электронная
90
печатная A5
473
18+
В объятиях северного бриза

Бесплатный фрагмент - В объятиях северного бриза

Объем:
294 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-6235-3
электронная
от 90
печатная A5
от 473

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1

Меня разбудил сигнал моего мобильного, извещающий о новом входящем сообщении. С трудом, пытаясь сфокусировать взгляд на экране, прочитала:

«А ты далеко спряталась, думаешь, никто не найдет тебя, ШЛЮХА?»

К реальности меня вернул голос стюарда, бодро сообщающий, что наш самолёт благополучно совершил посадку. Меня накрыло волной облегчения. Это был всего лишь сон.

Поздним вечером в просторном и светлом зале ожидания Международного аэропорта Анкориджа меня встречали три медведя: черный, бурый и белый. Разумеется, это были чучела в натуральную величину, стоящие в огромных витринах. Каждый мишка в своей среде обитания: в лесу, у реки, во льдах. Я остановилась напротив одной из витрин. Две тысячи двести фунтов. Такой вес имел при жизни этот гигантский властелин арктических льдов. Застывшим навеки взглядом зверь смотрел на меня через застекленную витрину с высоты собственного роста в одиннадцать футов, что было указано на небольшой табличке, имеющейся на витрине.

Что ж, и тебе привет, симпатяга!

Я услышала Highway to Hell, ревущую из динамика моего мобильного, на выходе из терминала и улыбнулась. Улыбнулась, возможно, впервые за последний год. Этот трек был сейчас как нельзя кстати.

Конечно, это была мама.

— Привет, мам. Я на месте, — старалась говорить как можно увереннее.

— Алекс, милая, как долетела? Я так волновалась!

Услышав мамин голос, такой родной, такой любимый, я чуть было не развернулась на сто восемьдесят градусов, чтобы убраться подальше из этого чертового аэропорта. Из этого чертового штата. Но реальность такова, что Аляска должна стать мне домом на ближайшие несколько лет. Ведь здесь мне предстоит учеба в колледже. И это то место, которое, как мне казалось, максимально удалено от моего родного Майами. Как раз то, чего я так сильно хотела все последние месяцы.

— Все хорошо, мам. Правда, — несмотря на все усилия мой голос предательски дрожал. Абсолютно точно она поняла, что это полное враньё, но промолчала. — Ты не ложилась? Который час? — быстро сменив тему, продолжила я. Из-за перелета мне было трудно сориентироваться во времени.

— Сейчас почти три часа. Папа и Сара давно спят. А я не могла уснуть, не узнав, все ли у тебя в порядке.

Мамин голос звучал устало, и я почувствовала себя виноватой. Нужно было сразу же ей позвонить вместо того, чтобы любоваться работой рук таксидермиста в лицах, точнее, мордах тех трех дохлых косолапых пушистиков!

— Полный порядок, — опять ложь. — Честно. Ну что ты?

На том конце провода было тихо. Похоже, я ее не убедила.

— Мам?

Тишина.

Я отняла трубку от уха и взглянула на экран. Может быть, что-то было со связью?

— Мам? Ты меня слышишь?

— Слышу, — тихо всхлипывая, ответила она. — Я до сих пор не верю, что ты уехала одна так далеко… Милая, если ты передумаешь, знай, что ты в любой момент можешь вернуться домой.

— Я знаю, мам. Знаю, — я совершенно раскисла. Надо было что-то с этим делать. — Ты поспи. А я позвоню тебе из отеля.

Снова ложь.

Скорее, не ложь, а небольшое искажение фактов. Ни в какой отель я ехать не собиралась, и в данный момент бодро шагала к остановке общественного автобуса, чтобы добраться до хостела. Ночь там обойдется мне гораздо дешевле номера в отеле. Знаю, что родители всегда помогут мне с деньгами, которых у них было не так уж много. И мне было совестно просить лишнего. Тем более, что мой перелет из Флориды на Аляску обошелся им в кругленькую сумму. И, совершенно естественно, мне был необходим пусть небольшой, но стабильный источник дохода. Поэтому одной из первоочередных задач у меня была встреча с университетским консультантом по вопросу трудоустройства на территории кампуса Лией Калхун, с которой я уже связалась по электронной почте.

