электронная
108
печатная A5
300
18+
Твой статус — конкурент!

Бесплатный фрагмент - Твой статус — конкурент!

Объем:
94 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-9537-4
электронная
от 108
печатная A5
от 300

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1

— Сколько раз вам повторять? Один день профилонишь — потом неделю будешь задницу рвать, нагонять! Почему сорвал план? — нервно вопрошала у опустившего голову мужчины молодая обаятельная директриса.

— Станок долго ремонтировали, — буркнул тот, не поднимая головы.

— Чем станочник в это время занимался? — не унималась девушка.

— Уборкой территории.

— Понятно, хреном груши околачивал всю смену! — с сарказмом добивала она своего подчинённого. — Почему не отдал его на соседний участок? Сегодня бы тебе оттуда помощь прислали. Короче, так! К вечеру чтоб план выровняли. И мне без разницы — как. Хоть сами за станок вставайте, за такую зарплату это не обидно, если руководить не умеете! Всё, закончили планёрку. Работаем.


Шатенка поднялась со своего кресла и открыла окно. Начальники цехов, тихо переговариваясь, покидали кабинет директрисы.


— Маргоша опять не с той ноги встала, — бурчал себе под нос провинившийся начальник участка, Олег.

— Да хули, злая неудовлетворённая сучка! — рассмеялся его коллега, Эдик.

— И главное, хрен подъедешь к ней! — негодовал Вася.

— Ничего, после тридцати надоест ей это одиночество, захомутает какого-нибудь хлюпика, будет над ним издеваться после работы, — предсказывал Олег, заворачивая в курилку.

— Да не, она садюгу какого-нибудь найдёт, чтоб разнообразие было — днём она всех раком ставит, вечером — её, — всё также острил Эдик, закуривая дорогую сигарету.

— Да нет, найдёт себе мужика постарше лет на десять-пятнадцать, и будет счастлива, — не соглашался Вася.

— Какие пятнадцать? Ей ребёнка ещё заделать надо!

— Не обязательно от мужа. Пойдут вон сходят в спермобанк, бабло есть.

— Да харэ пиздеть! Давайте думать, как план нагнать. Иначе сами все пойдём пополнять запасы спермобанка, когда она нас выкинет с работы! — зло рыкнул на коллег Олег.


Маргоша, Ритуля, Маргарита Алексеевна Знаменская — стройная очаровательная 27-летняя владелица нижегородской мебельной фирмы «Венеция». Начав свой трудовой путь из станочниц, она медленно, но верно продвигалась выше, благодаря аналитическому уму, активности, любознательности, ответственности и деловой хватке. Красный диплом менеджера-управленца помог ей получить должность замдиректора фирмы уже в 24 года. А через год, когда директор избрался в Госдуму и свалил в Москву, она стала полноправной хозяйкой «Венеции».


Свою скромную квартирку она поменяла на шикарные апартаменты в престижном районе города. Родителям помогла купить фешенебельный загородный дом. Красивая иномарка-ласточка, отдых на лучших курортах мира, личный опытный доктор в медклинике, всё лучшее, всё высококлассное и качественное — идущие в гору дела фирмы позволяли ей это иметь.


Незамужняя Маргарита приковывала к себе мужское внимание: сексапильность и шарм в сочетании с неприступностью и ледяным взглядом зелёных глаз заставляли влюбляться в неё. Длинные локоны шоколадного оттенка, обаятельная улыбка, брови вразлёт, мягкий голос делали её милашкой.

Но в бизнесе это была хладнокровная, проницательная и цепкая сучка. Нет, по головам она не шла, но порядка, порядочности и соблюдения корпоративных правил от подчинённых требовала неукоснительно. На любимой работе она просто горела, проводила на фирме кучу времени, какая уж тут семья.


Да, были в её жизни романы, и довольно красивые. Но три года отношений с Тимом, который просто жаждал забрать её с фирмы и запереть дома, рожать детей и варить борщи, вымотали её конкретно! Страсть и ссоры, измены из мести за её непослушание и шикарные подарки в качестве извинений, слёзы обид и радостей… Она решила порвать с Тимом, поняв, что семейная жизнь у неё вряд ли сложится: слабые мужчины её бесят, сильных бесит она своей независимостью и амбициозностью. «Золотая середина»? А где её взять- то? Искать надо, а тут карьера прёт, идеи просто брызжут фонтаном! Некогда. Да и незачем.


