электронная
100
печатная A5
463
18+
Теневик

Бесплатный фрагмент - Теневик


5
Объем:
338 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0050-2075-8
электронная
от 100
печатная A5
от 463

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Посвящается моей жене Хэлен Хорн.

Её свет озаряет мою тьму.

Тот, кто борется с монстрами, не сможет уберечь себя, чтобы самому не стать монстром.

Фридрих Ницше

Часть первая. У всего есть начало

1

10 июля 2013 года хозяйка квартиры 24, дома под номером 12 в городе Риплтаун, штат Горсот, Кейси Уолберг, продала её банковскому сотруднику Адаму Райсу за сущие гроши. Решение о скорейшей продаже недвижимости приняли за неё воспоминания.

Кейси проживала в Нью-Йорке. Жизнь складывалась как нельзя лучше. Заботливый муж, талантливая и красивая дочь с золотистыми волосами и место художника в одном из процветающих рекламных агентств «Большого яблока». В день окончания работы над презентацией рекламных слоганов Кейси предстояло вспомнить. Вспомнить давно забытое.

Оформив последний слоган для компании, занимавшейся строительством домов в Хартфорде, «Мечта обзавелась входной дверью», Кейси глубоко вдохнула и выдохнула. Этот ритуал она повторяла при каждой завершенной презентации. Ты рабски потрудилась, можешь и подышать. Для полноценного завершения рабочего дня требовалось только проверить электронную почту. Взгляд главного художника внимательно изучал темы писем. Тема — лучший инструмент для отсеивания бесконечного дерьма в потоке писем от электронных почтальонов. В основном реклама. По мнению Кейси — эстетически непритягательная. Между рекламой супервпитывающих прокладок и показателями эффективности косметической рекламной компании — письмо с броским подзаголовком: «Кейси Стюарт. Срочно».

«Стюарт? Кому она могла понадобиться спустя тринадцать лет после смены фамилии? Кто ищет ту самую Кейси, морально погибшую в возрасте восемнадцати лет в вечер школьного выпускного?»

Кейси попыталась взять себя в руки и выкинуть из мыслей ту самую Стюарт. Сейчас она Уолберг — успешная и самодостаточная женщина 34 лет с прекрасной семьей, домом и уверенностью в будущем. Но от самой себя не убежишь. Как бы Уолберг ни строила защиту, Стюарт из последних сил боролась за место в голове Кейси.

Нервозность нарастала. Кейси взяла идеально наточенный карандаш №2 — средней жесткости. Играя пальцами с карандашом, она пыталась успокоиться. Движением дрожащей правой руки курсор мыши неуверенно навелся на письмо и открыл его. Само письмо ничуть не уступало его теме. Короткое содержание не давало никаких ответов, а лишь добавляло больше вопросов. Только имя — Генри Градс — и номер. Внизу в разделе подпись — адвокатская контора «Градс». Фамилия казалась Кейси знакомой, но имя? Она не помнила никакого Генри. Но телефон дал ей больше информации. Кейси сжала карандаш в руке сильнее. Телефонный код штата Горсот. Штат, где она жила восемнадцать лет до ужасной ночи за день до выпуска, в городе Риплтаун.

Кейси посмотрела на карандаш. Пальцы побелели от той силы, с которой она сдавливала его в руке. Сам карандаш согнут настолько, что, придави она посильней, дерево бы не устояло. Кейси ослабила давление. В голове промелькнула мысль о том, что умей бы канцелярские товары говорить, карандаш непременно бы поблагодарил своего владельца за оставленную ему жизнь. Хорошо, оставим твою казнь для точилки.

Кейси кинула взгляд на шкаф для архивной документации. Зеркальные дверцы отражали белое как бумага лицо с капельками пота на лбу. Это не её лицо. Кейси вдруг осознала, что на неё смотрит не Уолберг, а Стюарт. Призрак появился с одной целью — вернуть её ненадолго в прошлое, чтобы ещё раз пережить ужасные события. Совершить звонок в заполненное болью настоящее.