Раздобыв в информационном центре аэропорта схему города, я ткнула в неё пальцем, объяснив водителю автобуса, куда именно хочу попасть. И, убедившись, что меня высадят в месте назначения, почти довольная, села у окна.

Анкоридж, являясь удобной отправной точкой для всех, кто решил путешествовать по Аляске, был промежуточным пунктом и в моем пути. Завтрашний день я планировала провести здесь, в сердце Аляски, посмотреть город, перевести дух после перелета. А послезавтра мне предстояло сесть в автобус, который и доставит меня в Солдотну, город на северо-западе полуострова Кенай, где и находилось место моей предстоящей учёбы. Могла ли я забраться ещё дальше? Несомненно. Если бы была такая возможность.

Ночной Анкоридж представлял собой довольно резкий контраст по сравнению с Майями. Первое, что бросалось в глаза, здесь не было пальм. Ни одной! Разумеется, я в курсе, что пальмы в самом северном штате страны не растут. Но мне их очень не хватало. Как не хватало теплого нежного бриза, приветливого солнца, ласкового прибоя.

Водитель затормозил на перекрестке, повинуясь запрещающему сигналу светофора. За окном автобуса в неоновом свете вывесок я увидела группу парней и девушек, которые направлялись куда-то весёлой и шумной компанией. Я позавидовала их беспечности, тому, что они не одиноки, тому, что они просто дома.

Огни незнакомой ночной улицы, тянущиеся длинной вереницей, убегали куда-то вдаль. Начался дождь. Мокрый асфальт отражал свет фар встречных машин. В неплотно закрытое окно ворвались струи холодного воздуха. Привыкшая к температуре не ниже семидесяти пяти градусов по Фаренгейту, я зябла, кутаясь в серый кашемировый кардиган. А ведь это был лишь конец августа…

Хозяйкой хостела оказалась полная женщина неопределенного возраста по имени Джун, черты лица и цвет кожи которой выдавал явное индейское происхождение.

Уже было глубоко за полночь, и по виду хозяйки было понятно, что я подняла ее из постели. Очевидным было и то, что она хотела, как можно скорее вернуться обратно.

Открыв дверь соседней со своей квартиры, Джун жестом пригласила меня войти внутрь.

Я прошла за ней через уютную гостиную с телевизором и мягкими диванами и оказалась в одной из спален. Комната была озарена тусклым светом, излучаемым небольшим точечным светильником на стене. Налево от входной двери была еще одна дверь, за которой оказалась небольшая ванная комната. Порадовало, что везде было довольно чисто. Сама спальня представляла собой небольшое помещение с одним окном. Вдоль стен стояли три двухъярусные кровати, заправленные одинаковыми темно-зелеными покрывалами с орнаментом в виде оленей.

Две из них были не заняты, а на последней, отвернувшись к стене, кто-то спал. Судя по размерам пары черных конверсов, стоящих рядом с кроватью, спящий был явно мужского пола.

Быстро приняв душ, забралась в кровать, думая, что мне никак не удастся уснуть в чужой постели с незнакомцем в одной комнате. Ко всему прочему я была очень голодна. Последний раз я ела в самолёте, и то, если ту пару крекеров с минеральной водой можно посчитать за еду. Ох, я бы все сейчас отдала за пару сэндвичей с тунцом или сыром и чашку горячего капучино! При мысли об этом мои слюнные железы заработали с удвоенной силой. Отчаявшись уснуть, я решила совершить вылазку и найти кухню, чтобы проверить содержимое холодильника. Надежды найти там что-то съестное было мало. Насколько я поняла, постояльцев было двое: я и тот спящий тип. Сомневаюсь, что он что-то готовил сегодня на той кухне.

