электронная
90
печатная A5
443
18+
Улыбка, зажигающая звезды

Бесплатный фрагмент - Улыбка, зажигающая звезды

Объем:
298 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-3871-6
электронная
от 90
печатная A5
от 443

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

В — значит встреча

Расстояние между их лицами сократилось до минимума. Пару сантиметров, не больше. Серо-голубые глаза парня были так близко, что в них без труда можно было разглядеть насмешку и любопытство, но девушка, что томно дышала, ничего не замечала, тая, словно шоколадная конфета в знойную жару. Казалось она находилась под гипнозом и была просто не в состоянии оторвать взгляд от его глаз, обрамленных черными ресницами. Они притягивали ее словно магнит, не отпуская.

— Ты хочешь? — на его лице с острыми, четко очерченными скулами сверкнула азартная полуулыбка.

— Да… Конечно.

Она не могла больше ждать, ноги стали ватными, а мозг отказывался думать. В полутьме раздевалки на некоторое время воцарилось молчание.

— Точно? — он прижал девушку к стене, едва касаясь ее слегка приоткрытых губ.

— Да, сделаем это?

— Прямо здесь? Уверена?

Ее глаза были полны желания и нетерпения. Казалось, еще минуту, и она набросится на парня, что стоял возле нее.

— Прямо здесь, — девушка начала торопливо расстегивать белоснежную блузку.

Тут парень резко отодвинулся от нее.

— Ох-ты, кажется звонок уже давно прозвенел, — он озадаченно взглянул на наручные часы.

— Черт с этим звонком, Марк, — девушка потянулась к парню, желая продолжить начатое, но он ловко выпутался из ее объятий.

— Эй, тише, крошка, я примерный мальчик и пары не прогуливаю, — с этими словами парень, который меньше всего походил на примерного ученика, с довольной улыбкой на лице пошел к выходу из раздевалки.

И плевать он хотел на звонок и на очередную девчонку, у которой в голове ветер, а ноги сами собой раздвигаются, стоит ему только затащить ее в раздевалку. Таких он ненавидел и порой развлекался тем, что обламывал их. Ему казалось, что таким образом девушки начнут думать головой, а не другим местом.

Некоторые его друзья — это те, кто не боялся высказать ему свое мнение — не понимали его и во всю пользовались такими девчонками, считая, что раз они сами не против, то почему бы не поразвлечься? Но этот парень уважал себя и свой выбор, поэтому девушек легкого поведения терпеть не мог.

Забив на первую пару, Марк, засунув руки в карманы драных джинсов, не спеша шел по пустующему коридору колледжа, окидывая задумчивым взглядом двери кабинетов, из которых доносились голоса преподавателей, старательно впихивающих в нерадивых студентов знания. Пары Марк прогуливал частенько и нисколько не волновался по этому поводу. У него всегда все под контролем. Преподаватели давно привыкли к его выходкам и относились к ним спокойно. Видимо, поняли, что бороться с парнем бесполезно. Поход к директору для него был обычным делом, которое он находил весьма забавным. Его кабинет для Марка стал уже родным и заходил он туда как к себе домой.

Парень вышел на крыльцо колледжа, ища глазами своих друзей — таких же прогульщиков, как и он. Серое небо было затянуто тучами, которые почти не пропускали солнечных лучей. На улице стояла ранняя осень, золотисто-оранжевые листья, медленно кружась в воздухе, тихо падали с деревьев, высаженных возле колледжа, мимо которого носились разноцветные машины.

Друзья Марка нашлись быстро. Они стояли неподалеку от учебного заведения и курили, весело смеясь и болтая.

— О, а вот и Фрол, — приветливо взглянув на друга, прокричал один из его друзей — парень среднего роста с немного кучерявыми, русыми волосами. — Мы думали, ты дома спишь.

— Дома стало скучновато, и я решил двинуть в шарагу, — пожимая руки своим двоим друзьям, которых он считал самыми близкими, проговорил Марк. — Вы чего тут торчите?

— А мы всегда тут торчим, тут рядом ларек с шаурмой, — ответил ему кучерявый, а потом перевел свой озорной взгляд на третьего парня, одетого в черную толстовку и спортивные штаны. Он что-то увлечённо печатал в своем смартфоне, периодически затягиваясь сигаретой.

