электронная
120
печатная A5
422
18+
Вечность

Бесплатный фрагмент - Вечность


Объем:
212 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-9934-3
электронная
от 120
печатная A5
от 422

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Часть 1

Глава 1. Предложение, от которого Вы не сможете отказаться

— Прошу, не покидай меня снова, Ария… — мужчина заглядывал в серые глаза девушки. Ее шоколадные кудри ниспадали по плечам, морской ветер слегка трепал ее платье.

«Такая родная…» — мужчина обнял хрупкий силуэт и почувствовал, что нежное тело пробирает мелкая дрожь. Он отстранился… и в удивлении разжал объятия, перед ним уже стояла совершенно другая девушка…

«Что за…?» — он прикрыл глаза в надежде прийти в себя.

— Вместе навсегда, любимый… — голос девушки поглотил рокот темнеющего моря, и сама она исчезла…

***

— Вместе навсегда, — пробормотал король, просыпаясь, — нет — нет, Ария…

— Ваше Величество! Как мы и рассчитывали: Король Осконии просит у вас аудиенции, лично! — помощник Его Величества знал, что эти новости могли закончиться непредсказуемо. Вот уже семнадцать лет король объединенных государств Люциан мучал соседское государство Осконию, по-другому и не скажешь: сколько раз он выступал с войной, сколько раз оккупировал границы, грабил и разорял их земли, отправляя туда армии наемников…

Несмотря на довольно молодой возраст, король Люциан славился своей жестокостью. Старый король Осконии — Фердинанд, изможденный нападками своего соседа, видимо, прибыл договориться, но зная нрав короля Люциана, было очевидно, они должны предложить слишком высокую цену, чтобы он оставил их в покое. Казалось, для него все это было игрой:

— Передай ему, пусть катится ко всем чертям! — прогремел Люциан, и поднялся с кровати, он был абсолютно наг, и Дмитрий поспешно опустил глаза, хотя должен был давно адаптироваться к привычкам короля.

Вслед за владыкой из кровати выпорхнули две обнаженные девушки, прикрываясь простынями, они бросились наутек, чтобы не мешать важному разговору.

— Ваше Величество, прошу Вас, может, стоит хотя бы выслушать визитеров? — молил Дмитрий.

— Ты сказал, он приехал лично, кто же его сопровождает? — заинтересовался король.

— Королева Осконии тоже…

— Присцилла, — не дав своему помощнику возможности договорить, король дьявольски усмехнулся, вызвав у Дмитрия гусиную кожу, — эта сука тоже приехала! Видимо им и впрямь есть, что мне предложить! Неужто моя драгоценная матушка ради защиты Осконии отпилит свою мерзкую голову, у меня на глазах? Это могло бы сработать, — в его глазах пылал адский огонь, казалось, он разговаривает сам с собой, — что ж, поторопись и впусти наших гостей. Послушаем… — Люциан принялся одеваться, скрывая под одеждой свое могучее тело, которое, с гордостью можно было назвать достоянием государства, чего не скажешь о темпераменте, поскольку не в одной стране мира, нельзя было найти человека, у которого за жизнь набиралась хотя бы доля сексуального опыта, которая была у короля объединенных государств. Высокий смуглый брюнет, с прозрачно-голубыми глазами, мощный силуэт, сильные руки, накаченный торс, даже если бы он был самим дьяволом, вряд ли бы нашлась девушка, способная ему отказать…

***

— Поправьте меня, если я что-то не так понял: я так сильно надоел Вам и Вашему мужу, моя дорогая матушка, что вы решили, дабы задобрить меня, отдать мне на растерзание мою юную сестрицу? — король развлекался, издеваясь над визитерами, и продолжал поглощать завтрак.

— Ваша интерпретация нашего предложения немного грубовата, — король Фердинанд покраснел от негодования, но вел себя весьма робко, зная, что это его последний шанс спасти свою страну. Тем более, если он разозлит своего врага, то одному Богу известно, на что тот способен.

— Люциан, в память о твоем почившем батюшке, прошу тебя, хотя бы подумай, над нашим предложением… — королева пыталась сохранять достоинство, но ее и без того обычно бледное лицо, сейчас казалось белым, как полотно.

