электронная
36
печатная A5
291
18+
В поисках луны

Бесплатный фрагмент - В поисках луны

Объем:
114 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-0747-7
электронная
от 36
печатная A5
от 291

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава первая

Спустя один год.

Россия. Санкт-Петербург. 07:20 по местному времени.

«Иногда, кажется, что мы управляем жизнью, на самом деле она управляет нами».

Мне снился сон. Он был необычен, и в тоже время обычный. Разве такое возможно? Думаю, да. Лес. Поляна. Картинки сменялись в мгновение ока. Горы, прекрасные горы, их белые макушки прорезали тёмно-синее небо, а низовья жадно вгрызались в хвойный массив. Маленький домик. Нет, это не дом! Башня, маленькая, деревянная башня, с сигнальным стогом. Воображение рисует человечка, он слоняется по башне в поисках врагов. Издалека плохо видно, нужно подойти поближе. Стоп! А зачем идти? Это же сон! Можно взмыть в небо подобно ястребу или соколу! Не получается. Что-то держит меня на опушке, в двух метрах над землёй. Постойте, со стороны башни пошёл дым, чёрный, будто перья птицы! Игривый ветер гонит его прямо на меня. Оборачиваюсь и понимаю, что я стою на такой же башне, в метре от меня такой же стог сена. На мне странная одежда — лёгкая, но прочная, «кожаная броня» — всплывает в голове. Так. Спокойно. У деревянных перил стоит лук и колчан со стрелами. Непроизвольно беру его, зажигаю стрелу факелом и отправляю её, но не в стог. Краем глаза замечаю, что из леса бежит человек, нет, двое, нет, их становится больше! Их уже десятки! Нет, они уже плавно переросли в сотни! Свист стрелы пронёсся мимо меня, чуть не сбив кожаный шлем! Отвечаю взаимным выстрелом и попадаю в цель: мужчина падает, кувыркается, пытается потушить пожар, вспыхнувший на его броне! «Надо подать сигнал!» — внутренний голос кричит всё настойчивее — «Сигнал! Сигнал!». Я натягиваю вторую стрелу, поджигаю её факелом, и, стараясь не замечать уже лезущих на башню солдат, стреляю! Что-то слизкое, мокрое стало разливаться по моей груди. Боли я не чувствую, нет, скорее спокойствие. Кончик стрелы выступает у меня из шеи. «Это конец» — всхлипнул голос в голове, на какие-то доли секунды я ему не верю и плашмя падаю на деревянный, пожирающий огнём, пол. Ещё несколько минут я вижу, нет, скорее ощущаю, как толпа проноситься мимо башни, чуть не сбив её с деревянных ног. Ощущаю, как обжигающее тепло покрывает моё мёртвое тело. Какие-то люди пытаются потушить стог, но уже поздно. До меня доносится звук, гул, — «Трубит рог. Я успел». И последний вздох. Но как-то странно, не ощущаю себя мёртвым. Может открыть глаза? Попробуем… Так, мир вокруг изменился, но немного, я вновь смотрю на толпу и гонимый ветром дым. Но теперь стою на краю каменной стены, рядом со мной люди, такие же, как и я: одетые в доспехи, с луками наизготовку.

— Братья! Эта свора считает себя солдатами! И они имеют наглость вторгаться на наши земли! Проучим их! Поджечь стрелы! — командовал чей-то голос, он доносился отовсюду, обволакивал, призывал. По нашему строю прошёлся рыцарь с факелом и поджёг все стрелы до единой.

— Огонь! — в это мгновение тысяча огоньков взмыла вверх, и оглушительным, смертоносным дождём покрыла поляну с ручьями бегущих людей.

— Милый, — нежный голос пронёсся по полю боя, мир вокруг замер — Максим, ты опоздаешь в университет. Милый, вставай. — Я открыл глаза и увидел красивую, будто спустившийся с небес ангел, женщину. Её каштановые волосы плавали на лёгком ветерке.

— Наташенька, я уже встаю, — полусонно произнёс я.