Но вот родители очень ждали внуков. И без разницы, в браке или нет.

— Рит, часики тикают, родила бы хоть для себя, мы б воспитали, молодые ведь ещё, здоровые, — напоминала мамуля.


У мамы было собственное ателье, а у папы — магазин электро-инструментов. Предприниматели среднего звена, люди небедные, но и не купающиеся в роскоши. Тоже всего добились своим потом, кровью и умом.


В кабинет директрисы заглянула её помощница Татьяна с подносом, на котором были чайник, две чашки и вазочка со сладостями:

— Ритуль, я ромашковый с мятой заварила. Опять расслабились твои орлы?

— Да ну их. Задрали сопли жевать. Мужики, блин, — негодовала Рита. А, отпив несколько глотков ароматного чая, смягчилась и улыбнулась:

— Тань, а рожать очень больно?

— Не больнее, чем вырывать из сердца несчастную любовь, — ответила та.

— Ты-то откуда знаешь, как её вырывать? У тебя всё окейно: пацаны адекватные, муж любимый-любящий.

— На тебя насмотрелась после твоих траблов с Тимом, — вздохнула Татьяна. — А кстати, с чего такие вопросы?

— Ребёнка хочу. Для себя, — выдохнула Рита. Она знала, что их с Татьяной разговор останется между ними. Доверяла она очень этой сорокалетний женщине. Во всём. Работу свою знает: из работяг без интриг и подстав она за пару лет поднялась до помощника директора. Умна, ответственна, неболтлива, и ещё рядом с ней как-то тепло и спокойно так, комфортно. По-матерински пожалеет, по-отцовски поругает, по-дружески выслушает и посоветует. И на больничный не ходит: дети-подростки, сама здорова. И настроение всегда хорошее: муж любит, дети радуют, работа нравится, зарплата стабильная — чего ещё женщине надо для того, чтобы она излучала позитив?


— Мм? У нас появился бойфренд? Что молчим? — заинтересовалась Таня.

— Никого не появилось. Хочу найти красивого, здорового, адекватного мужика и затащить его в постель. Не знаешь, где такие водятся? — рассмеялась Рита.

— Знаю. Дома у меня, — ответила Таня, намекая на своего мужа.

— Да дома-то и у меня такой есть, папочка мой. Тань, а если серьёзно, кого бы посоветовала для такого дела?

— Ну, в нашей фирме не вижу смысла искать его — мужики такие болтуны. Да и пословица есть — не спи там, где работаешь. Но вот представитель заказчика, который из Питера к нам приезжал, он ещё на Натана похож — вот самое то.

— Да, подходит. Но он, по-моему, уехал в Данию жить.

— А тот водила из Перми? — вспомнила Таня обаятельного балагура Женьку.

— Не, водила точно не подойдёт. Мозгов, значит, нет, и амбиций.

— Тебе не угодишь, — покачала головой Таня. — Кстати, я подготовила всё для завтрашнего тендера. Ты знаешь, что выбор будет только между нашей компанией и «Ривьерой»?

— Чёёёрт! Опять с Пиндюрой встречаться?! Терпеть не могу его самодовольную рожу! — фыркнула Рита.

— А кстати, Пиндюра бы идеально подошёл на роль осеменителя: всё, как ты хочешь, обаятельный, здоровый, амбициозный, активный, умный…

— Неее! Мы ж с ним до постели не дойдём — будем бодаться, кто будет сверху, — рассмеялась Рита.

— Ой, да, неудачная кандидатура. Тогда кто? — задумалась Таня.

— У меня через неделю встреча однокурсников в кафе, пять лет не виделись. Может, и присмотрю кандидата, — хитро подмигнула Рита.

Глава 2

Тендер по поставке мебели для нового, только что построенного отеля, выиграла Ритина «Венеция». Представители конкурирующей фирмы «Ривьера» во главе с её владельцем, Артёмом Пиндюрой, были обескуражены: они полагали, что победа уже у них в кармане.


— Знаменская, сучка! Насосала победу, да? — процедил сквозь зубы Артём, когда они поравнялись на выходе из зала.

— О, Пиндюра, какие мы пошлые, — низким голосом ухмыльнулась Рита. — Даже если и так, то это только снова доказывает моё превосходство над тобой: сосать я умею лучше тебя.