Люциан грозно свел брови:

— Тебе — Присцилла, я бы посоветовал не открывать рот в моем присутствии! И уж тем более, не смей упоминать моего отца!

Фердинанд готов был сквозь землю провалиться, лишь бы никогда не вмешиваться в семейные разборки этого сумасшедшего королевства. Дернул черт его 17 лет назад помочь Присцилле и жениться на ней, если бы он только знал, чем это обернется…

— Люциан, если Вы женитесь на нашей дочери, Вы станете законным наследником трона Осконии… — продолжал Фердинанд.

— А как же ублюдок моего отца? Разве не он должен был стать следующим королем Осконии? — Люциан устремил скучающий взгляд вдаль.

— Пока он придет к власти, Вашими стараниями, уже нечего будет наследовать… — обреченно вздохнул Фердинанд.

Люциан кивнул:

— Это похоже на правду, — Люциан задумался на некоторое время, обдумывая варианты дальнейшего мучения Присциллы и ее семьи. Если у него не станет надобности громить Осконию, — прежде, чем я приму ваше предложение и мы подпишем договор, я желаю встретиться с сестренкой, — он видел, как от этого слова лицо Присциллы искажала гримаса отвращения, и план возник сам собой, — надеюсь, малышка еще чиста, я бы хотел первым попробовать ее. Привезите ее немедленно, только увидев свою невесту я, может быть, продолжу с вами разговор, — уже закончив трапезу, он быстро покинул столовую.

***

Через несколько дней дворец Дарнии гудел от празднества. День урожая — священный праздник не только для объединенного королевства, но и для многих соседних государств, в том числе и для Осконии. Фердинанд и Присцилла пообещали привезти потенциальную невесту Люциана через пару дней после празднования. Поэтому сейчас он наслаждался праздником. Впрочем, в других королевствах подобного рода мероприятия назывались скорее вакханалией: голые женщины; реки алкоголя; в каждой комнате, за каждой стенкой, за каждой шторкой люди придавались любовным утехам…

На рассвете второго дня празднования король нетвердой походкой отправился в свои покои, у дверей он столкнулся со служанкой и охранником, которые непринужденно беседовали. Увидев Его Величество они расступились и склонили головы:

— Что Вы…? Продолжайте… — он толкнул дверь и жестом пригласил их войти…

Глава 2. Ангел или демон

— Я не знаю как мне жить без тебя… Что мне делать, Ая?

— Я никогда не оставлю тебя… Вместе навсегда… — шептала она нежно…

Но снова исчезла, оставив Люциана на берегу в полном одиночестве…

***

— Ваше Величество, прибыла Ваша невеста, — Дмитрий снова прятал глаза. Сегодня с царского ложа стыдливо сбегали служанка и охранник.

— Прекрасно, — злобно ухмыльнулся король, — Подготовь для принцессы покои, рядом с моими. Ее родителей отправь в мой кабинет, пусть ожидают. Распорядись об организации свадьбы, в самые короткие сроки, — ему было плевать на невесту, он нашел новый способ мести, в ее лице, каким бы оно не оказалось.

***

Неспешно одевшись, король, наконец, «порадовал» гостей своим визитом.

— Итак, где моя сестренка? — сразу перешел он к делу, стараясь как можно сильнее задеть Присциллу.

— Нам сообщили, что для невесты подготовили покои, и Анна отправилась осмотреться, — сообщил Фердинанд, — вы уже приняли решение?

— Я уже сказал, я приму решение, только после того как встречусь с ней и лично удостоверюсь в ее невинности, меня не интересует использованный товар, — железно произнес Люциан, — но еще до того, я бы хотел увидеть договор.

— Конечно, пожалуйста, — король Осконии протянул документы, Люциан тут же принялся изучать бумаги.

Присцилла и Фердинанд переглядывались, не в силах нарушить тишину.

— Вы такие жалкие, — изрек «жених», закончив, — как можно пожертвовать собственным ребенком? Неужели вам плевать?

— Анна родилась в тот год, когда Ария… — начала было Присцилла, Люциан предостерегающе поднял руку, в его глазах зарождался ад.

