электронная
320
18+
Ведьмочка в дебрях *nix или программистка поневоле

Бесплатный фрагмент - Ведьмочка в дебрях *nix или программистка поневоле

Объем:
344 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-1111-4

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1. Любопытство сгубило не только кошку

Тридцать первое октября властно вступило в свои права. Три подруги: Лика, Тара и Нира получили приглашение отпраздновать Хэллоуин в настоящих развалинах с призраками, которые раньше были замком чернокнижника. И плевать, что через неделю их ждут экзамены для поступления в Ладдорскую Академию Чароплётства, сегодня можно было забыть о скучных колдовских книгах и заковыристых ритуалах.


— Лика, ради нашей дружбы не вздумай опять поцапаться с привратником! Он, конечно, почтенный призрак, но нам опять могут дать от ворот поворот! — заныла как больной зуб Нира. — Если нас и в этом году выставят, я тебе такую сладкую жизнь устрою, что мало не покажется!


— Ну и зануда ты, Нира! Какая же ты ведьма, если шкодить не любишь? — Лика сдула с наглого зелёного глаза выбившуюся из сложной причёски чёрную с синеватым отливом прядь и показала сердитой подруге язык.


Нира возмущённо задохнулась и ничего не сказала, дав себе зарок не портить праздничное настроение из-за нахалки: «Как бы мне прищучить эту заразу так, чтобы она перестала задаваться? Надо будет порыться в том интересном гримуаре, который я отрыла в прабабушкином сундуке. Может быть, и найдётся там пара-тройка подходящих по случаю заклинаний. Хотя… Уверена, что и сама что-нибудь придумаю. Всё, она меня достала, пусть теперь пеняет на себя! Моё терпение тоже не бесконечно»!


Лика и не думала исполнять просьбу Ниры: она снова раздавила под носом у привратника колбочку с изгоняющим призраков порошком и гордо прошла внутрь. На этот раз её не потрудились выгнать за ворота, что подозрительные Тара и Нира тут же приняли за дурной знак, сулящий грядущие проблемы, которые обещали быть весьма неприятными и крупными. Только черноволосая негодяйка и не думала осторожничать, она оправила причёску и алое шёлковое платье и вошла в залу, не дожидаясь подруг.


Тут Хозяйка Хэллоуина — весьма почтенная и на редкость вредная и злопамятная Данара поманила троицу к себе.


— Рада, что вы пришли вовремя для разнообразия, даже несносная Лика. Сегодня мы решили провести весьма заковыристый ритуал, который помогает всем присутствующим усилить могущество в разы, но для этого понадобится помощь одной из вас, дамы.


— И чем нам это грозит? — подозрительно взглянув на старую ведьму спросила осторожная, как всегда, Нира.


— Ничем особо ужасным, уверяю вас! Всего неделю не сможет колдовать та, которая согласится на участие в ритуале, но зато потом поступление в Академию, считай, будет уже в кармане…


Тара и Нира наотрез отказались: очень уж им не понравился елейный голосок карги с факультета «Чёрной магии и Некромантии». Как не пытались они отговорить Лику от аферы, та упрямо гнула своё.


Данара дала девушке в руку листок с какими-то странными символами и сказала, что если она научиться составлять заклинания для нежити на этом языке, то станет величайшей ведьмой и вполне сможет рассчитывать на место при королевском дворе. Правда, она сомневается, что у Лики хватит ума и таланта провернуть это дельце. Потом скрюченный палец ткнул ведьмочку в спину, заставляя оказаться внутри круга, вокруг которого также были нанесены совсем уж непонятные и чудные символы. Старая карга что-то неразборчиво забормотала, и девушка почувствовала, что теряет сознание, и отключилась.


Лика очнулась в очень странном месте. В небольшой каморке с зарешеченным окошком было почти пусто. Кто-то небрежно бросил её на жёсткую лежанку с серым бельём и комковатой подушкой. За окном небо ещё только начинало светлеть.


«Где это я? Это точно не Ладдор и даже не его окрестности. Что за чёрт, чтоб Данару демоны сожрали, куда меня услала старая змеища»? Вопросов было не счесть, но ответов ни на один так в гулящей от слабости голове отыскать так и не удалось. Из зарешеченного окошка в двери лился странный желтоватый свет. Он не был похож на магический светлячок, огонь факела или камина. Ничего подобного девушка ни разу в жизни не видела. «Странное местечко. И как мне теперь выбираться»?


В двери заскрежетал ключ, и в комнату вошли незнакомые люди. Лика прикинулась, что не только потеряла память, но и так и не пришла в себя, и совершенно ничего не помнит, кроме собственного имени.


Женщина в белом странно коротком одеянии сказала, что у неё, похоже, обширная амнезия, поэтому её отправят в клинику и попробуют вернуть память. Если медицина окажется бессильной перед страшным недугом, то обучат профессии, и она будет должна жить под новой фамилией, и не жалеть об утраченном прошлом. Врач с удивлением заметила помятый листок пергамента и, с трудом разжав пальцы девушки, бросила вопросительный взгляд на следователя, который едва уловимо пожал плечами и обронил:


— Какой-то язык программирования, я в этом практически ничего не понимаю. Снимите копию и озадачьте Дэна. Хватит молодому лентяю уже зазря протирать штаны, пусть хоть что-то полезное сделает!


Лика прекрасно помнила собственный шок, которому вторила истошно вопящая неопрятная старуха, которая оказалась запертой с ней в одной комнате, когда красное платье и туфли превратились в потрёпанные синие штаны и линялую рубаху с коротким рукавом и без застёжек. На ногах оказались какие-то непотребные «лапти», которые крепились на ноге посредством замызганных верёвочек, завязанных бантиком.


Блондинка приняла из рук пожилой женщины пухлую папку, упаковала туда и ликин обрывок с магическими надписями. После этого дама вывела пациентку наружу и запихнула в недра воняющей гарью и страшно тарахтящей безлошадной повозки и куда-то повезла.

Глава 2. В застенках чернокнижника

В недрах странной повозки Лика заметила насупившегося мужчину, который недовольно на неё косился. Вместо того, чтобы после дежурства со спокойной душой ехать домой, ему пришлось тащиться в клинику, сопровождая стервозную докторшу и невесть откуда свалившуюся ему на голову молоденькую девицу с полубезумным от ужаса взглядом.


Им так и не удалось узнать от неё ничего, кроме имени, да и то неполного: Лика. «Вот везёт мне на подлянки! — подумал мужчина и так сжал сигарету, что она жалобно хрустнула и сломалась, не выдержав такого беспардонного обращения. Сержант выкинул обломки в приоткрытую форточку, но вторую из пачки так и не достал. Настроение стремительно падало до положения „ниже плинтуса“. — Возись теперь с ними обеими. Эхх, Ритка вечером не на дежурстве, надеюсь, меня тут не слишком надолго задержат, и вечер не увенчается безобразным скандалом, особенно если она пронюхает про девчонку».


Лика всё пыталась высунуться наружу, так ей было любопытно, за что и удостоилась укоризненного взгляда от блондинистой докторши.

Пейзаж вокруг становился только чуднее. Ввысь возносились странные дома прямоугольной формы, похожие на башни. «Это сколько же в этом городе магов, что пришлось обеспечить их такими апартаментами? — девушка зябко передёрнула плечами, почувствовав себя совсем уж неуютно. — Меня, наверно, везут на допрос к архимагу».


О методиках допросов среди жителей Ладдора ходили жуткие слухи, а домыслы были ещё страшнее. Ведьмочка, как могла, постаралась привлекать к себе как можно меньше внимания. «Браво, пресловутый инстинкт самосохранения соизволил прорезаться! — мрачно подумала Лика и поплотнее завернулась в выданный ей заранее пятнистый ватник, который был ей основательно велик. — И что мне теперь делать? Архимаг сразу поймёт, что никакой амнезии нет и распознает во мне ведьму-недоучку, и ещё, чего доброго, обвинит в шпионаже»! Картина вырисовывалась, мягко говоря, совсем уж аховая.


Старенькая газель, скрипнув тормозами, остановилась у центрального входа городской поликлиники. Марина Олеговна настойчиво потянула девушку за собой. Мрачный сержант протопал за ними следом: «Слава богу, сейчас я смогу отправиться домой, а дамочки и без меня разберутся! Ритка же сожрёт меня без соли и перца: я и так уже на полчаса опаздываю, а мобильник, падла, опять разрядился не вовремя…».


Когда за докторшей захлопнулась дверь, мужчина облегчённо вздохнул и присел рядом с её столом на видавший виды стул. «Надеюсь, блондинистая стерва не будет возиться с документами слишком долго, а то у меня будут крутые проблемы дома».


Как и следовало ожидать, треклятые бумажки отняли ещё добрых полчаса. Наконец, он поставил все причитающиеся подписи и забрал свой комплект документации по Лике Найдёновой, торопливо попрощался и ушёл восвояси.

«Скандала не избежать. Ритка убьёт за остывший ужин и не отвеченные вызовы. Придётся-таки покупать новый мобильник, а с чего? Жена вон уже месяц просит купить ей новый плащ, старый совсем не спасает от дождя. Надеюсь, в этот раз никого из нас не лишат премии, тогда сможем решить и накопившиеся так некстати проблемы».


Кабинет лекарши неприятно поразил Лику своей непрезентабельностью. Такой обстановки было не найти даже в самой дешёвой таверне в Ладдоре. Мебель и стены были довольно пошарпанные, краска местами облупилась, а обивка изрядно выцвела и пропылилась. Проявлять излишнее любопытство девушка побоялась, чтобы ненароком не сболтнуть лишнего. Здешних служанок мало было на улицу выкинуть без вещей и жалования.


За окном уже сгущались сумерки. Блондинистая кареглазая лекарша снова куда-то её потянула. Открыв дверь маленькой комнатки с одной прозрачной стеной, она велела располагаться на ночь, пообещав, что утром её накормят завтраком и обследуют. После всех передряг ей необходимо отдохнуть и постараться выспаться. Потом дама ушла, Лика недовольно услышала, как звякнул замок. Её заперли.


«Вот я вляпалась! Боги, во что же я угодила на этот раз по собственной дури? Нира и Тара были абсолютно правы, что не доверились старой карге! Где была моя голова, когда соглашалась на эту аферу»? — схватилась за голову несчастная жертва собственных самоуверенности и любопытства. Она так и осталась в полном неведении на счёт того, что теперь делать с этим обрывком пергамента со странными значками и буквами, из которых ей надлежало создать заклинание, чтобы вернуться домой. Девушка зажала рот руками, потому как у неё началась буйная и неукротимая истерика. Дикий хохот так и норовил вырваться наружу. Только вот такой роскоши она сейчас позволить себе не могла, потому уткнулась лицом в подушку и покорно ждала, пока утерянное душевное равновесие не одержит верх.

Когда Лике удалось всё же успокоиться, прошло уже довольно много времени. За окном совсем стемнело, а сон всё никак не шёл. Внезапно освещение в комнате погасло, а потом появилось вновь, но было уже тусклым с синеватым отливом. Даже коридор за прозрачной стеной погрузился в жутковатый полумрак.


«Здесь что некроманты живут, вампиры или оборотни? Ну, удружила мне старая ведьма, век не забуду! Значит, та милая блондинистая дама, как минимум, чернокнижница»! — тут девушка не выдержала накала страстей и разрыдалась. Когда слёзы иссякли, обессиленная свалившимися на неё бедами ведьмочка, наконец, смогла заснуть.


Лику разбудил скрежет ключа, проворачиваемого в замке. В комнату вошла высокая тощая незнакомка с какой-то коробкой в руках. Она заставила её сесть на стул, вытащила какую-то металлическую штуковину и, уколов палец, с помощью прозрачной трубки взяла несколько капель крови.


«Аййй, точно некроманты и чернокнижники! Всё, я пропала! Заколдуют теперь так, что я уже не вывернусь»! — Лика попыталась оттолкнуть девицу, когда та попыталась уколоть длинной иглой в вену. Потом, впав в панику, стала царапаться и кричать дурным голосом. Подручная блондинистой докторши тоже оказалась не промах: влепила скандалистке крепкую затрещину и подождала, когда истерика закончится сама собой. Лишь потом взяла немного крови из вены и невозмутимо вышла за дверь. Снова громко щёлкнул запираемый замок.


«Вот я влипла! — простонала несчастная, с ужасом понимая, что заклятия на крови жертвы может снять только тот, кто их наложил. — Надо бежать, но как это сделать? Моя магия тут не действует! Подкупить прислугу мне нечем! Чернокнижник, наверное, хочет скормить меня какой-нибудь нежити! Теперь понятно, почему обо мне так и не доложили местному архимагу! Ещё неизвестно, что было бы лучше. Как бы мне разговорить блондинистую магичку? С этой тощей девкой, чую, такой номер не пройдёт. Царапины от моих ногтей явно сойдут очень не скоро! — девушка истерично хихикнула, вспоминая выражение лица «кровопийцы», когда она пластала на зависть ухоженную мордашку в попытке не отдать часть себя на непонятные цели.


Через некоторое время пленницу «Замка Некромантов» побеспокоили ещё раз. Толстая служанка принесла миску с комковатой кашей и стакан мутноватого киселя и, испуганно косясь на неадекватную пациентку, быстро исчезла за дверью, не забыв её снова запереть.


«Как это вообще можно есть? — брезгливо скривилась ведьмочка, пытаясь проглотить склизкий комок непонятного варева. — Какая гадость, а пойло и вообще сладковатое и почти не имеет вкуса! Надо аккуратно расспросить блондинистую лекаршу, авось, что и прояснится. Лучше знать, что мне грозит в будущем, чем теряться в догадках и тихо сходить с ума от ужаса! — заставив себя проглотить последнюю ложку «еды» и допить клейкую жидкость, Лика совсем пригорюнилась.


Устав переживать попусту, ведьмочка, наконец, заснула. Снилась ей какая-то откровенная чепуха, но она ничего так потом вспомнить и не смогла. Разбудила её на этот раз сама блондинистая лекарка. Женщина приветливо улыбнулась и сказала, что, если скинуть со счетов упрямую амнезию, пациентка совершенно здорова.


— И, пожалуйста, больше не веди себя так! Зачем ты так расцарапала медсестре Наде лицо? Она вовсе не хотела причинить тебе ни малейшего вреда, — карие глаза посмотрели на девушку с укором.


— Прошу прощения, госпожа, я просто с детства боюсь вида крови. Могу даже в обморок упасть.


— Я тебя прекрасно понимаю, но постарайся держать себя в руках. Обещаешь?


— Да, госпожа, — Лика запоздало поняла, что ссориться с чернокнижницей ей не с руки, но что поделать, зловредный характер снова сыграл с ней недобную шутку.


— Лика, ты хоть что-то помнишь про те кусочки программы на куске бумаги, который был намертво зажат в твоих пальцах?


— Нет, госпожа, я только уверена, что должна что-то сделать, чтобы эти обрывки стали целым. Но что это за знаки, я не знаю.


— Я скопировала этот фрагмент, наш программист, его зовут Валентин Нечаев, сказал, что это язык программирования boo. Это кусочки какой-то программы. Неделю ты побудешь здесь под запором. Потом сразу переведу тебя в отдельную палату и запирать перестану, если ты сможешь вести себя адекватно. Твоя амнезия отчего-то сопровождается повышенной агрессивностью. Если всё будет хорошо, то станешь помогать ему с документами. Жить-то тебе надо на что-то, заодно и попробуете разобраться с твоей проблемой с кодом в свободное время. Может быть, он тебе поможет что-то вспомнить или освоить программирование. Потом накопишь денег, отправим на полугодовые курсы. Знаешь, Лика, я чувствую, что тебя сильно тревожит какая-то проблема, но ты ни с кем не хочешь ею делиться. Пока сильно не переживай по этому поводу. Пару месяцев я за тобой понаблюдаю, как минимум.


— Если бы я знала! Просто тревога, — ведьмочка не стала говорить лекарше, что беспокоит именно то, что в этом мире она почти не ощущается потоков магии: то ли её дар Данара выпила до капли, то ли тут действуют совсем иные законы бытия.


— Обещай, если хоть что-то всплывёт в памяти, ты меня сразу уведомишь? С завтрашнего дня будешь посещать мой кабинет для сеансов психотерапии. Поверь мне, девочка, у меня большой опыт по вытаскиванию жертв амнезии из самых тупиковых ситуаций. От тебя требуется только одно: ты должна мне доверять полностью. И, кстати, меня зовут Марина Олеговна Зарецкая, обращайся просто Марина Олеговна. Госпожа меня сразу же сильно выбивает из колеи.