— Завтрак на столе, мне пора бежать в редакцию, сегодня будут утверждать мой новый роман, надеюсь, ты помнишь? — голубые глаза жены строго посмотрели на меня, она уже была одета в строгий, деловой костюм.

— Разумеется, «Корабль «Крылатые Надежды»?

— Глупенький, — она нежно поцеловала меня в губы, — «Корабль» был шесть месяцев назад, моя новая книга называется «В поисках луны».

— Прости меня…

— Я не обижаюсь, милый, вставай, иначе точно опоздаешь! — сказала она. Со всей присущей ей строгостью, Наташа была очень нежным и чувственным человеком. Порой она была единственной, кто верил в меня. Она не психовала, когда я мало уделял ей времени. Не орала, когда что-то забывал. Она всё всегда понимала. Чудо, а не женщина!

Я полежал ещё немного, нежась под тёплым одеялом, до тех пор, пока в замочной скважине не провернулся ключ, оповещающий о том, что Наташа уже ушла. Несмотря на предупреждения моей жены, я знал, что у меня ещё есть время принять душ и проверить всем известную электронную почту. Встав с кровати, я посмотрел на часы — 07:35 — ещё целых полтора часа до занятий. Потягиваясь, я нацепил халат, тапки и отправился на меленькую кухоньку. Там на деревянном столе, накрытом белой скатертью, уже стояла кружка чая с бергамотом и блюдечко с поджаренным яйцом и хлебом. Там же стоял мой старенький ноутбук Fujitsu Siemens. Усаживаясь на мягкую табуретку, я открыл ноутбук, тот поприветствовал меня — «С возвращением, сэр» — и сразу же подключился к интернету, уведомив об этом — «Мы подключены и готовы». Хорошо, когда техника кажется чуть более живой, чем нужно. Даже если взять эти банальные голосовые оповещения, которыми Fujitsu обзавёлся совсем недавно — мелочь, а приятно. Сделав глоток ещё не остывшего чая, я открыл Яндекс браузер и двумя кликами перешёл на свою почту.

— Дворецкий, — так я называю ноутбук, — прочти почту, — Fujitsu, несколько секунд поразмыслив, вычленяя командные слова, принялся читать пришедшие на «мыло» письма.

— Максим Александрович, уведомляем вас о том, что в субботу в 16:10, состоится пресс-конференция Русского Географического общества, — хм. Надо будет не забыть.

— Дальше, — скомандовал я, при этом уничтожая один из кусков прожаренного хлеба.

— Максим, это Лена, не забудь занести книги, которые ты брал, в особенности Записки о Галльской войне, — Точно, главное не забыть. Вот только где они у меня?

— Дальше.

— Самойлов, это Бороздин, мы в понедельник собираемся на «встречу выпускников», придёшь? — Бороздин, или просто Саша, мой школьный товарищ. При всём уважении, Саша, но мне придётся пропустить это мероприятие.

— Дальше.

— Сэр, почты больше нет. Удалить прочитанные сообщения?

— Удаляй, — тяжело выдохнув, сказал я. — И выключайся — допив чай, добавил. Ну-с, с утренними ритуалами покончено, пора и на работу собираться. Тем более время уже 7:55, учитывая пробки и время на дорогу, буду ровно в 9:00. Я встал, убрал опустевшую чашку и блюдце на кухонную тумбочку, и отправился в спальню. Незаправленная кровать ещё несколько минут призывала лечь спать, но, видимо, поняв, что бесполезно, угомонилась. Я уже надел чёрные джинсы и подаренный Наташей синий свитер. Хотел надеть рубашку, но, взглянув на градусник, прикреплённый на другой стороной окна, показывающий +9, решил, что свитер будет самое то. Да, лето уже заканчивалось, за окном летают желтовато-красные листья. Осень. Великая, Пушкинская осень. Выйдя из квартиры и прихватив с собой коричневый портфель, я закрыл дверь и вошёл в уже открытый лифт.

— Какая неожиданность, — пробормотал я и нажал на копку первого этажа. Лифт снижался неторопливо, оповещая о каждом пройдённом этаже — 8,7,6,5,4,3,2,1 стоп. Двери распахнулись, и в них тут же вошёл мужчина в старом потёртом костюме и в отполированных до блеска туфлях.