— Нет… прости… Я хотела сказать, наша дочь не видела ничего, кроме войны и разрушений. Она как раз достигла брачного возраста… К тому же Анна сама вызвалась принести себя в жертву, во имя народа…

— В жертву… Что ж… Видимо она знает на что идет, — он развернулся и покинул кабинет.

***

Анна, облокотившись на туалетный столик, погрузилась в свои мысли, но увидев, как открывается дверь, выпрямилась. Вошел высокий красивый мужчина, его лицо обрамляла аккуратная борода, виски слегка посеребрила седина, взгляд был серьезным, если не сказать разгневанным.

— Приветствую Вас, Ваше Величество, меня зовут Анна… — она осеклась, когда он подошел ближе. Эти черты лица, показались ей знакомы: его почти прозрачные голубые глаза; чувственные губы; складка, меж бровей…


…Чуть больше года назад принцесса, как часто бывало, поругавшись с родителями, сбежала из дома, и отправилась через смежный с границей Дарнии лес, к морю. Сюда она отправлялась каждый раз, когда была чем- то сильно расстроена, чаще всего причиной становились ее разногласия с матерью. Несмотря на то, что пляж был не близко, только это место могло утешить ее. Ну и, наверно, несколько часов верхом, после чего ныло все тело, и эта физическая боль просто не позволяла ей погружаться в душевную.

В тот день, как и в любой другой, берег был пустынным. Привязав лошадь, и скинув с себя платье, девушка, как обычно вошла в воду, которая оказалась холоднее, чем ожидалось. Отплыв от берега так, что ее одежда, оставшаяся лежать на песке, была еле различима, принцесса развернулась обратно, как вдруг ее ногу пронзила резкая боль. Она не могла двигаться, будто ее парализовало. Держаться на плаву более не было сил, но она старалась не сдаваться, на последнем издыхании борясь с поглощающей ее стихией. Она еще была почти в сознании, когда сильная рука выдернула ее из пучины вод. Мужчина вынес ее на берег, и, уложив на теплый песок, прикрыл сухой одеждой.

Когда Анна начала приходить в себя она почувствовала чьи- то губы на своих губах. Закашлялась. И распахнула глаза.

Над головой незнакомца ярко светило солнце, но оно не помешало ей разглядеть его прозрачно-голубые глаза. Она протянула руку и коснулась его мокрых волос:

— Спасибо… Ангел…

Он нахмурился, от чего меж его бровей пролегла глубокая складка:

— Глупая девчонка, умереть захотела? — он злился.

Она, не отдавая себе отчет, ткнула пальцем ему в лоб:

— Не хмурься, ангел… Я ведь жива… благодаря тебе… — на мгновение показалось, будто лед в его глазах оттаял… Выражение его лица стало каким- то растерянным. Но мужчина быстро взял себя в руки и отодвинулся:

— Дальше сама справишься, — поднялся на ноги и зашагал прочь.


…Сейчас строгий взгляд ледяных глаз, казалось, изучает Анну, с недоверчивым прищуром:

— Значит вот, как выглядит моя жертва… — со злобной усмешкой произнес король, — ну что ж, не плохо. Видимо ты — лучшее, что наша матушка сделала, за свою жизнь, — его взгляд скользил по ней, будто раздевая: стройное миниатюрное тело, с довольно большой грудью, русые волосы с проблесками золота, пухлые розовые губки, темные брови и длинные ресницы — все это гармонично сочеталось в ангелоподобном создании. Можно было подумать, что королю досталась в жены легкомысленная особа, казалось, она была слишком красива, чтобы забивать свою прекрасную головку лишней информацией, такой вариант, как нельзя лучше подошел бы для этого брака. Однако плавленый свинец ее глаз не давал покоя Люциану. Первые эмоции удивления сменились хладнокровной решимостью, сразу после того, как Люциан обозначил роль жертвы для своей невесты. Будто она вспомнила, свое предназначение. И даже сомнительный комплимент короля не пошатнул решимость ее глаз.

