электронная
Бесплатно
печатная A5
675
16+
Тихорецкий семинар

Бесплатный фрагмент - Тихорецкий семинар

Размышления об истории и Промысле

Объем:
698 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0050-5650-4
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 675
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

Предисловие

В этом издании под одной обложкой собраны три книги, созданные на основе цикла семинара по философии истории и по пониманию Промысла Божия, проведенных в 2018—2019 гг. в Тихорецке.

Низкий поклон владыке Тихорецкому и Кореновскому Стефану, игумену Андрею (Морозу), а также тем, помогал мне в осмыслении вопросов историософии — Михаилу Озмитель, Екатерине Озмитель, Евгению Лютько, Елене Быковой, Татьяне Харис, Радику Махмутову, Юлии Бирюковой, Алексею и Анне Мастерковым, Алексею Воробьеву, Ирине Крейниной, Андрею Лаврентьеву, Елене Дятловой, Ольге Румянцевой, Татьяне Литвин, Екатерине Святицкой, Александру Геннадьевичу Кравецкому, Владимиру Михайловичу Кириллину, Виктору Петровичу Лега, Игорю Кошелеву, Артему Копылову, Алексею Островскому и всем участников групп в facebook по историософии, по чтению Августину, по логике и по осмыслению Промысла! Спасибо Алексею Игоревичу Любжину, на чьем семинаре удалось обсудить различия в мировоззрении гомеровских поэм.

Отдельное спасибо моей жене Екатерине, мужественно выслушивавшей черновой вариант текста каждого семинара и выделявшей сложные и непонятные места, нуждающиеся в доработке. Особая благодарность моей сестре Веронике, взявшей на себя труд вычитки и редактирования текста семинара!

Без вас этой книги бы не было!

КТО МЫ? РАЗМЫШЛЕНИЯ О ФИЛОСОФИИ ИСТОРИИ

Истории, которые мы рассказываем.

Истории, через которые мы объясняем всё вокруг.

Истории, которые создают нас.

И та история, которую мы ищем.

Введение

Две с половиной тысячи лет назад древнегреческий софист Горгий учил трём «истинам»:

1. Сущего нет, сущее не существует.

2. А если что-то и существует, то оно непознаваемо.

3. А если и познаваемо, то это знание невозможно объяснить другому.

Эти «истины» стали скелетом, на котором держится вся система знаний эпохи постмодерна. Сегодня принято быть уверенным только в существовании собственного «я», сомневаясь во всем остальном. Эпоха тотального или скорее даже тоталитарного плюрализма запрещает рассуждать об истине (потому что ее нет; а если она есть, то непознаваема; а если познаваема, то крайне ограниченные средства языка, которым мы пользуемся, не позволяют передать эту познанную истину другому человеку).

С точки зрения постмодернизма, как и с точки зрения Горгия, поиски истины — совершенно бессмысленны и являются только потерей времени.

Если Вы согласны с Горгием, то не тратьте свое время. Эта книга не для Вас.

Мы же уверены, что истина существует, что ее можно и нужно искать, и что знание об истине можно передать другому человеку средствами языка.

Самый страшный сегодня вопрос в дискуссии: «Да ты, похоже, считаешь, что знаешь, в чем истина?»

Н. Ге. «Что есть истина?»

После такого вопроса принято отнекиваться, делая вид, что ты лишь предлагаешь свои доводы для поиска истины, но не претендуешь на то, что точно знаешь, где ее искать.

Мы же сделаем практически невозможный и самоубийственный шаг. Мы сразу скажем, что знаем, где истина. Знаем, где ее искать. И, кроме того, мы знаем, что именно истиной не является.

В наш век после таких заявлений всякий интерес пропадает. Книга сразу закрывается и отбрасывается подальше с возгласом на модном нынче «олбанском» языке: «Афтара ф топку».

Всетерпимейший плюрализм не может стерпеть лишь одного — утверждения, что кто-то знает, где искать истину (потому что истины не существует…; а если существует, то… и так по кругу).

