электронная
108
печатная A5
406
16+
Утопленницы

Бесплатный фрагмент - Утопленницы

Объем:
238 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-9923-6
электронная
от 108
печатная A5
от 406

УТОПЛЕННИЦЫ

Вот никогда я не верил ни во что подобное, всегда смеялся над друзьями, которые выдумывали всякие байки про призраков и оживших мертвецов… Так бы оно и продолжалось, если бы не тот случай месяц назад. Страх, который я испытал за себя и своих близких невозможно передать. И целый месяц я не решался поведать кому-либо эту историю, но теперь, когда подобное становится явью, мой рассказ будет как бы предупреждением… впрочем, лучше всё по порядку.

Началось это чуть больше месяца назад, в небольшом городке под названием Киржач, что находится во Владимирской области. Я живу там вот уже 18 лет, и мне казалось, что я знаю все его окрестности, как свои 5 пальцев, но не тут-то было.

Одиннадцатый класс… Весна, подготовка к экзаменам, выпускному… В понедельник утром, еле встав с кровати после дня рождения своего лучшего друга, я оделся, схватил рюкзак и поплелся в школу. Первым уроком была геометрия с самой зловредной училкой в нашей школе. Ее любимое занятие — подкалывание учеников.

Сев за парту к одной из одноклассниц (звали ее Алина), я достал из сумки учебник с тетрадью и повернулся назад, где сидел мой друг Макс с его девушкой Олесей.

— Как состояние? — ухмыляясь, спросил меня Макс. — Я думал меня домой потащат, оказалось наоборот.

— Не смешно, я пол ночи над унитазом просидел, — огрызнулся я. — Хорошо мать на работе, она бы меня казнила.

— Да брось, Диманыч, каждая мать скрывает от своего ребенка то, как она любила веселиться в подростковом возрасте, — сказала Олеся.

Эта девчонка мне не особо нравилась своим характером — она постоянно совала свой нос в чужие дела, но почти всегда выручала в трудных ситуациях. Зато Макс был от нее без ума. Правда, иногда мне казалось, что лидирующую роль в их паре занимала всё же Олеся.

— Всё равно, мне бы даже самому было бы стыдно заявиться перед матерью в таком состоянии, — признался я.

В этот момент в класс вошла Нина Александровна — долговязая тетка с распущенными рыжими волосами до плеч и с глазами навыкат, точно у рака. Встав возле учительского стола, она, как всегда подождала пока в классе наступит полная тишина, после чего, сказав свое «Здравствуйте, садитесь», подошла к доске и начала писать очередную задачу по геометрии.

— Что думаешь насчет дня рождения Алекса? — шепотом спросил меня Макс.

Я окинул взглядом класс в поисках одного из своих друзей — Саши. Он сидел за самой последней партой, как всегда, один, что-то рисуя в своей тетради (очевидно, какого-нибудь демона с рогами и крыльями). Санчес, или Алекс, как его называли друзья, был просто помешан на мистике и всякой подобной чепухе, выглядел соответствующе: глаза его всегда были подведены черной тушью, черные волосы опускались до самых его плеч, одежда всегда была черного цвета — настоящий гот. Но, несмотря на это, он был хорошим другом и товарищем и обладал просто замечательным характером.

— Так и не выбрали место, где будем отмечать? — вполголоса спросил я у Макса.

— Ну, кладбище отпадает сразу, — хихикнула Олеся, — так как эта затея плохо закончилась в прошлом году.

Я сразу вспомнил наряд милиции, приехавший на место нашего торжества на прошлом дне рождении Алекса.

— Может, всё-таки, просто дома или на природе возле реки? — с надеждой спросил я.

— Скажи это Алексу, — улыбнулся Макс.

Да, я хорошо понимал, что Алекс обидится на подобное предложение. Он любил отмечать такие праздники довольно в необычных местах, а тут еще и восемнадцатилетие…

— Итак, кто желает блеснуть умом и решить данную задачу? — раздался голос Нины Александровны.

Шепот, стоящий до этого момента в классе, моментально утих. Все уткнулись в тетради и учебники, кто-то изображая какую-то занятость, кто-то ища подходящую теорему для решения задачи.

— Яковлев, кажется, вы обещали ответить мне на следующем занятии, — сказала геометричка, смотря на Макса.

