электронная
180
печатная A5
442
18+
В банке с пауками

Бесплатный фрагмент - В банке с пауками

Сборник научно-фантастических рассказов

Объем:
246 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-1200-1
электронная
от 180
печатная A5
от 442

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Экспансия

Генеральный командующий первым ударным галактическим флотом вечной и несокрушимой чанторианской империи Гурранахх-Кайт-младший, потомок и действительный глава блистательного рода почкующихся лиловых чатр южного Клаанга, был в прекрасном расположении духа. Более того, свалившаяся на него новость наполнила все пять сердец повелителя чувством юношеского азарта и жаждой действия. Приняв максимально торжественную позу, он проквакал:

— Я не ослышался, майор? Повторите, что вы сейчас сказали.

— Великий бахтуу, все верно, — стоящий перед ним бравый служака вытянулся в струнку, все три легких под прозрачной грудной мембраной сокращались в едином ритме, что было верным признаком высочайшего почтения, макушечный гребень позеленел от возбуждения, — только что космосенсорами нашего флагмана обнаружен новый обитаемый мир, нуждающийся в приобщении к шлейфу Великого Гнезда Чантора, да пребудут над ним вечные и неугасимые светила.

— Координаты?

— Система расположена на северо-восточном краю нашего звездного облака, в секторе желтого Хаашта, за четвертой спленической туманностью. Искомая планета, третья по счету от местной звезды — желтого карлика последовательности лотоса.

— Данные верны?

— Полученные сведения перепроверены четырежды. Ошибка исключена, господин.

Головные педипальпы командующего флотом перламутрово заиграли всеми цветами радуги. Вальяжным движением щупальца он отослал офицера прочь.

«Ну, вот и свершилось», — единственный фасеточный глаз владыки мечтательно втянулся в грудную мякоть. Долгие годы поиска, рысканья по всей галактике, наконец-то дали результат.

Да, это было трудно. Кто же знал, что планеты с параметрами, удовлетворяющими запросам метаболизма чанториан так редки в их звездном облаке. На памяти командующего это первая подобная находка. Великолепный шанс отличиться! Если он присоединит очередной, пятьдесят третий мир к владениям несокрушимой чанторианской империи, то их лучейшество, несравненный император Каввонакт Сорсо XXI (да дарует всевышний Гранг девяносто девять бесполых перерождений тысячам его икринок) приблизит к себе верного Гурранахха, а возможно, назначит его своим правым щупальцем. Да, так и будет. Что может помешать великой миссии мудрого бахтуу?

«Хватит мечтать. Пора действовать!».

Командор решительно нажал тумблер внутреннего коммуникатора:

— Всем ячейкам первого ударного галактического флота. Говорит флагман-адмирал. Мы немедленно направляемся к обнаруженному планетарному объекту. Галактические координаты точки прибытия: X — II-34-0-V. Дальнейшие распоряжения будут отданы позднее. Да пребудет с нами несравненный император Каввонакт Сорсо XXI под сенью всевышнего Гранга!

Первый ударный галактический флот империи Чантора состоял из единственного корабля. А в большем и не было нужды. Это было несравненное чудо военной техники империи, основанное на новейших научных достижениях лучших умов Великого Гнезда и их сателлитов. Флагман первого флота был просто всесилен. Он один мог легко развеять в прах десяток вражеских эскадр, или превратить в пыль целую планету (такое бывало, и не раз).

Пискнул динамик коммуникатора:

— Командор, мы на месте.

Повелитель бросил взгляд на восьмиугольный обозревательный монитор. Планета была как на ладони: зелено-голубая сфера, окруженная видимой дымкой белесой атмосферы.

— Геобиологи, доложите обстановку.

— Данный мир соответствует Программе Приобщения по всем трем пунктам: а) состав атмосферы идентичен чанторианской;

б) на поверхности мощный слой гидросферы;

в) имеется широко распространенная белковая жизнь.

— Дополнительная информация?

— На планете обнаружены признаки разумной жизни второго класса категории С.

