электронная
72
печатная A5
688
18+
Тёмные сказания

Бесплатный фрагмент - Тёмные сказания

Касание Бездны


5
Объем:
674 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-4505-0
электронная
от 72
печатная A5
от 688

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

ПРОЛОГ

Ночь, неистовствующую штормом, пронзил клинок ослепительной молнии, жуткого ужаса и свирепого проклятия Иного. Он явился из древних сказаний и обрушился с непогодой.

Опрокидывались глыбы камней и обрывались судьбы людей, которые их оберегали. Во мраке метались чёрные тени. Пролилось море ледяной воды и горячей крови. Тьма наполнилась криками, смертью и разрушением.

Он мстил, уничтожал и сокрушал. Никто не ожидал этого страшного явления. Никто не мог противостоять его ярости…

Иной ушёл так же внезапно, как и появился, облечённый чёрной свирепой бурей. А после себя оставил омытые грозой руины и обугленные тела, погребённые под ними…

Глава *

А наутро, когда холодное рассветное солнце тронуло ледяными лучами дымящуюся головню ночной трагедии, в крепости Звёздные Врата появилась она — Светозарная. Стражи, охранявшие Врата, робко склонили перед вновь пришедшей головы, изредка бросая на неё исподлобья косые взгляды и перешёптываясь между собой.

— Добро пожаловать, ваше сиятельство! — стараясь придать своему голосу как можно более дружелюбный тон, осклабился мужчина, вышедший встречать нежданную гостью. С виду такой же грозный и неприступный, словно замок, которым он управлял, здоровяк лебезил перед гостьей, как только был на это способен. Но она отвечала ему лишь холодной учтивостью.

— Я откликнулась на ваш зов. Что здесь случилось? — тоном не менее ледяным, чем застывший без движения воздух промозглого утра, осведомилась девушка. Янтарные глаза её уже внимательно осматривали разрушения и до сих пор, казалось, воскуряющие в поразительно чистые небеса сизый пар и едкий дым.

— Я Ро́стан На́рст, начальник стражи Звёздных Врат. Как смею обращаться к вашему сиятельству?

— Довольно будет и «вашего сиятельства», — она горделиво тряхнула гривой кудрявых волос, переливающихся жидким золотом в рассветных лучах восходящего солнца.

— Позвольте узнать у вашего сиятельства, по чьему именно приглашению вы здесь? Ведь от меня такого приглашения не поступало, — Нарст по прозвищу Скала недоумевающе пожал своими огромными плечищами и для пущей убедительности развёл руками.

— Тот, кто направил мне донесение, был весьма убедителен и заявлял, что без моего присутствия в Звёздных Вратах не обойтись. Вы считаете иначе? — полы её алого плаща, богато украшенного шитыми золотом цветами и звёздами, колыхнул свежий ветер.

— Во время ночной грозы в Высокую Башню ударила молния. К настоящему времени оттуда никто не спустился. Предполагаю, что тропу или вход завалило камнями. Не думаю, что это обстоятельство требует непременного вмешательства Светозарной. Наша экспедиция уже готова подняться наверх.

— Полноте, Ростан, — послышался мужской голос из-за спины начальника стражи, — её сиятельство сюда вызвал я, — говорившим был высокий худощавый старик с длинной поседевшей бородой. Он кутался в широкую лиловую мантию и ёжился от бодрящего утреннего воздуха.

— Как ты посмел без моего ведома зазывать сюда посторонних?! — вскипел Скала. — Ты обязан был, по крайней мере, предупредить меня, не говоря уже о том, что тебе следовало получить моё согласие. Эта выходка даром тебе не пройдёт!

— Я предлагаю обсудить детали наших полномочий позднее, — примирительно молвил старик, хотя в обесцветившихся от времени глазах его сквозил стальной отблеск. — Этой ночью здесь орудовали великие и тёмные силы. Действовать следовало спешно. Потому я и не совещался с вами, мой господин, когда вызывал Светозарную.