— Здравствуйте, Максим, — поприветствовал он, — нынче Осень.

— Так и есть, Павел Иннокентьевич, так и есть, — выходя из лифтовой кабины, обронил я. Павел Иннокентьевич мой сосед, из 26 квартиры, хороший, добрый старикан. Мы иногда с женой заходим к нему на чай, Наташе бывает интересно слушать его рассказы о жизни, а я чисто ради компании. Выйдя из дома, я взглядом нашёл свой Kia Rio, которого из-за напавших листьев было почти не узнать. «Видишь, как замаскировался» — подумал я и нажал на брелок. Автомобиль приветственно моргнул фарами, сняв с себя оковы сигнализации и закрытых дверей. Подойдя к машине и открыв багажник, я взял щётку с длинной ручкой и аккуратными движениями очистил Kia от напавших листьев. Конечно, они могли слететь и сами, но как говорил один писатель — «Человек должен сам ухаживать за собой, что бы не почувствовать себя овощем», так и с машиной. Не, вы не правильно поняли! Я не говорю, что машина должна сама стряхивать с себя опавшие листья. Хотя… Нет, в нашем мире и так всё автоматизировано, иначе точно почувствую себя «овощем». За размышлениями я залез в машину и завёл двигатель.

— В Санкт Петербурге сегодня облачно, возможны осадки, температура до +11 градусов. А чтобы дождь не портил вам настроение, оставайтесь на «Нашем Радио» — прозвучал нежный женский голос из динамиков автомобиля. И вслед за ним начала играть уже узнаваемая мелодия, если я не ошибаюсь, то это «КняZZ — В пасти тёмных улиц». Дослушав песню, я переключился на другую радиостанцию.

— В Питерском метрополитене сегодня были обнаружены тела двух мужчин. Которых ранее объявили пропавшими без вести. Напоминаем, что оба мужчины до этого работали в метро, на станции «Крестовский остров». Местное отделение полиции возбудило уголовное дело, и сейчас полным ходом идёт осмотр места происшествия. Нам стало известно, что тела мужчин полностью обескровили. Такой случай в Санкт-Петербурге случается не в первый раз. 12 августа этого года так же был найден мужчина… «Ужас, выключу я это безобразие, лучше музыку послушать» — подумал я про себя и переключил обратно на «Наше Радио».

Небесное пространство. Граница.

8:30 по местному времени.

Частный самолёт

— Так же был найден мужчина, которого убили похожим способом. В сеть просочилась информация о маньяке, пока полиция не подтверждает, но и не опровергает эту информацию. Тем не менее, в социальных сетях диггеры полным ходом обсуждают происшествие.

— Какую фигню ты слушаешь? — спросил мужчина, развалившийся в одном из кресел бизнес класса. Он производил впечатления крупного бизнесмена, или любящего роскошь, с богатым папенькой, мальчугана. Идеальная причёска, изысканный белый костюм, кольцо с брильянтом на правой руке.

— Криминальная хроника — буркнул второй мужчина. На фоне «любителя роскоши», он выглядел слишком просто — обычные синие джинсы, кеды, удобный свитер и маленький аксессуар: висящие на воротнике свитера очки. Он удобно расположился на противоположном кресле и делал вид, что погружён в изучение газеты. На самом деле он размышлял о находке, которую они вместе с Алексеем (любителем роскоши) везут в Санкт- Петербург.

— Миша, — сказал Алексей, — нужно бы нашего фанатика оповестить.

— Оповестим, как прилетим и вернёмся в лабораторию, — вяло ответил Михаил, при этом демонстративно перелистывая страницу.

— Вам что нибудь принести? — спросила тихо подошедшая стюардесса.

— Воды.

— Бокал красного вина, милочка.

— В 8 утра?

— Врачи говорят, полезно, — пожав плечами, ответил Лёша.

— Ну-ну. Как думаешь, сколько осталось лететь?

— Где-то полчаса.

— Подождём.

