.

ЛЁХА. А ты ничё такая. Форма у тебя пиздец.

НАДЯ. Я пошла. У меня перерыв скоро кончится.

ЛЁХА. Погоди. Надь. Ты это. Послушай, чего я скажу. Стой. Шанс. Все вернуть. Послушай. Да стой же ты. Стой! Утопия, короче, опять! Чего я тебе говорю, ты не слушаешь!

НАДЯ. Что Утопия?

ЛЁХА. Тут один хочет опять открыть. У него деньги, вкладывается.

НАДЯ. Что?

ЛЁХА. Мужик короче. Из самой этой. С деньгами. Нашел меня. Говорит — открывай опять Утопию. Денег дает. Я, видишь, не пью. Совсем. Трезвый давно уже. Это шанс, Надька. Ну а чё? Всё будет у нас опять. Опять будем. Я за стойкой, ты по этой всей. По тряхомудии. Нормально?

НАДЯ. Денег дает?

ЛЁХА. Говорит, вкладывается. По полной. Правда. Не вру. Ты вот, гляди, смотри — видишь? Тебе. В торговом центре купил. На, держи. Красиво. Возле этой, тумбочки поставишь. Батарейки нужны. Без батареек не будет. Пальчиковые. Или мизинчиковые. В инструкции посмотри. Я купил, думаю, Надька любит все золотое. Проснешься, зырк, они рядом, да? На, держи. Держи. Тебе.

НАДЯ. Лёха, чего ты от меня хочешь?

ЛЁХА. Ну как? Чтоб ты Утопию. Я ж в этом не разбираюсь. В этой. В тряхомудии.

НАДЯ. Ты серьезно?

ЛЁХА. Я ж говорю. Ты гляди — я нормальный. Я всё могу. Место открыть, пиво там, клиенты, оптовка-шмоптовка, отнести–принести. Всё могу. Деньги дает, всё могу. Но вот эту всю твою тряхомудию я никак. А я больше никого.

НАДЯ. Перерыв кончился. Пойду.

ЛЁХА. Надь.

НАДЯ. Не ходи за мной, тебе туда нельзя. По санитарным нормам. Ругаются очень.

ЛЁХА. Надька. Шанс. Утопия. Ну чего ты? Чё хочешь? Я ж не жить предлагаю? Я ж дело предлагаю! Деньги дают! Хочешь на меня плевать, плюй! Хоть каждый день плюй! Плюй!

Ждет ответа.

НАДЯ. Хочешь знать, как я согласная буду?

ЛЁХА. Так я о том!

НАДЯ. Найди Юру.

ЛЁХА. Чего?

НАДЯ. Найди Юру. Не знаю, Лёха, что там с тобой сделали, но сделай то же самое с Юрой. Вот он придет, вот я его увижу, вот пойму, что он живой, что он нормальный, что он с нами будет, вот тогда соглашусь.

ЛЁХА. Зачем он? Это. У него своя жизнь.

НАДЯ. Я тебе сказала. А до тех пор не ходи сюда. У меня начальство строгое.

ЛЁХА. Может, начнём? Уйдут деньги! Передумает этот. Кирилл. Передумает, и уйдут деньги. Мы начнем, а я его найду. Юрку.

НАДЯ. Мне торопиться некуда.

ЛЁХА. Часы возьми. А? Надь? Часы-то забери!

                                           4

ЮРА. Ты худший. Наихудшайший.

ЛЁХА. Так я знаю. Так Надька. Я ж говорю. Я ей говорю, оставь его в покое. Своя жизнь. Она говорит, никак.

ЮРА. Мне вообще отлично. Думаешь, мне как-то там плохо? Мне отлично вообще.

ЛЁХА. Так знаю. Что ж я не знаю?

ЮРА. Я даже спортом занимаюсь. Надо же спортом заниматься, поддерживать фигуру. Летом бег, зимой лыжи. У меня лыжня своя.

ЛЁХА. Ну.

ЮРА. Лыжня говорю своя. Ты вообще меня слушаешь?

ЛЁХА. Слушаю. Да.

ЮРА. Или чего ты там пришел?

ЛЁХА. Пришел, Надька говорит, возьми его с собой. Мы ж тут Утопию опять. Ты будешь с деньгами. Я видишь, чистый. Весь.

ЮРА. Или вот на фитнесс. Гибкость. Смотри, как у меня рука гнется. Гиперплазия. Мне знакомый сказал — это гиперплазия у тебя. Красивое слово. Вот все бы слова были такими красивыми, а то ведь ужас. Смотри. Рука гнется как веточка. Я её гну, она как веточка гнется. Как верба. Красиво. И не больно совсем. Смотри.

ЛЁХА. Ты это. Не ерунди, а? Чего ей передать?

ЮРА. Кому? Надьке? Передай, чтобы она шла в жопу.

ЛЁХА. Ты это не надо. Так. Про Надьку.

ЮРА. Ой-ой-ой. Да ты сам иди в жопу.

Звук пощечины. Молчат.

ЛЁХА. Я че-то не хотел.

ЮРА. Ну вот. Кровь идет?