— Ты должна знать, на что соглашаешься: я буду мучить тебя всю жизнь, превращая твое существование в ад. Чтобы твои родители тысячу раз пожалели, что предложили эту сделку, да и вообще, что когда- то встали у меня на пути, — он угрожающе наступал, — Ты станешь оружием моей мести! Я буду издеваться над тобой, и позволю это видеть всем окружающим, чтобы до твоих родителей ежечасно доходили слухи о том, что они продали свою дочь дьяволу. Сейчас — я даю тебе последний шанс. Ты можешь отказаться, пока не поздно, — он увидел просвет надежды в ее глазах, который моментально погас:

— Благодарю, но нет. Я не могу… отказаться, — безжизненно проговорила она.

Это разозлило Люциана, он сжал кулаки: «Как они посмели? Чем же ей угрожали, раз она так непоколебима?»

— В таком случае, прости, малышка. Ничего личного, — с этими словами он неожиданно придвинулся и впился в ее губы грубым поцелуем, его борода царапала ей кожу, но справившись с первым шоком она поддалась ему, догадываясь, что сейчас ее ждёт первое испытание. Люциан проник в ее рот языком, периодически прикусывая ее губы. Анна старалась сохранять самообладание, но его действия, казалось, воспламеняли ее тело. Король обхватил девушку за талию, и усадил на столик, стоявший позади неё. Она почувствовала странный трепет внизу живота, когда ее жених встал между ее ног и прижался к ней. Одна его рука скользнула под пышные юбки, Анна резко отстранилась:

— Что Вы собрались делать? — пытаясь отдышаться спросила она испуганно.

— Не дергайся, девочка, я должен убедиться, что ты невинна, — прорычал он, — я мог бы сделать это намного быстрее, но более болезненно, однако выбрал долгий путь, — он впился в ее шею своим горячим ртом. От неожиданности девушка застонала.

— Ммм, это будет интересно… — с хищной улыбкой проговорил король. Коснувшись ее потаённого места, он понял, что его план отлично сработал: девушка намокла от его ласк, и теперь он мог, безболезненно для неё, проверить ее невинность.

— Такая чувственная… — прошептал Люциан, целуя ее шею. Он немного нахмурился, в душе надеясь, что не наткнётся на преграду, и отправит грязную девку восвояси. Ему начало казаться, что Анна была слишком хороша, чтобы использовать ее…

Его палец уже медленно проникал в неё, раздвигая узкие врата, аккуратно, чтобы не ранить нежную плоть… Это не заняло много времени, к его нарастающему сожалению, он упёрся в преграду: «Как девственница может быть такой горячей?» — опытный любовник сейчас сдерживался изо всех сил, чтобы как разгоряченный мальчишка не набросится на свою невесту. Он поторопился вытащить свой палец.

Люциан чувствовал, как напряглась Анна, он приподнял ее голову за подбородок, и заглянул ей в глаза:

— Я могу остановиться, и никогда больше не прикоснусь к тебе, для этого тебе достаточно сказать, что ты уже не девственница, — он нахмурился, когда она покачала головой, не понимая ее мотиваций сдаться в ад.

Он смотрел на неё, не мигая. Она, ведомая подсознанием, подняла руку и коснулась глубокой складки между его бровей:

— Не хмурься… Делай, что должен… Я буду рядом…

Этот невинный жест отозвался болью в его душе. Он грубо оттолкнул ее руку и схватил хрупкие плечи:

— Довольно! — в его глазах снова зарождался ад, способный был сжечь остатки ее души…

***

Король и королева Осконии вскочили на ноги, когда в кабинет, словно ураган, ворвался Люциан. Схватив договор, он приложил к бумаге окровавленные пальцы:

— Кровь девственницы вместо росписи устроит? — он захохотал, как безумный, — а теперь проваливайте!!! Я оставляю сестренку себе! Увы, на свадьбу не зову… — швырнув бумаги он поспешно покинул кабинет.

Глава 3. Принцесса и деспот

Анна не понимала что происходит, Люциан поклялся ей тогда, что превратит ее жизнь в ад, а на деле, прошло почти две недели и ничего не происходило, более того, с того дня они даже не виделись. Он не позволил принцессе попрощаться с родителями, чему отчасти она была рада, вспоминая какими ультиматумами ее принудили стать женой «величайшего тирана в истории», как они его называли.