Обреченный на очередную двойку в журнале Макс, тяжело вздохнул и медленно поплелся к доске.

— Черти круг, Максим, не тяни время, — сказала училка и вручила парню мел.

— Можно от руки? — спросил Макс.

— Можешь и от ноги, если тебе так удобней, — ухмыльнулась Нина Александровна и села за учительский стол.

Раздался громкий смех, под который Макс, махнув рукой, начал чертить на доске круг…

Половина учебного дня пролетела незаметно. В полдень почти весь класс собрался в столовой, дабы перекусить перед оставшимися тремя уроками. Отстояв в очереди минут 10, я со своими лучшими друзьями сел за свободный столик, за который не решался садиться ни один человек, что не учился в нашем классе. Этот столик все называли «столиком для старшеклассников». Стол этот был довольно широким и длинным, поэтому за ним умещались как минимум 10 человек. А больше нам и не надо было — наш класс состоял из 16 человек, 7 из которых со мной и моими друзьями практически не общались, были тихонями. Пока ребята ходили за вилками и ложками, я выглянул в окно.

Да уж, мистики в этой истории хоть отбавляй. Я недавно прочитал в интернете рассказ одного малоизвестного писателя о повешенном человеке, труп которого никак не могли найти, хотя факт его смерти был многим известен от убийцы, который совершил это злодеяние, после чего раскаивался, но не сообщал, где именно он повесил бедолагу. Говорил только, что призрак убитого теперь преследует его во снах и угрожает убить, едва он приблизится к месту преступления. Так вот, группа обычных студентов, отправившись на отдых в ту самую деревню, где было совершено это убийство, начала, ради любопытства, расследовать это дело. Наконец, они нашли повешенного в старом сарае заброшенного дома, и тот внезапно открыл глаза и стал с ними разговаривать, после чего словно повторно умер. Интересно?

Вот и я к тому же. Чушь всё это собачья. Ничего подобного просто не может быть. А люди, пропавшие в районе этого Вязникова Озера, наверняка, просто утонули в нем… да что я такое говорю? Никто там не пропадал, это уже выдумали какие-нибудь подростки, вроде нас, начитавшиеся всяких ужастиков. Но всё же, просто ради любопытство, я спросил у друзей:

— И что же там за легенда об этом озере?

Олеся, оглядевшись по сторонам, словно боясь, что ее услышат (это вызвало на моем лице улыбку), наклонилась чуть ниже над столом и вполголоса начала рассказывать:

— Легенда эта, скорее, не о самом озере, а о том, что там произошло…

Ребята, даже те, которые знали эту легенду, стали внимательно слушать Олесю.

— В одной сельской школе, теперь там уже обычный жилой дом, — продолжала она, — учились две сестры. Одной было шестнадцать лет, другой четырнадцать. У этих сестер не было ни друзей, ни подруг, их просто все ненавидели, даже взрослые. Всё дело было в их матери, которая, как говорили, была ведьмой и уводила у других женщин мужей, которые всё время странным образом погибали, не проходило и года. Говорили, что мать учит своих дочерей колдовству, заставляет собирать травы на лугах для приготовления каких-то зелий, а в окнах их дома по ночам всё время виднелось какое-то необычное фиолетовое сияние. Сестер все окружающие презирали, оскорбляли, обвиняли во всех бедах, не раз били, и, наконец, они не смогли это всё выносить и решили утопиться в ближайшем озере, которое тогда называлось Чистоводное. Многие видели, как сестры ночью, выбежав из дома, направились к озеру, вступили в воду, держась за руки, и погрузились в нее с головой. И ни один человек даже не подумал спасти их. Но самое странное — их трупов потом так и не смогли обнаружить. И с тех самых пор, на этом озере начали погибать люди. Говорят, это сестры мстят за такое отвратительное обращение к ним при их жизни. Мать сестер повесилась на следующий же день. Такая вот легенда. К озеру до сих пор боятся приближаться люди, знающие его историю…

Я не выдержал и рассмеялся. Посмотрел на свою сестру: на нее, похоже, этот рассказ произвел впечатление, судя по ее открытому рту. Я обвел взглядом всех остальных, которым, видимо, этот рассказ тоже запал в душу.

