электронная
180
печатная A5
457
18+
Тринадцатый отдел

Бесплатный фрагмент - Тринадцатый отдел

Книга первая: Игра


5
Объем:
282 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-9450-8
электронная
от 180
печатная A5
от 457

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1. Части 0—1

0.

…Верхушки сосен — черным кружевом на фоне светлеющего неба. В памяти все, как вчера — предрассветный влажный холод, шепот ветра в темной кроне просыпающегося леса, голоса птиц, успокаивающая тяжесть автомата в руках. И силуэт в белой рубашке, что появился, словно бы ниоткуда, на фоне темных вековых стволов.

— Уходи. Тебя не примут. Ты еще слишком живой. Ты весь во власти страхов и сомнений. Они не станут тебя учить. А я остаюсь.

И черты лица, резкие, словно высеченные из камня, искажены сейчас такой знакомой гримасой напускной суровости. Вот только в этот раз все без шуток, всерьез.

Знакомые, родные черты. Тонкая линия губ, раскосые глаза, брови вразлет. Руслан, Русый, позывной «Бродяга», звание — сержант, спецификация по Шестому Протоколу — оператор.

Руслан. Родной. Любимый…

— Уходи.

— И… что мне докладывать? — внезапно пересохшие губы едва шевелятся, выталкивая бессмысленные, ненужные слова.

— Какая разница? Говори все, как есть.

Ниточка рвется с тонким, едва различимым звоном. А может, и не было никакой ниточки, все-то ты выдумал, глупый наивный мальчишка…

Силуэт в белом исчезает бесшумно, словно растворившись в полумраке леса. И можно наконец-то упасть, зарыться лицом во влажный, густой ковер мха и отчаянно, по-звериному завыть, потому что больше ничего не будет, как прежде…

1.

Все началось с того, что Саша пошел бухать с геологами.

Ему бы подобная идея и в голову не пришла, но предложение исходило от Кати, а значит, судьба вечера была предрешена. Когда девушка, за которой ты с переменным успехом ухаживаешь уже месяц, в ответ на робкое предложение сходить в кино заявляет «Какое кино, пойдем лучше ко мне после пар», отказаться совершенно невозможно. Даже если за этим воодушевляющим заявлением следует гораздо менее воодушевляющее «ко мне там ребята собираются, будет весело».

Что будет, мягко говоря, действительно не скучно, Саша понял еще в супермаркете, куда они забрели по пути «купить чего-нибудь к чаю». Пока он рассеянно изучал взглядом полки с печеньем, Катя уверенно направилась в винно-водочный отдел, чтобы через полминуты вернуться с двумя бутылками водки. Бутылки она опустила в сетку, которую Саша нес следом за ней, как и подобает истинному джентльмену, и потащила онемевшего спутника к морозилке.

— А… — поинтересовался было Саша, проследив взглядом за перемещением в сетку огромной пачки пельменей.

— Ну так закуска же, — пожала плечами его прекрасная леди и задумчиво оглядела окрестности.

— Чего-то мы забыли… а! Шоколадку!

Геологи были своего рода закрытой кастой. Проходя по утрам мимо их обители к дверям родного психфака, Саша иногда наблюдал весьма колоритных персонажей — заросших, в камуфляже и с рюкзаками, или просто помятых и похмельных. Геологи забивали воистину геологических масштабов болт на все конференции и прочие культурные мероприятия, зато стабильно брали первые места на спортивных соревнованиях. Летом их вывозили куда-то в горы, откуда они возвращались еще более дикими и неадекватными — вот и все, что Саша знал о геологах. Да и не интересовался он как-то другими факультетами — на первом курсе прочих забот хватало, не до активной общественной жизни, да и едва начавшийся второй курс халявы не обещал. Другое дело — Катя… она, кажется, была знакома уже со всем университетом. Яркая, бойкая, самоуверенная, прирожденный лидер — еще б лекции не прогуливала, была б не девушка, а воплощенный идеал, но Сашу подобные мелочи не волновали. Пропущенные лекции всегда можно попросить у соседа по парте, то есть, у него — лишний повод для общения, и то хлеб.