Звонил её телефон. Татьяна.

— Да, Танюш, — весело прощебетала Рита. — Да, выиграли! Спасибо! «Ривьера»? Рвёт и мечет, конечно. Артём! — крикнула она Пиндюре. — Татьяна поздравляет тебя с титулом вице-мисс мебельного производства нашего города.

Артём зло поджал губы, саданул кулаком по стене и быстро пошёл по коридору.

— Тань, он польщён, — не унималась наша бизнес-леди.


Противостояние с этим 29-летним обаятельным засранцем у Риты длилось третий год. Артёму мебельная компания «Ривьера» досталась в наследство от дядюшки, который достиг пенсионного возраста и укатил на ПМЖ в Эмираты. Сначала он, как и Рита, был заместителем директора, и тоже буквально год назад стал первым владельцем фирмы. Кроме сумасшедшей работоспособности, креативности, энергичности острого ума и профессионального чутья, Артём обладал привлекательной внешностью. Высок, атлетически сложен, тёмные волосы, распутные карие глаза и сексуальные губы. И ещё очаровательный курносый нос, придающий лицу то ли трогательность, то ли ещё больший шарм. Привычка эротично закусывать нижнюю губу при улыбке, приятный тембр голоса, взгляд хозяина Вселенной, походка короля всего и вся заставляли женский пол просто растекаться в карамель при виде Артёма. И если для женщин он был секс-символом, то для мужчин — примером для подражания и авторитетным руководителем.


Конечно же, этот ловелас был не женат. Но на Риту его уловки не действовали: для неё он был в первую очередь конкурент. Серьёзный соперник в бизнесе, которого хотелось сломать, раздавить, стереть самодовольную ухмылку с холёной рожи, а потом переселить на другую планету. Он ей мешал, бесил её, вечно влезая между ней и клиентами, навязывая им свою продукцию. И гадко ухмылялся, если удавалось переманить клиента. К счастью, случалось это нечасто.


Рита тоже не упускала своего: включала обаяние и флиртовала с клиентом, подсовывая ему невзначай свои каталоги. Пиндюра психовал: бабе было доступно больше «функций воздействия» на клиентов-мужчин. Хотя Артём прекрасно знал, что Рита никогда не играет «грязными» методами.

И брошенное сегодня в сердцах: «Насосала?!» было ничем иным, как сарказмом поверженного мужчины.


Артём тоже использовал своё мужское обаяние: ещё будучи заместителем, очаровывал молодых сотрудниц «Венеции» и ласками выпытывал у них корпоративные секреты. Рита просекла это, и, придя к власти, поставила на значимые должности женщин старше сорока лет, счастливых в браке, которые не поведутся на грязные уловки молодого альфача.


Узнав это, Пиндюра был в бешенстве. Снова эта Маргоша перехитрила его, возведя каменную стену вокруг своей фирмы.


Между тем в жизни «Венеции» потекли сумасшедшие будни: нужно было заполнять шикарной мебелью новый фешенебельный отель. В этой круговерти Рита чуть не забыла о вечере встречи.


Войдя в клуб, в модных джинсах, облегающих её стройные ножки и аппетитную попку, на каблучках, в блузочке изумрудного цвета (у них с однокурсниками уговор такой был — никаких вычурных нарядов и драгоценностей, все и так благодаря соцсетям в курсе того, кто и чего добился), она словно попала в прошлое: подружки-однокурсницы, со многими из которых она не виделась с окончания универа, были такими же заводными, как и пять лет назад.


А вот парни-однокурсники, наоборот, заматерели и превратились в шикарных бруталов. И от этого казались такими незнакомыми и новыми. Помня о том, что Рита здесь не просто веселится, а высматривает «спермодонора», она почти совсем не пила, бокал коктейля цедила весь вечер.

Но от этого скованной и зажатой она не была, наоборот, отрывалась не по-детски. Особенно под их любимую песню Натана «Девочка-бомба». Рита выделывала эротические телодвижения вместе с подругами в такт зажигательной мелодии, вызывая восхищение мужской половины клуба. И совсем не видела, что в глубине зала сидит мужская компания, отмечающая день рождения друга. И один из парней пошленько ухмыляется и сообщает друзьям:

— Подберите слюни, парни. Это моя конкурентка Знаменская. Баба с яйцами. Самка богомола. Скорпионша. Ведьма. Сучка, вобщем. Не связывайтесь.


