электронная
180
печатная A5
475
18+
Тишина

Бесплатный фрагмент - Тишина

Любовь есть единственная разумная деятельность человека.


Объем:
298 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-8634-3
электронная
от 180
печатная A5
от 475

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Вступление

Любовь есть единственная разумная деятельность человека.

Л. Н. Толстой

Что такое секс и сексуальность? С первым все понятно, а вот со вторым постараемся разобраться.

Сексуальность — совокупность биологических, психофизиологических, душевных и эмоциональных реакций, переживаний и поступков человека, связанных с проявлением и удовлетворением полового влечения.

Сексуальность является врождённой потребностью и функцией человеческого организма, подобно процессам дыхания, пищеварения и др. Человек рождается с определённым физиологическим сексуальным потенциалом, далее сексуальность формируется уже в рамках индивидуального жизненного опыта.

Типы сексуальных культур:

— Аполлоновский тип, характерный для античного общества.

— Либеральный тип, характеризующийся терпимостью в отношении широкого разнообразия проявлений сексуальности, отсутствием принуждения к определённым нормативным формам сексуального поведения.

— «Культуры бедности», формирующиеся в пролетарской и крестьянской среде как в развитых, так и в развивающихся странах с заметным влиянием патриархальных традиций.

— Культуры любовников, характеризующиеся распространённостью двойных моральных стандартов, осуждающих открытые проявления сексуальности, но допускающих «за закрытыми дверями» отдельные проявления сексуальной свободы, в том числе супружескую измену (для одного или обоих партнёров).

— Оргиастические культуры, абсолютизирующие цель достижения удовольствия как результат сексуальных отношений и допускающие для этого все формы сексуальной активности, в том числе гомосексуальные отношения, групповые формы сексуальной активности, сексуальные девиации и т. д.

— Мистические культуры, в которых сексуальное поведение является формой реализации религиозных и философских предписаний (даосские сексуальные практики, тантрический секс).

— Репрессивные культуры, стремящиеся к практически полному подавлению сексуальности, что выражается в крайне строгих запретах на внебрачные и добрачные связи, отсутствии системы сексуального воспитания, ограничении роли сексуальных отношений в браке продолжением рода.

— Пуританская культура, являющаяся крайним выражением религиозной (в первую очередь протестантской) установки христианства на отказ от земных удовольствий, в том числе сексуальных. Для пуританской культуры характерны цензурные запреты, касающиеся всех хотя бы косвенно связанных с сексуальностью тем литературы, искусства и даже медицины, распространение ложных представлений о вреде сексуальных отношений.

Именно от типа сексуальных культур и социума, в котором мы растем (страна, семья, религия, национальность, литература, история, СМИ…), формируется тип секса. Для одних — прекрасное состояние, для других — возможное, для третьих — приемлемое, а для кого-то — ненужное.

Автор постарался показать в книге эротическую и сексуальную сторону человека.

Читайте и делайте свои выводы.

Загадать желание

Ночью пошел дождь, он был сильным, а утром выглянуло солнце, но не прошло и часа, как дождь снова заморосил. На улице почти никого не было. Игорь понимал, что в поле также никого нет, но все же пришел, коли обещал, да и кто сегодня купается. По крайней мере он выполнил свое обещание и со спокойной душой пошел в магазин, чтобы прикупить хлеба, как раз обед и привезли утреннюю выпечку. Непогода загнала случайных прохожих в магазин, те слонялись среди стеллажей, выбирая ненужные им вещи. Тетя Марина, соседка, она же и кассир, отсчитала сдачу. Игорь посмотрел на мелочь, прикинул в уме, может купить конфет, но явно не хватало, и тогда, засунув ее в карман, вышел на улицу.

Чем отличаются городские от деревенских? Да все очень просто, городские много болтают. Вот и сейчас, выйдя из магазина, Игорь увидел шумную толпу студентов. Они как рой кружились, галдели, даже собаки, и те присоединились к их разговорам, потявкивали и прыгали вокруг них.

«Ладно, пора домой», — подумал Игорь, взглянул на серое небо и, не обращая внимание на этих пижонов, прошел мимо. Кто-то махнул, он нехотя повернул голову и посмотрел на девушку, которая старалась привлечь к себе внимание. Оля выскользнула из круга друзей и быстро подошла к нему.