— Это Вит, Маркус, Аша, Лена, — представляла Катя своих друзей, царственным жестом указывая то на одного, то на другого, — Фарид, Соня, Берг…

Сашу так и подмывало спросить, почему же Лена просто «Лена», в такой-то компании, но он, конечно, промолчал. А через полчаса, присмотревшись к «Лене», убедился, что и это, скорее всего, не имя, а ник. Потому что Лена была парнем, судя по всему. Хотя, пока «она» не раскрыла рот, глубоким баритоном что-то прокомментировав, догадаться было решительно невозможно.

Купленная водка, конечно, была не единственной живительной влагой этим вечером. Гости притащили с собой еще какие-то сомнительные жидкости в пластиковых бутылках без опознавательных знаков, наполнили разнокалиберные кружки, обнаруженные у Кати на кухне, и принялись оживленно обсуждать неких незнакомых Саше людей и связанные с ними события. Ему ничего не оставалось, как молча сидеть в углу, как можно медленнее поглощать содержимое кружки и от нечего делать рассматривать своих вынужденных собутыльников. Не так он представлял себе этот вечер, ну да что тут поделаешь? Было бы глупо надеяться, что столь общительная личность, как Катя, выделит целый вечер для него одного. У нее, небось, план вечеринок на месяц вперед расписан. Если, конечно, она вообще заморачивается составлением планов.

Геологи вроде не производили впечатления опасных психопатов, что обнадеживало. Так, в меру неформальные ребята. Ну, у кого-то пирсинг в губе, у кого-то нечесаный хайр до пояса — то ли готы, то ли альтернативщики, то ли всего понемногу. Саша, в общем-то, ничего против не имел, и содержимое плеера у него, скорее всего, совпало бы с таковым у половины присутствующих, просто так уж сложилось — в подобных компаниях он чувствовал себя чужим. Как и в практически любых компаниях. Компании, в свою очередь, предпочитали его молча игнорировать — собственно, что сейчас и происходило. Наверняка сочли молчаливого угловатого парня «ботаном», неудачливым Катиным ухажером, не заслуживающим пристального внимания. «Ботаном» Саша себя не считал — просто учился хорошо. А в остальном, в общем-то, выводы были верные, с чем тут спорить?

А разговоры в компании велись интересные. Настолько, что Саше поначалу показалось — то ли фильм какой-то обсуждается, то ли игра… Но чем дальше, тем больше он убеждался — они это всерьез.

— Она считает, что это ее персональный дух-проводник, в общем, — небрежно говорила тем временем симпатичная брюнетка Аша. — Я уж не знаю, может, там паразит какой присосался…

— Да ладно, паразит, — задумчиво сказал Фарид, смуглый высокий парень, который возился с принесенным с собой кальяном — в культурной программе вроде еще значилось воскуривание «злых трав и кореньев», как, хихикая, объявила ранее Катя. — Я вот недавно был на одной квартирке… ну там и атмосфера, вы б видели. Как будто даже стены тебя сожрать хотят.

— Ой, а у меня на кухне по ночам такие странные звуки бывают! — невпопад перебила его Катя. Саша едва узнавал свою однокурсницу — она весь вечер говорила неестественно-громко, подолгу хохотала над каждой шуткой, нелепо размахивала руками. «Она уже чего-то… накурилась? Или наглоталась?» — растерянно подумал он, глядя на раскрасневшуюся, словно от жара, девушку.

— И что за звуки? — переспросил еще кто-то из парней.

Катя пожала плечами, не отрывая взгляда от Фарида.

— Щелчки какие-то. Громкие. Как будто выключатель кто дергает. Только свет не загорается.

— Проверить бы, что тут у тебя… — парень вроде бы проникся ситуацией, даже кальян отложил.

— Это как? — Катя распахнула глаза широко-широко, точно пытаясь стать похожей на персонажа аниме.

— Ну, проведем…

— Спиритический сеанс, — внезапно закончила за него Яна, молчаливая девушка в длинном черном платье. Фарид покосился на нее удивленно, но ничего не ответил.