Кроме того, король прислал ей камеристку, милейшую седовласую женщину:

— Ирма, как мне можно незамеченной выйти из дворца? Мне бы хотелось прогуляться по пляжу, — она знала, что ее любимое место совсем недалеко от дарнийского дворца.

— О, госпожа, я провожу Вас… — Анна жестом прервала служанку.

— Прости Ирма, я бы хотела побыть в одиночестве…

— Оу, ну… Думаю я смогу Вам помочь, — понимающе кивнула женщина.

— Спасибо, — она дружелюбно сжала руку камеристки, — думаю, мне может понадобиться лошадь.

— Вы хотите сбежать, Госпожа? — без обиняков спросила Ирма.

— О, нет, — Анна засмеялась, только сейчас понимая, как это могло выглядеть со стороны, — я не собираюсь бежать, да и мне некуда… — закончила она, грустно улыбнувшись.

— Вы ведь даже ничего не знаете, ведь так? — в задумчивости спросила старая женщина.

— Я знаю, что ваш король собирается превратить мою жизнь в ад, но выбор у меня не богатый, если я вернусь домой, то адом ее сделает моя родная мать.

— Вам известно, почему Его Величество так жесток к вашей семье и стране в целом?

— Нет. Я только знаю, что это началось в год моего рождения, — Анна задумалась, следуя за служанкой, которая провожала ее «на волю», — ты расскажешь мне?

— Может когда-нибудь… если Вы сможете полюбить наше «чудовище», — старуха грустно усмехнулась.

Такое смелое высказывание в сторону короля заинтересовало принцессу:

— Ты давно его знаешь, ведь так?

— Со дня когда Его Величество появился на свет. Я была ещё камеристкой королевы Софии — матушки Люциана. Но когда родилась Ария — принцесса Гардении, и их родители заключили брачный договор, меня отправили растить невесту, для нашего принца. Но фактически дети росли вместе, поэтому я всегда была рядом с нашим королем, — Ирма грустно улыбнулась, — даже в самые тяжелые времена. Поэтому я никогда на самом деле не считала его чудовищем или тираном. Я знаю, почему он такой… Поэтому крепись, девочка, он действительно не оставит тебя так просто. Но старайся не судить его строго… — служанка вложила в руку Анны поводья и ушла, оставив удивленную девушку наедине с новой информацией.

***

Принцесса шла по пляжу после короткой поездки верхом, и раздумывала над тем, что ей поведала Ирма.

Конечно, Анна знала, что Люциан уже был однажды женат, так же она слышала, что он очень рано овдовел, прожив в браке с молодой супругой чуть больше года. Но она понятия не имела, что эти двое с рождения были вместе.

«Смерть такого близкого человека вполне могла ожесточить его…» — в своих мыслях Анна даже не заметила, как добралась до того самого места. Она прошла мимо огромного валуна, привязала лошадь к дереву и, скинув одежду, по привычке отправилась в воду.

***

— Ария! — звал Люциан, — Ария! Почему ты не показываешься? — сильный морской ветер трепал его волосы, казалось вот- вот начнётся шторм, — Я пришёл на наше место, чтобы увидеть тебя…

— Я тоже пришла… — будто ветер шептал.

— Так покажись же! Зачем играешь со мной и мучаешь меня? Я готов уснуть навечно, лишь бы быть с тобой…

— Это не я прячусь, а твои глаза закрыты…

…После этих слов Люциан проснулся и распахнул глаза. Солнце светило довольно ярко, с моря тянул еле ощутимый бриз. Невыносимая жара, и камень, на который облокотившись, уснул король, казалось, раскалился докрасна.

Люциан собирался было выйти из своего укрытия и даже подумывал окунуться в море, прежде, чем вернуться во дворец, но, к своему удивлению, обнаружил поблизости привязанного коня и оглянулся в поисках хозяина… хозяйки. Девушка, словно морская сирена, подплыла поближе к берегу, затем, взмахнув волосами стала выходить на сушу. Король, как нашкодивший мальчишка, прячась в своём укрытии не мог оторвать от невесты глаз: «Она ненормальная… Что она тут забыла? Да ещё в таком виде… А если бы на моем месте оказался кто- то другой? Хотя, пожалуй, я худшее из зол…» — он даже не мог злиться, это давление в штанах явно мешало ему.