ЛЁХА. Я че-то не хотел. Само как-то.

ЮРА. Распухнет губа и будет неделю заживать. Уродство. Куда я с такой губой? Это же некрасиво! Ну что это за разговор? Я говорю спорт, я говорю фитнесс, я говорю лыжня, а ты меня бьешь. Так это никуда не годится.

ЛЁХА. Юрка. Давай, а? Не подводи нас. Мы хотим с самого начала. Заново. Ну еще раз. Чтобы теперь все правильно. Надька говорит, чтоб правильно пошло, надо всем вместе. Ты, я, Надька. Все вместе и правильно чтобы. И потом до конца правильно. Я пить не буду. Тебя не трону.

ЮРА. Но тронул вот ведь. Наихудшайший.

ЛЁХА. Не трону. Ну хочешь ты меня. Давай, въеби.

ЮРА. Я не хочу. Я против насилия.

ЛЁХА. Ну я буду. Ну Надька будет. И ты. А?

Ждет ответа.

ЮРА. Я вот думаю собачку завести.

ЛЁХА. Юр.

ЮРА. Пекинес.

ЛЁХА. Юр, а?

ЮРА. Жилеточку ей куплю и буду выгуливать. Красную. Чтоб не потерялась. Чтобы издалека видно было, если убежит. Буду её любить. Коврик ей специальный куплю. Буду расчесывать. Буду заботиться. Она будет в тепле, а когда будет дрожать, я буду брать её на руки.

ЛЁХА. Юр.

ЮРА. Я не пойду к вам. Уходи. Я не пойду к вам. У меня будет пекинес. Я буду гулять с ним под дождем. Он будет в красной жилеточке, и я его не потеряю.

                                           5

КИРИЛЛ. Мне все равно.

НАДЯ. Просто я программ не знаю, помню, как все по старинке делается.

КИРИЛЛ. Я же говорю мне все равно, в каком виде будет отчетность.

НАДЯ. Я просто порядок люблю. И чтоб в делах был порядок.

КИРИЛЛ. Не надо на меня производить впечатление.

НАДЯ. Что?

КИРИЛЛ. Не надо на меня производить впечатление.

НАДЯ. Хорошо. Я и не…

КИРИЛЛ. Вам нравится это место?

НАДЯ. А? Какое? Это? О, ну конечно! Тут так. Ну это очень дорого тут.

КИРИЛЛ. Убожество. Убожество даже не в том, что убого. В том, что подражают. Хотят, чтобы было как там. А как там не умеют. Да и не могут. От этого убожество. И сколько бы денег сюда не бухали — убожество. Дикие германцы так хотели. Чтоб как у римлян. Но они же не римляне?

НАДЯ. Кто?

КИРИЛЛ. Да отложите вы этот чертов нож! Ешьте вилкой!

НАДЯ. Я что-то не так делаю? Неправильно?

Молча смотрит на него, не понимая.

НАДЯ. Простите.

КИРИЛЛ. Все в порядке. Просто мне тут не нравится. Всё меня злит. Да ешьте вы, ешьте. Так. Кажется у нас небольшая проблемка на входе. Пойду, скажу охране, чтоб пустили. Я быстро.

Рассматривает меню.

НАДЯ. Кроку. Ем. Боусе. Крокуембаусе. Крокоеумбоуши.

Шевелит губами без звука.

НАДЯ. Привет.

ЛЁХА. …как гандоны! Я же вежливо?

КИРИЛЛ. Присаживайтесь. Заказывайте что хотите.

ЮРА. О, столик у окна. С видом сидим, у-ля-ля.

НАДЯ. Ты какой-то бледный сегодня? Тебе нездоровится?

ЮРА. Здоровится. Я буду этот завтрак.

КИРИЛЛ. Это не мне надо говорить, а официанту.

ЮРА. Я буду этот завтрак. С фруктами.

НАДЯ. А я вот этот. Кроку… бис…

Все ждут, пока она справится.

НАДЯ. Да ничего не хочу! Наелась.

ЛЁХА. Кофе «три в одном». Есть «три в одном»? Ну… «три в одном»?

КИРИЛЛ. С молоком и сахаром, несите, что вам тут не понятно?! И поживее! Ходят как… мертвые!

ЛЁХА. Стаканчик. Слышь? Один!

КИРИЛЛ. Ну прекрасно. Смотрите. Я лезть не буду. Главное результат. Результат простой — восстановите Утопию, какой она была пятнадцать лет назад. В точности. Это мое условие.

НАДЯ. Ну, мы можем и лучше. Да, Лёш?

КИРИЛЛ. Мне не надо лучше. Хочу как тогда. Как пятнадцать лет назад. Если бы надо было лучше, я бы сделал лучше. А я обратился именно к вам, потому что это была ваша пивная.

ЛЁХА. Бар.

ЮРА. Ну, бар, это сильно сказано. Тут я с вами соглашусь. Как-то тут очень жарко. Я пойду на стойку, попрошу кондиционирования.

НАДЯ. А завтрак? Ты фруктиков поклюй. Юр? Фруктики? С ним все в порядке?