— Хорошо, Марина Олеговна. Спасибо вам за хлопоты.


Лекарша бросила на девушку пристальный взгляд и, наконец, вышла вон. Замок щёлкнул, словно капкан захлопнулся. Тут Лика заметила на тумбочке какую-то книжку в потёртом переплёте.


— «Основы программирования на boo для начинающих программистов», — негромко прочла она вслух, на обратной стороне обложки довольно корявым почерком было написано: «Владелец манускрипта Валидатор». — Хмм, это ещё что за странная колдовская наука? Нет, сейчас я в неё не полезу, а то и так уже мозги совсем набекрень. Вот попривыкну к этой странной обители, можно будет и попробовать. Хотя, наверно, ничего плохого со мной тут не случится. Только вот не хочу я становиться ученицей чернокнижника или некроманта. Как же мне выпутаться из этого дерьма? — Лика пробежала по страницам непонимающим взглядом, решительно захлопнула томик и положила обратно. — Ничего не понимаю! Хотя, несколько комбинаций значков те же, что и на данной Данарой бумаге.


В бокс, затравленно озираясь, протиснулась медсестра Надя, с лица которой ещё не сошли живописные царапины. Вздувшиеся следы от ногтей были выпачканы чем-то желтовато-коричневым и резко пахнущим. Что это было за зелье, по запаху ведьмочке определить так и не удалось.


— Ну что, не будешь на меня больше кидаться? — голос медсестры прозвучал несколько нервно.


Лика виновато покраснела и шмыгнула носом. Девушка осторожно взяла пациентку Марины Олеговны за руку и вывела в коридор, аккуратно закрыв дверь на ключ. В ответ на вопросительный взгляд лишь загадочно улыбнулась и потащила Лику за собой.


В довольно просторной зале было шумно. Слышалась звяканье ложек и негромкие разговоры. В воздухе витал настойчивый аромат разваренной капусты. Надя усадила подопечную за пустующий стол, тихо попросила ничего не натворить в её отсутствие и ушла за едой.


«Хммм, странная харчевня. И где тут очаг? Слуг тоже не видать, как и нормального входа. Куда смотрел хозяин, когда принимал работу? Странная постройка, уж не гномы ли её возвели»? — тут девушке пришлось прерваться.


Вернулась медсестра и аккуратно поставила на стол две странных белых доски, на которых стояли миски с дымящимся варевом, ломтиками хлеба и кружками с какой-то жидкостью. Лика заинтересованно потрогала пальцем поднос и с удивлением воззрилась на компаньонку. Та закатила глаза, выражение её лица ясно говорило: «Ты придуриваешься или правда ничего не помнишь»? — и насмешливо фыркнула.


Ведьмочка обиженно надулась, но голод, как говорится, не тётка, и она заинтересовалась тем, чем её угостили. В миске оказалась густая капустная похлёбка, почти не солёная, в которой плавала разваренная крупа. Аккуратно зачерпнув ложкой с самого краешка, девушка громко отхлебнула. «Вроде, не отрава. Не бог весть что, но есть можно, особенно с хлебом», — отстранённо подумала девушка.

Надя терпеливо подождала, пока Лика отобедает и, собрав посуду на странные доски, куда-то её унесла. На обратном пути она не произнесла ни слова, лишь задумчиво косилась на странноватую спутницу, за которой просила присмотреть главврач.


Едва девушки оказались в боксе, как именовали эту странную комнату, пришла Марина Олеговна. Она вежливо поблагодарила и отпустила Надежду, у которой своих дел и так было по горло.


— Присядь, Лика, нам надо серьёзно поговорить, — девушка пугливо пристроилась на краешке кровати, было видно, что она сильно растеряна. — Нам так и не удалось выяснить кто ты и откуда, поэтому тебе придётся пока остаться здесь. Меня сильно беспокоит твоя амнезия. Очень странно, что у тебя не сохранилось совсем никаких бытовых навыков. Даже обыкновенная посуда в столовой вызвала у тебя неподдельное изумление. Первый раз встречаюсь с таким вопиющим случаем. Больница у нас государственная, пациентов мы не можем держать бесконечно. Бюджет, увы, такой роскоши не позволяет. Идти тебе всё равно некуда. Как ты отнесёшься к тому, что я тебе предложу поработать у нас нянечкой?


— Но я же не умею кормить упырей,, да и волколаков тоже! Они же сожрут меня без защитных амулетов! — зелёные глаза девушки распахнулись, в них плескалась паника на грани истерики.


Марина Олеговна в немом изумлении воззрилась на Лику и потрясённо обронила:


— Деточка, нельзя столько смотреть сериалов и висеть в Интернете. Тебе всего лишь предстоит мыть полы в коридоре и помогать медсёстрам, если попросят. Никаких упырей, волколаков и прочей экзотики не существует в реальном мире! Кто вдолбил тебе в голову эту чушь? Идём, я познакомлю тебя со Степанидой Артемьевной Жабкиной. Она дама суровая, но очень добрая. Степанида Артемьевна сама предложила пока пристроить тебя к ней.


Лика, и так, и этак, подумала и пришла к неутешительному выводу, что другого выхода у неё, как раз, и нет. В этом странном мире без магии услуги ведьмочки явно были не востребованы, а жить как-то надо. Немного помрачнев, она согласно кивнула головой, собрала свои немногочисленные вещи и потопала к остановившейся у двери Марине Олеговне. По уже знакомому коридору докторша провела её к лестнице, по которой они спустились вниз на два пролёта.


Наконец, дамы остановились у двери, на которой весела какая-то табличка с письменами, явно металлическая. Лика удивилась, что смогла прочесть: «Служебное помещение. Посторонним вход строго воспрещён»! Женщина натсойчиво постучалась в железную дверь. Почти что сразу послышались шаркающие шаги. Через некоторое время им открыла старушка в зелёном одеянии, чем-то похожим на дешёвую тогу.


— Степанида Артемьевна, это и есть наша Лика. К сожалению, мне не удалось вернуть ей память даже частично, но я не собираюсь опускать руки. В моей многолетней практике ничего подобного ещё ни разу не было. Я не знаю, что с ней произошло, но вам придётся научить её элементарным вещам, которые знает даже пятилетний ребёнок.


Лика с любопытством рассматривала колоритную дамочку, которая приветливо ей улыбнулась и доброжелательно ответила, точно проквакав, ни на что иное её голос не был похож:


— Степанида Артемьевна Жабкина! — деловито представилась она. — Будем знакомы, Лика. Да ты проходи, проходи, не робей.


Старушка и впрямь соответствовала своей фамилии: невысокая, довольно плотная, большой рот с узкими точно улыбающимися губами на круглом плоском лице. Довершали картину светло-карие, почти круглые, глазки и переваливающаяся с боку на бок походка. Редкие седые пряди выбивались из-под цветастого платка на голове.


— Да, на больничных харчах больно-то не пошикуешь, милая. Погоди, я тебя пирожками домашними угощу, Лика. Довели девку, бледная как покойник, господи прости! — старушка, что-то, недовольно ворча себе под нос, удалилась куда-то в нутро полутёмной комнаты и долго там чем-то оглушительно гремела.


Лика безуспешно пыталась сложить факты, но цельной картины никак не получалось. «Что же это за место такое, где не ощущается магии и не водятся упыри, вурдалаки, прочая нежить и нелюди типа эльфов, гномов и прочих народов»? — подумала она, стараясь прогнать снова поднимающую свою отвратительную голову панику.


Когда Степанида Артемьевна вернулась, неся в руках тарелку с ещё тёплой выпечкой и глиняную кружку с аляповатыми цветами с каким-то напитком, ведьмочка запуталась окончательно и бесповоротно. Потом она заставила новую подопечную вымыть руки и съесть угощение до последней крошки и капли.


— Работать на голодный желудок — самое последнее дело! — авторитетно сказала её новая наставница. Далее ведьмочку обрядили в зелёное подобие хламиды, помогли повязать платок на голову и дали в руки веник. — Не отставай, нам надо убирать этот этаж утром и вечером и мыть полы в палатах.


Лика неопределённо пожала плечами и, тихонько вздохнув, постаралась угнаться за оказавшейся удивительно шустрой бабкой. «Что за зелья она пьёт? Носится, как молодуха, а выглядит довольно дряхлой. Надо будет осторожно выведать, авось, пригодится», — промелькнуло у девушки в голове, а потом времени на пустые размышления не осталось.


Наведя чистоту, они снова укрылись в глубине своей захламлённой каморки.


— Вечно Марина Олеговна сгущает краски! — недовольно пробурчала себе под нос Степанида Артемьевна. — Кое-какие бытовые навыки твоя амнезия, к счастью, пощадила. В общем, пока не найдёшь другой работы или не вспомнишь, кто и откуда, будешь мне помогать. Ты не волнуйся, даже если твоя хворь тебя не оставит, не пропадёшь! Работать ты, что удивительно для нынешней молодёжи, умеешь! Я уже не так молода, чтобы справляться с такой работой без помощницы. С тех пор, как Глашка устроилась в супермаркет уборщицей, а уже без малого полгода прошло, мучаюсь одна! Да кто пойдёт на такую паршивую зарплату? Жить будешь в общежитии для младшего персонала при больнице. Не хоромы, но всё получше, чем на улице. Пойдём, провожу, а вещи твои где?


— Да, окромя клочка бумаги со значками и того, что и так на мне, нет ничего.


— Ох ты, батюшки светы, молодая девка без нарядов, что огород без сорняков! — старушка окинула девушку внимательным взглядом, одобрительно хмыкнула, и обронила:


— Олька, внучка моя, когда девчонкой была, понапокупала столько шмотья, что даже не сносила всего! Тебе впору должно прийтись. Ей всё это богатство уже без надобности, а тебе сгодится. В таком виде негоже людям на глаза показываться, стыд один. Я выберу, что поновее да получше, да принесу тебе, а в этом отрепье будешь на работу выходить. Халат не снимай, пока в своей комнате не окажешься. Идти мне недалеко, надо тебе хоть что-то на первое время прямо сейчас принести. Потом сама прикупишь, что понравится, с первой зарплаты. Только мой тебе совет, девонька, подкопи денег и на курсы иди. Нечего тебе здесь прозябать!


Комнатка, в которую привела Лику Степанида Артемьевна, была совсем маленькая и пыльная. Из обстановки оказались лишь железная кровать, тумбочка, стол, пара стульев и платяной шкаф. Единственное окно занавесили выцветшие, некогда ярко-голубые шторы. Деревянный пол местами облупился. Вокруг было столько грязи, что Лика брезгливо поморщилась. «Ничего, вот придёт Степанида Артемьевна, попрошу веник, ведро и тряпки и приведу жилище в порядок. Скоро осень, на улице ночевать не хочется, а на таверну у меня пока что денег нет. Мне ещё повезло, что Степанида Артемьевна согласилась взять на работу такую оборванку, как я».


Старушка вернулась довольно быстро, но не одна, а в сопровождении высокого седого старичка с внимательными серыми глазами. «В нашем мире он вполне мог бы стать почтенным архимагом», — подумала девушка и приветливо поздоровалась.


— Денис Ксенофонтович, это Лика, моя новая помощница. Лика, это Денис Ксенофонтович, комендант общежития. Это та самая, у которой амнезия. Марина Олеговна очень переживает, что так и не смогла помочь. Это с её-то опытом лечения больных с таким недугом! — старушка печально вздохнула и протянула девушке узел с одеждой, пакет с едой, какую-то железную штуковину и видавший виды кувшин

странного вида с крышкой и ручкой.


— Погодь, Лика, сейчас принесу, что надо, и наведём тут порядок. Принимать гостей в такой грязи не хорошо, стыд, срам и позор хозяйке, вот что это такое! Денису Ксенофонтовичу надо все бумаги на заселение оформить, а дело это не быстрое. Сейчас мы тут быстренько приберёмся, приведёшь себя в приличный вид и перекусишь. Денис, заполни пока бланки, а она подойдёт и подпишет, что надо, как только освободится.


— А, ты, как всегда, решила проконтролировать ситуацию до мелочей, Стёпушка? — добродушно рассмеялся комендант, его серые глаза лукаво сверкнули, а Степанида даже смущённо порозовела, бросив на мужчину недовольный взгляд. — Всё, всё, не надо так сердито зыркать на меня. Второй раз шваброй по спине как-то не хочется схлопотать! Твоим именем уже и так уже подростков пугают в больнице, чтобы не бедокурили сильно!


Степанида Артемьевна, авторитетно бубня себе под нос, но, так, чтобы слышали все:


— Все вы одинаковые, толку с вас мало! — вручила Лике веник и велела подмести пол.


— Поторапливайся, девонька, Марина Олеговна просила, чтобы всё уже сегодня было в порядке. Не хотелось бы, чтобы у неё были проблемы из-за тебя.


Через полчаса их стараниями комната, наконец, обрела живой вид. Старушка довольно осмотрела плоды их трудов и велела девушке отправляться в душ, потому как «она грязна, как хряк на заднем дворе». Лика послушно прихватила полотенце и мыльные принадлежности и выскользнула за дверь.


Когда она вернулась, Степанида Артемьевна помогла ей высушить волосы полотенцем и принялась показывать несколько нарядов, которые она для неё подобрала. Спорили они долго и со вкусом. Особенно ведьмочку возмущало непонятное нижнее бельё с незатейливой вышивкой.


— Я это не одену! — гневно топнула ногой Лика с ужасом пялясь на произведение сумасшедшего портного, который явно находился на излечении тут же. — В этом из комнаты я не выйду, ещё в своём уме! — безапелляционно прорычала девушка.


Старушка снова закатила глаза, сделала несколько глубоких вздохов и ещё раз объяснила, что это обязательная нижняя одежда для любой уважающей себя девушки.


— Я не помню, как это одевать! — наконец, нехотя, призналась она.


— Мда, тебя, похоже, слишком сильно по голове шандарахнули! Сейчас я тебе помогу. Размер подошёл! — довольно пробубнила себе под нос старшая нянечка, поправляя перевернувшуюся бретельку. — Теперь ныряй в платье, молнию на спине сейчас застегну.


Когда Лика подошла к зеркалу в коридоре, чтобы заплести волосы в косу, она себя не узнала. На неё смотрела особа в легкомысленном платье в мелкий цветочек. Юбка на ладонь не доходила до коленей. Широкий пояс подчёркивал талию. Даже не смотря на то, что косметики у неё не было, выглядела она довольно хорошо. «Если бы я в таком виде появилась на празднике, меня бы придушили. Как они это носят»? — с лёгким недоумением подумала девушка. Привычным было только глубокое декольте, но с этой странной вещицей оно смотрелось ещё соблазнительнее, чем всегда.


— Хорош у зеркала вертеться, Лика! Денис Ксенофонтович уже, наверно, совсем извёлся, ожидая таких милых барышень! — авторитетно заявила Степанида Артемьевна, с довольным видом оглядывая со всех сторон преобразившуюся подопечную. — Пошли уже, егоза. Тебе хоть нравится обновка?


— Очень, Степанида Артемьевна, но я не привыкла к таким коротким юбкам.


— Нечего молодой девке расхаживать в портках! — проворчала старушка, схватила Лику за руку и потянула за собой.


Спустя десять минут они оказались в маленьком кабинетике на первом этаже общежития.


— Мда, Стёпушка, Стёпушка, умеешь ты в шок ввести! Если ты даже нашу амнезийную принцессу в порядок привела, то, что тебе до больничных сорванцов! Присаживайся Лика, тебе надо подписать документы, — старичок бросил восхищённый взгляд на девушку, положил перед ней стопку листов и протянул ей ручку.


Потом он присел рядом со старшей нянечкой на диван для посетителей, и они стали о чём-то негромко беседовать, не мешая девушке разбираться с бумагами.


Ведьмочка страдальчески посмотрела на вторую половину бумажной кипы: «Небо, чем я тебя прогневила, что ты так жестоко караешь меня? — она почти не чувствовала пальцев, держать странное стило было очень неудобно. — Читать-то я могу, кто бы ещё писать научил. Надо попросить Степаниду Артемьевну помочь, признавшись, что навык письма пропал вместе с воспоминаниями о прошлом». Через полчаса она закончила возиться с бумажными листами, отложила ручку и разогнула ноющую спину.