— О чём ты говоришь?! — вновь взбеленился Нарст, отрицающий всё сверхъестественное, а в первую очередь, «великие и тёмные силы», но в глубине души испытывающий настоящий ужас перед чем-то подобным. Светозарной это, кстати, тоже касалось.

— Мы прогуляемся в Высокую Башню, — шагнула к старику юная особа, — а уже затем всё обговорим. Если вы не против, разумеется, — обратилась она к Скале.

— Не против, — выплюнул тот. Этой девушке с львиными глазами и львиной гривой он не мог перечить. Сила, исходившая от неё, ощущалась почти физически. Она была невероятно прекрасна и в не меньшей степени опасна. У кого-то Светозарные вызывали ненависть, у кого-то — восхищение. У Ростана Нарста, видимо, и то, и другое.

Высокая Башня вросла в верхушку отвесной скалы. К ней вела только одна тропа, серая и скользкая после ночного дождя. Ступеней здесь не было. Это затрудняло подъём всем, кто хотел взобраться наверх — и возможным захватчикам, и самим защитникам. Острым шпилем возносящаяся к небу, Высокая Башня, главенствовавшая над перевалом, служила дозорной вышкой. А в недрах её хранилось нечто очень древнее и могущественное, представлявшее опасность ничуть не меньшую, нежели все враги королевства вместе взятые, засевшие за перевалом.

— Я думаю, вы догадываетесь, зачем сюда приходил Иной, — молвил старик, когда они со спутницей оставили Звёздные врата позади. Несмотря на свой преклонный возраст, он без видимого труда карабкался следом за Светозарной.

— Вне всяких сомнений, — процедила она сквозь стиснутые зубы. — И если ему удалось похитить это, нам несдобровать. Подумать только, три тысячи лет никто из них не осмеливался проникнуть сюда. Они ждали, когда мы потеряем бдительность. И дождались. Мы слишком ослабли в последнее время, особенно с тех пор, как угасли последние Светочи.

— Но ваше оружие ведь и до сих пор способно к бою, — молвил в ответ старец. — Значит, кто-то из рода Звёздных Королей уцелел. Мы-то с вами знаем, что сама по себе небесная материя, из которой создан ваш боевой жезл, не имеет ценности. Её наполняет энергией лишь присутствие в нашем мире Светочей.

Девушка сделала вид, будто пропустила вышесказанное дедуганом мимо ушей. Хотя её очень даже насторожила его осведомлённость в таких вопросах. Кто же он такой? Этот вопрос не давал ей покоя с тех самых пор, как она этой ночью увидала его тощее угловатое лицо в таинственном свечении звёздного кристалла, служившего сердцем её боевого жезла. Так мог сделать только Светозарный или звёздный жрец. Так кто же он?

— Что это за индюк напыщенный там, в замке? — озвучила она, тем не менее, другой вопрос.

— Я так полагаю, вы говорите о Ростане Нарсте? — не сдержал смеха старичок. — Он начальник стражи.

— А вы представились хранителем Звёздных Врат, когда говорили со мной ночью, — как бы невзначай упомянула она. — Так почему же он обращается с вами как с подчинённым?

— Я ведаю замком. А он — стражей. Одно не может существовать без другого. Поэтому никто из нас не подчиняется другому. Он прав в том, что нам следовало посовещаться. Но ему не нужно было говорить об этом при своих подчинённых. К тому же, это выказывает его страх. Именно поэтому он до сих пор никого не направил наверх.

— Он Скала, у которой слишком слабое основание? — хмыкнула Светозарная.

— Вы невероятно проницательны для столь юного возраста, как и прекрасны, — заметил старичок.

А это ещё к чему?! Реплика чуть не сорвалась с её уст. Но он прав, этот старикашка. Она действительно слишком мудра для своего возраста. И лучшее, что она может сделать в этой ситуации, это оставить комплимент без внимания.

— Как вы определили, что здесь побывал Иной? — сухо осведомилась девушка.

— О, моя дорогая, в своё время я повидал их немало. И то, на что они способны, поражает меня теперь не менее, чем тогда. Да, — поглядев ей в глаза, пояснил он, — я, как и ты, в своё время был Светозарным. Я служил последнему великому Светочу. Но был разжалован и сослан сюда, на окраину королевства.

