электронная
360
печатная A5
435
18+
Трудно быть Маргаритой

Бесплатный фрагмент - Трудно быть Маргаритой

Объем:
116 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-3944-7
электронная
от 360
печатная A5
от 435

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Часть №1. Трансцендентные послания

Глава №1

Она подняла голову с подушки, перевернулась с живота на спину и продолжала лежать. Фактически она уже проснулась, но глаза открывать ей было тяжело и поэтому она решила еще как-бы поспать. Потом перевелась в вертикальное положение сев в позе лотоса и положив подушку на ноги под живот. Открыв глаза, она увидела свою комнату.

«Лучше бы я не проснулась, а так и продолжала видеть этот сон про город, в котором начали исчезать люди, вещи и прочее…» — промелькнуло у нее в голове.

Состояние у нее было не самым лучшим. Уже какую неделю после сессии она находилась в так называемом анабиотическом состоянии, как она это называла. Она потеряла все связи с миром, находилась только дома перед ноутбуком и просматривая всякие телешоу. Попутно она почитывала учебник по географии, тем самым готовясь к поступлению на магистратуру географического факультета. Рита решила для себя, что лучше ей поступить туда, чем работать по своей специальности. Этого она вообще не хотела ни в коем случае.

«Так, надо сегодня почитать немного экономической географии, потом изучить карты, вернее, освежить то, что стерла у меня с памяти эта поганая журналистика. Как я ненавижу ее, вот это писать всякую ересь о том, о сем. Да, все-таки, я пишу прежде всего по настроению и по зову души, а просто так, на заказ мне не нравится ничего делать» — подумала она, а затем встала с кровати.

Потянувшись, она встала на цыпочки, а затем медленно перевелась на всю стопу, при этом сделала круговое вращение своих стоп, чтобы размять их и не повредить, а то она тот человек, который на ровном месте может упасть и подвернуть ногу. А потом медленно она пошла на кухню в майке и трусах. Матери уже не было дома, она убежала на свою работу, которой стращала саму Риту. Но Рита не хотела работать летом и поэтому не предпринимала никаких попыток к тому, чтобы найти работу. Ее устраивало то, что она целыми днями сидела дома, находясь в эдаком анабиозе. Конечно, ей бы хотелось с кем-то пообщаться, сходить в клуб, но все же к затворничеству она тоже привыкла. Дни дома были очень сильно похожи, иногда, когда были выходные, ее мать вытаскивала на пляж и они ехали купаться. Все-таки лето, как никак. Но это было не так часто. Да и на море ей тоже было как-то неинтересно, что ли. Все, что Рите хотелось — это дождаться сентября, когда начнется новый учебный год. Вот тогда ей будет весело, да и опять же, эта конченная жара спадет. А пока она каждый день пялилась то в телек, то в компьютер. И спала довольно много. Депрессия, которая началась после той влюбленности в первокурсника, уже прошла, осталось только осознание своей неполноценности из-за невозможности завести отношения. Но с этой мыслью она уже свыклась. Итогом всей этой истории с влюбленностью стала то, что Рита написала про это повесть. И посвятила ее объекту обожания. Вот такой вот взрослый поступок, не какой-нибудь там дебильный пост в социальных сетях, а посвящение целого произведения. Когда она писала его, то много вспоминала того, что было и ее вновь захлестнули эти чувства, которые она пережила ранее. А потом, когда закончила и опубликовала, то все как-то прошло само собой.

Оказавшись на кухни, она посмотрела в окно, где во всю кипела жизнь в большом городе Дальнего Востока. А у нее дома была тишина, словно в тайге. Рита начала готовить завтрак — жарить гренки, а пока это происходило, она, уткнувшись в телефон, листала новости в социальных сетях.

А тем временем, на совершенно другом конце города такая же девушка, как и она, тоже проснулась в своей комнате. С трудом открыв глаза, Юля увидела перед собой потолок своей комнаты. С таким же трудом она поднялась и окинула взором всю комнату: на полу лежала смятая пачка сигарет и маленький пакетик. На лице потекшая тушь, склоченные волосы и совершенно отрешенный взгляд. Вчера Юле было очень хорошо, она даже видела оранжевых носорогов.

«Какие они были красивые, эти оранжевые носороги. Такой насыщенный цвет, который на солнце переливается. И главное, такие добрые, легко даются в руки, как собаки. А как здорово на них кататься» — подумала Юля, вспоминая вчерашние галлюцинации. Голова болела, есть вообще не хотелось. Она пошла на кухню и выпила воды.

