электронная
28
12+
Заметки кладоискателя

Бесплатный фрагмент - Заметки кладоискателя

Выпуск №18

Объем:
32 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4483-9731-8

Демянские страдания

Извилистая стезя искателей утерянных сокровищ иной раз заносит меня в такие удалённые уголки нашей воистину необъятной страны, что просто диву даёшься. Но по окончанию того или иного похода зачастую ещё большее удивление вызывают причины, заставившие меня податься в столь удалённые местности. Вот Вам, пожалуйста, яркий пример, вернее сказать примеры, взятые непосредственно из собственной походной жизни.

Начиналось это короткое, но насыщенное событиями путешествие, само собой, с соответствующей привлекательной легенды. Озвучил её мне ещё в прошлом году мой коллега, (назовём его А. В.) живо интересующийся поисками автомототехники, сохранившейся на полях былых сражений со времён Второй мировой войны. Разумеется, непосредственно на полях всё давным-давно убрано и переплавлено, но в глухих заболоченных лесах, озёрах и реках даже по сию пору можно отыскать кое-что интересное. Хотя боевая техника, как таковая, меня не очень интересует, но здесь, как говорится, мои интересы совпали с интересами пригласивших меня в компанию поисковиков. Здесь случай был особый. Теперь расскажу немного о том, что именно мы собирались отыскать.

По сведениям, первоначально озвученным для А. В. неким полковником, работавшим в музее Вооружённых сил, следовало, что в одном из озёр, расположенном вблизи деревни Вотолино зимой 1942—43-го годов немцами было затоплено значительное количество легковых автомашин и грузового автотранспорта. В этих машинах, якобы перевозивших обозы вырывающейся из окружения танковой дивизии «Рейх», по мнению учёного мужа вполне могло находиться и значительное количество ценностей. Вот именно этот момент и заставил меня начать спешные сборы в очередной поход.

Но естественно первое, что пришлось сделать — это ознакомиться с районом нашей будущей поисковой работы и историческими событиями там проходившими. Выяснилось, что действительно вблизи указанной деревни длительное время проходила линия фронта. Почти год там оборонялись немецкие подразделения, так глубоко вклинившиеся на начальном этапе войны в нашу оборону, что они фактически оказались в глубоком окружении. Это неудобное положение нескольких дивизий гитлеровцев было впоследствии названо военными историками «Демянский котёл». Город Демянск и захватившие его немецкие войска были тогда окружены солдатами 1-ой ударной армии. Случилось это событие 8 февраля 1942 года. Окружённый гарнизон городка и полевые войска немцев, расположившиеся в его окрестностях, получали помощь только от германских военно-воздушных сил, благо они всё ещё господствовали в воздухе. Но понятно, что так долго продолжаться не могло.

Генерал Вальтер фон Зейдлиц-Курцбах, как признанный Гитлером специалист по организации успешных наступательных действий, был отправлен ранней весной 1942 года на Восточный фронт для спасения окружённых подразделений Вермахта. Перед ним была поставлена задача по деблокированию II корпуса, который собственно и попал в окружение под Демянском. Напомню, что занятый неприятелем старинный русский город располагался в тот момент в 50-и километрах в глубине оборонительных позиций советских войск. Поспешно сформировав для этой цели группу, в которую вошли 5-я стрелковая, 122-я и 329-я пехотные дивизии, Зейдлиц 21 марта 1942 года повёл её в атаку на крепко стоящие на своих позициях части советских войск.

Пробиваясь сквозь глубокий снег и лесную чащу, отражая многочисленные контратаки, немцы всё же достигли Демянского котла и 21 апреля прорвали кольцо окружения. Фельдмаршал фон Кюхлер, командующий группой армий «Север» на совещании в штабе предложил немедленно ликвидировать уязвимый выступ. В начале мая, в сопровождении фон Зейдлица, он вылетел в ставку фюрера, чтобы получить разрешение на отступление. Но Гитлер, мечтавший использовать создавшуюся ситуацию для нанесения летнего удара, ответил резким отказом. И солдаты II-го корпуса были обречены ещё в течение девяти месяцев удерживать бесполезный изгиб фронта, из последних сил отражая удары советских армий. Демянский, уже не «котёл», а только глубокий выступ в линии фронта был окончательно ликвидирован в феврале 1943-го года, после катастрофы, постигшей фашистов под Сталинградом.