Конечно же, это был Артём Пиндюра. И, напугав таким образом своих друзей «страшной и злой Ритой», сам всё же подошёл к ней:

— О, какие люди! — с блядской ухмылочкой скользнул он своими глазищами по её фигурке. — Знаменская, ты великолепна!

— Ну да, умею и такою быть, — картинно опустив глазки, проворковала Рита.

— У меня друзья все потекли от тебя, — шепнул он ей на ушко, вдохнув восхитительный аромат её цветочного парфюма.

— Мои матрёшки сейчас тоже от тебя потекут, — закатила она глазки.

— Ну, раз уж мы сегодня король и королева вечера, может, потанцуем? — протянул Артём Рите свою руку.


Заиграл медлячок Энрике, Рита согласно положила ладони на плечи Артёма. И восхитилась:

— А ты тоже совсем другой в неформальной обстановке.

— Таким нравлюсь тебе? — вкрадчиво спросил он.

— Ну, если б мне стереть память… — кокетничала Рита. А сама просто млела в его руках. Почему-то Пиндюра сегодня был чертовски привлекательным.

— Хочешь, чтоб я по башке тебе треснул? Амнезию сделал? — рассмеялся он.

— Мои друганы тебя за это сделают загадкой для хирургов, — пообещала Рита.

— Сучка, что ж ты дерзкая-то какая, а? — он прижал её крепче к себе. И она… почувствовала, что в районе ширинки у него достаточно твёрдо.

— Оу, Пиндюра, я понимаю, что ты рад меня видеть, но можно ж как-то держать в узде свои инстинкты животные, — пристыдила она его.

— Бля, Знаменская, я тя вы*бу щас, допиздишься! — а ей удалось его смутить!

— Ну давай. Только я буду сверху, а ты — в наручниках.

— Да вот хрен тебе на воротник! Как поставлю тебя — так и будешь стоять! Или лежать, — пообещал он.

— Не, это не ко мне. Тэпэшку вон какую-нибудь возьми, она будет, — ухмыльнулась Рита.


— Рит, а это кто? — засЫпали её вопросами девчонки, когда танец закончился и она подошла к своему столику.

— Враг мой по бизнесу, конкурент, соперник, выскочка и пятое колесо в телеге, — охарактеризовала Рита Артёма.

— Женат? Как зовут? Спали с ним? — не унимались девки. И за остаток вечера все перетанцевали с ним, побывав в его нежных объятьях.


Наиболее падкой на обаяние Артёма оказалась Линка.

— Рит, я в нирване. Такой мужчина! — восторгалась она.

— Зачем тебе это, Лин? — не въезжала Рита. В Москве Линку ждал 35-летний обаятельный муж, нефтяной магнат, обожающий свою жёнушку и их трёхлетнюю дочку.

— Хороший левак укрепляет брак. Лучше сделать и пожалеть, чем не сделать, и угнетаться потом до пенсии, что не отведала ласк этого красавчика, — проворковала Линка и укатила с Пиндюрой в его логово.


Ритины однокурсники-мужчины к концу вечера все, как один, накидались и вызывали лишь отвращение своими пьяными рожами. Поэтому, из списка потенциальных «спермодоноров» они были безжалостно исключены: нафиг рожать от алкашни.


А утром к Рите прибежала Линка, сияющая и удовлетворённая:

— Ритка, это такой мужик! Такой любовник! Что он со мной делал! Как ласкал! Рит, если рай и бывает в этом мире, то он находится в постели у Пиндюры. Я никогда так не летала, просто не знала, что так можно! Рит, а посмотри, что за бабы с ним на фотках в инсте? Ваши сотрудницы?

— Эта — бухгалтер его, он её шпилит периодически, — рассматривала Рита фотки Пиндюры в соцсетях, — эта — секретарь, эта — предыдущая секретутка, эта — актрисска наша местная, путается с ним давно. О, а это что за малыш? — увидела она изображение мальчика лет трёх. — Племянник чтоль? Капец! Это он?! Пиндюра?! Какой милаха был! Жаль, что сейчас от этого трогательного малышатика остался один курносый нос.


Рита уже давно была неравнодушна к фоткам и рекламным роликами с участием малышей. Даже «примеряла» их к себе: вот бы такой у меня был, или вот такая, а можно и обоих сразу.