— И вы действительно в это верите? — сквозь смешок спросил их я.

— Дело в том, что есть в этой истории несколько фактов, — сказала Катя. — О загадочных исчезновениях вблизи этого озера не раз сообщалось в местной прессе, озеро это оградили забором, на котором уже поработали дети и подростки, исписав его фразами типа «Берегитесь мертвых сестер» и «Утопленницы вас повсюду найдут». И самое главное — озеро названо в честь этих сестер. Их фамилия была Вязниковы.

Наступила минутная пауза. Все, казалось, были под впечатлением от услышанного.

— БУ! — вдруг воскликнул Денис и ткнул пальцем в бок Оксане, отчего та аж подпрыгнула на стуле.

Всем, разумеется, стало смешно, кроме самой Оксаны.

— Идиот, — обидчиво буркнула она и отвесила Дену подзатыльник.

— Да, ребят, вы психи, честное слово, — усмехнувшись, сказал я. — И вот, что я скажу. А давайте съездим на это чертово озеро и убедимся, что никаких аномалий и вылезающих из воды сестер там нет?

И снова тишина. Только неуверенные взгляды друзей, пересматривающихся между собой.

— Я даже не знаю, — сомневалась Лена. — Мне как-то не по себе от всех этих страшилок.

— Я тоже не уверен, — сказал Валера. — Мне моя жизнь еще дорога.

— Да бросьте вы, — вновь засмеялся я. — Как в детском саду, ей Богу.

— А я согласен, — неожиданно сказал Алекс. — Хочу в этот день рождения оторваться по полной.

— И я не против, — согласилась моя сестра. — Пусть и страшновато немного, но адреналин — это по мне.

Да, смелая девчонка она у меня была, моя сестренка.

— В принципе, можно было бы, — пожала плечами Олеся.

— Ну, раз уж ты хочешь, то я тем более, — сказал Макс.

— Поскольку я предложила эту идею, отказываться я просто не имею права, — улыбнулась Катя.

Денис просто поднял руку в знак согласия. Все перевели взгляд на Валеру. Тот немного посомневался, но потом всё же кивнул головой.

— Лена? — спросил я свою девушку.

— Может, всё-таки, не надо? — простонала она.

— Надо, Лена, надо, — сказал Макс.

Лена обреченно вздохнула.

— Хорошо, я согласна.

— Отлично! — воскликнул я. — Значит, решено. Едем на Чертово Озеро, или как там его. Осталось сообщить об этом Коле, но, думаю, он не будет возражать. А теперь живо доедаем свой супчик и идем на ОБЖ, Вячеслав Сергеич не любит, когда кто-то опаздывает.

Последней фразой я насмешил друзей. Все знали, что наш учитель по ОБЖ, Вячеслав Сергеич, абсолютный пофигист, ему всё равно, опаздывает ученик к нему на уроки или вовсе не приходит. Я взял свою ложку и стал доедать уже остывший овощной суп…

Звонок прозвенел, едва мы вошли в класс. На этот раз я сел к Кате за парту, так как Алина уже сидела с Вовой — нашим ботаником.

— Добрый день, класс, — бодро поздоровался Вячеслав Сергеич с нами. — Открываем свои тетради, блокноты, листочки, клочки бумаги и записываем сегодняшнюю тему…

Я заметил, что Оксана уже пару минут тянет руку, но наш учитель так старательно выводил тему урока на доске, что ее не замечал.

— Вячеслав Сергеич! — не вытерпела Оксана. Тот повернулся. — Вячеслав Сергеич, можно вас спросить?

— Конечно, спрашивай, — сказал учитель и поправил на носу свои круглые очки, через линзы которых его глаза выглядели в два раза больше.

— Вячеслав Сергеич, вы знаете что-нибудь о Вязниковом Озере?

Честно говоря, от Оксаны можно было ожидать нечто подобного. В классе повисла абсолютная тишина, все ожидали реакции учителя на заданный вопрос.

— А почему ты об этом меня спрашиваешь? — каким-то дрожащим голосом спросил он.

— Просто, любопытно, — пожала плечами Оксана. — Вы верите в легенду о нем?

Кажется, этим вопросом она ввела Вячеслава Сергеича в некое замешательство.