— Эй, Дан, хорош лапать телефон, поговори с товарищами.

— Я занимаюсь важным делом, — пробормотал парень, который, на миг подняв взгляд ясных, синих глаз на друзей, улыбнулся.

— Что за дело? Баб окучиваешь? — прикуривая, поинтересовался Марк. В его проницательном взгляде была насмешка, но лицо оставалось серьезным.

Светловолосый парень хмыкнул.

— И это тоже.

Кучерявый подозрительно покосился на друга и заглянул в экран его телефона.

— Ничего интересного, он своей незнакомке стихи опять строчит, — парень пренебрежительно махнул рукой. — Тебе помочь, Пушкин?

— Вов, если ты мне поможешь, то она перестанет со мной общаться, — отозвался Дан.

— Ой, какие мы самостоятельные, — пробурчал Вова, скрестив руки на груди.

Марк, который до этого курил и задумчиво смотрел вперед, на дорогу, хмыкнул.

— И кто она? Что за незнакомка-то?

Дан убрал смартфон в карман серых штанов и пожал плечами.

— Не знаю, не говорит пока что, — озадаченно ответил он, взглянув на друга, с которым дружил с самого детского сада.

— Давайте оглянемся по сторонам, может она где-то рядом, машет тебе, Дан, рукой, а ты не видишь? — Вова, сделав важный вид и чуть прищурив зеленоватые глаза, стал смотреть на прохожих.

— Уймись, Шмель, — Марк хлопнул друга по плечу. — Идем в шарагу.

Парни, докурив, не спеша направились в строну учебного заведения. Они, подшучивая друг над другом, болтали, наступая на шуршащие, осенние листья, что покрывали собой асфальт.

— Эй, а вы никогда не задумывались, что все эти листья похожи на чипсы? — пнув ногой, на которой красовался черный кроссовок небольшую кучку из ярких листьев, поинтересовался Вова, с интересом ребенка наблюдая, как золотистые листья, подлетев вверх, разлетаются в разные стороны.

Марк хмыкнул, покивав.

— Ну да, ты еще попробуй их.

Дан усмехнулся, решив пока что помолчать, наблюдая за происходящим вокруг. Он вообще был творческим человеком, умудрялся находить красоту в вещах, которые на первый взгляд ничем не привлекали, был уверен, что в каждом человеке есть что-то хорошее.

— Я лучше булку в столовке попробую, — пробурчал Вова в ответ, потянувшись и зевнув. — Мы же в столовку, да?

Ответить Марк не успел, так как его привлекло кое-что другое. К колледжу торопливо подходила девушка с черной сумкой в руках, одетая в пальто пудрового цвета. Откинув длинные, волнистые волосы каштанового цвета за спину, она поправила белый шарфик и подняла немного наивный взгляд на парней, что шли ей навстречу, и тут же отвела его в сторону.

— О, какая милая малышка, — взглянув на девушку, заметил Вова, — Эй, красо-о-отка, хорошая пого-о-одка, была бы лодка, уплыли бы с тобо-о-ой, — громко пропел он, весело улыбаясь. — Мне не нужна водка-а, мне нужна любо-о-овь.

Девушка, густо покраснев, снова взглянула на веселящихся парней и, не заметив небольшого бугорка на дороге, споткнулась и с визгом полетела прямо в лужу, что была перед ней. По улице тут же пронесся весёлый хохот молодых людей.

Н — значит неловкость

День, мягко говоря, не задался. Я грохнулась в огромную, холодную лужу на глазах у хохочущих парней, которые были весьма известны в моем учебном заведении. Какой же позор! Мое любимое пальто насквозь промокло и было испачкано, волосы свисали мокрыми сосульками, кофта, что была под пальто, противно липла к телу, и я очень замерзла. Все же на улице стояла прохладная осень. Радовало только то, что я успела приземлиться на локти, поэтому лицом в эту чертову лужу не угодила.

Тем временем весёлый хохот парней не переставал доноситься до моих покрасневших ушей. Лицо тоже было красным, как помидор, и, несмотря на то, что я вся продрогла, горело. Решив, что хватит уже валяться в этой луже, я поспешила встать. Все равно хуже уже не будет, поэтому, натянув улыбку, чтобы никто из них не смог догадаться, как паршиво себя чувствую и как от обиды едва сдерживаю слезы, я начала вставать.