— Быстро справилась! — уважительно произнёс комендант, проверяя, все ли подписи поставлены, протыкая две аккуратные дырки и подшивая в папку с её именем. — Бумаги порядок любят, как и начальство!


Потом он поставил на плитку пузатый чайник и проказливо улыбнулся, с видом фокусника доставая из тумбочки сладости. При этом он так лукаво смотрел на Степаниду Артемьевну, что она ответила сердитым взглядом. Потом комендант деловито разлил по ярким чашкам кипяток и заварку.


— Сахар кладите сами. Прошу к столу, дамы.


Лика оказалась невольной свидетельницей воспоминаний о далёкой молодости старичков. Она узнала много нового, понимая, как этот мир не похож на Ладдор. «Совсем не уверена, что выживу здесь, если не вернусь домой, — нехотя призналась она самой себе. — Жаль, я лишилась магии, иначе всё было бы намного проще». Девушка лениво мешала сахар в чашке, делает вид, что внимательно слушает, продолжая думать о своём.


Наконец, когда комендант и её наставница всласть наговорились, новую сотрудницу больницы отпустили домой, проводив до самой двери.


— Завтра у нас выходной, поэтому отдохни, как следует. Продукты я тебе принесу, приготовишь что-нибудь сама, — добродушно сказала Степанида Артемьевна и, попрощавшись, отправилась домой. — Вещи разбери, что я принесла, не забудь.


— Хорошо, Степанида Артемьевна, — буркнула Лика, закрывая дверь на замок и устало оседая на стул, впечатлений столько, что она уже и удивляться перестала чему-либо.


Когда девушка открыла глаза, за окном уже рассвело. «Дожили, даже до кровати не дошла! Пойти поесть, что ли, и чайник поставить? –тут Лика вспомнила, что так и не выполнила наказа наставницы, и если она не успеет до её прихода, разнос за лень ей обеспечен. — Да, старушка не промах, вполне понимаю подростков, которые бледнеют при одном упоминании её имени»!


Девушка прыснула в кулак, вспоминая, как первый раз увидела Степаниду Артемьевну, резво гоняющую веником по палате юного пациента, который насвинячил сразу после очередной уборки. Вопли паренька слышал весь этаж. Когда она заглянула в небольшое помещение, насупившийся нарушитель порядка с высунутым от усердия языком, старательно отмывал грязное пятно от разлитого на полу йогурта. При этом он боязливо косился на упёршую в бока руки старшую нянечку, грозно хмурившую брови и периодически подгонявшую шалопая сердитым окриком.


Слопав пару кусков хлеба с колбасой и выпив чашку странного напитка под названием «чай», Лика с тяжёлым вдохом взялась за принесённую одежду, увязанную в тюки. В результате в гардеробе оказался ворох симпатичных вещиц. Она даже нашла брюки, в которых можно было ходить на работу, больше не ощущая себя голодранкой.


Девушка аккуратно рассортировала вещи и убрала в шкаф, чтобы отвиселись. Померяла обувь, которая также почти вся оказалась удобной. Лика только не поняла, куда можно надеть странные туфли из мягкой пушистой ткани, верх которых украшали объёмные кошачьи мордочки, но носить их дома было удобно, как и тёплый зелёный халатик из такого же материала с теми же кошачьими мордочками вместо рисунка. Когда на плитке закипел чайник, в дверь постучали. Пришла Степанида Артемьевна, похвалила за порядок, отдала ей продукты и пару книг в ярких обложках и отказалась от предложения попить чай.


— Извини, Лика, я не могу задержаться. Сегодня в городе воскресная ярмарка, которую я никогда не пропускаю. Одевайся, пойдёшь со мной. Хватит тебе уже в четырёх стенах сидеть. Надевай брюки, блузку и куртку, пойдёшь со мной. Марина Олеговна разрешила, не боись.


Девушка торопливо оделась и быстро пошла за старшей нянечкой.

Глава 3. А когда же я стану наглой рыжей мордой?

Ярмарка встретила ведьмочку и её наставницу знакомым шумом, гамом и приставучим купцом в очень странном одеянии. Шапка была похожая на блин, свешиваясь на орлиный нос. Взгляд заморского гостя, скользнувший по девушке, вызвал у той почти неперодолимое желание зашипеть и запустить ему в лицо ногти. Лика украдкой рассматривала странный наряд торговца, пытающего сбагрить Степаниде Артемьевне диковинные фрукты, похожие на кожаное яблоко. У девушки даже челюсть отвалилась от удивления. Старшая нянечка упрямо отказывалась платить названную цену, споря из-за какого-то рубля.


— Побойся Бога, охальник! Где это видано, чтобы за неспелый помятый апельсин сто пятьдесят рублей за кг требовать? Да я лучше мешок яблок куплю: и наемся, и на зиму запасусь. Да и такие же на входе за сто рублей видела. Сам жри свою гниль за такие деньжищи! — рыкнула бабка, цепанула подопечную за руку и решительно удалилась. — Пошли, милая, понаехали тут, последнюю шкуру содрать готовы с работяги.


Лика благоразумно промолчала, стараясь не отстать от не на шутку рассерженной наставницы, но, всё-таки, несколько раз с любопытством оглянулась. Странные фрукты никак не шли у неё из головы, но расспрашивать старушку она постеснялась.


Вдоволь находившись по ярмарке и, купив лука, картошки и несколько дурно пахнущих рыбин, которые бабка называла «селёдка», они приселина лавочку в расположенном рядом сквере, чтобы немного передохнуть. Лика вовсю крутила головой, глазея на прохожих. Тут девушка ощутила, что в её щиколотки вцепились острые коготки и зубы. Она взвизгнула и подскочила на скамейке, рассматривая наглого рыжего котёнка, повисшего на её ноге. Это было первое знакомое ей живое существо, не считая людей. Маленькая мордочка с зелёными глазами, горевшими свирепым голодом, впечатлили даже Степаниду Артемьевну. Она отодрала наглеца от девушки и угостила его маленьким кусочком рыбы.


— Степанида Артемьевна, а можно я его себе заберу? Денис Ксенофонтович не выгонит нас обоих на улицу? А то одной в комнате вечерами так одиноко и страшно! — Лика смущённо опустила глаза, ожидая их с котёнком участи.


— Я ему выгоню! — грозно сказала боевая бабуля. — Да и тебе веселее будет. Садись, в ногах правды нет, девочка.


Лика снова опустилась на простую деревянную лавку, мысленно порадовавшись, что надела брюки, а не платье или юбку. Рыжий наглец, слопав всё до последнего кусочка, тут же забрался к ведьмочке на колени, потёрся мордочкой об её руку и благодарно заурчал, подставляя солнышку заметно округлившийся животик и сыто щуря бесстыжие зелёные глазищи. Девушка осторожно погладила пушистое брюшко, маленькая лапка без когтей осторожно тронула её пальцы, явно приглашая поиграть.


По дороге домой они зашли в специальную лавку и купили «кошачий лоток», пакет наполнителя, корм, ошейник от блох и шампунь.


— Придёшь домой, вымой его, как следует, с шампунем, лоток поставь в неприметном уголке и насыпь наполнителя в высоту на треть где-то. Как увидишь, пристраивается, бери за шкирку и приучай к месту. Не забудь его вечером покормить и следи, чтобы водичка всегда была свежая, корм-то сухой.


— Всё сделаю, не беспокойтесь, Степанида Артемьевна,. — Лика так устала, что даже есть не хотела. — «Скорее бы домой. Ну и денёк длинный да хлопотный выдался»! — вяло подумала она, поднимаясь на третий этаж общежития.


Устроив питомца и проследив, чтобы он деловито закопал лужицу, с чувством выполненного долга развалился на мягком стуле и заснул, Лика наскоро привела себя в порядок и нырнула в пижаму, накинув сверху халат. Сил оставалось только на то, чтобы соорудить себе бутерброд с колбасой. Она была приятно холодная, железная коробка выполняла те же функции, что и специально оборудованный ледник в ладдорских домах.


В дверь настойчиво постучали и девушка, с сожалением положив еду на тарелку, поплелась открывать:


— Кого там черти принесли на ночь глядя? — прошипела себе под нос Лика.


Рогатые и копытятые принесли Марину Олеговну. Ведьмочка вежливо поздоровалась и пригласила гостью в комнату. Обычный осмотр не принёс ничего нового, но было видно, что лекарка сильно расстроилась, что амнезия у её пациентки никак не проходит. Наконец, врач попрощалась, и девушка смогла, наконец, вернуться к прерванному ужину.


— Ах ты, наглая рыжая морда! Не ведьмин кот, а настоящий бандит с торгового тракта! — на столе на тарелке она обнаружила только кусок хлеба, а из-под кровати доносилось громкое чавканье, которое сменилось угрожающим рычанием, стоило девушке подойти поближе. — Так и буду тебя звать — Бандит!


Доев остатки колбасы, припасённой на завтрак, девушка, наконец, отправилась отдыхать. Уже соскальзывая в тенета сна, она почувствовала, как маленькое тёплое тельце устроилось на подушке рядом с её щекой.


Лика проснулась вовремя, привела себя в порядок, покормила Бандита и умчалась на работу. Начиналась новая рабочая неделя. Девушка немного попривыкла к окружающему, поэтому уже почти ничем не выделялась среди прочего младшего персонала городской поликлиники. Время до обеда промчалось совершенно незаметно. Когда ведьмочка вернулась домой и села перекусить, её привлекла довольная морда рыжего Бандита. Словно извиняясь за вчерашнюю кражу колбасы, котёнок с важным видом положил у носков туфель пойманную им самим, но уже дохлую мышку. Он гордо сверкнул огромными глазищами, лукаво посматривая на обалдевшую от подарка хозяйку.


В дверь кабинета заведующей психиатрическим отделением негромко постучали. Вслед за этим в дверь просунулась лысоватая голова и, хитро прищурясь, вопросила:


— Маришка, к тебе можно? Не занята? Я по поводу той девицы, которой ты поставила умопомрачительный диагноз «Амнезия неясного генеза». Это вообще что за халтура, а? — старший следователь, который не оставлял надежды охмурить-таки вредную «заучку», просочился в кабинет, лукаво улыбаясь. — Годы идут, а ты всё такая же зануда, как в школе.


— Это комплимент? — светлая бровь Марины Олеговны вопросительно изогнулась, она уже привыкла к назойливым ухаживаниям старого друга.


— Ну, вот что с тобой делать? Придётся пойти на должностное преступление, и дать взятку чаем, плюшками и конфетами. Ставь чайник. Сначала поговорим без лишних ушей, потом подопечную свою пригласишь. Разговор будет серьёзный. Но, сначала чай. И не смотри на меня так сердито. Я же знаю, что не присмотри за тобой, поесть забудешь!


Марина Олеговна сердито фыркнула и, как в далёкие школьные времена, показала Сергею Николаевичу язык:


— Молчи уж Серёжка-Парамошка! А где твоя гармошка? Всё ещё помнишь, какие конфеты я люблю? — серые глаза откровенно смеялись над неудачливым ухажёром.


— А то! И не надейся, что избавишься от меня!


— Ох, женился бы ты уже, наконец, и не путался у меня под ногами! Надоел хуже горькой редьки!


— А, так ты согласна! Так и знал, просто цену себе набиваешь! Счас разберёмся с твоей красоткой и пойдём заявление подавать! Колечко у меня уже давно для тебя куплено, красивое, между прочим, с изумрудиком.


— Какое заявление, куда? — Марина обронила чайную ложку, она с жалобным звоном упала на стол, а потом и на пол. — Ты о чём вообще?


Полюбовавшись на совершено очумелое выражение на лице любимой женщины, Сергей самодовольно обронил:


— Куда, куда! В ЗАГС, на улицу Лизюкова, дом четыре! И только попробуй сказать «Нет!», язва блондинистая! Время идёт, а у тебя в голове кроме карьеры и работы ничего и нет. Твои родители согласились на наш брак. Откажешься, они тебе мозг быстро вправят! — мужчина протянул даме маленькую красную коробочку, в которой лежало изящное колечко. — Надевай, кому говорю, хватит уже тайком встречаться!


Марина страдальчески закатила глаза, натянула, перстенёк на длинный палец и, сделав страшные глаза, прошипела:


— Серёжка, хорошо подумал? Меня собственная пациентка, похоже, чернокнижницей считает или некроманткой! Она думала, что я её заставлю упырей или оборотней кормить! Ты часом не упырь, любимый, или, может быть, зомби?


— Гораздо хуже, я — твой будущий муж и следователь к тому же! Нечисть нервно смолит в сторонке! А девочка твоя, похоже, из ниоткуда. Мы вообще ничего о ней не нашли! Появилась она в закрытом помещении. У бабки Нюры, которую в очередной раз замели за дебош и бродяжничество, была истерика, когда эта красотка просто материализовалась в обезьяннике, а её красное вечернее платье и туфли превратились в штаны, линялую футболку и дырявые кеды. Несчастная старуха до сих пор не может прийти в себя, только просит не отдавать её упырице. Божится, что найдёт работу и станет достойной гражданкой. — Сергей Николаевич долил чая в чашки и продолжил. — Девочка просто попала в какую-то дурно пахнущую историю. Говорят, как пообвыклась тихая, приветливая и работящая стала. Степанида очень её хвалит и беспокоится, что с Ликой дальше будет. Всё упирается в официальные документы, паспорт и т. д. макулатуру.


Марина Олеговна совсем помрачнела:


— Серёж, она, правда, очень хорошая девушка. Жалко её до слёз. Это я написала, что у неё амнезия, но чутьё говорит, что тут иное. У неё часть навыков осталось, часть пропала. Читать и говорить может, а писать, похоже, и не умеет. Странно всё это… Она элементарных вещей не знает, а у нас образование до девятого класса обязательное. Помочь бы ей как-то, а то ведь пропадёт ни за нюх табака…


Сергей задумался, старательно размешивая сахар в чае. Когда молчание стало уже совсем невыносимым, он ответил:


— Сделаем вот что. Лишний шум нам ни к чему, и так текучка такая, что тошно становится. Вчера погибла двадцатилетняя Алика Расина. Она переходила дорогу в не положенном месте, находясь под действием ударной дозы алкоголя. Её сбило грузовиком. От лица осталось одно месиво. Сумочку нашли в канаве, благо дождей давно не было… Алика –сирота, воспитывалась в интернате, родственников нет. Мы её похороним, как не опознанный труп, а паспорт заменим, выдав новый с фотографией Лики. Знаю, это не законно, но другой возможности помочь твоей подопечной не существует. Есть ещё один вариант, но он даже мне совсем не нравится. Так что ты думаешь по поводу моего предложения? — серые глаза старшего следователя сочувственно посмотрели на Марину. — Паспорт можно сделать. Она его с 14 лет так и не удосужилась поменять. Правда, штраф придётся уже Лике выплачивать. Всё одно к одному. Не думаю, что подобная возможность ещё раз подвернётся в ближайшем будущем. Погибшей уже всё равно, а так, доброе дело сделаем, без шума и пыли.


— Хорошо, Серёж. Степаниду попросим сводить её фотографии на паспорт сделать, оформим ей документы и устроим на работу уже официально.


Степанида Артемьевна, выслушав, что придумало начальство, полностью одобрила план, предложенный старшим следователем.


— Лика, Алике уже никто ничем не поможет, да и она сама виновата в своей смерти. Сколько ей раз говорили, не пей, а если выпила, не шастай по злачным заведениям и не ищи опасных приключений на нижние полусферы. Так что сейчас в обеденный перерыв сходим и сделаем фотографии, и я штраф за тебя пока оплачу. С документами мы тебя официально тут устроим, будешь зарплату получать. Не ахти, конечно, много, но на первое время хватит. Упырь наш компьютерный с отпуска явится через неделю, может и поможет тебе с твоей бумажкой.


— Вы ж говорили кровососов нет? — зелёные глаза Лики стали почти круглыми от удивления.


— Да он обычный живой парень, только легкомысленный по части девушек и гоняет на чёрном стареньком мотоцикле, распугивая собак и прохожих.


— А, а я уже было думала, вы меня упырю схарчить решили! — девушка неумело попыталась обратить всё в шутку, но у неё ничего не вышло.


— Лика, — Сергей Николаевич строго посмотрел на собеседницу, — в течение года никаких компьютерных игр, фильмов и книг фэнтезийной направленности! Я не хочу, чтобы ты стала очередной жертвой ролевого синдрома. Надеюсь, ты меня поняла?


