электронная
72
печатная A5
361
16+
Вечная агония реальности

Бесплатный фрагмент - Вечная агония реальности

Объем:
192 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-0730-9
электронная
от 72
печатная A5
от 361

Рогозина Виктория

Вечная Агония Реальности.

Вампиры… какая избитая тема. Вся эта романтика, уси-пуси, сюси-муси. Они все такие красивые, обаятельные и практически всемогущие, как их принято описывать. Убийцы, которых любят. Но, а как же жить с таким существом? Обычная семейная жизнь, обычные серые будни, обычные рабочие дни… Галка обычная студентка Московского мединститута, живет со своим парнем-вампиром. И вроде бы все как у обычных людей, но вампиризм дает о себе знать. А любовь помогает выжить и пережить все.

Серия «Нереальная Реальность»

Реальная нереальность

Мизантропия реальность

Вечная Агония Реальности

Декаданс реальности

Искажение реальности

Нереальный экскапизм

Нереальность девианта

Журнал «Это Rock`n`roll!»

Благодарность

Уважаемый читатель!

Благодарю за то, что нашел время и силы прочитать эту книгу.

От автора

Уважаемый читатель!
Никогда не унывай по жизни!

Будь добр к другим и

пусть добро обязательно возвращается к тебе!

— Пролог-

Любишь?…

Ты сказал, что тебе все равно. Ты можешь это повторить сейчас, когда я лежу на больничной койке? Нет. Тогда зачем ты сказал это мне тогда? Хотел позлить? А если бы сейчас я умерла?! Ты бы мог себе простить, что твоими последними словами оказались… да, ты бы не простил. Моя жизнь коротка… она не такая как у тебя. Ты меня переживешь. Тогда зачем мы ссоримся? Может, просто будем наслаждаться ею? Я не хочу, чтобы ты вспоминал ссоры. Я хочу, чтобы все воспоминания связанные со мной были хорошими. Ты прости меня, Никита. Я тебя очень люблю! Все ведь будет хорошо? Просто пообещай мне это. Неважно, если так не будет, просто подари мне надежду на светлое будущее, пожалуйста. Ты дождешься моей выписки из больницы? Я знаю, дождешься. Ведь ты меня тоже любишь. Прости, что заставила тебя переживать за меня. Все будет хорошо. Только не бросай меня. Я наговорила тебе глупостей. Я не хотела.

Я тебя очень люблю!

— Глава 1-
Жизнь в смерти

И один в поле воин

С первого и до последнего вдоха

И один в поле воин

Если ты свой меч не бросил

(с.) Витторина Соколова, группа «Феникс»

Лето в этом году выдалось особенно жарким. Горят торфяники, в столице смог, видимость плохая (если не сказать нулевая) — настолько плохая, что даже в подземке не сразу можно заметить прибывающий состав. Из-за этого в метрополитене участились несчастные случаи. Галка не планировала долго задерживаться на улице. Видно плохо, дышать нечем, да и жарко ко всему вдобавок. Девушке нужно было всего лишь купить некоторые продукты к приходу своего любимого.

Покинув спасительную тень многоэтажек, девушка скрылась под сенью листвы небольшой лесопарковой зоны. Пройдя по песчаной тропинке метров пятнадцать, Галка свернула вдоль шоссе по тротуару к магазину. Вывеска гласила «Любимый». Из динамиков непрерывно «текла» реклама, дабы заманивать покупателей для увеличения уровня продаж. Поднявшись на ступеньку, Галка открыла дверь и вошла в магазин. Неспешно пройдя вдоль стеллажей с товарами, девушка положила в корзину некоторые продукты, придирчиво изучая этикетки. Несколько раз попадались испорченные товары с истекшим сроком годности или с тремя наклейками. Выбрав необходимое, Галка встала в очередь. Из пяти касс работала только одна. Впрочем, в России этому давно уже никто не удивляется. Очередь была небольшая, но молоденькая девочка-кассир не спешила обслуживать покупателей, предпочитая чатиться в телефоне. Мобильник периодически выдавал характерное «о-оу». Наконец по ленте «побежали» продукты Галки — рыба, вино красное полусладкое, металлическая коробка с печеньем, хлеб и две упаковки спичек. Расплатившись, девушка сложила все в пакет и поспешила домой. Обогнув магазин, Галка прошлась по парковой дорожке к одному из многих многоэтажных домов. Поднявшись пешком на девятый этаж (лифт как всегда не работал!), девушка вставила ключ в замочную скважину и, открыв дверь, вошла в квартиру.