Встав на ноги, скрывая неловкость и дикое смущение, я продолжила улыбаться. Но когда заметила, что моя черная сумка, которую я выронила, находится в руках у одного из парней, улыбаться перестала.

— Водолаз, — темноволосый парень с проницательным и насмешливым взглядом серо-голубых глаз решил окрестить меня именно так.

Я долго не могла смотреть в его глаза, их взгляд был тяжелым и мне казалось, что он видит меня насквозь.

— Ребята, это может случиться с каждым, — смущенно пробормотала я, опустив глаза вниз. — Тебе очень идет стоять с моей сумкой, но не мог бы ты ее вернуть? — я все-таки осмелилась снова взглянуть в холодные глаза темноволосого, который, раскачивая мою сумку в руках, кривовато улыбался.

Его кучерявый друг усмехнулся, а вот тот, что был одет в толстовку и спортивные штаны пока что молчал. В его выразительных, синих глазах, которые выделялись на немного бледном лице, я отчетливо разглядела сочувствие.

— Зачем Водолазу нужна сумка? — улыбка парня, что держал мою сумку, стала чуть шире.

Меня затрясло. То ли от того, что было очень холодно стоять в мокрой одежде, то ли от того, что волновалась из-за сложившейся ситуации.

— Серьезно, парни, хватит уже, — я постаралась вложить в голос как можно больше твердости и уверенности. — Отдайте сумку.

Молодой человек, которого, кажется, звали Марк, пожал плечами.

— Без вопросов, — с этими словами он повернулся к своему другу. — На, Вовчик, держи. Меня попросили отдать сумку.

Вова хохотнул, взяв у друга мою сумку.

Мне бы разозлиться, но вместо этого я еле держалась, чтобы не разреветься у них на глазах. В горле застрял ком, и я не могла сказать ни слова, потому что скорее всего голос мой будет дрожать.

— Какая классная сумочка, — кучерявый парень с притворным любопытством разглядывал сумку. — Пожрать-то в ней ничего нет?

Я уже хотела наплевать на все и убежать отсюда подальше. Так хреново я себя давно не чувствовала.

— Шмель, вы задолбали, отдайте ей уже сумку, — я подняла глаза на синеглазого паренька, чьи светлые волосы немного спадали на лоб. Ого, кажется он был рассержен.

Кучерявый закатил глаза, недовольно взглянув на друга.

— Дан, хорош притворяться добреньким мальчиком, мы не сделали ничего плохого.

— Ладно, дай сюда, — Марк отобрал сумку у своего друга и протянул ее мне. — Держи, Водолаз.

Я потянулась за сумкой, но он не спешил мне ее отдавать.

— Эй, не реви, ты чего? — в его глазах промелькнуло удивление.

Откашлявшись, выхватила из его рук свою сумку и улыбнулась.

— Я не реву, все нормально, — с этими словами я быстро зашагала прочь, мечтая скорее оказаться дома и принять горячую ванну, чтобы согреться.

— Больше не падай, Водолаз, — крикнули мне в спину, но я сделала вид, что не услышала этого.

***

Приняв ванну, я уселась на свою мягкую кровать и решила посмотреть какой-нибудь фильм, чтобы отвлечься от моральной расчлененки, которой я занималась после того, как грохнулась в лужу. Дома никого не было, чему я была рада. Никто не будет спрашивать, почему я не в колледже, а мне не придётся врать. Забравшись под теплое одеяло, включила фильм и очень скоро вырубилась.

***

— Смотрите, у нее в сумке пицца, — Кучерявый с радостью в зеленых глазах доставал из моей сумки кусок аппетитной пиццы.

— Дай-ка сюда, — синеглазый вырвал из рук Вовы сумку и заглянул в нее. — Ого, сосиски! Марк, ты будешь сосиску?

Темноволосый забрал сумку себе и принялся в ней рыться.

— Зачем мне твои сосиски? Я нашел хлеб, — тут он вытащил из сумки батон и с удовольствием откусил от него большой кусок, с восторгом закатив глаза. — Боже, как вкусно! Оставим эту сумку себе?