Кейси перевела взгляд на корпоративный телефон компании. С мобильного она решила не звонить. Номер мобильного — собственность Уолберг, а не Стюарт. Пока левая рука все еще держала карандаш, правая потянулась к рабочему телефону. Взяв трубку, Кейси вновь взглянула на монитор с открытым письмом. Оно никуда не делось. Стюарт где-то на задворках подсознания просила не звонить, удалить чертово письмо и сделать вид, будто его и не было. Но здравый смысл Уолберг взял контроль над телом. Путешествие в прошлое начинается. На старт! Внимание! Пальцы Кейси набрали код штата. Марш!

2

После набора номера прошло два гудка. Трубку на том конце подняли. Кейси воображала себе дьявольский голос: «Привет, Стюарт, думала мы тебя не найдем? Ошиблась, тварь!» Вопреки её ожиданиям, в трубке раздался вежливый мужской голос.

— Адвокат Генри Градс, чем могу вам помочь?

Кейси испытала облегчение. Голос не дьявольский. Наоборот, в голове возникло ощущение, что ее приветствует старинный друг. Градс. Почему фамилия казалась ей знакомой? Но она не помнит или не хочет помнить.

— На связи Генри Градс, чем могу вам помочь?

— Здравствуйте. — Кейси сглотнула. — Я Кейси Стюарт, — если писали Стюарт, пусть говорят со Стюарт. — Вы прислали мне письмо по почте.

— Привет, Кисточка!

Кисточка. Градс. Риплтаун. Стены темницы не выдержали и выплеснули на неё весь океан событий и людей из прошлой жизни. Знать её старое прозвище мог только тот, кто его и придумал. Так вышло, что Кисточкой называл её только один человек, и она его вспомнила. Генри Чарльз Градс — одноклассник из средней школы. Парень, с кем она впервые поцеловалась. Он не пользовался своим первым именем, для всех он был Чарльз, а Генри его называла только бабушка. Такая мелочь может легко затеряться в памяти за эти годы. Для Кейси он так и остался темноволосым парнем с родинкой на правой щеке. Ещё от него всегда пахло мятой. Генри то и дело кидал в рот жвачку «Ригли» с этим вкусом.

— П-п-привет, Генри, я не ожидала. Знаешь, когда адвокат пишет тебе по почте короткое письмо с пометкой «срочно», ещё не так растеряешься. — Кейси расслабилась и с облегчением откинулась на спинку своего кресла. Она перевела взгляд на круглые настенные часы, висевшие над дверью её кабинета. Позолоченные стрелки подсказали время — 17:45.

— Ох, Кисточка, — в трубке раздался легкий вздох, — к сожалению, растерянность — это лучшее, что я могу тебе предложить. Дело действительно срочное…

Взгляд Кейси вернулся к монитору компьютера. Снова и снова в голове звучал заголовок письма. «Кейси Стюарт. Срочно», «Кейси Стюарт. Срочно», «Кейси Стюарт. Срочно». Страх вновь обретал силу над Кейси. Телефон в правой руке начало потрясывать. Левая рука сильнее сдавила карандаш. Возможно, точилка так и не доберется до него.

Генри представлял встречу с давно ушедшей из его жизни Кейси в более уютной атмосфере. Возможно, в ресторане, где он признался бы, что все эти годы любил только Кисточку. Однако у судьбы свои правила. Генри сейчас гонец, несущий горькую весть.

— Слушай, Кейси, ты уехала из Риплтауна очень давно. Здесь практически никто не помнит, как ты покинула город. Мне понадобилось целых десять месяцев на твои поиски. Ох, твой отец… — Генри набрал в легкие побольше воздуха. Такую новость для любимой женщины он хотел бы зарыть настолько глубоко, что поиск центра Земли покажется легкой затеей. — Твой отец… В общем, Рик Стюарт был убит десять месяцев назад…

— Убит… десять месяцев… — только и смогла выдавить из себя Кейси. Она опустела. Вмиг все счастье, над которым она трудилась все эти годы, сдулось, как воздушный шарик. Кейси хотела, чтобы папа был счастлив за свою дочь, но и дочь хотела быть счастлива за живого отца. Новость огромным буром прошла в самые недра её женственной натуры и прорвала плотину, сдерживаемую ценой стараний.