— Ну, это не проблема.

Потомок южного Клаанга мечтательно забулькал. Да, это великолепная находка. Он действительно выиграл в этой лотерее судьбы. Ему уже грезилась сладкая жизнь при императорском дворе. Дело остается за малым: полная стерилизация разума на планете и колонизация нового мира с дальнейшим его приобщением к шлейфу Великого Гнезда Чантора. Но вначале, согласно уставу, необходимо провести предварительную разведку объекта на его поверхности.

— Старпом, говорит генеральный командующий первым ударным галактическим флотом вечной и несокрушимой чанторианской империи Гурранахх-Кайт-младший. — речь повелителя была максимально торжественной, соответственно историческому моменту. — Приказываю начать снижение флагмана к поверхности планеты. Посмотрим поближе, что это за мирок.

— Слушаюсь, адмирал.

Дымчато-голубой шар на экране стал распухать, увеличиваться. Вот он уже заполнил весь монитор. Стали различимы отдельные детали континентов.

Вновь пискнул коммуникатор:

— Командор, позвольте поинтересоваться, какова основная цель нашей разведки?

— Местный разум. Хочу посмотреть поближе.

— Разумная жизнь сосредоточена на суше. Куда прикажете садиться, бахтуу-эфенди?

— Снижаемся на самый крупный материк, в зоне терминатора. Так, так, ниже. О всевышний Гранг! Что это?! — Фасеточный глаз командующего от удивления вылез наружу.

— Несравненный господин. Судя по тому, что мы видим, размеры живых существ на этой планете просто колоссальны, фантастичны! Ничего подобного мы не встречали ни на одном из исследованных миров. Не понимаю, как они могут существовать при заданном уровне гравитации? Это какая-то аномалия!

— Тем не менее, это не отменяет нашей великой миссии. Мы видим просто груды мяса, не более. Нам они не соперники, хотя, конечно, такой феномен требует дополнительного изучения. — головные педипальпы Кайта-младшего побелели, что было признаком крайней сосредоточенности. — Видите, там, внизу, у водораздела двух малоподвижных особей. Судя по всему, это представители местного разума, так сказать. Снижаемся на тушу одного из них, надо произвести забор генетического материала. Его лучейшество императора Каввонакта Сорсо, безусловно, позабавит информация о таких диковинках.

— Слушаюсь, великий бахтуу. Приступаем.

Теплый июньский вечер, тихий багровый закат, берег извивистой речушки, кузнечики тренькают, легкий теплый ветерок шелестит кронами ракит над головой. Казалось, что может быть лучше. Но настроение у Лешки стремительно падало. Такое долгожданное первое свидание с Леночкой неумолимо приближалось к фиаско. Все не заладилось с самого начала. То ли настрой у девушки был не тот, то ли в нем самом что-то было не так, но рандеву не складывалось.

«И зачем она со мной пошла, спрашивается?».

Прелестница сидела рядом, на скамеечке, надув губки и делая вид, что пристально изучает облысевший одуванчик у себя в руках.

Лешка уже жалел, что потащился на каникулы в эту деревню к тетке. Отдыхал бы в городе с друзьями. А тут еще не в тему вспомнился висяк по высшей математике, в сентябре ждет пересдача в универе. Если не сдаст — в армию загребут.

Сдавленно вздохнув, Алексей сделал очередную попытку приобнять нимфу за талию, но тут же получил решительный отпор.

— Прекрати! — Леночку вдруг прорвало. На веснушчатом лице девушки даже в полумраке проявился яркий румянец. — Что ты за кавалер такой?! Сидишь весь вечер, молча, как сыч. Только лапать пытаешься. Разве так ухаживают? Хоть бы рассказал чего, или стихи почитал.

Леха воспрял:

«Точно! Стихи надо. Девушки это любят. Че там у нас в школе на литературе было?». Он напряг память. Но, как назло, в замутненную тестостероном голову горе-ловеласа не лезло ничего, ни из классики, ни из современной поэзии.