Вова и Дан синхронно закивали. Причем у Вовы в зубах был кусок пиццы, а у Дана из карманов спортивных штанов торчали сосиски. Марк положил мою сумку в лужу и хлопнул в ладоши. Через несколько секунд эти трое принялись весело водить вокруг нее хоровод.

— Парни, это же сумка-самобранка, — восхищенно прокричал кучерявый. — Она теперь наша.

— Точняк, — Марк весело улыбался, смотря на сумку. — Водолазу ее не отдадим никогда.

***

Я широко открыла глаза, уставившись в белый потолок. Ну вот, эти три идиота уже во снах мне снятся. Какой кошмар!

Ноут был в спящем режиме, видимо фильм, что я смотрела, уже давно закончился. Усевшись на кровати, скользила еще сонным взглядом по своей небольшой, но уютной комнате с нежно-розовыми обоями и мягким, белым ковром на полу. Тут находиться я любила. Это был мой маленький мирок, в котором я могла спрятаться от своих проблем. В моей комнате не было много мебели: Небольшой шкаф-купе из светлого дерева, с зеркалом во весь рост, рабочий стол белого цвета, над которым висела полка с любимыми книгами и тумбочка кремового цвета в углу.

Тут, дверь в комнату приоткрылась, и в нее зашла моя старшая сестра. Она была высокой и стройной, не то, что я. Мой рост оставляет желать лучшего, но, в принципе, меня устраивает.

— Привет, мадам, — Вика прыгнула ко мне на кровать, притянув меня к себе. — Кто это прогулял сегодня пары, а? Тебя можно поздравить с первым прогулом? — ее глаза такого же орехового цвета, как и у меня, хитро прищурились.

Я ей улыбнулась. Свою старшую сестру я любила, она была мне самым близким человеком, который всегда поддерживал и защищал.

— Не правда, вовсе я не прогуливала, с чего ты это взяла? — Я удивленно смотрела на Вику, которая, вскочив с кровати, подошла к зеркалу и стала разглядывать свое отражение.

— Ну да, да, да, — закивала она, недоверчиво усмехнувшись. — А кого же я тогда видела сегодня возле дома во время второй пары, а?

Тут она обернулась, посмотрев на меня победным взглядом.

— Ладно, Вик, раскусила, — созналась я, подняв руки и сделав вид, что сдаюсь. — Я упала в лужу и здорово промокла, пришлось тащиться до дома. Какие тут пары, когда я в таком шикарном виде?

Сестра, расчесав густые, черные волосы, подстриженные под каре, снова уселась ко мне на кровать.

— Ну, дела, — покачала она головой. — Ладно, не переживай, с каждым бывает. Идем кушать? Я такую штуку приготовила, закачаешься!

— Тогда я просто обязана попробовать, — Я подмигнула сестре. — Иди накладывай, а я заправлю кровать.

— О’кей, — с этими словами Вика вышла из комнаты.

Моя сестра просто обожает готовить, поэтому частенько балует меня и родителей своими кулинарными шедеврами. Как я еще не растолстела с такой сестрой ума не приложу. Перекусив вкусными пирожными, щедро политыми шоколадом, поблагодарила сестру, которая, немного поболтав со мной, отправилась навстречу со своим молодым человеком.

У меня не было парня. Можно сказать, что я была белой вороной среди других девчонок, поэтому и подруг у меня тоже не было. Общалась со всеми нейтрально. Я не переживала, что до сих пор ни с кем не встречаюсь. За мной ухаживали парни, но все они были для меня лишь друзьями, что их не устраивало, поэтому общение со мной они быстро прекращали. Никаких чувств к ним я не испытывала, а встречаться с кем попало было не в моих планах.

Потянувшись, я потопала обратно к себе в комнату, чтобы завалиться на кровать и, воткнув наушники в уши, начать читать новую книгу. О тех парнях старалась больше не думать, но откуда же я знала, что об одном из них скоро буду думать намного чаще, чем нужно?

С — значит слабачка

Надев куртку персикового цвета и расчесав длинные волосы, я направилась в колледж. Учиться мне не хотелось, несмотря на то, что для учителей и одногруппников я была примерной девочкой. Меня часто ставили всем в пример, что жутко бесило, потому что некоторые девчонки сразу начинали злиться по этому поводу. Их выпады мне уже привычны. Я не стремилась быть лучше всех, просто мне нужна была хорошая карьера в дальнейшем. Я думала о своем будущем.