Наркотиками она стала увлекаться еще в школьные годы, мать об этом ничего не знала поначалу, только потом стала догадываться. И наконец — узнала! Сама Юля принимает их по тому, что после них она становится счастливее.

Дома никого не было. И это хорошо для Юли, иначе ссоры с мамой не избежать. Хотя, их уже было столько, что не счесть. Каждый день они ругались.

«Что я вчера делала? Встала, позанималась всякой фигней, потом приняла наркотики и начала творить всякую хрень — поехала на роликах в супермаркет и начала там жрать продукты. Потом меня пытались поймать, но я убежала и поехала домой через дворы. А дальне не помню» — подумала Юля.

— Как же меня это все достало. Надо меняться. С завтрашнего дня надо меняться, — сказала она сама себе.

Юля учится на третьем курсе в университете на юриста. Но себя с этой профессией она никак не ассоциирует. Она ее ненавидит, если быть честным. Туда ее пропихнула мама, потому что она юрист по образованию и ее старшая сестра тоже юрист. Эдакая династия юристов. Юля не могла понять, почему она тоже должна быть юристом. После того, как ее туда пропихнули, она поняла, что мать ее особо не во что не ставит. Всегда Юля должна была следовать ее указу и когда сопротивлялась (а делала это она часто), то сразу же встречала недовольство матери и слышала от нее упреки. Часто было так, когда Юля сидела пьяная на кухне и выслушивала от матери ее упреки и маты в ее адрес:

— Юл, тебе юристом надо быть, а ты вон только пьешь и гуляешь. Тебе самой это не надоело все?

— Мне надоело то, что я от тебя все время слышу только одно — недовольство и то, что я должна стремится идти вверх, быть впереди планеты всей, как ты выражаешься. Ты все время мной недовольна.

— А как тобой быть довольной, когда тебе ничего не надо в этой жизни.

— А ты хоть раз меня об этом спрашивала, что мне надо? Нет, чтобы хоть раз спросить, как у меня дела, ты отчитываешь меня, обзываешь ненормальной! — говорила Юля в таких случаях всегда своей маме.

Эти ссоры по вечерам для Юли уже были самыми настоящими воспоминаниями. Кухня, она сидит на диванчике за столом, у нее потекшая тушь, в руках бутылка пива, или просто ничего нет, она как правило в трусах, майке и рубашке (или просто в футболке) и перед ней мать, как самый настоящий надзиратель, диктатор и ругает ее. Это и были те моменты, когда они общались с ней, больше таких моментов не было в ее жизни.

Сама Юля по сути настоящая пацанка и оторва, которой все равно на любые порядки и правила. Несколько раз она попадала в милицию за нарушение общественного порядка — Юля любит ворваться в супермаркет прикарманить там что-то, или просто в супермаркете начать это есть. Все это она делает ради веселья. К этому стоит добавить, что она еще дебоширит постоянно в клубах и ее нигде не пускают уже.

Вдруг зазвонил ее телефон. Это была мама.

«О Боже, пришла беда. Сейчас начнется» — подумала она, посмотрев на телефон. А потом решила, что не будет вообще отвечать на звонок. Но телефон не унимался и продолжал звонить. Так продолжалось примерно пять минут, пока он не замолк окончательно.

«Наконец-то» — подумала Юля. Голова уже перестала болеть, она не слишком много вчера употребила, так, средне. Но проперло ее как следует.

— Поеду, развлекусь, — сказала она сама себе и собравшись, поехала в небольшой супермаркет, только на этот раз в другой, не в тот, в котором была вчера. Собравшись, она поехала заниматься самой настоящей хренью. Все это она делала только ради одного — повеселится.

Тем временем Маргарита, находясь дома, ничего не делала. Мысли ее были заняты тем, что ее выбор поступления на магистратуру мать не одобрит. Она понимала, что мама хочет, чтобы она была именно журналистом. Но она прямо не хотела этого, она противилась этому. Они с матерью часто спорили насчет того, творчество это или нет. Рита всегда настаивала на том, что это не творчество, а мать наоборот. И ей сложно было переубедить ее.

