электронная
180
печатная A5
351
16+
В пламени слов
сердце горит

Бесплатный фрагмент - В пламени слов сердце горит

Избранное

Объем:
108 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4485-5629-6
электронная
от 180
печатная A5
от 351

Автобиография (шуточная)

Провинциальный гость столицы —

Российской, северной, родной.

И надо ж было приключиться:

Ретировался я домой!

Все обошлось — живу, не чаю,

Обыкновенный невельчанин.

Случись иначе, неизвестно —

Могло и скиснуть моё тесто?

А так слыву орлом-поэтом —

Версификатор, в общем, это.

Родился: ясли, сад и школа —

Пишу не ради протокола.

Минуло девятнадцать лет:

Здоров был и богат поэт.

Лихая мчала колесница

Меня туда, куда явиться

Я не мечтал все эти годы,

Тогда я стал иной породы:

Особые осанка, взгляд,

И обстоятельствам всем рад.

Недолго длилось моё «счастье»,

И виноват в том сам отчасти:

Бурленье сердца молодого —

Вдруг стал я не совсем здоровым,

А дальше — больше, сил уж нет,

Короче, заболел поэт.

Больницы, горькие лекарства —

Ни следа прежнего от барства.

Шли годы. Я всё реже, реже

В столице северной гостил.

Чуть свет в окне моём забрезжил,

И я столицу навестил.

Всё там вокруг немым укором:

Как получилось, что так скоро

С коня свалился и упал,

А попросту — для всех пропал?!

Тогда во цвете зрелых лет

Припомнил: я же ведь поэт!

Уселся крепко на Пегаса,

И не было такого часа,

Чтоб о стихах не думал я,

Поэтов книги теребя.

Исчезли прежние забавы,

Стал одинок, без всякой славы.

Живу, другому невдомёк,

Какой достался мне урок.

Болтали разное, но знаю:

Сам ничего не понимаю.

В больницах много говорили:

Потише быть, и чтоб не пили

Ни водки, ни вина, ни пива,

И всё тогда пойдёт красиво.

Я долго мучился пороком —

Без алкоголя жизни нет,

Но всё до срока, уж до срока

И, наконец-то, трезв поэт.

Мелькали дни мои и ночи,

И часто не хватало мочи

Дышать, жевать и двигать ноги.

Откуда было ждать подмоги?

Лекарства горькие я пью

И бесконечно жизнь люблю!

2009

* * *

Вдруг разом все часы остановились.

Вновь без ответов тайны Бытия.

Ты бредила, как будто бы влюбилась,

Но холоден и строг остался я.

Спокойствие средь бури сохраняя,

Избегнув погружения в туман,

Законы реализма сознавая,

На то похоже, что любовь — обман?!

Она своими чарами заманит,

Она сплетёт невидимую сеть,

Она влечёт, терзает и дурманит.

Ты загораешься, но можешь и… сгореть!

* * *

Совершаю попытки высечь огонь

Из русской печальной души.

А друг молвит: только святого не тронь.

И ещё: никуда не спеши.

Я деньгами сорил. Двигал «пешек», «ферзей».

Пел и пил. Был счастливым сполна.

Ну, а после сбежал от столичных огней

В мир лесов, где царит тишина…

* * *

Слова любви я собирал,

Как милостыню на паперти.

И без разбора в душу клал

Все поцелуи и объятия…

Казённые Лешни

Как и раньше, не могу мечтать,

Что опять поедем на турбазу.

Там… лесные тишь и благодать,

Там… мы были три счастливых раза.

Всё цвело и пахло лишь для нас,

И пьянил в бору сосновый воздух.

Каждый проведённый вместе час

Для двоих влюблённых будто создан.

Пролетели чудные деньки,

Наступила горькая разлука.

Почему-то дали далеки,

И стихи родятся только в муках.

* * *

Если счастлив, об этом не знаешь:

Всех мгновений отмерянных лет

Ты значенье тогда понимаешь,

Когда счастья с тобой уже нет!

Не укусишь свой собственный локоть —

Счастье было, но очень давно.