Следовательно, можно было всерьёз относиться к полученным сведениям и предполагать, что и в самом деле могла сложиться такая ситуация, что отступающие немецкие войска намеренно затопили в озере часть обременяющего их грузового и легкового транспорта. Ведь дороги 60 лет назад были гораздо хуже, нежели даже в нынешнюю разруху. К тому же, настаивая на скорейшей организации поездки, А. В. с жаром говорил о том, что местные мальчишки, ныряя с плотины, не раз доставали с его дна фарфоровые тарелки с фашистской символикой!

Поневоле закрадывалась мысль о безусловной реальности как минимум одного затопленного объекта, или, при благоприятном раскладе, доброго их десятка. К тому же по ходу расследования появилась информация о том, что вблизи данного озера располагался лесной дом отдыха, в котором в перерывах между боями переводили дух солдаты и офицеры Вермахта. В этом ключе вполне логически увязывались и тарелки со свастикой и массивные фарфоровые супницы, извлекаемые из живописного «Лесного» озера с сообщением об эвакуации тыловых частей и затоплении неких обозов с какими-то (возможно награбленными непосредственно на месте) ценностями. Итак, по всем предварительным прикидкам ехать нужно было непременно.

И вот после семи с половиной часов непрерывного движения мы наконец-то въезжаем в деревню Вотолино, ближайший к искомому озеру населённый пункт. Деревня своим внешним видом резко отличается от всех ранее виданных населённых пунктов и просто поражает нас и своим обликом и окружающей природой (чего только стоит одна «Гнилая гора», мощным пиком возвышающаяся на западной окраине её). Прежде всего, безмерно удивляет обилие каменных домов, а вовсе не привычных деревянных избушек, щедро представленных вдоль всей Ленинградской трассы. Ничего, что большинство деревенских строений явно было построено ещё до Октябрьской революции, они всё ещё смотрелись весьма и весьма внушительно. В один из них мы вскоре и заходим, поскольку именно в нём проживает проводник по имени Александр, с которым ранее была достигнута договорённость о том, чтобы он доставил нас к искомому озеру.

Но вот именно в это время, в процессе знакомства и размещения на постой, а также после недолгих разговоров с местными жителями у меня появились некоторые сомнения в достоверности исходной легенды. Неожиданно выяснилось, что до места работы нам предстоит добираться не полтора — два километра (как обещалось изначально), а добрых 8 километров! Впрочем, поскольку для передвижения был обещан трактор с тележкой, мы решили, что такое расхождение не слишком существенно. С неба всю дорогу нас поливал противный частый дождь, однако деваться было некуда, график работ был слишком плотный, и отсиживаться под крышей было некогда.

Прибыв на место, наша группа с большим трудом спустилась с довольно крутого размокшего от воды обрыва и вскоре вышла на топкий плотно заросший деревьями берег Беляевского озера. Очень симпатичного, надо сказать озерка, размеры которого я определил бы на глаз как 200 х 600 метров. К счастью, надоедливый дождь уже закончился, и можно было не опасаться короткого замыкания в электронной аппаратуре. В течение 15-и минут была надута и спущена на воду небольшая двухместная лодка «Уфимка» с надувным днищем, весьма удобная для работы на небольших водоёмах и мы с напарником выгребли на открытую воду.

Можно было начинать замеры. Но откуда же начать? После недолгих колебаний я решил, что самым экономичным будет сделать три прохода вдоль озера. Один прямо по его центру, а два других поближе к правому и левому берегу метров на 20 — 30. При этом я рассуждал следующим образом. Если немцы и в самом деле затопили здесь несколько тяжело гружёных автомашин, то они наверняка размесили их довольно компактно и уж наверняка ближе к центру озера. Такова уж человеческая природа. Замечено и неоднократно, что если что-то затапливается путём сбрасывания с какой-либо плотины, то делается это обязательно в середине насыпи. Если же затапливаемый предмет можно переместить по водной поверхности на лодке или плоту, то он, как правило, вывозится на центр водоёма. И в том и другом случае действует одна и та же логика, которую можно охарактеризовать буквально тремя словами. Звучат они примерно так — «Топи там, где глубже». Поэтому я надеялся тремя продольными проходами обязательно «зацепить» довольно массивную немецкую автотехнику, предположительно лежащую на его дне.