— Нет, — спустя примерно минуту, ответил он. — Не верю и не хочу об этом говорить. Давайте займемся делом. Сегодня у нас важная тема, а через неделю зачет, если вы помните…

Всё оставшееся от урока время одноклассники как-то подозрительно пялились на мою сестру. А после уроков она показала мне записку, которую ей передала Алина прямо на ОБЖ. В ней содержалось всего два слова, один короткий вопрос: «Ты дура?». Оксана не стала отвечать на данную записку и разговаривать с Алиной после занятий.

— Ты не видел мой браслет? — спросила меня сестра, войдя в мою комнату, когда я уже сидел в интернете и перебирал сайты со статьями об озере. — Никак не могу найти… о, ты ищешь информацию про озеро? Я тоже хочу посмотреть!

— Браслет ты отдала Лене в пятницу в школе, — напомнил я Оксане. — А вот смотреть это тебе не рекомендуется, а то еще испугаешься и наложишь в штаны.

— Да ну тебя! — махнула рукой сестра, подвинула табуретку к моему стулу и стала читать статью в интернете вместе со мной.

Статья была такого содержания:

«Вязниково Озеро. Город Киржач Владимирской области. Это место обходит стороной любой человек, кто хоть раз слышал о сестрах Вязниковых, живших неподалеку от озера. В 1979 году, когда Марии, старшей сестре, было не полных шестнадцать, а младшей, Софии, четырнадцать, они утопились в озере, не оставив даже предсмертной записки…»

Далее следовала легенда об этих сестрах, которую в точности поведала нам Олеся. Больше ничего особенного на этом сайте мы с сестрой найти не смогли и отправились на следующий. Здесь была кое-какая интересная информация.

Поражал только один заголовок статьи двадцатилетней давности:

«ОДНОЙ ИЗ СЕСТЕР ВЯЗНИКОВЫХ УДАЛОСЬ ВЫЖИТЬ!». Далее следовала информация о том, что пара человек, наблюдавших в ту ночь, как девочки заходят в озеро, видели, что одна из них, а именно Мария, всё-таки вышла обратно и скрылась в лесу, после чего ее никто нигде не видел. Но это не факт, так как статья была написана со слов, якобы, свидетелей.

— Да не могла она одна выйти из озера, — сказала Оксана. — Врут они всё. Если уж они решили покончить с жизнью вместе, то так и сделали бы.

— Конечно, врут, — согласился я. — Я вообще сомневаюсь, что эти две утопленницы когда-либо существовали.

Оксана выхватила у меня из руки мышку от компьютера и перешла на следующий сайт. Здесь было несколько фотографий людей — жертв Вязникова Озера, как сообщал заголовок. Я насчитал двадцать семь человек. Среди них двенадцать подростков, десять взрослых людей и пятеро совсем маленьких детей, лет 6—7. Особенно удивила статья о женщине с двумя маленькими детьми, мальчиком и девочкой, которые были найдены мертвыми на берегу Вязникова Озера. Причину их смерти выяснить не удалось. Написано лишь было, что это была жена местного учителя.

Тут Оксана громко взвизгнула, выпустила мышку и прикрыла рот рукой.

— Ты чего? — не на шутку перепугавшись, спросил я.

Оксана дрожащей рукой ткнула пальцем в монитор. Я прочитал фамилию — фамилию той погибшей женщины с двумя детьми. Самойлова. Сначала я не понял, что в этом такого. Но потом вспомнил.

Такая же фамилия была и у нашего учителя по ОБЖ…

Как же тяжело на душе, когда теряешь родных. Многие из-за этого кончают жизнь самоубийством, многие спиваются, многие теряют рассудок, но многие продолжают жить дальше, лишь с горестью вспомнимая те дни, когда их родные и близкие были рядом с ними.

Я лежал на кровати и думал о нашем учителе ОБЖ, который потерял всю свою семью. Действительно ли это случилось из-за проклятия этого озера, или по какой-либо другой причине? И спросить у него самого было как-то неловко: он напрочь отказался разговаривать на эту тему.

За окном светила полная луна. Тусклый свет проникал сквозь занавески в мою комнату, тени от предметов обихода расползались по всему полу, и в каждой мне виделось что-то странное, необычное…

— Не спится? — вдруг услышал я голос своей сестры.

Она только что вошла в комнату в своей розовой ночнушке с плюшевыми медведями.

— Сколько раз тебе можно говорить, чтобы ты стучалась, прежде, чем войти, — упрекнул я ее. — Входи. Что случилось?

— Я не могу заснуть, — сказала она. — Всё думаю о предстоящей поездке. Может, зря мы это затеяли? Тебе ни чуть не страшно?

— Даже не знаю, — ответил я, когда Оксана села в кресло напротив моей кровати. — Ты же знаешь, я скептически отношусь к подобного рода вещам. Но тут что-то другое, я это чувствую…

— Мама говорит, что всё это выдумки, никаких сестер нет, — перебила меня сестра. — С тех пор, как погиб папа, она отрицает, как и ты, существование аномалий.

Я сразу вспомнил своего отца. Его смерть потрясла всех нас до глубины души. Он погиб при довольно странных обстоятельствах: во сне, бормоча что-то невнятное, похожее на какие-то проклятия, он открыл глаза и просто умер, смотря в потолок. На его лице застыла гримаса ужаса, словно он увидел призрака. Это случилось три года назад.

— Значит, я в чем-то похож на маму, — сказал я. — Не думай ни о чем плохом, сестренка, иди спать. Завтра в школу к первому уроку, а время уже третий час ночи.

— Хорошо, попробую заснуть. Спокойной ночи, братец.

— Спокойной…

…Я иду по длинному узкому коридору какого-то незнакомого дома, краска на его стенах уже побледнела и в некоторых местах облупилась. Я иду на зов, такой манящий, такой сладкий… Я просто не могу остановиться. Я не понимаю, что говорит этот нежный голос, но я точно знаю — он зовет меня. В этом коридоре ни одного окна, зато множество дверей. На потолке болтаются редкие лампочки, создавая полумрак в данном помещении.

Наконец, я заворачиваю за угол. Здесь находится деревянная лестница с перилами, ведущая вниз. Я, не спеша, спускаюсь по ступенькам, опасливо оглядываясь по сторонам. Внутренний голос подсказывает: «Не ходи, не ходи туда!». Но я всё равно иду, ведь меня зовут…

Спустившись, я открываю первую попавшуюся дверь и вхожу в какую-то темную комнату. Лунный свет, проникавший сюда через окна, освещал множество столов. Я понял — это была классная комната, а столы — это парты. Зов, меж тем, только усилился, он звал меня подойти поближе, поближе к одной из парт, которая находилась в самом конце кабинета в последнем от окна ряду. На эту парту свет практически не падал. В этом углу было мрачно, страшно, но я всё же решился туда подойти.

Медленно, небольшими шагами, я подхожу к тому месту, наклоняюсь и заглядывая под парту. Зов тут же прекращается, и из-под парты на меня выскакивает нечто, с длинными черными волосами, хватает за шею, валит на пол и начинает душить. Я сопротивляюсь, как могу, но уже начинаю задыхаться. Я не вижу лица этого человека, знаю только, что это… девочка, лет шестнадцати… Я чувствую, как меня покидает жизнь, но тут…

— Дима, Дима, что с тобой?

Я услышал голос сестры, будто бы издалека. Открыл глаза: она стояла, склонившись надо мной, и теребила за плечо. Мама тоже стояла рядом, на ней просто лица не было.

— Слава Богу, слава Богу, — сквозь слезы сказала она и обняла меня за шею, когда я привстал на кровати. — Я так испугалась! Что случилось?

— Ничего, — задумчиво ответил я. — Просто кошмар приснился… А сколько времени?

— Пятнадцать минут седьмого, — ответила сестра. — Еще час можешь поспать.

Я снова лег на подушку.

— Да… конечно…

Заснуть мне так и не удалось. Мама с сестрой сидели в моей комнате в креслах и наблюдали за мной. Я просто притворялся, будто бы сплю, но на самом деле я размышлял, пытался припомнить все детали только что увиденного сна…

В половине восьмого мы с Оксаной уже шли на автобус, чтобы ехать в школу. Оксана поинтересовалась у меня, что же всё-таки мне приснилось, но я ответил, что уже ничего не помню. На самом же деле, я помнил всё.