— Да, Сергей Николаевич.


— Степанида Артемьевна, проследите, чтобы фотографии у меня были и квитанция оплаченная. Я завтра же отдам всё бумаги на новый паспорт. И пусть Денис Ксенофонтович тоже приведёт личное дело в порядок. Через месяц будет плановая проверка, она должна пройти, как обычно, гладко.


— Не беспокойтесь, Сергей Николаевич. Прямо сейчас и сделаем всё, не откладывая на потом. И спасибо вам за помощь, я очень беспокоилась о судьбе этой непутёвой девочки.


Когда старшая нянечка с подопечной, наконец, ушли, Сергей Николаевич строго зыркнул на невесту и, набросив ей плащ на плечи, тут же потянул к выходу.


— А, сейчас мы поедем подавать заявление. Мне никакого упыря не надо! Сколько же ты мне крови попортила своим упрямством, Мариша!


Новый паспорт Лики, благодаря протекции старшего следователя, был готов уже к вечеру на следующий день. Девушку отпустили домой только тогда, когда всё формальности с официальным оформлением были улажены. Степанида Артемьевна принесла девушке прописи и несколько учебников и показала, как какая буква пишется.


— Это прописи, садись и пиши. Потом без них попробуешь. Будут вопросы, обращайся ко мне, Марине Олеговне или Денису Ксенофонтовичу. Только к тем, кто в курсе твоей странной истории. Кстати, та бомжиха после твоего эффектного прибытия взялась за ум. Теперь работает на рынке дворничихой, комнату ей в общежитии дали. Ты девушка умная и работящая, уверена, до приезда Валика, освоишь письмо. Остальное, уже от меня не зависит.


— Спасибо, Степанида Артемьевна. Пропала бы я без вас, это точно.


Лика с удивлением освоила все премудрости письма за две недели. Её красивый и разборчивый почерк ввёл Степаниду Артемьевну в лёгкий ступор. Когда она смогла прийти в себя, то довольно проворчала:


— Далёко пойдёте, Алика Витальевна Расина. Даже не сомневаюсь, что и с программированием разберётесь, если попадётся толковый учитель, а до многого вполне сможешь и сама дойти, Лика, своим умом.


— Мне б вашу уверенность, Степанида Артемьевна. Когда ваш проггер-то уже объявится? Что-то мне подсказывает, что с программой надо бы поторопиться. Вот откуда такая уверенность взялась, ещё бы знать.


— Да сегодня, вроде, должен явиться в общагу, а завтра и на службу. Ты с ним поосторожнее, девонька, юбочник он известный…


— Спасибо, что предупредили, я учту. — Лика недовольно покосилась на Бандита, который теперь освоился окончательно и отказывался сидеть взаперти, пока хозяйка вкалывала для их общего блага. Тонкие коготки были так остры, что иногда ощущались даже сквозь джемпер и рабочий зелёный халат. — Бандит, хорош, тиранить мои плечи, а не то, гляди, запру опять!


Рыжий наглец недовольно фыркнул, устраиваясь поудобнее, и замурлыкал, довольно щуря наглые глазищи.


— Вот прохвост! — восхитилась старшая нянечка и почесала пострела за ухом. Мурлыканье стало ещё громче, котёнок даже соизволил ласково потереться о старческую мозолистую руку и легонечко прикусить палец. — Ну, вот что с тобой делать, негодник ты этакий? Угадала твоя хозяйка с кличкой. Бандит ты и есть, форменный, причём.


Когда пол подсох и больше не грозил намочить лапы, котёнок спрыгнул вниз и куда-то ушёл, топорща длинные усы и недовольно подёргивая полосатым хвостиком.


Лика убрала инвентарь в подсобку, поправила причёску и вышла в коридор. Приближалось время обеда, и она решила поискать рыжего проказника, который был шкодой похлеще иных подростков, находящихся на излечении в стационаре городского поликлинического комплекса. Бандита нигде не было видно, что не могло не вызвать тревоги у его хозяйки. Проказник, конечно, подрос, но его шалости не всегда заканчивались для него благополучно. Что-то подсказывало девушке, что рисковый любимец попал-таки в историю.


Откуда-то с конца длинного коридора общежития донёсся полный ярости вопль, который был тут же дополнен замысловатой матерной тирадой. Потом послышался громкий топот, из-за угла выскочил до полусмерти перепуганный Бандит, сжимающий в челюстях честно украденную котлету. Обладатель приятного баритона появился через несколько мгновений. Парень держал в руках папку с какими-то бумагами, которую явно намеревался использовать в воспитательных целях.

Увидев хозяйку, Бандит с диким мявом взобрался ей на плечи. Потом он воинственно выгнул спину и зашипел, не разжимая челюстей. Расставаться с аппетитным трофеем котёнок не пожелал. Маленькая лапка с выпущенными когтями поднялась вверх, готовясь дать отпор нахалу, посмевшему претендовать на его законную добычу. От такой наглости молодой человек на некоторое время замолк, удивлённо хлопая голубыми глазами.


Наконец он выдавил из себя:


— Верни мой обед, чудовище! — и протянул руку к зажатой в зубах котлете. — Ах ты, пакость усатая! — пять глубоких царапин тут же украсили кожу.


Лика даже не знала, как ей поступить: расхохотаться над незадачливой жертвой кошачьего произвола или провалиться сквозь землю от стыда за поведение любимца.


— Извините, никак не могу отучить его от уличных привычек! — справившись с истерическим хохотом, выдавила девушка. — Пойдёмте, я дам вам другую котлету взамен украденной Бандитом и обработаю царапины. Если они загноятся, у вас может и температура подскочить!


— Это твой кот? — парень мрачно воззрился на собеседницу.


— Да, Бандит. Когда я взяла его к себе, то в первый же день он сожрал всю колбасу, которая у меня была на ужин. Теперь он стал не в пример благонравнее, но вот если где увидит котлету, обязательно стащит и слопает или спрячет, если сыт.


— Так запри его, чтобы не безобразничал!


— Такого, пожалуй, посадишь под замок! Когда я ухожу на работу, то этот усатый тать либо едет на моём плече, либо пулей вылетает вперёд. Поймать его ещё никому не удавалось. Местная ребятня так и зовёт его «Бандитская пуля» и прячет всё мясное в холодильнике в коридоре, ещё и стулом подперев.


— Лика, — представилась девушка, — аккуратно обрабатывая ранки перекисью водорода, чтобы унять кровь, и заклеивая пластырем.


Общение с Надей и Степанидой Артемьевной не прошли даром.


— А полное имя как? — парень старался не морщиться, хотя щипало немилосердно.


— Алика.


— Красивое имя, — голубые глаза задумчиво рассматривали ведьмочку.


— Спасибо. Ещё раз простите, что Бандит у вас котлету украл. Я сейчас дам другую, — быстро сделав бутерброд и положив его на пластиковую тарелку, девушка отдала её молодому человеку.


— Валик, — улыбнулся тот, — Валентин.


— Очень приятно. А кем вы тут работаете? — просто, чтобы поддержать разговор, полюбопытствовала она.


— Я — местный программист. Или, с лёгкой руки Степаниды Артемьевны, упырь бессовестный!


— Вы совершенно не похожи на фэнтезийную нежить. Не понимаю, за что она вас так невзлюбила.


— Старуха Жабкина невзлюбила не меня, за мой мотоцикл. Он старенький и довольно шумный. Да и, в своё время, я был увлечён её внучкой, но она меня доконала своей любовью к тряпкам, в общем, мы расстались.


— Печально, — мимоходом обронила ведьмочка.


— Не болтай откровенных глупостей, у тебя глаза слишком умные для этого. Тебе говорили, что ты похожа на фэнтезийную ведьму?


— Это даже Марина Олеговна и Степанида Артемьевна заметили. У меня даже наглый кот есть, правда не чёрной масти. — Лика откровенно забавлялась, глядя на попытки её охмурить.


«Ага, счаззз! Надя мне всё про тебя рассказала, сердцеед несчастный. А то, что я ведьмочка, и без тебя прекрасно знаю. Жаль, что в вашем мире моя магия не действует, а то я б тебе быстро мозги вправила»!

— Как ваша рука, Валентин, не сильно болит?


— Терпимо. И, маленькая просьба: давай на «ты» и никаких «Валентинов». Я — просто Валик.


— Уговорил. А теперь, прости, мне пора. Надо ещё к Марине Олеговне зайти, она просила помочь документы разобрать. — Лика подождала, пока программист покинет её комнату, заперла дверь и ушла к кабинету Заведующей.


Увлечённый честно добытой котлетой, Бандит, не заметил, что его снова оставили дома в гордом одиночестве. Марина Олеговна уже ждала девушку.


— Лика, ты не могла бы помочь? Валентин уехал в отпуск, не разобрав документацию, только распечатал. Завтра комиссия приедет, и у меня будут большие проблемы, если хоть что-то будет не так.


— Конечно, Марина Олеговна.


— Сейчас я позвоню ему, чтобы пришёл.


— Есть в жизни справедливость! — хохотнул Валик. — Вот и аукнулась, тебе, Лика, украденная твоим Бандитом котлета! — голубые глаза откровенно смеялись над слегка сконфуженной девушкой.


— Валик, если ты не прекратишь подтрунивать надо мной, разгребать свои документальные завалы будешь в гордом одиночестве! — рыкнула девушка.


— Ведьма! — хохотнул он.


— Упырь бессовестный! — не осталась в долгу Лика.


— Уверен, мы поладим! Обожаю ехидных дамочек, которые за словом в карман не лезут!


— Люби, люби, но если руки распускать станешь, я на тебя не только Степаниду Артемьевну натравлю! Швабра взамен метлы тоже прекрасно подойдёт в воспитательных целях! Веди в свой склеп, упырь бессовестный, я собираюсь сегодня ещё в магазин сбегать со старшей нянечкой! Продукты заканчиваются.


— Смотри, ведьма, покусаю и подарю тебе двуспальный гроб!


Марина Олеговна закатила глаза и выставила парочку в коридор, велев бумаги разбирать, а не ёрничать. Когда Лика увидела завалы из белых листов, ей стало совсем худо.


— Разве это можно разобрать за один день? — завопила она, в зелёных глазах появилось очень неприятное выражение. — Валик, ты предлагаешь позвать фей, чтобы успеть к сроку?


— Милая фея Лика, помоги мне, пожалуйста, победить этот драконий бардак! — с проникновенным подвыванием молящим жестом протянул к девушке руки молодой человек, и тут же в него полетела первая же попавшаяся под руки ведьмочки книга.


— Если б я была феей, то превратила бы тебя в жабу! — прошипела она, отчаянно ища глазами что-то поувесистее.


— Лика, по голове не бей, я ей не только ем!


— Неужели ты ей иногда думаешь, Валик?


— Да угомонись ты уже! Всё просто. Каждая стопка это пять экземпляров одного документа — копии. Всего-то и нужно разложить каждую на отдельные кипы и подшить в папки!


— Всего-то? — Лика закатила глаза. — Тут столько стопок, что я не уверена, что мы и до утра всё разгребём!


— Лика, помоги мне, пожалуйста, я просто под отпуск загремел с аппендицитом в больницу, потому аврал и случился… Ты мне поможешь?


— Придётся, совсем не хочу, чтобы у Марины Олеговны были неприятности из-за твоей лени!


Девушка тяжело вздохнула и, взяв увесистую пачку белых листов, разложила первые пять копий на гостевом диване. Время тянулось бесконечно долго, за окном уже начало вечереть. Лика, смахнув капельки пота со лба, с ненавистью осмотрелась: не разобрано было около двадцати объёмистых кип. Ноги уже отказывались её держать, поэтому она просто с тихим стоном осела на краешке дивана, вооружившись ещё одной пачкой.


Валик, для которого монотонная работа была хуже смерти, решил малость развеяться. В полумраке кабинета он осторожно прокрался к ведьмочке, уже разложившей кипу на экземпляры и, как он её научил, упаковывала каждый в отдельные пластиковые папки.


— Лика, мы сделали почти всю работу. Прости, что из-за меня ты в магазин не попала. Перерыв пятнадцать минут, я хочу покурить.


Девушка устало откинулась на мягкую спинку и прикрыла покрасневшие от пыли глаза. Она так ещё никогда в жизни не уставала. Спина ныла так, словно весь день таскала тяжёлые камни, а не разбирала бумаги.


Тут Лика почувствовала, что кто-то обнял её ноги, и увидела Валика, который лукаво посмотрел на неё. Воспользовавшись тем, что ведьмочка на несколько секунд растерялась, он очень ласково коснулся губами колена. «Чёрт! — с досадой подумала Лика. — Надо было брюки надевать»! Потом она отпихнула от себя программиста, от чего тот оказался на пыльном полу, недоумённо хлопая голубыми глазищами.


— Всё, пошли поскорее закончим работу, я устала и там Бандит голодный. Одной котлетой долго жив не будешь! — холодно обронила зеленоглазая ведьмочка, деловито набросившись на очередные бумаги.


— Вот ведь ты язва бесчувственная! Кота твоего тебе жалко, а одинокого замученного программиста нет?


— А кто виноват, что ты одинок и по уши в работе? Сам же, больше никто, кроме тебя.


— Ведьма! — с восхищением во взгляде рассмеялся ловелас.


— Упырь бессовестный! — не осталась в долгу девушка, больше они не разговаривали.


Точнее, Валик пытался завести разговор, но Лика его упрямо игнорировала, выместив злость и обиду на ни в чём неповинных документах.


Когда вся работа была сделана, за окном уже совсем стемнело. Отмахнувшись от предложения попить чая, до полусмерти уставшая «язва бесчувственная» поползла домой. Ей только ухаживаний программиста для полного кавардака в жизни не хватало. «Вот ведь гад! Вот зачем он это сделал»?


Бандит встретил хозяйку возмущённым мявом. Он ещё ни разу так долго не оставался один. Накормив бедолагу и поужинав, Лика привела себя в порядок и отправилась спать. Засыпая, она с удивлением поняла, что ей было приятно, когда губы коснулись колена. «Глупости опять всякие в голову лезут! Мне надо поскорее разбираться с программой на boo и возвращаться в Ладдор. Ведь здесь совсем не нравится. Такой перспективной ведьме, как я, тут явно не место»!


Лике почти удалось уснуть, когда в дверь требовательно постучали. «Кого там ещё черти принесли, поздно уже? Может быть, если не открыть, то уйдёт сам»? К сожалению, этой простенькой мечте так и не суждено было стать реальностью.


— Хорош дуться, я тебе всего лишь продуктов принёс! — голос Валика звучал обиженно и недовольно. — Всё равно не уйду и буду колотить, пока не впустишь. Ты хочешь соседей разбудить? Они тебе спасибо не скажут, уж можешь мне поверить на слово!


Подавив бесполезное раздражение, Лика открыла дверь.


— У тебя даже халат и тапочки с кошачьими мордами! Жаль, рисунок не рыжий до кучи! — одобрительно хмыкнул Валик, переступив порог.


Маленький рыжий клубок со злющими зелёными глазищами выскочил из-под хозяйкиной кровати и с утробным рычанием вцепился в ногу незваного гостя.


— Вот ведь «бандитская пуля»! — зло прошипел молодой человек, пытаясь стряхнуть на пол наглую животину, но у него ничего не вышло: Бандит лишь сильнее вонзил когти и зашипел.


Тут котёнок увидел пакет, из которого весьма соблазнительно пахло котлетами, и пополз вверх по штанине.


— Плохой у тебя котик, ведьмочка! Всего одна котлета, и он не будет возражать против моего присутствия на его территории! — Валик аккуратно извлёк «взятку» и аккуратно положил на пол.


Бандит, увидев, как повернулось дело, спрыгнул вниз, схватил подарок и убрался за тумбочку, откуда тут же раздалось громкое чавканье.


— Завела бы лучше собаку, я был бы спокоен, что с тобой всё в порядке! Это рыжее чудовище за котлету мать родную продаст, не то что любимую хозяйку.


— Валик, я терпеть не могу собак!


— Напрасно, но это твоё дело! Куда можно сгрузить пакет?


— Ставь прямо на стол, я разберу. Только вот с чего такая забота? — зелёные глаза требовали немедленного ответа.


— Голодный подчинённый не сможет работать эффективно. В магазин ведь ты из-за меня не успела. Так что придётся возместить невольный ущерб. Я сейчас всё выставлю, а ты разберёшь потом.