Улица встретила меня холодом и дождем, от которого на лужах появлялись и тут же лопались пузыри. Небо было серовато-белым и каким-то тусклым. Настроение от такой погоды портилось. Особенно оно падало, потому что моя любимая сестренка стащила зонт и умотала в универ. Второй зонт я благополучно сломала, поэтому придется тащиться на пары под дождем. Ладно, я не сахарная, значит не растаю.

Вздохнув, от того, что не хотелось выходить из-под козырька подъезда под ненавистный дождь, я шагнула вперед и направилась быстрым шагом мимо детской площадки к выходу из своего двора. И снова я была белой вороной, шагая по тротуару и обходя людей с разноцветными зонтами. Волосы уже стали влажными, поэтому активно завивались.

— О, привет, — над ухом раздался знакомый, доброжелательный голос и я, остановившись, обернулась.

Кто-то из прохожих пихнул меня плечом, но я не обратила на это внимание.

Передо мной стоял Дан с ярко-оранжевым зонтом в руках, одетый в джинсы и зеленую толстовку с изображением желтого ананаса, на котором красовались черные очки. Надо сказать этот ананас походил на мультяшку, он ухмылялся, а сверху у него был зеленый хвостик. В общем, крутой ананас.

— Я уверен, тебе нравится дождь, — с веселыми нотками в голосе проговорил Дан. — И ананасы, видимо, тоже.

— Почему? — я, оторвав взгляд от толстовки парня, удивленно заглянула в синие глаза, которые излучали искренность и доброту. Или мне так кажется? Все же я наивная и тупая, поэтому могу ошибаться. И да, я себя очень люблю.

В любом случае против Дана я ничего не имела, он единственный, кто заступился за меня вчера. От него исходило какое-то тепло и рядом с ним я, как ни странно, себя чувствовала комфортно, как будто знала его уже давно.

— Прыгай под зонт. Ты же в шарагу?

Помедлив, шагнула под зонт цвета апельсинов.

— В колледж.

Дан, чуть приподняв зонт, дружелюбно мне улыбнулся. Похоже, он был одним из тех людей, рядом с которыми всегда поднимается настроение. По крайней мере у меня оно немного поднялось.

Таких людей я называю солнечными. Когда они рядом, становится тепло и радостно, как в солнечный, летний день, но когда их нет, жизнь становится серой и грустной.

— Тогда пойдем вместе? — Он перешагнул через небольшую лужу, в которой медленно плавали золотистые листья. — Знаешь, вчера… В общем, ты извини, ок? Сильно замерзла?

Я, чуть покраснев, вспомнила о своем позоре.

— Все нормально, — отмахнулась, следя за тем, как двое детей, лет шести, с веселыми криками прыгают по лужам, совершенно не слушая свою бабушку, которая то и дело просила их вылезти.

Дан, проследив за моим взглядом, усмехнулся, покачав головой.

— Веселые ребята, — все также смотря на детей, что уже успели обрызгать несколько прохожих, заметил он. — Кстати, как тебя звать?

— Сегодня Алина, — представилась я. — Но вчера меня звали Водолаз.

Парень расхохотался.

— А меня Дан зовут.

— Знаю, наслышана, — я кивнула.

Тут сзади нас послышался визг тормозов. Я, подпрыгнув от страха и неожиданности, резко обернулась, заметив краем глаза, что Дан тоже последовал моему примеру.

Перед нами стояла четырнадцатая черного цвета. Я хмыкнула, взглянув на номера машины — Х999АМ. Надо же, номера дороже тачки, забавно. Дверь резко открылась, и до моих ушей тут же донеслась грохочущая музыка.

— Куда пилим? — Серо-голубые глаза Марка окинули меня и Дана подозрительным взглядом.

— На свиданку, — Дан, широко улыбнувшись, приобнял меня за плечо. — Дождь, слякоть, прохожие, которые так и норовят тебя убить зонтом. Что может быть романтичнее? — Тут он взглянул на меня. — Да?

Я, покраснев, кивнула. И покраснела я не из-за слов Дана, а из-за взгляда Марка Фролова, который, казалось, прожигал, меня насквозь. Смотреть на него я не решалась, поэтому делала вид, что мне очень интересны машины, которые быстро носились по дороге.