— Ты стал негромко кричать, — рассказывала мне сестра по дороге. — Когда мы с мамой примчались к тебе в комнату, ты держал себя за шею и дергался, словно в эпилепсии.

— Я понимаю ваш страх, — сказал я. — Но давай забудем об этом.

Подходя к автобусной остановке, мы услышали, как кто-то просигналил из проезжающего мимо нас автомобиля. Мы с сестрой обернулись. «Джип» нашего Коли не узнать было просто невозможно.

— Вас подвезти? — улыбаясь, спросил он, выглянув из окна автомобиля.

Как всегда, в солнцезащитных очках (с ними он не расставался даже зимой), белой шляпе (по-видимому, недавно купленной), с налаченными волосами и сигаретой в зубах, Коля был не из бедных людей. Конечно, сам он нигде не работал, зато отец его работал в банке. Права Коля купил совсем недавно, и отец ему подарил на день рождения вот такую, мягко сказать, хорошую машину.

— Какие люди! — усмехнулась Оксана. — Неужели ты пойдешь в школу к первому уроку?

— Вообще-то, нет, мне нужно уехать кое-куда по делам, — ответил Коля, когда мы уже сели в машину: я спереди, Оксана сзади. — Я подброшу вас до гипермаркета, там дойдете.

— Хорошо, мы не возражаем, — ответил я. — Тебе рассказали про планируемую поездку на Вязниково Озеро?

— Да, Катюха вчера звонила. Я не понимаю, чего вы так испугались туда ехать. Я поеду без проблем, раз Алекс хочет. Это круто. Тачка моя вам нужна будет?

— Да, желательно, — ответил я. — Одной машины Валеры будет недостаточно, нас много. Да у Дена мотоцикл, и тот еле дышит.

— Хорошо, завтра договоримся, что да как, — не возражал Коля.

— В школе тебя стоит сегодня ждать? — усмехнувшись, спросила Оксана.

— Не знаю, — сказал Коля. — Может и приеду, если проблемы решу.

Он довез нас до нашего местного гипермаркета под названием «Атлантида», после чего, так сказать, скрылся в неизвестном направлении. Он никому не говорил, где он постоянно пропадает, да никто, собственно говоря, особо и не интересовался. От «Атлантиды» до школы было еще минут десять ходьбы, но мы решили срезать путь через переулок.

— Сегодня ОБЖ нет в расписании? — спросила меня Оксана.

— Ты за весь год даже расписание уроков не выучила? — удивился я.

— Нет, просто забыла, какой сегодня день недели, — передразнила меня Оксана. — Ну, так есть или нет?

— Нет. Только история на втором этаже, рядом с кабинетом ОБЖ, если ты, как я понял, боишься посмотреть в глаза Вячеславу Сергеичу.

— Да уж, глупо вчера получилось. Ну откуда я могла знать, что его семья погибла на этом озере?

— Вот именно. И тебе незачем себя в чем-то винить. Ты же просто…

Тут из одинокого домика, мимо которого мы шли, неожиданно вышла женщина в черном платке, с черной кожаной сумкой в руках. Я нечаянно задел ее плечом, и она обернулась.

— Можно поаккуратнее ходить, молодой человек? — с упреком в голосе спросила она.

— Простите, я случайно, — виноватым голосом извинился я.

Женщина ничего не сказала. Она просто стояла и смотрела на нас с Оксаной каким-то подозрительным взглядом, слегка прищурившись. Это продолжалось секунд двадцать, после чего Оксана ее спросила:

— Извините, с вами всё в порядке?

И снова ни слова в ответ. Лишь подозрительный, прямо-таки пожирающий взгляд в нашу сторону.

— Может, вам чем-то помочь? — предложила Оксана.

— Не вздумайте туда поехать, — вдруг сказала женщина. Это больше походило на угрозу, чем на совет. — Ни в коем случае!

— Простите, но… вы о чем? — не понял я.

— Вы прекрасно знаете, о чем я говорю. Не вздумайте ехать на Вязниково Озеро.

Мягко говоря, я испытал легкий шок. Откуда она могла знать, что мы собираемся туда поехать? Я переглянулся с Оксаной. На ее лице тоже было написано недоумение.

— Откуда вам известно, что мы туда хотим ехать? — спросил я и получше разглядел эту женщину.