— Привет.

— Привет.

Обменялись они стандартными словами.

— Жаль, что сегодня не покупаешься, — грустно заявила она.

— Да, лучше не стоит, — а потом добавил, — у тебя есть время?

— Да, — тут же ответила девушка.

— Могу показать вышку.

— Что за вышку?

— Геодезическая, она чертовски высокая, но с нее видно все.

— А что на нее смотреть? — немного удивленно спросила она и посмотрела на ребят, что удалялись.

— Я просто предложил, — ему стало немного обидно, все лазили на ту вышку, она особая. Разговор не клеился, и он решил пойти. — Ну ладно, тогда пока, — и повернувшись, пошел своей дорогой.

Оля стояла несколько секунд, догнала свою компанию, что-то им сказала и побежала за Игорем.

— Да, я хочу на нее посмотреть, — без предупреждения сказала ему.

Юноша улыбнулся.

— Ладно, только занесем сетку и возьмем мотоцикл.

— Мотоцикл?

— Да, иначе пешком придется идти до самого вечера.

— Так далеко? — она явно была удивлена.

— Нет, просто сейчас грязно и трудно будет идти, — спокойно ответил он, будто это то же самое, что пройтись до магазина.

— Ну ладно.

Когда она села в коляску, поинтересовалась:

— Слушай, у тебя права есть?

Игорь засмеялся.

— Ты здесь видела гаишника? — усмехнулся Игорь.

— Нет.

— И я тоже.

— Но ты, надеюсь, будешь не спеша ехать? — на всякий случай спросила его, с опаской посматривая на эту колымагу, что называлась мотоциклом.

— Не бойся, по той дороге, что мы поедем, быстро не разгонишься.

И они тронулись. Мотоцикл так ревел, что через пару минут Оля оглохла. А дорога и вправду оказалась непригодной для пешей прогулки, разве что на этом грохочущем драндулете. В некоторых местах дорога превратилась в кашу, и мотоцикл швыряло из стороны в сторону. Он то прыгал на кочках, то практически плыл, увязая в жиже. Оля скакала на своем сиденье, будто на жеребце, сперва ойкала и охала, а потом привыкла и уже могла крутить по сторонам головой. А когда выехали на песчанку, даже не поверила, что можно просто ехать прямо.

Спустя каких-то пол часа начался сосновый лес. Потрясающий запах хвои, дождь уже давно перестал идти и небо даже начало проясняться. Еще минут десять кружились среди стволов сосен, а потом мотоцикл резко встал и заглох.

— Сломались? — испугано спросила Оля.

— Почему?

— А что тогда остановились?

— Понравилось ездить? Я так и знал, — радостно сказал Игорь, он слез с мотоцикла и потянулся. — Приехали, — и показал рукой на огромные деревянные столбы, которые уходили высоко вверх.

Оля буквально вывалилась из люльки, она сделала первый шаг и чуть было не упала. Ей казалось, что ее тело до сих пор прыгает по кочкам. Уперлась рукой в ствол дерева и глубоко задышала.

— Все нормально? — спросил у нее.

— Да, — и на всякий случай кивнула.

— Ну что, полезли, — и показал ей на вышку.

Оля посмотрела, куда уходят бревна, подошла поближе и подняла голову вверх.

— О нет… — С ужасом сказала она.

— О да!

— Нет! — уверенно ответила Оля.

— Да! — так же уверенно сказал Игорь.

— Это обязательно?

— Приехать к вышке и не залезть на нее?

Оля хихикнула.

— Да, помню урок: прийти купаться и не искупаться.

— Правильно. Значит, полезли, — и сделал шаг в сторону вышки.

— Стой, стой, я боюсь высоты, — она еще раз оценивающе измерила ее высоту.

— Не говори глупости, это кто тебе такое сказал? Не верь бабушкиным сказкам про страх, — он обошел вышку и добавил. — Эта красотка стоит с тех пор, как я себя помню и кажется, она не намерена падать. Каждое бревнышко там наверху, — он ткнул пальцем в небо, — в три раза тяжелее, чем ты. И ничего, стоит.