— Ага, и вызовем дух Пушкина? — неожиданно сам для себя скептически поинтересовался Саша. Он с нарастающим недоумением слушал разговор, пытаясь понять, не шутят ли собеседники, и в то же время сердце замирало от невесомого прикосновения тайны — он еще не встречал людей, которые столь легко рассуждали о подобной мистике. Он и сам был немного «в теме», в рюкзаке болтался одно время томик Кастанеды, где-то на книжных полках в родительском доме пылились «Астральные путешествия» Ледбитера, и прочее, и прочее… Но одно дело — читать в одиночку, усмехаясь недоверчиво, пропуская прочитанное сквозь частое сито естественного скептицизма… и совсем другое — слушать, как компания твоих сверстников спокойно, даже обыденно обсуждает каких-то духов, астральных паразитов и прочую загадочную дребедень.

— Ну вот почему сразу Пушкина? — возмущенно хмыкнула Аша, не дав никому и слова вставить. — Вот что он такого гениального написал, что все его вспоминают, к месту и не к месту? Почему не Бродский, почему не Мандельштам, ну или хотя бы Лермонтов?

— У него прикольная… эта, — пробурчал заросший щетиной парень, представленный как Берг. — Во глубине сибирских руд… храните скорбное терпенье… прям про нас на практике в штольне.

Народ одобрительно захихикал.

— И письмо Татьяны, — прокуренным баритоном вставила «Лена». — Классический образчик мышления влюбленной дурочки. Века идут, а бабы не меняются.

— Да все равно! — брюнетку не так-то просто было сбить с темы. — Ну почему, как вызывать, так сразу Пушкина? И при чем здесь Пушкин?

— И при чем здесь спиритизм, — резюмировал Фарид. — Катя, там вроде пельмени варились?

— Ой, блииин! — схватившись за голову, хозяйка квартиры кинулась на кухню, за ней — драматически закатившая глаза «Лена».

— При чем здесь спиритизм… — задумчиво повторил смуглокожий парень и надолго завис, глядя в одну точку.

— Действительно, можно же, например, рамками квартиру проверить. Биолокацией, — Саша попытался развить интересовавшую его тему, пока разговор не скатился окончательно в диспут о литературе. Вот уж чего он не ожидал от геологов, на самом деле.

— О! А ты умеешь? — заинтересованно спросил Вит, чем-то напоминавший киношного вампира — только вампир не стал бы носить на шее и на пальцах столько серебра. Ну, если следовать народным поверьям, конечно.

Саша пожал плечами.

— Так, теоретически… книжку читал.

C кухни вернулась Катя с пельменями, и разговор на некоторое время прервался. А потом водка в желудке-таки вступила в некую загадочную реакцию с горячим тестом, и Саша на некоторое время вообще перестал соображать, что происходит. Откуда-то появились свечи, заиграла странная музыка с выраженными восточными мотивами; кажется, Соня танцевала посреди комнаты, выгибаясь в причудливых, неестественных позах, а они все держались за руки, образуя широкий круг. Потом был громкий смех, звон разбитого стекла, отдельные картинки перед глазами — Катя танцует с Фаридом, нелепо и пошло виляя бедрами, кто-то распахивает окно — порыв холодного ветра гасит половину свечей, выдувает сладковатый дым из курильницы на столе, чьи-то недовольные голоса, а потом…

Саша проснулся, лежа на ковре в неудобной позе. Спина затекла, голову ломило. «Все признаки того, что вечеринка удалась», — саркастически подумал он и поднялся на ноги — со второй попытки.

Часы на мобильном утверждали нелепое — будто сейчас уже одиннадцать часов, а значит, первые пары злостно и необратимо пропущены. Такого с ним еще не случалось. Впрочем, как говорится, все бывает впервые.

— Кать? — позвал он неуверенно, оглядывая комнату. Безжизненных тел по углам не наблюдалось — похоже, последним из таковых был он сам, а прочие давно проснулись и разбрелись. Неудивительно, они же геологи, они, небось, привычные — с пьянки да в штольню, или на этот, как его… раскоп? Разрез? В поле, в общем…

— Саш, я тут, — отозвалась хозяйка квартиры откуда-то со стороны кухни. Голос ее звучал растерянно, и, заглянув туда, Саша понял, почему.