Вскоре на столешнице оказался роскошный клад: две банки тушёнки, красно-зелёная пачка макарон «Макфа», открытая упаковка куриных котлет «Наша Ряба» и польская картошка и морковка в аккуратных сеточках, а также шоколадно-ванильный рулет производства Харьковской кондитерской фабрики.


— Валик, а рулет зачем? — тонкая бровь удивлённо поползла вверх.


— Моральная компенсация за повышенные нагрузки и не нормированный рабочий день. Знаешь, у тебя такое ошарашенное выражение лица, что просто прелесть! — голос ночного гостя стал ехидным.


Лика с трудом удержалась от искушения огреть его чем-нибудь тяжёлым по глупой башке.


— Иди, чайник ставь, будем компенсировать ударный труд на благо Марины Олеговны.


— Спасибо за продукты. Прости, Валик, но я уже почти спала, когда ты вломился.


Программист с унылым выражением лица пожелал девушке спокойной ночи и вышел за дверь.


Валик смущённо потоптался на пороге:


— Лик, не сердись, просто ты мне очень нравишься! — едва слышно обронил он и вышел вон, аккуратно закрыв за собой дверь.


Ведьмочка машинально закрыла дверь, рассовала продукты на штатные места и потопала к кровати. Её и так большие глаза от удивления стали почти круглыми.


Программист неспешно шёл по пустынному в такой поздний час коридору, размышляя: «И как вообще себя с ней вести? На вполне стандартные вещи она реагирует вовсе не так, как другие девушки. Вот ведь, язва ехидная! И как изящно она меня выпроводила. Мне даже не к чему придраться! Эх, Валидатор, теряешь квалификацию! Первый раз со мной такое, обычно дамы сами за мной носятся, как Олька, высунув язык»! — он печально вздохнул и оказался у своей двери, зачем-то её пнул, открыл и пошёл к ноутбуку, который всегда был рядом в любых ситуациях.


Лика настолько втянулась в рабочий график, что просыпалась вовремя без всякого будильника. Надев тёмно-зелёные брюки и джемпер, она отправилась в подсобку к Степаниде Артемьевне.


— Ты, как всегда вовремя, девонька. Зайди к Марине Олеговне, правда, я не знаю, зачем ты ей понадобилась.


Лика тут же направилась в кабинет заведующей и, постучав, вошла внутрь. На гостевом диванчике примостился Валик. Насмешливый взгляд не сулил ведьмочке ничего хорошего.


— Лика, я дала Валентину копию того клочка бумаги, который был зажат у тебя в руках. Он сказал, что знает, что это за язык, и может помочь. И ещё одно: наш программист не справляется и со своими прямыми, обязанностями и с бумагами, слишком уж их много стали требовать. Поэтому затребовал себе помощника. Настаивает на твоей кандидатуре. Я сочла доводы Валентина вполне разумными: ты ему помогаешь с документами, он обучает тебя программированию на boo.


— У меня нет выбора, Марина Олеговна. Я почему-то уверена, что надо написать код, обрывки которого у меня оказались.


Лика снова оказалась в кабинете, где они ещё вчера воевали с пылью и бумажными завалами. Валик критически рассмотрев подчинённую со всех сторон, загадочно обронил:


— Форт-Нокс задрал главные ворота?


Увесистая папка выскользнула из пальцев удивлённой девушки и шумно приземлилась на пол. «О чём это он? Что такое Форт-Нокс, и зачем задирать ворота, это же не голова и не подол»? — кометой пронеслась в голове шальная мысль.


Валик нажал на какой-то выступ шкуре непонятного артефакта, и на плоской поверхности появился текст с картинками.


— Что за необразованная ведьма мне попалась! — молодой человек страдальчески закатил глаза, старательно пряча улыбку, что ему плохо, впрочем, удавалось. — Иди, читай, горе-чародейка!


— Упырь бессовестный, ещё и читать теперь заставляешь! Совсем озверел! — на самом деле Лика просто боялась приближаться к странной вещице.


— Иди сюда, ноутбук не кусается, и никакая нежить не бросится на тебя с экрана! — весело рассмеялся собеседник. — Прочитай эту статью. Пора заняться твоим образованием. Раз «амнезия неизвестного генеза» затёрла большую часть памяти, восстановление невозможно, то придётся обновить файловую систему основательно. Так что готовься, мало тебе не покажется! Только полное форматирование и переустановка операционной системы спасёт мать русской демократии от оглушительного провала!


Девушка послушно прочитала текст и удивлённо воззрилась на Валика. Она так и не поняла, какая связь существует между Форт-Ноксом, задранными воротами и нею.


— Вопрос можно? — программист поощрительно улыбнулся и приготовился ответить.


Ведьмочка слегка замялась, прекрасно понимая, что просит выдать профессиональный секрет. — А что за элементаль лежит в основе базового заклятья данного артефакта? Я понимаю, что не один не выдаст своих тайн, но мне просто очень любопытно. Ответь, если не нарушишь данных Кругу клятв.


Валик на несколько минут впал в ступор, не зная как ему реагировать на подобное заявление.


— Лика, дело в том, что магия тут не причём. По-моему, Марина Олеговна и Сергей Николаевич угадали с причинами твоей амнезии. Ты явно переиграла в какую-то крутую фэнтезийную игрушку. Ты перегрузила мозг, а он удалил избыток информации, не разбираясь, важна она или нет. Так что, будем вместе восполнять пробелы. Для начала я обучу тебя основам компьютерной грамотности. Помощник программиста, считающий огненных саламандр на мониторе ноутбука перебор даже для всякого повидавшего меня!


Дав девушке иллюстрированный самоучитель, по которому занимался сынишка его друга, Валик направился к Марине Олеговне за оставленными на хранение конспектами, которые он лично набрал на компьютере, распечатал и сдал в переплётную мастерскую в своё время.


— Здравствуйте, Марина Олеговна, я оставлял у вас свой учебник по boo. Могу я его прямо сейчас забрать? Мне надо подумать, как научить Лику программировать на нём, как можно скорее.


Заведующая отделением несколько минут вспоминала, куда дела талмуд с надписью на форзаце «Собственность Валидатора», а потом растерянно улыбнулась и проронила:


— Так он у твоей подопечной. Как ей стало лучше, отдала. Надеялась, знакомые коды прояснят её память. Увы, ничего не вышло.


— Спасибо, пошёл трясти нашу ведьмочку! Пусть возвращает моё кровное имущество.


Услышав просьбу программиста, девушка быстро сбегала к себе и вернулась минут через десять с «Основы программирования на boo для начинающих программистов». «Надо было её переписать, хотя бы частично. Это, наверно, книга с ценными магическими заклинаниями. Не зря же Валик её обратно срочно потребовал. Ну, ничего, буду её брать, когда его тут не будет, и потихоньку всё копировать. Авось, смогу разобраться, что к чему. Я всё-таки обученная ведьмочка, а не а бы кто»!


Лика с неохотой расставалась с загадочным манускриптом.


— До обеда будешь изучать компьютер, потом разберёшь документы, и продолжим натаскивать тебя.


Ведьмочка недовольно фыркнула и вернулась к красочной книге, стараясь поскорее освоить работу на артефакте со странным именем «ноутбук». Время пролетело совсем незаметно, так как есть не хотелось. Лика достала тетрадь и ручку и начала аккуратно переписывать первые листы из магического фолианта. За этим увлекательным занятием её и застукал Валик.


— Пиши только отрывки кода. Сам текст не нужен. Молодец, ты переписала почти всё, о чём я сегодня буду тебе рассказывать, как с бумажками разберёшься. Их совсем не много, не то, что в тот раз! — он попытался беззаботно рассмеяться, но смех вышел слишком уж нервный.


Удивившись, что маг не рассердился, что она самовольно сунула нос в его гримуар, девушка продолжила аккуратно писать.


— Всё, достаточно, слишком загружать тебя смысла не вижу. Программирование — довольно тонкая наука, в неё надо врасти.


— В магической школе, нам также не велели спешить. Легкомыслие рано или поздно губит чародея.


— Это правило действует везде, не важно, каким делом увлекаться. Дописала?


Лика утвердительно кивнула головой, заложила нужную страницу и с тяжёлым вздохом пошла к столу, чтобы взять две увесистые пачки белых листов. Всего за полтора часа она привела документы в порядок и вернулась на своё рабочее место.


Оставшиеся до конца рабочего дня два с половиной часа прошли очень плодотворно. Лика схватывала на лету и задавала простенькие вопросы. Конечно, Валик рассказывал ей самые азы, но без них ничего не получится. Молодой человек терпеливо объяснил всё, что было непонятно, и обнаружил потом, что его подопечная полностью усвоила изученный материал.


— Если так и дальше пойдёт, то уже через неделю начнёшь сама писать простенькие программы. Если ты не против, давай перекусим и ещё пару часов позанимаемся.


— Не против. Я разогрею макароны с котлетами, и поужинаем.


— Пошли ко мне, у меня ноутбук поновее, чем эта рухлядь. Макаронами с котлетами и сам могу угостить.


— Хорошо, — девушка взяла конспект и ручки и пошла следом за программистом.


Комната Валика чистотой не блистала. Повсюду лежала пыль, хорошо хоть грязная посуда не громоздилась горой в раковине. Молодой человек быстро разогрел еду, поели они в полной тишине, не зная, как завести разговор. Потом Лика также легко расправилась и с материалом второй и третьей лекций, введя Валика в лёгкий ступор.


— Если так дальше пойдёт, то ты через пару месяцев станешь первоклассным специалистом! — задумчиво пробормотал он. — Ты помнишь, что такое налоги?


— Да, их платят князю или магистрату, зависит от дела, которым ты зарабатываешь на жизнь.


— В общих чертах, ты права. Я надеюсь, что могу тебе доверять, ведьмочка?


— Да, я никому не расскажу о том, что услышу от тебя сейчас.


— Ты ведь видишь, что зарплаты тут маленькие?


— Да. Я не понимаю, почему до сих пор не нанялся в какой-нибудь замок или к архимагу.


— Это место — прикрытие, чтобы не платить больших налогов. Я потому и не успеваю многое, что являюсь одним из руководителей интересного проекта. Программисты одного города составляют, как бы, гильдию. Все друг друга знают и готовы прийти на помощь, если потребуется. Дело в том, что группа программистов разрабатывает компьютерную игру нового поколения на базе языка программирования boo. Я и мои коллеги вовсю работаем над необычным проектом ролевой игры в стиле фэнтези. Он носит рабочее название «Ладдорские хроники».


Валик с удивлением заглянул в глаза Лики: они стали почти круглыми от удивления, а челюсть красноречиво отвисла.


— Я могу попросить тебя, чтобы всё, что сейчас скажу, не вышло за пределы этой комнаты?


— Не вопрос, я не болтлив по натуре.


Девушка рассказала свою историю, не утаив ничего. Теперь настал черёд Валика таращить глаза и жадно ловить ртом воздух.


— Понимаешь, Валик, тот листок, копию которого дала тебе Марина Олеговна — фрагмент программы на boo. Если я её допишу до целого кода, то смогу вернуться домой. К тому же профессиональная честь требует поквитаться с Данарой. Мне крупно повезло, что всё сложилось так удачно. Старая ведьма делала ставку на то, что я не выживу. Потом она примется за Тару и Ниру, придумав, как присвоить и их природный дар. Учитывая, что ритуал перенёс меня в твой мир, и некоторые особенности колдовского плетения, тут замешаны демоны и чёрная некромантия самого грязного толка. Тёмные не будут ни мешать, ни помогать, но если я погибну, то они получат какие-то только им известные выгоды. Если я вернусь, Данара потеряет всё и будет ещё вынуждена оплатить неустойку, которая должна быть чётко прописана в договоре. Минимум, на что согласна старая ведьма, это что я проживу оставшийся мне срок жизни в этой реальности. Если мы разгадаем загадку фрагмента когда, то я смогу вернуться в Ладдор. Ты можешь привлечь своих коллег, не объясняя, откуда его взял?


— Да.


— Помоги, пожалуйста. Мне очень плохо в этом мире. Жить без магии для меня то же, что для тебя потерять способности к программированию…


— Так-то оно так, но я не хочу, чтобы ты исчезла из моей жизни.


— Я не могу жить в этом мире. Ты мне поможешь?


— Да, Лика, это, видимо, единственный способ доказать тебе, что я не такой уж упырь бессовестный, как тебя убедила Степанида Артемьевна.

Глава 4. А всё-таки, какого элементаля ты засунул в артефакт ноутбук?

— Представляешь, а я думал, что Сергей Николаевич Марине Олеговне рассказывает о каком-то новом фильме в стиле фэнтези. Игры онлайн он, как явление, вообще не воспринимает. Там речь шла о неизвестно откуда появившейся девушке по имени Лика, перепуганной до полусмерти бомжихой в обезьяннике из-за красного вечернего платья и туфель из лакированной кожи и дорогих украшений, которые у неё на глазах обернулись в непритязательное тряпьё.


— Валик, ну признайся, какой дух положен в основу работы компьютерной мыши и ноутбука? Что тебе, жалко ответить? — было видно, что девушку прямо-таки гложет любопытство.


— Лика, мы не используем разумных магических существ при создании техники и технологий. Почему ты мне не веришь, ведьма упёртая?


— Потому что ты упырь бессовестный! — резюмировала вредная девчонка.


— Так всё, успокоились и занялись делом. Раз ты такая дока в магии, помоги мне разобраться с колдовством в игре. Мы хотим, чтобы игра была правдоподобна.


Лика настолько увлеклась процессом, что у Валика челюсть отвисла ещё не раз. Программисту пришлось переписать даже сам алгоритм реализации магии в «Ладдорских Хрониках». В результате исчез целый ряд противоречий, устранить которые до этого никак не удавалось. Просмотрев расы, способности и прочие нюансы, девушка также внесла массу поправок.


— Валик, Зелёной Магией Жизни владеют только светлые эльфы, феи и дриады. Причём тут дроу, у них вообще весьма специфические таланты. Они, скорее воины, чем маги. Колдовство используют в некоторых родовых ритуалах и если уж совсем жареным запахло. И вот тут, зачем демонам материальные ингредиенты для волшбы? Кто эту дурь вообще тут написал? Уши оторвать мало за такой поклёп. Их суть основана на первичном хаосе, потому и заклинания не требуют материальных затрат, как у других рас.


Когда программист составил полное описание рас, облика, культурных особенностей, мест проживания и особенностей способностей, за окном уже царила глубокая ночь. Даже нежить теперь имела чёткие, похожие на научные, описания видов, подвидов и чем они опасны. Стихии и их взаимодействия также уложились в чёткий алгоритм.


— Всё, пора отдыхать, завтра продолжим! И не надейся, что тебе удастся отбрыкаться от участия в игровом проекте в качестве разработчика. Вот решим проблему с твоим собственным компьютером, и я возьмусь за твоё обучение по полной программе.


Валик долго ворочался с боку на бок, пытаясь переварить услышанное, особенно его поразила стройная система создания боевых и охранных заклинаний. Он мысленно со вздохом попрощался до лучших времён с новым двигателем для «Днепра». «Если игра заработает в ближайшее время, и будет иметь коммерческий успех, можно будет не только привести в порядок любимый мотоцикл. Новый ноутбук для Лики важнее. Надо съездить в салон KEY-Компьютер, где всё ещё работает Пашка. Может, у него найдётся подходящая модель».


Утром Валик предупредил Марину Олеговну, что им надо съездить за оргтехникой и кое-какими мелочами по работе. Впервые Лика оказалась так далеко в городе. Дом на улице Лизюкова под номером четыре находился в трёх кварталах от поликлинического комплекса. Бывший сокурсник по институту с интересом рассматривал девушку, бросая на приятеля ехидные взгляды. Лика для разнообразия даже надела платье.


— Пашка, хорош, сверлить взглядом мою помощницу, мы просто работаем вместе.


— Ммм, тогда ты не будешь против, если я её приглашу, например, в кино или на дискотеку? — карие глаза Пашки озорно сверкнули, слишком уж давно они были знакомы.


— Против. У неё нет времени на глупости, тем более с тобой.