Бесшумно выскользнув за дверь, вышла из комнаты и прислушалась. Тихо. И темно, хоть глаз выколи. Так, куда же идти? Я провела рукой по стене, в надежде наткнуться на выключатель. Да где же он? И направилась в сторону, откуда, как мне казалось, Джун привела меня к дверям спальни. Пройдя несколько футов в заданном направлении, я на что-то наткнулась. Это что-то упало и, судя по звуку, разбилось вдребезги. Ориентирование в пространстве никогда не было моей сильной чертой, как и ловкость. В чём я тут же убедилась, когда, сделав еще один шаг по инерции, почувствовала резкую боль в стопе и вскрикнула. Черт! Как же больно! Осторожно пощупала пальцами ногу. Стекло. Огромный нахрен кусок стекла в моей ноге! Только этого мне не хватало!

Кто-то щелкнул выключателем, и я увидела картину, окружающую меня во всей красе. Я сижу на полу гостиной среди кучи разноцветных осколков. Что же это было? Ваза? А, обернувшись, увидела, что ко мне направляется он. Мой новоиспеченный сосед. Еще бы, грохот был такой, что он не мог не проснуться.

— С тобой все в порядке? — проговорил тот хрипло.

Это был высокий парень, лет на пять — шесть старше меня. Он был в одних лишь джинсах, которые непростительно низко сидели на талии. Пропорции его фигуры были чересчур идеальны. Сразу было понятно, что он не пренебрегает занятиями спортом. Кожа имела смуглый оттенок и казалась бронзовой, черные длинные волосы собраны в подобие пучка. Выразительный взгляд темно-карих глаз. Он что тоже индеец?

— Только на половину, — ослепив белозубой улыбкой, проговорил парень.

Бог ты мой! Я что, произнесла это вслух?!

— У тебя кровь. Не двигайся.

Он развернулся и скрылся за дверью «нашей» комнаты. Боль в стопе была нестерпимой. Минуту спустя парень вернулся, держа в руках пачку салфеток и почти пустую бутылку Jim Beam.

— Это все, что у меня есть, — указав взглядом на бутылку, проговорил он.

— Я… вообще-то, не пью, — словно в подтверждении своих слов пыталась отползти назад.

— Я не предлагаю тебе пить. Сядь уже и дай сюда свою ногу, — его взгляд был полон решимости.

Мне ничего не оставалось, как покорно протянуть ему свою несчастную конечность.

— Потерпи, будет немножко больно…

Вытащив осколки из моей ноги, незнакомец бережно обрабатывал рану салфеткой, смоченной виски. Я как могла, крепилась и молча сопела от боли.

— Ну вот. Я сделал всё, что мог, — сказал он, выпуская мою ногу из рук. — Но завтра обязательно покажись врачу. Рана довольно глубокая.

— Спасибо за… за… это, — я слегка приподняла ногу. — Прости, что разбудила. Я сейчас здесь все уберу, идите спать.

— Только не это, — засмеялся парень. — Я сам. Не хватало, чтобы ты ещё и руки себе поранила.

Не зная, куда себя деть в этой неловкой ситуации, я уселась на один из диванов, сложив руки на коленях. Ну чисто нашкодивший ребенок! За окном была глубокая ночь. Дождь совсем разошелся и звонко стучал по карнизу. Боже! Что я тут делаю? В этом холодном городе, в чужом доме с незнакомым мне человеком. Ещё эта нога! Тренировки придется пока отложить. А я так полюбила бокс за последний год! Он стал для меня единственным способом сбросить эмоциональное напряжение, которое в последние месяцы было в излишке. Он создавал во мне состояние внутреннего покоя, уверенности и давал силы пережить этот год.

Одним из условий выбора учебного заведения было наличие в нем тренера по боксу. И колледж на полуострове Кенай, в этом отношении, меня абсолютно устраивал. От мыслей меня отвлек мужской голос.

— Я пойду, попробую уснуть. Рано утром у меня самолёт, — он потер пальцами глаза.

— Конечно, — промямлила я. — Ещё раз, прости, что так вышло.

Сердце пропустило пару ударов, когда я открыла глаза. Мне понадобилось несколько секунд, чтобы понять, где я и зачем я здесь. Взглянув на экран мобильного, подпрыгнула на кровати, едва не ударившись головой о верхнюю полку. Я проспала почти до полудня. Неудивительно, учитывая события прошедшей ночи, о которой напомнила тупая боль в стопе. Да плевать!