— А я тебя заждался, — на пороге возник молодой человек и, взяв пакет из рук девушки, снова скрылся где-то в квартире.

— Ты опять с работы пришел рано, — заметила она с укоризной.

— Трудна жизнь скромного олигарха, — заверил ее молодой человек.

— Настолько скромного, что никак не можешь решить купить или не купить дом на Рублевке, — поддела его девушка.

— Это слишком сложный вопрос, куда уж мне?

Девушка не обратила внимания на иронию.

— Любимая!!? — пропел молодой человек из глубины квартиры.

— Никит, да иду я, иду, — вяло отозвалась Галка и прошла на кухню. — Чего?

— Галчонок, праздновать будем? — весело и задорно спросил Никита.

— А есть повод? — уточнила она.

— Ну а как же, — молодой человек открыто улыбнулся. — Мы расширились. Открыли еще одно кафе, причем в самом центре, да и от метро недалеко.

— Ну давай отпразднуем.

«Как будто он пользуется метро!» — подумала она и усмехнулась собственным мыслям. Девушка тяжело вздохнула.

— Так дело не пойдет, — он надулся, совершенно по-детски обидевшись. — Ты не радуешься.

— А что мне надо прыгать и кричать от восторга? — девушка выдержала паузу. — В конце концов, я просто счастлива с тобой.

— Я тоже, хотя вампирам это чуждо, — серьезно заявил парень.

Галка посмотрела на него. Высокий, стройный, подкачанный. Бледная кожа. На вид парню можно было дать около двадцати пяти лет, но вот о реальном возрасте лучше его не спрашивать — все равно поверить ответу не удастся. Карие глаза с холодным стальным блеском и темные короткие пряди волос, которые лежали непослушным «ежиком». Его девушка — Галка — была на целую голову ниже своего парня, с густыми пепельно-русыми волосами ниже талии и необычными карими глазами, которые красиво переливались на свету, гипнотизирую и завораживая. Маленький носик и пухлые щечки, как у хомячка. Девушка была милой. Никите она очень нравилась. Когда Галка злилась, у нее губки опускались, словно «убегали» на подбородок, но даже так она оставалась весьма привлекательной. Он ей в такие моменты всегда говорил одно и тоже: «Губки надула, щечки надула — хомяк обиженный».

— Что есть будем? — девушка заглянула в холодильник.

— А что хочешь?

— Хочу чего-нибудь сладкого, эклеров, например.

— А я хочу твою фирменную картошечку с курочкой. Сделаешь? А я сгоняю за эклерами, — он подмигнул ей.

— Ну ладно, — она пожала плечами.

— Галчонок, а я говорил, что ты у меня самая-самая и я тебя люблю? — Никита обнял девушку.

— Ммм… даже не припомню, — с улыбкой произнесла Галка. Она прильнула к нему, позволив себя поцеловать в лобик.

— Тогда, я быстро, — и он исчез, словно никогда его тут и не было.