Через пару дней, мечтая о малыше перед сном, в одинокой просторной постели, перед глазами Риты вновь всплыла фотка маленького Артёма. Она нашла её на ноуте в его инсте, полюбовалась этим карапузом, погладила экран пальчиком, и вроде бы даже ощутила тепло и гладкость детской щёчки, и вдруг произнесла:

— Ну, а что? Мне очень нравится. Кареглазый курносый крепыш. Пусть будет Пиндюра. Чего далеко ходить-то? Тем более, он может скоро свалит из Нижнего, у него какой-то интерес в Барнео*. Если сумею не прибить его раньше, чем он разденется, пусть донором будет он.


И, улыбнувшись, погасила лампу и сладко заснула.


* — Барнео — жаргонное название города Барнаула.

Глава 3

Слухи о том, что Артём Пиндюра заинтересовался деревообрабатывающей компанией на грани банкротства, муссировались в среде бизнесменов давно. Компания находилась в Барнауле, и только это останавливало Артёма. Но бабки маячили приличные: ведь можно было не зависеть от поставщиков древесины, а самим её производить.

И он решился.

На торжественном приёме у губернатора по поводу награждения лучших предпринимателей области, он это и озвучил.


Артём был горд: в номинации «Бизнесмен года» победил именно он. Ну, а звание «Бизнес-леди года» досталось, конечно же, Маргарите.


Она сегодня была просто неотразима: ярко-голубое платье в пол, струящееся, облегающее её аппетитную фигурку, подчёркивающее прекрасную линию декольте и чуть тронутую загаром, бронзовую кожу. Волосы мягкими локонами ниспадали на плечи, ярко очерченные губы манили, а изумрудные глаза очаровывали.


Артём тоже был неотразим: дорогой чёрный костюм, чуть голубоватая рубашка, галстук, аккуратно уложенные волосы… Просто денди лондонский! Женская половина просто не сводила с него глаз. А он, нафлиртовавшись со всеми своими почитательницами, наговорив им комплиментов, подошёл к Рите. Как раз звучала медленная композиция группы «Roxett», и он пригласил её на танец.


— Ты сегодня такая лёгкая, воздушная, принцесска прям, — нежно прижал Артём Риту к себе.

— Да, я разной бываю, — кокетливо ответила она.

— И не дерзишь, не грубишь, — продолжал он, поглаживая большим пальцем её талию.

— Просто сегодня мы не соперники с тобой, не конкуренты, — улыбалась Рита.


Танец закончился и они разомкнули свои объятия. Как же не хотелось Рите из них выходить: как-то тепло так было, а парфюм у него сегодня просто жееесть! Сносит башню начисто!


— Ты не пьёшь ничего, — заметил Артём. — Выпьешь со мной?

— Споить меня хочешь? — хитро улыбнулась Рита и приняла из его рук бокал шампанского. Сделала пару маленьких глотков, памятуя о том, что ей, возможно, сегодня, предстоит ночь зачатия. Артём тоже пьёт совсем немного, это хорошо. За сегодняшний вечер Рита всё больше и больше убеждалась в правильности выбранной кандидатуры на роль «спермодонора». Потому, что сегодня с Пиндюрой хотелось не просто тупо совокупиться, механически осуществив процесс оплодотворения. Сегодня он был таким галантным и сексуальным, не вызывающим в ней никакой неприязни, и поэтому, хотелось просто пошпилиться с красивым, подкаченным мужиком в своё удовольствие, поласкаться, кайфануть, и исчезнуть, словно Золушка с бала.


— Ты красивая, Марго, — прищурившись, закусывал он губку, отпивая шампанское.

— Понятно, — хитренько ухмыльнулась Рита, а потом в упор спросила:

— К тебе или ко мне?

— Да я не это имел ввиду, — опешил Артём. Да, ему давно хотелось вытрахать эту стерву до потери пульса, чтоб скулила, как сучка, содрогаясь в множественных оргазмах, чтоб молила о пощаде, когда её тело будет сладко ныть, а тело — гореть от его бесконечных ласк и поцелуев. Чтоб хотя бы неделю после этого она была мягкой, словно воск и не мешала бы ему завоёвывать новых клиентов.

Он мечтал об этом, но сейчас немного замялся. А она усмехнулась пошленько:

— Оу, мы испугались?

