электронная
140
печатная A5
579
18+
TONUS. Поиск Эдема

Бесплатный фрагмент - TONUS. Поиск Эдема

Объем:
388 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-1149-8
электронная
от 140
печатная A5
от 579

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

В оформлении обложки использованы возможности и фотобанк сервиса Canva.com


Посвящается Елене М. С любовью!

От Автора

Дорогой читатель! Предлагаю на Ваш суд этот роман, вернее повествование от первого лица. Вас ждёт много правдивых эпизодов из жизни автора, кто-то узнает себя. В таких случаях, во избежание судов-пересудов, заявляю: все совпадения имён, жизненных ситуаций, эротических подробностей ― случайны и являются авторским вымыслом и, возможно, не совсем здоровыми мозгами Автора. Правда дополняется банальной или возбуждённой фантазией прототипа главного героя этой книги ― Антона. Возможно, скучное, но правдивое начало, по мере развития событий, переходит в бизнес-экшн. Персонажи, с именами, похожими на реальные, присутствуют в течение всей истории, у которой нет конца. Желающим читать боевик с убийствами или роман с интригами, предательствами и разоблачениями ― это, пожалуйста, к другим авторам. Вам на суд предъявляю тему любви, разбавленную историей жизни предпринимателя, прошедшего путь от мелкого до крупного бизнеса, с потерями и приобретениями. Непростой путь от «жизни» до Жизни.

Книга состоит из двух частей, очень разноплановых и непохожих друг на друга, хотя у них один и тот же автор. Но эти части неразрывно связаны друг с другом. Первая часть ― лирическая, подобие оды любви женщинам, оставившим след в жизни автора. Проходит время и главный герой ― предприниматель Антон, по прозвищу Тонус, волей случая или случайной закономерности, попадает в мир большого бизнеса, становится могучим Тони Тонусом. Здесь присутствует вся атрибутика Dolce Vita, сладкой жизни и мира больших денег, события происходят с невообразимой скоростью, подробно описываются бизнес решения и динамика развития международной компании. Но через всю вторую часть, также как основная, проходит линия настоящей любви.

Прошу прощения у тех, кто случайно узнал себя, что не спросил согласия на публикацию. Считаю, что имею право на самостоятельный выбор своих действий. Несколько прототипов персонажей у меня многого не спрашивали, а действовали нагло, некорректно, а порой бесчестно.

Рекомендую прочитать книгу до конца, в первую очередь ― это история любви, точнее поиска настоящей любви. Главный герой пройдёт череду разочарований, финансовых потерь и обретёт… Читайте.

С любовью, Антон Ивлев.


Категория 18+. Внимание! Используется ненормативная лексика. Присутствует описание эротических сцен.

Часть первая. «Жизнь» до Жизни. Ностальгия

«…Когда это было? Во сне? Наяву?

Во сне, наяву, по волне моей памяти я поплыву…»

Николас Гильен

«Я не знаю, как остальные, но я чувствую жесточайшую,

не по прошлому ностальгию ― ностальгию по настоящему»

Андрей Вознесенский

Начало

Итак, зовут меня Антон, близкие люди привыкли звать Тонус. Мне пятьдесят лет, организм этого числа не понимает, не принимает и упрямо присваивает моему нетщедушному телу, не более, сорока годков. Я этому не сопротивляюсь, на то есть причины. Здоровьем Бог не обидел, мой организм жаждет новых впечатлений и эмоций. За плечами три брака, точнее два с половиной, но об этом позже, ряд прекрасных любовных романов, да и просто патологическая любовь к красивым женщинам.

Основное действие вначале происходит в немалом, но и небольшом приморском городе, назовем его «Пеноморск». Ни конфликтных территорий, ни квазиполитики здесь не наблюдается. А происходящие страсти просто не могли происходить в глухой провинции. Пеноморск, Виват!

Мы, дети семидесятых годов уже прошлого столетия не могли знать новомодный термин «оттепель», и застоя ещё не было. Родители не пропускали первомайских и революционных демонстраций. Нам радость: ранняя бравурная музыка, весёлые родители, в особенности ― отцы, после прохода по площади Ленина. Но главное ― Вера! Вера в Завтра и спокойствие. Не застой! Мы жили, подрастали. Со средних классов мальчики и девочки уже старались подчеркнуть принадлежность к своему полу. Это и застежки на спинах девочек, под платьями угрюмого цвета и фасона, означавшие то, что «прыщики» уже требуют поддержки и внимания. И длинные, патлатые волосы, и клеши, да ещё с отворотами! Первые джинсы и, вместо ранца, потертый ПЭТ пакет, с когда-то, прежде красивой, фотографией импортной жизни. Драки и первые победы: «Эта чикса ― моя!» зарождающегося племени альфа самцов, победителей в дальнейшей жизни, сексе, бизнесе, во всём.

Я первый раз сильно влюбился в девочку Лену. Прошу прощения, за мой комментарий, но, сколько их, именно Лен, Елен, Элен, Л. пройдет и оставит след в моей жизни! Мы оказались за одной партой, проводы в школу и из школы, случайные невинные прикосновения и, главное, взаимовлюблённые глаза, взгляды, записки, вздохи. Что хотите ― второй класс средней школы! В будущем из Лены получилась шикарная, красивая женщина ― а-ля молодая актриса Наталья Фатеева! Повзрослевший, по-настоящему любящий взгляд Лены из прошлого я смог видеть в зрелой жизни. Очень этому рад, спасибо очередной встрече выпускников школы и последующему продолжению! Имя Лена стало навсегда главным в моей дальнейшей жизни.

Я не мог забыть и не вспомнить ещё об одной детской, чистой любви. С девочкой Лилей мы учились в одной школе, она на два года младше меня. Мы вместе, в средних классах, ходили ещё и в художественную школу, затем она выбрала жизнь в искусстве. Я, с придыханием, проходил или проезжал на велосипеде, по несколко раз в день мимо её окон на первом этаже, вдруг случайно её увижу или она выйдет на балкон. Помню наш единственный танец на дискотеке, когда я уже был студентом-второкурсником, без продолжения. Сейчас Лиля ― прекрасная женщина. Моя случившаяся и несостоявшаяся любовь!..

Я, неслучайно, вспомнил об этих двух «влюблённостях». Несмотря на то, что происходило всё в детстве, я испытал эмоции, которые позже стал называть «взрывом мозга». И именно присутствие этих эмоций, как правило, определяло моё дальнейшее отношение к понравившейся женщине во взрослом возрасте, а корни ― они здесь, в безобидном детстве. Именно такие, взрывоопасные женщины оставляли и оставляют глубокий след в моей жизни, в моей памяти, в моей душе. Многие черты характера человека закладываются в детстве. Бог наградил меня хорошей памятью событий, оставивших заметный след в моей душе. А сам я, давно определил для себя, что больше всего не принимаю, в окружающих меня людях ― я очень не люблю людей с короткой памятью!

Изменения

Школьные годы ― совершенно стандартные для всей страны тех времён. Возможно, в элитной части Москвы было уже иначе, но погоды это не делало. По-окончании средней школы ― опустошение. Что-то обломилось окончательно, безвозвратно. Уже не дети, но и, несмотря на студенческие билеты, ещё не взрослые. Но проходит ещё несколько лет, и всё выровнялось. Хотя нет, будем честны! Уже происходит расслоение. Появляются центры НТТМ, МЖК и другие комсомольские денежные инициативы. Рушатся шаблоны. Известная схема карьерного роста ― наличие диплома ВУЗа, с отличием, партбилет, аспирантура, кандидат любых «наук», замдиректора, чего-либо ― как раньше, не прокатывает!

Комсомольские вожди бросают осуществлённые детские мечты ― тёплые кресла секретарей ВЛКСМовских райкомов ― и уходят в бизнес, нисколько не жалея о сделанном выборе в будущем. Я не сразу понял и поверил в необратимые перемены, поступил и продолжал учиться в аспирантуре, работать на кафедре родного ВУЗа. В итоге пропустил первую волну кооперации.

В СССР появились новые деньги. Не нового дизайна, ещё с профилем божественного Ильича. И инфляция ещё не успела их в пыль обесценить. Коммунистический лидер, вкупе с проникшим через щели железного занавеса, капиталистическим Франклиным, служил средством платежей, для подсуетившихся советских людей за, недоступные ранее, товары и услуги. Безналичные ― дешёвые и неощутимые на ощупь деньги, комсомольцы-ростовщики превращали в живой нал, ни за х*й оставляя себе половину. На этом наследники великого Ленина сколотили фантастические стартовые капиталы и личные состояния, напокупали себе банков, продолжая заниматься всё тем же ростовщичеством, только раком поставили уже целую страну, и имели её во все дыры.

Но моё повествование не о деньгах. Мы будем постоянно о них вспоминать, возвращаясь и к лирическим моментам последних десятилетий, и к тревожным сообытиям. Но основное ― любовь, тот самый непознанный движитель жизни.

Студенческие подружки, переходящие эстафетой из рук в руки… Как много дали вы нам, требующим выброса сексуального адреналина и, одновременно, как мало. Мы вас помним, любим, но нам нужны были иные женщины. Мы ждали большего. Нам не нужен был переходящий вымпел. Все мечтали о заслуженном ― путём непростой победы ― красивом кубке. Кому полированная жестянка, кому серебро, кому золото с изумрудами!

Алла

Прошло меньше года после окончания с отличием ВУЗа. Впереди аспирантура и дальнейший путь, казалось, определён. Я сильно ошибался.

Я стою в очереди за билетами в кино в Доме политпросвещения. Там я оказался неслучайно, в этот день я получил диплом об окончании обучения в Университете марксизма-ленинизма. Фраза в анкете «член КПСС, закончил УМЛ» была в Советском союзе жизненно необходима для успешной карьеры. Предпремьерный, малоафишируемый показ смелой «Забытой мелодии для флейты» Эльдара Рязанова, в год семидесятилетия Великой Октябрьской социалистической революции. Уже подзабыли, а целое поколение уже и не знает, что был такой главный праздник, в СССР и странах соцлагеря. Передо мной, лицом к лицу, проходит девушка в импортной дублёнке бежевых тонов. ОНА!

― Молодой человек, разрешите пройти! ― Очень приятный голос прервал мои коммунистические размышления.

Сверкающий взгляд, брови вразлёт, нежная улыбка. Ничего больше. «Взрыв мозга» произошёл. Впервые. Образ полностью закрыл моё сознание, любовь с первого взгляда! Фильм в зале был, не видим и не слышим, все мысли были о НЕЙ. Извертевшись, так и не смог увидеть её в зале. Выбежав после фильма, не разглядел её в толпе. Упустил! Прошло тридцать лет. Помню ту встречу, тот взгляд, голос, образ, как вчера. Три месяца я искал Аллу, не зная имени, в немаленьком городе. Нашёл! Первый, запомнившийся, как самый мягкий в жизни, поцелуй. Свадьба, рождение сына, великолепные сексуальные отношения. Дешёвый, разрушающий быт, недостаток средств, ссоры на пустом месте, с практически лучшей и порядочной, ещё очень молодой женщиной. Много несправедливости. Расставания, новые жизни. Жалею ли я, что расстался с Аллой, прожив в браке менее десяти лет? Наверное, как в песне Юрия Антонова: «Я не жалею ни о чём. А то, что понято с трудом ― то мне дороже!..»

Но именно Алла продолжает оставаться моим ангелом-хранителем. Зачем ей это надо, не могу понять. Я продолжаю её заочно любить. Это чувство, наверное, надо назвать другим термином, не могу подобрать. Пусть это, какая-то производная любви. Нет привязанности и обыденности, нечастое общение, но именно в нужные, практически смертельные моменты жизни, только она оказывалась рядом. Нет, и не будет секса, но спасибо тебе, что ты есть в моей непростой жизни, женщина-судьба.

Конец 80-х, я работаю на кафедре в ВУЗе, преподаю, готовлюсь к поступлению в аспирантуру и, конечно, выполняю долг помощи бездельников горожан колхозному крестьянству и сельскому хозяйству Великой страны. Я вернулся в Пеноморск с очень необходимого, для нужд науки, сенокоса ― худощавый, сильнозагоревший, с копной волос на голове. Мимо меня, пешехода проезжает светло-зелёная иномарка с открытым верхом ― кабриолет, большая редкость в те времена. За рулём очкастый хомяк, вальяжно обнимающий мою будущую жену Аллу. Так, перед свадьбой, мы «проверяли» чувства, расставшись менее чем на полгода. Алла извертелась, кэб остановился, несколько нервных слов парочки в автомобиле, хлопок двери, и мы с Аллой вместе, почти на десять лет.

Еще моим соперником в покорении сердца избранницы был мой же офицерский статус. Для большинства младших сестрёнок старший брат ― непререкаемый авторитет и пример для выбора будущего спутника жизни. Брат Аллы, окончив военное училище, уже успешно делал в Москве карьеру военного. Я, чтобы не потерять полюбившуюся девушку, готов был принести лейтенантские погоны выпускника гражданского ВУЗа в военкомат. Кто знает, как бы закрутился вектор судьбы? Я не скажу: «жалею, или не жалею», но остался гражданским, да и через тройку лет бизнес перетянул на себя все другие, вполне сбыточные идеи.

На нашей с Аллой свадьбе присутствовал первый секретарь райкома КПСС, он вручил нам, молодоженам, заранее для него купленную родителями невесты хрустальную вазу. Обряд соблюдён. Где же та стеклянная хрень?! Генерал ― родственник из Москвы, тоже был, но главное, это присутствие важного партийного чиновника! Это было круто, по тем временам.

В зале торжества постоянно звучал хит Voyage, Voyage ― приятная и очень популярная песенка французской бесполой певицы Desireless. Три года назад, состоялась и свадьба нашего сына. Банкетный, уютный зал. Алла выглядела великолепно. Я, втайне, заказал музыкантам «Вояж-Вояж». Танцуем с Аллой. Оглянувшись, обнаружили отсутствие в зале кого-либо. Мы танцевали одни. Хороший танец!

Сухость изложения, я хотел дополнить максимально честными эротическими моментами. Не решился. Два наивных создания, в 80-е годы, ещё можно было быть такми, всё сильнее притягиваются друг к другу. Практически «пионерские» прогулки, первый поцелуй, запомнившийся, как самый робкий, торопливый. Очень мягкие, доверчивые губы. И в прежней, и в дальнейшей жизни у меня были умелые, ласковые, доводящие до экстаза лобзания других женщин, но это другая жизнь.

И ещё момент, да простит Алла. Я целую её молодые груди, и тут её руки с силой берут меня за голову, толкая вниз, и я слышу приказ, задыхающимся от страсти голосом, тихо, с придыханием:

― «Ту… да… ниже… ещё. Ну, же!!!»

Руки направили меня в любимое место. Эти и другие моменты ― память на всю жизнь. Вот такая, блин, ностальгия!

Моя любимая подарила мне сына, красивого мальчика, в ком я души не чаял. Я ощущал привязанность ребёнка к отцу. Дима с шести лет, сидя у меня на коленках, повторял действия отца за компьютером. Времена изменились, сейчас дети с трёх лет трут пальцы об экран планшетов, а тогда настольный компьютер был роскошью и стоил сто стандартных зарплат. Все последующие годы я поощрял его тягу к компьютеру, и он достиг серьёзных успехов. У меня и мысли не было, что я выберу жизнь без любимой семьи. Без Веры жизнь ничтожна, я верю в Бога, высшее начало. Но если есть Бог, то есть и сатана, которому не даёт покоя счастье, живущих на Земле доверчивых людей. Что со мной позже произошло, как не происки бесов, вселившихся в красивую женскую оболочку?

Я продолжаю работать в ВУЗЕ. Денег катострофически не хватает. Малообеспеченный быт успешно разрушает молодую семью, много ссор на пустом месте. А кооперация набирает обороты. Командировки в Москву помогают мне раскрыть собственные глаза. Я встречаю москвичей, работающих в первых кооперативах, поставляющих компьютеры и оргтехнику. У молодых парней горят глаза, есть стимул ходить на работу, они уже могут себе позволить намного больше, чем провинциальные учёные. И новые восьмёрки и девятки есть не только у бандитов, но и интеллигентам, с талантом коммерции, не чужды. Темп жизни в стране стремительно нарастает. Нужно что-то менять во взглядах на дальнейшую жизнь, опаздывать нельзя, иначе можно остаться за бортом истории. Я принимаю решение оставить перспективы написания кандидатской диссертации, карьеры преподавателя или руководителя высшего звена в каком-нибудь НИИ или оборонном предприятии и выбираю свободу. Достаточно рискованное решение, в то время мало, кто верил в необратимость произошедших перемен. В один момент, став хозяином первой своей фирмы, я осознал, что теперь всё зависит только от меня. Наверное, мне повезло, но за первый, неполный год работы в собственном бизнесе, я заработал порядка двухсот годовых зарплат младшего научного сотрудника ВУЗа, с учетом нарастающей инфляции и не считая затрат на оргтехнику и офис. Я уже мог купить автомобиль, пусть не с конвейера, но не через двадцать лет накоплений и отказа от других благ жизни.

Элен

Времена изменились. Начало девяностых годов. Для кого ― лихие, другим предоставились, практически неограниченные возможности, третьи перебивались с хлеба на воду. Эра интернета ещё не наступила, поэтому предприниматели использовали любую возможность создать новые контакты, искали новых партнёров. Мои поиски увенчались успехом, появились компаньоны в Ленинграде и Москве. Наш город Пеноморск в то время, да и сегодня, не интересен, в качестве стратегического партнёра, Столицам. Но человеческие взаимоотношения, дружба с партнерами, позволили позже работать успешно в масштабах страны, к тому времени уже называющейся Россия.

В начале девяностых, по телеящику шел бесконечный, страшно популярный сериал. Я не помню, да и не знал, о чём «Святая Барбара», что-то про «дольче вита», о сладкой жизни заморских богатеев, но там была молодая красавица, яркая блондинка Иден. Изредка поглядывая на экран из-за спин надоевших бесфигурных и рыхлых жён, в великолепную девушку Иден была влюблена половина мужского населения Советского Союза и молодой России. У меня красивая молодая жена, но ворвалась и прошла через мою жизнь пеноморская «Иден» ― девушка, похожая и внешним образом, и прической, и цветом волос с именем Элен.

Новый взрыв эмоций и мозга. В момент встречи, среди серой массы людей обоих полов осталось всего два человека ― я и Элен, не существовало больше никого. Взгляды встретились, два ярких взгляда двух красивых молодых людей. В этих взглядах и оценка, и надежда, интерес и секс!

Я ― молодой мужчина, начинающий предприниматель, любящий жену и маленького сына. И перемены, по-умному мне не нужны. Моя жизнь не была скучной, время рутины и обыденности семейной жизни ещё не наступило. Но я повстречал ЕЁ. Она, Элен ― молодая, красивая Самка. Встретить подобную женщину в жизни ― счастье, дающееся не многим и не всегда. Таких женщин нельзя и невозможно целенаправленно искать, Бог даёт встречу, как подарок судьбы, а уж как люди распоряжаются подарком, это на их совести. Я понимал, что наша будущая связь меня проглотит, я не смогу себя контролировать и разрушу семью. А сомнений, что мы будем вместе, у меня не было. Я решил использовать проверенный приём, клин вышибить клином. Трахнул одну, другую из нашего общего с Элен окружения ― не помогло. Удовлетворяя свою похоть с другими женщинами, все мысли были о ней, об Элен. Я пропал и, одновременно, был непересказуемо счастлив!