Стены и пол кухни были покрыты равномерным слоем какой-то бурой комковатой слизи. Несмотря на отвратительный вид, субстанция ничем не пахла и ассоциаций никаких не вызывала. Ни малейших.

— Это… что? — с ужасом спросил Саша, оглядывая помещение.

— А я знаю? — Катя беспомощно развела руками. — Вообще ни на что не похоже. Не пельмени же это сбежали, а?

Предположение было настолько абсурдным, что Саша не смог подавить смешок. Покосившись на него, захихикала и девушка.

— Ладно, надо это отмывать, чем бы это ни было, — она решительно направилась в ванную и вскоре вернулась с ведром и шваброй.

— Ты мне поможешь?

Когда девушка, которая тебе — все еще, несмотря ни на что — нравится, говорит подобную фразу, отказаться решительно невозможно.

Глава 1. Часть 2

Сон был странным, тягучим и липким, с ощутимо-медленным течением времени. Саша бежал по бесконечным лестницам и коридорам, точнее, пытался бежать — но ноги двигались медленно, нехотя, словно продираясь сквозь густую и вязкую среду. А сзади неотвратимо приближались серые размытые силуэты — не агрессивные, равнодушные. Просто шли за ним следом. Люди в серых костюмах… или не люди. Поднявшись утром, он нарочно долго умывался, словно пытался смыть с себя остатки сна.

Его соседки по парте снова не было на первых парах, но Саша больше не удивлялся этому факту — после случившейся позавчера импровизированной «вечеринки» с геологами он уже имел некоторое представление о Катином образе жизни. Не то чтобы ему особенно нравилось это знание, впрочем.

Девушка появилась только в середине дня, в начале большого перерыва, который студенты традиционно использовали для обеда в столовке. Саше сегодня, видимо, не суждено было пообедать, потому что его едва ли не на выходе из аудитории поймала Катя и за рукав утащила на боковую лестницу — «поговорить».

— Саш, у меня в квартире пиздец какой-то, — жалобным тоном сообщила она.

— Что… опять кухню чем-то залили? — середину фразы, которая звучала как «твои двинутые приятели-геологи», Саша благоразумно опустил.

— Какое там! — Катя замотала головой. Растрепанные волосы в беспорядке рассыпались по плечам. — Там мебель двигается! Холодильник трясется! И звуки, какие-то голоса… я эту ночь вообще не спала…

«Пить надо меньше, и дрянь всякую курить и принимать», — пробормотал в Сашиной голове некий внутренний скептик. Вздохнув, он спросил, стараясь, чтоб голос звучал нейтрально, без осуждения:

— А ты со своими друзьями не консультировалась по этому поводу? Вроде они в этом… разбираются.

— А они не отвечают, никто, ни один трубку не берет! — с отчаянием выкрикнула Катя, а в следующую секунду Саша обнаружил ее рыдающей у него на груди. Открытие это было довольно приятным, так что следующая скептическая реплика так и осталась невысказанной, и он осторожно обнял девушку, успокаивая.

— Давай поедем вечером к тебе и попробуем разобраться, что там творится, хорошо? — он старался говорить уверенно, хотя вовсе не был твердо убежден в успехе предприятия. Хорошо, если все дело в девичьих нервах, расшатанных всякой психоделикой. А ну как и вправду завелась в квартире некая неведомая… долбаная фигня, если чуть смягчить расхожее интернет-выражение? А у него — ни малейшего опыта контактов со сверхъестественным. Нечего сказать, нашелся великий экзорцист, «Константин–повелитель тьмы»…

Но Катя смотрела на него с надеждой, а наглый восточный красавец Фарид был далеко и даже трубку не брал, а значит, этот раунд по умолчанию оставался за Сашей, и было бы чертовски глупо такой возможностью не воспользоваться.

Они все-таки досидели до конца пар — Саша настоял на этом — и отправились «воевать с нечистью». Саша иронически подумал, что было б неплохо запастись чем-нибудь вроде святой воды, ну, или ладана хотя бы… Проблема в том, что они оба были, в общем-то, неверующими, а подобные «прибамбасы», как он всегда был искренне убежден, помогают только тем, кто в них верит. Так что, в квартиру Кати они вошли, вооруженные исключительно собственной решимостью.