Для кого же написана эта книга?

Она для тех, кто ищет истину и не сомневается, что ее можно найти. Для тех, чьи мозги не промыты современной постмодернистской системой образования. Для тех, кто не удовлетворен тем пониманием истории, которое навязывается через школу и через СМИ. Для тех, что предпочитает рассуждать самостоятельно. Для тех, кто не боится думать и, при необходимости, опровергать те представления, в которых не сомневается подавляющее большинство. Для тех, кому разумные доводы важнее мнения большинства. Для тех, кто понимает, что истина не выявляется путем голосования…

Свт. Августин Гиппонский.

Хочу сразу предупредить, что эта книга написана дилетантом.

Невозможно одновременно быть хорошим специалистом по библеистике, религиоведению, мифологии, логике, античной и средневековой философии, классической филологии, богословию, древнеегипетской, шумерской, аккадской, вавилонской литературам, Гомеру, Гесиоду, Геродоту, Фукидиду, Вергилию, Плутарху, гностицизму, отцам Церкви, византийским хронографам, античным и средневековым апокрифам, русскому летописанию, истории Древнего мира, Средних Веков, Древней Руси, источниковедению, текстологии…

Но исследование по философии истории требует погружения во все эти темы. И именно охват и соединение всех этих тем и делает возможным изучение нашего предмета.

«Титаник». 1912 г.

Я со своим уровнем образования никогда бы не решился на такое исследование, если бы не был убежден, что существующие современные работы по философии истории хоть в малейшей степени удовлетворительны. Как говорится, на безрыбье и рак — рыба…

Прошу специалистов простить меня за претензию на компетентность по всем вопросам. Это скорее страстное желание разобраться в теме, сопряженное с пониманием того, что при рассмотрении столь всеохватного вопроса мы обречены оставаться дилетантами-любителями.

Но порой и дилетанты могут получить неплохой результат. Вспомним, что «Титаник» был построен профессионалами, а Ноев ковчег — любителем.

Что ж? Если после этих заявлений Вы еще не отбросили эту книгу, то есть надежда, что Вы дочитаете ее до конца. Но у меня к Вам одна просьба: пожалуйста, читайте эту книгу медленно. Не используете ее для тренировки навыков скорочтения. Попытайтесь обдумывать все тезисы. Давайте будем вместе продумывать все вопросы, рассматриваемые в этой книге.

Часть I. Модели истории

Философия истории

Многие считают, что философия истории (или, иначе говоря, историосóфия) — это очень отвлеченный предмет, не имеющий к обычной жизни никакого отношения.

Герой комедии Мольера очень удивился, когда обнаружил, что говорит прозой, и в восторженном изумлении воскликнул: «Сорок с лишком лет говорю прозой — и невдомек!».

Это же, действительно, поразительно: человек никогда не изучал филологии, ему только что объяснили, чем отличается проза от поэзии, но оказалось, что он, никогда не учившись этому, всю жизнь говорил прозой!

Похожая ситуация и с философией истории.

Большинство из нас никогда не занималось изучением философии истории — историософии. Как же мы поразимся, когда узнаем, что за теми историями, которые мы рассказываем, неизбежно стоят различные философии истории, различные историософии, различные модели истории!

Так что вполне можно сказать: «Сорок с лишком лет рассказываю истории в рамках общепринятых моделей истории, а мне и невдомек!»

Мне хотелось бы, чтобы Вы не просто прочитали эту книгу, пытаясь найти в ней какие-нибудь любопытные факты или подходы. Мне хотелось бы, чтобы Вы задумались о том, что такое история, о том, какую историю мы ищем.

Хотелось бы, чтобы Вы задумались, какая же история для нас является самой главной, и как с этой главной историей связать те представления о прошлом, которые сегодня распространены в нашем обществе.

В моей книге будет больше вопросов, чем ответов. Книга — это приглашение задуматься над вопросами философии истории, которые отнюдь не являются отвлеченными. Эти вопросы волнуют каждого, так как это вопросы о правде, о последней правде нашего бытия, о смысле нашего существования, об истине.