Оля посмотрела вверх. «Вроде бы и не такая высокая, как показалась вначале», — подумала она и дотронулась до вышки.

— Да, аргумент железный.

— Значит решено, поднимаемся. Ты первая, — резко заявил Игорь.

— Нет, ты.

— Я понимаю, что ты дама и в платье. Обещаю не смотреть снизу вверх, да и выхода нет. Мне придется тебя подсадить до первых ступенек.

Она посмотрела, и вправду, первые ступеньки располагались высоко, ей просто до них не достать.

— Ладно, но чур… — Сощурилась, давая тем самым понять, что если что, то даст и по шее.

— Слушай, хочешь, я полезу голым, чтобы тебе не обидно было?

— Нет, не стоит, не прилично, хотя забавно, — она улыбнулась и добавила, — в следующий раз.

— Все, ловлю на слове, а теперь давай помогу.

Оля достаточно ловко забралась на первые ступеньки, а после, как настоящий скалолаз, шустро двинулась вверх. Иногда она останавливалась, и тогда Игорь слышал ее восторженные возгласы. Оля смотрела по сторонам и тыкала пальцем в деревья, а потом смотрела на Игоря и показывала то, что так ее восхитило.

Наконец были преодолены последние метры, Игорь, шлепнувшись на площадку, простонал:

— Да… я думал, что мы никогда не доберемся до цели.

— Это потрясающе! — восхищалась девушка, крутясь на месте, не зная куда ей точно смотреть.

— Еще бы, — и он улегся на спину.

Оля ходила по маленькой площадке и смотрела в разные стороны. Вышка возвышалась над кронами деревьев еще метров на пять или даже больше, поэтому весь лес был как на ладони, ничто не загораживало. Было действительно потрясающе.

— Это что? — и Оля ткнула пальцем куда-то вдаль.

Игорь встал и посмотрел в том направлении.

— Это туман.

— Туман? — переспросила Оля, — но он же утром бывает.

— Туман — это пар, будет вам известно, а пар появляется, когда есть перепады в температуре. Прошел дождик, а земля-то была теплой, вот она и нагрела воду. Теперь эта влага начала интенсивно испаряться и подыматься над лесом. Завтра будет отличная погода, как раз для купания.

Оля повернулась к нему, с лица исчезла улыбка.

— Ты обещал не смотреть.

— Куда?

— Под платье, — она сказала это как-то без обиды.

— И что там такого? Ну труселя черные с кружевами.

— Что? — возмутилась Оля и быстро отвернулась, задрала подол платья и посмотрела на свои трусики. — Как тебе не стыдно? — и сделала вид, что обиделась, но у самой на лице заиграла улыбка. — А там что? — уже через секунду спросила.

Игорь повернул голову в направлении ее руки.

— А там болото. Говорят, его раньше не было, был березовый лес, а потом поднялась вода и теперь болото. Там правда ты не утонешь, но ходить не стоит, змей много. — Он повернулся в другую сторону и показал рукой. — А вот там наш поселок. Его не видно, только ночью видны огни, а вот там река, ее тоже не увидишь, а вот там скалы.

— Скалы? — удивилась Оля. — Но я так понимаю, у нас здесь нет гор.

— Гор нет, но в том месте выходит скальная порода. Действительно странно, кругом равнина и тут как прыщ эти скалы. Однажды я там был, далеко, ходили в поход на три дня. Здорово, как в маленьких горах. И тянутся эти скалы примерно на пять километров, жаль, что мы не там живем.

— Почему?

— Лес — это здорово, но скучно, мы тогда даже уходить не хотели.

— Слушай, а почему не холодно, — Оля посмотрела на свои руки, как будто искала на них мурашки от озноба. — Ведь был дождь, обычно после него прохладно.

— Ты ведь видела туман, — она кивнула, — это теплый пар. Обычно после жарких дней и когда пройдет дождь очень тепло, даже душно. Вот увидишь, ночь будет теплой.

Игорь начал ей рассказывать про свой край, про лес, про то, кто и когда здесь жил, про то, что сейчас здесь строят и планируют. Оля слушала и смотрела на верхушки леса.