Тут действительно что-то было «не так». Совсем не так. В воздухе чувствовалась странное напряжение, Саша явственно ощутил это еще с порога.

— На кухне, — подсказала Катя, вцепившись в его руку, но сама почему-то туда не спешила проходить. — Там и раньше что-то было, а теперь…

— А что они вообще тут творили позавчера, твои геологи? — осторожно поинтересовался Саша. — Я почти ничего не помню…

— Ну… я и сама не очень поняла, — призналась девушка, пожав плечами. — Фарик что-то говорил о том, что надо вступить в контакт с обитающей здесь сущностью… Ну, ему не впервой, они этим постоянно занимаются. Ну вот, и Соня первая ее почувствовала, она вроде как медиум…

На кухне что-то негромко хлопнуло. Катя осеклась на полуслове и побледнела.

— Вот, ты слышал? Слышал?

Оттягивать неприятный момент было больше нельзя. Саша вздохнул и направился прямиком в обитель неведомой «сущности».

Он, конечно, испытывал некоторые опасения, но все же не до панической дрожи в коленках, поэтому, когда еще на пороге комнаты на него нахлынула волна неестественного ужаса, Саша отнес это ощущение скорее к сверхъестественным проявлениям, чем к собственному паникерству. Когда первая волна невесть откуда взявшегося адреналина схлынула, он все-таки заставил себя шагнуть внутрь.

Кухня была пуста. То есть все было на своих местах, холодильник, печка… И в то же время он явственно ощущал, что в дальнем углу что-то есть. Что-то чуждое, неприятное.

Катя осторожно заглянула следом, и Саша отметил, что она с опаской косится в тот же угол. Он мысленно собрался и подошел ближе к подозрительному месту, до рези в глазах всматриваясь в обманчиво пустое пространство. Резь в глазах не была фигурой речи — под веки и впрямь будто песка насыпали. Моргнув, он на мгновение увидел сквозь пелену ресниц что-то полупрозрачное, аморфное, пульсирующее, медленно колыхающее водянистым телом, точно гигантская амеба…

Он пришел в себя уже в гостиной, где обнаружил себя панически вцепившимся в дверной косяк, а Катю — не менее панически вцепившейся в его плечо.

— Что? Что там?

— Там… что-то есть, — содержательно сообщил Саша. Нервно сглотнул и добавил: — В углу. Хрень какая-то. Вообще не знаю, что это.

— И что нам делать? — Катя не казалась сильно удивленной, хоть и была напугана — видимо, чего-то подобного она и ожидала.

— Изгонять, — Саша подавил смешок, представив себе, как они вваливаются в кухню, размахивая самодельным крестом с воплем «изыди!». — Или звонить Фариду и компании. Неведомая хрень — это же их профиль.

— Да ну их! — возмутилась Катя. — Хватит с меня, наигрались уже! Энергуи хреновы…

Саша хмыкнул, отмечая для себя и колоритное словечко, и польстившую его самолюбию формулировку «что НАМ делать».

Катя, оправившись от первого испуга, развила бурную деятельность. Откопала где-то пачку восковых свечей, потащила Сашу к какой-то соседке, долго шепталась с ней в прихожей и вернулась с пол-литровой бутылочкой воды.

— Святая! — торжественно объявила она, потрясая бутылкой. — Так и знала, что у баб Зины есть. Вдруг поможет?

— Ты хоть примерно представляешь, как это делается? — поинтересовался Саша, скептически рассматривая свечку. На ней черным маркером было нацарапано нечто неразборчивое — похоже, эти свечи уже для чего-то использовали.

— А ты? — ответила девушка удивленно. — Ты так уверенно сказал, я подумала…

— Ясно. Скорее всего, ни фига у нас не получится, — вздохнул Саша.

— Ну давай попробуем, а? Хуже ведь не станет?

Хуже действительно не стало, хотя у Саши и имелись поначалу некие сомнения насчет этого.