— А на с тобой, значит, есть? — самодовольно надулся от гордости собрат-программист, видя, как друг начинает идти красными пятнами. — Всё, всё, я заткнулся. Так бы и сказал, что твоя новая девушка, я бы и не пытался подкатить…


Лика, махнув рукой «на двух идиотов», пошла вдоль витрин, с любопытством рассматривая выставленные на продажу диковинки. До словесной перепалки двух мужчин ей не было никакого дела. «Да, здешние „фазаны“ ничем не отличаются от наших. Хоть что-то знакомое, и то хлеб. Интересно, что задумал Валик? Похоже, я сильно вчера его удивила».


— Пашка, мне нужен ноут, который потянет наш проект. Мне надо THInKpad t60.


— Ты рехнулся, Валидатор, где я тебе такой найду, рожу что ли? Так это к даме твоей, у меня пол не позволяет!


— Пашка, не жлобись. Поскреби по сусекам, авось, завалялся где-то.


— И зачем ей такой компьютер?


— Она придумала, как довести механизм кастования до ума и помогла привести расы и способности в порядок. Только теперь нам надо два ядра. Четвёртый пень не справляется.


— И где ты её откопал? Нет, женился б на Ольке! Блондинка, красавица, из компьютеров знает только пасьянс.


— Вот сам и женись, благословляю вас, дети мои! Только не забудь приготовить по сто долларов на каждый вечер, а то девица зело любит танцульки и из выпивки употребляет французское шампанское «Veuve Clicquot» или вино «Pino Nuar», если его нет. К тому же, одевается исключительно в дорогущих бутиках. Такую подругу мне финансово не потянуть. Вот ты, может быть, и осилишь.


— Чур, меня! Торговля плохо идёт.


— Вот давай, и поправим чуть твою финансовую статистику. Гони ноут, жмот!


Недовольно бурчащий дружок утопал в подсобку, откуда вскоре послышался громкий стук и сдержанная ругань. Через пятнадцать минут несколько запылённый мужчина с победной улыбкой поставил на прилавок коробку с искомым агрегатом.


— Вот вам посылка для вашего мальчика, только я вам её не отдам, у вас документов нету! — злорадно пробубнил он.


Валидатор достал из кармана куртки пачку долларов и бросил её на столешницу:


— Усы, лапы, хвост, вот мои документы! — старательно пробасил Валик.


Стянув с пачки купюр удерживающее их «резиновое изделие номер раз», Пашка сноровисто пересчитал похрустывающие под пальцами зелёные бумажки.


— Олька обошлась бы тебе дешевле, Валидатор! — и он принялся заполнять документы на ноутбук, любовно подышав на круглую печать, Пашка деловито пропечатал гарантию.


— Пойду, поищу Лику, она, похоже, куда-то усвистала, пока мы тут лясы точили.


Девушка нашлась неожиданно быстро. Приоткрыв рот, ведьмочка упоённо смотрела мультик о проделках Тома и Джерри, который крутили на экране огромной плазмы, выставленной в витрине, и всё советовала коту подсыпать разрыв-травы.


— Лика, вот невозможное ты создание! Какая, к чертям собачьим, разрыв-трава! Пошли скорее обратно, у меня для тебя есть офигенный сюрприз! — глаза Валика лучились самодовольным лукавством, подмышкой он держал загадочную коробку.


— Ну, так наглых мышей положено воспитывать! Разрыв-трава самое милое дело для локальных разрушений стены. Главное, не переборщить.


— Горе ты моё вредное, пошли уже, введу я тебе в игру зелье из разрыв- травы, только не переживай так сильно, а то люди уже начинают на нас коситься! Вот придём на рабочее место, бумаги разберём и спрограммируем с тобой игровой итем «Зелье из разрыв-травы», и её заросли, чтобы варить эту отраву!


— Ты меня научишь колдовать по-своему? А твой Круг против не будет? — зелёные глаза девушки лучились таким любопытством, что Валик махнул рукой на выходки ведьмочки, отложив очередную нотацию до лучших времён.


Парочка быстро добралась до своего кабинета, за полчаса расправилась с бумагами. Потом Лика снова терзала старенький компьютер под самоучитель, пока Валик исправлял небольшой системный сбой в базе данных поликлинического комплекса. До обеда они умудрились переделать все дела, даже не заметив. Теперь можно было заняться и «Ладдорскими хрониками». На обед в столовую не пошли. Лика разогрела вчерашний суп, который программисту очень понравился.


— Рецепт дашь? Вроде ничего особенного, а очень вкусно. Ты использовала необычное сочетание специй.


— Конечно, но взамен ты мне поможешь разобраться с отрывком кода! — улыбнулась девушка.


— Вот ведь, ведьма! — беззлобно буркнул молодой человек.


— Тебе стараюсь соответствовать, упырь бессовестный! — Валик понял, что она его просто дразнит, зелёные глаза прямо-таки лучились озорным лукавством.


— Я тоже тебя люблю, вредина… — хмыкнул Валик и завозился с приличных размеров коробкой.


Через пятнадцать минут перёд изумлённой девушкой предстал новенький артефакт ноутбук. Лике понравились строгий чёрный корпус и большой экран.


— Ну как тебе подарок, ведьмочка?


Ошарашенное выражение лица помощницы стало лучшей наградой. Она смущённо покраснела и пылко поцеловала Валика прямо в губы. Потом смутилась и попыталась юркнуть за свой стол, но у неё ничего не вышло. Программист по-хозяйски сгрёб беглянку в охапку и прошептал прямо в ухо:


— Куда это ты намылилась, милая? Я теперь тебя никуда не отпущу… — в голове промелькнуло обречённо: «Зря я смеялся у Лекса на свадьбе и грозился с честью пронести по жизни почётный статус „Вечный холостяк“! Сейчас только смог понять, что он тогда имел в виду, что найдётся и на твою наглую рожу девушка, с которой ты сам захочешь остаться насовсем. Кто бы мог подумать, что умудрюсь встретить настоящую вредную и ехидную ведьмочку, которая будет выпытывать у меня на полном серьёзе, на основе какого элементаля работает наша техника! Обалдеть просто можно от такого»!


Лика перестала вырываться и, наконец, затихла. Чёрные волосы пахли цветами и приятно щекотали нос. «Мне абсолютно всё равно, откуда она родом. Одну никуда не отпущу, пусть даже и не мечтает»!


— Не привязывайся ко мне, Валик, когда условие ритуала будет выполнено, меня вернёт в Ладдор, а твоё место тут! — в глазах девушки стояли слёзы, впрочем, она их смогла удержать.


— Должен быть выход. Мы с Бандитом против того, чтобы ты уходила без нас.


— Мне тоже не хотелось бы потерять хоть кого-то из вас. Но если ничего не выйдет, пообещай мне, что рыжий безобразник будет жить у тебя…


— Всё выйдет, обещаю! Ты пока запиши себе в тетрадь коды из четвёртой лекции. Я сейчас приведу ноут в рабочее состояние, и приступим к занятиям. Ты меня однозначно заколдовала, Лика, теперь ещё и руки не слушаются: не желают разжиматься!


— Это абсолютно точно не магия виновата, зря я тебя поцеловала, Валик, прости, пожалуйста.


— Не говори глупостей. Всё замечательно. Сейчас я баммкну Ubuntu, и продолжим воевать за совместное будущее на Ладдоре.


Валик достал диск и положил в дисковод. Ноутбук послушно проглотил подношение и зажужжал, считывая информацию с цифрового носителя. Девушка краем глаза наблюдала за наставником, очень уж ей было любопытно. «Интересно, а я смогу также споро набирать тексты на ноутбуке? Как-то не верится. Упырь бессовестный умеет очень быстро прикасаться к кнопкам клавиатуры. Уже попробовала печатать, но делаю всё слишком медленно».


По экрану бегали разноцветные саламандры, которых Валик почему-то называл «символами». Сейчас она видела только экран, широкую спину программиста и порхающие под деловитое жужжание ноутбука пальцы. Было видно, что перёд ней, как минимум, мастер. Больно уж отточено было каждое движение. Подмастерье бы слишком суетился, боясь напортачить без пригляда наставника.


Вдоволь наглазевшись на непонятное действо, Лика стала старательно выводить непонятные буквы из четвёртой лекции учебника, вдумчиво читая объяснения и пытаясь понять всё самостоятельно.


Полчаса показались девушке вечностью. Она успела переписать всё кусочки кода и долго вертелась, не зная, чем бы себя ещё занять. Наконец, Валик сам позвал её:


— Иди ко мне, потом допишешь, если не успела. Сначала украсим рабочий стол, так пространство на экране называется у компьютеров и ноутбуков. Я тебе показывать буду, а ты выбирай сама, что понравится.


Лика встала за плечом у Валика, с любопытством смотря в монитор. В следующую секунду её сгребли в охапку и усадили на колени.


— Лик, ну угомонись ты уже! Сиди и смотри! — программист обнял ведьмочку за талию, та не больно-то и сопротивлялась, так, больше для вида.


Усадил её Валик не слишком удобно, поэтому Лика поёрзала, устраиваясь. До уха девушки долетел приглушённый стон, ласковые губы пробежались по шее, едва касаясь кожи. Потом молодой человек промурлыкал:


— Милая, а не могла бы ты повторить, и поэнергичнее? — он жадно втянул воздух и продолжил. — У меня от одного твоего запаха начинает голова кружиться. Вот что мне с тобой делать теперь прикажешь, ведьмочка?


Лика смущённо покраснела и попыталась удрать, но ей не дали. Валик, боясь оттолкнуть её от себя слишком сильным напором, посадил девушку боком и стал очень ласково целовать приоткрытые губы.


— Обними меня, Лик, пожалуйста! — голубые глаза потеплели, девушка поняла, что не сможет отказать в такой простой просьбе.


Её руки сомкнулись за спиной у Валика, хотя она и сомневалась, что перейти к более близким отношениям — хорошая идея в её непростом положении.


— А поцеловать? — по-кошачьи вкрадчиво почти промурлыкал он.


Лика сокрушённо вздохнула и подчинилась. Тут из-под дивана выскочил рыжий комочек, запрыгнул к хозяйке на руки и, громко мурлыча, стал пихать голову ей под ладонь. Зелёные глазищи смотрели с ласковым укором: «Хозяйка, а про меня ты совсем забыла»?


Гладя любимого питомца по спинке, девушка с удивлением услышала:


— Интересно, Лик, как я раньше без вас жил-то? Погоди, подумаю, как тебе лучше объяснить, — Валик уткнулся носом в макушку и ненадолго задумался.


Ведьмочка рассеянно погладила Бандита, уютно устроившегося у неё на коленях. «Вот пострел, и когда только успел прошмыгнуть сюда? Интересно, если он попадёт в Ладдор когда-нибудь, местная магия трансформирует его в полноценного фамильяра, или он так и останется просто наглой рыжей мордой?». Котёнок игриво цапнул лапкой без когтей хозяйку за руку, в наглых зелёных глазах горел укор.


— Валик, надо бы Бандита покормить.


Программист жестом фокусника извлёк из ящика котлету и аккуратно опустил её на пол. Рыжий комочек тут же набросился на угощение, довольно урча.


— Ответь мне на такой вопрос: что ты применяешь для возвращения порядка в кладовке, где завелась, к примеру, шмыга?


— На растущей луне проводится ритуал. Рисуется пентаграмма Ораха. По кругу ставятся свечи, в воск которых добавлены специальные травы и толчёное эльфийское серебро. Потом в центр ставят курительницу с арфонским сбором. Его надо поджечь, читая коротенький заговор. После этого нужна специальная лампа с маслом леройи, по периметру здания внутри обходят девять раз, а снаружи двенадцать. После этого читается запечатывающее заклинание, дверь закрывают и опечатывают воском с помощью заранее изготовленной печати. В особо сложных случаях, ритуал необходимо повторить в полнолуние, заменив масло леройи на порошок курати.


— Лика, программа — то же самое зелье! Одна ошибка или неточность, и всё придётся начинать заново, если не найдёшь, где и что не так сделано. Слова — аналог ингредиентов! — чёрные волосы приятно щекотали щёку. — Ммм, давай запрограммируем ритуал по изгнанию шмыги, как варить в игре зелье, потом придумаем. Открываем SharpDevelop. — Валик уверенно щёлкнул мышкой на каком-то значке, на экране появилась новая картинка.


— Валик, давно хотела тебя спросить. — смущаясь, спросила ведьмочка. — А Валидатор — это Верховный Архимаг твоего Круга или Глава Магистрата твоего княжества?


Программист с минуту хлопал ошалевшими глазами, наконец, проронив:


— Нет, Лика, это всего лишь моё прозвище в Академии, где учат создавать программы. «Собственность Валидатора», так я сам подписал свои конспекты, чтобы не увёл никто.


Он собрался с мыслями и продолжил:


— Для начала начертим пентаграмму, и призовём силу великого колдунства mono, — и пальцы Валидатора быстро пробежавшись по клавиатуре, набрав: «import System», потом: «import System. Collection. Generic», «def main ():», «print „Лика — повелительница вампиров“».


В рабочем окне программы было напечатано:


import System

import System. Collection. Generic

def main ():

print «Лика — повелительница вампиров»


Девушка собралась уже громко возмутиться этому абсурдному обвинению, которое послушно высветилось на мониторе, но, заметив, что смеющиеся глаза Валика, так и лучатся лукавством, поняла, что он всего лишь шутит. Лика только улыбнулась в ответ, пристально глядя на экран ноутбука.


— Лик, запиши в отдельную тетрадь и постарайся запомнить. Бандит сытый, а кто покормит бедного голодного Валидатора? Мы так и не удосужились пообедать! — рыжий котёнок стал самозабвенно тереться о все четыре ноги, полностью поддерживая инициативу молодого человека.


— Пойдём сегодня ко мне, чаем напою с печеньем, пока картошка будет вариться с тушёнкой. — Лика нехотя встала и, сунув Бандита под мышку, подошла к двери.


— Ты пока чайник поставь, картошка с тушёнкой слишком долго будет готовиться. Тебе ещё и картошку надо будет почистить. У меня есть пакеты с сухим гороховым супом и копчёные сосиски. Добавишь воды, там написано сколько, закипит, и клади и мясо. Конечно, не так вкусно, как если бы ты сама всё делала, но зато быстро. На голодный желудок что работать, что учиться, совсем кисло. Минут через пять буду у тебя. Соскучиться не успеешь, обещаю! — Валик шутливо щёлкнул ведьмочку по носу, Лика неторопливо вышла вон.


Недовольно пробурчав себе поднос: «Не напомнишь о насущном, голодом заморят и не заметят»! — программист последовал за девушкой.


Две пачки печенья и сладкий чай чуть приглушили муки голода. Суп оказался неожиданно вкусным. Когда ведьмочка разлила густое варево с кусочками копчёных сосисок по тарелкам, досужие разговоры смолкли сами собой, уступив пальму первенства громко стучащим ложкам. Бандит тоже уплетал за обе щёки, ничуть не смутившись, что это не котлета и не кошачьи консервы.


Потом ещё раз попили чай с печеньем и снова принялись терзать ноутбук.


— Для начала, Лика, ты выучишь ключевые слова boo. Из них и варят зелье программы.


— А ты уверен, Валик, что я осилю эту колдовскую науку? — увидев объём комбинаций из непонятных символов, девушка совсем приуныла.


— Уверен, я не знаю никого, кто, впервые увидев компьютер, так же быстро освоил работу на нём. Главное не торопиться и потихоньку добиваться первых результатов. Улыбнись, ведьмочка, это ещё не Конец Света. Облокотись на меня и читай, а я пока посмотрю, что там написано было на том обрывке с твоей программой.


Валик обнял Лику за талию и стал разбирать, что же было написано на довольно замызганном клочке пергамента, с которым это горе луковое оказалось на Земле.


— Лик, открывай тетрадь и записывай вместе с пояснением, за что данный ключевик отвечает в программе. Если что-то будет совсем не понятно, спрашивай сразу. Тут пока ещё всё просто, трудностей у тебя, наверно, не возникнет.


Девушка послушно записывала и шёпотом зачитывала, стараясь запомнить всё, как написано в гримуаре Валидатора, как она мысленно окрестила странный талмуд.


— Ага, кажется я понял!!! — ведьмочка аж подпрыгнула и вскрикнула от

неожиданности, когда ей гаркнули прямо в ухо.


Валик быстро набрал на ноутбуке загадочны текст:


namespace likageowars


import System

import Alchemy

import Alchemy. Classes


def Connect (context as UserContext) as void:

pass


def main ():

svcUrl = "ws://alchemywebsockets.net:81/chat»

aClient = WebSocketClient (svcUrl)

aClient. OnConnect = Connect


aClient. Connect ()

aClient. Send («USSR! SAT57!ACTIVATE TRANSMISSION»)

aClient. Disconnect ()


print «Hello, World!»