В зарослях осоки напротив раскатисто заквакала лягушка, насмехаясь над положением незадачливого ухажера.

У левого уха что-то жужжало. Он отмахнулся, но надоедливое насекомое не улетало. Наглая тварь спикировала на щеку юноши и больно укусила.

— Ах ты! — Парень с размаху дал себе пощечину и, схватив агрессора, поднес добычу к глазам.

«Странно», — букашка была без лапок и крыльев. А еще юноше показалось, что ее тело состоит из тончайшего металла. — «Да ну, фигня какая-то», — он гадливо раздавил существо между пальцами, незаметно вытер ладонь о штанину и обреченно посмотрел на силуэт девушки в багряных лучах.

«Эх, а будь я героем, или знаменитостью, она смотрела бы на меня совсем другими глазами», — с тоской подумал спаситель человечества.

Ристалище

Я, Кодар Рон Кессхи, лорд и владетельный князь Тарраготан, гражданин великой державы Таххменидов, покорившей десятки планет, потомок гордого рода низвергателей птерорептилоидов, старший в ветви Кессх, гранд-боец высшего класса, чемпион своего мира по поединкам системы сао. Я прибыл сюда, на нейтральный планетоид Каррах, столицу Галактического Содружества Могучих, для того, чтобы сразиться с равными себе сильнейшими сынами других миров.

Нас ждет Состязание. Так происходит всякий раз, когда Странники открывают новый мир.

Казалось бы, именно нашедший должен владеть планетой. Так и бывает, но только не в случае Странников. Это особая раса, древняя и великая. У них нет своей Родины, нет пристанища. Да они и не нуждаются в нем, не представляют себе оседлого существования. Вся их жизнь — скитание, от звезды к звезде, в поисках всего нового, неизведанного. Им не ведомы понятия собственности, обладания, алчности, захвата. Единственный мотив, что движет ими — любопытство, жажда информации. Найдя что-то новое во вселенной, они жадно познают это, изучают и тут же теряют интерес к находке, дарят ее Галактическому Содружеству Могучих, которые должны решить, кому достанется подарок. Для этого и был рожден Великий Турнир.

Так повелось. В целях предотвращения войн и усобиц за желанную добычу устраивается соревнование. В нем участвуют лучшие бойцы сильнейших галактических рас, претендующих на сокровище, которое, после многих боев, и получает победитель в полное владение. Это верный способ расширить сферу влияния и могущество своего вида, добавить добрую часть нового к великим бенефициям своей державы. Турнир важен и гуманен, он предотвращает грандиозные кровопролития, забирая вместо этого жизни малой горстки участников состязания, всех, кроме одного.

Участие в этом редком событии — честь для меня, радужная мечта любого воина.

Все готово к началу.

Сейчас — торжественное открытие. Стою в тесном сумрачном вестибулюме. Рядом Учитель, давно ставший самым близким мне существом, роднее даже двух моих матерей. Это выдающийся таххменянин, научивший меня многому, его стараниями я добился всего, что имею. Он будет помогать мне мудрым советом перед каждой дуэлью.

Слышу трубный звук. Учитель ободряюще освобождает вторую пару глаз. Влажные фасетки играют фиолетовым в полумраке преддверия. С душераздирающим скрипом входная створка ползет вниз и я, щурясь от потока рвущегося внутрь света, делаю шаг вперед, оказываясь на арене, окруженной беснующимися трибунами.

Это обширное круглое поле, окруженное гладкой отвесной стеной, над которой возвышаются, нависают трибуны, переполненные разношерстной публикой, жаждущей кровавого зрелища. В центре манежа небольшое треугольное озеро, заполненное чистейшей водой. Знаю, что глубина его велика. Вершины всех углов водоема продолжаются прямыми бороздами, упирающимися в стену. Эти линии делят поле круга битвы на три равных сектора: первый — зеркально ровный участок, выстланный каменистым монолитным покрытием из обсидиана, без трещин и стыков, второй — клочок земли, густо покрытой колючей черной травой, третий — белая зыбь сухого сыпучего песка. На ровных берегах озерца стоят три высохших мертвых дерева. Их искореженные ломаные ветви тянутся ввысь, внушая гнетущую оторопь, напоминая о тщете жизни.