— Смотри, — и Игорь показал ей рукой на группу птиц, что пролетала в районе болота, — это журавли. Слушай, они сейчас начнут курлыкать.

Наступила тишина, только шум леса, не было слышно машин на дороге, ни шума из поселка. Оля внимательно вслушивалась, и вдруг до нее долетел звук курлыканья. Глаза засияли от счастья, будто увидела сказку.

— Здорово, — тихо сказала она.

— Не бойся говорить громче, они все равно тебя не услышат. Попробуй, крикни. — Игорь подошел к краю вышки и закричал. Он просто тянул одну букву — А……..

Оля прижала ладони к ушам. Когда он перестал кричать, убрала их.

— Ну даешь, не думала, что ты можешь вот так орать.

— Попробуй, — предложил он ей и отошел в сторону, уступая свое место, хотя кричать можно было откуда угодно.

Оля выпрямилась и крикнула слабое «А…»

— Нет, что ты? Кого боишься разбудить, лешего? — она отрицательно покачала головой. — Иди сюда. — Он поставил ее посередине смотровой площадки. — А теперь закрой глаза и кричи что есть мочи.

Девушка так и сделала. Закрыла глаза, подняла подбородок, набрала в легкие воздуха и закричала

— А…..

— Еще! — крикнул Игорь, перекрывая ее голос.

— А….

— Громче!

— А… А… А…

Над лесом прокатилось эхо, птицы затихли, в ушах звенело, казалось, что все замерло. Они стояли и слушали. Было тихо, и вдруг совсем рядом раздался голос филина. Оля засмеялась, а за ней и Игорь.

— Похоже, мы его разбудили.

— Да, похоже, — согласилась она.

— Скоро закат, а на закате загадывают желание.

— Сейчас, сейчас, — сказала Оля и стала напряженно думать, вспоминая все свои желания, которые писала еще в детстве дедушке Морозу.

— Постой, это не простое желание, а особенное. И чтобы его загадать, надо кое-что сделать.

— Что? — с нетерпением спросила Оля и затопала ножками, будто бежит.

— Его загадывают только в тот момент, тогда последние лучи скрываются за горизонтом, и говорят, что оно всегда сбывается.

— А ты загадывал? — сразу поинтересовалась она.

— Нет, — немного расстроенно ответил он.

— А почему?

— Это только женские желания.

— Странно, а почему так?

— Это связано с тем, как ты его загадываешь.

Оля посмотрела на заходящее солнце, оно уже на половину скрылось.

— Давай, говори, не томи, а то мое желание пропадет.

— Не пропадет, не беспокойся, все желания сбываются.

— Что надо сделать, через плечо плюнуть, перекувырнуться, что?

Оля вопросительно посмотрела на Игоря.

— Это ритуал. По-другому не получится, — спокойно сказал Игорь.

Он лег на спину головой к закату, расстегнул брюки и достал своего мальчика, который на глазах начал набирать силу.

Оля с ужасом вытаращила глаза, будто увидела всадника апокалипсиса. Отвернулась от странного юноши.

— Чтобы желание сбылось, надо сидеть на нем, — как бы между прочим сказал Игорь.

Оля молчала, еще не пришла в себя от увиденного. «Такая наглость, такая наглость», — шептала про себя. Игорь повернул голову в сторону заката.

— Солнце садится, решайся, — заволновался он и еще раз взглянул на тухнущие лучи.

— Нет, — тихо ответила Оля, а у самой даже руки затряслись от негодования.

— Да брось, твое же желание, — не отрывая взгляда от гаснущих лучей, сказал он.

— Нет, не могу, — и отрицательно покачала головой. «И за кого он меня принимает? За деревенскую дуру?» — мысли кипели.

— Скоро солнце сядет и желание улетит.

— А по-другому нельзя? — жалобно спросила Оля. Ей хотелось загадать свое желание, она уже и забыла, когда вообще последний раз его загадывала. Наверное, в шестом классе.

— Эта церемония не мной придумана, она проверена временем, — быстро ответил Игорь, посмотрел на Олю и тут же повернул голову в сторону заката.