ЛЁХА. В порядке. Так это. Там же? Там магазин этих. Стиральных. Бытовая химия.

КИРИЛЛ. Они уже переезжают, я договорился. Поймите, я не хочу примерно. Я не хочу около того. Я не хочу похоже. Мне нужна та же самая пивная или рюмочная или…

ЛЁХА. Бар.

КИРИЛЛ. В точности то же самое. Плохое пиво, столики, картины эти.

НАДЯ. Да, картины. Они не очень прекрасные были, но они были настоящие. В смысле их рисовали и кисточками и красками.

ЛЁХА. Надька нашла.

КИРИЛЛ. Пусть снова найдет. Хочу, чтобы была та самая Утопия. Кто, кстати, придумал? Название кто придумал?

НАДЯ. Я не помню.

ЛЁХА. Утоп. Буль-буль. Такое.

ЮРА. Это я придумал. А еще я, между прочим, попросил поменять нам климат. Скоро должно стать гораздо поприятнее.

КИРИЛЛ. Понимаете задачу?

ЮРА. Можно я? Меня интересует аванс.

КИРИЛЛ. Он кто?

ЮРА. Я финансовый распорядитель.

НАДЯ. Это сын. Он с нами.

ЮРА. И еще я финансовый распорядитель. И дизайн. Дизайн это моё.

КИРИЛЛ. Держите его подальше от меня и от денег.

ЮРА. Ну, мы еще недостаточно близко знакомы.

ЛЁХА. Юрка.

ЮРА. Это между мной и нашим боссом, не влезай. Мы же можем познакомиться. Я на многое способен.

КИРИЛЛ. Держите его подальше от меня. И от денег.

НАДЯ. Юра. Юра не надо.

ЮРА. Что такое? Почему это не надо? Какое-то… Здесь пахнет. Вы не чувствуете? Разве не чувствуете? Тут плохо пахнет. Вроде приличное место, а так пахнет. Что такое? Ауч, у меня кровь пошла из носа. А нет, показалось. Что такое? Чудеса! Фрукты я, пожалуй, с собой возьму. Можно в салфетку? Нельзя? Оставить? Да я пошутил, зачем мне эти фрукты. Ну, всё. Пойду, подышу. Там свежий воздух. Свежий воооздуууух.

Молчат после его ухода.

КИРИЛЛ. Держите его подальше от дела и от меня. Ясно?

НАДЯ. Да, хорошо.

КИРИЛЛ. Я думал, я потрачу две недели. Я потерял два месяца. Апрель и май. Два месяца помойки и менты, помойки и менты. Два месяца решал проблемы папаши алкоголика. Сейчас конец июня. Я хочу открыться в конце июля. Край, в середине августа. Я не хочу терять время. Я не хочу решать проблемы сына. Справьтесь с этим. Хорошо?

ЛЁХА. Ты главный.

НАДЯ. Два месяца? Ты говорил две недели.

КИРИЛЛ. Две недели? Две недели было в самом начале. Потом он сбежал. Потом еще две недели. Потом я совершил ошибку, дал ему денег. Потом был еще побег, капельница и еще месяц на нарах. Я ничего не упускаю, Алексей?

НАДЯ. Мне по-другому рассказывал.

ЛЁХА. Какая разница? Чего тебе? Всё ж нормально. Теперь.

КИРИЛЛ. Вот деньги. С понедельника приступайте к ремонту. Я пошел, не могу здесь больше. Тошнит.

НАДЯ. Можно вопрос?

КИРИЛЛ. Я заплачу за завтрак.

НАДЯ. Нет-нет. То есть, спасибо за завтрак! Но… Я хотела… А зачем?

КИРИЛЛ. Что?

НАДЯ. Зачем вам Утопия? Чтоб как раньше? Обычная же пивная.

ЛЁХА. Бар.

КИРИЛЛ. Какая вам разница? В общем, в понедельник приду, надеюсь застать вас в процессе ремонта.

Ждут, пока он уйдет.

ЛЁХА. Всё пока неплохо идет. А, Надюх?

НАДЯ. А ты все такой же. Одним днем живешь.

ЛЁХА. Теперь всё по-другому будет. Эй, ты, ушастый! Ты, да. Еще «три в одном»! А ты будешь? Отпразднуем кофейком помаленьку. А? Надька? Кофейком? У меня аж пот от него, смотри.

НАДЯ. У меня есть кто.

ЛЁХА. Чего?

НАДЯ. У меня мужчина есть. Чтоб ты знал. Так что даже и не думай.

ЛЁХА. Я не думаю.

НАДЯ. Не думай, что я к тебе вернусь. Мы тут в доле. И еще Юра. Я вообще из-за него. Ты понял?

ЛЁХА. Ну мы ж по закону-то?

НАДЯ. Забудь про закон. Ты раздельно, я раздельно. Достаточно ты мне нервы потрепал, Лёха. Близко к тебе не подойду.

ЛЁХА. Ну ладно. Надюх, как скажешь. Как скажешь, Надюх.