По периметру круга выстроились доблестные участники Великого Турнира. Все мы разные, каждый — чемпион своей расы, имеющий особые достоинства. Смотрим друг на друга, сдержанно оценивая потенциал конкурентов, выискивая слабые стороны. Нас шестнадцать. Это хорошее число, позволяющее обеспечить идеальную структуру соревнования на выбывание по этапам.

Сверху разносится голос спикера. Не прислушиваюсь к речи. Знаю, он оглашает правила, которые мне прекрасно известны. Все просто. Жребием бойцов разбивают на восемь пар, которые поочередно бьются друг с другом насмерть. Победители проходят в следующий этап, где их ждут повторные дуэли. Так до тех пор, пока не останется сильнейший. Схема простая: 16 — 8 — 4 — 2 — 1. В ближайшее время это место примет пятнадцать жизней, даруя триумфатору целый мир, богатый ресурсами и землей.

Парад закончен. Жребий брошен.

Сижу в своей келье, внимая наставлениям Учителя, планирующего стратегию и тактику предстоящей схватки. Он настраивает меня на поединок, говорит о сильных сторонах и уязвимых местах кенсотианина, который достался мне в соперники. Наставник прав, как всегда. Уверен, его советы и на этот раз помогут мне.

Время пришло.

Я вновь на ристалище. Напротив, по ту сторону водоема, синей горбатой громадой возвышается воин планеты Кенсот. Его вид устрашающ. По массе, он в 5—6 раз тяжелее меня. Грузное, бронированное, покрытое шершавыми костными пластинами цилиндрическое бесхвостое тело опирается на три пары коротких, мускулистых, заканчивающихся узкими копытами ног. Массивная голова на толстой, короткой, почти отсутствующей шее венчается единственным тупым угрожающим отростком с расширением на конце — что-то, вроде тяжелого рога, только не колющего, а ударного типа. В единственном глазе страшилища, утопленном в глубокой щели, меж роговых щитков, нет проблеска ни единой мысли, только жажда боя. Даже не верится, что это — разумное существо, представитель одной из могучих цивилизаций галактики.

Звонко звучит гонг, знаменующий начало поединка. В уши врывается доносящийся с трибун возбужденный, нарастающий гул беснующейся толпы, превращающейся в единый, экзальтированный, жаждущей смерти организм.

Бешено взревев, чудовище галопом бросается в мою сторону, широко обегая озеро, подернутое мелкой сонной рябью. Центробежная сила заносит тяжеловесное тело, привлекая его к краю арены, к самой стене. Роговые пластины бронированного панциря жестко чиркают по вертикальному бетонному ограждению, издавая леденящий душу скрежет и рождая мириады искр.

В моих сердцах ни капли страха. Безмерная сила приближающегося соперника не пугает. Подобная мощь, если она не поддержана опытом и тактикой, опасна только для неискушенных, или трусов. Я давно понял — не это решает исход поединка. Главное — разум, холодный и расчетливый и воля — несгибаемая и неистощимая.

Стою на месте, внутренне собравшись и поднимая внутренним усилием скорость своей реакции на высший уровень. Мышцы мелко гудят в сладостном предвкушении борьбы, пульс медленный и ровный.

Вот недруг минует каменистое покрытие и вступает в границы травянистого сектора, где нахожусь я. Телепатически сливаюсь с его сознанием и не слышу ни единой расчетливой мысли, только жадное желание убить. Это радует.

Он все ближе и ближе. Уже слышу дыхание монстра. От трехтактного галопа содрогается твердь под моими ногами.

До столкновения остаются секунды. Прислушиваюсь к себе, отметаю даже малейший намек на чувства, они неуместны — только сухое, наполненное покоем сознание.