— Нет, — опять еле слышно сказала Оля. Она даже не могла себе представить, что вдруг, вот так, да еще непонятно с кем… Она то кипела от злости, то наоборот смеялась в душе на глупое предложение юноши, то наоборот уже подумывала, а почему бы и нет. Сердце прыгало, а секунды неумолимо отсчитывали последние мгновения затухающего заката.

— Давай же, решайся, солнце садится, — не выдержав, громко сказал Игорь.

Оля посмотрела на тонкий диск солнца, что уже почти скрылся за горизонтом. Повернулась к Игорю, потом снова к солнцу и снова к Игорю.

— Ой, что я делаю, что… — Запричитала девушка и пальцы затеребили платье, — ой, ой… — Повторила она еще несколько раз, быстро взглянула, лучи почти погасли. Оля сделала шаг в сторону Игоря.

— Поспеши, — поторапливал он ее.

— Что я делаю? Что? — повторяла она. Почему-то вспомнила Лешу. Это ее парень, с которым встречается уже третий год, он не жених, но все же. — Что я делаю? — повторила еще раз, а сама уже была готова к безумной церемонии.

Подойдя к Игорю, посмотрела на торчащий колышек, на который ей следовало сесть. «О нет, нет», — промелькнула мысль, но вслух сказала другое:

— Закрой глаза и не открывай!

Он так и сделал. Оля нагнулась и сняла трусы. Потом подошла к лежащему Игорю, поморщилась, представляя, что ей надо сделать. «Глупо, глупо», — мелькала мысль. Переступила через него, подняла подол платья, опустилась на коленки. Теперь Игорь лежал между ее ног, а колышек игриво покачивался. «О боже», — подумала она и стала опускаться. Медленно водя тазом из стороны в сторону, Оля думала, что поймает его и тогда… После нескольких попыток, тот вечно уходил в сторону.

— Помочь? — вдруг спросил Игорь, его голос как рупор прогремел у нее в ушах.

— Молчи. Нет, сама, — чуть раздраженно выпалила она.

Взглянула на горизонт, быстро схватила его колышек, чтобы тот не убегал от нее, чуть присела… Головка пениса оказалась прохладной, а куда он проникал, было горячо. Контраст льда и пламени соприкоснулись. Ее колени сжали ему легкие. Оля опускалась все ниже и ниже. Мысли испарились, теперь она погрузилась в ощущения. Почувствовала, как он окончательно вошел в нее. Поняв это, Оля вздрогнула всем телом, слегка приподнялась, но тут же опустилась.

Ее губы безмолвно зашептали желание, она посмотрела на луч, который на глазах потух, прикрыла глаза. «Все», — тихо произнесла про себя. Теперь она уже ни о чем не думала, лишь ощущала, как колышек этого юнца дергался в ней. На мгновение стало противно, что допустила это, что ради кого-то глупого желания предала свои убеждения. Стало горько и отвратительно на душе. Колышек опять дернулся. Хотелось соскочить с него и забыть как кошмарный сон, но… Он опять дернулся, Оля открыла глаза, посмотрела на юношу, который лежал под ней, почему-то улыбнулась… Он опять зашевелился, пробуждая в ней странные воспоминания. Что-то внутри Оли защекотало, нервные сигналы прошлись по телу, девушка вздрогнула и чуть приподнялась.

Что это было? Подумала она, глаза захлопали, а тело осторожно опустилось на место. Вот, вот опять этот импульс в паху, легкий разряд. Она чуть сильнее сжала ноги, каким-то туманный взглядом посмотрела на Игоря, который так и лежал с закрытыми глазами. Тело само на коленках приподнялось и колышек заскользил, передавая ей неописуемые ощущения. «Что?» Постаралась она ответить на свой вопрос, но не смогла, опять опустилась. Еле заметное покалывание смешалось с зудом, и… Она немного наклонилась вперед. «Да, да…» Прошептала про себя, когда фаллос Игоря от напряжения чуть изогнулся и задел скрытые в ней точки наслаждения.