                                             6

ЮРА. Райончик тут конечно не алё. В подъездах, будто ошпаренных кошек запирали, всё в таких бороздах как от когтей. Всё. Ступеньки, перила, стены, потолки. Щих-щих-щих. Росомаха.

НАДЯ. Росомаха?

ЮРА. Такой мужчина очень красивый, с когтями. А во дворе тополь этот.

НАДЯ. Подай калькулятор, пожалуйста. Вон там, на ящике с краской.

ЮРА. Невероятный. Я таких деревьев в жизни не видел как этот тополь. В три обхвата, наверное. Секвойя. Мировое древо жизни.

НАДЯ. Столько ты, Юра всего знаешь, всяких фактов. Чего вот не поступил?

ЮРА. Таких умных как я много. Таких обаятельных как я не найдешь.

НАДЯ. Поступил, сейчас ходил бы в чистеньком и денег получал.

ЮРА. У меня от нижних зубов половина, а остальные шатаются. А ты говоришь поступить.

НАДЯ. А какая связь? Вон те бумажки дай тоже.

ЮРА. А тополь мне нравится. Могучее дерево.

НАДЯ. Не замечала.

ЮРА. Поэтому и не срубили. Все мимо ходят и не присматриваются. А я под ним в песочницу сажусь и смотрю вверх, пока голова не закружится.

НАДЯ. Еще стихи сочини.

Пришел Лёха.

ЛЁХА. Ну чего? Я вот привез еще валики и этот, как его… скотч. Куда ложить?

ЮРА. Пахнет спиртом и клеем. Как в детстве.

НАДЯ. В угол ложь. Что-то у меня тут… Лёха, ты краски сколько купил?

ЛЁХА. Ну два. Ты ж сказала два. Я два купил.

ЮРА. Ветки как руки. Такие, ненакачанные, женские. Как толстые дешевые макароны.

НАДЯ. Лёша. А пригаси, пожалуйста, свет верхний.

ЛЁХА. Ага. Еще олифы банку. Только её взбалтывать надо. Старая.

ЮРА. Я в детстве смотрел вверх. На женщин в очереди. У них были такие руки. В платьях, как тополя. Они стояли надо мной, шумели… Шумели, шумели…

НАДЯ. Юр, тут не ярко. А ты в очках всё. А тебе не идут.

ЛЁХА. Слышь, Надь, а это. Что хотел спросить-то?

НАДЯ. Юр. А, Юр.

ЛЁХА. Надь, про картины еще. Мужик тот загнулся. Я узнавал. Который на рынке с картинами. Замерз на хрен.

ЮРА. Мне норм, мне комфортно, мне пять звезд.

НАДЯ. Юр, а сними?

ЮРА. Мне норм, ма. Чего ты меня дергаешь постоянно? Я как этот… потерял слово… как такая специальная кукла на веревочках.

ЛЁХА. Надь, ты слышь?

НАДЯ. Заткнись! Хочешь, чтобы я от него отстала?

ЛЁХА. Ну чего ты? Сидит ребенок, никого не трогает.

ЮРА. Никого не трогаю. Только меня трогают.

НАДЯ. Ты знал? Сними очки!

ЛЁХА. Чего я знал?

ЮРА. Ох, пойду, погуляю.

НАДЯ. Ты знал, да? Ты меня сейчас от него почему оттаскивал? Ты знал, что он колется?

ЛЁХА. Ничего не знал.

ЮРА. Знал, не знал, какая разница?

НАДЯ. Ты же мне обещал!

ЛЁХА. Я ничего не знал! Надюх!

ЮРА. А почему я здесь?!

Тишина.

ЮРА. Почему я здесь? К кому мне возвращаться? Я бы не пошел. Но он пообещал деньги. Он сказал — будет на дозу. Всегда. Если придешь. Он хотел, чтобы я пришел. Чтобы мы были дружная прекрасная семья. Чтобы все были счастливы. Чтобы у меня была доза. Всегда. Чтобы ты на него работала. Чтобы у тебя была вот эта вот картиночка — когда все сидят за одним столом. Потому что это тебе надо. Потому что это только тебе надо! А больше никому.

Звук пощечины. Юра без удивления кивает головой.

ЮРА. А ты заметила? У нас же ничего не меняется. Я с самого начала знал, что так будет. А теперь я пойду. Дела. Увлекательные встречи с интересными людьми. Папа береги маму, мама береги папу.

НАДЯ. Лёша. Если ты еще что-то хочешь от меня, останови его. Чтобы он не ушел. Или я пошла тоже.

ЛЁХА. Юрка.

ЮРА. У меня в жизни еще столько открытий! И гений! И гений парадоксов друг!

ЛЁХА. Юр, стой.