Галка не удивилась. Перестаешь на такие вещи обращать внимание, когда два года встречаешься с парнем-вампиром. В первую же встречу, он признался ей, что он кровопиец. Тогда это выглядело глупо, как будто подросток, который насмотрелся фильмов-ужастиков, начитался книжек. Естественно девушка ему не поверила (особенно, когда учишься в медицинском на кафедре психиатрии, становится отчего-то еще более любопытно покопаться в мозгах у таких людей, а может даже разделать — а вдруг серое вещество не будет обнаружено?!) и даже издевалась некоторое время. Почему некоторое? Потому что Никита действительно оказался вампиром, без всяких шуток и понтов. Он не любил лишних слов, говорил всегда по делу. Никогда не сидел на месте, предпочитая всё время действовать. Для современной молодежи это было несколько необычно и редко встречаемо. Чаще либо пьют-курят и колются, либо убежденные спортсмены и явно не до девушек и шуры-муры. И те и другие чаще всего не способны доказать свою любовь. Что нашел Никита в простой девушке? Много чего. Он любил ее язвительность, ум, расчетливость, иногда показную холодность… ему нравилось в ней абсолютно все. Ее пухлые щечки, губки, которые при обиде «убегали» на подбородок. Иногда, когда Галка разговаривала или читала вслух, кончик ее носа начинал немного двигаться. Девушка практически всегда была серьезна и собрана, из-за чего окружающие называли ее занудой. Но и это Никите очень нравилось. А ее улыбка?! Галка становилась особенно прекрасной, когда улыбалась, но это было так редко и от этого ценилось еще больше. А когда она спала, то всегда приоткрывала ротик. Она любила занимать всю кровать. Не редко у вампира выдавались бессонные ночи из-за этого, но даже так, он был счастлив. Галка любила поворчать, что Никита что-нибудь не так делает, но всегда в меру. Она была замечательной домохозяйкой, прекрасно готовила, квартира всегда была чистой и убранной, одежда постиранной. Нет, Никита тоже ей помогал в этом, но признавал, что все-таки так все аккуратно сделать у него не получалось, хотя это не всегда было правдой.

— А вот и эклеры, — он влетел в квартиру ураганом. — Твои любимые. С шоколадной глазурью. Все для тебя, хомячок ты мой любимый.

Никита подскочил к девушке со спины и, обняв ее, нежно поцеловал в шею. Галка отклонилась назад, облокотившись на парня, и закрыла глаза. С ним ей было так спокойно, так надежно. Он обнимал ее нежно и ласково. Он не был груб. Он просто был рядом тогда, когда это становилось необходимым. Он мог выслушать, мог понять, поддержать, пожурить и покритиковать тогда, когда в этом был толк.

— Никит…

— Да?

— Я…я хочу записаться на секцию…

— Для тебя любой каприз. И куда ты хочешь записаться?

— Я хочу пойти на танцы. Можно?

— Ммм… — он задумался. — Ну если хочешь, то конечно. Хотя выбор немного странный. Ты вроде постоянно занималась АРБ, а тут… — вампир недоверчиво пожал плечами.

— Просто хочу быть женственной, более привлекательной.

— Хорошо, — он снова ее поцеловал. — Раз хочешь, значит, буду тебя возить на твою секцию. Хотя, на мой взгляд, ты очень привлекательная. Для меня ты самая лучшая. Самая умная, красивая, самая-самая… — он наклонился, поцеловав ее в плечо.

Девушка вздрогнула — ей стало щекотно, и она слегка отстранилась, хихикнув. Но принюхавшись, Галка вдруг вскрикнула и ринулась к духовке.

— Уф, не подгорело, — вздохнула Галка, вытаскивая противень с курицей, скрывающейся под ананасами.

Прихватка соскользнула немного в сторону, пальцы коснулись горячего металла. Вскрикнув, девушка выпустила противень, отпрянув назад. Всего пару мгновений и приготовленная курица могла оказаться на полу. Но этого не произошло. Никита моментально поймал противень, придержав свободной рукой девушку за талию.

— Спокойно, все хорошо, — сказал он и улыбнулся.

— Спасибо, золотце, — Галя привстала, пожелав отблагодарить возлюбленного поцелуем, но не получилось.

— Ай-яй-яй!

Неожиданно вампир запрыгал на одной ноге (!), а потом швырнул противень на плиту и замахал обожженной рукой, тихо матерясь на нескольких языках, исключая русский. Недолго думая, парень подскочил к раковине и сунул пострадавшую ладонь под сильный напор холодной воды.

— Горячо… — наконец протянул он. — Прости… — Никита печально оглядел погнутый противень и слегка покореженные конфорки плиты.

— Хорошо хоть в этот раз я не поняла ничего из сказанного.