— Эй, Водолаз, а ты что тут делаешь? — Покраснев еще больше, взглянула на парня, который, вздернув темную бровь, смотрел на меня, ожидая ответа.

Марк смотрел так же холодно, как и вчера. Его тяжелый взгляд было сложно выдержать, но я пыталась.

Не понимаю, как двое таких разных людей могли найти общий язык? Дан такой добрый и веселый, а Марк холодный, какой-то закрытый, по одному лишь взгляду на него можно было понять, что лучше ему не перечить. Он одним лишь видом заставлял себя уважать, а некоторых, например, меня, немного даже побаиваться.

— Стою, — пожав плечами, ответила я.

Ну, а что? Какой вопрос, такой ответ.

Марк, чуть задержав на мне свой проницательный взгляд, снова посмотрел на Дана.

— Чего встали-то? Заваливайтесь и поехали.

— Отлично, — Дан, быстро закрыв зонт, уселся на переднее сидение, а потом недоуменно взглянул на меня. — Ты чего? Садись.

Я не особо хотела ехать в одной машине с Фроловым. Особенно после всего этого позора. Рядом с ним я вечно превращалась в красный помидор.

— Да нет, я пешком лучше, — сделав непринужденный вид, я ему улыбнулась. — Тут недолго идти.

Между тем, дождь усиливался, и я поежилась, скрестив руки на груди.

— Эй, садись, мы все-таки виноваты перед тобой, — Дан кивнул на заднее сидение.

Подумав, все же подошла к машине и, открыв дверь, села на заднее сидение, радуясь, что нахожусь в тепле. Не успела сесть поудобнее, как четырнадцатая резво рванула вперед, и я, ойкнув, откинулась назад, а потом завалилась на бок.

Дан, обернувшись, хохотнул, а Марк лишь хмыкнул.

— Хорошо водишь, — пропыхтела я, сев прямо.

— Я знаю, — послужило мне ответом.

Поправив каштановые волосы, решила заглянуть в тонированное окно. Мимо проносились пестрые деревья, дома, остановки и другие машины. Через минут пять в поле моего зрения показался колледж — трехэтажное здание из белого кирпича.

— Спасибо, Фрол, ты наш герой, — весело проговорил Дан.

— С тебя сигареты, — с ленцой в хрипловатом голосе отозвался Марк, выходя из машины.

Мы с Даном тоже поспешили выйти.

Возле колледжа стояли небольшими кучками студенты. Кто-то курил, кто-то весело болтал. Периодически до нас доносился весёлый смех. Чем ближе мы подходили к учебному заведению, тем больше на нас обращали внимание. Особенно на меня.

Ну, конечно, серая мышка в компании парней, которых многие знали. Особенно смотрели девушки. Причем смотрели с открытой завистью и удивлением, некоторые начинали шушукаться, периодически поглядывая в мою сторону. Теперь я еще больше жалела, что поехала с Марком и Даном в колледж.

— Ну ладно, я пойду, — пробормотала я, чувствуя себя не в своей тарелке. — Марк, тебе спасибо, что подвез.

К моему удивлению Фролов мне подмигнул.

— Обращайся, Водолаз.

— Слушай, меня вообще-то Алиной зовут, — с долей недовольства проговорила я, но тут же об этом пожалела, когда поймала на себе холодный взгляд Марка, прикуривающего сигарету.

— Слушай, вчера ты доказала нам, что тебя зовут Водолаз, поэтому у тебя новое имя, — с удовольствием затянувшись, ответил мне он с ироничными нотками в голосе.

— С идиотами не спорят, — пробормотала я, и тут же, в ужасе округлив глаза, покраснела, так как оба парня удивленно уставились на меня. Я сказала это вслух. Вот. Черт.

Дан смотрел на меня со смехом в синих глазах, а Марк заинтересованно, даже окинул своим проницательным взглядом с ног до головы. Я с облегчением отметила, что он не разозлился. Мало ли что у него на уме.

— Может постоишь с нами? — с этими словами Дан раскрыл свой яркий зонт и отдал его мне.

Я с удивлением взяла зонт, мельком взглянув на Фролова, который, нисколько не стесняясь, продолжал смотреть на меня.

— Ты куришь? — Солнечный протянул мне пачку сигарет. — Бери.