Лучше, впрочем, тоже не становилось. Они стояли посреди кухни, разбрызгивая вокруг воду с затхлым болотным запахом — в иное время Саша непременно пошутил бы по поводу ее «святости» — размахивали горящими свечами, безжалостно заливая линолеум каплями воска, и чувствовали себя полными идиотами. А в углу по-прежнему что-то ощущалось, давило на психику с прежней интенсивностью.

— Может, надо молитву какую прочитать… — неуверенно предложила Катя.

— Да какую, нафиг, молитву? — Саша почувствовал, что начинается злиться, в первую очередь — на себя. Лезет непонятно во что, и ничего при этом сделать не может… Распустил хвост перед девушкой, приехал, называется, «разобраться».

Смутившись собственного выпада, он отвернулся и со злостью ткнул свечой в сторону злосчастного угла.

— Кыш! — сердито сказал он, не особенно задумываясь над тем, как глупо это выглядит или звучит. Он уже понял, что делать тут что-то совершенно бессмысленно.

И тут что-то сдвинулось. Их внезапно обдало неизвестно откуда взявшейся волной холодного воздуха — словно сквозняком. Саша то ли боковым зрением увидел, то ли кожей ощутил некое движение, активное шевеление в углу. Катя же ничего не заметила и продолжала чертить круги рукой со свечкой — ей это действие казалось почему-то наиболее эффективным.

— Кать, отойди-ка, — Саша с трудом справился с внезапно пересохшим горлом, чтобы хоть что-то произнести. Прикрыв глаза, он сквозь ресницы посмотрел в угол.

Нечто, обитавшее в углу, беспокойно бурлило, вытаскивая и вновь убирая длинные прозрачные щупальца, переваливаясь с боку на бок.

— Кыш! — со страхом и одновременно каким-то неведомым доселе азартом повторил парень и снова ткнул свечкой. — Брысь! Пошла отсюда… хреновина! Разлеглась тут!

И «хреновина» медленно, словно бы нехотя, «пошла». Точнее, поползла в направлении двери, волоча щупальца. Тут и Катя что-то ощутила, почему-то взвизгнула и одним стремительным движением запрыгнула на стол.

Через минуту в кухне стало ощутимо легче дышать. Рассудив, что тварь уже, наверное, в коридоре, Саша вышел следом. В полумраке коридора он ничего не увидел, но, на всякий случай, прошел вперед до самой двери, тыкая перед собой свечой и продолжая выкрикивать что-то агрессивное.

— Получилось! — Катя позади засмеялась, захлопала в ладоши. — Ой, Сашк, тут прям как-то светлее стало разом! Ты почувствовал, да? У тебя получилось!

Горячие руки обхватили его сзади, отчего Саша едва не выронил свечу. Катя обнимала его, радостно смеясь.

— А говорил, не умеешь!

— Надо еще убедиться, что она не затаилась где-нибудь еще, — небрежно сказал Саша. Гордости, которую он сейчас испытывал, хватило бы на десяток черных и белых магов, и еще осталось бы на полтора супергероя.

Глава 1. Части 3—4

3.

Прощание вышло даже более эмоциональным, чем можно было ожидать, и на площадку Саша вывалился преисполненным разного рода лирических надежд и радостных ожиданий. Чуть ли не вприпрыжку добежал до лифта, безуспешно сражаясь с желанием петь в голос, нажал кнопку вызова и только тут уловил уже знакомое давящее ощущение. Изгнанная тварь была где-то поблизости.

Холодея от дурных предчувствий, он выглянул на лестничную клетку. Пролетом ниже на площадке стояли двое людей — точнее, один стоял, прислонившись к стене и засунув руки в карманы, а другой сидел на корточках, делая какие-то пассы руками. Словно ощупывал или гладил нечто невидимое, и Саша даже догадывался, что.

— И кто ж тебя так шуганул резко, бедненькая, аж половину каналов оборвала, пока драпала, — ласково-насмешливым тоном говорил сидящий. Это был молодой парень самого обычного вида — в джинсах, футболке, с длинными темными волосами, небрежно стянутыми в хвост. Второго Саша вообще толком не мог разглядеть, пока тот не поднял голову, неожиданно встретившись с ним взглядом. Сашу словно кипятком ошпарило — по коже прокатилась волна неприятного покалывания. Он успел разглядеть только сверкнувшую холодным, стальным блеском оправу очков, серый костюм с галстуком, и жесткие, точно сканирующие его, глаза.

— А вот и наш юный экзорцист, — произнес второй, и тут Саша побежал. Понесся обратно, как сумасшедший — в другом конце площадки был выход на боковую лестницу. Сзади раздался топот ног, и тогда он развил максимальную скорость, вылетел на лестницу, прыжками через три ступеньки спустился и с ужасом понял, что на улицу эта лестница не ведет… она заканчивалась дверью, вероятно, ведущей в подвал. Тревожно загудел спускающийся лифт, и Саша бросился к двери, рванул ее на себя и оказался в грязном, захламленном темном помещении. Единственным источником света было запыленное окно, ведущее на улицу, и Саша, не долго думая, выбил окно подвернувшимся под руку предметом — им оказалась жестяная банка с засохшей краской — и выпрыгнул наружу.

Только влетев в уже отходящий от остановки автобус и судорожно вцепившись в поручень, он немного успокоился и попытался обдумать происходящее. Те двое на лестнице — далеко не простые люди… люди ли они вообще? Может, пришельцы какие-нибудь. У которых сбежал домашний питомец, например.

Мысль была отброшена как идиотская, но сомнения оставались. Люди в сером, почти как из недавнего сна… совпадение? Нафиг такие совпадения.

Может, они профессиональные… заклинатели сущностей какие-нибудь? Как там сказал этот тип, ну да… «а вот и наш экзорцист». Дурацкое слово, при чем здесь, на самом деле, экзорцизм — изгнание демонов? Тварь на Катиной кухне на демона не тянула, если честно…

Тут парня вновь накрыло запоздалой волной страха, аж в груди похолодело. До него только сейчас дошло — а как они могли узнать, что именно он изгнал тварь из квартиры? И чего хотели, зачем гнались за ним?

А что, если он уже «на крючке», если за ним следят?

А что, если этим ребятам узнать, где он живет — раз плюнуть?

Саша настороженно завертел головой, присматриваясь к окружающим. Никто из пассажиров автобуса у него особенных подозрений не вызвал, но он на всякий случай выскочил на следующей остановке и несколько раз пересаживался, путая след, и до самого дома нервно оглядывался — не следует ли за ним черная машина без опознавательных знаков или что-то в этом роде? Но все было спокойно.

Несколько раз за вечер он порывался позвонить Кате, но в итоге решил, что не хочет ее пугать своими бреднями на ночь глядя. Лучше всего будет обсудить происшествие завтра, в универе…

4.

…Город был затянут туманом, и старый висячий мост почти терялся за молочно-белой завесой, но Саша знал, что его там ждут, просто знал — и все. Он медленно шел к мосту, ощущая влажный шершавый асфальт подошвами босых ног, наслаждаясь этим ощущением, полной грудью вдыхая чуть горьковатый — с привкусом осенних костров — воздух. Странно знакомый и одновременно незнакомый женский голос пел в его голове, искусно вплетая в песню на несуществующем языке отдельные осмысленные слова:

— Во сне… не оступись… мост… иди…

Ветхие доски моста закачались под ногами, и Саша ухватился за перила, но не отступил — двинулся дальше по мосту.

Где-то внизу невидимая сейчас река шумно вздыхала, звенела о камни, ворчала, неустанно споря со скалистыми берегами. Стройная, неправдоподобно–тонкая фигура девушки в белом платье постепенно выплывала из тумана. Саша пытался рассмотреть лицо, но черты его ускользали от взгляда. Губы незнакомки не двигались, но песня продолжала звучать.

— Не пробудись над пропастью… Не пробудись…

Ладони девушки скользнули к его лицу, двигаясь странно, неестественно, точно жили отдельной жизнью — две белые птицы-руки накрыли его глаза сияющими крыльями, но Саша продолжал видеть сквозь них, точно они были тоже сотканы из вездесущего тумана.

— Я посмотрю, кто ты, просто посмотрю, не бойся, — тихо сказала призрачная незнакомка, и Саша понял, что пела не она — голос был иным, менее звучным, бесцветным.

— Не пробудись… — прошептал в ухо внезапно налетевший порыв ветра.

— Это сон? — спросил Саша, и, еще не договорив фразу, успел сам понять — да, сон.

Девушка тут же растаяла, а через мгновение начали таять и доски моста под ним, и Саша рухнул вниз, в неправдоподобно-густой туман…

Он проснулся с бешено колотящимся сердцем и, по инерции еще размахивая конечностями в отчаянной попытке удержаться за перила моста, со всей дури грохнул рукой о прикроватную тумбочку.

— Б… ть! — резюмировал Саша, потирая ушибленную руку. Сколь бы ни был интеллигентен и эрудирован средний студент психфака, а базовые архетипы все-таки срабатывают быстрее. Обращение к первичному материнскому началу и все такое.

То, что с ним произошло, в эзотерической литературе называлось гордым термином «осознанные сновидения» и почиталось за определенного рода достижение. Понять во сне, что спишь — уже немало, следующий шаг — научиться задерживаться в этом состоянии, а не просыпаться тут же.

Правда, обычно авторы всех этих не упоминали, что в момент осознания реальность сна начинает рассыпаться на кусочки.

Одеваясь, Саша пытался вспомнить, где же он встречал нечто похожее. Сон начинает разрушаться, если просыпается видящий его… если он успел увидеть этот момент, значит ли это, что хозяин этого сна проснулся раньше? То есть… как будто его затянуло в чужой сон? Затянуло или затянули…

Когда в голову лезет подобная параноидальная чушь, самое время послушать что-нибудь обнадеживающе–материалистическое, чем Саша и занялся на протяжении первых двух пар — физиология нервной системы была именно тем, что требовалось. А после перерыва появилась Катя, и, не глядя на него, подсела к одной из своих многочисленных подруг. Саша недоуменно косился на нее в течение еще одной пары, а на выходе из аудитории поймал за локоть.

— Ты чего?

Катя вырвалась, бросила на него испуганный и одновременно почему-то виноватый взгляд.

— Ниче. Нормально все. Просто давай не будем.

— Чего не будем? — Саша уже перестал что-либо понимать. Загадочная, мать ее, женская душа!

— Ничего не будем, — Катя огляделась по сторонам, убедилась, что все их однокурсники уже разбежались и, придвинувшись, быстро зашептала:

— Саш, ко мне приходили какие-то… о тебе спрашивали. Слушай, ты хороший парень, но я таких проблем не хочу. Спасибо, что успокоил меня тогда, у меня действительно нервы разыгрались, вот и мерещилось всякое. Не хочу больше с этим связываться.

— Что? Катя, я их видел вчера. У тебя на площадке двое… тусовались. Это они приходили?

Катя замотала головой, не давая ему договорить.

— Не хочу ничего слушать, не хочу, ты понял? Это все наркоманы эти чертовы с геофака, на порог их больше не пущу. Чуть не свихнулась с ними.

— Приходили к тебе тоже наркоманы с геофака? — хмыкнул Саша. Он не совсем понимал, что происходит с девушкой, но на душе было горько.

— Нет… слушай, я им сказала, что ты мой однокурсник. Это ничего? Они же не бандиты?

— Да откуда я знаю, блин! — Саша раздраженно мотнул головой. — Они откуда-то знали, что я изгнал эту… ну, тварь…

— Не было никакой твари, — Катя решительно остановила его, уперевшись в грудь ладошкой. — Фантазеры мы с тобой. Напридумывали чего-то… Знаешь, спасибо за все. Но не надо со мной садиться, ладно?

— Ладно, — растерянно сказал Саша в спину уходящей однокурснице.

Глава 1. Часть 5

Стук в дверь был решительным и каким-то официальным, что ли. Друзья так не стучат. Друзья вообще не стучат, они звонят заранее на мобильник.

В глазке виднелась незнакомая рожа в форменной фуражке.

— Кто там?

— Откройте, милиция!

Саша отшатнулся от глазка так, словно на него навели пистолет.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 457