Вампир тяжело вздохнул. В прошлый раз его любимый хомячок умудрилась уронить на ногу своему парню тумбочку. Ругался он долго и весьма не эстетично, да еще и по-русски, поскольку в этом языке больше нецензурных слов. После чего он молчаливо выслушивал все, что думала о нем Галка. Она тоже ругалась, но очень остроумно, оригинально. Вежливо, интеллигентно и всегда по существу. Просто так девушка не выступала, но если уж начала высказываться, то за дело. В такие моменты Никита просто молчал, слушал, каялся и попутно исправлялся, потому что понимал — заслужил. Ну и запоминал, на будущее, чтобы если что, можно было «блеснуть» где-нибудь знаниями русского фольклорного.

Многие годы одиночества давали о себе знать. Вампир с трудом уживался с людьми и предпочитал быть сам по себе, этаким одиночкой не особо бросаясь в глаза. Но в один прекрасный день он увидел ее — Кнопка, Кнопочка, Хомячок… На фоне девушек-щепок с ужасными анорексичными фигурами, Галка сильно выделялась — есть и попа и грудь, фигуристая иначе говоря, чисто русская красавица. Вышла она со своими сокурсниками из университета. Девушка была явно не очень общительной и совершенно не улыбалась. Но интеллект не скроешь и не пропьешь, его всегда видно. Одета была очень просто — джинсы, белая рубашка и черный замшевый жилетик. Недолго думая, руководствуясь сиюминутными побуждениями, парень подошел к девушке и, ничего не придумывая, просто сказал:

— Здравствуйте, хотелось бы с Вами познакомиться.

— Я не разговариваю с незнакомцами на улице, — девушка посмотрела на часы и решительным шагом направилась в сторону метро.

Никита оказался не готов к отказу. Все-таки вампирское обаяние не оставляло девушкам выбора, а тут… Привыкнув добиваться желаемого, парень быстро догнал ее, обойдя вокруг и преградив дорогу, произнес:

— Я Никита. Приглашаю Вас в кафе, там можем поговорить и познакомиться поближе, чтобы не стоять с незнакомцем на улице.

Она остановилась. Ироничный взгляд карих глаз загипнотизировал вампира. Уголок губ слегка сместившийся на левую сторону, выдавал ее заинтересованность.

— Хороший способ знакомства. Но, молодой человек, сейчас у меня нет времени. Спешу на собеседование.

— Тогда может обменяемся номерами телефонов? — он улыбнулся. Немного подумав, она согласилась.

Так они познакомились. В тот же вечер Никита позвонил и пригласил Галку на свидание. Девушка казалась немного робкой. Позже вампир заметил, что ее не воспринимали как девушку, а только как друга. Галка оказалась интересным собеседником, приятным человеком. Умная и красивая — в одном флаконе. Долгая жизнь начинала надоедать, хотелось понимания, общения… Так, незаметно для себя Никита влюбился, а потом и полюбил серьезно, глубоко, по-настоящему… Она была его идеалом. Но, к сожалению, их биологические ритмы и вообще жизнь была абсолютно разной. Человек смертен, непостоянен. У людей и вампиров разные приоритеты и им сложно понять друг друга. Но Галка словно заглядывала в душу. На первом же свидании Никита признался — он вампир. Девушка проигнорировала эту информацию, не восприняв ее всерьез. Но в тоже время, она не смеялась над этим, хотя не обошлось и без капельки иронии. Мало ли кто кем себя возомнил, тем более что самопровозглашенный вампир ее заинтриговал с самого начала. Прекрасное воспитание, манеры, хороший юмор и отсутствие тупых-пошлых-матершинных шуточек. Даже если этот парень болен, Галка, как врач, могла ему помочь, но в тоже время, его «фантазии» насчет вампиризма явно не мешали молодому человеку жить. Напротив, даже если так, то он изъял из этой мифической информации самое лучшее, что уже было удивительно. Переступив через свой вампиризм, который мешал сближению с людьми, Никита начал активные ухаживания. Два года он боролся за девушку. Находились парни, которые тоже обращали внимание на Галку, но после одной встречи с быстро перемещающимся «мальчиком» в темной подворотне и просящим найти себе другой объект воздыхания, все ухажеры куда-то испарялись.