— Я не курю, — в этом бесполезном занятии не видела смысла.

— Она примерная девочка, какие тут сигареты, — хмыкнул Марк, выкидывая бычок в урну. — Да, Водолаз?

Не понимаю, ему в кайф меня подкалывать?

— Нет, — Я, вложив во взгляд как можно больше уверенности, посмотрела на Фролова. — Не люблю даже запах сигарет.

— Но любишь падать в лужи? — уточнил Марк, приподняв темные брови.

— Просто обожаю, — огрызнулась, но тут же мило ему улыбнулась, чтобы ничего не понял.

Марк ответить мне не успел, так как к нему и Дану подошли какие-то парни, чтобы поздороваться. Девушки, проходящие мимо, тоже не обделили их вниманием. Одна из них даже повисла на Дане, поцеловав его в щеку. На лице Солнечного, как я его решила называть, нарисовалась довольная улыбочка.

Когда вся эта толпа ушла, я заметила недалеко от нас Вову с ярко-синим пакетом фисташек в руках. Он, подкидывая их вверх и ловя ртом, не спеша подходил к нам.

— Здравствуйте, господа, — с важным видом пожав руки друзьям, он повернулся ко мне и удивленно вскинул брови. — Ну, привет.

— Привет, — его я видеть была не особо рада.

— Как делишки? — поинтересовался он, нагло встав ко мне под зонт, по которому барабанил дождь. — Красивый зонтик. Ты чего не в луже?

Я закатила глаза, а Дан вместе с Марком усмехнулись.

— Твои шутки шикарны, — без тени улыбки проговорила я.

— О, да, я вообще, знаешь ли, подающий надежды юморист, — с гордостью сообщил он мне.

Я, взглянув на белые, наручные часы, посмотрела в сторону колледжа.

— Скоро будет звонок, так что я пойду, — я протянула зонт Дану. — Спасибо.

— Да не за что, увидимся, — он мне улыбнулся, кивнув.

— Аккуратно, тут везде лужи, — доверительно сообщил мне Вова.

— Не волнуйся, со зрением у меня все отлично, — притворно вежливым тоном ответила ему и, развернувшись, торопливо пошла к колледжу.

Через минут пять я уже оказалась в кабинете, в котором громко болтали мои одногруппники. Сев за свободную парту, что одиноко стояла возле окна, вытащила из сумки толстую тетрадь с изображением яркого заката и, поздоровавшись с парой девчонок, принялась ждать звонка.

Хотелось скорее уже попасть домой, поэтому я надеялась, что пары пролетят быстро, хотя, с такой дождливой погодой они, скорее всего, будут тянуться медленно и нудно.

— Эй, Русакова, — кто-то нагло пихнул меня в плечо.

Я обернулась, недовольно нахмурившись. Передо мной стояла Кристина — моя одногруппница. Это была высокая, рыжеватая девушка, со светло-голубыми, ехидно сощуренными глазами. Засунув тонкие руки в карманы широких джинсов со множеством дырок, она, жуя жвачку, пристально на меня смотрела.

— Что? — Я не понимала, чего от меня хочет Антонова, ведь мы с ней даже не здороваемся. Кажется, она была от меня не в восторге, а сейчас вообще, мягко говоря, ненавидит меня.

— С каких это пор ты общаешься с Фроловым? Ты продала душу дьяволу? — надув розоватый пузырь их жвачки, с издевкой в громком голосе, спросила она. Сзади нее послышались смешки. — Или ты заплатила Марку, чтобы он сделал вид, что разговаривает с тобой, а? Чего молчим?

Я растерянно хлопала ресницами, находясь в ступоре. Кристина не встречается с Марком, она даже никогда не была его девушкой. Почему она наезжает?

— Просто общаюсь, это запрещено? — я старалась говорить дружелюбно, чтобы не случился конфликт. Не люблю ссоры и скандалы.

Кристина, хмыкнув, уселась на парту из светлого дерева.

— Нет, не запрещено, просто не понимаю, почему они решили общаться с тобой, — одногруппница пожала плечами, надув еще один пузырь из жвачки. — Ты же лохушка.

Мои щеки начали предательски краснеть и гореть от унижения и волнения, в ушах зазвенело. Почему она так со мной? Я же ей ничего не сделала.