Тем временем девушка, невольно показавшись королю в полный рост во всей своей красе направилась в сторону своей одежды, повернувшись спиной к невидимому зрителю, она немного подождала, когда капли на ее коже немного высохнут, потянулась, предоставляя своё тело ласковым солнечным лучам и жадному взгляду наблюдателя. Она стояла довольно близко, поэтому он с легкостью мог по достоинству оценить идеальные изгибы ее тела, бархатную кожу, невероятно красивые пропорции…

Девушка нагнулась за одеждой, от чего у Люциана слегка перехватило дыхание: «Черт! Что со мной такое? Я имел столько женщин… а сейчас, кажется, готов кончить от того, что моя невеста разгуливает голая…» — он потёр свои чресла, раздумывая как отвлечься, чтобы расслабится. Но разгоряченное сознание предлагало ему другие варианты сбросить напряжение, например, выйти из своего укрытия и овладеть принцессой прямо на горячем песке…

«Несносная девчонка! Как она вообще оказалась на моем пляже?» — безлюдный пляж, казалось, делает его фантазию все более привлекательной…

Король избегал встреч со своей невестой до свадьбы, надеясь, что она все-таки передумает и уйдёт, пока не поздно. Ну и отчасти из- за того, что в прошлый раз в ее присутствии у него будто слегка отключился мозг. Это пугало Люциана. Он слишком привык держать все под своим контролем, не позволяя себе терять голову, даже в моменты страсти. Но сейчас, как и тогда… он не мог собраться с мыслями…

***

Солнце приятно грело влажную кожу. Анна потянулась прикрывая ладонями лучи слепящие глаза, прищурившись смотрела на небо, сквозь пальцы. Мысли крутились в ее голове. Она нагнулась, подобрала одежду и отправилась в тень деревьев, под которыми расположилась, вдруг передумав сразу возвращаться во дворец:

«…Бежать, нет смысла. Просто некуда. Мать со свету сживет, если вернусь домой. Мой жених странный, но пока, если не считать унизительной процедуры проверки, не сделал мне ничего плохого. Правда я так и не поняла, зачем он тогда порезал своё запястье под манжетой…».

***

Люциан какое- то время просто охранял, видимо спящую невесту. Но наверно солнце припекло ему голову слишком сильно, когда он вышел из-за камня и направился в сторону обнаженной девушки, лежащей под деревом:

— Если бы не было так жарко, — девушка вздрогнула, проснувшись, — я бы отчитал тебя, за столь непристойное, для будущей королевы, поведение… — он принялся скидывать одежду, — составишь мне компанию? — он вопросительно посмотрел на испуганную девушку, прижимающую к груди платье, — не стесняйся, я то твой будущий муж, но не стоит проделывать это впредь, неизвестно кому так повезёт в следующий раз… — он направился к воде, пока она завороженно изучала его мощный силуэт, не обременённый более одеждой.

…Вынырнув, он увидел, что девушка послушно приняла его предложение. Прикрывая грудь руками, она уже стояла по пояс в воде. Король провёл по своим мокрым волосам рукой:

— Ты смелая… — он улыбался невесте, какой- то настоящей улыбкой, игривой, — или наглая… — он резко провёл ладонью по морской глади, от чего в девушку полетели брызги. Не сдержавшись Люциан засмеялся, искренне. Принцесса ошарашено смотрела на короля, не понимая, что происходит. Но быстро взяв себя в руки, отправилась мстить обидчику. Он, смеясь, пытался избежать наказания… Она уже снова была вся мокрая, с ее, ещё недавно сухих волос, потоками стекала вода:

— Люциан! Я этого так просто не оставлю! — с наигранной злостью кричала она, наступая на короля, он уплывал все дальше, увлекая девушку за собой. Люциан нырнул, пропав из виду, принцесса стала озираться по сторонам, вглядываясь в темные воды. Он вынырнул прямо перед ее лицом:

— Бу, — шепнул он с улыбкой, пытаясь отдышаться.

Ее губы оказались слишком близко, и это, казалось, способно было свести правителя с ума. Он протянул руку и убрал мокрые волосы с ее лица:

— Видимо, ты все же победила… — прошептал он.

— Разве это не ты поймал меня…?

Он оставил ее вопрос без ответа, продолжая смотреть в плавленый свинец ее глаз:

— Вместе навсегда?

Она улыбнулась ему в ответ:

— Как всегда…

Притянув девушку к себе, Люциан нежно коснулся ее влажных губ своими. Он почувствовал, как обнаженное тело прильнуло к нему, его желание коснулось заветного места… Отстранился, чтобы заглянуть Анне в глаза, но на него теперь уже смотрела Ария:

— Любимая… — он снова припал к ее губам.

***

…«Какого черта! Сон? Как я вообще умудрился уснуть с таким напряжением? Похоже, солнечный удар схлопотал, — он поправил все ещё стоящий колом детородный орган, и поднялся на ноги. Девушка под деревом все ещё спала. В его голове стали крутиться отрывки сна, — как эта девчонка проникла в мои сны? Я не могу позволить ей вытеснить Арию из моей головы… я не могу предать свою любовь… только не с Анной!» — он зашагал прочь, гонимый темными мыслями, и сжигаемый ненавистью… к самому себе.

Глава 4. Убей меня, если хочешь…

Анна старалась развлечь себя в ожидании дня свадьбы: вышивала, рисовала, музицировала, пела. Кроме прочего одолела личную библиотеку короля своими бесконечными визитами.

Люциана нигде не было видно, и этот факт почему- то огорчал девушку, хотя она подозревала, что встреча с ним не сулит ей ничего хорошего.

В очередной раз посетив библиотеку, принцесса поставила на место уже прочитанную книгу и принялась выбирать новую. Здесь были собраны лучшие научные труды, целый мир, разложенный по полочкам.

Наконец определившись, Анна потянулась за книгой, но ее роста, очевидно, было слегка не достаточно. От кончиков ее пальцев до корешка книги оставалось ещё с полдюжины сантиметров. Над ее головой мелькнула большая ладонь и с легкостью коснулась книги:

— Эта? — от этого низкого голоса по ее позвоночнику забегали мурашки.

— Да, — шепнула она. Люциан стоял так близко, что она ощутила тепло и запах его тела.

Медленно доставая книгу он не отрывал глаз от Анны, в ожидании, что она повернётся. Выхватив из его рук книгу, она развернулась в его объятиях, и хотела было сбежать, но он не отступал:

— Неплохой выбор… — казалось он снова выпал из реальности, неотрывно глядя на свою невесту.

— М?

Он перевёл взгляд на книгу:

— Но я бы посоветовал сначала прочитать… — он снова потянулся к верхней полке, невольно прижимая девушку к стеллажу, выудил оттуда ещё одну книгу и протянул девушке, — вот эту…

Их взгляды встретились и казалось никто не собирается это прервать:

— Анна… — через время начал он, — ты не собираешься остановиться…? — он помедлил, будто ожидая ответа, — мне жаль тебя… но это последний раз, когда я предлагаю тебе уйти… Больше такой шанс не представится, — он говорил медленно, будто устало, — я не смогу позволить тебе спокойно жить… — какая- то горечь просачивалась сквозь его, казалось бы, жестокие слова, — ты должна стать моим оружием мести, так почему же… — он начинал злиться, — почему же такое чувство, что это меня тобою наказывают…?

Он облокотившись на полки тяжело опустил свою голову: «Почему она теперь постоянно преследует меня… Во снах она все сильнее вытесняет Арию, каждую ночь являясь без приглашения. А наяву я всегда натыкаюсь на неё, вижу ее мельком, слышу ее голос, или музыку, которую она играет… Будто наказание…» — его мысли прервались, когда нежная ладонь осторожно коснулась его спутанных волос:

— Прости меня… Я не хочу быть твоим наказанием… но… мне просто некуда идти… Я не могу вернуться домой…

— Почему? Потому что ты боишься свою мать сильнее, чем меня? — он закипал, — Ты же просто ещё не знаешь на что я способен… — он резко выпрямился, и схватив девушку за горло с силой прижал к полкам:

— Может хотя бы страх заставит тебя бежать! — прорычал он.