— Это произошло в Чёрный час во время восстания? — уточнила Светозарная.

— О, нет. На моё счастье. Меня разжаловал мой Звёздный Король, которому я подчинялся, а не сменивший его человечий король-революционер. Останься я Светозарным в Чёрный час, когда угасли все Светочи разом, я был бы убит. Тогда пощадили только детей Светозарных, в том числе и вас, госпожа. Родители выменивали их жизни на свои собственные. Воистину Чёрный час. Меня же высоко в горах на окраине королевства никто не искал.

— И как это было раньше, до восстания? — задумчиво обронила девушка. — Я слышала о том времени от старых людей. Но они шептались между собой и умолкали всякий раз, как видели меня. Расспрашивать их было бесполезно. Мне они бы ничего не рассказали. А вы служили Звёздным Королям, видели их собственными глазами. Это правда, что их волосы и глаза сверкали, словно солнечный свет?

— О да, — погрузился в воспоминания старик. — Они были прекрасны. Династия Звёздных Королей — Светочей — восседала на сверкающем троне в своей Хрустальной башне от самого Великого Пришествия. Люди этого мира, впервые увидавшие их, решили, что это боги сошли с небес на землю. А над столицей парили Серафимы — крылатые создания света невиданной силы, мощи и красоты. Так что в королевстве всегда было светло и тепло. Пять тысяч лет правления Светочей называются в книгах древних сказаний Долгим Днём. Ты носишь в себе частичку их света.

— Как это случилось? Как они погибли? — девушка запустила руку под золотистые кудри и погладила тёплый на ощупь звёздный кристалл своего боевого жезла, висевшего за спиной. «Частичку их света…» — повторила она про себя. В глазах её блеснула необъяснимая печаль.

— Светочи? Это до сих пор остаётся величайшей загадкой нашего мира, — пробормотал её престарелый собеседник. — Чёрный час называется так ещё и потому что их гибель — величайшая тайна, которую так никто и не раскрыл. Звёздные Короли угасли все разом. А вместе с ними угасли и их Серафимы. Тогда, как было до Великого Пришествия, в наш мир вернулись день и ночь. А люди узнали, что такое холод и голод. Разразилась война за Сверкающий трон. И после множества кровопролитных сражений на него воссел первый человечий король-революционер Болеа́рд Э́ндстер, который властвует Астериллио́ном и поныне.

— Я знала, что когда-нибудь услышу совершенно другую историю. Но не думала, что она будет именно такой, — злобно бросила Светозарная. На лице старичонки промелькнул испуг. — Ты же не собирался одурачить меня этими своими старушечьими россказнями? — она решительным движением припечатала своего опешившего собеседника к серому камню.

— Ни в коем случае, ваше сиятельство, — пролепетал он.

— Эти твои Светочи построили свою власть на крови и пепле. Их уничтожили люди, которые устали влачить жалкое существование рабов и приносить себя в жертву пришельцам с небес. Это мир людей и он должен принадлежать людям. Мы, Светозарные, происходим от Звёздных Королей. И раз уж силы восстания угасили их всех, кому как не нам искупать грехи их диктатуры и жестокости перед человечеством? А ты сбежал сюда в Чёрный час, чтобы упрятаться от справедливого возмездия?

— Прошу прощения, ваше сиятельство, если сказал что-то, не подумав, — старик высвободился из её цепкой хватки, и, упав на колени, зашёлся кашлем. «Если» сказал?! Да как он смеет?! Девушка буквально клокотала от праведного гнева. Хорошо ещё, что этот старикашка не осмелился дополнить рассказ расхожей унизительной побасёнкой о человечьем короле Болеарде Эндстере, который якобы воссев на Сверкающий трон, вскочил с него с криками, что ему подпекает задницу.