Мёд исчез, пропал даже дёготь,

И теперь что с тобой — всё равно!

И встречаешь рассветы поникший —

Нет задора и нету огня!

Тише! Сделайте музыку тише! —

В душе кошки скребут у меня!

Но что самое странное в мире,

Счастлив ты и сейчас, и всегда!

Пальцы сами касаются лиры,

И сияет на небе звезда!

* * *

Уезжает поезд, уезжает…

Как бы зацепиться за вагон?

Но надежда с каждым мигом тает:

Опоздав, сажусь я на перрон.

Так я и остался — не уехал.

Те, кто захотели, уже там.

И одна осталась мне утеха:

Посвятить всю жизнь свою стихам.

Вот вокзал, вот поезд — что ещё же?

Я с билетом, но… не суждено.

Кто б сказал, на что это похоже? —

Трагикомедийное кино!

* * *

Человеку нужны и объятья любимой,

И богатство, и слава, и юности жар.

Со слезами, улыбками мчится всё мимо,

Обгоняя меня и спеша на пожар.

И страданье, и счастье ниспосланы свыше,

Срок пришёл — утомился перечить судьбе.

Говорю, но никто почему-то не слышит,

Хоть «и это пройдёт» — так шепчу сам себе.

Может, то суть усталость от жизни крикливой? —

Отдохнуть бы. С утра посмотреть на восток.

Я стою у реки. Книзу клонятся ивы,

И в душе распускается счастья цветок.

* * *

К приходу Музы всё готово:

Листок бумаги, карандаш.

Пасётся во поле корова —

Такой вот за окном пейзаж.

Я Музу жду, как ждут невесту

Или невеста жениха.

В душе освободилось место

Как раз для нового стиха.

О чём он? — сам пока не знаю,

Желательно повеселей.

С трудом, но всё же вспоминаю

Где познакомился я с Ней? —

Как с Музой я соприкоснулся?

И закружилась голова,

В ту пору мысленно вернулся,

А там слова, одни слова…

21 февраля 2009 года.
Памяти нашего Сэма…

Я друга потерял четвероногого,

Бежал куда-то по дороге он.

Подбит автомобилем безвозвратно,

И утешения звучат невнятно!

Я слёзы лил, тащил на санках тело,

Вокруг зима и всё заиндевело.

Что делать мне? Так больно! Помогите,

Сознание мое угомоните!

Был друг мой очень ласков и участлив,

Самим собою принося лишь счастье.

Я друга потерял четвероногого,

Бежал куда-то по дороге он…

* * *

Хоть мучайте, хоть бейте, хоть пытайте,

Крошите винегретом нас на части! —

Не воспротивимся, но только дайте

Простого человеческого счастья!!!

Столяр сто лет назад

У столяра много работы:

То рамы, то двери, то гроб.

Приходят людей к нему «роты»,

И даже поэт, врач и поп.

Поэту для творчества — столик,

Попу — краснодревый киот.

Поп ласково столяра молит,

Стирая с лица платком пот.

Врачу — костыли для больного,

Больной будет снова ходить.

Ничто под Луною не ново,

Приелся вопрос: «быть — не быть?».

С темна до темна «пашет» столяр,

А люди идут и идут.

Ему б из подвала на волю,

Но врач, поп, поэт тут как тут!

* * *

Приснился сон: я в серпентарии,

И напеваю кобрам арии.

Никак мне не пошевелиться,

Такое может лишь присниться!

Веселым пение не назовешь,

Но жить охота — потому поешь.

Не выйти никуда, не убежать,

Одно осталось — только ожидать:

Когда всё это гадам надоест,

И я покину проклятый «насест»!

Уметь еще бы вылезать из кожи:

Ведь мы порой со змеями так схожи…

* * *

Нахожусь как будто бы в тумане:

Ничего не видно впереди.

Но упорно кто-то меня манит,

Говорит в душе: «Иди, иди!».

Я прислушался к его совету,

Хоть ни зги в округе не видать,

Никого не привлечешь к ответу,

Если вдруг придется пропадать.

Будь что будет: движусь понемногу,

Я шальной — авось и пронесет?!