Ее лицо было очень бледно, на нем было две крупных родинки: одна на подбородке, другая возле правой брови. Одета она была в теплое коричневое пальто, несмотря на столь теплую погоду.

— Я знаю гораздо больше, чем вы думаете, — ответила женщина и перевела на секунду свой пугающий взгляд на дом, из которого только что вышла.

Мы с Оксаной посмотрели в ту же сторону. Я увидел вывеску, висевшую над дверью этого маленького бревенчатого домишки. Надпись на ней гласила:

«Мадам Виолетта — гадалка, ясновидящая, целительница»

Чуть ниже висела табличка с каким-то текстом. Я с сестрой сделал шаг к дому, чтобы прочитать, что на ней написано. Текст был такого содержания:

«Мадам Виолетта — гадалка, целительница и ясновидящая, всегда наперед знает вашу судьбу, избавит вас от любого недуга, поможет вам в личных проблемах»

Я снова перевел взгляд на гадалку.

— Я в подобное не верю, — сказал я. — Но вы меня удивили. Хотя, у вас могло быть много источников этой информации. Что еще вы можете сказать?

— Я свои услуги предоставляю только за определенную плату, — ответила та своим хриплым голосом. — Но вам я дам совет бесплатно. Никогда не приближайтесь к этому озеру. Оно проклято. Я вижу много крови, много смертей и страх… Страх в ваших глазах, в глазах ваших друзей… Вы не сможете противостоять злу, которое скрыто в этом озере. Не любое зло можно остановить, так что повторяю в последний раз: бросьте эту вашу затею, или пожалеете…

— Дим, идем в школу, — сказала Оксана командным голосом. — Мы опаздываем.

Я не стал возражать. Бросив на гадалку презрительный взгляд, я повернулся и вместе с сестрой пошел к школе.

— Не знаю уж, откуда она узнала о поездке, — на ходу сказал я сестре, — но по-моему, это всё равно чушь.

— Мне уже тоже начинает так казаться. Но согласись, странно всё это. Даже как-то… страшно… очень страшно…

— Да брось ты, Оксан! Сама подумай, что может с нами случиться? Мы утонем? И ты, и я хорошо плаваем. Нас убьют сестры Вязниковы, выплыв из озера? Чепуха. Зазвонит телефон, и страшный голос в трубке скажет, что мы умрем через семь дней? Пусть в это верят помешанные на глупых ужастиках.

— Ладно, проехали. Всё равно все уже согласились ехать, значит, напрасно будет менять планы.

— Вот и всё, тогда успокойся.

Это мало подействовало на Оксану. В школе она была сама не своя. На уроках молчала, ни с кем не разговаривала. Лишь перед уроком истории, когда мы собрались возле кабинета, ожидая училку, она приняла участие в обсуждении вопроса о поездке.

— Значит, нас 10 человек, — рассуждал Макс. — Я, Олеся, ты… —

Это он имел ввиду меня. — Оксана, Алекс, Лена, Катя, Ден, Валера и Колян. Всех перечислил, никого не забыл? Значит, нам нужно два автомобиля, но, учитывая, что иномарка-развалюха Валеры при перегрузке чертит дном о дорогу, а нам еще и багаж везти, то транспорта нам не достает.

— Я могу на мотоцикле захватить одного-двух человек, — предложил Денис.

— Отлично, мы на это и рассчитывали, — сказал Макс. — С транспортом разобрались. Алекс, что там с едой и выпивкой? Палатки у тебя остались с прошлого года?

— Да, палатки есть, — ответил Алекс. — А вот насчет еды… В прошлый раз у нас осталось ее полно, я думаю, теперь не набирать столько…

— Э, нет, Санчес, — перебил его Валера. — В прошлый раз нам помешали менты, теперь, как мне кажется, нам не должен помешать никто. К тому же нам целую ночь сидеть на этом озере!

— Тихо, — сказала Оксана, так в этот момент мимо них проходил учитель ОБЖ.

Но, похоже, он услышал их разговор, так как обернулся на секунду, дойдя до своего кабинета.

— Черт, — простонала Оксана и закрыла лицо руками.

— Так, я же тебе говорил, забудь про то, что было, — сказал я ей.