Да, от Сверкающего трона действительно исходило тепло. Но на самом деле Болеард не смог носить корону Звёздных Королей. Однако тогда решили, что так даже лучше: человечьему королю — человечья корона. А венец Светочей, источающий сияние и жар, поместили в хранилище в недрах Звёздного замка, хотя Болеард и хотел уничтожить треклятый знак власти. Советники, тем не менее, решили, что сохранить корону вполне допустимо — не стал же человечий король уничтожать города, возведённые в эпоху Долгого дня.

А этот глупый ремесленник из таверны, где Светозарная останавливалась не так давно, посмел в её присутствии рассказать гнусный анекдот про Эндстера. Под смешок обывателей он поведал о том, что ныне здравствующий человечий король принципиально не употребляет в пищу жареные яйца: это блюдо, видите ли, лишний раз напоминает ему о горькой участи его собственных и потому не лезет в королевскую глотку. Не будь она связана своей клятвой, запрещавшей ей обращать оружие против людей, Светозарная испепелила бы его на месте.

Она была обязана человечьему королю жизнью. Он мог приказать уничтожить её, как и других из её рода. Он мог приказать выкосить под корень всех прислужников Звёздных Королей, носивших в себе «частичку их света». Но он не сделал этого. Он пощадил её и других детей Светозарных, неповинных в грехах Светочей против человечества. Он дал им кров одежду и пищу. Он дал им смысл жизни. Её смысл жизни — уничтожать Иных. Поэтому сейчас она здесь…

Остаток пути к Высокой Башне они преодолели молча. Молчали небо, серые скалы и ветер. Девушка и старикашка тоже молчали. О чём ей с ним разговаривать? Если ему так нравились прежние порядки, нужно было сражаться за них, умереть вместе с ними и остаться в прошлом вместе с ними. А он отсиделся на краю мира, пережидая бурю и наивно полагая, что его она не коснётся?

Ах, молодость, с её вечным обречённым на неудачу стремлением к идеалу! Когда ты юн, так легко осуждать других, тех, кто мыслит иначе, нежели ты, мерить их собственным мерилом и признавать «хорошими» и «плохими», даже не догадываясь, что ни тех, ни других не бывает в чистом виде, но в каждом намешано всего понемногу. Старик, естественно, оставил эти мысли при себе.

Несмотря на то, что Высокая Башня всё время была у них на виду, каждое мгновение угрожая опрокинуться на головы, её основание где-то через полдня крутого подъёма предстало перед ними совершенно неожиданно. Если бы развороченный вход в неё не зиял чёрной беззубой пастью, Светозарная ни за что не отыскала бы его: серое строение словно было продолжением и частью самой скалы. Девушка даже решила на секунду, что башню не возводили руками зодчих, а просто выдолбили её полость в остроконечном горном пике.

Вблизи укрепление выглядело куда внушительнее, нежели оттуда, снизу. Звёздные Врата с такой высоты казались нереально маленькими. Они были словно игрушечные. Она даже не могла различить людей на их стенах и фортах. Воздух так высоко над землёй опьянял ощущением свободы. Целый мир будто вмещался в её ладонях. Но ей предстояло хлебнуть воздуха внутренностей Высокой Башни. Девушка решительно ступила через порог.

Здесь, во тьме, стоял смрад ужаса и смерти. А ещё — тошнотворный запах горелой человеческой плоти. Кровля строения была практически полностью уничтожена. Но, несмотря на это, внутри укрепления было темно, как в чернильнице. Светозарная с тихим звоном вынула свой боевой жезл из петель, в которых он помещался у неё за спиной. Звёздный кристалл, послушный её воле, воссиял, разгоняя полный ночных кошмаров сумрак.

В призрачной тишине слышался звон дождевых капель. Девушка прислушалась: что-то с этим звуком было не так. И только когда у самого её лица — снизу вверх! — пролетело несколько капелек, она поняла, что именно. Нарушение естества мироздания — первый признак приближения Иного. Или его след, как в данном случае. Угадав её мысли, стоявший в сторонке спутник, наконец, решился заговорить.

— Молния, ударившая в Высокую Башню, была неестественной, сверкающей диким огнём, словно очи демона из древних сказаний, — пробормотал он. — Поэтому я немедля решил обратиться за помощью.