Туша все ближе. Пора! Делаю прыжок в сторону, и пышущее жаром массивное тело проносится мимо. Противник резко тормозит и ловко разворачивается мордой ко мне. Из глотки атакующего раздается разочарованный рык. Уж он-то уверен, что впереди легкая добыча. Новый рывок и снова гора мощи летит навстречу. Вновь приходится уворачиваться. С досадой убеждаюсь, что конкурент более прыток, чем хотелось бы. Это будет трудный бой.

Поединок продолжается уже достаточно долго.

Мой оппонент далеко не свеж. Его тело лоснится от пота, движения уже не такие резкие, хотя скорость бросков по-прежнему пугающе стабильна. Но и я чувствую приближающуюся усталость. В какой-то миг допускаю механическую ошибку: утомленная нога скользит, и я совершаю прыжок не той амплитуды, что рассчитывал. Боец из Кенсота делает ловкое движение головой и его роговой таран врезается мне прямо в грудь, кроша литую броню из сверхпрочного витеаса. Удар столь силен, что на секунду мое сознание мутится.

Забытье недолгое, хвала Хатосу. Прихожу в себя на краю арены. Гудящая от шока голова опирается о стену, возносящуюся далеко ввысь. Торжествующий монстр приближается, встает на дыбы, нависает надо мной. Из единственной ноздри вырывается струя горячего влажного пара, смрад которого ловит мое обоняние. Вся туша налита животной силой, мышцы скручены готовой разрядиться энергией, передние ноги занесены в замахе. Вот-вот они обрушатся вниз весом всей исполинской громады, дробя кости, превращая тело бывалого таххменианина в кровавое месиво. Слышу ликующий рев врага, уже торжествующего победу.

Удар!

Уворачиваюсь в самый последний миг. Широкие заостренные копыта обрушиваются рядом, с чудовищной силой сокрушая дерн, поднимая сухие облачка пыли. Перекатываюсь вправо, ловко встаю на ноги и плавно ухожу в сторону.

Хватит. Заигрался. Так и до беды недалеко. Пора вспомнить план, предложенный Учителем.

Не оглядываясь, бегом бросаюсь к границе сектора. Впереди уже белеет равнина кварцевой крошки. За спиной слышится топот и жадное сопение. Еще прыжок и я уже на песчаной площадке. Обе ноги тут же погружаются по колено в сухую горячую массу. Опираясь правой парой рук, освобождаюсь из сыпучего плена и, встав на карачки, быстро ползу вперед, вовремя уворачиваясь от летящей на меня опасности. В ту же секунду, совершив последний прыжок, мой противник приземляется на покинутое мною место всей колодой своего тела. Его вес слишком велик для рыхлой песчаной топи. Все шесть ног тут же полностью погружаются в зыбучую массу, по самое брюхо. Все, он в ловушке! Утробно взвыв, ксенотианин, собрав все силы, делает сумасшедший рывок. Бочкообразная грудь поднимается над поверхностью, правая передняя нога освобождается по колено. Нет, это еще не конец. Надо действовать быстро, иначе будет поздно. Не теряя ни секунды, бросаюсь к недругу. Еще в полете прыжка вижу его уязвимое место, о котором говорил мой наставник: ромбовидную щель между парными шейными и лопаточными пластинами. Концентрируя все силы в едином рывке, по системе сао, с размаху вонзаю сомкнутые острия своей правой верхней клешни в цель. Сопровождаемая чудовищным хрустом разрываемых тканей, моя конечность погружается в плоть по самый локоть. Слышу яростный предсмертный рев, затем тихое недоуменное утробное ворчание плененного конкурента и… тишина. Смерть настигла его так быстро, что он не успел осознать поражения. Только поверженная, уже лишенная души бездыханная масса судорожно дергается, не желая расставаться с остатками вегетативной жизни.

Вмиг наступившее безмолвие бьет по ушам и через мгновение взрывается ликующим океаном шума кровожадной публики.

Сладостный отдых. Я лежу в бурлящей мелкими пузырьками ванне каррахского олеума, наслаждаясь кратким покоем между циклами битв. Вязкий волшебный раствор обволакивает тело, массируя усталые мышцы, исцеляя мелкие раны и ушибы, полученные в поединке.