Вот так она сидела и ничего не делала. А нет, потом еще почитала философский роман одного фантаста. А потом бросила и начала смотреть какие-то клипы. Где-то в одиннадцать она вспомнила о том, что ей надо сходить в ближайший магазин и купить там продуктов, мать ей вывесила список продуктов. Надо было съездить в этот небольшой супермаркет. Поэтому она, быстро собравшись, пошла к машине. Завела ее, прогрела двигатель, а потом тронулась с места.

На улице было жарко, что вообще было не характерно для Владивостока. Обычно в это время столбик термометра редко переходит черту в тридцать градусов. Но не сегодня. В этот день во Владике было жарко как в Сочи. И Рита это прекрасно ощущала.

«Адская жара, ненавижу ее и все это гребанное лето. Сейчас приеду домой вся потная, полезу в ванную, чтобы помыться. В холодный душ, но его к черту эту горячую воду, как вообще ей можно мыться летом» — причитала она, когда ехала. На улицах было очень много машин, многие приехали в отпуск в город. Машин было много с Хабаровска, Комсомольская, Благовещенска. И поэтому на дороге происходило черт знает что.

— Баклан блин, ездить научись, подрезает он меня! Мразь! — кричала она в окно нерадивым водителям. Настроение от таких уродов было испорчено.

В магазине она увидела такую же идиотку, как эти водители, у которой напрочь отсутствовал инстинкт самосохранения. Она увидела там Юлю, которая разъезжала по рядам на роликах хватала с прилавков все, что хотела. А потом это ела. Там же.

Эта идиотка, как Рита назвала ее для себя, очутилась в супермаркете гораздо позже, чем она. И сразу же разогнавшись, она чуть не сбила ее. Рита чудом увернулась в сторону.

— Идиотка! — крикнула она ей. — Ты что вообще конченная?!

— Сама такая, — услышала она в ответ.

— Ну, дебилка, — сказала Рита, наблюдая за тем, как Юля жрет сладости, сидя на холодильнике. А потом она и мороженое съела. Рита делала вид, что выбирает продукты в молочном отделе, но на самом деле все ее внимание было посвящено этой Юле, которая хулиганила. Странно, но никакого охранника в зале вообще не было, Рита пыталась найти камеры слежения, но их тоже не было. Одна из покупательниц сделала замечание этой Юле, на что она отреагировала должным образом — послала эту бабушку. Возмущенная до глубины души та пошла жаловаться, но пока ее не было, Юля быстро свалила с супермаркета. Ее так и не поймали.

Рита спокойно скупилась, потом поехала домой. Там она снова ничего не делала, как и до поездки в магазин. А потом, к обеду неожиданно вернулась мать с работы и сказала, что ее отпустили пораньше.

— А ты опять ничего не делала?

— Нет, обожаю этим заниматься. В этом я просто отличник. Мастер.

— Не смешно. Так, сейчас поедим и отправимся на пляж, на улице вон как жарко, — сказала мама.

— Хорошо, — сказала Рита.

Через полчаса она уже находилась на пляже и плавала в прохладной воде Японского моря.

Тем временем Юля была готова морально к тому, чтобы выпить первый за сегодня бокал алкоголя. Хотя бокалом это назвать было сложно, это был пластиковый одноразовый стаканчик, которые и случил тарой в ее молодежной компании, где не была знакома культура пития алкогольных напитков. Вино она хлыстали как будто это самогон. Чем больше — тем лучше. Для Юли это было прямо девизом — она пила всегда много.

И сейчас, в совершенно заброшенном здании между строительными балками она стояла в компании своих друзей. Это было их место пьянок и встреч. Тут была бочка, где всегда горел костер, кирпичи были приготовлены для того, чтоб между ними ставить шампуры и жарить шашлыки. И в этот раз они снова в том же составе стояли. На одной из балок была накрыта поляна, в стакане было дешевое вино. Без каких-либо тостов они выпили по стакану вина, а потом начали жрать. Именно жрать, другого слова не было. Жрать и периодически шутить друг над другом, бросая язвительные шутки друг другу. Дальше было примерно тоже самое — пили, заедали это едой и говорили о всякой фигне. А, еще творили всякую чушь, которую описывать даже не стоит, потому что это недостойно того, чтобы слушать. Если вкратце, то делали всякие нелепые фотографии и прочее.