Осколки стёкол, куски камня и дерева перемешались с обожжёнными частями тел стражников, ещё вчера охранявших это место, но не справившихся с врагом, который в одиночку превосходил их всех вместе взятых, включая и гарнизон Звёздных Врат. В живых, по-видимому, не остался никто. Девушка грустно вздохнула. Вот где должны были быть Светозарные, вместо того, чтобы разгуливать по миру в поисках прячущихся Иных.

За столетия спокойствия, пока тёмный враг бездействовал, мир позабыл, что Иные представляют серьёзную угрозу. А тех стражников из гарнизона Звёздных Врат, которые ожидают их возвращения внизу, вообще не переубедить в том, что это не был случайный удар молнии. Несмотря на всю нелепость рассуждений этого старикана, он оказался прав относительно сверхъестественного происхождения данного разрушения, это ей следовало признать.

Неожиданно внимание Светозарной привлёк глухой шум. Она моментально отреагировала. Это мелкие камни, очень медленно, словно сонные, сползали по стене вниз. Да, ей тоже следует спуститься вниз — в подземное хранилище Высокой Башни. Она отыскала вход в крипту под завалами. Оттуда разило холодом. Но она Светозарная, она несёт тепло и свет и не боится мрака и холода. Гордо тряхнув гривой золотых волос, девушка стала спускаться в чёрный зев пещеры. Старик последовал за ней.

Крипта была большой и просторной. Некогда здесь было много огня и света А под её сводами десятками несли службу Светозарные. Они ни за что не пропустили бы сюда никаких Иных. Но так было вначале Долгого Дня. Со временем тёмный враг перекочевал из этих краёв в легенды и сказки. Его перестали воспринимать всерьёз.

А Светозарным нашлось другое применение: они охраняли правящую семью, поддерживали порядок в королевстве. До Чёрного часа начальником стражи Звёздных Врат непременно назначался Светозарный. А после их осталось слишком мало, и они были слишком юными. Да и новому королю на таком ответственном месте нужен был человек, которому он мог бы доверять без оглядки.

Решётки из эли́риума — небесной материи — были исковерканы и разодраны в клочья. Сила, сотворившая это, поистине была велика. Разве могли устоять против неё обычные люди из плоти и крови? Эти решётки должны были преградить дорогу Иному и защитить от него нечто, что было очень ценным и для Звёздного королевства, ныне ставшего королевством людей, и для Иных.

Светозарная одновременно и спешила, и медлила. Она боялась обнаружить хранилище пустым. Но понимала, что должна увидеть всё собственными глазами. Девушка неловко шагнула в чернильное сердце крипты. Звёздный кристалл её боевого жезла едва выхватывал пригоршню пространства из тьмы. Да, случилось то, чего она опасалась больше всего: веками охраняемого предмета на алтаре не оказалось.

— Кодекс исчез, — отсутствующим голосом произнесла девушка. Она боялась сказать «украден», потому что в глубине души ощущала часть своей вины в случившемся. Весь трагизм ситуации невозможно было описать словами. Судьба всего мира в одно мгновение оказалась под угрозой. И это её вина! Её тоже…

Но стол не был пуст. На месте, обрамлённом толстым слоем вековой пыли, с которого Иной похитил книгу, лежала чёрная роза. Веточка, увенчанная полураспустившимся цветком, ощетинилась неестественно длинными и с виду очень острыми шипами. Лепестки с бархатистым пушком жадно слизывали скудный свет, лившийся из звёздного кристалла.

Старик, шагнувший в тайник следом за своей спутницей, едва взглянув на розу, воскликнул «Святые звёзды!» и, прикрыв рот рукой, застыл с выражением немыслимого ужаса на лице. Он попятился к выходу, но упёрся спиной в стену и медленно сполз по ней на пол.

— Что случилось? — нетерпеливо бросила ему девушка. В глубине души она опасалась услышать ответ, хоть и заклеймила в своём сердце старичонку «скользким трусом» и «гнусным негодяем». Он побоялся даже умереть за собственные принципы. Так стоит ли всерьёз воспринимать его страхи?