— Кейси, позволь мне закончить! — перебил её друг из прошлого. — Твой отец был убит десять месяцев назад. Я, как его адвокат, имел доступ ко всей информации по расследованию. Его похоронили на местном кладбище, рядом с твоей матерью. Тело нашли в той комнате, где мы… В твоей комнате.

Рика действительно нашли именно в той комнате. Точнее то, что от него осталось — голова и пара конечностей. Рожки да ножки. Туловище бесследно пропало.

— Его опознание провела ваша соседка. Тот, кто совершил такое зверство, до сих пор не найден, и честно, я жду не дождусь, когда его поймают. Уверен, что его схватят и приговорят к смертной казни, но это не единственная причина моего звонка. Я занимался наследством твоего отца. Деньги на свои же похороны Рик хранил у меня. К сожалению, никто не знал, где ты и под какой фамилией. Твой отец никому о тебе не рассказывал. Он вообще никому ничего не рассказывал. Я искал как мог и нашел тебя в Нью-Йорке. Точнее, тебя нашел мой друг — частный детектив Арнольд Битсон. Он изрядно потрудился. По той информации, что я дал ему, дело считалось невыполнимым, но он совершил чудо… Думаю, не стоит распыляться о твоих поисках, перейдем к делу. Твой папа оставил завещание и… Кейси, Кейси, ты меня слушаешь?

— Да, Генри, — тошнота комом подступала к её горлу. Глаза на мокром месте. Но она держалась. Держалась изо всех сил. — И что же он мне оставил? — Кейси не хотела показывать свое горе. Безразличие к смерти отца — вот что должен услышать Генри.

— Кейси, мне очень жаль, что я…

— Генри! — перебила она его резким тоном. — Ты, как адвокат моего отца, искал меня для подписи нужных документов и передачи наследства. Прошу, скажи, что в завещании, и оставь меня одну с этой проблемой.

«Проблема, именно проблема, но не горе — по крайней мере так должен понять это Генри», — заключила в своих мыслях Кейси.

— Хорошо, — её тон задел его. Генри хотел сказать Кейси, что он не просто адвокат, но и друг. Друг, мечтавший о ней очень долгий срок. Друг, чьи отношения с девушками сводились к тому, что в каждой он искал свою Кисточку. Но Кейси права. Сейчас он звонит именно как адвокат. — Рик Стюарт завещал тебе квартиру, где вы раньше жили. Думаю, адрес сообщать не нужно. Сбережения в размере 12 310 долларов…

— Сколько? — Кейси не верила своим ушам. Она знала, отец не мог разжиться такой суммой.

— Кейси, как-то Рик пришел ко мне и попросил меня помочь ему составить завещание. Для себя он оставил деньги на собственные похороны. Для тебя же он оставил квартиру и сбережения. Деньги хранятся на счету в местном банке «Финанс-Каст». Каждый год после премии твой отец посещал банк и возвращался ко мне с банковской выпиской, чтобы обновить сумму в завещании. Твой папа хотел сотрудничать только со мной. Он знал — я твой друг. За эти годы скопилось более двенадцати тысяч.

— О боже, ты уверен? — такие деньги и её отец просто несовместимы. Налоги, плата за дом и машину, в конце концов еда и вода. «Где он взял такие деньги?» — мысленно задала себе вопрос дочь погибшего Рика Стюарта.

— Уверен, банковская выписка сейчас находится у меня перед глазами. У меня есть номер счета, зарегистрированного на твоего отца.

Документ датирован 12 августа 2012 года. Всего два месяца, и Генри снова бы встретил отца Кисточки, хотя их ежегодные встречи ограничивались обусловленной суммой, вносимой на сберегательный счет. Генри и сейчас прокручивал в голове все посещения Рика Стюарта. Из года в год он худел. Когда Рик впервые пришел в контору, кажется, он весил все 258 фунтов. В основном мышцы — здоровый был мужик, похожий на зрелый и могучий дуб. В 2011 году в кабинет Генри вошел жалкий человекообразный Рик. На вид он весил 167 фунтов, некогда красивые голубые глаза изменились до неузнаваемости, белки покраснели, зрачок приобрел рубиновый оттенок. Было ещё кое-что — странный запах. Сколько Генри помнил, от Рика всегда пахло опилками и смолой, теперь же от него несло кислым запахом апельсинов. Ещё через год запах дерева исчез совсем и остался только цитрусовый аромат. А потом цитрусы словно прогнили. Генри это помнил отчетливо — из года в год Рик смердел гнилью все сильнее. Могучий дуб превратился в корзинку гнилых апельсинов.