Но никто не показал дорогу,

И не знаю, что же меня ждет?!

* * *

Может мне не «нашуметь» в веках,

Может быть, народ меня забудет.

Душу я свою отвел в стихах;

Ну, а дальше? — Дальше будь что будет!

Большинство забыто навсегда,

Cреди них немало и великих!

Несомненно, жалко их труда.

Стёрло время имена и лики!

Обществу плевать на этот труд,

Отправляется он попросту на свалки!

Так у нас таланты берегут,

Сплошь вставляя им в колеса палки…

* * *

Неизвестно: стоит жизнь прожить?

Будь то в суете или не всуе.

Быть, ну, а потом не быть —

О бессмертии сознанье не тоскует.

Принимаю все как есть и жду,

Жду подсказки. Может быть, напрасно?

У меня все время на виду

Солнце днем, а ночью месяц ясный.

Неизвестно: стоит жизнь прожить?

Я таких вопросов не решаю.

Быть, ну, а потом не быть —

Согласитесь, разница большая!

* * *

Вечности мотив в душе играет.

Очень жаль, но слабоват я в нотах.

Жизнь моя как свечка догорает,

Проходя в бессмысленных заботах.

И не слышит ухо, слепнет око,

А душа грустит под небесами.

Крайне мало в жизни нашей прока,

Так бездарно прожитою нами…

* * *

И за величие, и за ничтожество,

И за потерь горчайших множество,

За счастье, за страдание,

За недопонимание —

За всё я благодарен —

Простой российский парень.

И за достаток, и за нищету,

За поэтическую маету,

За то, что был я призван

К нелепой чудной жизни.

За всё я благодарен —

Простой российский парень.

* * *

В библиотеке среди классиков «стою».

В душе моей захолодело:

Тут налицо как песни я пою,

Владею ли стихосложенья делом?!

Жуть страшная — какие имена!

Еще недавно у ларька пивного

Не мог представить даже сна,

В котором ценят мое слово.

Но срок пришел, и новые стихи

Текут, как пиво у ларька того же.

Наверно, так смываются грехи?

И на идиллию история похожа.

Невельская земля

Здесь нету гор, нет водопадов тоже,

Но перелесок, тающий во мгле,

Чужих природных прелестей дороже:

Ведь я живу на Невельской земле!

Стоят ряды вечнозелёных сосен,

Берёз, ольхи, осин и тополей.

Зима, весна, а после лета — осень

Для сердца краше и всего милей!

Озёрный край, о, как тебя люблю я!

Речушек бег — твой бег времён и вех,

И Невельскую землю поцелую

Как самую красивую из всех!

* * *

Когда ничего не исправишь —

Под гору несущийся воз!

Не сладишь с ним, не управишь:

До боли, до крови, до слёз!

И вожжи впиваются в руки,

И мчит лошадь, в бездну скользя!

Казалось мне раньше — вот муки,

А вышло, что это стезя!

* * *

Вся жуть и хмарь куда-то испарились,

Я вновь союзник счастья и любви.

Все бредни, испугавшись, удалились,

И не терзают помыслы мои!

Трава зелёная, а солнце ярко светит,

Ты воздухом бодрящим опьянён!

Кто нагонял тоску, сполна ответит:

Его повесим на высокий клён!

Чтоб он висел, хандру напоминая,

И вызывал улыбки у людей,

А жизнь-то полосатая какая,

И лучше Воскрешенья нет идей!

С чего берёзы наши пожелтели? —

Настало бабье лето, дело в том.

Вот мы ползли, а после полетели,

И не жалеем больше ни о чём!

* * *

Чуть хромающей походкой

Дефилируешь в лабаз.

За закуской и за водкой —

Вот уже который раз!

Непонятная погода:

Дождь и солнце — вид чудной.

И в любое время года

Водки мало заводной!

Утром веки поднимая,

Вспоминаешь прошлый день,

Всё на свете проклиная,

Как трухлявый старый пень!

Жизнь течёт, сменяя вехи,

Водка льётся прямо в рот!

Вот такие, брат, орехи

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 351