Россия: Санкт-Петербург
Императорский Историко — Археологический институт
9:00 по местному времени. Аудитория №5

«История ценна, но вымысел — бесценен»

В довольно просторной, по меркам Института, аудитории №5 проходила лекция по Истории. Несмотря на ранее утро, по мнению большинства учащихся, в аудитории расположились около двадцати студентов и преподаватель.

— Тема сегодняшней лекции «Культура древнего Рима», — начал рассказывать я. — Первая наша остановка на изучении Культуры Рима, это влияние этрусков. На территории Апеннинского полуострова Этрусская цивилизация — древнейшая! В 1 тыс. до н.э. в Средней и Северной Италии этруски ещё до римлян создали федерацию городов — государств. Каменные стены и здания, чёткая планировка улиц, пересекавшихся под прямым углом и ориентированных по сторонам света, — характерные черты этих городов. А скажите мне, кто изобрёл римские цифры и латинский алфавит?

— Римляне, — ответил один из студентов.

— Хе, это логично, но нет. Этрускам принадлежит изобретение римских цифр! Латинский алфавит, распространённый в большей части Европы и мира, — тоже этрусского происхождения! Археологические раскопки позволили обнаружить многочисленные памятники культуры этрусков: гробницы с настенными росписями, саркофаги, погребальные урны, оружие, ювелирные изделия, домашнюю утварь, терракотовую и бронзовую скульптуру. Высокого уровня достигла керамика, особенно характерны зачернённые при обжиге и покрытые лаком сосуды, имитирующие изделия из металла. Изобразительному искусству этрусков присущи реализм, стремление передать наиболее существенные черты. Особенно это касается портрета, совершенно чуждого идеализма. Именно благодаря этрусскому влиянию римский портрет достиг впоследствии такого совершенства. Что касается религии, то большое значение имело искусство гадания по внутренностям животных, полёту птиц, толкование различных знамений — необычных явлений природы. Пантеон богов в общих чертах соответствовал греческому, но этруски поклонялись также множеству добрых и злых демонов.

— А почему в Этрусской мифологии присутствуют Греческие следы?

— Очень хороший вопрос. Дело в том, что большое влияние на этрусскую культуру оказали именно греки, появившиеся в Италии в ходе Великой колонизации (VIII — VI вв. до н.э.). Этруски подражали им в формах и орнаментах керамики, строили храмы по греческим образцам, этрусские божества всё больше и больше приобретали функции и черты греческих, усвоили этруски и образы греческой мифологии, гомеровский эпос. В свою очередь, этруски воздействовали на соседние италийские племена. Одно из них, латины, занимало Лаций — территорию в центральной части Апеннинского полуострова, именно здесь и возник город Рим — будущая столица громадной империи.

По аудитории пролетел звук звонящего телефона.

— Прошу простить, — сказал я и вышел из аудитории. На экране смартфона высветилось имя «Михаил».

— Привет, давай быстрее, у меня лекция.

— Привет, слушай, мы прилетели в город. И угадай что привезли?

— Мне некогда, говори!

— Ладно, ладно. Мы проводили раскопки на территории Лации, ну ты помнишь, и, в общем, помимо одежды и мечей, нашли довольно интересный пергамент.

— Ближе.

— На пергаменте, — проглотив замечание, продолжал Миша — красуется печать с изображением волка. Ничего подобного ранее на других обнаружено не было. Кажется, он принадлежит не этрускам.

— Вельминский? — удивлённо спросил я.

— В этом ты у нас специалист, так что быстро к нам. А то Алексею уже не терпится открыть его.

— Спасибо! — ответил я и отключился. В голове гуляли сомнения, радость, сомнения и снова радость. Если это действительно пергамент Вельминов, то это полностью меняет всю картину об истории древних народов! Я говорил, утверждал и буквально взывал, что этруски не первые, кто заселил Апеннинский полуостров!

— Господа студенты, мне нужно срочно уехать, так что на сегодня вы свободны! Домашнее задание — подготовить реферат на тему нашей лекции! — аудитория радостно зашумела, но услышав задание, радость стихла.

Санкт-Петербург. Россия

10:30 по местному времени.