Рядом Учитель. Его лицо хмурится. Он недоволен моим танцем сао. Указывает на ошибки. Напоминает: самое страшное, это недооценить противника. Говорит, что путь к вершине еще долог. Пройден только первый этап турнира, осталось еще восемь претендентов, сильнейших из сильных. Надо помнить об этом.

Я соглашаюсь. Гордость от победы сменяется стыдом. Душа рвется в следующую драку, разум клянется не делать промахов, не позволять воле расслабляться.

Время второго этапа.

Я вновь на арене. На этот раз мой оппонент — шихту, лучший от своей расы. Это существо, примерно моего роста и комплекции, но совершенно иного обличия. Насекомое. Располагается в своей родной стихии — на песке. Легкое, пожалуй, даже изящное, ажурное, сплошь утыканное хитиновыми шипами, ярко-оранжевое тело опирается на четыре членистых конечности. Две верхних заканчиваются устрашающими, похожими на пилы, сегментами, края которых усеяны множеством острых одинаковых зубцов. Маленькая, утыканная десятком глаз, голова, спереди венчается треугольным выступом, из которого, я знаю, может мгновенно выдвигаться тонкий гибкий хоботок, заканчивающийся ядовитейшим жалом.

Конкурент умен и опытен. Не бросается вперед, очертя голову. Выжидает. Чувствуется, что несколькими часами ранее он уже оборвал чью-то жизнь.

Пора.

Делаю шаг навстречу. Он тоже оживает. Маневрирует вправо-влево. Только не вперед. Все верно: заманивает меня на свою песчаную зону, где у него будет безусловное преимущество. Достойный игрок.

Знаками межгалактического языка жестов объясняю, что его старания напрасны. Покидаю каменисто-стеклянный сектор, скользкий для его острых нижних конечностей (где был бы приоритет у меня) и приглашаю на нейтральную территорию — уже привычное мне с прошлого поединка травянистое поле. Он осторожно семенит, по широкой дуге, опасливо обходя воду, и вдруг делает молниеносный скачок прямо на стену. Ну и проворен! Для меня не новость, что шихту прекрасно перемещаются по вертикальным поверхностям. Это безусловное его превосходство. Ползет надо мной, прицеливается.

Замираю в ожидании. Нервы напряжены до предела.

Еще один прыжок и недруг уже на дереве над моей головой. Четко слышу его эмоции. Он понимает, что находится в более выгодном положении. Я — мишень.

Так не пойдет. Надо срочно менять ситуацию. Что-то побуждает меня принять верное решение: я делаю рывок и весом всего своего корпуса бросаюсь на сухой лоснящийся ствол. От напора нелегкого тела растение ходит ходуном, мотая моего антагониста из стороны в сторону. Еще удар, еще. Амплитуда колебаний увеличивается. Держаться ему все труднее. Вот шихтианин повисает на двух конечностях. У меня уже болят оба левых плеча. Последний натиск и сорвавшийся, наконец, неприятель падает рядом, на дистанции поражения. Делаю стремительный бросок, но не тут-то было. Он, тут же вскакивает на ноги и наносит молниеносный выпад своей левой зубчатой секирой, почти доставая меня. Уворачиваюсь, зная, что такой «инструмент» способен рассечь любой доспех, известный мне. Бросок, еще один, и вот я не успеваю: издавая зубодробительный скрежет, «пила» вскользь задевает мою правую ногу, легко вскрывая синтетическую броню и рассекает живые ткани.

Туше!

Боли не чувствую, не до этого сейчас. Мозг ищет решение. Силы примерно равны. Реакция инсекта не уступает моей, пожалуй, даже немного превосходит. Но мне известны его слабости: шихту очень легок, его масса раз в десять меньше моей (только бы достать) и главное — эта раса страшно боится воды, это не их среда.

Стремительное насекомое наседает. Еле успеваю уходить от его выпадов. Сейчас преимущество на его стороне.