После прогулок, обжиманий и поцелуев, я покупаю для желанной женщины билет на самолёт в Санкт-Петербург, и этим даю возможность любимой самой ответить на заданный ею мне вопрос: «А зачем тебе это нужно?» Сам улетел раньше, командировка, успел сделать в Питере ряд дел и, в нужный час, стоял в аэропорту Ржевка ― был тогда ещё такой, под Ленинградом, для самых провинциальных рейсов ― с розой в руке. Надежда начинала таять. Рейс прибыл, Элен я не увидел.

Она прилетела!!! И со свойственной, необъяснимой женской логикой, решила со стороны понаблюдать за мучениями молодого ловеласа. В итоге всё компенсировалось сторицей. Я обладал красивой, чрезмерно сексуальной, многожеланной любимой женщиной, лучшей натуральной блондинкой, отдавшей себя всю и, как казалось, навсегда. Счастье и любовь на всю жизнь! Время, как будто остановилось и, одновременно, мчалось, с бешеной скоростью. Мы получили всё, что можно просить или требовать от жизни в тот момент. Мы были красивы, молоды, искренни, взаиможеланны и, конечно, наивны.

Офис

Жизнь начала вносить коррективы. Бизнес стал меня закалять, ужесточать и изменять в худшую сторону. Появились новые цели, перспективы. Я стал жёстче. На близких людях, это не могло не отразиться. Расставание с любимой Элен ― возможно, основная, неповторимая ошибка тех лет. Так я считал долгое время, недавно поменял своё мнение. А также, правда, значительно позже, развод с любимой семьёй. Новая, сложная жизнь. «Змея сбросила кожу» ― я родился в год змеи. Я часто использую эту фразу, так я называю события в моей жизни, по-другому называемые «начать жизнь с чистого листа». Основной вопрос остаётся без ответа: нужно ли было это делать тогда?

Бизнес развивается, становится многопрофильным. Напрягает, что он «местечковый», а Пеноморск ― малоперспективен для полноценного развития. На моих глазах, столичные друзья и просто знакомые становились долларовыми миллионерами. Моя вынужденная провинциальная пробуксовка начинала раздражать. Тем не менее, увеличивается штат сотрудников, сложно становится контролировать коллектив. Мне нужна помощница с мозгами и, разумеется, с хорошими внешними данными. Должен присутствовать определенный дресс-код. И она появилась, опять-таки, с именем Елена, принятая на должность офис-менеджера. Красивая и умная молодая девушка с пушистыми, непослушными натуральными кудрями длинных волос, неповторимой, загадочной улыбкой и тёмными глазами с пронзающим взглядом. Но куда мне деть свои, избалованные тестостероном мозги? Мозги не умного, состоявшегося бизнесмена, а мозжечок молодого повесы, любителя красивых женщин. Я целых две недели смог сдерживать «наблюдателя» дресс-кодов, перейдя к созерцанию андресс-кодов. И очень неплохая, с хорошим профессиональным потенциалом сотрудница превращается в фаворитку молодого шефа, причём достаточно надолго. Красота требует жертв!

Увеличивается размер офиса, отечественный б/у хлам меняется на современные иномарки. Появляются новые влюблённости, антураж позволяет делать выбор, в пользу одной красавицы, либо другой. Кто-то оставлял след в моей жизни, другие проходили транзитом. А нужно ли всегда выбирать? Гуртом тоже интересно. Но женщины не мешали работе, наоборот, заряжали меня потенциалом, помогая развитию фирмы. Алкогольного, а тем более наркотического тумана не было. Спасибо, наверное, нестоличному статусу нашего города.

Волны памяти постоянно отбрасывают то к одному, то к другому событию моей нескучной личной жизни. Уважаемый читатель, прошу прощения за прыжки по времени. Я же обещал эти прыжки по волнам памяти в эпиграфе к первой части книги.

Эленград

А в Памяти, которая постоянно «жалила», стояли единственные любимые, любящие глаза. И я, признаюсь, оказался элементарным трусом. Бросил Элен, чуть менее трёх лет уже назад ― напомню, что речь идёт, о середине девяностых годов ― не простившись, не объяснив причину. Утешал себя, оправдывая тем, что расставаясь, любя ― жизнь остается, любящим, что-то должна. Так учил в своих лирических песнях любимый, в то время, поэт и исполнитель Игорь Тальков. Осталась недосказанность, вся жизнь, мол, впереди, потом доскажем… А той любящей женщине, Элен ― очередная иномарка была бы атавизмом. Поцелуй в её любящие глаза мог изменить жизнь до, вполне возможного, идеала. Мой девиз ― «не жалею ни о чём», нарушается 1996 годом. Его можно и нужно было прожить иначе, по-другому, аккуратнее и бережнее. Вру! Иначе было нельзя ― проживи я этот год осторожнее, с разумом и оглядкой, не было бы двух новых жизней, двух дочек. Бог такого не мог допустить! Но об этом ― чуть позже.

Вернемся, с середины девяностых, снова на три-четыре года назад, опять в начало девяностых годов. Ленинград-Петербург. Говорить о любви к этому мегаполису непросто. Поскольку у каждого свой взгляд и совершенно разные любимые места. Можно вспомнить известный стих Осипа Мандельштама «Ленинград». Ёмко написано! Или современная песня «Ленинград, Петербург, Петроградище» Юрия Шевчука. Я «открыл» любимый город нескольким женщинам, но, назвал и до сих пор называю Петербург не иначе, как Эленград. Хотя, Ленинград в другом смысловом прочтении, чей? ― Ленин! ― тоже будет правильно. Студентом я неоднократно бывал в этом городе. Тогда он был серым, неухоженным, но любимым. Даже дождь в Питере приятнее и естественнее, чем в Москве. Пришла мысль, что женщинам стоит взять, как пример, то, что и мужчина с гранитной основой, после проявления веры и любви, может преобразиться в сверкающего красавца. Эленград. Это название я придумал во время первого нашего совместного с Элен знакомства с Ленинградом. Не помню, может он был уже переименован, но долго в мыслях и словах оставался в старом названии. Позже были и другие поездки с Элен в Петербург, возможно зря. А во время первой нашей встречи, Эленград ― это еще не отремонтированный еврошаблон, он был красив тем, что был наш!

Я, Элен и Эленград, божественное естество! Тот самый любовный треугольник, когда «Я, Она и Он» ― это честно, красиво, непо́шло. Мы подолгу бродили по Невскому проспекту, начиная с моста Алексанра Невского, сворачивали к Летнему саду, возвращались на проспект. Проходя Дворцовую площадь, доходили и прикасались к Растреллиевым колоннам. Поднимались на вершину Исаакиевского собора и смотрели сверху, обнявшись и целуясь на ветру, на город, памятник Петру I, шпиль Адмиралтейства. При всём моём равнодушии к Александру Розенбауму, его «Ленинградский цикл» песен мне очень близок. Он, в своих песенных прогулках по Ленинграду, бродил по тем же улицам. Мы с Элен не были одиноки в чужом городе. Мы были с ним втроём и наслаждались молодостью, жизнью, сексом. Вернувшись в рутину Пеноморска, потеряв третьего партнёра, мы начали постепенно терять друг друга… Пеноморск всегда относился к нашим чувствам без должного понимания и участия. Вот такой Pas de Trois, танец для троих без хеппи-энда. Но, как оказалось ― с неким подобием продолжения, о чём расскажу несколько позже.

Золотистая Л.

Не сразу решился написать об ещё одной красивой молодой женщине, оставившей след в моей жизни. Пусть простят Тани, Наташи, Нади, Ольги и другие те, о ком не «вспомнил». О, вы, мои любимые подружки, вы сделали мою жизнь насыщенней, ярче. Спасибо вам! Я не стараюсь перебрать по-порядку всех своих возлюбленных, это, пожалуй, было бы сложно. Мне хочется поделиться чувствами и эмоциями, переполнявшими меня в различные периоды взрослой жизни. Для чего? Да хотя бы для себя, во время написания книги и её перечитывания, с целью правки и дополнений, я как-будто снова переживаю те прекрасные времена, и мне хочется вновь и вновь возвращаться по волнам моей памяти. Во сне? Наяву? И опять переживать остатки эмоций.

Перенесёмся ненадолго в середину девяностых, мне тридцать лет. Бизнес продолжает развиваться, многое получается. Но в личной жизни появилась проблема, меня начинает напрягать и тяготить связь с фавориткой моего офиса. И ничего не могу с собой поделать. Клин снова надо вышибить хорошим клином.

Красавицу звали, конечно, Л. Совсем молоденькая девушка, год, как приехала из США, прожила там какое-то время по школьному обмену. Яркая, непосредственная, порой, по молодости, наивная натуральная блондинка. И это тоже был «взрыв». Сильнейший взрыв эмоций в отношениях Молодости и Зрелости. Или, благодаря восемнадцати годам её возраста, фальши не заметил совсем. Скорее всего, этой фальши просто не было. Природная чувственность и сексуальность, жажда секса и нового в ощущениях. Как-то попросил её не надевать трусиков, и она в коротком платьице, вприпрыжку от дома бежит к моей машине, сверкая золотистым лобком. А какими сквиртами она награждала любовника! О! Как мы хорошо кончали! Прошу прощения за интимные подробности, но женщина или создана для любви и секса, или, увы, у мамы с папой что-то не получилось…

Запомнилась одна лирическая тема. Лежа в изнеможении, после утех, в гостиничном номере, Л. заявляет: «А я петь хочу!». Она и внешне очень похожа на светленькую солистку шведской группы ABBA, а тут Л., практически профессионально, с отлично поставленным «американским» английским поёт, а капелла, ставшую навсегда моей любимой, песенку «Happy New Year!». Да, шампанское закончилось, No More Champagne, как пелось в песне… Пора за руль, домой, к семье. До встречи, золотистая радость, искренне, до сих пор, давно уже не мой, любимый человечек!!!

Меня напугала её молодость, но это то, что проходит. Расстался я с Л., с появлением Натальи, ставшей позже моей второй женой. Много отношений резко закончились. И связано это с Наташей, поверил я ей, мудак. Не всё надо было рубить с плеча. Я «не жалею ни о чём», только благодаря двум подрастающим красавицам ― дочкам. А в завершение «аббовской» лирики, поставлю ка я в машине ещё один нетленный хит ABBA ― «The Winners Takes It All»… Ещё не поздно петь этот гимн победителей!

Скажу без сарказма ― я счастливый человек, потому что у меня было то самое необходимое и достаточное количество женщин, оставивших заметный след в моей жизни, в моей памяти. Я не беру в счёт перепихоны для физиологических потребностей мужского организма. Красивые, прекрасные и очень разные женщины моей судьбы, Спасибо вам! И простите меня, ценители моногамии, я ― из племени «полигамов», не отношу себя к однолюбам. Я, совершенно не хочу вмешиваться и подвергать сомнению сложившиеся семейные устои и моральные ценности. Но любовь ― чувство приходящее и проходящее, человек не может этим управлять, нельзя заставить себя полюбить или разлюбить, нельзя установить время и срок для любви. Не зря считается, что любовь ― божественное чувство. Управляет этим Бог. Я пишу очевидные, многим известные истины, но лишний раз про них вспомнить нелишне. Главное, что хочу попытаться объяснить, это то, что жизнь без любви не имеет смысла. Да и, возвращаясь к полигамии, хочу спросить, что лучше ― библиотека или одна, зачитанная до дыр, любимая книга на столе, алфавит или одна буква, интернет или один файл? Спорный ли вопрос?!

Менеджер

Жизнь продолжается, работа не ждет. Мы опять вернулись в девяносто шестой год.

«…Офису требуется менеджер, офис-менеджер, секретарь…» Мы не отставали от тренда современной организации офисного пространства и, как и другие фирмы, периодически публиковали подобные объявления, будучи уже известным в Пеноморске предприятием. Анекдотические истории случались. Из невыдуманного ― одновременно офис посетили два о-о-очень длинноногих, короткоюбочных губастых существа женского пола и, в процессе завершения короткого собеседования, я услышал то, что и расчитывал услышать:

― А что, ещё и работать надо?! (!) ― бляди, явно, ошиблись дверью.

Тем не менее, после конкурса, в коллективе появились четыре новых человека. Ребята активно, с молодым энтузиазмом приступили к работе, офис вошёл в новый ритм.

Мне позвонил друг Денис. Москвич, один из руководителей и главный идеолог набирающей обороты московской фирмы, в те времена соучредителя моей компании.

― Тоха, как жизнь? Есть идея, не принимающая твоего отказа. Дуй на вокзал, предлагаю пару-тройку дней отдохнуть на даче моей тёщи. Шашлыки, пиво, х*ё-моё разное, поп*здим, есть тема, Матвей подтянется, к Николаю заскочим, он дачу новую забабахал ― закачаешься! Завтра встречу тебя на вокзале, ― какой дурак откажется, я покупаю билет.

После вокзала мы с Денисом заскочили на его девятке, цвета «мокрый асфальт», круто по тем временам (!) ― к нему домой, взять приготовленные для отдыха компоненты. Будущий долларовый миллионер жил в двушке имени Брежнева, то есть в брежневке. Мы приехали на дачу, там он поселил меня в стоящий в конце утопающего в зелени участка вагончик ― «гостевой» дом. Из окошка открывался вид на другую сторону садоводческого товарищества, находящегося в опасной близости к кольцевой дороге, то есть на землях, через десять лет ставшими золотыми. Там виднелась заброшенная стройка, стоящие буквально друг на друге пара десятков котеджей, все в разной степени готовности, заросшие бурьяном.

― Денис, что за х*йня за окошком, дома друг на дружке стоят, кто их купит? И почему стройка заморожена?

― Ты сам, Тоха, ответил на первый вопрос. Парни взяли кредит и пожадничали. Решили побольше бабла срубить, построили в два с лишним раза больше домов, а продажи не пошли. Ребят больше нет, их закопали… А вот и Матвейка подтянулся, поехали на его восьмёрке реэкспортной прокатимся к Коле, здесь недалеко. Братуха лихо рулит, лучше пристегнись!

Правда, московской жизни ― горе девелоперы за ошибки заплатили молодыми жизнями. Москва предоставляет возможности, но и жёстко спрашивает за разъе*айство в жестоком бизнесе. Да, ещё жив был Николай, талантливейший бизнесмен, умерший скоропостижно в девяносто восьмом, не женившись и не оставив после себя наследников. Лихач Матвей, позже, добившись своим высоким лбом больших долларовых успехов в бизнесе, красавец кудрявый блондин ― погиб в страшной аварии на заряженном седане BMW M-серии. Он доверил руль профессионалу ― персональному водителю, воткнувшему автомобиль в лоб большегрузу на обгоне, по дороге на дачу. Трое детей остались без любящего отца…

Денис предложил мне жирную должность в своей фирме, успехи нашего совместного предприятия в Пеноморске он хотел спроецировать на СНГ, спросил, есть ли на кого оставить мою компанию в доверительное управление в моём родном городе. Я, с благодарностью отказался, всегда предпочитал независимость. На «моё» место приняли жополиза менеджера, постоянно ныряющего в кабинет гендиректора Николая. И тот, позже, сделал головокружительную карьеру. Я, поблагодарив Дениса за отдых, вернулся домой.

Я не был навязчивым руководителем, боссом, постоянно сидящим в кожанном кресле. Встречи на территориях Заказчиков, постоянные командировки, насыщенные рабочие дни. Заскочив как-то вечером в центральный офис, обратил внимание на миловидную невысокую блондинку. Возможно, раньше, я её видел мельком. В те времена у нас в офисе постоянно бывали агенты Herbalife, а там, в основном молодые симпатичные девчонки ― мы им помогали размножать прокламации пользы союза здоровья с натуральным продуктом, поэтому я уже не обращал внимания на новые лица. Вызвал секретаря, которая объяснила, что это её подруга, зовут Наташа, и она ждёт, когда закончится трудовой день у её друга А., пожалуй, самого перспективного из вновь принятых новых менеджеров. Ответы получены, продолжаю работать. Никакого «взрыва мозга» и никаких взаимно обещающих взглядов. Да мне в тот момент ничего нового просто не было нужно. Но Вадик, мой друг и однокашник, часто бывающий у меня в офисе, подначил:

― Какая симпатичная девушка, видно, что «голодная», недоё*банная. Надо заняться ею, что ли?! ― произнес он, оценивающе глядя на неё и, усмехаясь, на меня. Моё самолюбие взыграло: «Как же так, Я ― первый». И сам поглядел, тоже оценивая потенциальную «жертву» коротких отношений. Как же я ошибался! Оказывается, не я делал выбор!..

1996 год. Я знаю и вижу, в каком направлении развивать бизнес. В личной жизни ― спокойствие: наладил отношения с женой, сын вот-вот пойдёт в школу, куплена хорошая дача с камином, новый автомобиль. В сторонних личных связях произошло, если можно так сказать, насыщение, точнее пресыщение, даже бывшую подружку передал, как в эстафете, обиженному на неудачи в собственной личной жизни, сотруднику. Офис грустил от отсутствия финансирования «вечеринок» ― шеф, временно, не пьёт. Резюме: хорошая, здоровая, развивающаяся фирма с хорошей репутацией и здравомыслящим руководителем. Так бы и продолжать, но вот… Правы французы, которые сделали знаменитой фразу А. Дюма: «Cherchez la femme» ― ищите женщину, причину многих бед, неудач и недоразумений!

Новый менеджер грустил, нервничал.

― Что случилось, А.?

― С невестой поссорился… ― помочь человеку в моём положении достаточно легко.

― Прыгай в мою машину!

По пути покупаю большой букет из роз, отдаю А. и подъезжаю к дому «его невесты», разумеется, он показывает дорогу. Я «послушно» верчу рулём, уже прекрасно зная, что живёт она в соседнем с моим доме. Мой дом рядом. Утром человека не узнать ― менеджер счастливый, работоспособный. Оказывается, он похвастался Наталье, что букет купил шеф, и она тут же наградила курьера жарким поцелуем. Святая «простота» или мудак. Но я не буду лукавить. Букет я покупал не дурачку менеджеру для решения его проблемы. Я выбрал лучшие розы для женщины, которая начала, меня, интересовать, которая мне понравилась. И она это поняла, молодой и неопытный в покорении бабских сердец парень такими знаками внимания раньше замечен ею не был. Ну а способы доставки цветов адресату бывают разные, в том числе таким курьером. Я чувствовал себя пауком, расправляющим сетку. Жизнь покажет позже, что «мухой» оказался… Я!

Наталья

Несколько дней, после «счастья курьера» расставили основные точки над «i». Мой любимый пригородный санаторий, в очередной раз, шаблонно, помог решить вопрос с местом свиданий и признаний в любви, разумеется «вечной». Мало того, мы с Натальей встретили там Новый год. Я дивился явствами, которые помог привезти из её дома, всё ещё паркуясь, при загрузке продуктов, в стороне от нужного подъезда, чтобы в лоб не столкнуться с недоумевающим женихом. Мама с дочкой пробивали дорогу, через желудок к сердцу бизнесмена, Варвара-краса, бля! Примерно, в эти дни я сказал молодой любовнице, что, как женщина она ― «заготовка». И пообещал за десять лет совместной жизни сделать из неё «настоящую» женщину. А сомнений, что мы будем вместе, как бы уже не было.

Я, Антон Тонус, затеял очередной проект. Я себя уже, находясь в эйфории от ряда успехов, начинал считать полубогом. Не судите, сам себе успел дать справедливую оценку. Опасную игру я тогда затеял с жизнью. Но женщину, устраивающую меня из заготовки, как и обещал, сделал! Бля…

Наталья оказалась весьма умным человеком, точнее продуманным и непростым. Ей бы открыть курсы для тупых «несушек» ― и могла бы получать неплохой доход. Она не перечила, не создавала нервозность, как бы всегда во всём была согласна с мужем. А я, оценив такое «самопожертвование», работал всё энергичнее, рискованнее и эффективнее. Обороты фирмы росли, вся атрибутика успешной семьи присутствовала ― большая еврофаршированная квартира, дача в ближнем пригороде, несколько автомобилей, золото, шубы, шмотки из Европы. Для нестоличного города такой набор ― показатель неимоверной крутости. Я не замечал, или не хотел замечать нарастающую фальшь отношений. Постепенно я начал подписывать некоторые бумаги, наивно доверяя жене. К примеру, завещание, откуда был исключен сын от первого брака. Почему остался жив? Этого не понимаю. Вы спросите, как опытный в бизнесе человек, подписывать что-то, не думая? Я сам на многие происшедшие события, где я выглядел лохом, не могу найти ответ ― почему? Происходило нечто за пределами понимания.

Вернёмся к правде начала отношений. Всё было красиво ― страсть, постоянное желание друг друга. Всё время ― вместе. И в печали, и в радости? Нет, конечно, только в радости. Много разговоров, планов. Никто пока не вмешивался и мы, в один из ночных кухонных разговоров пришли к соглашению, которое позже нарушила, не стала выполнять Наташа. Попытаемся простить очередную женскую слабость, то есть хитрость. Но если перевести на деньги, эта «слабинка» дала убытки, превышающие разумные цифры. Терпеть не могу людей с короткой памятью, они перестают для меня существовать.

Наша «любовь» дала жизнь двум замечательным девочкам. Сейчас они, не без помощи родственников, настроены категорически против отца, давшего им жизнь. Я молчу, не говоря им правды, чтобы не нарушать их психику. Аня ещё мала, а Маша застряла в юношеском нигилизме. До девушек, способных самим проанализировать, что произошло, они не доросли. Когда меньше знаешь, проще жить и хорошо учиться. Опасна Вера в лжебога, кем для них сейчас является лживая и алчная Наталья. А кто у нас он, лжебог ― в данном случае, она? Антихрист. Неспроста она, какое-то время спустя, после моего ухода, сняла крест и вынесла иконы.

Никакой анализ старта и продолжения отношений ― моих с Наташей, не мог помешать великому событию ― рождению новых жизней. Если бы существовал оракул, предсказавший и предложивший мне другую жизнь, мой ответ: исключительно рождение двух прекрасных душ, а всё остальное ― пустота! Очень тяжело далась мне эта глава. Основная причина ― так называемая «прочитанная книга». Я совершенно остыл к предавшей меня женщине. Все убытки вторичны. Она ― мать моих детей, а как женщина ― мелочь, песок. Вот какую женщину я сделал из заготовки, скульптор, бля! Рассыпался гипс ваятеля. Это была единственная глава, где было «правильное», грамматически, написание имени. Далее ― наташа. Не выше.

Завершить тему, связанную с наташей, хочется приятными и самыми значимыми эпизодами из нашей совместной жизни. 2001 год, январь и несколько непростых лет спустя…

Идет совещание в офисе, иногородняя делегация. Звонок на мобильный телефон. Я срываюсь, прекратив переговоры. Мощный заднеприводный автомобиль, Mercedes 300 Coupe, разрывает снежную кашу нечищенных, после снегопада дорог. Нет никаких правил, есть цель ― роддом. И вот, у меня на руках, только что, в моём присутствии родившаяся дочка, с темными, длинными, упрямыми волосками. Она внимательно рассматривает, молча, перестав орать, слегка нахмурившись ― запыхавшегося мужчину. Улыбка. Возможно, показалось. Здравствуй, родная доча Мария! Через пять с половиной лет будет похожая гонка. Однако, навалившийся груз проблем, давящий на фирму, как мне казалось, притупил эмоции. Да нет!!! Здравствуй ещё один комочек, живи, радуйся жизни, Анютка! Матери, наташе, после трудов тяжких ― шампанского! А я, усадив в Lexus врачиху и акушерку, долго катался по ночному городу, пустив по кругу, не забывая сам прикладываться к горлышку, бутылку Red Label, пока она не опустела. С днём рожденья, долгожданная дочка!

Анонс

Чтобы вы не думали, что вся книга ― «нудная» мелодрама, предлагаю анонс повествования, в стиле бизнес-экшн, то, что читателя ждет через некоторое время. В коротких предложениях, конечно, экшена нет, есть небольшой фрагмент Dolce Vita. Терпение, всё взаимосвязано!

• Темная трасса. Слева слышен шум прибоя. На приборной панели Mercedes, стрелка тахометра у красной линии. Antony Tonus находит на мониторе музыкальный файл «По волне моей памяти» ― «…золотая, как солнце кожа, тоненькие каблучки, веер волос из шёлка, складки платья легки…» Скорость нарастает. Никакой тревоги. В пути, за рулём, встречает рассвет. Звучит монотонный Frank Duval, «Give me a vision». Светлеет. Tonus паркует MB GLE Coupe, заходит домой, целует жену и дочь, заваривает кофе. Прикрывает глаза. Снова звучит «По волне моей памяти»…

• Вечер в Греции, фрагмент ужина, пирс. Дочка удивленно и вопросительно показывает на графику изумрудного цвета, огромной пришвартованной яхты. Папа и мама загадочно смотрят любящими глазами друг на друга и улыбаются. Розовая закатная идиллия, слышится лёгкий плеск волн о причал…

А дальше, ещё раз хочу предупредить, будет блок ностальгических, возможно скучных историй, рассуждений и поучений. Но всё взаимосвязано! Потерпите полтора-два десятка страниц, либо перелистните их и, как будто другой главный герой, хотя это буду я, всё тот же Антон, проведёт вас в другой мир ― Dolce Vita and Luxury World. И вас ждёт новая, красивейшая и фантастическая история любви.

Элен

Элен. О ней хочется много рассказывать и, одновременно молчать, потому что та Элен, отложившаяся в жизненной памяти и занимающая половину моей жизни и лучшее место в моей душе, в прошлом моя женщина. И любые подробности ― это интимно, только наше. Просто время чего-либо «нашего» закончилось. Значит, ворошить прошлое, тем более интимные моменты, не имею права. Если только придумать, пофантазировать… А говорить и вспоминать следует о ней, об Элен, в первую очередь. Снова волны памяти переносят меня в другие времена.

В Пеноморске строился медицинский диагностический центр по стандартному, неудобному советскому проекту. Начало девяностых, моей небольшой фирме удалось взять какие-то мелкие подряды. На территории больницы было помещение, где решались и производственные вопросы, и выдавали зарплату медперсоналу. Заходя недалеко вперед, через некоторое время эта «бытовка» станет моим первым офисом.

День выдачи зарплаты медикам. Я сижу за столом, спиной к окну, жду, когда пройдёт шум. Но почему стало светлее?! Поднимаю глаза и, среди достаточно большой серой толпы, я вижу ЕЁ. Не она среди толпы, а серая масса вокруг неё. Молодая врач, очень статная, красивая блондинка, причёска ― коса, с плетением от темечка, как у привлекательной Иден из «Санта-Барбары». Высокая, полная грудь сразу привлекла моё внимание. И Взгляд!!! Мы нашли друг друга. Такого единения взглядов не было и, возможно, не будет в моей жизни. Забегая вперёд, скажу по секрету, БУДЕТ! Прошло некоторое время, когда состоялась новая встреча с блондинкой.

― Девушка, разрешите Вас… Пригласить, ― мой первый танец с понравившейся женщиной, во время врачебного «корпоратива», который отмечали в ближайшем кафе накануне 8 Марта. И тогда она сразу, телом, почувствовала серьёзность и крепкость моих намерений, мой «друг» заменил слова и заставил глубже задышать желанную партнёршу по танцу.

Затем вечерние прогулки по Пеноморску, тайными тропами, женатому мужчине приходилось соблюдать некоторые глупые правила. И ещё приходилось скрывать наши отношения от коллектива. Голодные врачихи соревновались за толику внимания молодого, красивого самца. Наши с Элен прикосновения, настойчиво требующие непрекращения и продолжения, жаркие поцелуи, а их было огромное количество, на всю жизнь хватило!.. Мы день проживали как месяц, настолько было важно и пообщаться и, слившись, не отпускать друг друга…

Судьба, та ещё злодейка, мало счастья дала нам. А может, разозлилась на двух глупых молодых людей, созданных друг для друга, полностью подходящих друг другу во всём, а они (или он) испугались счастья?! Похоже, что так. Я пропал из жизни Элен на двадцать с лишним лет, струсив объяснить причину ухода и этим нарушив нашу договорённость. Мудак?

Снова наталья

Ещё раз вернёмся в девяносто шестой год. Алла. Жена продолжает поддерживать тление домашнего очага. Она замечательная хозяйка, относительно ласковая женщина, материнские чувства к сыну выше всех похвал. Муж заметно перебесился, «командировок» стало меньше. Оглядываюсь на тот период жизни и думаю, что нехватило немного, чтобы всё наладить, выровнять. Но так получается, что кто-то, со стороны не даёт покоя. Мефисто? Только ли мои неразумные мозги помешали сохранить семью, следуя плотскому инстинкту? Жизнь решила засунуть меня в миксер-дробилку. Что за коктейль получится из этого молодого лидера, любителя женщин?

На горизонте появилась наталья. Думать о ней я стал чаще. То подброшу до дома вместе с ухажёром-менеджером, но ему после обжималок у подъезда ехать на другой конец города. Я не вмешивался, но наталья убедила «жениха», что проще завезти его, а мы сами доберёмся. Чмоки-чмоки. Доехали до стоянки, живём в соседних домах, паркую на охраняемой автостоянке автомобиль, моросит дождь, раскрываю зонт. Наконец-то, наталья берёт меня под руку, прижимается, и мы два квартала идем, по направлению к её дому, практически молча. Но возле подъезда, прощаясь, не можем наговориться часа два. А после возвращаемся на парковку. Женская хитрость, логика, якобы что-то забыла… ― и я в западне. Катаемся, куда глаза глядят, включаем громко музыку за городом и танцуем, всё ближе, притягиваясь, друг к другу… Рассвет. Пора по домам.

Вставляя ключ в замок квартиры, я впервые не придумывал ответ на, возможный, вопрос «где был?». Жена всё поняла. Влажные, красивые глаза смотрели на меня, не укоряя, заранее прощаясь. Я потерялся. И не нашёл себя до недавнего времени, пожалуй!

А наталья оказалась очень компанейской подружкой. Мы проводили вместе много времени. Она могла быть и тенью, и ярким пятном в коллективе фирмы, который неоднозначно принял выбор шефа. И плевать ей было, что в офисе продолжал работать её бывший «жених». А пользу фирме он приносил немалую. Конечно, по отношению к нему я был неправ но, альфа самцы не жуют сопли и держат свою самку в крепких руках. Позже я понял, что в планы наташи не входило отпускать меня от себя, и она добилась поставленной цели, молодец. Повторюсь: мы уже строили планы на будущее, в сексе было так, как надо мне, казалось, что и ей. Результат ― развод с женой и свадьба с натальей. Но…

Возможно, не надо было терять Аллу. Повторюсь: жизнь сложилась так, что отношения мои и Аллы в современное время, напоминают дружеские или товарищеские, так вернее. Я им не смог придумать термин. Это что-то уже над дружбой и над любовью. Последнее время я этим дорожил, но всему приходит господин конец.

После кризиса

Не без труда, мы преодолели кризис конца девяностых. Об этом периоде можно было бы написать много, но нет смысла. В переводе, с обесценившихся денег, на что-либо, более осязаемое, мой личный убыток исчислялся цифрами, на которые можно было купить несколько многокомнатных квартир. И, замершая во внедоумении от происходящего, бездействующая в течение нескольких месяцев фирма. Задолженности по зарплате и аренде помещений. Было очень трудно, убытки девальвация рубля принесла колоссальные, бизнес замер в ожидании, но ― выжили! Оглядываясь назад и осмысливая произошедшее, понимаешь, что о таких «кризисах» нужно мечтать. Да, было трудно, кто-то, из слабых кооператоров, спёкся. Но настоящие предприниматели, сделав выводы, попёрли в гору. Не буду скромничать, движение вверх, к настоящему успеху пошло и у меня. Настала пора тучных нулевых годов. Оборудование, поставляемое нашей фирмой востребованно и в соседних регионах, платежи проходят во все стороны ритмично, своевременно. Мы начинаем пожинать плоды успеха, делаем хорошие объёмы закупок у московских и питерских партнёров, выходим в лидеры, нас уважают и балуют различными бонусами.

Меня пригласили на «Первую конференцию» партнёров крупной московской компании. Дилеры, проектировщики, представители региональных филиалов, зарубежные гости собрались в Москве, в Центре международной торговли на Красной Пресне. На входе в центральный корпус нас встречала скульптура Меркурия, Бога торговли. Конференция была приурочена к пятилетию компании. После деловой части и ряда докладов руководителей и гостей из Бельгии, Японии и Австрии, настало время вопросов из зала. Я был в числе участников, задавших вопрос. Но ответ подразумевал индивидуальное общение после конференции, не всё было для общих ушей. И вот финальная пьянка ― банкет. На сцене ведущая финальной части праздника Лолита. Я зауважал эту эпатажную женщину, видимо на корпоративах она ведёт себя аккуратнее, чем мы её знаем по скандалам из светской хроники. Она спела живьём, без фанеры, ряд своих хитов и передала эстафету Меладзе и другим артистам. В холле я получил интересующий ответ на свой вопрос от Александра, генерального директора фирмы. Разговор продолжался, к нам присоединились его компаньон из Австрии и гость из Бельгии. Саша побежал за «Вдовой Клико». Мы курим, полы в холле ковролиновые. Я, для таких перекуров, всегда имею маленькую карманную пепельницу. Иностранцы заметили, что их собеседник не чужд правил этикета. Бельгиец достал сигару, я понял, что сейчас уже я буду наблюдать за соблюдением этикета. Иностранец оправдал ожидания. Дело в том, что пепел, получающийся при курении сигары нельзя стряхивать, сигару нельзя «бычить». По х*ю ковролин, настоящий джентльмен остаётся джентльменом в любых условиях. Шматок пепла падает на полированный ботинок господина и рассыпается по ковролину, частично оставшись на блестящем оксфорде и брюках бельгийца. Тот никак на это не реагирует. «Уважаю», ― подумал я. Выпив с господами приятного на вкус шампанского, я ретировался. С Александром мы сохранили приятельские отношения на последующие годы.

Более-менее жирные столичные дистрибьюторы организуют чартерные, халявные рейсы для лучших дилеров в Турцию, Египет, Вьетнам и другие страны. Кстати, затраты на проведение семинаров и конференций, включая авиаперелёт, пятизвездочный отель, оплату труда приглашённых звёзд эстрады значительно ниже, нежели сделать подобное в зажиревшей Москве.

Первая выездная конференция в Турции, март, тепло, хорошо. Начало саммита и, увы, траурная миссия. Шок! Минута молчания, стоим, поминаем Виталия Савилова, убитого в Москве накануне, основателя нашего направления в бизнесе. Я знал его с девяностых годов. Он прожил и проработал в Японии пять лет, свои полученные знания перенёс в российский бизнес. Прощай, Самурай и талантливый хозяин ведущей в отрасли компании. Москва ― та ещё мясорубка, не щадит ни приезжих, ни своих. Находясь вдали от Москвы, в Пеноморске, страшно терять столичных партнёров, с кем длительное время был в приятельских, практически дружеских отношениях, но встречи были очень редкими. Царствие небесное, Николаю Лукьянову, умершему от инсульта в тридцать семь лет, Матвею Тарасову, погибшему молодым в страшном ДТП, вместе с персональным водителем…

Нам неоднократно вручали сертификаты «нашей хорошести». Моё предприятие из года в год улучшало показатели по закупкам промышленного оборудования у ряда столичных дистрибуторов. Они, в свою очередь, стимулировали активность региональных дилеров загранпоездками, выездными семинарами и, в придачу, брали с собой звёзд шоу-бизнеса для развлечения в финальных пьянках, то есть банкетах. Как правило, это происходило в первый месяц весны. Нам приходилось менять зимнюю одежду на летнюю. И, с радостью, подставлять тело ласковому солнцу Турции или Египта.

Межсезонные перелеты и конференции ― это весело, но мы же «обязаны» вывезти жён, детей отдохнуть на море в сезон. К примеру, наш с женой натальей и дочкой отдых в VIP отеле в Греции, признанной поставщице самого необходимого для женщины пушистого товара, не означал, что до кучи и шубку купим. Отдохнув от отдыха неделю-другую, шуба втридорога покупалась в Пеноморске. Продавщицы вертели пальцем у виска, узнав, где мы недавно отдыхали. Дальше, больше. Что же ты, родная, ездишь, как лохушка, на «десятке»? Я тебе в салоне Короллу купил, Тойотку. Ну, поездила пару лет, пора тебя пересадить на топовый тойотовский RAV4, всё же детей возишь, безопаснее будет. И понтовее, у тебя же тоже номер100 на бампере. Спасибо, чмоки-чмоки. Тебя, может быть, обижает, что муж оседлал большой Lexus? Извини, что у тебя всего лишь Toyota. Покатайся на ней пока. Ах, у подруги уже Porshe? Дааа…, а у тебя нет, обидно!

У меня правильная ориентация, но Его я любил. Как любят воины верного коня, хозяева ― верного пса. Я любил большой внедорожник Lexus, разумеется, с номером 100. Полстраны мы c верным металлическим другом чёрного цвета объездили. Несколько городов Золотого кольца, депрессивный Череповец, Адлер, Абхазия, неоднократно Санкт-Петербург, бесчисленное количество раз Москва и соседние с нашей областью города. Я насчитал порядка двадцати регионов, где мы проверили качество дорог. Дружбана пытались угнать в Питере, осуществлению планов злоумышленников помешала дорогая израильская защита. А там целый багажник шмоток для подрастающих дочерей. И, первая мысль, в момент открывания двери с взломанной личинкой замка, целы ли дочкины подарки? Виват, дружище, ты честно отработал своё время в течение нескольких, не самых простых лет.

Практически всех предприятий строительной отрасли коснулся предолимпийский ажиотаж. Привыкшие к методам работы в нулевых годах, коммерсанты рванули в Сочи с надеждой срубить бабла. Съездил на разведку и я. Люди помогли организовать встречу с серьёзным человеком в Адлере. Рубен встретил меня в своей многоэтажной гостинице, рассказал о строящихся объектах и дал добро, «если силы есть», приступать к подрядам. Ума хватило, не переоценивать свои возможности и, взяв тайм-аут, я решил не заходить в чужой регион. Сколько знакомых, позже понесли невосполнимые потери на мафиозной стройке века!

Всё «хорошо», только чувствую нагнетаемый вакуум вокруг фирмы. Неплатежи, лишние люди, среди сотрудников моего предприятия и тех, кто якобы «решает» вопросы, вбросы компроматов, проверки. Трутся вокруг фирмы менты, и более серьёзные, конторские «помощники» не проходят мимо.

Закончилась эра честного бизнеса, с конца жирных нулевых годов, настало время выживания. Меня хватило на пять активных лет сопротивления новой, непредсказуемой действительности.

Ностальгия

Мы возвращаемся к основной теме книги ― любви, и ещё неоднократно будем уходить в сторону и, вновь возвращаться.

Как описать любимую женщину словами для «слепых»? То есть, мы, как бы, слушаем аудиокнигу, а не смотрим иллюстрации или кино. Попробую. Извини, Элен, пошло не будет.