Вечером одного дня, Никита возвращался домой. По дороге, он решил пройти мимо дома своей ненаглядной. А Галка плакала. Пришла с университета расстроенная, проблемы с экзаменом. Преподаватель попросил «на лапу», а у девушки не было столько денег, да и знания были у Галки не на таком уровне, чтобы покупать хорошую оценку на экзамене. Тогда «Образец для подражания», «лучший преподаватель года» предложил решить все полюбовно, на что, естественно, студентка не согласилась, поскольку воспитание не позволяет идти на такую низость. Пожаловавшись в деканат, Галка получила выговор, а вскоре последовали угрозы от ее преподавателя. А дальше все банально — Галка боялась отчисления и, конечно же, не знала что делать — денег занять не у кого, а переспать с преподавателем она не согласилась бы ни за что. Вот и решила поплакать, вдруг полегчает, и придет на ум решение проблемы, как это частенько бывает у девушек. Но умные мысли пока не посещали ее голову, а слезы все лились и лились.

Никита позвонил в дверь. Он не рассчитывал, что ему откроют, но оказался неправ. Вот ведь женская логика — никогда не догадаешься, что она сделает и как поступит. Женщину понять сложно, хотя и возможно при большом желании. Девушка редко открывала дверь и редко отвечала на телефонные звонки — ведь она не ждала, что кому-то понадобится. Если только к ней должны были прийти гости, девушка пулей неслась к двери, дабы пропустить в квартиру «долгожданных» приятелей. Этот раз был исключением, Галка открыла — ей сейчас был необходим тот, кто ее пожалеет. Лицо заплаканное, губки «уползли» на подбородок. Слегка растрепанная, похожая на взъерошенного воробья. Никита шагнул в квартиру, тут же обняв «надутого хомячка», успокаивающе поглаживая по спине. Невозможно привыкнуть к женским слезам никогда. Каждый раз это будет неожиданно и больно. Но еще хуже, когда на твоей груди плачет та, которую ты любишь, ради которой горы свернешь. Каждая Ее слезинки, словно ножом по сердцу. Галка вцепилась в Никиту мертвой хваткой, словно тот собирался удрать, и рыдала-рыдала-рыдала. И откуда у женщин столько слез?!? Но вампир думал не об этом — из всхлипов он пытался понять, что же все-таки расстроило его любимую. Уяснив суть проблемы, он успокоил Кнопку, покормил и уложил спать, а сам пошел «договариваться» насчет экзамена. Преподаватель на редкость оказался сговорчивым, после того как его лбом приложили в каменную кладку подворотни и пообещали закопать прямо здесь и сейчас. Никита оказался очень убедительным и незадачливый преподаватель согласился поставить «отлично» автоматом на все шесть лет вперед и неважно, что учиться девушке оставалось всего два года.

Потом Галка пропала. Ее долгое время, как показалось вампиру, (целую неделю) не было ни слышно, ни видно. А когда появилась, то предложила Никите прогуляться. Он был удивлен — девушка не делала никаких шагов к сближению, и вдруг что-то изменилось. Этот шанс нельзя было упускать. Через какое-то время он сделал предложение. Галка не приняла, но и не отвергла. Решили «проверить чувства», пожить вместе, ну заодно обдумать планы на будущее.

— О чем задумался?

— Да так, — парень усмехнулся. — Ну что? Выпьем?

— Давай, — она улыбнулась и подняла бокал. — За нас?

— За нас, — Никита поддержал тост.

Курица под ананасами с жареной картошечкой оказалась снова выше всяких похвал. Правда, противень стал помятым (вампир от души швырнул его на плиту), но такой пустяк не мог испортить этот вечер. Ужин проходил при свечах, классической музыке. Романтическая обстановка, двое влюбленных (людей уж не повернется язык сказать).

— Ты в последнее время какой-то задумчивый стал, — тихо произнесла Галка. — Что-то случилось?

— Да нет, все хорошо.

— Ммм… а я думала, что у тебя нет секретов от меня, — она усмехнулась и взяла эклер, который съела с большим аппетитом.

— Кнопка, просто… больная это тема для меня. Продолжительность жизни… — он замолчал. Лишь вилка быстро отстукивала ритм по тарелке, отправляя в рот кусочки вкусной курочки один за другим.