                                             7

ГОЛОС ЮРЫ (монотонно). Уроды, козлы, куски, ненавижу, ненавижу, ненавижу, свиньи, тулупы, сальные тулупы, потные тулупы, убью, убью, убей, убейте, уроды, некрасивые уродские люди, подонки, падлы, па, па, па, паскуды, паскуды, придурки, придурки, предатели, преступники, предатели, мерзь, мерзавцы, мерзавцы, мертвецы, мертвецы, смерть, смерть, смерть, смерть, смерть, смерть, смерть, смерть, смерть, ненавижу, куски, старые уродливые куски, преступники, уроды, подлецы, паскуды, уроды, уроды, уроды, уроды, убейте, убейте, смерть, смерть, смерть, смерть, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, смерть, мамочка, резать, резать, отрезать, козлы, злы, злы, зло, злость, злость, козлы…

Затих. Тишина.

НАДЯ. Ты будешь? Хотя тебе нельзя, наверное.

ЛЁХА. Нельзя.

НАДЯ. Я тут пью при тебе. А тебе, наверное, хочется?

ЛЁХА. Не хочется.

Думает.

ЛЁХА. Хочется.

НАДЯ. А вот скажи.

ЛЁХА. Что?

НАДЯ. Ну вот что со мной не так? Почему я, как дура, тебе верю? Каждый раз ведь верю. Почему?

ЛЁХА. Не знаю.

НАДЯ. Дура, наверное. Наверное, дура.

ЛЁХА. Всё будет хорошо.

НАДЯ. Может, в этот раз мне не поверить тебе? Что всё будет хорошо?

ЛЁХА. Оклемается. Я ж смог.

НАДЯ. Хочешь выпить?

ЛЁХА. Да. Хочу.

НАДЯ. Хрен тебе. Иди к черту. Ненавижу. Твое здоровье.

ЛЁХА. Может это. Воды ему?

НАДЯ. Обойдется. И ты обойдешься. А я в школе хотела шить платья. И прославиться. Как Слава Зайцев. Я даже придумала, что у меня все платья будут красные. Разные, но все красные. Мой любимый цвет красный. Такой стиль. Потом свой магазин открыть. На витрине платья и все красные. Красиво.

ЛЁХА. Всё будет хорошо.

НАДЯ. Ну конечно. Это же Лёха сказал. Тогда точно сбудется.

ЛЁХА. Отнесу воды вниз.

Она ждет, пока Лёха вернется.

ГОЛОС ЮРЫ. Убью! Убью, убью, убью, убей, куски, куски, куски, куски…

ГОЛОС ЛЁХИ. А ну! А то въебу! А ну пей! Пей! Ах ты!

Звук падающей посуды, возня.

Надя откашливается.

НАДЯ (громко). Опус… Опустела без тебя веснаааа. Как мне несколько часов прожиииить.

КИРИЛЛ. Песни поёте? О. Еще и выпиваете?

Молчат.

НАДЯ. Чуть-чуть. Конец рабочей недели.

КИРИЛЛ. Да, вижу перемены. Молодцы. Лёха пьет?

НАДЯ. Нет. Он же в завязке. Я вот чуть-чуть.

КИРИЛЛ. Правильно. А я лицензию принес на продажу алкоголя. Копия должна висеть в рамочке, тут, на самом видном месте. Где она раньше и висела собственно.

НАДЯ. У вас болезнь?

КИРИЛЛ. Что?

НАДЯ. Болеете чем-нибудь?

КИРИЛЛ. Почему?

НАДЯ. Вы все время считаете время. «Я столько дней потратил, я столько дней потерял». Будто у вас его мало.

КИРИЛЛ. А его когда-нибудь бывает много?

Молчат.

КИРИЛЛ. Здесь рядом был институт, где я учился. Мы сбегали с пары и шли сюда пить пиво и разговаривать. Рыба еще была, жирная такая.

НАДЯ. Чухонь. Если жирная, это чухонь. А сопа посуше.

КИРИЛЛ. Вот-вот. Чухонь. И что, если я умираю?

НАДЯ. Ох ёп. Я очень соболезную.

КИРИЛЛ. А я не умираю.

НАДЯ. Понятно.

КИРИЛЛ. Не дождетесь.

НАДЯ. Да я и…

КИРИЛЛ. И не нуждаюсь ни в жалости, ни в сочувствии. Тем более от вас.

НАДЯ. Ладно.

КИРИЛЛ. Но я всё равно заинтересован, чтобы вы не затягивали. Как будто я умираю, да?

НАДЯ. Мы сделаем. Мы будем стараться.

КИРИЛЛ. Вот уж постарайтесь. Я деньги плачу.

ЛЁХА. Смотри, кровь. Покусал, поганец.

Тишина. Смотрят друг на друга.

ЛЁХА. Привет.

КИРИЛЛ. Кто покусал?

Лёха думает.

ЛЁХА. Я не пью. Только Надька.

КИРИЛЛ. Что тут у вас вообще творится? А ну-ка отойди.

ЛЁХА. Зачем?

КИРИЛЛ. А хочу глянуть, как проводку в подвале сделали. Отойди, отойди.

НАДЯ. Лёш, пусти.

Лёха отходит в сторону. Молча ждут возвращения Кирилла.

КИРИЛЛ. Нормально тут у вас.

ЛЁХА. Это наш сын.

КИРИЛЛ. Этот человек, этот «ваш сын», связанный, в собственном… У него там веревки все намокли.

НАДЯ. Что вы хотите?