— Наверняка отец завещал мне свой полуразваленный бьюик? — Все, что она желала, — услышать поскорее все пункты завещания, попросить Градса выслать документы секретарю и остаться наедине с запоздалой вестью.

— Не совсем…

— Не совсем? — возможно, отец продал автомобиль. Это было бы логично, имея в виду сумму в завещании. Но эту развалюху никто и за тысячу не взял бы. — Что же за счастье ждало меня все эти годы?

— Последнее, что оставил тебе отец, это набор юного художника.

«Привет, Кейси Стюарт, думала мы тебя не найдем? Ошиблась, тварь, мы уже в твоем ухе!»

Кейси заплакала. Она все вспомнила. Как будто на аттракционе, когда в вагонетке въезжаешь в темный тоннель. Во мраке редкими вспышками — фото из прошлого. Открытки с картинками. В конце тоннеля остановка, а на въезде ждет мужчина в черном костюме: «Счастливой поездки в прошлое, Кейси».

3

Мать Кейси умерла при родах от экстрагенитальной патологии. Отец-одиночка любил дочь и заботился о ней, никогда не употреблял спиртного и не курил сигареты. Ему было важно показать дочери достойного мужчину. Отец с дочерью жили в маленькой квартирке на пересечении Бирман стрит и Гармет роуд. Стены их дома помнили все о маленькой Кейси Стюарт. Первые месячные и смущенное лицо отца в попытках объяснить дочери, что все в порядке и она не умирает. Первый поцелуй с одноклассником Генри Градсом в первый день весны. Многочасовая болтовня по телефону с подругами о том, как начала расти грудь, о моде и парнях. Победы и неудачи. Но воспоминание о наборе юного художника — самое счастливое.

Подарок папы на Рождество — кейс из дерева с металлическими заклепками и ручкой медного цвета. Такой дизайн показался Кейси скучным, не для девочки четырнадцати лет. На крышке кейса врезано стекло, раскрывающее тайны волшебного чемоданчика. Сквозь него можно разглядеть восемь из двенадцати тюбиков акриловой краски, три кисти из синтетики и деревянную палитру. На лицевой стороне изображен логотип фирмы, под логотипом гласила надпись: «Набор юного художника». Рик решил проявить фантазию. Отец взял синий, желтый, красные маркеры и лист бумаги. Грубым почерком Рик написал послание. Важное послание, которое Кейси помнит по сей день.

«В судьбе каждого человека есть такие люди, которые меняют направление ветра твоей жизни в нужную сторону, а ты начинаешь наслаждаться полетом. Спасибо тебе, дочка, я наслаждаюсь».

В рождественскую ночь Кейси осталась дома. По планам она уже должна болтать с подругой Сарой, но Кейси хотела порадовать папу. Сделать сюрприз. Пока Рик видел сны, его дочь удобно устроилась на полу в своей комнате. Для сюрприза она приготовила все необходимое — белый лист бумаги для рисования, вода для кисточек и набор юного художника с открытой крышкой.

В голове Кейси, как на карусели, крутились идеи для рисунка. В основном лезла всякая банальная ерунда: папа на дорогой машине, рисунок папы с подписью «лучший папа века» или «лучший папа на свете». Все это было слишком скучно. И тут она обратила внимание на папино послание, уголок которого торчал из-за набора юного художника. Притаившись, оно ждало, пока Кейси переберет бардак банальных идей в голове и наконец-то заметит его.

Кейси, задрав голову и прищурив один глаз, отправилась в свой мысленный мир воплощения идей. Как будто спроектировала облако фантазий над головой и выбирала нужный рисунок. Но вдохновение так и не посетило её. Девочка решила разложить содержимое кейса, чтобы отвлечься. Придвинув к себе набор, она и заметила притаившиеся слова отца. Послание крепилось куском скотча к левой стенке кейса. Девочка отклеила его и перечитала.