Здание «Техно-полис»
«Любое маленькое событие может вызвать

обвал происшествий, которые изменят

тебя и твой внутренний мир»

Комплекс лабораторий по изучению древних цивилизаций находился в здании «Техно-полиса» на минус третьем этаже. Открыв двери десятиэтажного здания, я попал в хорошо обставленный вестибюль. За стойкой, из цельного куска древесины, стоял менеджер, по другую сторону маленький деревянный стол, окружённый удобными креслами. На одном из них расположился охранник, пролистывая журнал «Наука и Техника». Пройдя мимо него, я показал своё удостоверение «Независимого консультанта Русского исторического общество (РИО)», и направился к специальному лифту, который был открыт только для «жителей» комплекса. Спустившись на заданный этаж, я попал в одну из стерильно чистых лабораторий, которая была доверху забита различным оборудованием по последнему слову техники. Не замечая меня, в комнате копошились семнадцать человек, которые только своим видом демонстрировали всю важность своей работы. Мне иногда казалось, что они даже в маленьких перерывах с чашкой капучино не теряли своё «лицо», и это уже превращалось, как любят они говорить, в «дискуссионный перерыв». Проходя по уже известному маршруту, лавируя мимо столиков с оборудованием и людей в белых халатах, я подошёл к ни чем не отличающемуся столику, который был огорожен стеклянными панелями. Около него уже сидели Михаил Сергеев и Алексей Богатырев, попивая уже названный выше капучино, и разглядывали завёрнутый в прозрачный целлофановый пакет, добытый ими пергамент.

— Максимилиан, — завидев меня, приветственно кивнул Алексей. Он был одет так же, как и все остальные жители «комплекса», в белый халат. Лишь кольцо с брильянтом на правой руке вносило маленькое отличие от основной «белой» массы. — Каким ветром тебя занесло? Видимо, охранник плохо выполняет свою работу, — улыбаясь, продолжал он.

— Ты, как всегда, сама ирония, Алексей. — Проглотив оскорбление, ответил я.

— Максим, здравствуй! — протягивая руку, поприветствовал Сергеев.

— Привет, Миша, — кивнул в ответ ему я, игнорируя протянутую руку, и перевёл взгляд на интересующий меня пергамент, — Что тут у вас?

— Хорошо сохранившийся пергамент из телячьей кожи. Скорее всего, был изготовлен в Германии или во Франции. Потому что на юге Европы, где мы его нашли, в основном использовали козьи и овечьи шкуры, — сразу перейдя к делу, начал рассказывать Сергеев, повернувшись и опустив руку. — Как ты знаешь, на пергаменте из телячьей кожи были написаны как «Лоршское Евангелие», в 810 г; «Книга Кельтов», или «Келлское евангелие» в 800 году. Но этот пергамент, по предварительному анализу, гораздо древнее, примерно 4000 год до н.э., ты, конечно, понимаешь, что это невозможно.

— Ты забыл упомянуть «Винчестерскую библию», — добавил Алексей. Сергеев посмотрел на него, выражая всё своё недовольство, и хотел уже что-то высказать, но осёкся.

— Значит, ты думаешь, что этот пергамент написал вельмин? — спросил я.

— Вполне, я на досуге прошурстил твой доклад про «Вельминскую цивилизацию», и пришёл к выводу, что он был написан во время войны Вельминов и Одриссов. Это подтверждает сохранившаяся печать с изображением волка.

— Текст смогли расшифровать?

— Если бы расшифровали, мы бы не звали «консультанта по несуществующему народу», — подал голос Алексей. Он, как и многие члены РИО, не поверили мне, когда я представлял свою работу о «Вельминском государстве». Я сделал вид, что не услышал насмешку, взял в руки лупу и наклонился над пергаментом.

— Интересные символы, чем-то похожи на логографический вид письменности.

— Какой? — переспросил Алексей.

— Логографический вид письменности, это запись знаков, отображающих отдельные слова или морфемы. Основой логографической системы, используемой в настоящее время, являются китайские иероглифы, используемые с некоторыми изменениями в различных языках Китая, Японии и Южной Кореи.

— А ты у нас и по эпиграфике консультант! Неудивительно.

— Было дело, Миша, мне нужно место, где я смогу поработать.