— Нет, — мгновенно взял он ситуацию под контроль. — Я наверху номер снял на ночь, чтоб домой не ехать. Приглашаю тебя.


Теперь опешила Рита. Каков ловкач! Снял номерок в отеле над рестораном! Чтоб далеко не ходить! Кобель!


— Мы испугались? — также насмешливо спросил он.

— Пошли, — облизнув губки, поставила она недопитый бокал на поднос официанта.


Они незаметно ускользнули из торжественного зала и поднялись наверх.


— Иди сюда, — прижал Артём в пустом коридоре отеля Риту к стене, — это что за жест доброй воли с твоей стороны?

— Не знаю. Просто захотелось тебя сегодня. Сама не знаю, почему, — опустила она глазки.

— Звони маме, папе, ещё кому, что не придёшь домой до утра.

— Ты так самоуверен? А вдруг мне не понравится? — приподняла красивую бровь Рита.

— Тебе понравится. И мне тоже, — выдохнул ей в губы Артём. — Потому, что я сегодня вытащу наконец из тебя женщину, слабую, податливую, мягкую.

— У тебя там что, набор садо-мазо? Женщину слабую он из меня вытаскивать будет, — цокнула язычком Рита.

— Зачем? Я лаской это сделаю, — коснулся он губами шеи Риты. И всколыхнул бурю эмоций.

Приятно.

А секс-то последний был у неё недели три назад, в Греции, с парнем-аниматором, который понравился до дрожи.

— Уже интересно, — попыталась она сдержаться. — Ну пошли, мой мальчик.


А вот едва закрылась дверь их номера, Рита дала волю своим эмоциям. Позволив Артёму осторожно снять с неё платье, она осталась в нежно-голубом бельё и чулках. И сразу же сама начала расстёгивать рубашку Артёма, уже отвечая на его страстный поцелуй.


Ещё минута — и они оба абсолютно голые лежат на прохладном шёлке покрывала, в мягком свете прикроватного ночника, и целуются, как сумасшедшие, бесстыдно исследуя руками тела друг друга.


— Оу, какая ты голодная, Ритка! — шептал страстно Артём, офигевая от того, что наконец-то тискает эту несговорчивую сучку Знаменскую, и ей, похоже, это нравится до безумия. — Чувственная такая, ммм, прелесть.


Его горячие губы блуждали по её нежной коже, заставляя её таять и плавиться. Марго была восхитительна. «Сиськи можно бы на размерчик пополнее, — думал Артём, восхищаясь упругостью её чувствительной „двоечки“, — а так всё более, чем идеально.»

— Пахнешь так приятно, — зарывался он в её волосы, а потом чувствовал её шаловливые пальчики на своём каменном от возбуждения члене и стонал, — ооо, вообще кайф


Он понял, что «пора» и взял из-под подушки презерватив.

— Не открывай, я на таблетках, — остановила его Рита.

— О, «живое общение»? — обрадовался Артём и с огромным нетерпением вошел в неё.

Рита сладострастно вскрикнула: размерчик оказался что надо! А он задвигался в ней, медленно, входя в неё с каждым ударом всё глубже, с радостью наблюдая, как растягиваются в блаженной улыбке её губки, как чувственно она извивается под ним, как широко разводит свои бёдра, пытаясь впустить его ещё глубже в своё лоно.

Ей приятно, он чувствует это. И ему тоже, вообще какие-то новые ощущения!


— Аххх, какая ты шелковистая внутри, Ритуль, — горячо шепчет Артём, не сводя с Риты своего плотоядного взгляда. — Мягонькая такая. Что ж снаружи-то такая злая и колючая?

— Даже сейчас? — чуть слышно шепчет она.

— Не, сейчас ты ахуительна, девочка, — покрывает он её поцелуями. — Бля, горяченькая такая, темпераментная… Ооо, щас башку потеряю от тебя… Ритуль, тебе приятно?

Он начинает просто вколачиваться в неё, резко, жадно насаживая её на свой член, издавая хриплые гортанные рыки, тяжело и шумно дыша.

— Даа, Тём, продолжай вот так, — стонет она и всхлипывает, — аах, и так…

— Рит, в глазки мне посмотри, — просит он. Хочет увидеть её взгляд, полный наслаждения.

— Тём, отвяжись, а? — хнычет она. — Не могу, сами собой закрываются.