В какой-то момент для себя Юля замерла на месте и задумалась:

«До чего я дошла? Пью с этими отмороженными людьми, которые по сути своей преследуют только одну цель — нажраться. У них примитивные цели, которые нормальному здравомыслящему человеку могут надоесть. И это все часть моей жизни. Я, человек с высшим образованием, юридическим между прочим, которая в школе не так уж плохо и училась, оказалась в компании людей, образование которых закончилось формально в девятом классе, а реально — после класса четвертого. Я же достойна лучшего, а не прозябать с этими дебилами» — подумала она, держа в руках стакан и глядя на то, как деградируют ее друзья. И в этот момент черт ее дернул начать скандалить со всеми. А скандал начался с того, что Юля решила ни с того, ни с сего уйти домой.

— Пойду я отсюда, — сказала она и развернувшись и взяв бутылку с шампанским, пошла прочь.

— Подожди, чего это вдруг? — спросили друзья.

— Надоело мне с вами общаться, я только деградирую с вами, — заявила она и тем самым навлекла на себя гнев всех тех, кто пил вместе с ней. Недовольный взгляд последовал в ее сторону.

— Чего ты тогда с нами общаешься, раз деградируешь с нами?

— А я это сейчас поняла.

— А ты че, самая умная тут? — послышался другой вопрос.

— Не то, чтобы умная, но хотя, в отличии от вас я закончила одиннадцать классов школы. И в университете учусь.

— Ты же там типа троечница.

— Но все равно, по сравнению с вами это заметный результат в образовании.

— Че? — послышался от недалеких подруг. Одна из них подошла к Юле и спросила:

— Ты что сказала?

И толкнула ее в плечо.

— Я вижу, что ты ничего не понимаешь, что я говорю, — сказала Юля и тем самым оскорбила ее.

— Не, я ей сейчас засажу как следует, одна мне надоела уже.

— Попробуй.

Началась самая настоящая драка, в ходе которой Юля победила, побив противницу, а затем выстрелив ей в лоб пробкой от шампанского. Юля ушла от этой кампании пить одна.

Рита в то время проводила свой досуг более спокойно — на море. А потом она поехала домой и больше не выходила на улицу.

В это время на другом конце города, в совершенно тяжелом состоянии Юля возвращалась домой. С бутылкой шампанского она шла домой по дворам. Все перед глазами плыло, картинка была размытой. Да и она сама если честно с трудом шла, а точнее плелась, медленно переставляя ноги, как космонавт в скафандре. В подъезде она, как и полагается, чуть не упала, благо перила ей помогли. Не спеша она начала подниматься по лестнице и вскоре поднялась на свой этаж. Встав у двери, она зажала кнопку звонка и застыла так. В этот момент она не о чем не думала, она просто застыла на месте. Потом дверь открылась, рука ее сползла со звонка, и она зашла в квартиру.

— Юля, что за вид?

— Ой мам, да мне все равно, как я выгляжу, иди в свою комнату, — сказала она.

— Ты как со мной разговариваешь?

— Мама, иди в комнату, дай мне просто полежать, — сказала Юля.

— Юля, дай бутылку.

— Нет, иди в комнату, — сказала Юля и пошла в свою.

— Юля, мне вот кажется иногда, что если со мной не дай Бог что-то произойдет, то ты просто переступишь через меня и пойдешь дальше веселится.

— А что ты хотела от меня, ты вот просто не можешь даже спросить, как у меня дела. Всегда только сидишь вот это и орешь на меня, какая я не идеальная дочь, что я не работаю летом, учусь хреново в университете, никем не хочу быть, что у меня нет не цели в жизни, не увлечения. А ты знала, например, что я люблю рисовать? Вот мои рисунки, вот. Ты не знала, вместо этого ты говоришь, что я должна учить эту юриспруденцию. Какой я юрист, посмотри на меня, какой? Ты меня потеряла еще в шестнадцать лет. Все, выйди из комнаты.

— Юля…

— Выйди из комнаты я тебе говорю. Выйди. Оставь меня одну, в покое, не надо мне твоих нравоучений, я уже заколебалась слушать одно и то же как мантру, — сказала Юля, поставила бутылку с шампанским на пол, а сама положила голову на подушку. Мама недовольная ушла из комнаты дочери и пошла на кухню.

Юля лежала и думала:

«Достала уже, всегда только требует, требует. А, и навязывает все: мысли, установки, ценности, цели в жизни. Любовь у нее ограничивается только материальным и все. Только сестру любит и все, а на меня ей просто наплевать. Хочет, чтобы я не расслаблялась» — размышляла она.