Во время очередной атаки врага резко пригибаюсь, ныряя вниз и хватаю, наконец, его переднюю ногу. Хитин скользит, но я держу крепко. Тут же резко дергаю, боец рушится, как подкошенный. Не выпуская добычу, одним движением поднимаюсь и, напрягая все свои немалые силы, делаю рвущий мышцы бросок, отправляя невесомое насекомое в долгий полет в центр арены, прямо в озеро.

Поворачиваю голову на высокий истеричный клекот и вижу, как нескладное оранжевое существо плюхается в воду, беспомощно перебирая бесполезными в этой среде членами. Его дыхательные трахеи мгновенно заполняются смертельной влагой и, несмотря на небольшую массу, тело побежденного медленно погружается в темнеющую бездну.

Усиленный аппаратурой голос куратора, объявляющий победителя, тонет в ликующем реве обезумевшей толпы.

Снова ванна. На этот раз олеум нужнее: рана на ноге оказалась серьезнее, чем я думал. Правда, местный медик успокоил меня, заверив, что чудо-эликсир сделает свое дело задолго до того, как начнется следующий раунд.

Учитель рядом, как обычно. Его голос заметно мягче:

— На этот раз ты все сделал, как надо. Правильно выбрал момент и ударил в слабое место.

— Спасибо, высокомудрый. Уже известно, кто мой следующий партнер по битве?

— Да Кодар. Лучший воин культуры Делоа.

— Что можешь сказать о них?

— Делоиане — особый соперник, наши давние конкуренты в освоении новых территорий. Они процветают. Ты должен помнить, что их цивилизация на сегодня является сильнейшей из пяти рас, возглавляющих Галактическое Содружество Могучих. Именно им принадлежит наибольшее количество колонизированных планет. Если победа в Турнире достанется их представителю, они сделают еще один шаг, приближающий обитаемое сущее к великой беде.

— Господин, прости за скудоумие, я не совсем уразумел твои слова. Нам что-то грозит?

Учитель досадливо скривился. Его плечи устало обвисли:

— Пойми. Природа управления живыми системами в нашем мироздании устроена так, что она не терпит единовластия. Вспомни историю нашего родного Таххмена. В прошлом у нас были темные времена: много войн и крови. Многие пытались захватить власть над миром. Но никогда не было так, чтобы на планете главенствовало единственное государство. И это хорошо. Запомни, если появляется один правитель, не имеющий достойных соперников, то со временем он пьянеет от безнаказанности. Некому его одернуть. Постепенно превращаясь в тирана, он будет творить все, что заблагорассудится. К сожалению, я знаю такие примеры из истории других рас. Такое единовластие всегда заканчивается великими бедствиями. Нельзя допускать такого. Если же хозяев несколько, и их силы примерно равны, это великое благо для ойкумены. Суди сам: ты не будешь творить открытого непотребства, если на тебя смотрят сильные соседи. Многополярный мир — это лучшая система сосуществования. Это равновесие сил, которое является гарантией недеяния зла, залогом благополучия.

— Кажется, понимаю.

— Вот так и в галактике. Большая Пятерка, правящая всем обитаемым, контролирующая силы друг друга, ведет нас к прогрессу и процветанию. Вспомни сам, как давно не было крупных межзвездных войн. Но есть опасность нарушения равновесия. Реальна угроза того, что Делои укрепятся настолько, что приберут к рукам всю власть. Это будет катастрофа, начало конца. Запомни: у галактики не должно быть единого хозяина.

— Теперь я понял, о, саои.

— Прекрасно. Надеюсь, что завтра ты сделаешь все для того, чтобы не допустить этого.

— Завтра?

— Да. Сегодня боев уже не будет. Впереди ночь. Но нам еще рано отправляться в скитания по полям сновидений. Соберись, тебя ждет серьезный тренинг.

— Что я должен делать, Учитель?