Он ускоряет свои движения, чувствуя приближение её пика, да и своего тоже:

— Ну, давай, моя сладкая, взлетай… — и через пару секунд чувствует её бешеную пульсацию внутри и слышит сладкие стоны удовлетворённой женщины. — Ооо, я сам сейчас улечу… Пиздец кайф!


Он кончает в неё, не в силах выйти из этой сладенькой шелковистой «пещерки». Она содрогается от офигительно приятных ощущений, царапая его спину своими ноготками, шепча какую-то милую ерунду про его «шустрого мальчика».


Едва они успокоили дыхание, Артём навис над Ритой с довольной ухмылочкой:

— Ну, жду обидных комментов.

— Сто баллов из ста, Пиндюра, — лениво потянувшись, обвила его ножкой Рита. — В постели ты лучше, чем в бизнесе.

— Это я ещё тебя жалею, в бизнесе-то, — ухмыльнулся Артём. — Был бы мужик на твоём месте, я б давно его уничтожил.

— Угу, — с сарказмом произнесла Рита. — Заткнись и принеси мне минералки.

— А волшебное слово? — провёл он обратной стороной ладони по её щеке, шее, груди.

— Пожалуйста.

— Неее, «Тёмочка любимый», — закусил он губку.

— Пиндюра, какой нахрен «любимый»? — мурлыкнула она и потёрлась своей грудью об него — Твой статус — «конкурент».


— Ритк, вот что опять начинаешь, а? — резко подмял он её под себя. — Такая девочка сладенькая была пять минут назад. Ну забудь ты, что ты — бизнес-леди. Давай сыграем в ролевую игру: мы приехали в командировку, я — из Москвы, а ты — из Мухосранска, ничего друг о друге не знаем…

— Нет, давай ты — из Мухосранска, а я — из Москвы, — перебила его Рита. Как же! После того, как она так раскрылась перед ним со всех сторон, надо снова включать непокорную сучку.

— Ладно, давай, — легко согласился Артём и пошёл за минералкой.

— Пиздец ты покладистый сегодня! — обалдела Рита, а, выпив минералки, потянула его снова к себе под бочок. — Ну иди ко мне, мухосранец,

— Сучка, — сжал Артём её в своих объятиях и снова начал зацеловывать её грудь. Только что расслабившиеся сосочки снова напряглись от возбуждения под его язычком. Руки Риты заскользили по накаченному телу парня:

— Пиндюра, задница у тя пиздец, сексуальная, — простонала она.

— А передница? — хитро закусил он губку?

— А передница — вообще отдельный базар, — закатила глазки Рита и потянулась к Артёму губками, эротично прижимаясь к нему.


Она была похожа на сытую ленивую кошечку, которая жмурилась от удовольствия в лучах его ласк и нежностей. Мягкая, податливая, выпускающая коготки, когда ей особенно приятно. Артём просто с ума сходил от неё такой. Хотя и знал: что утром карета превратится в тыкву, а прелестная нимфа Ритуся — в расчетливую стерву Марго.


— Рит, ты противозачаточные принимаешь. Зачем? Постоянного друга, походу, у тебя нет. Голодная ты слишком, — поинтересовался Артём после очередного секс-забега, снова окончившегося бурным оргазмом.

— И что? — подняла бровь Рита.

— Ну так, интересуюсь. Может, я тебе встречаться хочу предложить? — закусил он губку. Интересно, что она ответит? Если будет не против, значит — всё, девочка растеклась и больше не будет чинить ему препятствия в бизнесе, едва Артём прошепчет ей на ушко какую-нибудь милую ерунду.

— Пиндюра, я тя умоляю! — картинно вздохнула Рита, раскинувшись на постели и демонстрируя всю свою сексапильную фигурку. — Твой статус — конкурент, какие встречи?

— Ну, пока тайные. А потом, когда произойдёт слияние наших компаний — всем расскажем, — продолжал фантазировать Артём.

— Слияние компаний??? — Рита аж нависла над ним. — Не для тебя я эту ягодку растила! И позволь узнать, кто в этой огромной компании был бы директором?

— Я, конечно. Ты б мне детей рожала и борщ варила, — Артёма просто несло.

— Пиндюра, ну ты охуевший! — негодуя, откинулась она на спину. Нет, ни капли кокетства, значит, правду она говорит, он — всего лишь конкурент для неё. Даже после сегодняшней страстной ночи.