Всем моим планам, касающимся экскурсии по городу итак пришёл конец. Куда мне с больной ногой! Но вставать было надо, голод напомнил о себе с удвоенной силой.

Следов пребывания моего ночного соседа нигде не было заметно. Видимо, он уехал очень рано, как и говорил.

Наскоро собрав свои вещи, я приняла душ и взглянула на себя в зеркало. Тот ещё видок! Каштановые волосы безжизненно висели, под глазами были круги, цвет лица тоже оставлял желать лучшего. Ну и прекрасно! Кому до меня есть дело?

Если верить информации из сети, в паре кварталов от хостела находилось кафе с названием «Лучи набережной», куда я и направилась, решив, что как-нибудь да доковыляю.

Погода наладилась, светило солнце, было даже тепло, а о ночном дожде напоминали лишь лужи под ногами.

Спустя двадцать минут я уже сидела в довольно уютном кафе. Посетителей было мало несмотря на то, что время ланча было в самом разгаре. По рекомендации официантки заказала форель, жаренную на углях, и овощной салат, а на десерт — горячий чай с фруктовым коблером. Жить сразу стало намного интереснее!

Тем временем мой мобильный снова напомнил о своем существовании песней о дороге в преисподнюю.

— Привет, сестрёнка! — ответила я.

— Как дела, коротышка? — весело спросила Сара, которая несмотря на то, что была младше меня на два с половиной года, была на пол головы выше.

— Шикарно, дылда! — и в данный момент это действительно было именно так.

— Алекс, я уже скучаю. Не думала, что когда-нибудь скажу это.

— Постой, я должна запомнить этот момент!

— Я серьёзно. Без тебя дома такая тоска. Мама с папой не разговаривает из-за того, что он не поехал в аэропорт.

— Вот увидишь, все наладится, — сказала я. Но кого я пыталась убедить?

После разговора с сестрой проверила электронную почту. В ящике было письмо из колледжа по поводу размещения в общежитии, письмо из спортивного центра, где у меня заканчивался абонемент и несколько рекламных писем. Больше ничего! Меня накрыла волна облегчения и спокойствия.

Возвращаясь в хостел, я зашла в небольшой супермаркет, где запаслась готовыми сэндвичами, упаковкой орешков и апельсиновым соком.

Билет на автобус до Солдотны был только на завтра. Поэтому в любом случае выбора у меня не было. И остаток дня прошел в положении лёжа перед телевизором. Шёл очередной выпуск «непомнюкакогосезона» шоу The Voice. Провалявшись в позе уставшего тюленя на диване до позднего вечера, я, перекусив сэндвичами, легла спать. Из постояльцев в эту ночь была только я. Что собственно меня ничуть не огорчило…

Глава 2

И вот спустя пятнадцать часов, оставив позади городскую суету Анкориджа, я снова оказалась в пути, лично убедившись в том, что дорога на полуостров Кенай, Сьюард Хайвей, не даром входит в десятку самых красивых автодорог нашей страны. Повторяя изгибы залива Тернагейн-Арм, дорога огибала высокие отвесные горы с ручьями и ледниками. Картина за окном была невероятно живописной. Я даже немного стала понимать людей, живущих здесь, в этом потрясающем своей красотой суровом месте. Пейзажи, сменявшие друг друга были столь великолепны, что я не удержалась и сделала с десяток снимков сквозь грязное стекло автобуса.

Спустя два часа езды, дорога начала плавно уходить на запад полуострова, приближая меня к месту моего назначения.

Итак, Солдотна. Население три тысячи девятьсот пятьдесят пять человек. Об этом я узнала только что из информационного стенда при въезде в город. Что ж, теперь к этому числу можно смело прибавить единицу.