— Ясно, — протянула девушка. — Ну, может не стоит так далеко заглядывать?

— Хомячок ты мой любимый. То, что для людей долго, для вампиров мгновение. А я не хочу тебя терять, — Никита откинулся на спинку стула. — Это жутко, когда умирают дорогие тебе люди. А по вампирским меркам это все недолго, как минута. Вроде бы думаешь «целая минута», а потом оказывается «всего лишь минута». Но я не настолько эгоист, чтобы поступить по своему «хочу». Кнопочка, мне важно твое мнение и если ты не хочешь стать такой, как я, то этого не произойдет. Просто в ином случае, у нас с тобой впереди была бы вечность, хотя, будучи смертными сложно это представить и понять.

— Может… будем радоваться тому, что есть?! Сейчас мы вместе? Давай наслаждаться этим?! — она отхлебнула из бокала. В ее голосе не чувствовалась обычная уверенность. Как будто она пытается убедить в этом себя, а не вампира. Просто не верилось в счастливое и беззаботное будущее. Галка всегда была реалистом и никогда не строила иллюзий. И не собиралась делать исключений.

— Хорошо, милая. Как скажешь, — он подлил шампанского и снова вплотную занялся третьим куском курицы с картошкой, взяв себе очередную порцию. — Прости, что начал этот разговор, — он смотрел на нее, чувствуя сейчас, как нельзя остро, всю боль своего векового одиночества.

— А вот мы люди такие все-таки сволочные… — Галка выпила очередной бокал шампанского и попросила еще. Никита налил — любимой девушке не отказывают. Видя, что хомячок уже навеселе, парень улыбнулся. Такое происходило очень редко, и обычно вампир не останавливал ее — бесполезно, все равно наклюкается, а так хотя бы под присмотром. Галка выпивала очень редко, пару раз в год и то не по праздникам, ведя исключительно здоровый образ жизни.

— Шоколадку? — он пододвинул коробку конфет, а потом подумав еще и корзинку с фруктами.

— А вот я одна… всегда и во всем… была… А парни козлы… мужчин ваааще нет. Вымрли… вместе с мамонтами, — Галка стала запинаться, но продолжала попивать шампанское. Ей явно хотелось расслабиться, выговориться и, возможно, забыться. Стресс накапливался и ему, очевидно, теперь требовался выход. — А ваааще хотела встречаться… устала быть одна… а тут ты… и ненрмальный… ты вампир… а я тебя все равно люблю… очень, — она тяжело вздохнула. — Ты классный… говорю об этом редко… шобы не зазнывался… и веду себя не всегда так, как надо… часто говорю и показываю не то, што… шч..ши… чито думаю… не знаю почему…

Она еще говорила и говорила. Никита сидел рядом, обнимая свою ненаглядную за плечи. Он слишком ее любил. Старался понять, дать то, что ей, хомячку любимому, было нужно. Все только для нее, его любимой девушке. Умная, красивая… родная, домашняя… ему нравилось проводить с ней время, каждую минуту, каждую секунду. Даже сейчас пьяненькая, Галка выглядела мило и совершенно не отталкивающе. Просто она стала забавной и более открытой, раскрепощенной. Так в жизни Галчонок всегда была серьезной, собранной и порой действительно занудной. Пунктуальна, строга. Но при этом иронична и с хорошим чувством юмора. Хотя с парнями у Гали не складывалось — то уроды попадались, то не воспринимали ее как девушку — слишком уж она была самодостаточной, уверенной, решительной. Возможно, это пугало молодых людей или просто искатели девушку на одну ночь.

Девушка обняла парня, пересев к нему на колени. Никиту это все забавляло. Дело в том, что самое интимное, что было в их отношения — прогулка под луной и поцелуи. Это был максимум, потолок отношений. Да, Галка позволяла себя целовать и обнимать, но интима никогда не было. Даже намеков на него не мелькало. Все банально — девушка была не готова к этому, а парень уважал и любил Кнопку, поэтому не торопил события. Наверное, в наше время — это кажется невероятным, все-таки более распущенные нравы, более дерзкие отношения, быстрый темп жизнь с клиповым мышлением дает о себе знать. Но Галка не была такая как все. Она была другой, целомудренной девушкой. Хотя сегодня она изрядно перебрала.