Стоит передо мной абсолютно голая любимая. Глаза мои закрыты. Есть только тонкие пальцы рук и обоняние. Я провожу по гладким, ухоженным, натурально-светлым прядям, слышу лёгкий запах любимых духов. Волосы спускаются по плечам, спине, красивым, постепенно возбуждающимся крупным грудям. Глажу волосы и, кончиками пальцев, слегка дотрагиваюсь до лица ― аккуратный носик, пухлые губы стараются задержать пальцы. Красивая линия плеч, кожа становится другой, бархат покрывается мурашками. Провожу по спине, зная особенность Элен, ловлю её падающее тело, она очень чувственная женщина. Её ноги не сразу готовы к продолжению «эксперимента», ещё дрожат. Красивейшая форма груди, хотя глаза у меня закрыты, я знаю, что ореол вокруг сосков цвета кожи блондинки. Продолжаем. Зона пупка сопротивляется знакомству, что ж, есть еще интересные места. Светлый пушистый лобок натуральной блондинки доверчив и ожидает продолжения знакомства. Глажу бёдра, снаружи так же шершавые от мурашек, от коленок возвращаюсь по внутренней нежной, очень гладкой стороне красивых ног выше. Ножки, сжатые до этого, чуть раздвигаются, и моя ладонь упирается в горячее, мокрое лоно. Женщина вздрагивает и дрожит от желания и возбуждения. Упругая попа без «апельсиновой» кожи, точёные ножки, узкие щиколотки. Мы готовы к счастью и единению. Кричи, любимая «крикунья», не сдерживайся!

Бог создал великолепную Женщину, чтобы я её познал. Для того, чтобы познание перешло в счастливую жизнь я, по молодости, глупости, божьего подарка не принял, не понял его. Сам и несу крест недоумения и собственной трусости. Встретившись через много лет, Элен слишком широко раскрыла свои глаза, в отличие от меня, закрывшего, вернее прищурившего свои. Немного позже, внимательный читатель поймёт смысл сказанного.

Я оправдываюсь перед читателями за некоторую монотонность ностальгии, своих воспоминаний и отсутствие активных действий и диалогов. Но это похоже на саму жизнь, в ней нужно, порой, набраться терпения и случай, наконец-то, круто поменяет её течение. Далеко не у всех это происходит, такова правда жизни. Возможно, некоторые не дочитали книгу до этих строк. Значит, им следовало начать читать со второй части. А в реальной жизни так не бывает. Не перепрыгнуть через десять неудачных лет, их, увы, надо терпеливо, не опуская рук прожить, неся иногда тяжёлый крест, как это делал всем известный израильтянин. Пройти через невзгоды, чтобы позже воскреснуть в новом обличии.

Чехия

Партнёры из Москвы предложили совместить приятное занятие с полезным. Зная, что мою семью ждёт очередное пополнение и, соответственно, в этом году мы обходимся без ежегодного, летнего загранотдыха, парни позвали меня на недельку летом в Прагу. Разумеется, с обменом опытом с чешскими производителями оборудования и посещением современных производственных мощностей.

Вечером первого дня забрели в греческую таверну, в центре Праги. Я, как большой любитель и ценитель греческого сухого вина с ароматом хвои Рецина, познакомил друзей с сием зельем. Оценка была дана «отлично», запасы Рецины в ресторане исчезли полностью. Вечером ― после выпитого ― «развязался» язык у одного из руководителей московской фирмы-дистрибутора. Я, выполняя крупный объём работ на восьмидесяти объектах, в очень сжатые сроки, не смог приобрести заложенное в проекте оборудование у эксклюзивного поставщика. Мне пришлось заменить его, вынужденно, на дорогостоящий аналог и, вместо ожидаемой прибыли, я понёс убытки.

― Антон, я тебя уважаю и, по-секрету расскажу, спустя год, почему так получилось. Пеноморск неинтересен московским хозяевам фирмы, так же, как и ещё один регион ― оборудование было на складе, вам просто слили дорогие неликвиды. У тебя мощная фирма, и они знали, что ты выкрутишься.

Пары алкоголя ударили в голову, и я попёр с кулаками на невиновного, но всё же одного из руководителей богатой фирмы-проститутки. Утром извинился.

На следующий день ― коллективная экскурсия по Старой Праге, но «колхоз» ― не для меня, отбиваюсь от толпы с экскурсоводом и, в одиночку, брожу по центру и закоулкам города. Великолепно провёл день, постоял под часами, поднялся на башню над ними, потёр бронзовые фигурки на мосту, поблуждал в бывшем еврейском гетто, узнал сказку про рабина Лёва, изобретателя первого глиняного робота Голема, заодно прикупив его ― рабина, или раввина, или раби ― тяжеленную бронзовую статуэтку. Сумка с этой «красотой» за день оттянула руки и плечи. Посетил органный концерт с вокалом в старинном костёле и, заскочив в отель, переодевшись в костюм, с трудом, с помощью такси, успел вечером на оперу «Дон Джованни». Меня ожидала центральная ложа старинного театра с подачей просекко. Я живьём услышал шедевр австрийца Моцарта, впервые прозвучавший, с участием автора, именно в этих стенах. Это было просто великолепно!

В оставшиеся дни ― стандартная программа: Карловы Вары, источники знаменитой минеральной воды, завод, где делают Бехеровку и экскурсия на завод Pilsner Urquell в Плзене с дегустациями. Знакомство с кухней Чехии ― неизменное печено вепрево колено и многочисленные бокалы и кружки со знаменитым чешским пивом. Деловую часть программы тоже не забыли ― посещение современного завода по производству поставляемого нашей фирмой оборудования с обменом опытом и вечерним банкетом, ночная прогулка с молодой, симпатичной москвичкой из российского представительства бренда… Как же тебя звали, страстная красавица? Вспомнил, конечно, Лена!

До банального стал привычен отдых в Турляндии, по два-три раза в год и регулярные поездки в Европу. Но одна мысль портила мне настроение. Будучи хозяином и руководителем известной Пеноморской фирмы, я жил, по сути, правильной жизнью мелкого московского клерка. Сравнение не случайное, и меня такая жизнь стала раздражать. Да, деньги на жизнь, развлечения, автомобили есть и, по провинциальным меркам, немалые. Но на развитие ни денег, ни новых тем нет. Моя голова больше не генерирует новые идеи. Я стал замечать застой, отсутствие динамики. «Брежнев» местечковый, бля. Не гигант политики, а пох*ист в работе. Застой проявлялся достаточно корректно ― образ жизни оставался прежним, уже привычным ― сменялись автомобили, шмотки, всё также из Европы, старшая дочь учится в элитной гимназии, но что-то, всё чаще, начинало вызывать напряженность.

Я обещал акцент в книге делать на любви, отношениях, а не на бизнесе, тем более его проблемах. Но получилось так, что наступил период отсутствия любви! Для человека, считающего, что живёт ради любви, наступило страшное время. Не сразу я это понял, но Тонус потерял источник жизненного тонуса. Я продолжал оставаться прилежным семьянином, потолстел, бизнес уже представлялся константой, что будет всегда, а я непотопляем, всё, что нужно в жизни ― есть. Очередная моя ошибка, заблуждение. Я не мог допустить мысли, что за нарастающими проблемами стоит самый близкий мне человек. Доверчивость и бизнес ― понятия несовместимые, цена такого симбиоза ― огромные финансовые потери, застой и, увы, регресс. Главная потеря ― это упущенное время, сквозь неплотно сжатые пальцы, утекающие возможности. А следом ― потеря жизненного стимула.

Жил кот

Необычная глава, выпадающая из контекста этой книги. Мне свойственна такая черта характера, как сарказм. Проявляется он достаточно часто, порой не к месту. Я не имею большой практики в написании современных литературных бестселлеров, но не могу не заметить успех некоторых авторов, глядишь, какой-то опыт получится приобрести. Глотком воздуха ― было время ― для меня стали романы молодого непрофессионального писателя Сергея Маниева. «The бляди» и, вышедший следом, «Ух! less», в особенности! Появились подражатели, снят фильм, другой. Успех. И неважно, что следом, стараниями почивавшего на лаврах автора, вышли совершенно слабые попытки повторить начатое. И вот, наконец-то, относительно недавно выходит новая книга. Ура, поклонники популярного автора принялись скачивать «Ух! less XXI». Тут же, у автора приобретены права и снят фильм с Бенским в главной роли, провалившийся в прокате и вызвавший энтузиазм у критиков. Люди пересмотрели своё отношение к Бенскому, до этого считая, что талантливый актёр на х*йню не разменивается! Я был в числе первых поклонников и скачал книжку. Грустно, но у талантливого писателя получилась очередная канализация. То есть много воды и говённое наполнение слабого сюжета. Законы жанра требуют выдать на-гора́ 250 ― 300 полноценных страниц, чтобы назвать труд романом. Как этого добиться, если лень, темы нет, а аванс на новый бестселлер получен и, скорее всего, выпит, прокурен и, возможно, вынюхан ― слишком профессионально автор описывает потребление запрещённых субстанций?! Будем увеличивать шрифт, делать пробелы, разделять абзацы, ещё и увеличивая межстрочку. Ну и то, что можно написать одним предложением, растягивать на целую главу. На семи страницах описывается короткая поездка в такси и п*здёж ни о чём с водителем. Ну а шедевральная глава ― это кормление кота на пяти страницах. Вот и переймём опыт, как же ― учимся у мастодонтов!

Жил кот. Рыже-персиковый, пушистый, нечистокровный и с недостаточно смятым носом перс Степан. Практически ровесник наших с наташей отношений. Умный, чистоплотный, некапризный в плане еды, вернее жрал только корм Friskies. Хороший мальчик, ему повезло, кошки ему не требовались ― жена, после подростковых домогательств котёнка к её ногам, отрезала ему яйца. Позвонила мне на мобильник и буднично сообщила: ― «Я кота кастрировала. На столе его за ноги держала». Не думайте лишнего, всё произошло в ветклинике. Но я решил с изменами быть аккуратным. Красавец кот был членом нашей семьи, ненадоедливый, с очень умным выражением глаз. Неболевший и по-детски игривый кот всю свою, трагически оборвавшуюся, жизнь. Через полгода после развода, встретив бывшую жену, спросил, как Стёпа, догадываясь, каким будет ответ.

― Нет больше Стёпы, я его поцеловала в нос и усыпила.

Жил-был кот. Не стало кота. Ну не могу я растянуть это на пять страниц! Вот что значит, не хватает опыта в канализационной литературе. Будем учиться у гениев. Сергей Маниев, извини, ничего личного ― уважаю тебя за реальный вклад в современную литературу!

Зимняя сказка

Мы решили «выполнить родительский долг» бизнес элиты ― познакомить, на тот момент единственную дочь, ей на тот момент ещё не было пяти лет ― с настоящим Санта Клаусом в Финляндии, в городке Рованиеми. Скажу, что игра стоит свеч! Если у родителей появляется возможность показать детям и себе северное чудо ― надо это осуществить! Деревня Санта Клауса это просто раскрученный туристический маршрут, хотя достаточно интересный и грамотно срежиссированный. Что заслуживает особого внимания, это, конечно, зоопарк, расположенный севернее полярного круга. Огромная территория, ухоженные звери ― белый медведь, россомахи, полярные волки и совы, много других представителей северной фауны. А если с морозом повезёт, увидите «северное сияние»! Фабрика голубоглазых хасок, катание на собачьих упряжках и снегоходах ― всё это вызывает восторг у детей и совершенно не лишние воспоминания, в дальнейшей жизни, о счастливом, беззаботном и радостном детстве, когда рядом мама, папа и Санта Клаус. В нашем случае, главное, что и папа, и мама ― вместе. Ещё не уехали мозги у глупой женщины.

Мне очень понравился небольшой, ухоженный европейский городок Рованиеми. Скучный, конечно, но уютный. Зима не пачкает город пескосоляными смесями, дороги и в городе, и на трассе ― кипенно-белые, лишь на перекрестках посыпаны гранитной крошкой. Спокойствие и неторопливость, черты, свойственные скандинавским странам и Прибалтике. Но здесь это выражено ярче. Интересно, чем живёт население в другое, не зимнее время года? Понравилось бродить по городу, автомобильного движения практически нет, зато туристов достаточно много. В центре города ― постоянно действующая ярмарка, можно прикупить поделки суомских мастеров ― олени, Санта Клаусы, вязаные джемперы, носки, варежки.

Мне рассказали историю о проявлении национальной гордости немцев. Как-то в городке поменяли таблички на домах с названиями улиц, продублировав финский язык только английским, хотя раньше был ещё немецкий. Немцы гордо развернулись и пропали, как туристы. Финны опомнились и восстановили «Status Quo». Но немцы не вернулись. Что тогда говорить о россиянах, лучше вздохнуть молча.

Обслуживание в барах с признаками прибалтийской псевдогордости. На вопрос, на английском, адресованном толстожопой молодой официантке, почему она не обслуживает на русском языке, а дело было на старый Новый год, 99% ― русские посетители, с деньгами в кармане, ответ был по-Задорновски «умён», на чавкающем английском, жуя жвачку:

― On principle! ― принципиально!?

Мой ответ максимально соответствовал вызову:

― Х*й тебе, а не чаевые! ― русский язык, тварь, сразу вспомнила!

Европейский шоппинг ― ещё действовали, в магазинах, рождественские скидки ― был омрачён плохим самочувствием жены, у неё начался токсикоз. Полоски теста она мне показала, когда мы вернулись из Финляндии домой и сухо прокомментировала:

― Поздравляю, ты снова будешь папой.

Именно так, без восклицательного знака, без эмоций. Я был на вершине счастья, но сухость резанула. Вот он, громкий звонок мне: «присмотрись к отношению жены к тебе!» Но, увы, я был слеп и глух. И патологически доверчив. Слава Богу, восприимчивой к чужим советам женщине, не подсказали сделать аборт!

Одно дело ― вспоминать и озвучивать какие-то моменты, этапы жизни. Другое дело, систематизируя прожитое, задумываться, где ошибка, точка невозврата? И тут происходит нечто, похожее на озарение. Повторю банальную строку из старой песни: «All You Need Is Love». Меня покинула любовь! Вернее ощущение любви. Не прошлая любовь тех прекрасных женщин, каждая из которых поделилась со мной, возможно, самой богатой ― духовной и эмоциональной ― частью, крупной частью своей жизни. Не псевдочувства существующей симпатичной, «понимающей» и, одновременно, нелюбящей жены ― матери двух красавиц дочек. Кстати, при расставании я ей сказал, не задумываясь: «…ты была удобной женой». Пустота в глубинах Души! Наступил, как оказалось, самый тяжёлый для меня период: я никого не любил, не был любим, а всё остальное ― следствие!.. Страшно поверить в произошедшее, но как точно я всё понял. Отсутствие любви лишает человека энергии. Исчез зарядник, такой необходимый мне в жизни аксессуар.

Вера

К православию я осознанно пришёл в зрелом возрасте. В одном из среднедевяностых годов я был в командировке ― по делам фирмы ― в Эстонии, Таллинне. Студентом, я неоднократно бывал в этом спокойном, уютном городке. В тот раз уже потребовалась виза. Я столкнулся с очередной ложью центральных TV каналов и СМИ России об отрицательно настроенных, по отношению к русским, прибалтах, поэтому старался в магазинах и барах, вначале, общаться по-английски. Зря! Мы, туристы, воспринимались рядовыми эстонцами, как один из источников дохода в небогатой стране, поэтому никакой русофобии я на себе не ощутил. Только дружелюбие и готовность к диалогу. В отличие от чешской и финской молодёжи по-наследству не прощающих вмешательство СССР в суверенную политику небольших стран.

В Старом городе я перешагнул порог небольшой православной церкви, находящейся в стороне от помпезного храма-дворца, который, раздражая местных католиков, находился напротив Дома Правительства. Малозаметная дверь в доме на узкой улочке. В маленькой церкви поразило многое: общая атмосфера, деревянные дощатые полы, намоленные иконы, ничего излишне золотого, вычурного, давящего на психику рядового прихожанина, характерного для российских церквей, особенно современных гигантских храмов-новоделов. Прихожане ― офицеры Российской Армии и их жёны, матери. В разгаре был вывод наших войск из Прибалтики. Люди лишались обжитых квартир, страны, которую любили. Впереди была неопределённость, и офицеры бывшей Советской Армии и их семьи обращались за помощью к Богу. В помещении церкви чувствовался эфир доброты. Молодой батюшка выслушал меня: я воспитывался в семье секретаря заводской партячейки, а семья, по линии отца ― староверы. Я находился в неизвестном положении. Был либо некрещённым, либо бабка ― мать отца ― могла тайно окрестить старообрядским ритуалом. Я исповедался, и меня крестили в православную веру. Помню, как, повернувшись к входу, открестился от других конфессий, после прошёл в алтарь. К тридцати годам я осознанно решился на крещение в православную веру и не жалею о месте данного таинства. Позже я побывал в различных храмах и в России, и за рубежом. В одном из старинных храмов, в областной глубинке, дважды был удостоин чести быть приглашённым батюшкой в алтарь. Я, чем мог, помогал небогатому сельскому приходу. Были и, так называемые знаки, знамения, но это ― личное.

В середине нулевых годов, отдыхая в Греции, получил благословение на посещение исключительно мужского государства ― Афон, в монастырь Святого Пантелеймона, на Рождество Богородицы. Подробно рассказывать нет смысла, скажу, что рекомендую, мятущимся мужским душам поклониться мощам. Есть там специальная, достаточно крупная комната, где в раках выставлены мощи большого количества святых. И стоит побывать в этом монастыре, пообщаться с мудрыми, высокообразованными старцами, легко говорящими на пяти и более языках. Хотя знаю, что на Афоне есть небольшие монастыри, заслуживающие большего внимания, там мне ещё не довелось побывать, всё-таки я, в первую очередь не паломник, а обыкновенный мирянин.

На праздник Крещения Господня много лет у нас в семье была традиция ― доехать до одного из монастырей в отдалённом районе области и, отстояв службу, набрать только что, при нас освящённой воды. Запомнился один хороший момент: младшей дочери в тот период было полтора годика, только-только стоять-ходить устойчиво научилась. Когда, во время службы, начались церковные песнопения, Анюта настойчиво вырвалась из рук и стала в ритм пританцовывать, с серьёзным выражением личика. Проходящая мимо пожилая игуменья ― монастырь женский ― настоятельница монастыря умилилась, поцеловала уже улыбающуюся дочку, перекрестила её и молвила:

― У вас подрастает воцерквлённый ребёнок! Чу́дная девочка!

Живите во здравии, будьте счастливы, мои любимые дочки, здоровья и ума их маме, наталье. Мир вам! Аминь!

Поиск

Пеноморск ― не райский уголок. И плюсы, и минусы этому городу присущи те же, что и любому российскому городу. Не блещет успехами промышленность, неразвитая туристическая сфера, настороженность инвесторов, слабая, ещё не сменённая головная власть области и города. Но здесь, опять же, как и во всей России, присутствует поразительное жизнелюбие и взаимовыручка. Это ― главный капитал и хрена мы отдадим его в, проедаемый верхушкой власти, стабилизационный фонд. Это достояние мы оставим себе. Но если ты любишь, любим, Эдемом станет и провинциальный город.

Я, повторюсь, но змея ― я, по гороскопу ― периодически сбрасывает кожу. Бывает, наверное, что не полностью. Тогда шуршащий атавизм мешает движению, динамике, да ещё грохотом, своим скрежетом предупреждает врагов о далеко идущих планах. Сейчас постараюсь написать о важном жизненном периоде ― от частичной до полной смены «змеиной кожи» и старте новой жизни в поисках утраченного Эдема. И занимает этот отрезок моего жизненного пути, пять лет. Немало. Бог наградил меня и выдержкой, и хладнокровием, и жизнелюбием. В другом случае, всё могло закончиться ранее ― и у сильных людей мира сего рвутся нервы. Я благодарен первой жене Алле за принятое участие, вместе с сыном Дмитрием, в моей судьбе прошедших сложных лет. Зачем она помогала, не совсем понимаю, думаю, ради сына. А может и правда первая жена ― от Бога. Понять это никогда не поздно. По мне, так лучше поздно, чем никогда. Главное, чтобы при жизни. Спасибо тебе, Алла!

Я один. Речь, конечно, идёт не об отсутствии физиологических, практически случайных близостей. Я один. Пока один. Я всегда жил ради семьи, любимой женщины. Существует известный спор между расставшимися людьми ― ради кого, чего живут оппоненты? Любимый аргумент разведёнок: «Я живу ради ребёнка, детей, потом внуков». Вот и жизнь «удалась», не зря же женщина забыла, для чего жила. Или всё-таки «не жила»? У разведённых мужчин таких аргументов, как правило, нет! Но и внятного ответа, ради чего живут, тоже нет. Ради себя, любимого, как правило.

У меня другой взгляд, пусть обрушу на себя гнев вышеупомянутых куриц, если, конечно, они сподобятся это прочитать. Мое глубокое убеждение: люди ― мужчина ли, женщина ― по природе эгоистичные существа. Для правильной жизни, нормальному человеку необходима пара! Простите, любящие друг друга, представители сексменьшинств, ЛГБТ. Речь идет исключительно о гетеросексуалах, мужчина+женщина. И именно любящие, или физически, не представляющие жизнь друг без друга люди, именно они создают Эдем. Дети, требующие внимания, престарелые родители, беспомощные, без нашего участия, все они есть в окружающем нас мире. Но не в Эдеме. Эдем ― это эфир счастья, защитная оболочка любящей пары. Размеры Эдема зависят от силы любви мужчины и женщины: от кровати в небольшой квартире до острова или ещё большей территории. Я не отталкиваю детей и близких, они вместе с нами, но не внутри оболочки. Прорвалась мама жены или её сестра в оболочку, либо муж допустил внутрь своих родственников, п*здец Эдему.

Люди, которые смогли найти, якобы свою половину, пожалуйста, будьте бережны со своим, заслуженно свалившимся, счастьем. Это не нотации, а дружеский совет небережливого человека, потерявшего бесценный подарок Бога, пережившего потерю и нашедшего настоящее чувство! Сохраните счастье, будет спокойно и гордо, и радостно детям. И любимые пожилые родственники не нарушат ваше счастье своими неудачами или недугами. Они, в полной мере, ощутят состояние гармонии у сына или дочери, и будет им спокойнее и радостнее жить, болезни отступят на второй план.

Снова Элен

Несколько лет назад узнал, что любимая Элен не вышла замуж, не родила детей, одна. Меня эта информация шокировала. Не могла и не должна такая женщина быть одна. Все прошедшие двадцать лет, Элен незримо присутствовала в моей жизни. Я не воспринимал её, как запасной вариант. Никогда. Я в чём-то мысленно советовался с ней. Память, конечно, притупилась, я уже не помнил многого из прошлой жизни. Я не знал, как она выглядит, в соцсетях её не было, сам изменился. В возрасте, близком к пятидесяти годам, оставаться смазливым молодым человеком, так не бывает. Мозгами, да и внешне от реального возраста отставал лет на десять, то есть достаточно жизнерадостно воспринимал действительность. Я не плешив, волосы слегка тронуты сединой, к медикам не обращался никогда, стоматологи не в счёт. А дальше, если хотите, будьте судьями.

Я встретился с Элен. Она меня порадовала больше, чем я её ― стройная, ухоженная, красивая блондинка. С красивыми безделушками с бриллиантами в мочках ушей и на пальцах. У Элен есть вкус, но всё это было куплено самой, мужчины её не баловали подарками. И я, с печатью лечения нервов алкоголем, с заметным животом, не хочется дальше себя хаить.

― Ты зачем пришёл? ― дважды, не услышав ответа на первый вопрос, повторила Элен.

Жёсткий вопрос, холодные глаза. Я не сдался, дождавшись, что моё внезапное появление перестанет шокировать женщину. Глаза потеплели. Как там, в песне известной певицы? «Я перестану ждать тебя, а ты придёшь совсем внезапно…» Тем не менее, мы встретились, а я себя, с помощью спортзала и игнорирования алкоголя, смог быстро привести в норму. Появился жизненный тонус. Мы стали жить вместе, впервые. Раньше были только спонтанные связи. Расписались в ЗАГСе. Муж и жена двадцать с лишним лет спустя, парадокс. Я постоянно слушал старую песню, в исполнении Муслима Магомаева «Ленточка ты моя, финишная! Всё пройдёт, и ты примешь меня, примешь ты меня, нынешнего ― нам не жить друг без друга! Мы разлучаемся со сказками…» Прошу прощения за длинную, чужую цитату, но каждое слово в этой песне было применимо к моей жизни. Слово «ленточка» я заменял на «Леночка»… Да, я искренне верил, что в списке моих женщин с именем Лена можно ставить точку. Взрослый мужчина, а был наивен, как юнец. Как я ошибался… Как хорошо, что я ошибался! А дальше пошло всё не так, как, казалось, должно было получиться. Элен продолжала любить того самого, молодого Антошика, а я любил её сегодняшнюю, это не странно, это правда, я хотел быть с ней. Я хотел читать и перечитывать книгу жизни Элен. Оказалось жёстче, полистав брошюрку, всё стало понятно, не захотелось даже дочитывать… Сейчас мне страшно представить, что живя с Элен, я мог не встретить Елену. Елена ― это уже другая история, другая жизнь. Вы меня поймёте, прочитав вторую часть книги. А пока я страдаю по потере немолодой женщины.

Не удалось войти в реку Эдема дважды. Новый, недосозданный Эдем рухнул, раздавив в нас, возможно, что-то зарождающееся. Я опустошён. Пустота. Цель, казавшаяся очевидной, превратилась в мираж. Не дай, Бог, повторять людям с пустыми надеждами такие эксперименты. Я, с трудом, смог пережить потерю псевдоэдема. Так закончился мой полубрак. Навсегда.

Потеря Элен, сам факт и осознание трагичности потери приглушились. Любые иллюзии разрушаются, рано или поздно. Двадцать лет каждый из нас жил своими надеждами, думали, недосказали, доскажем. Чушь. Уходя, уходи! И живи реальной жизнью. А иллюзии ― это к психиатру. Любые надежды надо безжалостно крушить. Позже не будет так безнадёжно плохо и горько. А будет новая жизнь.

«Змей» Антон полностью сбросил старую оболочку. Ороговевшая часть прежнего тела больше не шуршит, пугая и напрягая, злопыхателей. «Свежерождённое тело Змея», с опытными мозгами и жаждой новой жизни, строит новый Эдем. Всё будет иначе, и на этот раз, правильно! Не стоит усмехаться, мол, поздно начинать новую «стройку». Человек жив и силы не оставляют его, пока есть надежда и новая цель.

Анонс

Ещё один анонс основной части книги:

•Трасса. Сибирь. Зима. Навстречу новому солнцу. Человек со спортивной фигурой подъезжает к дому в стиле Шале. Обнимает жену блондинку, прижимает дочку ― копию мамы.

Звучит «…во сне, наяву, по волне моей памяти я…»

Новый кризис

Конец нулевых годов. Объявлено начало мирового кризиса. Иностранцы заявляют, что всё серьёзно, разгар последствий кризиса ― впереди. Коснётся и проверит на живучесть всех. До Раши ещё, якобы, не доходит. В новостях центральных телеканалов дикторы захлёбываются от счастья ― у них, проклятых американцев и европейцев плохо, у нас всё за*бись! Ни верной информации, ни осознания ожидаемых критических сложностей.

Мы с наташей отдыхаем в Италии, на острове Сицилия, в Таормине, остановившись в старинной вилле. Таормина оказался очень уютным, именно итальянским городком. Он буквально кишит туристами, вагончик фуникулёра, поднимающего любителей среднеевропейской экзотики вверх от набережной ― в центр города, расположенного на невысокой горе и её склонах ― всегда заполнен людьми. Поездки на вулкан Этна, зачем-то завернули в Сиракузы, делать там нечего и, неплохой вояж до Палермо. Красивый, большой город, столица мафиозного государства в государстве. Отличный автобан ― в мире мафии не только отмывают бюджет, но и строят для себя, да и нам, туристам блага достаются! Вам это ничего не напоминает? За двести сорок километров поездки от Таормины до Палермо, у дороги не было ни одного уклона или подъёма, стакан с водой, поставленный на капот, не пролился-бы. Мост, туннель, ровная дорога с великолепным видом на материковую Италию, справа по движению арендованного универсала Renault, снова мост, туннель… Хорошая поездка, только что-то не так в любовных отношениях. Уже нет смысла уговаривать себя в отсутствии очевидного. Взаимоотношения сухие, без скандалов и эмоций. Я непритязательный человек, тем не менее, не ради такой жизни создавал семью с натальей. И сложно объяснить, что меня неустраивает. Может то, что за пятнадцать лет совместной жизни не было ни одной ссоры, скандала? Так не бывает, что-то есть в таком браке искусственное… Но итальянские женские бутики слегка попотрошили, отметили начало мирового кризиса. Чмоки, чмоки…

Кризис, всё-таки, дополз до Раши. Вспоминая конец нулевых ― начало десятых годов, сложилось впечатление, что радостная весть о кризисе, да ещё мировом, обрадовала и развязала загребущие руки Пеноморским чиновникам и их приближенным. Как всегда, властям необходимо было взять самое вонючее говно из мировой кризисной практики. Можно, даже нужно, теперь не платить подрядчикам! «…Куда ты лезешь, блядина, в бюджетные заказы!?» ― из стенограммы планерки. Это, дыша устоявшимся перегаром, визжит кудрявый обрюзгший заместитель министра строительства региона, грубо нарушающий все пункты договоров, не перечисляя ни аванс, ни расчёт по закрытым, осмеченным каэскам уже полгода. Тут же взяли «под козырёк» придворные Фэйсы ― силовики из Конторы. В любых разбирательствах и вмешательствах в слабо стоящий на ногах бизнес они были на стороне сильных, тех, кто имел право, полученное сверху не платить исполнителям. Откаты выросли практически на порядок. Теперь пилился аванс, а не подрасчёт, как было раньше. Вернее, «пилить» было нечего, аванс обналичивался и полностью отдавался остро нуждающимся в деньгах крысам. Нет аванса, плати толстым, пропитым рылам чиновников, всё равно! Оговоренной ранее суммой мздоимцы не ограничивались. Если всё-таки доходила очередь до подрасчёта, про съеденный аванс суки благополучно забывали и требовали ещё. Что же, очередные представители древнейшей профессии, разномастные чиновники-проститутки рады новым переменам.

Настало время притормозить, остановить деятельность и понаблюдать. Возможности для этого были, небольшую финансовую подушку удалось создать. Но как продолжать работать в новых условиях и двигать бизнес дальше голова упрямо отказывалась подсказывать. Как же я НЕ жалею, что остановился, сделал это. Довольно быстро отсеялись «друзья», решальщики, псевдоменты, псевдожёны и подруги. Не вникая глубоко в китайскую философию, я остановился и стал созерцать. Я снова оказался прав. Вовремя. Хотя и достаточно критично и разрушительно для буксующего, разрушающегося бизнеса, точнее «бизнеса». И непрочных, неинтересных семейных отношений.

Потеря

Я задумал написать книгу два года назад. Именно в это время сошлись два одиночества, и появилась сказочная тема любви длиной четверть века. Вроде, кому-то, любителям ожидать невозможного события в жизни, наша история и надежду какую-то дает, да и мужчинам, как цветикам-семицветикам, посыл ― возвращайся, сделав круг… Нас с Элен и тянуло друг к другу и отталкивало одновременно. Мне, всю сознательную жизнь прожившему с женщинами, до сих пор непонятно, почему Элен, в итоге, выбрала одиночество. Сам виноват, плохой? Конечно, да! Но… Полтора года она пыталась участвовать в создании нашего быта, но давалось ей это настолько тяжело, как шахтёру на примитивной тележке отвал на-гора́ из забоя вывозить. Нууу очень тяжко. Намного лучше, по её жизненному укладу, после монотонной, однообразной и малооплачиваемой работы врача высшей категории ― опять же, рашенский преступный дебилизм, я имею в виду, размер зарплаты Врачей ― прийти домой и взять в руки клубок со спицами. Или обложиться каталогами со скидками, чтобы в сетевых магазинах дискаунтерах взять залежалый товар. Дёшево, зато много, впрок. Для чего и, главное, для кого? Красивая женщина за двадцать лет, незаметно для себя, превратилась в «синий чулок».

Виновен ли я? И согласен, что не превратился в няньку, а оставался собой, и не согласен ― человек делает свой выбор сам. Если долго выбирает, то теряет бесценное время. Мы с Элен потеряли не полтора года совместной жизни, думаю, что значительно больше. Единственным правильным решением в нашем случае был бы, набирающий положительные отзывы в соцсетях, гостевой брак. Я, изначально, предлагал Элен, не меняя привычного образа жизни, периодически жить отдельно друг от друга. Она ― в своей любимой, неуютной, но родной хрущёвке. И я бы, не оглядываясь на вторую половину, в уже привычном одиночестве, мог позволить бокал-другой коньяка ― так необходимый, порой, допинг мозгам. Сейчас, после того, как я останавливался у «последней черты», считаю, что вся история «Великой любви» была катастрофической ошибкой. Не надо было встречаться взглядами. Ни в прошлом, ни в настоящем, тем более.

Эдем. Часто упоминаемый мною термин. Название книги вначале было другое ― «Возвращение Эдема», но у моих собеседников выплывало из памяти название старого импортного сериала «Возвращение в Эдем». Про сладкую, полную интриг, жизнь американских толстосумов. Я, действительно, старался вернуть то состояние души, когда чувствуешь умиротворение с любимой женщиной, ощущаешь внимание и оболочку ― Эдем, данный свыше. Не будем изучать досконально объяснение из Википедии, там совсем по-другому трактуется это название. Не надо меня осуждать за то, что я осмелился самостоятельно наполнить новым содержанием известный термин. У меня сложилось собственное определение Эдема. Это не то, что дал Творец для комфорта и счастья (и невинности). Но это и не рукотворный рай, куда ты попадаешь, приложив усилия, ради себя, любимого.

Эдем, по моему убеждению, это эфирная оболочка, куда ты себя помещаешь с любящими тебя людьми. Но ты не сделаешь эту оболочку сам. Ты можешь только создать предпосылки, а Бог сам решит, достойна ли любящая пара защитной, но одновременно хрупкой оболочки ― её легко разрушить изнутри. Если тебя этот кокон устраивает, живи и поделись счастьем с окружающими. Один в Эдеме ты существовать не можешь, а «любящие» могут предать и разрушить гармонию оболочки. Возьми, как я паузу, ищи и возвращай (обязательно!) свой Эдем с любовью!

Очевидное

Мужчина не имеет права быть слабым ― это аксиома, очевидная фраза, не требующая доказательств! В молодости ― пусть не сегодня, тридцать лет моего возраста назад ― можно сказать, что все мужчины равны. Не будем сейчас брать в расчёт всегда, во все времена существовавших мажоров и нынешних «депутатишек» ― детишек депутатов и власть имущих, с юношеских годов имеющих надёжный жизненный трамплин. Молодцы, поймавшие жизнь за яйца, родители этих детишек! С возрастом происходит разделение мужского племени на состоявшихся и ненашедших себя. Кое-кто, в поисках себя и благополучия, становятся откровенными «шестёрками» сильных мира сего. И осуждать таких пиявок нельзя ― семья, жёны, дети, любовницы обеспечены, правда, как правило, на время действия контракта на право вылизывать жопу шефу, реально состоявшемуся в жизни Мужику. Не все Мужики терпят возле себя жополизов, может дело в чувствительности ануса ― я гнал и гоню на х*й подобных приспособленцев. Моя жопа предназначена, исключительно для естественных моих потребностей.

Есть люди, сделавшие себя сами. Их вектор поиска себя в жизни, с молодости оказался направлен в нужном направлении. Их немало, они соблюдают правила игры, не высовываются, гасят понты. Я тоже сделал себя в жизни и бизнесе сам, но на понтах несколько раз погорел. И ещё я не знал, что понты ― заразная болезнь. До сих пор надеюсь, что жизнь вылечит наталью.

Не понтитесь, будьте больше наблюдателем, и будет, как минимум, неплохо. Это же я сегодня пытаюсь объяснить и доказать повзрослевшему сыну.

Так как эта глава получилась короткой, и я упоминал таких незаменимых типажей в нашей жизни ― депутатов, вспомнил одну встречу по-работе, вернее, то, что происходило перед ней. Я и мой заместитель попали в здание ― святая святых, или Кодеш ха-Кодашим (ивр.) ― Государственной Думы РФ, на Большой Дмитровке. Нас встретил у вокзала помощник депутата, бывший рязанский бандит, имеющий погоняло ― Крыса. На Hyundai Accent (!). И речь пойдёт об этом колоритном типаже.

― Ген, что случилось? Где твой понтовый пятисотый мерин? ― спрашиваю, уссываясь, глядя, как он орудует рычагом коробки передач. Я как то, на день, взял это говно напрокат за бугром, там уже на двадцати километрах в час надо включать четвёртую передачу, в московских пробках, мягко сказать, за*бёшься ковырять кочергу.

― Угнали, суки, ― без грамма сожаления ответил Крыса, ― от входа в Думу, бля! Вот, в прокат взял эту ё*ань, тьфу, бля! ― И дальше минут десять я слушал непереводимый рязанский фольклор.

У центрального входа я заметил двухцветный шестиметровый Maybach 62S человека без комплексов, колоритного Жириновского. Мы вошли в здание сбоку, вытерпев получасовое сканирование паспортов «пограничником». Депутата пришлось подождать в коридоре. Крыса с кем-то постоянно п*здит по мобильнику, слышу разумные для этих государственных стен слова вагоны, составы, нефть, таможенный коридор, ярды, лимоны ― это так органично для наших избранников. И тут по коридору плывёт баба, видимо старожил этих стен. Такие типажи, или подобные ей, прописываются в государственных стенах на века. Как памятники Великому Ильичу на неизменных площадях Ленина любого населённого пункта капиталистической России.

― Здравствуй, Геночка! Как у тебя дела, что нового, как ты, мой хороший мальчик? ― Крыса мгновенно преображается, засунул такой атавизм, как мобильный телефон, куда поглубже и, согнувшись в плебейском полупоклоне, вывернул шею с клоунской улыбкой и заверещал:

― Здрааавствууйтеее, доброго здравьичка Вам, (какая-то Иванна)!!! Как, самое главное, Вы себя чувствуете? Что деется, что деется. Был сегодня в столовой, надо же, котлета с пюре вчера стоила 18 рублей 87 копеек, а сегодня, батюшки святы, 20 рублей 06 копеек!!! Ноль шесть копеек!!!