— Рит, я тебя за ночь ни разу по фамилии не назвал, а ты… — надул он губки.

— Просто мне твоя фамилия нравится больше имени, — съязвила Рита.

— Замуж за меня хочешь? — вкрадчиво спросил Артём.

— Да я и так могу её поменять в паспорте, без этого грёбаного замужества, — отрезала Рита.

Феминистка, блять! Мужик типа тебе нахрен не нужен?! Ну-ну!


— Иди сюда, стерва такая! Сейчас буду дурь из твоей башки выбивать! — Артём резко повернул Риту на живот, растолкал коленом её ноги, а потом ловко поднял за бёдра. И сразу же вошёл в неё, без ласк и прелюдий.

— Ахх, бля, Пиндюра, грёбаный ты дикарь! — вскрикнула она от неожиданности. Но, привыкнув к размеру, уже через минуту застонала:

— Тёмка, сука, ебёшься ахуенно! Да! Ещё, вот так, Тёёём…


Он насаживал её резко и глубоко на себя. Она грациозно выгибала спинку, двигаясь попкой ему навстречу. Она стонала и скулила, как похотливая сучка, такой секс ей тоже нравился. Сейчас она была уже не кошечкой, это была темпераментная львица, которую хотелось обуздать и приручить. Артём, не прерывая своих толчков, бесстыдно скользнул рукой ей между ножек и помассировал скользкий от влаги клитор. Её ладонь сразу накрыла его руку и прижала к своей промежности.

— Вот так приятно, Тём… Ещё… — выдохнула она, поднявшись и прижавшись к его торсу своей спиной.


А потом оба просто содрогнулись от фантастического оргазма, словно от разрядов тока, от залпов разноцветного салюта, взрывающегося внутри их тел сумасшедшими приятными спазмами.


Два обессиленных влажных тела упали на кровать, тяжело дыша и всё ещё содрогаясь от сладостной пульсации. Их руки были сплетены пальцами, и это было такое единение душ и тел, какого не бывает у конкурентов, у соперников. Так бывает только у любящих людей. Но… Мы-то знаем, что любви там никакой и не было, а был лишь холодный расчёт.


— Мне пора, — посмотрела она на время на ай-фоне и пошла в душ.

— Останься до утра, Рит. Утром отвезу тебя домой, — ласкался к ней Артём.

— Выспаться надо. В полдень я в аэропорту должна быть — родня прилетает к папе на день рожденья. Выходные насыщенные будут. А с тобой, — она закинула на Артёма свою стройную ножку и взяла в ладони его лицо, — фиг выспишься! — и чмокнула его в носик.


Он помог застегнуть ей платье, поправил кулон на груди.

— Спасибо за ночь, — скользнул он на прощание своими горячими искусанными губами по ее шее. — Звони, если что. Повторим.

— Вот ещё! — фыркнула она. — Сегодня-то не знаю, что на меня нашло. Вроде не пила-не курила.

— Стерва, — подвел итог Артём.

— Кобель, — удовлетворенно вздохнула Рита.


И скрылась в ночи.

Глава 4

Смириться с тем, что Пиндюра задумал расширение производства, а она, Маргарита Знаменская, копается лишь в своей «Венеции», эта милая леди не могла. Она давно уже присматривалась к одной текстильной фабрике на грани банкротства в Иваново: хорошо бы, если б ткани для её мягкой мебели были эксклюзивными. И вот пришло время задуматься над этим серьёзно.


И потекла кропотливая работа: командировки, переговоры, экономические расчёты, грандиозные планы. Идеи рисунков для тканей Рита предлагала сама. И дизайнеры уже доводили до ума её задумки.

Всё это было безумно интересно, и на работу она летела, как на крыльях. И уходила с фирмы очень поздно. Вот только по утрам стало так трудно просыпаться: Рита просто сползала с кровати и шла в душ. И кофе не помогало взбодриться. А уж круассаны любимые вообще не лезли в горло.

«Устала немного, на выходных съезжу к родителям за город, полежу в гамаке, поем фруктов, высплюсь», — подумала она.


А между тем приобретённая Артёмом компания требовала жёсткой управленческой руки. Поэтому, собрав компанию лучших специалистов, он рванул покорять Барнео. А если менее пафосно, то полетел в Барнаул поднимать производство.


Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 300