Кстати несколько слов нужно сказать и о плотине… раз речь зашла об этом. Сделав ещё только самый первый проход по акватории, я убедился в том, что никакой плотины на озере не было и в помине. Ведь подобные сооружения устраиваются только там, где озеро создаётся искусственно, т.е. на ручье или речке. Здесь же картина была совершенно иной. Беляевское озеро было замкнутым со всех сторон водоёмом, и лежало как бы в своеобразном цирке, сплошь заросшем по окружности дремучим лесом.

Невольно в голову начали закрадываться уже более серьёзные сомнения в достоверности исходных сведений. И в самом деле, посудите сами. Раз на озере не было плотины, то, стало быть, и местным мальчишкам неоткуда было нырять за тарелками. Это раз. Далее, непонятно как вообще немцы смогли доставить на лёд озера автоколонну. Дорога проходила довольно далеко от него и к тому же была отделена от берега весьма крутым спуском, преодолеть который в условиях снежной зимы было просто невозможно. И третье соображение, относится уже к самим ныряющим мальчишкам. Бежать за 8 километров от ближайшей деревни, чтобы пару раз нырнуть за старой тарелкой? Хм… весьма сомнительное развлечение для деревенских детей. Даже на хорошем горном велосипеде им пришлось бы добираться до места не менее часа, двигаясь по совершенно ужасной, размытой изуродованной тракторами лесной дороге, преодолевая при этом как минимум один брод.

К тому же даже я, дипломированный аквалангист и неплохой пловец не решился бы вот так с берега плыть до центра озера, после чего нырять на 6 — 8 метров, чтобы там, (к тому же в полном мраке) на ощупь отыскать вожделенную посудину. Такие акробатические фокусы можно проделывать только в том случае, если утопленная машина (или машины) лежит не далее 10 — 20 метров от берега. К тому же любому ныряльщику на столь значительную глубину нужны как минимум два помощника и в качестве вспомогательного оборудования хотя бы надутая камера от грузовика или трактора в качестве лёгкого плотика для отдыха на воде. Здесь же ситуация (из-за чересчур солидных размеров озера) была совершенно противоположная, крайне неблагоприятная для практически любого подводного пловца-ныряльщика.

Пока я рассуждал подобным образом, мой загребной уже успел совершить все запланированные манёвры и ожидал следующих указаний. Просмотрев полученные записи с показаниями прибора, я довольно быстро убедился в том, что на дне озера нет не только автомашин, но даже и старой выброшенной за ненадобностью лебёдки, я попросил его грести к тому берегу, где у костра грелись наши промокшие до нитки сотоварищи. Моё сообщение о том, что озеро абсолютно пусто повергло не только их, но и нашего проводника буквально в шок. Окрылённые легендой они никак не могли поверить в то, что столь красивая история оказалась очередным мифом. Но правде, какой бы она не была, надо смотреть в лицо. Это человек может что-то сочинить, или как-то неправильно интерпретировать сообщённые другими людьми сведения, а электронный прибор лишён подобной свободы воображения. Ему, и только ему одному, можно верить безоговорочно.

Пока мы ехали обратно, крайне огорчённый проводник, желая как-то реабилитироваться, неожиданно припомнил историю о том, что на болотистой местности вблизи самого Вотолино во время войны были подбиты и постепенно затонули аж целых три английских танка! Данное сообщение, конечно же, изрядно прибавило нам энтузиазма, но параллельно породило и новые вопросы.

— Откуда же здесь могли появиться английские танки? — напряжённо думал я, с трудом удерживаясь за борта судорожно дёргающейся тракторной тележки. Может быть, имеются в виду небольшие танкетки, которые действительно поставлялись в передовые части Красной Армии в 1943 — 44-м годах? Но здесь-то все события происходили в 42-м году, а не позже!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.