— Точно! — поняв, что сказала это вслух, резко отбросила записку и прикрыла рот ладонью. Прислушавшись, она поняла, что отец по-прежнему спит. «Нельзя ли потише? Я тут вообще-то сплю», — проговорила Кейси в голове голосом Люсилль Болл. Девочка представила в облаке мыслей свой рисунок, ещё раз посмотрела на клочок бумаги, затем придвинула кейс поближе и подумала: «Папа наслаждается полетом».

На следующее утро Кейси крепко спала в своей комнате. Ночь вышла длинной, но подарок того стоил. Готовый рисунок висел на старой, как мир, дверце холодильника. Пожалуй, лучшее место для сюрприза. Шансы пропустить его равны нулю.

Рик, просыпаясь, всегда в первую очередь заглядывал именно в холодильник. И этот день не был исключением. Отец, только увидев рисунок, тут же начал всматриваться во все детали своего подарка. Он одной рукой придержал магнитик, за который крепился рисунок, а другой снял подарок с дверцы холодильника. Рассматривая все детали изображения, он захотел со всей силы приобнять свою маленькую девочку и со всей отцовской любовью поцеловать её в розовую и нежную щеку. На рисунке Рик бежит по полю в клетчатой льняной рабочей рубашке и синих джинсах. Его седые волосы развеваются на ветру, руки раскинуты в стороны, сине-белые потоки ветра будто подхватили его. Отец удивился тому, насколько детально дочь изобразила его акриловыми красками. Но мимика лица явно хромала. На картинке Рик улыбался во весь рот, но из-за недостатка знаний и опыта художника-дилетанта эта улыбка вкупе со вскинутыми бровями напоминала до смерти напуганного Рика. Он улыбнулся и подумал: «Я наслаждаюсь полетом».

4

Вагонетка с бешеной скоростью неслась по тоннелю. На выезде Кейси поджидало последнее воспоминание. Самое страшное в её жизни.

За неделю до выпускного Кейси весь день болтала с подругами о предстоящем событии. День медленно сменился вечером, но Кейси в суматохе даже не обратила внимания, что отец задержался на работе. Попрощавшись с подружкой, она положила трубку и крикнула:

— Пап, прости, я заговорилась с Сарой и Клариссой. Хочешь я поджарю тебе тосты с сыром? — девушка прислушалась, но ответа так и не последовало.

Выйдя из комнаты в коридор, Кейси прислушалась снова. Ни звуков воды, ни работающего телевизора. Вообще никаких звуков. Она прошла по темному коридору и открыла дверь в ванную комнату. Отца не было. Кейси прошла в конец коридора и вышла в комнату, которую она называла 3 в 1. Комната одновременно служила гостиной, кухней и спальней отца. Приборы освещения выключены, но было светло. Свет пробивался со стороны входной двери, которая была открыта.

Кейси застыла, увидев столь непривычную ситуацию. Внутри все замерло. Она сегодня из квартиры никуда не выходила, а отец всегда запирает за собой дверь. Ей вдруг захотелось исключить любую возможность произвести даже малейший звук. Во всей квартире темно, горит только лампа в её закрытой комнате. В темноте юной девушкой овладевал страх.

В голову лезли тревожные мысли. Вор, убийца или и то, и другое. Кейси обдумывала план действий. У нее было два варианта. Первый: вернуться в свою комнату и позвонить в полицию. Но что если дверь по случайности забыли закрыть? Отец будет не в восторге объяснять полицейским, что его взрослая дочь боится открытых дверей. Второй: подойти к двери и закрыть её, включить свет и успокоиться. Поразмыслив несколько секунд, Кейси сделала выбор. Второй вариант ей казался куда более нормальным. Если это был преступник, он бы закрыл дверь. Любой сосед с этажа может заглянуть и проверить, все ли здесь в порядке. Кейси сделала шаг и напрягла слух. В комнате обзор был никудышный, но звуков какого-либо движения не было. Она сделала ещё один шаг и посмотрела на свет, проникающий в квартиру. До двери примерно шагов пять. Ещё шаг. Сердце стало колотиться быстрее ударов барабанщика по инструменту. Третий, четвертый и, наконец, пятый шаг. Но она ошиблась — остался еще один, и её рука спокойно дотянется до двери. Сердце ускорило и без того быстрый темп. В такой тишине она отчетливо слышала его бешеный стук. Медлить больше нельзя. Кейси не шагнула, а прыгнула на дверь и, навалившись на неё всем телом, с шумом закрыла. Рукой она судорожно искала защелку. Нашла. Щёлк — дверь закрыта.