А нужно ли нам знать историю?

Почему нам нужно знать историю?

Какую историю нам нужно знать?

Вдумаемся в эти вопросы. Пытаясь ответить на них, мы сможем разобраться, что же мы понимаем под историей.

А может ли человек жить, не пытаясь узнать своей истории, не пытаясь узнать истории самого себя, истории своей семьи, истории своих близких, истории своего народа — того народа, того сообщества, которое человек считает своим, истории своего МЫ?

Думаю, что без стремления познать историю своего МЫ, человек не может существовать. Человеку дана экзистенциальная потребность искать, что он такое. Эта потребность заложена в каждого из нас. Каждому человеку необходимо ответить на вопрос «кто мы?». И это понимание и создает объединения людей, сообщества, народы, государства…

На какие же вопросы стремится ответить каждый из нас, пытаясь понять свою историю?

Главный вопрос, на который мы пытаемся ответить, — «КТО МЫ?»

Этот вопрос распадается на несколько более частных:

Чем мы отличаемся от других? И кто такие эти «другие», действующие с нами в истории?

Откуда мы пришли и куда мы идем?

Почему с нами происходят беды и катастрофы? Почему существует зло? В чем причина исторических событий?

Что нам делать, чтобы достичь цели нашего пути?

В основе любой и каждой истории лежит ответ на вопрос «Кто мы?» и ответы на частные вопросы, из которых он состоит.

Такое понимание истории имеет очень важное преимущество — оно позволяет сравнивать различные истории между собой в стремлении найти истинную историю. Ведь каждая история неизбежно отвечает на этот вопрос.

Экзистенциальные вопросы не просто крайне важны. Они могут быть и очень опасны. Точнее, крайне важно найти на эти вопросы верный ответ. Неверный ответ на них может привести к катастрофе.

У Поля Гогена есть картина, которая так и называется — «Откуда мы пришли? Кто мы? Куда мы идем?»

Человек в этой картине понимается просто как часть природы. Рождение, детство, юность, зрелость, старость, смерть… Вечный круговорот. Движение ради продолжения движения… Движение, лишенное смысла.

Лови радости и не пытайся искать смысл, ибо его нет…

После написания этой картины Гоген пытался покончить жизнь самоубийством.

Гоген. «Откуда мы пришли? Кто мы? Куда мы идем?»

Экзистенциальный вопрос требует ответа. Если мы не можем найти ответ, наполняющий нашу жизнь смыслом, мы не можем нормально жить…

Та история, которую мы ищем, которую ищет каждый из нас, должна раскрывать смысл моей и нашей жизни, причину и цель страданий и бедствий. История, не дающая нам понимания смысла, абсурдна. Человек не может полноценно жить, если он считает, что мироздание и история бессмысленны.

Чью же историю мы ищем? Чью историю мы так стремимся познать?

Конечно, НАШУ. Именно НАШУ, а не просто МОЮ. Историю того сообщества, частью которого являюсь и я. Историю того МЫ, которое я считаю своим.

История — это всегда история крупного сообщества. И прежде, чем нам рассказывать нашу историю, мы должны определиться, какое сообщество считать своим, к какому сообществу мы принадлежим.

Популярная схема происхождения человека

Мы — это биологический вид Homo sapiens, выделившийся из животного мира путем эволюции?

Или мы — это, прежде всего, потомки тех, кто одержал победу над фашизмом?

Берлин. Май 1945.

Или мы — это русские, сумевшие создать и отстоять свою государственность и принявшие под свое крыло множество иных народов?

Памятник Минину и Пожарскому.

Или мы — это народ Божий?

Тут существует множество вариантов, и часто (а вернее сказать, как правило) мы считаем себя частью сразу нескольких сообществ. Мы предпочитаем не делать окончательного выбора, оставляя себе возможность соотносить себя с различными общностями.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 675
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: