электронная
54
печатная A5
247
16+
Улётный друг

Бесплатный фрагмент - Улётный друг

Объем:
46 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-9040-9
электронная
от 54
печатная A5
от 247

Единственным, совершенно бескорыстным другом человека в этом корыстном мире, другом, который никогда не покинет его, который никогда не бывает неблагодарным и не предаст его, является — собака!

Из речи «Дань Собаке» адвоката

Джорджа Грэма Веста в защиту пса

по кличке Старый барабан, 1870г.

1. Пропала собака

В потоке спешащих по проспекту людей выделялись два подростка. Они едва плелись, загребая ногами опавшие листья. Мальчики подошли к очередной тумбе. Прочли красочное объявление кружка планеристов о проведении конкурса на лучший летательный аппарат. Быстрыми точными движениями приклеили рядом листок, исписанный красивым четким почерком. Первым заговорил круглолицый мальчик в оранжевом, под цвет волос, спортивном костюме.

— Знаешь, Герман, я думаю, недаром говорят, что заранее делать подарки — плохая примета. Вот родители подарили мне карликового пуделя за неделю до дня моего рождения и уехали с цирком на гастроли. А малыш через пару дней исчез.

— Да, странно получилось, — согласился с ним стройный черноволосый попутчик в отпадных джинсах и куртке «Армани».

— Всего на пять минут оставил его во дворе детсада, а сам пошел за сестрой. Выходим с ней — щенок как сквозь землю провалился.

— Данила, а может, он за кем-нибудь увязался?

— Нет, там никого не было. Вокруг двора — железный забор. Жалко. Такой классный пёсик! И окрас редкий — арлекин, — мальчуган проглотил подступившие слёзы. — Собирался дрессировать Алека. Мечтал придумать номер и выступать с ним.

— Не переживай, найдется твой Алек, — заверил Герман бодрым голосом. — Вон сколько объявлений расклеили. Это последнее.

— Спасибо тебе за помощь.

— Не за что.

— Ну, мне пора. Надо идти в детсад за Юлькой, — сказал Данила, шмыгнув носом.

— До завтра.

— Увидимся в школе.

Мальчики разошлись в разные стороны.

2. Собаковертолёт

Едва Герман свернул на бульвар — за спиной послышалось какое-то жужжание. Казалось, что к нему приближался целый рой жуков. Но позади ничего подобного не было видно. Он продолжал идти. Звук усиливался. Вскоре воздух задрожал от оглушительного рокота. Мальчик обернулся через плечо — прямо на него летела белая собачка с чёрной головой. Над вытянутыми в стороны лапками крутились четыре пропеллера. Он шагнул в сторону, уступая дорогу. Чучело собаки дернулось и продолжало нестись как торпеда, нацеленная в его голову. Через секунду пропеллеры вспороли воздух уже позади затылка.

Подросток рванул со всех ног. Он петлял между прохожими, уворачиваясь от преследователя. Но тот не отставал. Беглеца захлестнула паника. Он был уверен: останавливаться нельзя. Если перестанет бежать, усопший зверь пробьёт ему голову. В висках стучала кровь, сердце подскакивало до горла. Еще немного и… Спасли шнурки. Мальчик наступил на них и растянулся во весь рост. Собака с моторчиками врезалась в асфальт рядом с его головой.

Беглец открыл глаза. Перед ним стояли видавшие виды кеды. Грязная рука с синей наколкой «Паша» подняла летательный аппарат, и голос, слишком низкий для подростка, обратился к чучелу собаки:

— Усёк запах пирожков с мясом?

Герман поднялся, дохромал до скамьи и сел завязывать шнурки. Хозяин странного планера, пацан в вылинявшем свитере и пузырящихся на коленях штанах, подошёл к ларьку с вывеской «Пирожки», швырнул на прилавок мелочь.

— С ливером.

Затем плюхнулся на скамью и начал уплетать пирожок. Герман не сводил глаз с его экзотической конструкции.

— Чё, понравился мой собаковертолет? — спросил юный планерист.

— Сам сделал?

— С батей.

— Он у тебя моделист?

— Не, бомбила. Ваще он все может, когда не жрёт как из пистолета.

— Какого пистолета? — не понял Герман.

— Бензозаправочного.

— Ясно. Где чучело собаки взял?

— Это мой любимый пес. Он от старости ласты склеил.

Пацан скользнул цепким взглядом по новеньким кроссовкам Германа и дорогим джинсам.

— А хочешь, тебе такой вертолет сделаю?

— Пожалуй, оригинальный подарок будет для моего друга. У него скоро день рождения.

— За бабло, конечно.

— С этим никакого трабла.

— Замётано, — новый знакомый криво ухмыльнулся, показывая крупные зубы, желтее чем у нутрии.

3. Семейная тайна

Герман сидел в своей комнате, делал домашнее задание по английскому языку. На это у него обычно уходило не более пятнадцати минут. И неудивительно. Он три года занимался любимым предметом с репетитором. У мальчика даже комната была оформлена в английском стиле.

На полу — синий ковёр с красно-белыми полосками, сделанный под британский флаг. Справа находилась кровать, имитирующая двухэтажный автобус. Слева высился шкаф для книг в виде Биг Бена. Напротив окна стоял письменный стол, оклеенный принтами: портретом Королевы и символикой королевского дома. Даже входная дверь была в стиле телефонной будки. А стены украшали семейные фотографии, где они с отцом позировали на фоне достопримечательностей Лондона.

Итак, осталось перевести одну поговорку. «To pay the same coin». Легкотня! «Платить той же монетой». Едва Герман записал предложение в тетрадь — зазвонил мобильник. Мальчик посмотрел на экран телефона и нажал кнопку.

— Паша?

— Ты инглиш сделал? — послышался в трубке низкий хрипловатый голос.

— Да.

— А как последнее предложение перевёл?

— Платить той же монетой.

— Какой монетой? Евро или долларами?

— Причем тут валюта? — улыбнулся Герман. — Это значит — отплатить тем же самым.

— Чё-то я не догоняю.

— Ладно, объясню при встрече.

— Через полчаса, как договаривались?

— О’кей.

Герман толкнул дверь и вошёл в просторную кухню, облицованную светлой плиткой. В ней всё сверкало чистотой, как в операционной. За столом сидел дедушка. Отец стоял у плиты, помешивал пшённую крупу на сковороде. Они о чем-то разговаривали, но при появлении мальчика замолчали.

— Пап, скоро будем обедать? — спросил Гера.

— Котлеты и салат уже на столе. Осталось сварить кашу.

— Опять пшёнка!

— У дедушки больное сердце, а в пшене много калия — то, что ему нужно. Подожди минут двадцать. Или ты куда-то спешишь?

— Мы с Пашей договорились встретиться после обеда.

— Кто такой Паша?

— Моделист один, мы с ним начали френдить.

— А ты Виту выгуливал сегодня? — подал голос дед.

— Забыл. Уже иду.

Герман вышел из кухни, наступил на шнурки и споткнулся. Пришлось опуститься на корточки, чтобы завязать их. За дверью отец с дедом заговорили о какой-то операции.

— Папа, я собираюсь тебя оперировать. Подарить еще одну жизнь. А ты только о смерти говоришь. Не веришь, что твой сын один из лучших нейрохирургов Москвы?

— Я не сомневаюсь в этом, сынок. Но страшно подумать: пересадить мой мозг в другое тело! Может, в своём доживу как-нибудь?

— Не получится. Твоё сердце и почки… в общем, будем надеяться, что они дотянут, пока найдётся для тебя молодое и здоровое донорское тело.

— Так значит, говоришь, я отжил своё, — тяжело вздохнул дед.

Отец помолчал. Потом совсем тихо продолжил:

— Когда Лида попала в автокатастрофу, я не провёл трансплантацию её мозга вовремя. Думал — вдруг выживет? Но мать Геры умерла от поражения внутренних органов. Мы с тобой не должны опоздать.

Мальчик был в шоке от слов отца. Он поднялся и побрёл в свою комнату. Тихонько закрыл за собой дверь. Сел за стол. Опустил голову на сложенные перед собой руки.

— Дедушка… операция… пересадка мозга, — крутилось у него в голове снова и снова.

4. Живодёр

Герман не знал, сколько так просидел. А когда поднял голову и посмотрел на часы, то понял, что до встречи с Пашей осталось всего четыре минуты. Он вскочил и бросился из комнаты.

Дверь подъезда распахнулась. Гера выбежал во двор и помчался по бульвару. Вскоре он оказался у ларька с вывеской «Пирожки». Его новый знакомый сидел, развалившись, на скамье и жевал пирожок. Рядом стоял тощий щенок, смотрел на него просящими глазками. Малыш напоминал мягкую игрушку, из которой вытрусили весь синтепон. Гера подошёл и поздоровался:

— Хай пиплу и догу!