Парень уложил девушку и замотал ее в одеяло так, чтобы она не могла самостоятельно выбраться. Галка почти сразу же уснула. Улыбнувшись, вампир пошел убирать со стола и мыть посуду. Свеча уже догорела, комната погрузилась во мрак, и Никита все делал в темноте, периодически налетая на какие-то вещи в квартире и тихо матеря ту самую вещь, которую кто-то очень «умный» поставил именно сюда, а не куда-нибудь туда. Несмотря на «супер-пупер острое зрение» парень не всегда был внимателен. Но и тут были свои минусы — то стул разломал, то стол снес, то стену пробил… а потом грандиозный ремонт. Галка сонно фыркнула. Никита посмотрел на девушку и, вздохнув, улыбнулся. День ото дня их все больше и больше начинал напрягать вопрос дальнейшей совместной жизни. Сейчас Кнопка взрослеет, но вскоре все изменится — она будет стареть и, в конечном счете, просто умрет. А он?!? Он всегда будет выглядеть моложе нее, ведь биологический цикл вампиров совсем другой, отчего стареют они очень медленно. И вся эта проблема потихоньку поднималась, собираясь в ближайшее будущее встать в полный рост и заявить о себе во всеуслышание. Никита уже давно вымыл посуду и уже собирался засесть за компьютер, чтобы часок другой поиграть, когда почувствовал, что его зовут. Словно мелкая вибрация где-то в глубине тела. Дав мысленный отклик на этот Зов, парень открыл форточку. В ту же секунду во тьме оконного проема возникла фигура.

— Не помешаю? — это прошелестело так, что почти не было слышно.

— Заходи, раз пришел, — также тихо ответил Никита.

— Много что меняется в этом мире, — задумчиво заметил незнакомец и, воспользовавшись приглашением, спрыгнул с подоконника на пол.

— Напротив, почти ничего. Все новое — хорошо забытое старое, так ведь, Паш.

— Слышал про новых охотников?

— Нет. Новый клан? Или секта, как в прошлый раз?

— Новые Гончие, — хмыкнул Павел. — Они снова взялись за старое, и, кстати, скоро будет объявлена первая цель.

— А разве Рита не была первой? — с издевкой спросил Никита.

— Это разминка, — усмехнулся вампир.

— Откуда в этот раз ноги растут?

— Не поверишь, — гость рассмеялся. Звук был очень тихий и гортанный, что для человеческого слуха воспринималось зловеще.

— Снова инквизиция?

— Нет, в этот раз враг другой.

— Камарилья уже вмешалась?

— Решили выждать. Нам не стоит выдавать себя. Сам знаешь, обычным смертным не нужно знать о нашем существовании.

Они замолчали. В комнате сонно завертелась Галка. Оба вампира замерли. Девушка тихо посапывала, не издавая других звуков.

— Тяжело? — Павел кивнул в сторону комнаты.

— Нет, — Никита усмехнулся. — Она чудесна.

— Не знаю, я вот с любовницей не могу долго находиться… люблю людей на ужин. Кстати вот, когда твоя благоверная перестанет мешать мне с поставками?

— Хм, — Никита прислушался. Кнопка спала мирно. Улыбнувшись, вампир подумал о том, что девушка всегда мешала его другу доставать медицинскую кровь. Как говорила Галка: «Не стоит переводить добро, можешь и голодным походить. И вообще диета еще никому не вредила!».

— Утро? — спросил Павел.

— Через два часа.

И они замерли. Оба вампира стояли, не шевелясь, и даже не моргая. Словно включили режим ожидания. Со стороны можно было подумать, что это две статуи, никто бы не заподозрил в них живых существ. Ну, или почти живых. Теперь, когда небо начинало светлеть, можно было рассмотреть гостя. Павел был высоким, худощавым с короткими золотистыми волосами. Серые глаза ничего не отражали, словно принадлежали слепому.