― Ой, Геночка, и не говори, что же со страной делается. Ну, мы уж как-нибудь, как-нибудь, ох… ― и тяжко пошаркала в домашних тапочках дальше, делать только ей ведомые государственные дела, прихлёбывая чай в подстаканнике, и грызя вставной челюстью неизменные сушки. Главное в её жизни не забывать вовремя, расписываться в ведомости на получение скромного стотысячного ежемесячного вознаграждения за непосильный труд укрепления государственности в стране.

Я ничего не придумал. Тут появился ожидаемый депутат, разумеется, в неизменной депутатской униформе ― костюме Brioni со стальным отливом и ботинках Lloyd, со стоимостью комплекта на фитнессовской фигуре не меньше двадцатки косых и зелёных. Руку оттягивал такой необходимый аксессуар в повседневной жизни, как ярко-золотой турбийон Roger Dubuis Excalibur стоимостью 190К долларов. По-видимому, депутатский будильник. Суть нашей встречи неинтересна, а мы на обратном пути завернули в буфет, съели по порции сарделек ― по две крупные штуки плюс зелёный горошек ― вкусом из советского, бессоевого прошлого, еще по-компоту, отдав за двоих 43 рубля 28 копеек. Причём сдачу нам отдали с полусотни с копейками! Они, как и пятаки, исчезли из обращения, сразу, только появившись. Похоже, что монетный двор их штампует исключительно для небожителей Госдумы. Правильно, копейка рубль бережёт! В их случае не рубль, а ярд. Для справки: зарплата рядового менеджера в моей компании в Пеноморске составляла, на тот момент, порядка тридцати тысяч рублей, обед в паршивой столовой им обходился около двухсот рублей. Не переплачиваю ли я своим сотрудникам?!

Элен и дождь

Впринципе, Элен присутствует во всей книге. Если я начинаю повторяться, не беда и не судите меня за это, значит, эти факты глубоко запали в мою жизнь. Так же, простите за назидательный тон повествования первой части книги. Хотелось поделиться ― может кому-либо, внимательно прочитавшему книгу, будет полезно.

Я писал, что в момент первой встречи с Элен, у меня в личной жизни всё было ровно. Не скучно, а ровно. Как там, в песенке: «…жизнь невозможно повернуть назад…» И еще немного лирики, снова вспомню песню, ставшую мне девизом последнее десятилетие: «Я не жалею ни о чём, а то, что понято с трудом, то мне дороже!..» Гадать сейчас на тему ― «а что было бы, если бы» ― глупо и бесмысленно. Во время последних встреч, я сказал Элен, что нужно забрать у жизни то, что она нам осталась должна, «коль мы расставались любя» ― снова вспоминается песня Игоря Талькова. Я наивный, глупый и, одновременно, иногда, умный мужчина. Вроде и с арифметикой неплохо. Получается, что долг жизни перед нами составил всего полтора года, то есть отношения наши были обречены ― либо на полтора года совместной жизни в середине девяностых годов, или ― то, что произошло сейчас, полтора года ненужной связи. Не нужной, как тогда, так и сейчас, так как одной из сторон, расставание приносит бо́льшую боль. Возможно, Элен больнее было в девяностых, а мне сейчас, точнее полгода назад: боль потери, пустота, сожаление, дополнительная неуверенность в себе. Не надо заниматься ни тогда, ни сейчас самобичеванием. Так было предрешено. Не знаю, как другие, а я приступил к созданию нового Эдема. С Божьей помощью, трезвым умом, отменным здоровьем, желанием жить.

Интересно то, что, задумав два года назад описать историю «продолжения» любви, я думал, что всё будет красиво классически: они любили друг друга двадцать лет, жили собственными, непересекающимися жизнями, любовь не погасла, выдержала испытание временем. Влюблённые встретились в зрелом возрасте, поняли, какую ошибку совершили в молодости, и всё стало тип-топ. Пособие на тему «с любимыми не расставайтесь». Ха! Мы недооцениваем Жизнь и её Правителя, его жестокие игры с подросшими детьми. Реальная жизненная история оказалась умнее и честнее, и я бы другой предложил девиз. Любите, расставайтесь, снова любите, расставайтесь. НО! Обязательно любите. Любите настоящее, мечтайте о новой любви. НО… Не любите прошлое. Его нет, оно прошло!

Во время наших ранних встреч мы с Элен много гуляли. Рельеф Пеноморска позволял нам и побродить по каменистым тропкам, и побывать на опушке леса, посмотреть на огни города, пройтись босиком по берегу. Очень нам нравился лёгкий летний дождь, потому что под зонтом можно до бесконечности целоваться. Столько поцелуев, что были у нас в молодости с Элен, повторюсь, у меня не было ни с кем. Грустная мысль ― как будто мы знали, что отмерено нам, быть «одним целым» недолго, и мы просто торопились забрать у жизни максимум… Родной, наивный, добрый человечек. Как мне тебя, несмотря на всё новые и новые встречи, романы ― не хватало. Причем, относясь с огромной нежностью, и к прежней, и к сегодняшней великолепной Элен, я знаю, что наше время исчерпано и никаких других вариантов, кроме банальных дружеских, вернее приятельских вопросов-ответов я не допущу. У Элен очень красивые волосы и всё-всё-всё. Жаль, что места в Эдеме рядом со мной у неё не будет. Никогда. Многое за полгода изменилось, что-то приглушилось, но… Нет.

Ещё в продолжение темы Элен. Практически до пятидесяти лет жила девушка, женщина, взрослая женщина Элен. Одна. Но с единственной надёжной опорой, не считая, мамы (дай Бог ей здоровья) ― старшей сестрой. Всю жизнь старшая опекала младшую, заботилась, ну а младшая могла в ответку и Золушкой в семье сестры побыть. В период нашего раннего расставания, Рина всячески старалась утешить обиженного, почти тридцатилетнего ребёнка. Вдруг что-то, спустя двадцать лет, происходит, не так ― Элен расправила крылья, появился блеск в потухших ранее глазах. Не тем тоном стала разговаривать с семьёй сестры, появилась уверенность в себе, в своём будущем. Привела в гости мужчину, который после спортзала и неупотребления алкоголя, выглядел, скажем, скромно, очень неплохо. Рина, старшая сестра, живущая в некотором, не так давно появившемся достатке, но успевшая устать от своеобразных собственных, нестабильных семейных отношений ― благо сын вырос, уехал учиться, почувствовала в собственном доме себя неуютно.

«Как это, младшая ― счастлива?! Непорядок!» ― подумала недо*банная стареющая женщина постклимаксного возраста. И наглым образом въ*блась в создаваемую, ещё очень слабую оболочку псевдоэдема.

Я охреневаю, который раз встречаю одну и ту же породу людей, которые считают, что имеют физические права на другого человека. Мать на дочь, старшая сестра на перезрелую младшую сестру, бабушка на внучку, жена на мужа, тюфяка. И все эти твари ― женского пола! Последний поход к Рине в гости, менее чем за месяц до ухода от меня Элен, запомнился пьяным прощальным «поцелуем Ведьмы». Я не хочу, чтобы враги испытали такое.

Появились проблемы со здоровьем. Впервые за сознательную жизнь! Как же я не хотел в этот день идти к ним в гости! Мы расстались с Элен, не прошло и месяца после «гостеприимства» Рины, вообще ничего друг другу, не сказав. Рина добилась своего. Спасла сестру от любящего, здорового мужика, трахавшего и не обращавшего внимания на то, что тело запутавшейся женщины, поддавшейся на умные советы родственницы, уже увядает. Одно ясно, Тальковская «жизнь» больше ничего, нам с Элен, не осталась должна. Полгода потребовалось, чтобы здоровье вошло в норму. Буду впредь аккуратен с ведьмами, внимательно отсеивая их от себя.

Твари

Мамы учат дочек всему-всему! Непререкаемое авторитетное мнение, ничего плохого она «не посоветует». Также в авторитете у девочек: первая школьная учительница, классный руководитель и, конечно, «искреннейшие» подруги. Как правило, особи женского, всё понимающего и знающего разведённого пола. Нам, мужчинам в этом плане везёт меньше, слава Богу! Идеальный симбиоз перечисленных профессионалок ― большая коммуна, куда зачем-то попадает мужчинёнок, или Мужчина. Вот вам самое легкое для понимания сравнение: в бочонок, заполненный разномастными гадюками и более худшими тварями, бросают симпатичного хомячка, добродушного, с небольшими добрыми глазками. Что произойдёт: карьера, зарплата, дети «хомячка»?! Поднимите ручки, кто считает, что останется какая-либо косточка от былого красавца!!! Я нисколько не утрирую, исчез институт патриархата способный не допустить размножение тварей женского пола. В подобный бочонок поместите крупного Змея. Дальше всё будет зависеть от его настроения и желания: он или выкинет всех тварей на х*й, либо уползёт живой и невредимый, раздавив мощным телом пару особо визгливых сук.

Ранее я написал, что наташа нарушила договорённость, что привело к большим финансовым, общечеловеческим и эмоциональным потерям. На заре наших отношений мы, как казалось, полюбили друг друга, в то время нас взаимно тянуло, опять же, друг к другу. С нами прежде были другие люди, но мы «соединяемся половинками». Ура, наивные молодые влюблённые, как же повезло, ведь не каждому подобное дано. А суть договорённости заключалась в следующем: теперь есть МЫ и все остальные. Дело в том, что до этого момента, все окружающие нас люди свои миссии выполнили в полном объёме. Мама, папа, сестра, подруга, друг ― как же вам объяснить, что теперь вы за бортом ячейки общества, новой семьи, куда возможен вход только отпрыскам двух половинок?! Была договорённость, что мы «кусаем» любого, кто попытается разрушить сложившийся Эдем, категорически не позволяем кусать нас, и ни разу не укусим друг друга! Произошло, ровно, наоборот, благодаря усохшим мозгам наташи.

В любом бизнесе есть взлёты и временные падения. В строительном направлении, тем более. А трудности присутствуют всегда. Причём, как правило, сложности возникают извне, а не из-за просчётов руководителя предприятия, такова рашенская действительность. Нужно совместно, терпеливо преодолеть проблему, затем другую проблему, возможно третью и дальше продолжать жить, добро наживать. В нашем случае, не забывать выплачивать зряплату многочисленным родственникам наташи, трудоустроенным у меня бездельникам и лоботрясам. Вернёмся к теме бочки с тварями. Глупая наташа, не прибегнув к обсуждению возникших трудностей, не мной созданных, с разбега и с блаженной улыбкой нырнула в гущу тварей ― родственников и новоявленных подружек-разведёнок. Чтобы не покусали, сама стала им подобной. Крупный, прежде гордый, красивый и всемогущий Змей, наивно нырнувший спасти овцу заблудшую, был покусан, в первую очередь ею и уполз, едва живой, зализывать раны.

Любимые дочки в недоумении от очень редких наших встреч и отсутствия полноценного общения. Я хочу, чтобы ген силы и разума, доставшийся от отца, в будущем помог им. Господи, будь ко всем нам, включая наташу, снисходителен. Аминь!

Волны

В своё время, я сделал для себя градацию волн кооперации и предпринимательства в России и регионе. К первой отнёс ранние кооперативы, комсомольские центры НТТМ и молодёжные жилищные кооперативы ― первые комсомольские «денежные прачечные». Во вторую волну попал сам ― первая половина девяностых, пережил ещё несколько новых волн, как получилось? Наверное, повезло, удача?! Далеко не все легко переплывают из одной волны в другую, бывает, что и тонут. Не все такие опытные серфингисты, как герой Данилы Козловского в фильме «Духless 2».

Куда катит волна сегодняшняя? На скалы, в пустыню?.. Прежние методы ведения бизнеса сегодня совершенно ущербны и нежизнеспособны. Чтобы лошадь двигала телегу (простите за примитивное, однако, ёмкое сравнение!), её надо кормить, или, как минимум, держать овёс у носа. Власть современная, не зря придумала усиление оборонпрома. Выиграем тендер, поставим на телегу ракету Искандер-М, «инновация», нажмём пульт управления и… п*здец лошадке, грузу, окружающим ротозеям. Комиссия в целости ― утрамбовались в бункере и Резиденциях. Ну а дополнительные затраты на инновационное решение плюс страховки, потерю груза и важного носителя повесим на недобросовестного субподрядчика. Генподрядчик, выигравший тендер, нипричём. Он ― СВОЙ! Вопрос решён. Гип-Гип-Ур-раа!

Итак, пора аккуратно, не сломав тела и не утонув, спрыгивать с серфинговых ― разукрашенных лысеющим портретом Лидера и неизменными цветами российского триколора ― хрупких пенопластовых досок и думать, что и как делать дальше, как выжить и, как ЖИТЬ! Попытаться остаться на доске, преодолеть волны и уплыть подальше от берега ― не удел серфингистов, даже парус не поможет, заметен, не получится, да и ветерок усиливается. А берега уже не те ― мрачные, скалистые. Где же золотой песочек? Нет былой приветливости!

Я не пессимист по жизни, что и как делать ― знаю и, по мере развития, с удовольствием поделюсь с друзьями посредством интернета, печати или лично. Повторяю: я возвращаю себе Эдем, с любовью к жизни, близкому человеку, детям, бизнесу. С очень умеренной, практически отсутствующей любовью к заблядовавшей стране. Россия, не колеблясь, раздвинула ноги перед горсткой, скажем мягко, невысоких людей, получивших власть путём на*балова в масштабах страны и мира, корчившейся до них под пьяными потугами седого дирижёра-импотента. Давай, Россия, давай, давай, давай красиво! Она и даёт! КОМУ, бля?

Фуух! Всё. Нравоучения, умные рассуждения закончились, больше не буду грузить читателя. Возможно, книгу надо было начинать со следующей главы, но я решил иначе, как автор ― имею право! Не судите строго, поехали в сладкую жизнь!

Вьетнам

За определённые заслуги я вылетел для получения сертификата во Вьетнам, на очередную конференцию лучших дилеров постсоветского пространства. Кто мог подумать, что поездка, в дальнейшем, круто поможет изменить жизнь к лучшему. А пока почти десять часов перелёта с квадратной жопой до Хошимина, плюс час перелета внутренними раздолбанными авиалиниями на видавшем несладкую жизнь американском подобие АН-24. Мы в курортном городке Нячанге. Программа развлечений достаточно банальна: деревянные катера ― «яхты», океанариум, пляж. Обед и пьянка на островах, и т. д. и т. п. Конечно, была выполнена программа конференции, мне вручили заветный сертификат полезности, общение с руководством, много фотографий на память.

После финального банкета семь человек, включая меня, потянуло на экзотику: запомнилось поедание двух кобр с соответствующим ритуалом трапезы ― бьющееся сердце, поджелудочная железа и кровь несчастной рептилии достаются счастливчику, выигравшему жребий. Одинокая голова змеи лежит на плахе, её глаза наблюдают за нами, и она ещё может укусить. Парадокс, сердце уже прыгает на тарелке, а плоская голова и не думает полчаса подыхать. Полное уничтожение нами запасов рисовой самогонки во вьетнамской забегаловке и остатков пойла из московского магазина Duty Free. Пьяные ночные гонки на джипах, Богу слава, без последствий. Чаевые скользкий гид-вьетнамец, организовавший сие шоу, получил от новых русских порядка 1К гринов за три часа убийства и поедалова кобры.

И тут произошёл тот самый случай, с которого можно начинать отсчёт новой жизни! Поход в ночную дискотеку, где я глубокой ночью ― около трёх часов по местному времени и ещё порядка часа плюс бутылка хорошего виски, сидя за столом в баре ― общался с англичанином Ричардом. Ричи был очень похож на соотечественника Jimmi Somervill, солиста фанк-группы Bronski Beat. Из глубины подсознания и знания английского всплыли междометия и анекдоты.

― Ты был вторым, за прошедший день, кто мне сказал про сходство с Джимми, ― сообщил Ричи, по профессии оказавшийся финансистом. Нам было приятно, интересно и пьяно интернационально общаться, обменялись номерами телефонов. Также он оставил домашний адрес, координаты офиса и дополнительные контакты. Ричи работал ведущим специалистом в небольшой английской инвестиционной компании. Его очень интересовал Вьетнам и куротный городок Нячанг, и он мечтал о собственном деле, которое увлекло бы его, и было перспективно.

― Anton, Tony, may be you’ll need me late? Call me, Tonus! Best wishes you and your family!

― Рад знакомству, Ричи. Я обязательно воспользуюсь твоим предложением. Удачи, брат! ― Первый раз меня кто-либо назвал не Антон или Тоха, а Тони. Про кличку Тонус я Ричарду сам сказал во время беседы. Тони Тонус… А что, мне нравится!

Приятель, с кем я пришёл в бар, простоял возле нашего столика час с лишним, ох*евший.

― Антон, откуда ты так хорошо знаешь английский? ― спросил он. Хорошо, что ничего из разговора мой знакомый из Ярославля не понял. Кстати, из отеля до клуба мы шли втроём: моими попутчиками были красавец-бурят ― высокий, щекастый крепыш, кажется из Сыктывкара или Улан-Удэ и ярославец ― мужичок, лет на десять нас постарше, седой и сутулый. Идти надо было километра четыре, время ― часа два ночи. Бурят надеялся что-нибудь, безнадёжно, поймать. И тут из подземного паркинга небольшого отеля выезжает на скутере симпатичная хрупкая вьетнамка. Бурят, растопырив руки, тормозит добычу, машет зелёным стольником перед задумавшейся нимфой, пытаясь уговорить её отвезти нас, по-очереди, в ночной клуб. Жестом показывает на каждого из нас, включая себя. Вьетнамцы не отличаются знанием английского, тем более русского языков, и девушка поняла предложение по-своему. Облизнулась, разглядывая гиганта, с похожим на «вьетнамское» лицом. Одобрительно посмотрела на меня, презрительно взглянула на «мужичка», с кем, по её мнению ничего не получится. Показывает на него пальцем и отрицательно машет головой. Я всё понял, бурят продолжал объяснять причину остановки, ярославец вообще не въезжал, в то, что происходит. Эх, если бы не пожилой попутчик ― попробовали бы экзотики, но тогда я бы не встретил будущее в лице Ричарда. Бизнес-будущее, понимайте меня правильно! Парадокс, мне сейчас столько же, сколько было пожилому мужчине, но я выгляжу и ощущаю себя лучше прежнего, сорокалетнего. Нет лишнего веса, тело обрело прежнюю, спортивную форму. И никто не считает меня ― я сам, тем более ― пожилым.

Как добрался обратно в отель, я уже не помню…

Зеленый талисман

Самое интересное стало происходить, начиная со следующего дня. Наша группа прибыла в местный аэропорт Кам Рань, отъехав на автобусе, порядка сорока километров от Нячанга, чтобы вернуться в Сайгон. Бывшая база американцев, переделанная в гражданский аэропорт. Рейс отменили из-за поломки дохлого самолёта и сделали дополнительный, последний в этот день рейс. Даже в деревенском аэропорту есть сувенирные лавки. Прикупив жемчугового хлама, я обратил внимание на оригинальный сувенир: яйцеподобный, с неровными краями кусок белоснежного кварцита на деревянной подставке и весь усыпан, как ёжик некрупными натуральными, тёмно-зелёными изумрудами, в среднем толщиной 4—6 мм, отчего он выглядел вполне зелёным. Высота этого чуда была порядка 150 мм, вес в районе полкилограмма, если не больше. Стоимость ― шестьсот гринов, торг возможен. Раз, два подошел, продавец очень старался угодить потенциальному покупателю, снизил цену до пятисот долларов, даже догонял меня, возвращая к товару. Собрался купить, но подумал, что Российской таможне этот экземпляр, скорее всего, понравится больше. Не купил, зато прозевал перерегистрацию, я остался зарегистрированным на прежнем, сломанном рейсе.