Городок растянувшийся по полуострову с севера на юг, казался довольно просторным. Меня удивило изобилие цветов на улицах и огромное количество «идеально зеленых» газонов. Ещё всюду прослеживалась этакая «лососевая» тематика. Жители штата гордятся одним из своих основных богатств — лососем, поэтому его изображения присутствовали повсюду: на домах, заборах, вывесках, даже на одежде. Местные не обделили вниманием также медведей (куда уж без них!), лосей, орланов. Одним словом, сразу видно, что живность здесь была в большом почете.

Прошло почти двое суток с тех пор, как я оставила мой родной дом, и вот я наконец достигла места своей учебы…

Из брошюры, что мне выдали вместе с расписанием и прочими необходимыми бумагами, я почерпнула то, что уже итак было мне известно.

«Колледж полуострова Кенай входит в систему Университета Аляски в Анкоридже». Так, понятно… «Студентам предлагается изучение, как академических дисциплин, так и уникальных…» Бла-бла-бла. «Колледж полуострова Кенай — это место, где студент чувствует себя кем-то большим, чем просто лицом в толпе. Здесь каждый учащийся становится частью разнообразного, заботливого и оживленного академического сообщества.» А так хотелось побыть «просто лицом в толпе». Пусть здешнее академическое сообщество не переживает, обойдусь без его заботы.

Студенческое общежитие представляло собой современный трехэтажный жилой комплекс, расположенный в лесистой местности. И, судя по информации из письма о размещении в общежитии, моя комната находилась на втором этаже. Кое-как дотащив два больших чемодана по лестнице, я пыталась определить, в каком направлении идёт нумерация комнат, но тут же взглядом удачно наткнулась на заветные цифры. Чёртова дюжина.

Открыв дверь ключом, я едва не запищала от восторга, увидев свою комнату. Да и трудно было назвать это помещение обычной комнатой студенческой общаги. Скорее, это была целая квартира, состоящая из двух спален, двух ванн и крошечной гостиной при входе, где помещался лишь небольшой диван.

Не обнаружив нигде следов своей будущей соседки, я по праву первой заняла одну из спален.

Приняв душ, переоделась, разложила кое-какие вещи и решила исследовать здание общежития. И снова была приятно удивлена.

В холле на первом этаже имелись общие помещения для занятий и общения, прачечная, лаундж-зона и тренажерный зал. На территории студенческого городка было также поле для активного отдыха и большая автостоянка. Кстати, о стоянке. Мне просто необходимо было обзавестись машиной в самом ближайшем будущем. Застройка на полуострове, ровно как и во всем штате, была, мягко говоря, неплотная. И расстояния были такие, что никаких ног не хватит, чтобы везде побывать. А посмотреть здесь несомненно есть на что.

Но это все в планах. А пока необходимо было решать дела насущные. Разобрать свои вещи, навести хоть какое-то подобие уюта в пустой комнате, проверить расписание, а, в первую очередь, наконец-то обратиться за квалифицированной помощью в университетский медицинский центр со своей долбаной ногой, которая то и дело напоминала о себе. К тому же, перспектива умереть от столбняка за тысячи миль от дома меня совсем не радовала.

После визита к врачу стало совершенно очевидно, что о занятиях боксом мне следует на время забыть. В медицинском центре мне обработала рану, наложили повязку, обязав меня самостоятельно смазывать стопу неоспорином. Кто бы сопротивлялся?

А убедившись, что смерть от столбняка мне пока не грозит, я решила поужинать в местном кафе «У Кэт» и ознакомиться с расписанием на ближайший семестр.

Изучение сферы отдыха и туризма давно было моей страстью. Уже в начальной школе, когда мои подружки мечтали стать балеринами, моделями или прыгали перед зеркалом с флаконом шампуня, изображая Бритни Спирс, уже тогда я знала, что хочу стать гидом. В шесть лет мы с родителями совершили поездку в Дисней Уорлд в Орландо, где провели целый день. И я совсем не чувствовала усталости, словно оказавшись в волшебной стране своих снов. Но когда наступил вечер, и нам пора было уезжать, со мной случилась настоящая истерика. Я совершенно не хотела никуда ехать. Возможно, всему виной были море впечатлений и бьющие через край эмоции, внезапно обрушившиеся на неокрепшую детскую психику. Родители, как могли, уговаривали меня сесть в машину. С распухшим от плача лицом я тогда спросила папу, неужели нельзя приходить туда каждый день. А он ответил, что можно, если здесь работать экскурсоводом, например. Таким образом, та поездка создала необратимый эффект, поскольку я твёрдо решила, что, став взрослой, обязательно вернусь в парк развлечений, устроюсь работать гидом, и уже никто не сможет меня оттуда увезти. Сейчас, конечно, это звучит глупо! Но факт остаётся фактом. Своей мечте я не изменила.