— Ну наконец нарисовался! Я уже два пирожка схавал.

— Где мы будем конструировать?

— Тут недалеко. Жми педали.

Пашка подхватил щенка на руки. Они направились к пешеходному переходу. Ребята перешли на противоположную сторону улицы и двинулись вдоль металлического забора. В самом конце его не хватало пары прутьев. Мальчики пролезли сквозь дыру и очутились в зарослях сирени. Пашка опустил щенка на траву.

— Это твой песик? — поинтересовался Герман.

— Не, бездомный. Их навалом на каждой мусорке.

Планерист нырнул в кусты и выудил оттуда увесистый камень.

— Теперь о деле. Рассказываю по порядку, как будем собирать вертолёт. Сначала сделаем из кутёнка чучело.

— Погоди, ты же сказал, что твоя собака умерла от старости.

— Так то ж моя, но эта не собирается ласты склеивать. А собаковертолёт тебе нужен сейчас.

Конструктор экзотических планеров положил щенка на землю и прижал его коленом с такой силой, что чуть не сломал ему рёбра. Малыш пискнул, точно мышь в мышеловке, и начал выворачиваться, загребая коготками сухие листья.

— Мы так не договаривались, отпусти его! — возмутился Герман.

— Да не жуй сопли, будь мужиком! Мы ща аккуратненько…

Пашка размахнулся камнем — щенок оскалился и вонзил зубы в его колено. Тот охнул и ослабил хватку. Бедолага вырвался и припустил что было мочи по дорожке к зданию детского сада. Живодёр бросился за ним.

Герман хотел бежать следом, но тут увидел Данилу. Одноклассник шёл навстречу маленькому беглецу. Герману стало неловко перед другом за то, что он оказался в такой компании. Пришлось остаться на месте.

Ловец собак швырнул камень. Песик взвизгнул и распластался на асфальте, будто хотел обнять дорожку всеми четырьмя лапами. Данила подбежал к пострадавшему первым. Загородил его собой. Быстро достал из пакета бутылку с яркой наклейкой, встряхнул как следует и свернул крышечку. Струя шипящей колы ударила Пашке в лицо.

— Ты чё, урод! — завизжал тот.

— Остынь, живодер! Увижу ещё раз, что издеваешься над собакой, я те такой фокус покажу с гладким и скользким заворотом! Мало не покажется.

Пашка глядел, как Данила уносит щенка, и слизывал с губ капли колы.

— Козёл! Весь кайф испортил! — возмущался он, подходя к Герману.

— Мне пора домой. Надо к контрольной работе по инглишу готовиться, — бросил несговорчивый заказчик планера и направился к дыре в заборе.

— Давай завтра встретимся. Я другого кутёнка поймаю и петарду принесу. Знаешь, как с ней стрёмно развлекаться! Я ваще торчу! — уговаривал моделист, шагая рядом.

— Не нужен мне твой зоовертолёт.

— Чё передумал?

На лице Германа появилось брезгливое выражение.

— Сейчас такие не в тренде, — процедил мальчик сквозь зубы и ускорил шаг, как будто его новый знакомый оказался заразным вирусом, который он боялся подцепить.

5. Несчастный случай

Едва Герман приблизился к перекрёстку, увидел на противоположной стороне улицы отца. Он выгуливал Виту, американского кокер-спаниеля золотистого окраса. Она шла лёгким шагом. Её пышная шерсть на ногах, казалось, была завита в самом крутом салоне красоты и развевалась элегантными штанами. Вита повернула короткую мордочку с длинными ушами, посмотрела в сторону Германа. Большие карие глаза светились радостью.

Отец тоже заметил сына и помахал ему рукой. Загорелся зелёный свет. Герман заспешил по зебре. Внезапно он услышал визг тормозов и отчаянный крик папы. Потом удар — и его швырнуло в темноту.

                                      * * *

Отец и сын мчались в такси. Мальчик был без сознания. Кирилл прижимал его к себе и шептал:

— Все будет хорошо. Ты только потерпи немного. Я скоро помогу тебе.

Он вытащил из кармана сотовый. Набрал нужный номер. Прижал плечом телефон и быстро заговорил:

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 54
печатная A5
от 247