— Кристин, я тебя не оскорбляла, — проговорила, опустив глаза, в которых вот-вот навернутся слезы от обиды.

Я очень ранима, всегда принимаю все близко к сердцу, за что себя ненавижу. Слабачка.

— Еще бы ты оскорбила, — на узковатом лице рыжеволосой появилась акулья улыбка. — Ну, так что?

Я сглотнула.

— Что?

— Ты мне расскажешь, в чем твой секрет, Русакова? — Она уверенно смотрела на меня, она понимала, что сильнее меня, чувствовала свою победу, поэтому в ее глазах сверкнуло самодовольство.

— Слушай, нет никакого секрета, просто…

— Дала ему, да? — тут она усмехнулась, но глаза ее оставались серьезными и сердитыми. Они в упор смотрели на меня. И если бы можно было убивать взглядом, то она бы это сделала, я уверена.

— Крис, хватит уже, — раздался сзади скучающий, мужской голос, в котором проскальзывали нотки смеха. — Она сейчас из окна выбросится.

Не в силах больше это терпеть, я схватила сумку вместе с тетрадью и помчалась, словно смерч, вон из кабинета. Кажется, я врезалась в препода, который шел мне навстречу, но мне было все равно.

Я не помню, как оказалась в женском туалете, не помню сколько времени прошло с тех пор, как закрылась в серой кабинке и начала реветь. Я снова не смогла ответить на выпад в свой адрес, не смогла постоять за себя, и это меня корило. Я была тряпкой, жалкой тряпкой, которая никому не нужна, а если и нужна, то только для того, чтобы вытереть ноги.

Немного успокоившись, я вышла из кабинки и подошла к небольшому зеркалу, которое висело над белой раковиной, чтобы привести себя в порядок. Из зеркала на меня смотрела немного растрепанная девчонка с каштановыми волосами и опухшими, орехово-карими глазами. Тонковатые губы были искусаны. Видимо, сама не заметила, как кусала их, когда плакала.

Умывшись, подкрасила глаза, чтобы хоть как-то скрыть следы от слез. Через несколько минут я вышла из туалета и решила все-таки дождаться следующей пары, которая должна была начаться через полчаса. Прогуливать больше точно нельзя, хоть и видеть своих одногруппников мне не хотелось. Снова начнутся идиотские насмешки, только из-за того, что постояла десять минут в компании Фролова и его друзей. Пускай, просто не буду обращать внимания, может быть быстрее отстанут.

Тут, мое внимание привлекли девичьи крики и звуки борьбы. Я, сделав пару шагов назад, выглянула из-за угла и увидела двух девушек. Разглядеть их мне не удалось, потому что они дрались и таскали друг друга за волосы, громко и возмущенно визжа. Они вообще нормальные? Сейчас же пары идут.

Я около минуты наблюдала за этими двумя, думая что делать. Мимо пройти не вариант, вдруг еще поубивают друг друга, потом буду винить себя.

Собравшись, я неуверенно подошла к дерущимся девушкам, что поливали друг друга грязью и меня не замечали.

— Отпусти меня, ненормальная, твои джинсы — это уродство, их даже бомж не оденет, — шипела одна из них, пытаясь вырвать свои светлые волосы из рук соперницы.

— Что сказала? — Вторая девушка, одетая в черную толстовку и плотные лосины, нахмурившись, сжала волосы, которые держала в руках еще сильнее и потянула их на себя, да так, что блондинка, взвизгнув от боли, чуть не упала к ее ногам. — Это не повод мыть ими полы, дура. Когда я их отстираю, то повешу тебя на этих джинсах.

— Эй, может хватит? Ты сделаешь ее лысой, — я подергала девушку, у которой были темные, кучерявые волосы, за край толстовки.

На меня удивленно взглянули две пары глаз.

— А ты еще кто такая?

— Отпусти ее, ей же больно, — я с сочувствием смотрела на светловолосую, что согнулась в три погибели.

— Так ей и надо, она мои джинсы испортила, — тут кучерявая, поморщившись, громко заорала, выпучив зеленые глаза.

Кажется, девушка, которая находилась снизу, укусила ее.

— Ах ты, сучка! Покупай себе парик.

— А ты себе купи вставные зубы, овца, — злобно прошипела блондинка, впившись сопернице в ногу еще раз.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 443