Мысли как-то растворились. Она загадала свое желание, и оно обязательно сбудется, Оля уже верила в это, а пока… Чуть приподнявшись, колышек опять заскользил, и опять этот зуд. Он шел откуда-то изнутри, и чем больше она двигалась, тем сильнее он становился. Она резко выпрямилась и в истоме замерла. Фаллос почти вышел, но еще тыкался головкой в ее норку.

— Ах… — почти не слышно прошептала она.

Коленки от перенапряжения задрожали, и тело медленно стало опускаться.

— Ох… — Почти пропела Оля.

Зуд усилился. Она опустила тело как можно ниже, стараясь, чтобы юный колышек проткнул ее.

— Ой… — Опять еле слышно прошептала девушка.

Тело пошло вверх. Что-то ее толкало делать эти движения. Оля то поднималась, то опускалась. Она не думала о том, что делает, а просто повторяла эти действия как заученный танец.

— Ииии… — Почти пропищала и сжала как можно сильнее коленками тело юнца.

Ее тело вздрогнуло, она не удержалась, резко выпрямилась и тут же опустилась обратно. Глаза захлопали, не понимая, что происходит, а тело уже прыгало на его колышке, стараясь как можно глубже вогнать его в себя.

Оля пыталась, пыталась себя остановить, но не могла. Пыталась, пыталась понять, что делает, но зуд, тот раздирающий зуд внутри ее паха заставлял прыгать и прыгать. Кол вонзался, она вздрагивала, что-то вырывалось из ее груди, она взлетала и тут же падала обратно.

— Оооо…

И опять все с самого начала. Опять эти неистовые прыжки. И вдруг… Оля остановилась, задрожала всем телом. Глаза непонимающе вытаращились на алую полоску горизонта. Она открыла рот в немом крике, осторожно, будто боялась потерять его, приподнялась. Фаллос скользнул, закусила губу… Нервные импульсы в паху заставили ее остановиться. Она замерла, боялась пошевелиться, даже дышать перестала. Чувствовала, что если сдвинется с места, то все… Все…

Игорь дернулся и то, что она так старательно контролировала, вдруг взорвалось. Как цепная реакция, импульсы в паху вырвались. Оля вскрикнула, резко села и заорала:

— АААА… А… АА…

Ее вопль разнесся над лесом, спугнул птиц, что устраивались на ночлег. Она орала так громко, как могла, а после, потеряв источник силы, безвольно рухнула на юношу и замерла.

Остатки накопленного заряда экстаза постепенно таяли. Она успокоилась и погрузилась в состояние покоя. Лес стих, наступала ночь, все засыпало. Оля лежала и смотрела на юношу, что улыбался ей, пальцы потянулись и коснулись его волос.

— Если желание не сбудется, сама лично, сброшу тебя с этой каланчи, — тихо сказала девушка.

— Сбудется, — и помедлив, добавил, — теперь обязательно сбудется.

Стук колес

Бриллиант, упавший в грязь, все равно останется бриллиантом, а пыль, поднявшаяся до небес, так и останется пылью.

Надо же, уже весна, это очень, очень хорошо. Я радовалась этому, потому что скоро мои каникулы. Ну, не совсем каникулы, а отпуск. Марина еще осенью обещала отпустить, это мой начальник — Марина Алексеевна, немного старше меня. Этот отпуск уже четвертый в моей жизни. Наверное, поеду в Северск, что около Томска, давно обещала тете Инне. Да и речка Томь, там можно купаться с утра до вечера. Если получится, то и Светлана со своим мужем приедет, так что не скучно.

Девушка стояла на площадке между этажами и мечтала о будущем. Она совсем забыла про Галину, к которой пришла в гости. Та перезвонила и сказала, что немного задержится. Смотрела в окно и как-то странно улыбалась не то водителю, который никак не мог припарковаться, не то бабушке, что бегала за маленькой девочкой и вытаскивала ее из лужи (недавно прошел дождик). А зачем лужи, если по ним не шлепать?

Закрыла глаза и ощутила дуновение теплого воздуха, что залетел в открытое окно. Кто-то явно спешил. Девушка услышала его сбившееся дыхание, шарканье ног. Опять улыбнулась и, открыв глаза, повернулась назад, надеясь увидеть того, кто спешил. Его нелепые, потрёпанные сандалии чавкали. Он на секунду остановился, но, увидев ее, тут же побежал дальше по ступенькам.