КИРИЛЛ. Хочу, чтобы этой гадости здесь не было. Я плачу деньги, я главный.

ЛЁХА. Ты главный.

КИРИЛЛ. Уберите его из подвала. Потом надо провести дезинфекцию, потом… В общем, я знать не хочу, как вы решите эту проблему.

НАДЯ. Не дам.

КИРИЛЛ. Что?

НАДЯ. Не дам.

КИРИЛЛ. А кто вас будет спрашивать? Леха.

ЛЁХА. Надь, он главный.

НАДЯ. Не дам. Надо вам всё забирать, забирайте. Забирайте всё! Я обратно в торговый центр пойду, Лёха, вон за гаражи за свои. Там нам и место. Ему и мне. За всё. А он не должен. Юра не должен. Он уйти хочет. Я знаю, я его отпущу, мы его выпустим, и он уйдет. И всё. Понимаете? И всё. А я не дам. Не дам ему. Не могу. Всегда разрешала ему. Всегда делал что хотел. А сейчас не могу. Он же. Я знаю. Он же совсем уйдет. Я точно знаю. Так что забирайте, деньги забирайте, бар, делайте с нами что хочите. А его не пущу. Не пущу и всё.

КИРИЛЛ. Лёха?

ЛЁХА. Он оклемается.

КИРИЛЛ. Лёха, я с тобой договаривался, а не с ней.

ЛЁХА. Он оклемается.

Кирилл думает.

КИРИЛЛ. Открытие через две недели. Через неделю здесь должна быть Утопия. Я плачу деньги. Я главный.

ЛЁХА. Ты главный.

КИРИЛЛ. Через неделю здесь должна быть Утопия.

НАДЯ. Через неделю здесь будет Утопия.

КИРИЛЛ. Я приду через неделю.

Лёха и Надя молчат.

ГОЛОС ЮРЫ. Заноза! Заноза, заноза, заноза, зараза, зарезать, зарезать, резать, резать…

НАДЯ. Не могу это слышать больше.

ЛЁХА. Угу.

ГОЛОС ЮРЫ. Заноза, заноза, заноза, заноза, оза, оза, оз, оз, ооз, ооооз, ооооооз…

НАДЯ (громко). Так же пусто было на землееее! И когда летал Экзюперииии! Так же падала листва в садаааах! Так же… Так же.

Не может петь, потому что у нее сильно трясется подбородок.

ГОЛОС ЮРЫ (монотонно). Оааааааааааааааааааа…

ЛЁХА (громко). Я дарю тебе, неееежнааааасть!

                                             8

НАДЯ. Вот я говорила, надо было хоть окно открыть. Это всё твой уайт-спирит поганый! Купил бы подороже не жадничал, небось, так бы не воняло!

ЛЁХА. Нормально.

НАДЯ. Нормально, потому что у тебя в носу всё отмёрло, вот и нормально!

ЛЁХА. Юр, скажи, что нормально. Юр?

НАДЯ. Юра?

ЮРА. Да.

НАДЯ. Ай, да ну вас. А тут, смотри, ты ценники не вставил.

ЛЁХА. Я нарезал.

НАДЯ. Нарезал, а где они?

ЛЁХА. На стол ложил.

НАДЯ. Где, я всё убирала, когда протирала. А вот.

ЛЁХА. А вот.

НАДЯ. А шарики?

ЛЁХА. Надул.

НАДЯ. Ну?

ЛЁХА. Что ну? Ты сказала, надуй. И всё.

НАДЯ. Лёха, ты дебил. А я скажу тебе без штанов бегать, что будешь делать?

ЛЁХА. Бегать.

НАДЯ. Ну вот-то и оно. Юра. Юр!

ЮРА. А?

НАДЯ. Юрочка, повесь шарики на крылечке. Красиво. Ты ж по этому. По красоте у нас.

ЛЁХА. Я сам. Сиди, Юрк. Сиди, отдыхай.

НАДЯ. Нет, путь он. Лучше, давай, ценники вставь.

ЛЁХА. Что ты. Сама не вставишь? Я схожу. Пусть сидит.

НАДЯ. Лёха!

ЛЁХА. Ну чего?!

НАДЯ. Юр, повесь шарики. Хорошо? Юр? Юр, проснись уже!

ЮРА. Да.

НАДЯ. Что да? Шарики повесь. Давай-давай, у нас через полчаса открытие. Пусть все видят, что у нас праздник.

Смотрят, как медленно выходит Юра.

ЛЁХА. Ты, Надюх, это.

НАДЯ. Всё нормально будет.

ЛЁХА. Ты сдурела. Надюх. Ты того совсем. Мало тебе?

НАДЯ. Лёш, не мешай.

ЛЁХА. Ты дура, Надь. Ты чего его? Сбежит!

НАДЯ. Лёш.

ЛЁХА. Что Лёш?!

НАДЯ. Лёша, ну не можем мы все время его тут держать.

ЛЁХА. Мало прошло! Я знаешь сколько? Два месяца! А он?

НАДЯ. Лёш.

ЛЁХА. Что ты заладила, Лёш да Лёш?!

НАДЯ. Лёша так нельзя. Мы его насильно держали, но он должен сам, без нас.

ЛЁХА. Он ничего не соображает!

НАДЯ. Без нас. Он сам должен.

ЛЁХА. Отсюда видно. Вижу!

НАДЯ. Что там?

ЛЁХА. Стоит.

НАДЯ. Вешает?

ЛЁХА. Стоит. На шарики смотрит. Иди сюда, отсюда видно, если в угол встать. Краешком.

НАДЯ. Ой, не буду, у меня сердце лопнет. У меня сердце как шарик возьмет и лопнет. Что он?

ЛЁХА. Стоит на шарики смотрит.

НАДЯ. Ой, мама.

ЛЁХА. Думает. Или не думает. Стоит.

НАДЯ. Ой, мамулечки. Ну что? Что?

ЛЁХА. Не разобрать.

НАДЯ. Ушел? Стоит?

ЛЁХА. Щас. Не могу… Не вижу! Пропал. Всё ты!

НАДЯ. Ушел?

ЛЁХА. Это всё ты! Говорил, рано! Что ты такая!

НАДЯ. Леш?

ЛЁХА. Баба! Тьфу!

НАДЯ. Ой, мамочки, я умру сейчас… Лёш!

ЛЁХА. Эх! Начинай сначала! Курья бошка! Дура!

ЮРА. Красиво. Так получилось.

НАДЯ. Юрочка! Юра!

ЛЁХА. Повесил? А че долго? Стоял чего так долго, говорю? Юрка?

Юра медленно улыбается.

ЮРА. Ха. В новогодние подарки клали. Шарики. Вспомнил.

НАДЯ. Спасибо тебе, Юрочка.

ЛЁХА. Молодец. Мужик.

НАДЯ. У Юры всегда красиво все получается. Вот он всегда это чувствует. Красоту.

ЛЁХА. Мужик. Он мужик. Мужик сказал — мужик сделал.

ЮРА. Вы чего? Это же. Шарики.

НАДЯ. Радостно, Юр! День такой хороший! Да, Лёш?

ЛЁХА. Ну. Вроде. Неплохой.

Входит Кирилл и странно смотрит на них.

КИРИЛЛ. Что?

НАДЯ. Что?

КИРИЛЛ. Что? С открытием или как?

НАДЯ. Поз-драв-ля-ем! Ой, надо ж было вам ленточку, и ножницами её! Как в фильме!

ЛЁХА. Налить? Есть бархатное. Есть светлое, пшеничное.

КИРИЛЛ. Которое дешевле.

НАДЯ. Мы старались! Мы очень старались!

КИРИЛЛ. О, ничего себе, банки. Я и забыл.

ЛЁХА. Из банок пить даже интереснее!

НАДЯ. Ну сейчас из банок уже нигде не пьют…

ЛЁХА. У нас пьют! В Утопии всегда! Из полулитровых банок!

ЮРА. Ретро.

ЛЁХА. Вот! Оно самое! Ретро!

Кирилл выливает пиво на пол. Все молча смотрят на него.

КИРИЛЛ. Где пиво берете? Где вы берете это пиво, я спрашиваю!

НАДЯ. На заводе.

КИРИЛЛ. А раньше?

НАДЯ. И раньше на заводе.

ЛЁХА. Плохое?

Кирилл формулирует.

КИРИЛЛ. Раньше было лучше. В смысле хуже.

НАДЯ. Как понять?

ЛЁХА. Я ж не пробую, нельзя. Надька говорит…

НАДЯ. Нормальное оно пиво.

КИРИЛЛ. Сука ненавижу энтропию.

ЛЁХА. Чего?

КИРИЛЛ. Сейчас.

НАДЯ. Куда он?

Никто не знает.

ЮРА. Босс, у нас. Психованный.

Все соглашаются. Опять хлопает дверь.

КИРИЛЛ. Это что? Что это такое?

НАДЯ. Шарики. Мы их на крыльцо повесили. Для красо…

Кирилл старательно и долго топчет шарики.

КИРИЛЛ. Ясно?

ЛЁХА. Нет.

КИРИЛЛ. В Утопии никогда не было и не будет никаких шариков. Теперь понимаешь? Понимаете?

ЛЁХА. Ты главный.

КИРИЛЛ. В общем, план такой — эти несколько дней работаете, как работается. Первого сентября закрываетесь на спецобслуживание.

НАДЯ. На что?

КИРИЛЛ. Зайду с друзьями. Вот этот столик наш. Ясно?

ЛЁХА. Подготовить чего?

КИРИЛЛ. Вам накануне привезут пиво. Нормальное. Прицепите на него этикетки с этого пойла. Больше ничего специально готовить не надо. Всё должно быть так, как будто вы всегда тут работали. С девяностых.

ЛЁХА. Понял. А потом?

КИРИЛЛ. А потом суп с котом.

ЛЁХА. Понял.

КИРИЛЛ. Потом будете, как хотите. Сами себе хозяева.

НАДЯ. В каком смысле сами себе хозяева?