— Да я не из-за этого переживаю, — сказала Оксана. — Он, наверняка, услышал, о чем мы говорим, и теперь знает, что мы поедем на это озеро. И он может рассказать об этом нашим родителям!

Все задумались над словами Оксаны.

— Насколько я его знаю, он не такой, — высказалась Катя. — Нет, сто процентов, он ничего никому не скажет.

Я, почему-то, тоже так думал.

На истории, которую вела наша уважаемая Нина Борисовна (ей было лет 70, наверное), все мы только и делали, что перекидывались записками с различными предложениями насчет дня рождения Алекса. Макс спросил меня, что я буду дарить ему, но я еще и сам не знал, какую очередную «странность» можно подарить Алексу.

После истории все отправились в столовую. Оксана на минуту задержалась в кабинете истории, чтобы что-то спросить по теме у Нины Борисовны, а я решил ее подождать. Спросив, Оксана закинула учебник с тетрадью в свою сумочку, и мы с ней пошли догонять остальных, но те, похоже, уже убежали занимать очередь в столовой. Поднимаясь по лестнице на третий этаж, мы, лицом к лицу, столкнулись с учителем по ОБЖ, Оксана аж вскрикнула от неожиданности. Вячеслав Сергеич смерил нас подозрительным взглядом, после чего прошел мимо. Мы поднялись еще на пару ступенек, как вдруг услышали голос учителя:

— Не ездите туда, — негромко сказал он. — Я один раз съездил, теперь жалею об этом. Впрочем, как знаете…

И он ушел к себе в кабинет. Мы, не говоря ни слова, потопали в столовую.

За столом уже вовсю кипело обсуждение предстоящей поездки. Мы с Оксаной, взяв на кухне порцию макарон с котлетой, подсели к ребятам и влились в разговор. Ни я, ни она не стали говорить друзьям о нашей сегодняшней встрече с гадалкой и совете Вячеслава Сергеича.

Вечером того же дня мы с сестрой уселись за компьютером, чтобы напечатать реферат по экономике к завтрашнему дню. Я в этих графиках доходов и расходов ни черта не понимал, за меня всё делала Оксана. Открыв учебник и несколько книг из дополнительной литературы, она строчила на клавиатуре что-то, что просто взрывало мой мозг. Ежедневные потребности, заработная плата, налоги — всё это смешалось в одну кучу, и по этим вещам нужно было составлять какие-то таблицы, графики…

— Хорошо, что на этой неделе всего три учебных дня, — сказал я, взявшись руками за голову.

И это было, действительно, так. Сегодня пятое мая, а седьмого, восьмого и девятого мы не учились из-за праздников. У Алекса день рождения был восьмого числа, поэтому на какой бы день недели оно не выпадало, всё равно был выходной.

Спустя два с половиной часа кропотливого труда Оксаны, два реферата, наконец, были готовы и распечатаны на листы бумаги. Я чмокнул сестренку в лоб и сказал:

— Ты такая умница, что бы я без тебя делал?

— Был бы двоечником, — просто ответила она. — Так, теперь, когда мы покончили с уроками, я хочу посмотреть еще некоторую информацию о Вязниковом Озере…

— А не хватит ли нам забивать голову этим? — спросил я. — Всё что нужно, и даже, что не нужно мы уже знаем…

— Нет, я хочу! — настаивала Оксана, уже залезая в браузер и печатая в поиске соответствующее слова.

Через секунду нашему взору представилось несколько десятков страниц с искомой информацией.

— Во, вот это должно быть интересно, — сказала Оксана, показывая курсором на экране один из сайтов.

Заголовок статьи гласил:

«В доме Вязниковых найден личный дневник Софии, младшей дочери Елизаветы Вязниковой»

Оксана кликнула мышкой по данной ссылке, и нас перебросило на какой-то мрачный, готический сайт. Пролистав немного вниз, мы ужасно огорчились, когда увидели, что данную статью удалил сам ее автор. Тогда мы перешли на другой сайт, где должна была содержаться информация о матери утопившихся сестер. И какого же было наше удивление, когда и там мы обнаружили ту же самую надпись:

СТАТЬЯ БЫЛА УДАЛЕНА АВТОРОМ

— Странно, — сказал я, взял у сестры мышку и перешел на следующий сайт, где надеялся найти что-либо об истории озера.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 406