Отношения с матерью были крайне тяжелыми. Мать не хотела дочь-хулиганку, которая пила, курила, употребляла наркотики и дебоширила в общественных местах. Юля у нее должна была быть образцово-показательной дочерью, которая знала толк в юриспруденции и хотела быть юристом. Но получилось совсем иначе. Конечно она ее любила, просто не говорила этого, потому что ей в свое время тоже этого не говорила. Все считали, что проявление любви к ребенку проявляется в материальных благах, и никак иначе. Никаких разговоров по душам у матери не было с дочерью, никакого полового просвещения тоже, ничего. Какие-то сухие отношения стали у Юли с мамой с того момента, как ей исполнилось шестнадцать лет.

Она начала баловаться наркотиками, не часто, но все же с небольшой периодичностью. Потом начала пить, курить, дебоширить в классе. Набила татуировку — цветок на запястье, потом на локте голову девушки-индейца. Образ бунтарки был готов. С этого момента отношения с матерью начались портится. Юля саботировала все, что ей говорили, ею невозможно было управлять. Неизвестно каким образом, она только доучилась до третьего курса юридического факультета. Иногда приходилось браться за голову, чтобы не выгнали из университета. Так она и дотянула до четвертого курса университета, списывая на экзаменах и зачетах. Знаний по специальности у нее в голове вообще не было, она не знала половину того, что должна была. Определенные понятия она смутно помнила, но не более.

Но была главная проблемы у Юли по мнению матери, да и у самой Юли, была связана с психикой. Юля не исключала в этом влияние наркотиков, которые частенько принимала. Поэтому решено было меняться.

И сейчас, лежа на кровати, Юля думала, что с завтрашнего дня она бросит пить, курить, употреблять наркотики. Начнет новую жизнь.

«Нет, надо бросать это все, надо поменяться, наладить отношение с мамой, сестрой, всеми остальными родственниками» — думала она. Бутылка с шампанским уже была наполовину пустая, начала Юля ее с друзьями, а потом сам продолжила. Посмотрев на нее, она вышла из комнаты, пошла на кухню и слила все в трубопровод. А потом выпила обычной воды и пошла в свою комнату.

Рита тем временем сидела вечером и ругалась со своей матерью:

— Все студенты летом работают, ничего в этом такого нет. И ты работай, деньги на бензин для машины зарабатывай. Все работают, как ты жить собираешься, лежа на кровати? Всю жизнь так проведешь, будешь как Обломов.

Рита сидела и молчала. Она понимала, что мама права, но она иногда ощущала ступор при коммуникации с людьми. Ступор от общения. Неизвестно почему, но он ее преследовал очень часто.

— Да, мне ничего не надо в этой жизни. Довольна? Убедилась в своей правоте? Все, отстань от меня.

Какая-то апатия у нее была в последнее время. Было у нее одно желание — попасть на магистратуру другого факультета и все. Но это глобальная цель была и то, возникла потому что она понимала, что после университета надо что-то делать, а работать не хотелось по специальности. Надо что-то делать, несмотря на депрессивное состояние и апатию.

А так, ей ничего не хотелось. Хотелось просто спать и все. Постоянно было какое-то плохое настроение, нежелание вообще ничего делать, никуда не ехать. Возникала мысль о том, что и жить не хотелось. А причина всему — неустроенность в личной жизни. Сначала она думала, что это отчасти от ее энергетики, но потом убедилась, что от нее не все люди шарахаются, а значит это частный случай — выносят ее бешенную энергетику или нет. Ей просто не везет, вот и все.

Далее мать переключилась на порицание того, что Рита не качественно выполнила работу по дому.

— Ты забыла купить несколько продуктов. Я тебе список написала, ну, о чем ты думала? У тебя в голове что-то есть вообще?

— Я не могу ничего сделать с тем, что я рассеяна, — сказала Рита. Одна из ее главных житейских проблем. Из-за рассеянности мать орет на нее очень сильно и на этой почве происходит большинство ссор между ними.

— Ой, Рита, как ты мне надоела уже, — сказала Марина, ее мама.

— Вся в тебя, ты такая же! — сказала Рита в ответ.

— Ты мне не тыкай, не доросла еще! Ничего еще не добилась в жизни, сидишь на шее у матери, кобыла двадцатиоднолетняя. Сидишь и на бензин у меня клянчишь деньги, а потом прокатываешь его.

— Я сержант полиции в отставке. И писатель!

— Это в отставке и когда это было. Ну и пиши дальше свои книги.