КИРИЛЛ. Мне нужно только это первое сентября. Больше мне от вас ничего не нужно. Если сможете тянуть бизнес дальше сами, тяните. Но уже без меня.

НАДЯ. Ой, мамочки. Лёха?

Думает.

ЛЁХА. Потянем.

КИРИЛЛ. Это мне уже все равно. Главное первого. А пока работайте. Только без этого говна, без шариков.

Хлопает дверь.

НАДЯ. Лёха, ты слышал? Ты слышал, что он сказал? Все слышали? Юр?

ЮРА. По-моему, он сказал, что…

ЛЁХА. Так. Потом. Всё потом. Надюх, подотри полы, воняют. Юрка, сгоняй в магаз, купи нам всем «три в одном». Работать давайте. Открываемся.

                                             9

КИРИЛЛ. Давайте выпьем за прошлое, за нашу с вами юность, когда все женщины казались богинями, а самое дешевое пиво нектаром амброзией! Еще шесть светлого. Что? (…) Пять светлого и одну барного темного. Когда ты, Сергей Семенович, на темное перешел? Когда опаскудился?

ЛЁХА. Кружки есть, если что.

КИРИЛЛ. Не надо, наливай как всем. Рыбку кто еще будет? Парни, рыба еще нужна? (…) И рыбки вот этой. Это что, вобла? И газетку. Отлично.

НАДЯ. Давайте я?

КИРИЛЛ. Я сам, сам всё отнесу.

Уходит.

Молчат, смотрят на выпивающих.

ЛЁХА. А с виду обычные.

НАДЯ. Ага, обычные. Охранники на крыльце не уместились.

ЮРА. Этого я знаю, мордатенького. Ни много ни мало, наш многоуважаемый мэр.

ЛЁХА. Да ладно.

ЮРА. Ну или предыдущий. Я тут немного в них запутался. Внешность неинтересная, вот и забываю.

НАДЯ. Не может быть что мэр. Вон как его по спине колотят.

ЛЁХА. Колотят это нормально. Колотят, значит, свои.


ЮРА. Они тут все на уровне. Такие туфли как боеголовки стоят. А может и дороже.

ЛЁХА. Тот с краю прям Шлёпнога.

НАДЯ. Да не, этот приличный мужик. А Шлёпнога твой страшный как смертный грех. Царство ему небесное.

Молчат, смотрят на выпивающих.

ЛЁХА. Да я тебе говорю. И ржёт как Шлёпнога. И еда изо рта так же сыпется.

Молчат, смотрят на выпивающих.

ЛЁХА. А наш-то. Он у них вроде как помощник.

ЮРА. Однокашники они. И Кирилл тоже. Просто не такой успешный как мордатенький или тот с синим шарфиком.

ЛЁХА. Только с нами он главный.

НАДЯ. Да что вы заладили? Человек собрал друзей, может впервые за много лет. Счастливый весь. А вы…

ЮРА. Циничные сучки? Да, мы циничные сучки.

ЛЁХА. Главное, чтоб платил.

Возвращается Кирилл.

КИРИЛЛ. Еще по одной? А? Парни? (…) Нет? (…) А куда рванём? (…) Саша Анатольевич, ну ты что-то рано состарился-то! Или у тебя дома жена новая интересная? А? (…) Кстати вариант! Сейчас! (…) Только расплачусь и двинем!

Вспоминает, зачем пришел.

КИРИЛЛ. Так… Значит так…

ЛЁХА. Еще налить?

КИРИЛЛ. Спасибо за гостеприимство, хозяева! Погнали мы дальше в ночь и вьюгу. И звёзд ночных полёооот. Пиво что от нас осталось сами пейте, а продавать ни в коем разе.

ЛЁХА. Я ж не пью.

КИРИЛЛ. Тогда вылей! Не грузи меня. Самое главное, что день знаний удался! Моим гостям понравилось, все в восторге. Говорят машина времени и всё такое. Из серии «за деньги не купишь». Но мы-то знаем, да? Чего нам далось, да? Три месяца. Три сраных месяца. Не зря?

НАДЯ. Не зря.

КИРИЛЛ. Ну вот. (…) Да иду я, иду! Всё. Горите синим пламенем, а я пошел.

ЛЁХА. Кирилл! Спасибо!

НАДЯ. Спасибо вам! И… И здоровья!

КИРИЛЛ. В жопу!

ЮРА. И вас в жопу, Кирилл Андреевич!

КИРИЛЛ. Ахахаха!

Ждут, когда уйдет последний из гостей.

ЛЁХА. Я знаю.

НАДЯ. Что ты знаешь?

ЛЁХА. Знаю, где мы всё это отметим.

                                             10

ЮРА. …И на десерт сыр. У вас какой сыр есть? Впрочем, давайте ассорти. Пап, я ассорти?

ЛЁХА. Всякого пусть положат. И сок.

ЮРА. Мы будем сок. Фреш или обычный?

НАДЯ. А в этом фреше, в нем спирт есть?

ЮРА. Давайте обычный.

ЛЁХА. Литр. А там как пойдет.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 198
печатная A5
от 619