Уперевшись лбом в дверь, Кейси переводила дыхание. Если она закрыла дверь и на неё не напал преступник — значит, и нет никакого преступника. Потной ладонью правой руки Кейси рыскала по стене в поисках выключателя. Нащупав его, она зажала переключатель между большим и указательным пальцем и с облегчением вздохнула. Кейси переместила выключатель из нижнего положения в верхнее, и в комнате 3 в 1 загорелся свет.

— Неужели я такая трусиха? Испугалась темноты, дурочка! — проговорила Кейси вслух и оторвала лоб от двери. Этот короткий ужас закончился. «Успокойся, трусиха», — Кейси развернулась на 180 градусов и тут же дернулась в испуге. Посреди комнаты стоял отец.

— Папа, ты меня напугал, — Кейси накрыла лоб ладонью и улыбнулась. — Не шути так, хорошо? Я так испугалась!

Он смотрел на неё с диковатой улыбкой, а затем произнёс:

— Ужас только начинается!

Рик сделал два шага навстречу дочери и ударил её кулаком в нос. Кейси влетела спиной во входную дверь квартиры. Рухнув на пол, она почувствовала сильную боль в спине. Её лицо так же пылало жаром и болью, нос сломан, и из него брызнула кровь. Она с трудом осознала, что произошло. Отец ударил её! Рик смотрел на неё с высоты своего роста все с той же пугающей улыбкой.

— Папа, что ты делаешь? — Кейси заплакала. Поверить в то, что произошло, казалось невозможным. Её любимый папа, её главный мужчина в жизни.

— Сейчас мы научимся танцевать! — Рик поднял правую ногу над дочерью. — Урок первый: ноги! — и нога Рика с силой опустилась на живот дочери.

У девочки от боли перехватило дыхание, она жадно хватала ртом воздух. Попытки просить отца прекратить превращались лишь в неразборчивые всхлипы. Рот Кейси наполнился металлическим привкусом. Рик присел на корточки по правую сторону от лежащей дочери. Его лицо выражало искреннее удивление.

— Хм-м… Думаю, пора переходить к более сложным элементам, как ты думаешь?

Кейси получилось выдавить из себя:

— Папочка, прекрати, пожалуйста. Мне очень больно. — Вдох. Воздуха не хватало.

— «Папочка, прекрати, пожалуйста?» — отец приставил ладонь к уху, делая вид, что плохо расслышал. — Ну если ты так просишь…

Рик схватил дочь за волосы и потащил к своей кровати, стоящей в конце комнаты 3 в 1. От натяжения кожу головы будто жгло и кололи тысячи иголок. Она пыталась кричать и извиваться, но сил не было. Была лишь боль и недостаток воздуха. Не дойдя пары шагов до кровати, Рик отпустил волосы Кейси, и та плюхнулась на паркетный пол. Он повернул голову в сторону комнаты дочери. Кейси не видела его лица, но ей показалось, что отца будто кто-то позвал. Пользуясь моментом, она сплюнула кровь, вдохнула поглубже и предприняла попытку сбежать. Резким движением она привстала на ноги, но тут же ощутила, как отец снова схватил её за волосы и дернул к себе. Кейси вскрикнула и упала на колени перед своим отцом.

Рик вновь направил свой взгляд в конец коридора. Он пометил себе цель — комната дочери с царившей внутри идеальной темнотой. Но царствовала в комнате совсем не тьма. Кейси получилось вернуть постоянный приток воздуха в легкие. Она смотрела на спину могучего отца. С ним что-то не так. С его лицом что-то было не так. Кейси решила, что лучше не говорить с ним. Лучшее, на что она рассчитывала и при любой возможности попытается сделать, — это сбежит и позовет на помощь. Рик все ещё стоял к ней спиной и не шевелился больше десяти секунд. Словно каменная статуя, он без движения возвышался над дочерью.