— И я не одна катаюсь на машине, я тебя вожу. На пляж мы с тобой на чем добирались? А в магазин каждый раз? Или, когда тебе что-то надо купить на другом конце города? А просто так прокататься? Ты тоже прилично катаешься на машине, а денег на ее обслуживание всегда жадничаешь.

— Конечно, ремонт, резина, бензин, масла и всякие жидкости. А еще смена на зимнею. И мойка еще, ты же ее не моешь ни хрена сама. Все на мойках.

— Когда мне мыть ее?

— Действительно, когда? Надо проспать до десяти часов, а потом пожрать, полежать, и опять полежать. Завтра иди и помой сама эту машину. Понятно? Пойди вывези ее на пустырь и помой. Я тебе больше не дам деньги на мойку машины, как хочешь мой ее.

— Хорошо, — сказала она сквозь зубы. Настроение было окончательно испорчено у нее.

— Но все равно, раз ты едешь, плати за обслуживание машины.

— От охреневшая! Это твоя машина!

— Ну конечно, я же зажравшая тварь. Если моя, тогда я только и буду на ней ездить, а ты езжай на общественном транспорте, жди эти маршрутки по полчаса, несись с этими сумками, езжай на этих автобусах, которые несутся на большой скорости так, что всех трясет в них. Езжай, вспомнишь былое. Ты же раньше даже пешком чаще ходила из-за этого.

Мама промолчала. Она в этот момент мыла посуду и сейчас протирала ее. Потом она вышла из кухни, и Рита осталась одна. Она знала, как действовать — потом попросить просто и все. Мама поворчит, но даст.

Сидя на кухни одна, она смотрела в окно. Неожиданно перед глазами у нее появилась картинка: она увидела девушку. Ту самую, которая сегодня дебоширила в супермаркете. Эту девушка сидела на кухне, как и она и ругалась с матерью. Затем она, подобно приемнику, уловила информацию, что эта девушка самая настоящая оторва, что часто дебоширит. И сейчас хочет измениться — бросить курить, пить, употреблять наркотики, чтобы помириться со своими родственниками.

Увиденному видению Рита ничуть не удивилась. Она уже видела такое несколько раз в своей жизни. Поэтому она пошла в свою комнату. Была у нее задумка насчет нового произведения, надо было хорошо поработать над созданием черновика.

Глава №2

Вечер. Рита сидит перед своим ноутбуком и пыхтит над созданием черновика для нового своего творения. В последнее время ее все волновала одна проблема — где черпать идеи для новых творений. Она уже использовала много новых и интересных идей и сейчас она понимает, что в чем-то повторяется, используя шаблонные конструкции. Надо делать акцент не на сюжете, а на эмоциях, которые передаешь или на героях. Или на описании местности и атмосфере в произведении.

Работу Риты над черновиком можно было охарактеризовать так — периодически отвлекалась на что-то другое. Она лежала расслабленная на кровати и смотрела то в потолок, то на работающий телевизор, служившим фоном. Тут, лежа в трусах и футболке, она думала о сюжете своего нового произведения, продумывала так сказать свою вселенную. В этот момент ноги скрещены ее ступки прямо перед ней, на которых очень сильно видны вены. Одна из венозных ладоней обнимает затылок, а вторая теребит локон рыжих волос. Иногда она думала об отстраненных вещах, например, пару раз задумывалась о том, чтобы перекрасится в брюнетку. Но потом понимала, что цвет ее волос ей нравился.

Но в этот раз отстраненными мыслями, помутнившим ее разум были снова эти видения или даже не ведения, а информация, поступающая ей как экстрасенсу извне, которые снова касались этой девушки из супермаркета. Рита видела, как эта девушка лежит на своей кровати и читает книжку. Периодически она откладывает ее в сторону и как она, задумывается на всякие важные для нее темы или просто отстраненные темы. Рита была поражена тем, что видела все так же, как и сама девушка. Она видела все ее глазами. Неожиданно Рите поступила информация — девушку зовут Юля, она учится на юриста, но не хочет им быть. Потом Рита поняла, что читает ее мысли. Да, у нее в голове возникали мысли этой девушки, которые она генерировала в этот момент.