Самолет с нашей группой, в количестве двадцати четырёх человек, улетел. Я остался один, возле закрывающегося аэропорта Кам Рань. На взлетном поле виднелся горе-самолёт с мелкими механиками-вьетнамцами. Мне предложили дождаться утреннего вылета, но я увидел рекламу службы такси, наклеенную на стеклянную дверь входа в здание аэровокзала, вызвал такси до Сайгона, договорился о стоимости услуги. Через сорок минут, в клубах пыли, точнее белоснежного дефицитного кварцевого песка ― рядом находится единственное в мире стратегическое месторождение, минерал используется для нужд армии и космоса ― подлетает Дэу Нексия, по состоянию и возрасту брат или сестра, стоявшего на поле самолета. Тут мне машут из аэропорта, самолёт почти «починили», будут перегонять порожняком на долечивание в Сайгон, предложили лететь, мол, всё равно зарегистрирован. Нет уж, я как нибудь сам. У меня две сумки поклажи плюс всего грамм сто коньяка Camus, оставшегося на дне пластиковой фляжки-бутылки от московских Duty Free запасов. Какого хрена я не пополнил запасы, в аэропорту был киоск с пойлом. Ни души вокруг, аэропорт закрылся. Эх, была, не была, сажусь в машину, вьетнамец-водитель чавкает, ни хера не понимает по-английски, по-русски, тем более. Впереди более пятисот километров платной автострады и трезвой авантюры. Практически, во всяком случае, в полудрёме так показалось, все эти километры вдоль трассы ― дома размером 3х5 м. Плюс 2—4 этажа вверх. Земля во Вьетнаме, вдоль трассы очень дорогая, а дальше, вглубь ― малоценные пустыри. Дети ползают по вечерней, тёмной трассе. Странно, но доехали благополучно. Час искали отель Renaissance Riverside, я не помнил его название, дозвонился приятелю, он объяснил. За весь экстрим дороги, я заплатил оговоренные сто баксов, плюс десять долларов за поиск отеля. Халява, бля! Помню мой проезд из Шереметьево до Рязани на такси, мне обошёлся в шестьсот долларов за двести километров, и то, водила-бомбила, всю дорогу ныл, что продешевил… Друзья встретили, как героя-раздолбая, аплодисментами. Главный ― хозяин фирмы-организатора конференции Александр ― скомандовал подскочившему официанту бара в холле отеля:

― One vodka for mister Tonus! ― добродушно улыбается Саша, длинноволосый, бородатый и толстый. Портос, бля!

Я, почувствовав себя Д'Артаньяном и вспомнив свои, доставшиеся от прапрапрабабушки, французские корни, тут же изменил заказ:

― Triple, please!

Позже я искупался в бассейне на крыше 21-этажного отеля, посмотрел, облокотившись на ограждение, на ночной город, подо мной просматривалась излучина грязной речки Сайгон. Как всегда, стояла очередь из мопедистов-скутеристов на паром. Даже на обычных перекрёстках, помимо красного сигнала светофора перед этими тараканами опускают шлагбаум, правила соблюдать им лень. Отель находился на берегу реки. Противоположный берег выглядел тёмным, малообжитым, был похож на мало используемую бизнесом и населением промзону. Всё дело в отсутствии моста ― только паромная переправа. После строительства моста, земля там подорожает на порядок ― выгоднейшая инвестиция, возьму на заметку. Я обрадовался наличию возле бассейна американского бургербара (после местной сладко-кислой еды ― сказка!). Поэтому ― two burgers, cola and double Absolut vodka! Жизнь продолжается! Но… Есть Идея!

Правильное решение

У меня не выходит из головы кварцит с изумрудами. Поговорил с хозяином фирмы-организатора поездки, с кем успели подружиться во время отдыха. Что-то подсказывало мне, неспроста сувенир встретился мне. Нельзя его оставлять. Значительно позже стало всё ясно. А сейчас, объяснив причину, прошу у Александра взаймы пару тысяч вечнозелёных, обещаю вернуть в течение месяца-полутора. Сейчас, описывая, прошедшие события я могу вставить бредовую фразу, якобы я подумал ― «А что, Антон, слабо тебе превратить заёмные две штуки гринов во что-то более весомое, например в два или двадцать ярдов?!» ― бред, конечно! Психушка скучает по таким пассажирам!

Меня беспокоило очень странное, неуютное состояние. Мой мозг буравила интуитивная мысль, что я прикоснулся к тайне, но объяснить себе я ничего не мог. Какая-то невидимая рука управляла мной, моими действиями. Я не сопротивлялся, и вылетать обратно в Рашу сейчас ― точно не нужно! Поэтому я решил задержаться во Вьетнаме, попросил переоформить мой вылет в Россию на другой рейс с открытой датой. Благодарю за содействие и понимание Сашу. Вызываю такси, узнаю марку машины, прошу комфортнее:

― Toyota Camry? Ok! No two hundreds, one hudred and fifty dollars? Ok?

― 170$, it’s a good price! Route Saigon ― airport Kam Ran ― Nha Trang with unlimited stop at the airport.

― Well, Ok, twenty minutes please!

Друзья подарили в дорогу пластиковую дьютифришную фляжку Camus. До свидания, Сайгон или как тебя там, Хо Ши Мин?!

С комфортом разместился на заднем сидении Камри. Идеальная машина для такси, но почему-то в Раше используется как мелкочленовоз. Таксист чмокает слегка по-английски. Объяснил ему, что должны быть в аэропорту к открытию, пусть сопли не жуёт. Не всё понял, хрен с ним. Глоток Камю, надо поспать.

Водитель разбудил. Зарево красиво и страшно освещало небо далёкого, малоинтересного Вьетнама. Я понял, а позже узнал подробности: механики «долечили» злосчастный самолёт и лётчики решили встретить утро в Сайгоне. Не долетели… Я представил себя в этой консервной банке, мороз по коже, пришлось глотнуть пару-тройку раз Камю.

Больше не сомневаясь и не торгуясь, покупаю в только что открывшемся киоске аэропорта Кам Рань, заждавшегося меня кварцита с изумрудами. Здравствуй, дружок, мой «зелёный талисман», принеси мне удачу! Как ответ на моё приветствие, в голове звучит навязчивое «I Am A Green Talisman» старенькой группы Santa Esmeralda с Jimmy Goings.

Новая жизнь. Начало

Чужая, чуждая страна. Не дружелюбная и приветливая, но и не отталкивающая. Никакая. А нужно ли возвращаться в Рашу, или воспользоваться Вьетнамом, как трамплином? Увы, да. Необходимо вернуться. Там меня ещё многое держит. Но стоит, как следует подумать, всё взвесить, переждать какое-то время. Приехав в Нячанг, первым делом нашёл Ричарда, того самого «Самервилля». Объяснил, что нужно время для восстановления мозгов. Он не удивился, как будто знал, что я появлюсь так быстро. Обещал содействие, и помочь, чем сможет. Пристроил к друзьям англичанам на постой, временно.

Я решил переждать несколько месяцев. Нужно на это время легализоваться, временно сделать новые документы, причём не откровенно левые и не вьетнамские, что-то эта страна быстро начала меня раздражать. Попросил Ричи задержаться на некоторое время во Вьетнаме, объяснив предчувствие ожидаемых перспектив. Мне требовалось его содействие в получении паспорта и прав Сингапура на первое время. Рад, что всё оказалось проще, чем я думал. Так появился, пока ещё, нелегально работающий гастарбайтер Antony Tonus. Несколько консультаций по организации и ведению бизнеса ― спасибо хорошему английскому и поддержке, для антуража моих новых британских друзей, и появились первые деньги. Пришлось вспомнить опыт и тему пеноморских семинаров на заре моего российского предпринимательства. Здесь постепенно восходило солнце нового, в дальнейшем крупного международного бизнеса. Атас! Рассветала новая Заря!

Итак, новая жизнь. И, всё-таки это ещё «жизнь» перед Жизнью. Я, Тони Тонус, бизнесмен, оказываю консалтинговые услуги, отдыхаю и продолжаю заниматься бизнесом, «очень люблю» Вьетнам, собираюсь в скором времени вернуться в Сингапур (на самом деле переезд туда ещё преждевременен, и я там ни разу не был). Потратив, практически все деньги, я обзавёлся необходимой атрибутикой и напечатал в минитипографии необходимые материалы. Я провожу семинары для собственников туристического и отельного бизнеса, по схеме, пришедшедшей мне в голову, практически случайно. В этом есть что-то от российских пирамид, но без мошенничества и, поверьте, так может быть! Ладно, рассказываю. Одна моя консультация на старте проекта стоила 10К долларов, дальше начинало работать сарафанное радио, плюс грамотное SMM продвижение. Стоимость консультации выросла в два раза. Условия были интересные для всех, обратившихся ко мне. Мы заключали договор, согласно которому, мне предоставлялась возможность проводить ― на моих условиях ― семинары для постояльцев отеля и участников различных бизнес-корпоративов, подобных тому, в котором участвовал сам, впервые прилетев в Нячанг. За это хозяевам бизнеса через короткое время, не позже двух месяцев, возвращались деньги, потраченные ими за мою консультацию, в полуторном размере. Были установлены партнёрские отношения с турагенствами, со щедрыми процентами за включение программы семинара в прайс-лист предлагаемых услуг. Отдыхающие платили за участие в семинаре по 1К долларов, взамен, помимо элементарных знаний, они получали от отелей дополнительные дни проживания и от меня, якобы запатентованный механизм возврата и удвоения потраченных средств. Можете не верить, но 500К долларов я заработал за три месяца чёса. И бизнес продолжал прогрессивно приносить деньги. Я стал оказывать виртуальные консультации и семинары, одним из первых стал использовать термин вебинар, круг моих клиентов расширялся с нарастающей прогрессией. Грешен, но налогов я, по-русски, не платил! Ричи смотрел на это, буквально ох*ев от кажущейся простоты добычи денежных средств наглым россиянином. Кто-то из известных людей сказал, что всё гениальное ― просто!

Я попросил Ричарда, передав ему российский паспорт цвета советского флага, сделать в ускоренном варианте мне визы в Сингапур ― ему они не требовались, как гражданину нормальной страны ― не объясняя пока подробностей. Период использования временных паспортов заканчивается. Шутки заканчиваются. Я собирался развивать бизнес, а не сидеть в тюрьме Сингапура за левые документы. Сингапур очень уважает Закон, и он там соблюдается. Следующий период ― получение реальных паспортов и гражданства Сингапура. Сложно, но можно.

Я стриг капусту, не выезжая за пределы курортной зоны. Появилось несколько кредитных карт правильных цветов и банков, уже далеко не пустых, налички наберётся 50К баксов. Мне начинает нравиться новая жизнь. «О, вы, мои вчерашние подружки ― напрасно плачете по мне!..» Да забыли уже, дуры, не верят во вчерашнего романтика. И простите, мои самолётные знакомые, что один остался, ни с кем идеей не поделился. Отправил Александру, с благодарностью 3К$, тысяча тут же вернулась на карту. На дисплее телефона высветилось сообщение: «Рад за тебя, успехов и удачи, лишнего не надо». Александр верен себе, честный и порядочный человек. Редкое качество в современной действительности.

Тем не менее, необходимо возвращаться в Рашу. Вьетнам дал мне возможность определиться с перспективами дальнейшего развития бизнеса. А временный, полулегальный бизнес, какой бы доход он не приносил, хорош тогда, когда ты вовремя останавливаешься. Выполнив все договорные обязательства, я не свернул деятельность, а передал эстафету Ричарду, познакомив его со всеми нюансами и тонкостями дела. Мы сообща решили закрепить успех и развивать консалтинговый, высокорентабельный бизнес в азиатском регионе, но уже официально, с выплатой необходимых налоговых и других отчислений, в том числе хозяевам и правообладателям технологии американца доктора Блейка, используемой мной на старте. Я выбрал Сингапур, регион с великолепными возможностями для предпринимательства в международных масштабах. Думал «пропасть» из Вьетнама на год-другой и вернуться, хотя был соблазн, а немного позже и необходимость завернуть сначала в Сингапур. Предстоит очень серьёзный разговор с Ричи. Есть идея!

Мы встретились с Ричардом в одном из курортных городков Вьетнама, в котором, почему-то не бывали с бизнес миссией. Нам нужно было спокойно обсудить серьёзные, стратегические вопросы и никто не должен был помешать, даже друзья.

― Здравствуй, братишка Ричи! ― я обнял Ричарда.

― Рад встрече, Тони! У меня есть обоснованные предположения, зачем мы здесь.

― Ты смотришь вперёд, молодец! Ричи, я уезжаю на пару лет в Рашу, но я хочу тебе предложить присоединиться к одной моей перспективной теме, в качестве партнёра, а также продолжить начатое мной консалтинговое направление ― я подробно рассказал Ричарду о планах начала деятельности в Сингапуре. Разговор потребовал не менее часа времени.

― Ты не сказал, что «младшего» партнёра. Я это ценю, тем не менее, я настаиваю на твоём лидерстве и предлагаю за свою работу в твоё отсутствие, помимо предложенного тобой гонорара, наградить меня 5% акций компании Tonus inc. и 30% в консалтинговой фирме RiTon, ltd. Я вижу серьёзные перспективы и мне интересно принять непосредственное, активное участие в проекте.

― Сейчас к нам подъедет нотариус из Сингапура. У него хорошие рекомендации, он предоставит проекты договоров. Завтра мы вылетаем на сутки, другие на остров-государство, я застолбил у агентов пару офисов, хотелось бы «пощупать» их вживую на месте. На днях я вылетаю в Россию опять же по старому рашенскому паспорту. Ты остаёшься с необходимыми доверенностями, но, практически, без общения со мной. Все необходимые установки я передам тебе в Сингапуре.

Подъехал нотариус, Ричи ознакомился с основными моментами в документах.

― Но здесь другие проценты! ― Приподнял брови Ричард.

― 15% и 50% соответственно, брат! У тебя будет много работы, позже я подхвачу эстафету. Я уверен в перспективах нашего старта. Особенно будь аккуратен с Tonus, Inc., эта компания должна быть кристально чистой. Пользуясь доверенностями, выведи нас, учредителей в оффшоры. Если сомневаешься в прозрачности какой-либо будущей сделки, используй и открывай, или покупай дополнительные фирмы. Но, повторю, Tonus, Inc. должна быть с оборотами, но чистой. Приеду, будем выводить компанию на IPO на Сингапурской фондовой бирже, и делать дополнительную эмиссию акций. Наши проценты пропорционально уменьшатся, но привлечём серьёзные средства на экспансию рынка коммерческой недвижимости.

― У нас всё получится, рассчитывай на то, что я не подведу и привлеку дополнительные инвестиции. Мне очень нравится твоя идея! Это то, о чём я мечтал.

Ричард коротко рассказал о недавней встрече с одной россиянкой, по имени Анна и их совместных планах по вьетнамской изумрудной теме. Я увидел в этом большие перспективы и дал добро на стартовые инвестиции, предупредив о возможных сложностях с местной мафией, так называемой «Змеёй».

― Если что, я всегда на связи, будем думать и решать проблему, ― предупредил разволновавшегося компаньона, ― Ричи, есть ещё одна серьёзная тема, опять связана с инвестициями во Вьетнам. В Хошимине, через речку Сайгон, если смотреть от входа в отель Renaissance Riverside, в районе терминала паромной переправы есть интересная земля. Не знаю, остров или нет, но земля дешёвая. Строительство моста откладывается на неопределённое время. Привлеки инвестиции твоих англичан на старте и скупи всё. Дальше два варианта: либо мы строим платный мост, либо Вьетнам, с нашей подачи вложится, но стоимость земли вырастет на порядок. Нужно торопиться. Дальше и сами освоим и спекульнём остатками. Шевелись, не один я такой умный.

В Сингапуре мы выбрали, с целью аренды с правом выкупа два соседних небольших здания, одно из-за участка земли, со строеним под снос, второе, шестиэтажное монолитное, вполне подходило для эксплуатации RiTon, Ltd, консалтинговой компании. На будущее был интересен вариант именно совместного использования здания и участка. Расположение объектов было не в деловом центре, ближе к берегу океана, но, конечно не на прибрежной линии, хотя побережье было без пляжа. Недалеко виднелся портовый терминал. Все необходимые документы оформили за пять часов, и обменялись крепким, дружеским рукопожатием.

― Ричи, ещё одна просьба. Я тебя прошу положить в ячейку в стабильном банке вот эту штуковину, ― я передал ему кварцит. Не думаю, что эта штуковина представляет ювелирную ценность. Я считаю, что этот сувенир появился у меня неслучайно и поэтому он важен для меня, ― Ричард едва заметно, но многозначительно улыбнулся! ― Я оставляю тебе все деньги, извини, немного до ляма не дотянул. Ты на консалтинге, в моё отсутствие заработаешь аналогичную сумму и вложишь в дело Riton, Ltd., затем инвестируешь в старт Tonus, Inc. Я улетаю в Рашу со штукой баксов. На Duty Free хватит!

― До встречи, Тони, надеюсь, по-возможности, скорой. Ты молодец и… Не сомневайся во мне. Ты рассказывал о непорядочных людях, что окружали тебя в Российском бизнесе. Будет всё иначе, я воспитан любимыми родителями порядочным человеком, мы будем долго работать вместе!

Вот, оказывается, где находится истина! Всё-таки ― в участии родителей в жизни своих чад… Страдает в России институт родительского воспитания детей! Мне есть о чём задуматься…

Часть вторая. Жизнь. Любовь

«Чтобы заработать на жизнь, надо работать.

Но чтобы разбогатеть, надо придумать что-то другое…»

Альфонс Жан Карр

Я возвращаюсь

Пара лет моей «пропажи», к сожалению, превратились в десять. Но сразу надолго остаться в Раше не получилось, мне пришлось, спустя некоторое время вернуться в долбаный Вьетнам, но об этом позже. И уже после, так называемых, вьетнамских событий, я вновь вернулся в Россию, о чём неоднократно пожалел, но другого варианта не было. За эти годы бизнес в Раше сильно изменился. Пять последних лет я пытался, с переменным успехом восстановить, продолжить дело двадцати лет жизни. Возможность такая была, но уже не имела смысла. После остановился, взял тайм-аут и решил вернуться в Сингапур, точнее, сложилась такая ситуация, что ничто и никто уже не держали меня в Пеноморске.

У меня есть мечта, конечно, она связана с новым Эдемом, но жить я хочу ― либо в континентальной Франции, в Бургундии, недалеко от Дижона, либо в Греции ― мне нравятся Халкидики. В Греции очень добрая, спокойная и размеренная жизнь, а во Францию зовёт голос далёких предков. И там, и там ― присутствует русская диаспора. Во Франции она сформирована потомками послереволюционных мигрантов из России, а также послевоенными и послеперестроечными беженцами. В Греции диаспору правильнее было бы назвать не этнически русской, а русскоговорящей диаспорой, основу которой составляют бывшие советские греки.

Всё же я склоняю свой выбор в пользу Франции. Это, наверное, уже на уровне моего подсознания. И исторически, у России и Франции много общего, включая особенный менталитет. Время и возможности, для реализации мечты, ещё и уже есть. Налоги для богатых, правда достигают пятидесяти процентов, не зря, зажравшийся Жерар, стонет. Что-нибудь придумаем! К иностранцам, вкладывающим в экономику страны заметные средства, отношение у власти особое, я это почувствовал позже на себе, хотя к тому времени я уже был гражданином страны.