// TODO: Implement Functionality Here


print «Press any key to continue …»

Console. ReadKey (true))


— Ах ты, упырь бессовестный, я теперь не знаю, сколько не смогу ничего слышать левым ухом.


— Прости Лика, я не нарочно! — губы ласково пробежались по шее. — Это логин и пароль, а вот и адрес сервера.


— Валик, как я могу хоть что-то выучить, если ты то орёшь мне в уши, то нагло пристаёшь, а? — девушка закатила глаза и сердито фыркнула.


— Правду говорят, что коты похожи на своих хозяек. Бандит точно также проявляет недовольство.


— Не смей сравнивать меня с вороватым животным! — припечатала нахала девушка. — Я, наверно, всё сегодня не выучу, тут так много всего…


— Лик, за один день никто этого не осилит. Тут на неделю тебе мороки хватит, как минимум. Малышка, только не надо зазря дёргаться. Никто не собирается от тебя требовать невозможного, — ладонь Валика ласково погладила надувшуюся как мышь на крупу ведьмочку по покрасневшей от смущения щеке. — Учи пока первые две страницы ключевых слов. Пока не освоишь, дальше нет смысла продвигаться. Как будешь уверена, что запомнила, скажешь мне, проверю уровень освоения базового материала.


Когда Лике показалось, что она всё запомнила правильно, она выписала на тетрадный лист все команды, закрыла конспект и попыталась по памяти написать, какое слово за что в программе отвечает. Потом проверила. Ошибки, конечно, были, но меньше, чем она сама ожидала. Прочитав текст лекции ещё пару раз, она позвала Валика.


— Наверно, я готова, — неуверенно протянула Лика, заглядывая в задумчивые голубые глаза наставника.


— Давай проверим, повторять всё равно каждый день придётся, пока в любой момент не сможешь ответить на вопрос по ключевым словам.


— Это даже хуже, чем учить рецепты составления сложных эльфийских зелий от нежити. Неужели твоё колдовство можно освоить?


— Конечно. Ты скоро сама в этом убедишься, — сказал программист и принялся гонять девушку по изученному материалу.


— И ты ещё сомневаешься, что освоение boo тебе по зубам? Самооценка у тебя низковата, надо её доращивать до реального уровня. Я, конечно, понимаю, что самомнение ещё никому на пользу не шло, но твоя неуверенность в себе ничем не лучше.


— И как же её повышают в твоём мире? — было видно, что ведьмочка сгорает от любопытства, но из вредности не настаивает.


— Есть два способа, Лика. Во-первых, тебя никто не хвалил за успехи, это сразу заметно. Поэтому я сам исправлю этот баг. А второй… — тут Валидатор, которого Степанида Артемьевна, иначе как юбочник и упырь бессовестный, не называла, смутился и полез в левый карман чёрных джинсов за сигаретами. — Курить сильно хочется, выйду на крыльцо посмолю. Я скоро вернусь, Лик.


Он осторожно переложил девушку на постель и быстро выскользнул за дверь, оставив ведьмочку в недоумении хлопать ресницами. Она пожала плечами, подсунула под спину подушку и открыла конспект на следующей странице. «Вот вроде, казалось бы, начали понимать друг друга, сработались, и на тебе: да что с ним такое творится. Мужчины…», — глубокомысленно заключила Лика и снова зашептала очередную партию ключевых слов.


Стоя на крыльце общаги, Валик нервно докуривал вторую сигарету, мобильник показывал, что он отсутствует уже сорок минут. Выкинув окурок в урну и собравшись с духом, программист потопал обратно, так и не сумев подобрать нужных слов для разговора с девушкой.


«Да, загонял я сегодня Лику совсем. Уснула, не дождалась… И я тоже хорош, обещал, что вернусь быстро, а так долго отсутствовал»! — подумал Валик и протопал к себе.


Под кроватью лежал упакованный в пластик старенький спальный мешок. Прихватив его и подушку, молодой человек запер дверь и вернулся к сладко посапывающей ведьмочке. Устроившись прямо на полу, Валик тоже быстро уснул. Сквозь сон он почувствовал, как что-то тёплое и пушистое проскользнуло в спальник и устроилось на уровне груди. Сегодняшний день был нервным не только у черноволосой вредины.


Лика сладко потянулась и свалилась с кровати на пол. Следом прозвучал полный ярости вопль: ведьмочка обнаружила себя развалившейся прямо на недовольно насупившемся программисте.


— Лика, если ты меня раздавишь, как же я смогу тебе помочь?


Словно подтверждая его слова, из спальника высунулась рыжая лапка и цапнула хозяйку за плечо, следом вылез и весь Бандит. Вид оскорблённой невинности плохо сочетался с бесстыжими зелёными глазами. Котёнок явно проголодался.


— Прости, я не нарочно, — девушка попыталась сползти с «жертвы ведьминого произвола», но не тут-то было.


— Ещё слишком рано вставать, мобильник не прозвонил, досыпай уже, сумасшедшая ведьма! — Валик сгрёб законную добычу в охапку, и отпускать явно не собирался.


— Пусти, говорю тебе, упырь бессовестный! — сердито прошипела Лика, ругая на чём свет стоит собственную неловкость.– Я к себе досыпать пойду. Чего домой-то не уполз? Спальник и подушку, вон приволок, что ж там не остался отдыхать?


— А зачем идти куда-то, нас с Бандитом и тут неплохо кормят? К тому же, оставь тебя с незапертой дверью, тут же кто-нибудь вакантное место займёт. Что я не видел, как на тебя заинтересованно посматривает мужская половина больницы и общаги старше восемнадцати лет… Не отдам, облезут и клоками неровно обрастут! — ухмыльнулся Валик, уткнувшись носом в плечо «жертве программистского произвола».


Сделав ещё несколько попыток удрать, Лика смирилась и, недовольно пробурчав:


— Ну, и бессовестные упыри нынче пошли, как и их коты-прихлебатели… Я тебе ещё припомню, наглая рыжая морда. Месяц котлет от меня не получишь! — и устало закрыла глаза, снова засыпая.


Валик тихонько расстегнул молнию, упаковался вместе с притихшей, наконец, черноволосой задирой и застегнул вновь. «Ага, счаззз, разбежалась, так я и упущу законною возможность прибрать её к рукам… Сама свалилась, никто на меня не ронял. А вообще, классно всё вышло, надо тут почаще оставаться, авось, ещё так подфартит»! — подумал Валик, тоже уплывая в сон.


Мобильник громко заверещал голосом Жихарки из одноимённого мультфильма. Лика с перепугу рванулась прочь, но молния не пустила.


— Ааааа! — завопила дурным голосом ведьмочка.


Валик только с досадой крякнул, прижал вырывающуюся девушку к себе и тихонько шлёпнул по затылку.


— И незачем так орать, Лика! Это всего лишь звонок сработал у будильника. А ты орёшь, как резаная, что соседи подумают? — в ласковом голосе прозвучал лёгкий укор.


— Боги, какой ужасный звук! У меня душа в пятки ушла, когда она заголосила!


— Извини, ставил другие мелодии, но под них я продолжаю спать, — виновато пожаловался Валидатор и тяжело вздохнул. — Как не хочется вставать, а придётся. В бухгалтерии снова проблемы с компьютером. Зоя Михайловна опять в пасьянс играла с не закрытой программой. И ведь никогда не признаётся честно! Слава богу, её племянница сейчас в отпуске. От Машки вообще любой компьютер заворачивается в саван и тихо ползёт на кладбище. Блондинистая зараза подсела на Каббалу. Это компьютерная онлайн игра такая с магией и средневековым колоритом. Игровой синдром цветёт пышным цветом, уже Марина Олеговна признаки тревоги проявляет. Скоро придётся помощницу бухгалтерши в стационар на принудительное лечение отправлять.


— Это же просто игра, чем она может навредить? — Лика задумчиво посмотрела на собеседника.


— Подруга, какая же ты ещё глупенькая маленькая девочка. У нас уже зависимость от компьютерных игр уже возвели в ранг опасной болезни психики. Причём, врачи так и не разобрались, почему одни люди способны себя контролировать, не путать игру с реальной жизнью, а другие нет. Причём, вторая категория всё больше и больше разрастается. Производители игр заинтересованы в получении прибыли, даже если и говорят, что развлекаться можно совершенно бесплатно. Только вот не признаются, что крутизна электронного персонажа напрямую зависит от купленных за настоящие деньги наворотов. Особенно страдают дети, подростки, и взрослые старше пятидесяти лет.


— Так почему ваш Магистрат и правитель не запретит такие опасные развлечения?


— Потому что, как и ты, уверены, что это всего лишь игра, а проблем и других полно, более осязаемых. Пока положение не станет катастрофическим, глупо ожидать, что будут приняты серьёзные меры. Госпожа ведьмочка, не соблаговолите ли покормить завтраком двух обалдуев? — улыбка была столь заразительной, что девушка перестала смущаться, и упорхнула к плите.


Валик печально вздохнул, отцепил от себя Бандита и аккуратно поставил на пол. После этого скатал спальник с подушкой, запаковал обратно в чехол и пинком отправил под Ликину кровать. Когда девушка поджарила яичницу с колбасой и помидорами и положила в миску котёнка порезанную кусочками сосиску, программист уже привёл себя в порядок, покинув ванную. Завтрак прошёл в полном молчании: мысли ведьмочки бродили где-то уж совсем далеко. Задумчивое выражение лица слегка напрягало молодого человека.


— Лик, а Лик? Ау! Ты меня так скоро до инфаркта доведёшь. О чём задумалась, ведьма?


— Да вот никак не могу решить, стукнуть тебя или поцеловать! — ехидно обронила она.


— Можно в порядке очереди: сначала стукнуть, а потом поцеловать.


— Нахал ты, Валик, и всамделишный упырь бессовестный!


— Ну не я же на тебя спикировал, дорогая… Когда тихо-мирно спишь, никак не рассчитываешь, что из твоих лёгких выбьют воздух таким оригинальным методом. Хорошо ещё Бандита не придавила, а то поцарапал бы он тебя на славу, а нам на работу ещё…


Лика собралась, по привычке, быстро. У них ещё оставалось немного времени, поэтому они обсудили, как им распланировать сегодняшний рабочий день. Решили не мудрить: пока Валик воюет с бухгалтерией, Лика приводит в порядок бумаги и дальше осваивает компьютер по самоучителю. Обедать идут к Валику, кот пусть пока пойдёт проветрится.


— Не забудь взять свой ноутбук, Лика. Он поновее будет, чем больничный.


Валик умчался в бухгалтерию, а девушка неторопливо пошла в компьютерный отдел. В коридоре она встретила Степаниду Артемьевну и вежливо с ней поздоровалась.


— Доброе утро, тётя Степанида. Как поживаете?


— Хорошо всё, девочка. Сама-то как? Не обижает тебя этот упырь бессовестный? А то поговаривают, прохода тебе совсем не даёт.


— Не обижает, тётя Степанида, только много учиться заставляет и совсем спелся с Бандитом! — тут Лика шмыгнула носом и окончательно добила добрую старушку. — Смотрите, какой артефакт подарил для обучения программированию! — и девушка гордо продемонстрировала новенький ноутбук.


— Смотри, головы не теряй! Упырь, он и есть упырь бессовестный! Потом

не говори, что не предупреждала тебя!


— Постараюсь, тётя Степанида. Пора идти. — с сожалением протянула она. — Вчера распечатали гору документов, надо по папкам разобрать. Если запустить эти мерзкие бумажки, придётся и после работы с ними воевать.


— Да, это как с грязью и пылью, от них лучше сразу избавляться, чем потом поросячий закут в порядок приводить! Ты забегай в гости, милая. После работы сегодня задержусь, чаю с пирожками попьём и поболтаем по-женски.


— Постараюсь прийти, тётя Степанида! — пообещала Лика уже на бегу.


Бумаг на этот раз оказалось удивительно много. Ведьмочка провозилась с этой нудной работой до самого обеда, а Валик так и не появился. Упаковав в строгую чёрную папку последние документы, Лика отправилась к себе, где и поела в полном одиночестве. Прихватила обед и для наставника. «Придёт, разогреем, и поест. Видно какая-то серьёзная проблема, раз его всё ещё нет! — вздохнула девушка. — Интересно, а что такое пасьянс на компьютере»?


После обеда прошло около двух часов, когда, уставший, голодный и очень злой Валик, наконец, заявился «на огонёк».


— Прости, Лик, я надеялся, что пронесёт, но увы… — голубые глаза смотрели виновато, такой взгляд был у Бандита, когда он понимал, что сильно не прав, но ничего нельзя уже было сделать.


— Кто-то кому-то подлил слабительного зелья? — теряясь в догадках, задумчиво обронила девушка.


— Хуже, много хуже, нас посетил белый и пушистый арктический зверёк, песец! — ведьмочка так и не смогла понять, что такого страшного свалилось на их бедные головы.


— А по-русски, Валик, ты уже разучился говорить?


Программист закатил глаза и мешком осел на диван, успокаиваясь и подыскивая слова:


— Наш главный бухгалтер, Зоя Михайловна, допасьянсилась до того, что больничный сервер, не выдержав такого издевательства, глюканул. Его пришлось принудительно перегружать. Вся база данных, включая первичные документы, проводки и отчёты за полгода восстановлению не подлежат. Главврач Денис Аркадьевич отстранил её от компьютерной техники до особого распоряжения. Фурия рвёт и мечет, но нашего начальника не прошибут вопли скандальной бабёнки. Он прошёл полевые госпитали Афгана и Чечни. Там были очень кровопролитные военные действия. Он, по идее, уже мог и на пенсии быть, но его попросили возглавить наш поликлинический комплекс. Я бы на его месте послал всех на хутор. Одна наша бухгалтерия кого угодно в гроб загонит и крышку гвоздями заколотит. Эти бабёнки почище любой фэнтезийной нежити будут. Я тебе объясню, что к чему, помоги мне, пожалуйста. С Зоей Михайловной вообще не разговаривай. Она очень зла на начальство, меня не тронет, но попытается на тебе отыграться. Денис Аркадьевич неофициально постановил, что наша переработка будет оплачиваться из её зарплаты.


— Я помогу, Валик, если смогу. Не работала я никогда в таких программах…


— Не трусь, если Машка осилила, то тебе бояться нечего. Сейчас по домам, бери всё, что можно слопать без готовки. Чайник я прихвачу, чай и кофе. Зайду за тобой минут через десять. Мы должны успеть всё восстановить. Уже в конце месяца приедет плановая комиссия из Министерства Здравоохранения. Я буду отбегать, тебя снаружи запру, а то мегера может спецом нагадить, затереть что-нибудь или часть документов спрятать. Пароль свой давать не хотела, пока Марина Олеговна не позвонила главврачу, который пригрозил ей увольнением по статье «Несоответствие занимаемой должности»… Так что, переходим на осадное положение! Бандита отнесём пока к Степаниде Артемьевне, Нам ни до чего дела не будет, кроме работы. Пошли скорее!


Лика входила в бухгалтерию, подобравшись как дикий зверёк, почуявший охотничьих собак. Валик крепко держал её за руку и пёр как бульдозер по бездорожью под злыми взглядами работающих тут женщин. «Как сильно они напоминают Данару и ведьм из её Круга. Валик им помогает, освободил их от такой каторги, а они ещё и гарпиями смотрят! Скорее бы оказаться за запертой дверью. Хорошо, что Валик предупредил, а то бы я испытала чересчур сильный шок… Они прямо сочатся злобой и ненавистью… Эхх, где ж мои любимые амулеты, изготовленные зеленоглазыми эльфийками? Нам бы они сейчас совсем не помешали. Боюсь, работать здесь будет пыткой»!


Пухлая высокая моложавая брюнетка, окинув девушку неприязненным взглядом, почти прошипела:


— Валентин, вы совсем стыд потеряли? Мало вам местных девок, вы ещё одну шлюшку притащили! — в почти чёрных глазах читалось злорадство.


— Скромнее надо быть, Зоя Михайловна. Я вам сколько раз говорил, что нельзя играть в навороченный пасьянс при не закрытой программе? И нечего изображать оскорблённую невинность, в компьютере есть такая прекрасная вещь, как история. И, сделайте одолжение, не меряйте всех девушек вашей Машей. Меня такие экземпляры женского пола не привлекают! Слишком уж лёгкого поведения девица, блондинка, да ещё и глупа, как пробка! — сознательно пошёл на конфликт программист, чтобы вредная баба не докопалась до его подчинённой.