Теперь получение образования в сфере туризма могло открыть для меня широкие возможности. Явными плюсами работы в этой области были динамизм и полное отсутствие рутинности. И это понятно, так как место работы и окружающие люди постоянно меняются, делая работу интересной. Добавим сюда реальную возможность увидеть разные страны, их достопримечательности, отведать блюда национальной кухни. Список положительных моментов я могла бы перечислять до бесконечности. Наивно? Возможно. Так как есть большая вероятность застрять в каком-нибудь турагентстве, занимаясь исключительно бумажной работой. Но о минусах я предпочитала пока не думать.

Итак, расписание. В этом семестре, не учитывая обязательных, я выбрала несколько языков, включая французский и немецкий, а также повышенный курс английского.

Но теперь, уставившись в расписание, не верила собственным глазам. Это ещё что за хрень? Я поперхнулась салатом и громко закашляла. Протерла глаза. Это какая-то ошибка? В моем списке предметов последним значился курс «Технологии рыбоводства». В смысле «рыбоводство»? Мне что придется заводить комнатную форель. Вы серьезно?

Полная решимости завтра же выяснить причину этой путаницы с предметами, я решила вернуться в свою комнату. Но сюрпризы на сегодня, видимо, только начинались. Противный ключ застрял в замке и упорно не желал ни поворачиваться, ни высовываться из него. Проклиная все на свете, я десять минут пыхтела над замком, пока, уже отчаявшись справиться с ним самостоятельно, не услышала голос за спиной.

— В сторонку, леди.

Голос принадлежал невысокой худенькой девушке с короткой стрижкой оттенка меди и веснушчатым лицом. Удивившись подобному нахальству, я все же подвинулась в сторону, давая ей возможность подойти к двери. Да на что надеется эта щуплая коротышка? Девушка уверенно взялась за ключ, и спустя секунду я услышала столь долгожданный щелчок.

— Вот и все, — сказала она, подмигивая мне. — Я Нэнси, кстати. А ты, я так понимаю, и есть Хьюстон?

— Да, Александра Хьюстон, — с неприятным удивлением ответила я. — Откуда ты знаешь? И как ты это сделала? — указала рукой в сторону двери.

— О! У меня куча скрытых талантов, — в ее глазах заиграли задорные огоньки. — Не все сразу. Классный загар, ты откуда?

— Майями, — я отвела взгляд в сторону.

— Серьезно? — воскликнула она с неподдельным удивлением. — И что же есть тут у нас такого, чего нет в Майями?

Ее вопрос застал меня врасплох. Мне вдруг стало очень неуютно, и я замешкалась, думая, что же ответить.

Нэнси, не дожидаясь моего ответа, слегка хлопнула меня по плечу и сказала:

— Вот и правильно, я тоже жару не люблю. Предпочитаю более суровый климат. Прошу, — добродушно улыбаясь, она жестом пригласила меня войти внутрь.

С этой самой минуты я поняла, что мы точно подружимся.

На календаре было двадцать первое августа начало семестра. Сегодня, направляясь после занятий в кафетерий во время ланча, я увидела намного больше студентов по сравнению со вчерашним днём. Казалось, все вдруг вышли из спячки. Сам кампус, по сути, представлял собой большой парк. Поэтому многие студенты гуляли или просто сидели на траве, образуя небольшие компании. Они громко смеялись, перебивали друг друга и, оживленно жестикулируя, делились своими впечатлениями о прошедшем лете, а я снова ощутила себя законченным социопатом, одиноко вышагивая по асфальтированной дорожке, вдоль зарослей отцветшего вереска.