— Здесь побывал кто-то из Чёрных Терний, — упавшим голосом отозвался её спутник, заметно постаревший, казалось, в мгновение ока. — Это не просто Иные, практикующие тёмные искусства. Это самое чёрное зло, какое только существует в нашем мире. Они поклоняются Владыке Бездны и столетиями пытаются возродить его в телесном воплощении. И Кодекс им нужен именно для этого. Они не удовольствуются тайными знаниями, которые содержатся в книге. Теперь они призовут Тёмного Владыку в наш мир. Это только вопрос времени.

— Но ведь Чёрные Тернии — миф! — тряхнула кудрями Светозарная, стараясь отогнать смятение и тревогу, поселившиеся в её душе. Немного закружилась голова. Наверное, это замкнутость подземелья так сковывает её волю.

— Эта роза говорит об обратном, — тяжело вздохнул старик, и добавил, смачно приправив глубокомысленное изречение исполненным фатализма тоном: — иная истина страшнее любого вымысла…

Откинув голову, она подставила лицо небу и ветру, окрепшему и расправившему невесомые крылья. Его порывы цеплялись невидимыми холодными пальцами за золотые узоры её плаща и тянули его полы в стороны, словно хотели сорвать с девушки багрянец, окутывавший её плечи. Она не могла больше оставаться в крипте и взобралась на самую верхушку Высокой Башни. Удар ночной молнии укоротил строение почти вдвое, но это была по-прежнему наиболее высокая точка над перевалом.

Она огляделась вокруг. У её ног был весь мир. Так она, по крайней мере, описывала себе ощущения от увиденного. На юг сквозь заросли лесов, петляя между отрогами, извиваясь, тянулась широкая дорога. Она соединяла Предгорье — самый северный город Звёздного королевства, расположенный у основания Звёздных гор, со столицей — невероятно огромным, и великолепным городом Асте́рией. Говорят, что Долгим Днём, когда Звёздное королевство Астериллион было залито сиянием Серафимов, парящих в небесах, радуги, отбрасываемые Хрустальной башней, виднелись и отсюда, с перевала…

По другую сторону Звёздных гор, гряда которых, изогнувшись огромной подковой, служила естественным защитным барьером для Астериллиона, раскинулись северные земли. Это были холодные и суровые королевства, населённые холодными и суровыми людьми. Она знала, что там, вдали, куда не проникнуть отсюда её взору, на самом краю мира, под свинцовым северным небом лежит ледяное королевство Сарта́рг. Там никогда не бывает тепло. А Белые скалы, за которыми уже ничего нет, куда боле величественны и высоки, нежели Звёздные горы.

Она слышала легенды о Владыке Бездны и Чёрных Терниях, почитавших его за бога. Легенды говорили о том, что обитает он далеко на севере, там, где за чертой мира кончаются пространство и время. За Белыми скалами есть только тьма и Вечная ночь. Из её-то недр и восстанет Владыка. Он преодолеет неприступные Белые скалы на своих Чёрных драконах. И тогда весь мир поглотит тьма…

«Иная истина страшнее любого вымысла…» — промелькнуло у неё в голове. Вымысел легенда о Тёмном Владыке или нет, ей всё равно предстоит отыскать Иного пусть и наполовину, но уничтожившего Высокую Башню. Он — угроза Звёздному королевству, угроза, продемонстрированная варварским, наглым и жестоким образом. А её святой долг — защищать это королевство от него и ему подобных.

— Я должна найти этого Иного, — твёрдо заявила Светозарная, спустившись в каменное месиво внутренностей укрепления, — и покончить с ним.

Старичок, доселе мешкавший в глубинах крипты, поднялся из мрачной дыры. Взглянув на свёрток в его руке, девушка поняла, что он с особой тщательностью завернул чёрную розу в обрывок чьего-то плаща. От этого комка шёл какой-то необъяснимый холод, ощущавшийся скорее душой, нежели плотью. Даже солнечный свет будто бы потускнел. Или это лёгкое облачко скользнуло по небу?