— Разумеется, твой стол ещё не заняли, но перенесли, он у двери в следующую лабораторию! Позволь, я покажу, — с этими словами он направился в противоположную сторону от стеклянной стены, и я отправился вслед за ним.

«Мой», как выразился Миша, стол был абсолютно пустой, если не считать маленький настольный светильник, который я притащил из своего старого дома, на Учительской улице. Тогда я ещё работал на корпорацию, что держит этот комплекс, но из-за некоторых разногласий мне пришлось написать заявление по собственному желанию, и теперь я лишь «независимый консультант». Но, не смотря на это, мой стол, всем миром, решили никому не отдавать. За прошедший год он покрылся толстым слоем пыли и пятнами грязи неизвестного происхождения. Взяв любезно повешенное бумажное полотенце, я протёр его и выложил державший в руках пергамент, при этом аккуратно раскрыв его. Потревожив ещё раз Алексея, я забрал лупу, ручку и записной блокнотик. Он, как всегда, выкинул очередную «острую» фразу и продолжил делать вид, что сильно занят разглядыванием через микроскоп кусочка ткани из своего белого халата.

Проторчав в лаборатории до позднего вечера, я, сверив все символы, которых там насчитал около двадцати пяти, со всеми известными языками, смог расшифровать только заголовок этого писания. Получилось «Летопись Ксароса: последний бой». Поборов своё внутреннее любопытство, я взглянул на часы — 23:55 — и решил отправиться домой, стимулируя себя тем, что дома ждёт любящая жена. Перед моим взором возникло лицо Наташи. Её красивые голубые глаза смотрели на меня с нежностью и с маленькими искорками злости. Я уже ожидал услышать — «Опять поздно прошёл, не бережёшь ты себя». Но её лицо растворилось в сгущающейся темноте, оставив лишь «лабораторную» тишину. Я поднялся со стула, похлопав по карманам, нашёл зажигалку, пачку сигарет, и ключи от автомобиля. Чиркнув зажигалкой, я жадно затянулся ядовитым дымом, и отправился к лифту. Поднявшись в холл, я увидел всё того же охранника, который уже копошился около двери, проверяя сигнализацию. Он грозно посмотрел на меня, и, нажав на кнопку, выпустил из здания под холодный питерский дождь.

Санкт Петербург. Россия

00:50 по местному времени.

Несмотря на загруженность дороги, путь домой мне показался быстрым и незаметным. Я оставил Kia у подъезда и, вызвав лифт, поднялся на девятый этаж. Подойдя к квартире под номером 24, я хотел уже позвонить в дверной звонок, поднёс руку, но тут же её отдёрнул, будто маленький мальчик, который хотел позвонить в чужую дверь, и боится, что его застукают. Порыскав по карманам, вспомнив, что ключи находятся в кожаном портфеле, что остался в университете, я всё-таки позвонил в дверь. На моё удивление, она распахнулась удивительно быстро.

— Привет, — устало улыбаясь, сказал я.

— Привет. Опять поздно, не бережёшь ты себя, — ответила Наташа, пропуская меня в дом и закрывая входную дверь. Услышав эти слова, я ещё раз улыбнулся, всем своим видом пытаясь выразить своё раскаяние и пообещать, что больше такого не повторится. Посмотрев на свою жену, я увидел, что она уже была в беленьком халатике, который обтягивал и подчёркивал всю прелесть её фигуры. На лице у неё виднелась усталость, и, как мне показалась, грусть. Наташа дождалась, пока я разденусь, и повела меня на кухню.

— Ты, наверное, опять ничего не ел. Садись, я салатик приготовлю, — сказав это, она отвернулась к кухонной тумбе и принялась крошить овощи в большую жёлтую миску. Я подошёл к ней, обнял её за талию, и, поцеловав в шею, спросил:

— Что-то случилось? — Наташа положила нож на разделочную доску, развернулась ко мне лицом, и, обняв меня, прижалась.

— Я за тебя испугалась. По телевизору передавали, что такая же Kia попала в аварию, водитель умер на месте, — всхлипывая, рассказывала она, — я испугалась, начала звонить тебе, а ты не отвечаешь. Я позвонила в Институт, там сказали, что ты ушёл ещё утром. Где ты был?

— В лаборатории, Миша с Алексеем, помнишь их? Они привезли интересный пергамент, и я весь день пытался его расшифровать.

— Удачно?

— Смог перевести только заголовок, остальные символы мне не известны. Наташенька?

— Что?

— Пошли спать. Я вижу, ты за день устала.

— А как же салат? Ты же не ел…

— Пошли, ничего страшного, утром поем, — с улыбкой сказал я. Наташа убрала овощи и миску в холодильник, и мы с ней пошли в спальню, держась за руки, будто влюблённые дети. И мне почему-то вспомнилось, как мы с ней в далёком прошлом гуляли так, взявшись за руки, по детскому парку, в её родном городе. Тогда мне было семнадцать, а ей пятнадцать, и мы до сих пор вместе, уже двадцать лет. Мы прошли в спальню, и стали ложится спать. Наташа нежно поцеловала меня и, прижавшись, положила голову мне на грудь. Я приобнял её и принялся засыпать. Но воспоминания о прошлом накатились стремительной волной, снося за собой усталость, оставив лишь маленькие лужицы грусти, сильного, непередаваемого счастья и глубокого сожаления за совершённые ошибки. Убедившись, что сон полностью отступил, я встал с кровати, и, накинув на себя халат, отправился в свой кабинет.

Войдя в просторную комнату, я взглядом прошёлся по ней: массивный деревянный стол, шкаф с резными полками, полностью забитый книгами, маленький кофейный столик, стоящий по правую сторону от меня, на котором расположился большой и старый магнитофон. Рядом с ним лежали кассеты с музыкой 60-х-70-х годов, исключительно Рок, правда иногда попадался и старый добрый джаз. Наташа его обожает. Я уже думал включить его, вставить кассету, но вспомнив, что жена уже спит, я лишь подошёл к столу, втянул в себя запах стоящего рядом цветка, и удобно расположился на кресле. Рука неуверенно потянулась к ноутбуку и он радостно зашумев жёстким диском, запустил Windows XP. Ноутбук, как всегда, поприветствовал меня, — «Добрый вечер, сэр» — и попросил ввести пароль к облачному хранилищу, куда я хотел попасть. Я ввёл не сложный и легко запоминающийся пароль — «173048126138», он у меня ещё со студенческих пор. Один мой товарищ сказал, что это стих Пушкина в цифрах, так это или нет, я не знаю. Fujitsu Siemens, проверив пароль, убедившись, что я — это я, проверив мой персональный ip-адрес, впустил меня в «облако». Это «облачное» хранилище принадлежало Обществу с ограниченной ответственностью, проще говоря, ООО «РИО». В нём хранились все доклады, открытия, статьи, копии отчётов о проведённых раскопках, проще говоря, вся нужная Историку информация. Каждый из членов «РИО» имел в облаке «ячейку», где он мог спокойно хранить нужные данные, не боясь утечки. Я так же имел свою ячейку, она называлась просто «Самойлов», зайдя в неё, я нажал на документ — «Доклад о Вельминской цивилизации», и, подтвердив скачивание файла, закрыл «облако».

Доклад представлял собой 37-ми страничный документ в формате А4 с расширением «.docx». Я, полностью пролистав его, освежая в памяти старое исследование, ещё раз убедился, что в докладе мало фактов, которые бы заставили членов РИО поверить мне. Ещё раз, уже более внимательно пролистав документ, я обнаружил интересную ссылку на один из манускриптов государства Одрисов. Благо язык русов-Одрисов был очень похож на старо-славянский, с долей фракийского языка. Ведь государство Одрисов объединяло несколько десятков фракийских племён, и дало начало балтам, полякам-лаиям и словенам. В этом манускрипте было описано последнее сражение Одрисов и Вельминов, на Аппенинском полуострове. Сравнив описания сражения с картой, я понял, что бой был в нынешнем регионе Абруццо, что на востоке, от Лацио, где находится город Рим. Узнать точное место мне не удалось, но я надеялся, что добытый пергамент расскажет мне, где был последний бой, и, может, тогда РИО будет вновь считать меня одним из лучших исследователей древних цивилизаций. Воодушевлённый этой мыслью, я выключил компьютер, нашёл взглядом пустую стеклянную пепельницу, рядом с которой лежала пачка сигарет и зажигалка. Наташа не любит, когда я курю дома, но сегодня можно нарушить этот маленький запрет. Чиркнув зажигалкой, я затянулся ядовито-сладким дымом. Никотин тут же ударил в голову, принося за собой расслабленность. Докурив сигарету, я встал из-за стола и отправился спать.