Но, едва переступив порог кафетерия, услышала знакомый голос.

— Хьюстон, пошевеливайся! — прозвучала команда.

Нэнси уже стояла в очереди и жестом подозвала меня подойти.

Девушка училась на факультете экономики, но на первом курсе у нас было много возможностей, чтобы пересекаться в течение дня не только за ланчем, что мы выяснили ещё вчера, когда сравнили наше расписание. У нас было несколько общих предметов общей направленности, что не могло меня не радовать.

Забрав свои подносы с обедом, мы нашли свободное место.

— Как прошел первый день? — набив полный рот брокколи, спросила Нэнси.

— Неплохо. Только мне все же придется ходить на эти технологии рыбоводства. Как мне сказали, это уникальный экспериментальный курс… И, так как в графе выбора факультатива я поставила галочку «по умолчанию», система автоматически включила его в мой список дополнительных предметов.

— Это Аляска, детка, — смесь сказала девушка. — Здесь все разговоры сводятся к рыбе и рыбалке. Кстати, администрация кампуса сегодня устраивает пикник по случаю начала учебного года. Угадай, что в меню?

— Неужели, рыба, мисс Дрю*?!

— В точку!

Что и говорить, о жизни здесь Нэнси Леман знала не понаслышке, приехав учиться в Кенайский колледж из городка под названием Уиттиер.

*Нэнси Дрю — литературный и киноперсонаж, героиня компьютерных игр, девушка-детектив, известная во многих странах мира.

Глава 3

Я начинала привыкать к своей новой жизни на Аляске. Сама учёба мне очень нравилась и давалась без особых усилий. Должна признаться, что даже непонятный для меня сначала курс основ технологий рыбоводства очень меня увлекал. Я с интересом знакомилась с аквакультурой Аляски, основами ведения рыбоводческого хозяйства, с особенностями производства и управления процессом выращивания рыбы. Не знаю, каким образом мне могла в будущем пригодиться вся эта информация, но я больше не размышляла над тем, был ли в компьютерной программе сбой, или все тут и правда до такой степени помешаны на рыбе.

Дни сменяли друг друга, складываясь в недели. Утром я ходила на занятия, а вечерами работала помощником в университетской библиотеке. Платили, конечно, мало, и я сразу поняла, что о машине мне пока придётся забыть. Но сама работа мне была по душе. Я полюбила библиотечную атмосферу за её тишину, которая давала ощущения покоя. После работы мы с Нэнси, обычно, занимались там или в общей комнате в общаге, ходили в бассейн или просто бездельничали, сидя перед огромной плазмой в комнате отдыха.

В один из таких вечеров, когда я досматривала на ноутбуке очередную серию «Игр престолов», в комнату ворвалась моя соседка, и, размахивая флаером перед моим носом, с радостью сообщила мне о том, что завтра мы идем на вечеринку, которую организует один из университетских клубов.

Мое настроение мгновенно ухудшилось. Скрывать свои эмоции я никогда не умела. Заметив эту перемену, Нэнси воскликнула:

— Расслабься, Хьюстон! Это всего лишь танцы и бесплатная выпивка. Я же не в оргии тебя прошу участвовать.

Был ли смысл скрывать все дальше? В любом случае, у меня бы не вышло избегать тусовок все время. И этот разговор рано или поздно должен был произойти. А Нэнси производила впечатление человека, которому можно было доверять. И этот факт меня очень удивлял. Я знала эту девушку лишь несколько недель, но ещё ни с кем не чувствовала себя настолько комфортно. Нэнси была грубовата, прямолинейна, часто смеялась надо мной, а манера ее общения вообще была на грани чёрного юмора в панировке из сарказма, но несмотря на все это, я чувствовала, что она относилась ко мне искренне и очень тепло. И я была уверена, что ничего не изменится после этого разговора…