Время… для каждого из нас оно имеет свой вес. Время… оно течет так, как ему вздумается, неожиданно ускоряясь или напротив, замирая. Для вампиров время не имеет такого значения, как для людей. Для них оно остановилось — все вокруг меняется, но их внутренние часы не подвластны этим изменениям. Люди же наоборот. Они постоянно спешат, боятся не успеть и в итоге, к концу жизни понимают, что спешили зря. Это все лишнее. Время придумали те, кому было что терять. Именно так хотели отсрочить какой-то приговор, но вечно это не могло продолжаться. Никита хмыкнул. Время… скоро его возлюбленная проснется, и начнет свой утренний марафет. А потом пойдет на работу. И каждый день одинаково. Все строго по расписанию. Вампир тяжело вздохнул. А разве у него в жизни было не также? «Тоска!» — подтвердил внутренний голос. Все было одинаково последние несколько сотен лет. Изо дня в день ничего не менялось, пока он не встретил Кнопку. Менялись времена, нравы, но любой из вампиров оставался таким же, неизменным. Пробыв в спячке около сотни лет, Никита первым делом обратил внимание на общество людей, которое теперь его окружало. Изменения казались невероятными — огромные скачки в науке и технике, городах, странах… полеты человека в космос. Да и, конечно же, люди. Мода диктовала новые правила, и теперь одежда больше открывала, нежели скрывала. Глядя на все это, Никита вновь убедился — люди все больше и больше теряют свою человечность, становясь бездушными. А самое главное — вампир не изменился.

— Пора, — шепнул Павел и, быстро выпрыгнув в окно, исчез, растворяясь в утреннем тумане. Одновременно с этим раздался громкий дребезжащий звук, призывающий просыпаться.

Никита вздохнул и отправился в комнату, где Галка никак не хотела реагировать на звук будильника. Девушка лежала, завернувшись в легкое одеяло. Парень вздохнул. Будильник продолжал трезвонить на всю квартиру, чем жутко раздражал острый слух вампира.

— Кнопка, вставай, — нежно шепнул Никита девушке на ухо. В тоже время, он почувствовал, как клыки зачесались, желая увеличиться. Острый вампирский слух фиксировал слишком многое. Слышалось как по венам бежит волшебная жизненная энергия.

— Еще пять минут, — сонно пробормотала она.

— Кнопка, вставай. Нужно завтракать, нужно на работу собираться, — вампир понял, что ему трудно находиться сейчас рядом с ней. Слишком долгое время он голодал. Он чувствовал тепло любимой девушки, ток крови, еле слышное дыхание… Розовой дымкой стало застилать сознание. Вампир покачал головой. Нет, только не она. Кнопка не должна видеть в нем монстра. Только не для нее! Отгоняя наваждение и желание впиться клыками в шею любимой, парень несколько отстранился, продолжая качать головой, попутно стараясь вспомнить какие-нибудь задачки по высшей математике и тут же найти их решение.

— Иди на фиг со своей работой, я спать хочу, — дружелюбно отозвалась Галка, отчего вампир ненароком чуть сильнее сжал в руках бедный трезвонящий будильник и тот рассыпался мелкими осколками, больше похожими на пыль. Никита взялся за край одеяла и потащил на себя, надеясь, что девушка так быстрее проснется, но не тут-то было. Галка вцепилась в сползающее одеяло мертвой хваткой, тщетно пытаясь натянуть его на себя и обратно закутаться, чтобы еще поспать, а точнее, проспать работу. Через десять минут напряженной борьбы, вампир, конечно же, победил, отвоевав большую часть спальной вещицы, за что был сурово наказан подушкой по голове. Одеяло пришлось выкинуть — две неравные части уже не могли быть вместе, и сшивать оказалось уже нечего.

Наскоро позавтракав, Галка быстро оделась и выскочила в подъезд. Пока она вызвала лифт, доехала до первого этажа и вышла на улицу, Никита успел убрать со стола, помыть посуду, переодеться, закрыть входную дверь и уже выкатывал мотоцикл из гаража. Девушка уже давно не удивлялась его скорости. А что тут такого? Ну, носится, так пусть хоть по делу. Вампир и вправду успевал все переделать по дому, и если бы Кнопке приспичило, то парень мог бы один сделать капитальный ремонт в квартире.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 361