Глава вторая

Россия. Санкт-Петербург

2:30 минут по местному времени.

«Иногда во снах есть доля правды»

Только я закрыл глаза, и передо мной стали возникать образы. Сначала они были неуловимы, мутное сочетание цветов. Но присмотревшись, я увидел большой зал. Он имел прямоугольную форму, и проникающий свет из окон, заполнял каждый его кусочек. Людей было немного, четыре человека, и они, сидев за большим столом, что находился по середине зала, обсуждали какую-то острую тему. Их голоса были не особо отчётливы, но некоторые фразы можно было различить:

— … стоит у стен. Командует ими Маркус Сицилийский, внук Маркелия Сицилийского, — сказал один из людей, он был одет в пластинчатые доспехи, в которых поблёскивал солнечный свет. Рядом с ним лежал стальной шлем, на котором была прикреплена маленькая бронзовая статуэтка в виде орла.

— Бывшего главнокомандующего «Серебрёного легиона»? — спросил второй мужчина, он расположился напротив рыцаря и был одет в такие же пластинчатые доспехи, но на его шлеме, вместо статуэтки, был прикреплён бронзовый ирокез.

— Так точно, сейра, мы в своём распоряжении имеем лишь пять тысяч бойцов, а нам, напомню, противостоит семнадцатитысячная армия.

— Подкрепления?

— Не предвидится. Легат Даркер с пятым легионом сейчас занимает оборону в городе Патави. Между нами двенадцать тысяч километров, если он даже и отправит часть своего легиона, они не успеют.

— А как же Легат Клавдий?

— Его флот был разбит фракийцами при попытке сбежать из Адриатического моря.

— То есть нам ничего не остаётся, как довериться фанатикам Клана теней? — спросил высокий стройный мужчина в богатой одежде, он сидел вдали от стола и наблюдал за разговором Легатов.

— Это единственный выход спастись из осаждённого города.

— Должен быть другой способ! Я лично не доверяю этим фанатикам, даже богам неведомо, куда нас может завести их «горе-портал».

— Нас штурмуют! — прокричал вбежавший в зал солдат. Легаты тут же вскочили и побежали на крепостные стены, в зале остался лишь мужчина в богатой одежде и женщина в сером одеянии.

— Уводите людей в катакомбы Брацо, — обронила она и вышла из зала. После этих слов мир стал терять очертания, превращаясь в черно-белую комковатую массу, которая, возможно, превратилась бы в новый сон, но я открыл глаза.

На часах было шесть утра, Наташа ещё крепко спала. Я встал, накинул халат и отправился на кухоньку. Поставил чайник, и, сходив до кабинета, взял ноутбук и вернулся на кухню. К тому времени чайник уже вскипел, я налил себе крепкого чая с бергамотом. Открыл ноутбук. Зайдя на почту и не найдя там новых сообщений, я принялся размышлять о сне, который мне приснился, и о пергаменте, что находился все ещё в Техно-полисе.

Я налил Наташе её любимого кофе и аккуратно, что бы её не разбудить, вошёл в спальню. Накинув на себя джинсы и свитер, решил отправиться в университет за портфелем, а потом сразу в лабораторию. Пар у меня сегодня не было, поэтому я хотел посвятить весь день расшифровке документа.

Санкт-Петербург. Россия

8:30 по местному времени.

Здание «Техно-полис»

Доехав до здания Техно-полиса, я припарковал свой Kia Rio. Войдя в здание, я заметил молодого охранника, которого я раньше не видел.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 291