— Тебе надо знать: главное природное оружие Делоа — мощнейший пси-удар, парализующий жертву. Но такое возможно только на близком расстоянии. Тем не менее, тебе придется приблизиться к нему, чтобы убить. И еще: во время боя, этот свой козырь твой партнер по поединку сможет применить только один раз (они тратят на это слишком много энергии). Считаешь это их недостатком? Увы, опыт показывает, что одной попытки, как правило, хватает для победы.

— Ты можешь подсказать, как с ним бороться?

— Давно предвидя эту дуэль, я добился как-то тайной встречи с вождем могони — вассалов Делоа. Это было непросто, но, после долгих возлияний с этим рептилоидом мне удалось выведать тайну техники борьбы с делонианином в одиночном поединке.

— В чем же она?

— Путем глубокого аутотренинга могони научились блокировать метальную атаку своих сюзеренов. Эта методика очень необычна, но чрезвычайно проста в освоении. Как только ты закончишь лечение, мы займемся этим.

Впереди нелегкая ночь.

Третий тур. Осталось всего четверо.

Я снова в круге ненависти, жаждущем крови. Напротив, в каменном секторе — противник. Однажды я уже встречался с его сородичами, но, тем не менее, душа моя содрогается от омерзения, при виде этого создания. Это длинное, змееобразное существо со скользким, очень рыхлым слизистым телом бледно-серого цвета, украшенным продольной линией контрастно-черных пятен. На голове совершенно неразличимы какие-либо анатомические образования, кроме ритмично раскрывающегося слюнявого беззубого рта.

Несомненно, физически он значительно слабее меня, если не брать в расчет его нематериальное преимущество.

Как только звучит гонг, разумная тварь прытко минует камень и соскальзывает в воду.

И все. Больше ни каких проявлений активности. Я даже не вижу своего оппонента.

Стою в ожидании. Среди публики нарастает разочарованный ропот недовольства.

Время идет.

И тут я вспоминаю один из пунктов правил: «Если дуэлянты ведут себя пассивно, не вступают в схватку, то, по истечении установленного времени победа присуждается представителю той расы, которая стоит выше в иерархии Галактического Содружества Могучих. Проигравший подлежит умерщвлению».

Цивилизация делоиан на самой вершине этого чертового рейтинга. Моему сопернику некуда спешить. Сейчас он в глубине. Ждет очередной дармовой победы. Надеется получить свое, не приложив усилий. Вполне возможно, что и двух предыдущих несчастных он одолел именно таким образом. Вода — их стихия. Кто рискнет к нему сунуться?

Вот так! Мое естество воина охвачено гневом. Это подлая тактика, недостойная будущего победителя. В ту же секунду даю себе слово, что этот «герой» не получит первенство в Турнире.

У нас с Учителем есть стратегия на этот счет. Безумная, но, надеюсь, действенная.

Вперед!

Издав громкий боевой клич рода Кессхи, я бросаюсь в воду. Напрягаю свои ментальные способности, зондируя врага. Тот начеку, уже отреагировал. Поднимается из глубины. Он удивлен моим поступком, опасливо приближается, готовится к броску. Делаю вид, что не вижу его (такой окрас в водной сини и вправду почти неразличим). Ожидая нападения в любой момент, внутренне сосредотачиваюсь и ставлю ментальный блок. В ту же секунду следует сокрушительный пси-разряд. Он не достигает цели, Учитель старался не зря. Делаю вид, что отключился. Мое тело безвольно расслабляется, совершая при этом якобы судорожное движение, максимально приближающее меня к берегу. Соперник бросается ко мне, хватая раззявленной пастью за конечность. Его цель очевидна — утащить меня на дно, утопить.

В тот же миг хватаю его двумя руками, крепко, не вывернется, и второй парой конечностей помогаю себе выбраться на берег, не забывая о добыче. Отчаянный рывок, и мне удается это. Падаю на песчаную поверхность. Влажное, слизневатое тело вяло извивается в руках, как мерзкий внутрикишечный паразит. Потратив ментальный заряд, он бессилен. Меня охватывает гадливое презрение. Хилое существо совершенно не готово к честной борьбе, привыкнув побеждать по подлому.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 442