«Да, спорт — не его конек», — подумала она и улыбнулась незнакомцу.

— Про… про… прошу, про… прощения, что задержался, — заикаясь, сказал он.

— Да ничего страшного, — ответила она незнакомцу. — Лифт не работает? — спросила его, хотя еще несколько минут назад сама поднималась на нем.

— А… а… а его под… подчинили? — удивился молодой человек, спустился на несколько ступеней вниз и нажал на кнопку вызова, мотор сразу загудел. — А… а утром не работал.

— Ничего, зато тренировка, — она имела в виду, что ему полезно подниматься пешком.

— А, ну да… и… идемте, — он побежал впереди.

Яна не знала, что делать. Молодой человек явно ее с кем-то перепутал, она уже хотела ему об этом сказать, как он остановился и, повернувшись, добавил:

— Е… еще раз прошу извинить, про… пробка на Мельникайте.

— А… — С сочувствием выдавила она из себя.

— Пойдемте, тут один этаж, я се… сейчас, все приготовлю, про оплату не… не беспокойтесь, я компенсирую, — и не дождавшись ее ответа, побежал дальше, чавкая своими сандалями.

Яна даже не знала что и делать, то ли идти, то ли крикнуть вдогонку, что он ошибся. Внутри что-то екало как мина замедленного действия: еще немного, и рванет. Почему он к ней так отнесся? Кто он такой, ведь видит его первый раз, а может это Галина попросила временно приютить ее? Она не знала, как поступить.

Самое тяжелое, это нерешительность, вроде и хочется и в то же время колется. Подняла голову и посмотрела, как почти над головой сверкают его ноги. Через секунду щелкнул замок.

— Поднимайтесь, — сказал он и открыл дверь.

Наконец девушка решилась, сделала первый шаг, а после стало легче и, переступая ступеньки, все думала, Галине может позвонить? Дверь была приоткрыта, остановилась и нерешительно коснулась ручки. Холодный метал обжег ее пальцы, она отдернула руку. Прислушалась, как молодой человек где-то там в глубине коридора швыркнул носом и еще раз позвал ее входить.

Ну ладно, решилась она и, открыв дверь, вошла. Яна пораженно остановилась. Думала, что квартира точно такая же неопрятная, как и сам юноша, но от стен и мебели веяло каким-то спокойствием и уютом. Разинув рот, она стояла и смотрела на вазу с засохшими цветами, но они не выглядели повядшими, просто засохли. Коридор был узким, квартира маленькой, еще их называют студиями, где кухня располагалась прямо в комнате, которая выступала одновременно и кабинетом, залом, спальней и столовой.

Соломенная циновка на полу, несколько небольших картин маслом, изображающие натюрморты с игрушками.

— Это я… я рисовал, еще в школе, — увидев, что девушка рассматривает их, пояснил юноша. — Проходите, — он быстро юркнул за ее спину, захлопнул дверь, вернулся к импровизированной кухне и стал доставать пакеты из сумки.

Яна сняла туфли и ноги сразу загудели. Осторожно ступая, вошла в комнату.

— Может помочь? — на всякий случай спросила его.

— Я… я сейчас, быстро, я… — Он хотел еще что-то сказать, явно волновался.

— Не спешите, все успеете.

Он закивал головой, забежал за перегородку и, вернувшись, пошел в ванну.

— П… п… прошу, не стесняйтесь, я… я тут полотенце и ха… халат повесил, — он вышел из небольшой ванной, хотя тут ванны как раз и не было, только душевая кабина. — Прошу…

Он опять вернулся на свою кухню, заулыбался и несколько раз скосился в сторону девушки, та не удержалась и ответила ему тем же. «Странный он», — подумала Яна и закрыла за собой дверь.

И что теперь? Спросила сама себя девушка. Что? Она стояла и смотрела на свое отражение в зеркале. Может он все же ее с кем-то перепутал, уже хотела взять телефон и звякнуть Галине, но тут заметила, что сумку оставила в коридоре. «Да ладно», — решила она и расстегнула пуговицу на вороте блузки.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 475