«Может самой попробовать что-то написать подобное. Какой-нибудь мистический рассказ или еще что-то в этом духе? С собственными иллюстрациями» — уловила Рита и удивилась. Такого в ее экстрасенсорной практике еще не было. Хотя, чего удивляться, все когда-то происходит в первый раз. Рита продолжала видеть все то, что делает эта девушка. На этот раз она решила сделать перерыв, вышла на балкон покурить. Рита видела каждое ее движение, как будто это делала она сама. И вот Рита видит, как она зашла на в балкон. Неожиданно в ее голове появились воспоминания, жуткие по своей природе, от которых кровь стынет в жилах.

Юля вспомнила, как в пятнадцать лет она вместе с мамой на этом балконе пряталась от отца, который был очень сильно пьян. В тот день он избил их очень сильно и после очередной драки мама с Юлой спряталась на балконе и закрылись. Юля до сих пор помнила, как она, с окровавленной губой и ссадиной над бровью бежала вслед за мамой в спальню, от которой был выход на балкон. Оказавшись на балконе, они быстро закрыли дверь на щеколду. Юля быстро удалилась от двери на балконе и присела на пол. Она была возле шкафа с консервацией. Первая мысль. Которая ей тогда пришла в голову — была та, что они могут есть закатанные помидоры и грибы в банки, пока будут находится тут.

Все это Рита видела, как наяву, картинки, которые всплывали в голове у Юли, появлялись и у нее перед глазами. Эти ужасные картины, когда они сидели на полу холодного балкона, тогда ведь была зима и периодически посматривали в окна комнаты, где подобно зверю был пьяный отец. Несколько раз он пытался выломать дверь, но попытки были тщетны. Дверь с той стороны крепко держали мама и Юля, чтобы он не за что не попал на балкон. И каждый раз, когда Юля слышала приближающиеся шаги к двери балкона, она вздрагивала, по лбу пробегал холодный пот, а сердце в этот момент начинало биться еще сильнее. А в голове опасение, что сейчас не удастся отразить нападение и он поймает их и будет лупить. И лишь наутро, когда он уже спал, они вышли из балкона, мама быстро набрала номер полиции на телефоне, вызвала, что полицейские забрали отца. До сих пор в ее голове были эта воспоминание, как отца будет сотрудник полиции (тогда еще милиции), потом надевает на него наручники и уводит за собой. Отец тогда буянил, пришлось даже применить физическую силу для того, чтобы усмирить его.

Рита все это видела, словно фильм перед собой. Только фильм этот был словно в перемотке, частями, так сказать. Далее Рита просто видела, как Юля курит и смотрит в окно с балкона. Ну а потом картинка закончилась, и Рита увидела для себя послание, что этот человек в скором времени обретет дар ясновидения. И мгновенно она поняла, что это надо ей сообщить. Телепатически. Адресат получит свое послание.

Вот тут у Маргариты произошел диссонанс в голове: зачем? Для чего это все? Какой в этом смысл?

«Хотя, искать ответ на эти вопросы глупо, потому что они недосягаемы для нас» — подумала она. К этому стоило бы уже привыкнуть, она ведь часто попадает во всякие мистические истории. И похоже, она опять ввязывается во что-то. Но ей все равно на самом деле была, она то привыкла к таким вещам. Телепатически Рита умела иногда доносить до людей информацию. Несколько раз она пробовала это делать и у нее получалось. На людей словно нисходило озарение, когда они получали телепатические сигналы от Риты.

И сейчас Рита попробовала это сделать — сообщить Юле, что вскоре она станет экстрасенсом.

— Интересно, а как она на это отреагирует? — задала Рита себе этот вопрос. Ей было любопытно взглянуть на реакцию девушки, которая неожиданно для себя столкнется с необъяснимым для себя.

«У тебя будут экстрасенсорные способности» — подумала Рита и передала свои мысли на расстояние в виде так называемого импульса. Неизвестно каким образом она это делала, это было трансцендентно у нее, как и ясновидение.

Сигнал был отправлен.

На сегодня ее трансцендентный опыт был закончен. Она улеглась спать и через несколько минут уже крепко спала.

На другом конце города Юля, читая книгу, неожиданно для себя услышала голос Риты в своей голове: «У тебя скоро будут экстрасенсорные способности». Она ничего не поняла. Какой-то голос в голове вначале просто ей показался или послышался, но через несколько минут она уже осознала, что это было не случайно.

«Как так, что за голос у меня в голове был? Неужели я сошла с ума и теперь у меня в голове возникают голоса? Надо точно заканчивать пить и употреблять наркотики, это, наверное, следствие всего этого» — подумала Юля. Решено, с завтрашнего дня она начнет новую жизнь.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 435