Но к его удивлению, девушка оставалась спокойна:

— Я… почему- то… совершенно не боюсь тебя… — прошептала она.

Он сильнее сжал хрупкую шею, казалось при желании, эта большая ладонь с легкостью могла сломать Анне позвоночник, но ни один мускул на ее лице не дрогнул:

— Ты можешь убить меня, если хочешь, — шептала она тихо, — это будет честью для меня, особенно, если моя смерть способна заглушит твою боль…

Он отшатнулся, будто существовала сила, способная его оттолкнуть словно тряпичную куклу:

— Ты ненормальная, — задыхаясь сказал он, — не играй с огнём! Ты не знаешь меня! И не пытайся узнать! — он уже почти кричал, пряча боль за адским пламенем ледяных глаз.

«Словно раненный лев…» — вот, как это видела Анна…

***

Серое небо хмурилось; море, темное, как ночь, бушевало, заглушая прочие звуки, а ветер гонял по берегу песок, швыряя его в Люциана. Сегодня невеста короля снова пришла в его сон:

— Убирайся!!! — кричал он, завидев ее вдалеке, но она уверенно направлялась в его сторону, — я не хочу чтобы ты была рядом! — говорил он все менее гневно, — мне нужна Ария!!! — сказал он твёрдо, — это единственное место, где я мог быть с ней, — шептал он горько, — а теперь ты… — он осел на песок.

— Прости меня… — король печально посмотрел на Анну, — меньше всего на свете я хотела причинить боль самому дорогому мне человеку… — он уже однажды слышал эти слова:

— Ария…? Зачем ты приходишь в обличии Анны? Или что это за странная игра моего воображения…

Девушка смотрела на него в непонимании…

Глава 5. Последний шанс

Настал день брачной церемонии, для которой Анна собственноручно собрала букет в саду и приготовила свадебный наряд. Ирма проводила невесту в часовню, где их уже ожидали гости.

Люциан встретил невесту у алтаря:

— Я уже дал тебе слишком много шансов уйти… — прошептал он, — сейчас последний…

Девушка лишь смиренно склонила голову. Он снова нахмурил брови в непонимании, немного помедлив, он все же повернулся в священнослужителю:

— Что ж, давайте побыстрее разберёмся с этим, — холодно распорядился король.

Коротко кивнув священник начал свою молитву, не желая разозлить владыку.

…И вот жених уже откидывает фату с лица невесты, и довольно резко привлекает девушку к себе:

— Ты сама сделала свой выбор, — шепнул он прежде, чем впиться в ее губы жестким поцелуем. И казалось, Анна растаяла. Несмотря на показную грубость Люциана, она ощущала новые чувства, зарождающиеся в ее сердце…

Странную идиллию момента разорвал крик, раздавшийся за спиной новоиспеченной супруги:

— Если она не может принадлежать мне, то пусть не достанется никому…

Ещё до того, как хоть кто-нибудь сообразил, что происходит, над головой Анны мелькнуло лезвие. Люциан даже не успел подумать, что можно сделать… как нож вонзился… в его спину… Он сжимал в своих объятиях девушку, прикрыв ее собой… Казалось, Анна толком не понимала, что произошло, когда во время поцелуя, Люциан прижав ее крепче, развернулся, и немного вздрогнул. Она открыла глаза: он как всегда хмурился, но не отводил взгляд:

— Одну минуту… — он потянулся и выдернул откуда- то пониже плеча клинок, — мы можем закончить, святой отец?

Казалось весь зал замер в шоке, и священник лишь молча кивнул.

— Тогда прошу прощения… — он повернулся к негодяю, и схватил его за шею:

— Ну здравствуй, братец!

— Кристоф? — в ужасе прошептала Анна, до неё только начинало доходить, что тут происходит, — за что…?

— Ты должна быть моей! — сдавленно прошептал он, — Оскония должна быть моей!

— Ах ты пёс паршивый!!! Надо было тебя убить ещё тогда!

— Мне всегда было интересно, почему ты этого не сделал? Ведь я посмел прикоснуться к твоей драгоценной Арии… — огромная рука сдавила горло сильнее.

В глазах Люциана мелькнула адская боль:

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 120
печатная A5
от 422