— Не сочтите за дерзость, ваше сиятельство, но в одиночку вам с ним ни за что не справиться. Даже если огонь искры Звёздных Королей горит в вас ярче, чем в других Светозарных, — промямлил дедок.

Ха! Это она и без него знала. Но нужно же было что-то делать. Чем дольше Тёмный Кодекс оставался в нечистых руках Иного, продавшего свою душу Бездне, тем, вероятнее, ближе был конец всего сущего. Этого никак нельзя было допустить.

— И что же мне, по-твоему, делать? — нетерпеливо бросила она.

— Отправляться к человечьему королю и поведать ему о том, что здесь произошло, рассказать, что нам всем теперь угрожает, — её собеседник держал свёрток так, словно к руке ему привязали дохлую крысу, из которой вот-вот вывалится драгоценный камень. Казалось, он ежесекундно хочет избавиться от своей ноши, но при этом боится её отпустить.

— Послать в Хрустальную башню можно кого угодно, хоть бы и тебя. Пусть его величество поглядит на поборника прежних порядков. Может быть, он смилуется и велит сжечь тебя живьём на костре, как это делали твои любимые Звёздные Короли?

На самом деле в период Долгого дня никого на кострах не жгли. Звёздные Короли казнили врагов Сверкающего трона пламенем Серафимов. Это была мгновенная и безболезненная, «чистая» смерть, как они говорили. После восстания всех, кто остался на стороне прежних порядков, иначе говоря «звезданутых», казнили на кострах. И Чёрный час долго ещё озарялся светом этих жутких пожарищ. Но старец, разумеется, счёл благоразумным об этом промолчать.

Неизъяснимая тревога и усталость обрушились на неё, словно Звёздные горы опрокинулись ей на голову. Опасный обратный путь по извилистой тропе они проделали молча. Она никак не могла уложить в голове произошедшее. Он старался вести себя как можно менее заметно. Сойдя по каменным ступеням, вырубленным в стене, на верх которой их привела тропа, девушка резко остановилась. Ей нелегко далось это решение, но его следовало принять.

— Ты прав, — обратилась она к своему престарелому спутнику, — именно я должна сообщить его величеству Болеарду Эндстеру о нападении Иного. Старичок облегчённо вздохнул, втайне радуясь, что его спутница решила поступить правильно. Но не успела на его лице показаться одобрительная улыбка, как к своему великому испугу он услыхал от неё: — А ты отправишься со мной!

Глава **

Король Серга́рион Эльксда́ргер слыл великим и мудрым монархом. Он правил самым северным королевством этого мира, древним, как Белые скалы, ограждавшие его от Вечной ночи. И правление его было мирным и справедливым. Здесь, на севере, чтили традиции и с уважением относились к предкам. Здесь сами лёд и камень проверяли, чего стоит человек на самом деле. И Сергарион Эльксдаргер был оценён высоко.

Этой ночью ему не спалось. Причиной тому стал первый снег. Доселе он лежал на Белых скалах призрачным саваном. Но вот, великая гряда стряхнула его с себя. Белые снежинки засыпали северное королевство. Они легко и непринуждённо ложились на поля и леса, долины и предгорья, на замки и хижины, на белые, как снег, волосы правителя, вышедшего из своих покоев на открытый балкон. Это было красиво и ужасно.

Тревожную весть принёс один из стражей. Приказ известить короля о первом снеге был дан ещё вначале Долгого дня и повторялся изо дня в день. И каждый стражник за сотни лет думал, что этот жребий выпадет не ему. Да и король не ожидал, что на склоне его славных лет он узреет первый снег. Едва его разбудили этим известием, сон улетучился, словно его и не бывало. Лёгкие снежинки танцевали в ледяном воздухе, тёмном, как ночь, пропитавшая его. Тяжёлые мысли одолевали венценосную голову монарха.

Правда, сейчас на нём не было короны. Но от этого он ещё не перестал быть королём. А потому все тяготы и заботы об увядающем королевстве всей своей тяжестью ложились на него. «Мы — лёд и камень, — повторял он извечный девиз Эльксдаргеров, — мы — лёд и камень». Он подозревал, что этот день — день первого снега — вскоре придёт, но, как и все остальные, оказался к нему не готов. В конечном счёте, короли — тоже люди.

Во дворе под балконом он разглядел тёмную фигуру в длинной накидке с капюшоном. Без сомнения, это его старшая дочь. Последнюю четверть века он наблюдал, как умирает его королевство и как расцветает его сребровласая красавица. Но он так и не успел заметить, когда она повзрослела. Без сомнений, она просила кого-то из своих приближённых разбудить её, едва пойдёт первый снег. Неужели и она поняла, что дни короля пошли на закат вместе с днями Сартарга?

Фигура повернулась к балкону, и Сергарион почувствовал взгляд дочери, хоть и не мог видеть её глаз. Он жестом пригласил юную особу подняться в свои покои. Её срочно нужно выдать замуж, решил правитель. Ледяной трон нельзя оставлять на хрупкую юную девушку, какой разумной и сильной духом она бы ни была. Тем более, такое время…

Но за кого? Разве что за Альста́ргиара Винторога, храбрейшего из северных воинов. Вот только усидит ли он на царственном седалище? Ледяной трон быстро сбрасывает с себя любого, в ком нет и капли королевской крови. Тем не менее, свои соображения монарх решил оставить при себе — девица и слышать не хотела о замужестве.

— Мы оба видели это, — сказала она, располагаясь в резном кресле у огня. Девушка опустила капюшон и по плечам её рассыпались белоснежные волосы. На короля-отца взглянули два сапфировых глаза. Она была неописуемо прекрасна, его старшая дочь, и до боли похожа на свою мать. Неудивительно, что о красоте девиц Эльксдаргер ходят легенды.

А в легендах этих говорится, что нечеловеческая прелесть Эльксдаргеров является наследием Ледяной королевы, с которой согрешил первый северный король. Он отдал ей своё сердце. А она родила ему ледяных великанов. Подрастая, они стали нападать на людей. Но король не слушал жалоб своих подданных, ибо разум его был опьянён чувствами. Тогда люди взмолились к древним богам.

И те во гневе бросили Ледяную королеву вместе с её великанами во мрак Вечной ночи, что за чертой мира. А чтобы великаны не выбрались оттуда и не напали на королевство людей, воздвигли стену высотой до небес. Случилось это так давно — девять или десять тысяч лет назад — что даже легенды потеряли счёт минувшим с тех пор векам.

Прошли тысячелетия, и стена превратилась в гряду Белых скал. Но по эту сторону и поныне осталась нечеловеческая красота Ледяной королевы, продолжившая жить в её дочерях, так что все женщины Эльксдаргер имеют белоснежные волосы и сапфировые глаза. А по ту сторону Белых скал оказалось сердце северного короля, поэтому все мужчины Эльксдарегры холодны и бесстрастны даже в любви…

А ещё говорят, что если подняться высоко в горы, безлунными ночами в завываниях метелей слышатся иногда вопли горя, отчаяния и безысходной ярости Ледяной королевы. А если спуститься в пещеры у подножия Белых скал и побыть в их мрачной тишине, то можно почувствовать гулкие подземные удары. То ледяные великаны пытаются пробить стену, чтобы добраться до царства людей.

— Видели, — подтвердил Сергарион.

— А с наступлением утра увидят и все остальные. Тогда они придут сюда и будут требовать защиты у своего короля. Первый снег — первые беды, как говорили наши предки. И что ты будешь делать со всеми этими людьми?

— Людей успокоят, накормят, напоят и обогреют. Сам по себе первый снег не несёт никаких бед. И это следует объяснить людям, которые его так боятся. Этим займётся Альста́ргиар Винторог. Я же тем временем отправлюсь на юг, чтобы просить помощи человечьего короля.

— Что?! — вскрикнула девушка, вскакивая с кресла. — Ты не можешь!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 688