И вспомнил я свою любимую поговорку, касается она только настоящих мужчин: «Для мужчины нет слов „не могу“, а есть ― не хочу!» Мужики, я хочу и могу!!! Вот мой девиз на ближайшее десятилетие!

За прошедшее после, как я уже говорил, вьетнамских событий, время, произошло многое. Пять первых лет двигали по-наклонной вниз мой бизнес в неблагополучном Пеноморском регионе, ухудшались отношения в семье, несмотря на рождение обаятельной дочки. Были дни, когда я предпочтение отдавал не работе, а виски. Дней таких становилось всё больше. И вот я делаю остановку. В бизнесе, семье, виски. Через три года бессистемных попыток исправить ситуацию, вернее выбрать правильный путь, встречаю Элен, и положение начинает выравниваться. Бизнес тоже, вновь обретает и смысл, и некую плоть ― ясно, в каком направлении двигаться. Появился доход после безденежья. Именно в этот момент уходит Элен, устав от тяжкого бремени быта и жизни не только для себя, единственной и неповторимой, сделав мне очень заметную подножку. Аналогия очень похожа на старт легкоатлетов: стоит толпа, принимает стартовую позицию, щелчок пистолета судьи, ты делаешь второй шаг забега, а тебе, с размаха ― бревном по яйцам! Что же ты не бежишь, мудила?! А смысл, спрашивать, если дышать не можется и не хочется, не то, чтобы бежать и становиться победителем!

Берём на «лечение» полгода до нового старта. Не гуртом, а одиночкой, без судьи, но и без бревна. Бабах! Старт без удара по чувствительным местам, удачнее, чем у современных рашенских ракет. До Нового года Новой жизни месяц, и я буду его встречать не в Пеноморске. А там, где встретишь Новый год и, главное ― без всех тех, кого оставляю в старой жизни, кто не нужен ― там и начинается Новая жизнь. С наступающей Новой жизнью!

Новая жизнь продолжилась на целебных источниках Ставрополья. Не вредно пройти ряд оздоровительных процедур, подкорректировать тело физкультурой. Большую роль в процессе моего возвращения сыграл друг Валерий. Он помог адаптироваться в новых условиях, познакомил меня с нужными людьми и все месяцы жизни на Ставрополье оказывал всякого рода необходимую поддержку. Я не стал снимать квартиру, а остановился в одном из санаториев города Ессентуки. В моём распоряжении оказался уютный полулюкс, я организовал себе рабочее место. Связь и стабильный, скоростной интернет, это то, что мне сейчас жизненно необходимо! Каждый день плотное общение с Ричардом. С его стороны чувствовалась обида на меня за годовое игнорирование его отчётов и неучастие в делах компании. Ну, это было в начале возобновлённого контакта. Больше я не терял напрасно времени. Друг Валерий познакомил меня с нефтяным олигархом, своим хорошим знакомым Виталием. Наше общение с нефтеперегонщиком превратилось из сугубо делового в дружеское. Мы нашли полезные обеим сторонам точки пересечения интересов. Виталий имел серьёзные позиции и связи в верхах в Белоруссии, у меня эта страна вызывала всё больший интерес. Именно в перспективе развития бизнеса на постсоветском пространстве, я выбрал белорусское направление, наряду с литовскими планами, как приоритетное.

Елена Михайловна

Я не был бы собой, если бы в новых условиях был увлечён только рабочими эмоциями. Чем хорош санаторий, так в немалой степени тем, что не надо особо задумываться о питании. Санаторская столовая, четыре раза в день, предоставляла возможность вкусить труды творчества поваров и работников столовой. Качество, вполне соответствовало уровню, если не ресторана, то ― хорошего кафе. В этом немалая заслуга Елены Михайловны. Именно так, не допуская фамильярности, заставила себя называть персонал и отдыхающих молодая женщина, диетсестра, составляющая меню и контролирующая весь процесс приготовления пищи. Женщина, с первой встречи напрягшая моего «друга», вошедшая в мои мысли красавица. Я, не мигая, смотрел на проходящую мимо крашеную брюнетку, знающую себе и цену, и тот эффект, который она производит на мужчин. У неё была короткая прическа а-ля Эллочка-людоедка, времён НЭПа, из комедийного фильма про сломанные двенадцать стульев. Елена Михайловна была невысокого роста, но просто на удивление, гармонично сложенной комплекции: ни грамма лишнего веса, действительно большая, тяжёлая грудь, красивейшая попа, подчёркнутая обтягивающим белым халатом с как-бы нарисованной, пришитой контрастной тесёмкой ― завышенной талией. Ещё и из-за этой хитрости, попа имела безумно красивую форму. Я старался, при её приближении, поймать запах достаточно знакомого аромата, сильно возбуждающих меня духов. Разглядев ближе её миловидное лицо, я понял, что её возраст близок, но тройку лет ещё не перешагнёт сорокалетний рубеж. Удивился, что ошибся на пять лет в меньшую сторону. Мне очень нравится этот женский возраст, в это время женщины бережнее относятся к понравившимся мужчинам. Тонкие, красивые черты ухоженного лица, личика с грамотно нанесённой косметикой. Мушка на верхней губе ― не нарисованная, аккуратная родинка, придающая и без того очень красивой женщине дополнительный шарм. «Взрыва мозга» нет, но я её хочу! Простите, но я научился разбираться в женщинах и знаю, сколько счастья ― часов, минут, мгновений ― нас ждёт. Я раздевал её глазами, хотя под халатом, кроме красивого, аккуратно просвечивающего нижнего белья, у неё итак ничего не было. Она великолепна! Она не могла не заметить наглый взгляд уверенного в себе мужчины. Ничего удивительного, что наши взгляды стали задерживаться друг на друге, наши встречи в зале столовой и на территории стали чаще, разговоры ни о чём ― это только на первый взгляд. У Елены Михайловны был интересный тембр голоса, именно тот, который мне особенно нравится у женщин ― сочный, немного низкий, глубокий. Наша близость стремительно приближалась!

Встреча произошла на заснеженной дорожке парка санатория, ночью выпал снег, припорошив кипарисы и кустарники. Зима и ранняя весна в Ставрополье нечасто дарят снег, сегодня был другой случай, было очень красиво! Лёгкий морозец, яркое весеннее солнце, разогнавшее утренние тучи. Мы шли друг к другу, не глядя на снег, наши взгляды слились в один. Приближаясь, оба замедлили шаг, не переставая, смотреть друг на друга. Поровнявшись, мы практически остановились. «Друг» замер, напрягшись, в предчувствии дальнейшего чуда. Я вслепую, не отводя взгляда, аккуратно поймал её руку и слегка пожал, поглаживая большим пальцем, она ответила тем же. Я переложил её руку в свою другую ладонь, освободившейся рукой, не переставая смотреть в красивые тёмные, бездонные глаза, погладил желанную женщину по волосам, щеке, красивой шее. Она сделала шаг навстречу, я прижал Елену Михайловну к себе. Красавица распахнула незастёгнутую дублёнку и слилась с моим телом. Обрадованный «друг» доказал серьёзность моих намерений. Наши губы рванулись навстречу наслаждению и сомкнулись в долгом, глубоком, страстном поцелуе. Никаких слов. Инстинкт, желание секса, дрожь тел ― не от холода, а от затянувшегося ожидания плотского наслаждения. Связь из тех, что нужна, как воздух! Прекратив поцелуй, мы, глубоко дыша, улыбаясь, смотрим друг на друга. Я что-то, достаточно непристойное шепчу ей, щекотя губами её аккуртное маленькое ушко, осыпая его, шею, глаза лёгкими поцелуями, снова смыкаюсь с ищущими поцелуя губами будущей возлюбленной. Мои руки не бездействуют, я почувствовал вес крупной груди, наконец-то погладил и слегка помял замечательную попу, расстегнув на уровне ниже пупка одну пуговицу халата, осторожно, чтобы не напугать холодной левой рукой, погладил упругий животик и нырнул в небольшие трусики, преодолев сопротивление резинки колготок. Совершенно гладкий, без единого пенька от бритья, видимо эпилированный лобок и вожделенная щёлка. Немного проведя пальцем вглубь, почувствовал обилие влаги. Обладательница лучшего имени в моей жизни, заметно вскрикнула и сжала ноги, вдавив мой палец в клитор. Мышцы ног стали ритмично сокращаться, её рука гладила и мяла, через тонкошерстяные брюки мой отзывчивый член… Мы кончили «подростковым» петтингом одновременно. Это было необычно и сказочно. Кому-то мы подарили красивый спектакль, не отойдя даже на метр в сторону от дорожки. Нет, мимо никто не прошёл, но мы стояли под окнами главного корпуса. Неделю Елена Михайловна ночевала у меня в номере и страсть не шла на убыль, хотя оба понимали, что наша связь очень краткосрочная. Я стал пропадать в городе и через несколько дней снял номер в гостинице на другой стороне города. Я ждал прибытия очень важного человека. Мы не прощались с Еленой Михайловной. В момент моей выписки из санатория, когда я стоял с чемоданом у стойки ресепшена, замечательная, но одинокая женщина стояла у дальней двери, ведущей в коридор, смотрела на меня, прислонившись к косяку головой и тихо, молча, плакала…

Я должен двигаться вперёд, мой промежуточный этап возвращения к делу жизни пройден успешно, но именно здесь, городе знаменитых целебных источников ― Ессентуках, состоялась очень важная встреча, о которой расскажу позже. Эта встреча подарила мне смысл жизни, ко мне прилетела любимая женщина. Невыдуманный парадокс жизненного пути, имя возлюбленной, попробуйте отгадать с трёх раз! Конечно, Елена! Я не придумал такого совпадения имён для дополнительной интриги, придав перчинку книге, всё это ― правда, игры улыбающегося Создателя.

Пора дальше, в путь, не останавливаясь. «Отпуск», длиной десять лет закончился. Грёбанное бездействие, сколько лет упущено!

Встреча

Долгожданная встреча с Ричи проходит на нейтральной территории, не поверите, в Белоруссии. Этот регион, в последнее время, как магнит притягивает российских предпринимателей, у страны есть умный и уважаемый Хозяин! Этим, к великому сожалению, обделена многострадальная Родина. Не позавидуешь редакторам центральных новостных каналов, обсосали до костей пальцы, пытаясь высосать хоть какую новость о работе великого российского трудоголика.

Мы сидим с Ричардом в очень уютном ресторане отеля Double Tree by Hilton. Нам постепенно подносят белорусские разносолы ― соленья, мясные и рыбные холодные закуски, свекольный холодник со сметаной, появился запотевший хрустальный графин с крамбамбулей ― местной перцовкой с мускатным орехом, мёдом и гвоздикой. Принесли кувшин с горячим безалкогольным сбитнем на травах.

Ричард улыбается милой, застенчивой улыбкой, я ― полуулыбкой, полугримассой, уставшего от невзгод и Раши человека.

― Здравствуй, Тони. Рад, что жив, здоров. Вижу, похудел, вошёл в форму, молодец! Ты пропал слишком надолго. Мне не хватало тебя, постоянного общения с тобой. Надо было порой принимать совместные решения с твоим физическим, не виртуальным присутствием. Так что, с тебя причитается, знаю, что мне всё равно не отдохнуть, с твоим возвращением работы прибавится. Я постарался и сделал всё от меня зависящее, чтобы значительно приумножить тот небольшой капитал, что ты оставил, уезжая из Вьетнама. Думаю, что у меня получилось. Но всё могло закончиться, не начавшись, если бы не ты. Мне было реально страшно, когда вьетнамская «Змея» высунула голову и взяла меня под контроль. Ты сдержал обещание и решил, страшно и жёстко, возникший вопрос. Ты, никто другой ― наш лидер, Босс. Я рад твоему возвращению и не сомневаюсь, что всё, что ты, Тони Тонус, задумал ранее, осуществится. Экономический плацдарм подготовлен, действуй! Есть ряд сюрпризов, а пока, как насчет того, чтобы попробовать белорусской трапезы?

― С удовольствием, но водку пей один. Мне нужно время, чтобы захотеть пить виски и другие напитки, а уж водку и подавно.

― Что, закодировался, старый пьяница?!

― Во-первых, не старый, прошедшие десять лет, как бы закалили организм, и я сейчас ощущаю, что мне не больше сорока, хотя над внешним видом ещё надо поработать. Во-вторых, никогда не кодировался. Если требуется, могу выпить много. Чтобы не взорвались мозги, их нужно, при необходимости отключать. Не сейчас!

Нам принесли горячие блюда. Не обошлось без знаменитой верашчаки с драниками, порадовали сытная пячыста и большое блюдо налисников с творогом.

― Да я пошутил, Тони, я же тебя знаю. Теперь к сюрпризам, ― достаёт пухлый большой конверт, ― а мне, извини, после обеда ― пора в Лондон. Мне очень жаль, я запланировал вечер провести вместе, здесь, в Минске, есть очень приличный ночной клуб. Не поднимай вверх бровь, это не клуб для геев! Звонили очередные инвесторы, пригодятся. Кстати, инвестиции во вьетнамский Сайгон принесли всем хорошие дивиденты!

Мы сытно и вкусно поели, каждый ослабил на одно отверстие свой ремень. Поговорили на несвязанные с работой темы, я поинтересовался здоровьем, любимых Ричардом родителей. Ричи выразил соболезнования, в связи со смертью моей мамы. Поинтересовался о моих планах в личной жизни, я немного рассказал про Елену, обещал скорое знакомство.

― Я вижу, что у тебя, Тони, всё серьёзно. Дай Бог, рад за тебя! На связи, встретимся в солнечном, вечнозелёном Сингапуре через месяц. Ты больше не исчезнешь внезапно, мне можно не волноваться?

― Работаем, Ричи! Работаем активно, дружно, без сомнений друг в друге. Спасибо тебе за качество выполняемой работы, компаньон! На связи, до скорого! ― я обнял друга и крепко пожал его руку.

Очень интересная деталь ― Ричард, проявив со мной братскую солидарность, ни разу не выплатил себе, как и мне дивиденты. Он получал оговоренную ранее зарплату, периодически индексируя её размер, получал, опять-таки оговоренные, премиальные. Весь доход шёл в развитие компании. Инвесторы, в отличие от нас с Ричардом, ох*евали от регулярных бонусов и их рекомендации коллегам позволили нам забыть о нехватке средств на всё новые и новые проекты.

В своём люксе гостиницы Double Tree by Hilton, снятым на моё имя и оплаченным, предусмотрительным Ричардом, я открыл конверт. В нём были оригиналы паспортов: сингапурский на имя Antony Tonus; France, Antoine Tonus; Poland, Anton Second. Моя Генеральная бессрочная международная доверенность, выданная в Сингапуре, позволила сделать настоящие паспорта и гражданства. Моё личное присутствие не потребовалось в Польше. С Францией вопрос решили в посольстве в Москве. Из Сингапура прилетал узкоглазый дипломатический курьер. Разумеется, в дополнение доверенности, потребовались деньги и связи Ричарда ― везде, кроме Сингапура. Сложнее, но и важнее всего было получить официальное гражданство именно этого государства-острова, учитывая практически полное отсутствие коррупции в ряду сингапурских чиновников. Коррупции нет, просто, Хо Чин ― жена премьер-министра острова ― имеет личный бизнес, стоимостью более 150 ярдов. Не как у нас, здесь всё в одно хайло. Мы, россияне ― богаче! И хавальник сытый, и коррупция процветает! В Сингапуре помогли инвестиции и поддержка на уровне межправительских отношений вьетнамского друга-олигарха, господина Фама, он в приятельских отношениях с сингапурской Семьёй. Во Франции также не обошлось без стартовых инвестиций. Но основные объёмы денежных вливаний ожидаются в ближайшем будущем. Я подписал в посольстве договор о намерениях и вопрос с гражданством был решён незамедлительно. Пользуясь доверенностью, Ричард получил необходимые документы на руки и, наконец-то, вручил их мне сегодня. Я ― гражданин: Сингапура, Франции, а также, по инициативе Ричарда ― Польши. Не потерян и российский паспорт, но это уже история. Международные автомобильные права, чёрные и платиновые кредитки из шести ведущих Банков Европы и Азии, наличные ― по 10К евро, долларов и белорусских рублей, две флешкарты и два кодированных iPhone XS. Наличных, на первое время, хватит, какой сюрприз на пластиковых картах и флешках? Позже разберусь.

С новой жизнью, Tony Tonus!

Первый период адаптации к новой жизни успешно преодолён. Ричард улетел в Лондон. Он оказался вхож в круг современных инвесторов, одними из первых оценивших будущее электронных валют и особенности завоевания мира этой темой. Со своей стороны, я успел подружиться с несколькими российскими и белорусскими основателями компаний, работающих в сфере новых внебанковских технологий. Сам последнее время активно вникал в тему новых денег. Это не краткосрочная пирамида великого авантюриста Мавроди. А начиналось всё это, менее десяти лет назад, Bitcoin стоил центы, рос и, достигнув 30 долларов, падал до двух. В момент, когда Bitcoin стал стоить сто гринов, ему предрекали скорую смерть. Пять лет спустя, если не меньше, пики торгов в США достигли 20К за один биткоин, правда, вскоре упав до 6К ― не без нашего участия. Каково? В отчёте, переданном мне Ричардом, были отмечены успехи отдела электронных валют компании Tonus, Inc. Есть идея в близкой перспективе открыть первый криптобанк, Cryptonus Bank. И я это сделаю.

Прошло немного времени, как я пропал для Раши. Извиняюсь за то, что Российская Федерация, находящаяся всё дальше от её отпрыска, называется мной Раша. Наша ― не наша Раша. В Белоруссии пробыл ещё четверо суток, просто отдыхал от прежней жизни и жрал сытную еду, не боясь за возможность появления лишних килограммов, организм в норме. Кубики на животе ещё в перспективе, остальное в порядке. В Ставрополье хотел подправить косметически, лазером на лице следы сложного периода жизни, но решил поступить иначе. В Европе, или южнее, дело за другими корректорами и стоматологами. Надо было потратить белорусскую пачку денег, бутики в социалистическом, или каком там государстве есть, я прикупил одежду, обувь, аксессуары на первое время. Я направляюсь в аэропорт, следующая остановка ― Греция, Салоники. Проверим польский паспорт. Всё в порядке, я в кресле эконом класса взлетающего самолёта. Прилетев, взял, в аренду Mercedes C 350.

Завершил ряд необходимых встреч в Греции, в том числе, навестил родственников Валеры из Ставрополья, грека по национальности, передав от него приветы и подарки. Греки ― очень дружелюбные и гостеприимные люди! Я, находясь за рулём Mercedes, завернул в отель Sani Beach Resort на Халкидиках. В первый ужин я вновь, как и раньше, выбрал рыбный ресторан Taverna Alexis. Внешне эта таверна ничего особенного не представляет, больше похожа на придорожное кафе, но рыбу готовят отменно, домашняя атмосфера и по-гречески любезные хозяева. Заказал великолепное греческое вино Alfa. И местополжение таверны обязывает, находится на берегу, рядом с причалом, где припаркованы величественных размеров мегаяхты и, конечно, плавсредства простого класса. Вечером следующего дня в главном корпусе отеля посмотрел шоу программу: греческие танцы хасапикос, зейбекико, в том числе сиртас и сиртаки, «танец зорба», на музыку гения Микаса Теодоракиса. Звучат неподражаемые бузуки, кто-то, наверное, знаменитый пел душевные народные песни ― лайки мусики. Ему, традиционно, бросали под ноги бутоны и лепестки цветов. Очень жалел, что рядом не было любимой женщины, Елены. Очередная красивая, но одинокая ночь… Никого не хочу снимать для утех, все мысли о Елене.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 140
печатная A5
от 579