Чуть больше года назад…

Это была середина августа. Наступивший вечер совсем не принес желанной прохлады. Вечеринка у Бена была в самом разгаре, когда мы с Андреа вошли в двухэтажный коттедж, протискиваясь сквозь толпу танцующих парней и девушек. Громко играла музыка, в воздухе стоял запах алкоголя и разгоряченных молодых тел. Я даже не заметила, как в моей руке оказался стаканчик с пивом. Большинство ребят я видела в первый раз. Но это и неудивительно. Бен, парень Андреа, был очень популярен в нашей школе. Капитан школьной команды по баскетболу, президент ученического совета, он был постоянным объектом внимания и обожания почти всех девчонок. Я была немного ошарашена, узнав об их отношениях с Андреа пару недель назад. Подруга втрескалась в парня по уши, и все наши разговоры в последнее время, так или иначе, сводились к Бену. И мне уже это порядком стало надоедать.

И у меня совершенно не было желания идти на эту вечеринку до тех пор, пока Андреа не применила запрещенный приём, сказав, что там будет и Ной. Услышав его имя, я почувствовала приятное волнение. Эта девушка знала мое слабое место. Ной Росс. Я считала его самым умным, интересным и привлекательным парнем в школе. Являясь лучшим другом Бена, он не был таким же заносчивым и самоуверенным типом. Напротив, он был очень вежлив, внимателен. Истинный джентльмен. К тому же отличный баскетболист. И я просто не понимала, как, будучи таким совершенством, он до сих пор был одинок.

Перемерив весь свой гардероб, я остановила свой выбор на классике: маленькое чёрное платье. Слегка накрасив губы и ресницы, распустила волосы и осталась вполне довольной своим отражением в зеркале.

Мы нашли Бена на террасе. Он обсуждал что-то с парнями из команды, а, увидев нас, подавшись вперёд, громко проговорил:

— А вот и моя девочка!

После чего, заключив мою подругу в объятья, поцеловал ее. Андреа, осушив по пути на террасу стакан пива, будучи уже навеселе, жадно ответила на его поцелуй.

Фу! Избавьте меня от этого зрелища.

Находившиеся рядом парни, повинуясь непонятному для женского пола инстинкту, начали свистеть, предлагая парочке найти себе более приватный уголок.

В следующий момент у Бена в руках уже была бутылка текилы, из которой он щедро разливал напиток по рюмкам. На предложение выпить с ними я покачала головой, показывая свой нетронутый стакан с пивом. Андреа же с радостью согласилась, залпом осушив рюмку.

— Это моя девочка, — целуя ее в шею, похвалил Бен.

С трудом поборов рвотный рефлекс, я оставила эту веселую компанию за их занятием и решила вернуться в дом. Пиво на вкус оказалось противным, а в такой духоте пить очень хотелось. Наконец, выходя из кухни, где с жадностью осушила два стакана воды, в дверях я столкнулась с ним. Это был Ной.

— Привет, Алекс, — широко улыбнулся Ной. — Отлично выглядишь.

— Э.. спасибо, — я немного смутилась. Думая, как продолжить беседу, вдруг выдала, — жарко сегодня, — и тут же едва не прокляла себя.

Дура! Какая же я дура! Говорю о погоде с парнем моей мечты!

— Действительно, — подтвердил и без того очевидный факт Ной. — Будешь пиво?

Он открыл холодильник и достал пару бутылок «Короны». Открыв обе, протянув мне одну.

— Спасибо, — нечаянно коснувшись его руки, забирая пиво, ответила я.

— Почему ты тут одна скучаешь?

Ной упёрся одной рукой о дверцу холодильника.

— Я не одна, я пришла с Андреа. Они с Беном там, — неопределенно махнула рукой в сторону. — Не хочу им мешать.

— Понимаю, Бен часто смахивает на самца орангутанга в брачный период.

Мы оба засмеялись. И смех сгладил всю неловкость, что возникла между нами вначале.

— Потанцуем, — просто и прямо предложил Ной. Его взгляд был немного затуманен. Видимо эта бутылка пива для него была далеко не первая.

— Давай, — до сих пор не веря, что это происходит здесь и сейчас, согласилась я.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 473