— Лишний раз убедилась, что у вас нет вкуса, Валентин!


— Да уж куда мне до вас и Марии! — буркнул Валик и скрылся за дверью.


— Старая жаба! — в сердцах выругался он. — Зря её не уволили!


— Валик, такие особы, как она и чернокнижница Данара, есть в любом мире. Давай не будем обращать на склочную бабу внимания и постараемся поскорее закончить эту мерзкую работу…


— Ты права Лика, но какое право она имеет обзывать тебя легкодоступной девицей? За племянницей и дочерями пусть лучше смотрит! Эта троица хуже суккубов, никому проходу не даёт!


Программа оказалась очень простой. Лика шустро вбивала цифры в нужные окна и поражалась, какая кипа бумаг громоздилась в коробках на полу. Спину с непривычки ломило так, что перед глазами уже вовсю порхали чёрные мухи. Истошно заверещал мобильный телефон Валика.


— Лик, меня главврач просил зайти, какие-то ещё документы забрать. Она и часть базы нормативных актов навернула, дура безмозглая! — в сердцах пнул ботинком ни в чём не повинную коробку программист. — Хорошо ещё, что заносить придётся данные только за три дня на этой неделе. Я сейчас уйду, никому, кроме меня не открывай, даже к двери не подходи. Щеколду на всякий случай задвинь: вдруг у гарпий есть запасной ключ. Сиди, спокойно работай. Я тебе сейчас покажу, как радио включить, будет не так скучно. И, сделай одолжение, время от времени вставай из-за стола, чтобы пройтись. Иначе завтра вообще с кровати не поднимешься!


— Хорошо, Валик, постарайся вернуться побыстрее. Мне очень страшно оставаться за тонкой дверью с этими мегерами…


Валик чмокнул девушку в макушку, обнял за плечи и выскользнул в соседнюю комнату. Ободряюще проскрежетал проворачиваемый в замочной скважине ключ. Лика защёлкнула щеколду, чуть походила и снова вернулась к ненавистным бумажкам.


После того, как парень ушёл, послышались осторожные шаги за дверью, потом в замочной скважине провернули ключ. После чего ручка несколько раз повернулась, но, естественно, дверь не открылась.


— Алика, мне нужно кое-что забрать! — раздался из соседнего помещения приторный голос Зои Михайловны.


«Чего это Мегера тут забыла? Не нравится мне всё это, ой, не нравится! Скорее б Валик вернулся! Если она думает, что я ей открою, то она даже ещё большая дура, чем кажется на первый взгляд! — подумала девушка, распаковала очередную коробку и вытащила ещё бумаги. — Это ещё повезло, что не всё записи затёрло! Может быть, за два-три дня и осилим. Не хотелось бы торчать в этом змеином гнезде слишком долго. Боюсь, с Мегерой будет много проблем… Что-то она темнит… Интересно, насколько силён проступок, что она решилась на нарушение распоряжения главврача? — Лика опорожнила коробку и увидела на дне две тетради в неприметных обложках из потрёпанного серого картона. — Это ещё что за гримуары? До сих пор в бухгалтерии не видела ни одного рукописного текста, все были исключительно распечатаны на принтере. Странно»!


Лика не шла на разговр, но с любопытством пробежалась глазами по первым страницам записей. «Ничего не понимаю, но это что-то, противоречащее законам, иначе с чего Мегера так рвётся вернуть эти талмуды? Сделаю вид, что увлеклась работой и не слышу её воплей. А тетради пока спрячу между уже обработанными коробками. Ведьминское чутьё мне ещё ни разу не отказывало: тут пахнет жареным на стадии подгорания»!


За дверью бушевало цунами по имени Зоя Михайловна. Она с такой яростью атаковала дверь, что дерево испуганно поскрипывало.


— Немедленно впусти меня, маленькая шлюшка! Думаешь, если, в отличие от Марии, сумела обольстить этого скомороха, то тебе всё можно? Впусти, я сказала! Мне нужны мои вещи, которые я забыла забрать из тумбочки! — некогда мурлыкающий глубокий голос сорвался на истерический визг.


Лика сделала музыку чуть громче и вернулась к прерванному занятию. Когда вопли за дверью стали граничить с ультразвуком, Лика зажала уши и старательно набрала в браузере: сильное слабительное. «Не я первая затеяла свару! — мстительно подумала ведьмочка. — Сейчас узнаю пару названий чудесного зелья и попрошу у медсестры Нади дать мне упаковку средства. Скажу, что от сухомятки запор начался! Вы не с той связались, Зоя Михайловна! Я никому не позволю так бессовестно клеветать на меня и при этом хамить! Но это позже. Попрошу Валика меня проводить в её кабинет.


Валик, увидев рвущуюся напролом главную бухгалтершу в бешенстве заорал, оттаскивая женщину от двери:


— Зоя Михайловна, обратитесь со своей просьбой к главврачу! Не велено никого туда пускать, кроме Лики. Я дорожу своим местом, поэтому прекратите скандалить, ничего у вас не получится!


— И что ты нашёл в этой черноволосой гулящей девке! — выдала гневную тираду возмущённая до глубины души женщина, она не привыкла к отказам, потому собиралась закатить грандиозный скандал.


Валик пожал плечами, достал мобильный телефон и нажал на кнопку быстрого вызова:


— Денис Аркадьевич, как вы и предупреждали, с главбухом возникли проблемы. Она пыталась силой проникнуть в помещение с документами. У неё был запасной ключ от замка. Правда, ничего не вышло: щеколда устояла перед натиском, а Лике я запретил открывать дверь кому-то, кроме меня. Да, Денис Аркадьевич, сейчас передам ей трубку.


Зоя Михайловна бросила такой взгляд на программиста, что стало ясно, он переведён в разряд злейших врагов, которых будут медленно и с особой жестокостью выживать из коллектива, желательно, чтобы ещё и под статью удалось подвести.


— Слушаю вас, Денис Аркадьевич. Да, сейчас прихвачу накладные и реестр и буду у вас! — швырнув трубку в лицо молодому человеку, она злобно прошипела. — Радуйся, пока ещё можешь! Недолго тебе осталось тут работать, сопляк! Только сначала я подведу под статью твою наглую шлюху!


— Зоя Михайловна, я не советую вам со мной ссориться! По условиям контракта, я могу не заниматься бухгалтерскими заморочками! Для этого есть узкоспециализированные конторы и статья «Расходы на ведение бухгалтерии» в бюджете поликлинического комплекса. Тронете Лику, и я дам послушать наш милый разговор Денису Аркадьевичу. После того, как Машка пыталась меня шантажировать, чтобы затащить в постель, мой верный диктофон всегда на посту! Поторопитесь, иначе пополните свой список провинностей перед начальством ещё и хроническими опозданиями и халатным обращением к работе.


— Ты ещё горько пожалеешь, сопляк, что связался со мной…


— Вы глубоко заблуждаетесь, уважаемая… Удачного вам дня!


Когда Мегера, наконец, убралась восвояси, с полыхающими от гнева щеками и трясущимися руками, Валик устало привалился лбом к прохладной поверхности двери и негромко позвал:


— Лика, открывай скорее, Зоя Михайловна, наконец, покинула нас.


Девушка быстро отодвинула щеколду, впуская программиста внутрь, и вновь запёрлась.


— Валик, я, кажется, нашла те два гримуара, которые нужны старшей ведьме. Перепрятала их на всякий случай. Она их в коробке хранила со старыми папками, причём, на самом дне.


— Показывай! — шумно выдохнул программист, прикидывая, во что они только что вляпались по самое не могу.


Пролистав несколько страниц, молодой человек с сожалением понял, что надо срочно избавляться от опасной находки. Хранить их тут было чересчур опасно.


— Лика, здесь записи о продаже дорогих и редких лекарств налево, оплате за внеочередные приёмы врачей, операции, дополнительное обслуживание и т. п. услуги. Естественно, всё мимо кассы и банковских счётов поликлиники.


— Это не должно вернуться обратно к Мегере! И что нам теперь делать?


— Лично тебе и мне ничего. Сейчас позвоню Денису Аркадьевичу и скажу, что не нашёл несколько важных руководящих документов. Напрямую говорить нельзя, кто знает этих гарпий! А вот когда тетради уплывут, пустим сюда Зою Михайловну и оставим её на время обеда. Мне кажется, именно из-за «проводок налево» главврач и запретил пускать сюда посторонних. Всё это не в нашей компетенции, если никто посторонний не пронюхает, что мы в курсе, ничего страшнее распускания грязных сплетней нам не грозит. — Валик набрал номер главврача и попросил помочь разрешить затруднительную ситуацию.


Под суровым взглядом Дениса Аркадьевича все гарпии подобрались и бурно изображали кипучую деятельность во славу родного учреждения. Когда дверь закрылась, а щеколда была задвинута, Валик шёпотом попросил начальство помочь разобраться с компроматом на главбуха.


— Это именно то, что я и искал. Независимая проверка обнаружила грандиозные растраты. Они выяснили, что тут замешана бухгалтерия и ряд специалистов. Валентин, доделывайте поскорее дела с бумагами и выбирайтесь из этого гадюшника. К сожалению, многие избегут наказания: у Зои Михайловны волосатая лапа в Министерстве, Машку она вытащит, а остальные получат по полной. Я сейчас приглашу главбуха, побуду тут. Скажу, что ты передал мне её просьбу. Так что, она подумает, что перепрятал кто-то из своих, и успокоится. Алика, принеси мне коробку, где тетради лежали! — главврач взял две тетради в защитных обложках и переодел их на вещественные доказательства, а замену вернул в тайник. Сверху, в том же порядке, как и было, легли папки-скоросшиватели.


— Пройдите, пожалуйста, Зинаида Михайловна. Я был сильно занят, но Валентин и Алика сказали мне, что вы тут какие-то документы забыли.


— Благодарю за понимание, — сладко пропела Мегера, — приподняла папки, увидела две серые тетради и вышла, прихватив небольшую коробку с собой.


— Не вздумайте болтать или вмешиваться в это дело! Вы очень помогли, но не лезьте дальше это дерьмо! — торопливо попрощавшись, Денис Аркадьевич стремительно удалился, сжимая под мышкой две весёленькие канцелярские книги в ярких обложках.


— Денис Аркадьевич, со своими мегерами уж сами разбирайтесь. Они нас сожрут в один присест и не подавятся.


— Раз она получила свою коробку, то перестанет у вас под ногами путаться. Уже завтра после обеда к ней придёт следователь из прокуратуры. Зое Михайловне станет совсем не до интриг, а вот сплетни её кумушки уже знатные про вашу парочку распускают. Так что советую ничему не удивляться!


— Так всё, отбой, завтра доковыряем! Мы славно потрудились, можно и отдохнуть! — Валик помог Лике подняться. — Сегодня и завтра никаких занятий, ты и так совсем вымоталась. И, пожалуйста, что бы ты о себе не услышала, просто не обращай внимания. Если они заметят, что тебя ранят их сплетни, не отстанут никогда, а слухи будут ещё гаже и правдоподобнее!


— Хорошо, Валик! — когда они вышли в коридор, чуткий слух ведьмочки уловил едва слышный плач. — Пошли, посмотрим, кого тут ещё допекли. Кто-то, судя по звукам, сейчас на грани истерики.


Они осторожно пошли вперёд. Оказалась, что плакала медсестра Надя, над которой громким шёпотом издевалась высокая стройная платиновая блондинка с холодными серыми глазами:


— Чем ты можешь прельстить мужчину, Надька? Ты уродина, дура и совсем не умеешь одеваться и подать себя в обществе! Вырядилась тут! — оказалось, что на девушке была такая же блузка, как и на племяннице главбуха. — Немедленно, иначе я сделаю так, что тебя уволят по статье! — прошипела одна из штатных мегер и гордо удалилась под цокот высоких шпилек.


— Успокойся, не показывай ей, что тебе больно от её слов! Машка такая же сволочь, как и тётка! — Валик бросил на Надю сочувственный взгляд. — Не вздумай уступать этой шалаве! Эта сухая жердина ничего не сможет сделать: ты в подчинении у главврача и Марины Олеговны. Я, если надо, дам тебе диктофонную запись! — программист похлопал себя по карману джинсов. — Настоятельно рекомендую и тебе завести такого же друга.


Надя ещё раз судорожно всхлипнула и немного успокоилась.


— Пойдём, я тебя хоть чаем напою, и косметику поправишь. Всё образуется, только не уступай ей и не давай повода понять, что тебе больно от этих словесных помоев, иначе не отвяжется! — Лика осторожно увела медсестру к себе.


Чай с печеньем настолько поднял нежданной гостье настроение, что она поделилась бедой. Машка уже полгода изводит её придирками и распускает сплетни.


— Ты мне не подскажешь, есть ли сильное слабительное, которое не теряет своих свойств в воде и действует безотказно?


— Есть. У меня на нервной почве начались проблемы с желудком. Так что я запаслась лекарствами определённого действия.


— На полтора литра воды сколько надо таблеток? — глаза ведьмочки хитро прищурились.


— Ты придумала, как осадить местных гарпий? — светло-карие глаза медсестры заискрились лукавством, она заправила за ухо выбившуюся из причёски золотисто-каштановую прядь волос и улыбнулась ведьмочке.


— Да, я завтра подойду к Маше, как бы посоветуюсь, какой лучше наряд в ночной клуб надеть, туфли и украшения. Особенный интерес проявлю к росписи ногтей. Она покажет, какая она умная, и какая я глупая серая мышь. А когда буду уходить, растворю таблетки слабительного в их чайнике.


— Алика, сделаем лучше и веселее. Гулять, так гулять! Надо, чтобы ты не засветилась. Таблетки положи в пакет целлофановый. Упаковки вполне хватит. Растворятся они в воде почти мгновенно, но при этом не относятся к разряду шипучек. Я подойду к Машке в этой блузке, она устроит скандал, фурии присоединятся. Ты бросишь таблетки в чайник и удалишься работать. Я нахамлю этой заразе и уйду. Через час они будут пить чай и мне кости мыть, а потом… боюсь, что до конца дня они не смогут больше чесать языками. Обычная доза — четверть таблетки…, а тут будет намного больше…


— Прекрасная идея, Надя. И я хочу извиниться, что набросилась тогда на тебя.


— Всё в порядке, Алика, Марина Олеговна сказала, что тебе порядком досталось, похоже, по голове сильно дали. Значит, будем держаться вместе, как фурии, иначе сожрут!


— Всё, дамы, марш спать. Иначе на веселье просто сил не хватит, а нам ещё работать с утра…


Валик торопливо попрощался с Ликой и ушёл. Девушка заперла дверь, приняла душ и уснула, едва голова коснулась подушки.


Красиво накрашенная и аккуратно причёсанная Надя ввела бухгалтерш в ступор. Короткая юбка кокетливо выглядывал из-под накрахмаленного зелёного халатика. Кружевная блузка, в такую же сейчас была облачена и Мария, прекрасно облегала фигуру. Она спокойно стояла под потоками брани, которой осыпала её племянница главного бухгалтера, язвительно улыбаясь и не говоря ни слова.


— Машка, вот всё строишь из себя великосветскую львицу, а сама так и осталась неотёсанной дурой! — наконец, решив подлить масла в огонь, высокомерно обронила девушка, вогнав гарпий в ступор ещё раз. — И вообще, мне даже сплетен про тебя не надо распускать, достаточно озвучить пару-тройку твоих грязных делишек…


Лика незамеченной добралась до чайника, высыпала слабительное в воду и скрылась за дверью. Через минуту медсестра тоже вышла вон, её каблучки отбивали дробь по застланному керамической плиткой полу.


— Ну, я ей устрою! Вот ведь, какая гадина оказалась! — прошипела Мария. — Тамара, будь добра, поставь чайничек, я принесла тортик. Эта замухрышка меня доконала…


Когда бухгалтерши начали с удивительной регулярностью курсировать в сторону дамской комнаты, Лика переглянулась с Валиком. Они оба заржали, зажимая рты ладонью.


— Один ноль нашу в пользу! — прошептал программист. — Вот только делать вид, что мы не в курсе, будет очень трудно!


Лика подняла покрасневшие от недосыпа глаза на Валика:


Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.