Неожиданно Рик ослабил хватку, затем полностью отпустил волосы дочери. Кейси, не теряя драгоценного времени, перекатилась на бок, с трудом сдерживая стон от боли в животе. При попытке встать она почувствовала сильный укол в районе спины и плюхнулась на живот. Сдержать крик не получилось, Кейси пискнула, а когда боль нахлынула с утроенной силой, простонала сквозь зубы. Она с ужасом посмотрела на отца, но тот по-прежнему стоял без движения.

«Ничего страшного, папа, ты посмотри в коридор. Там, кстати, нужно починить розетку, помнишь? А в это время твоя дочка проползет до двери с адской болью в животе и в носу».

Кейси сама не поверила в ехидство своих мыслей. Дочь никогда не думала про отца плохо. Но вот только сейчас это не её папа. По крайней мере, она в это искренне верила. Переведя тревожный взгляд на дверь, Кейси попыталась опереться на левую руку, но тут её уши пронзил крик Рика-монстра. Отец заревел, словно зверь, обеими руками закрыв уши. То, что слышал Рик в данный момент, проникало в его голову. Вгрызаясь в плоть, звук из раза в раз награждал папу-монстра адской болью.

В это же время воевавшая за жизнь Кейси вскрикнула от этого неожиданного рева. Пока Рик кричал, она решила воспользоваться случаем и поторопиться к выходу. Напрягая левую руку и обе ноги, ей получилось сдвинуть себя с места. В движении живот покалывало, и несмотря на все происходящее, адреналин притупил боль. Кейси снова вытянула руку и, согнув ногу в колене, ещё немного сдвинула свое тело. Она подумала, что это здорово, что на ней сейчас не было носков. Вряд ли ей получилось бы ставить себе упор ногами в носках. Паркет обычно в очень скользящих отношениях с носками. Рука вытянулась в третий раз. До цели оставалось всего несколько ползков.

Рев папы-монстра так же резко утих, как и начался. Он сменился словами:

— Ублюдки! Заткнитесь, я знаю, что вы голодны. Заткнитесь! — Рик обернулся и посмотрел на дочь. — Слышите меня?!

Отец бросился к дочери. Наклонившись, схватил её за ногу и потащил обратно к кровати. Внутри Кейси страх смешался с желанием выжить и убежать от свирепого зверя. Свободной ногой она пнула руку папы-монстра, но все попытки нанести сильный удар по руке были тщетны. Он будто ничего не чувствовал.

— Сейчас вы пожрете! И если вы не заткнетесь, я хрен больше вернусь, вы поняли меня? — Рик продолжал разговор с невидимыми собеседниками.

— Папа, остановись! Остановись! — Кейси кричала, но он её не слышал.

Рик дёрнул к себе ногу дочери. Кейси вскрикнула от тянущей боли в бедре и проскользила к отцу по паркетному полу. Папа-монстр опустил свою мозолистую руку на гладкие волосы дочери и сжал их в кулак. Чтобы уменьшить боль, Кейси повернула голову немного влево. Её глаза смотрели в темный коридор, ведущий в её комнату. В тени отчетливо горели красные огоньки. Над ними возвышались два оранжевых огонька. Парад светлячков в густой темноте. Кейси отчетливо видела их, но в такой ситуации страх затуманивает внимание к деталям. Протащив дочь к кровати, Рик поднял её за волосы. Сквозь дикий вопль Кейси Рик перехватил девочку за воротник футболки. Его сильная рука в момент оторвала её от пола и швырнула на кровать. Боль во всем теле снова напомнила о себе. Рик залез на кровать, а Кейси оказалась между его ног. Объятая страхом перед собственным отцом и неизвестностью его следующий действий, Кейси изо всех сил закричала.

Рик обхватил руками шею дочери, чтобы заткнуть девчонку, ведь от ее воплей у него еще больше раскалывалась голова. В момент Кейси почувствовала, как эти тиски смогут с легкостью разделаться с её хрупкой шеей. Глаза отца сменили цвет. Всегда они были голубыми, но сейчас — кроваво-красные. Это лишь подтвердило догадки Кейси: это не её папа!

Воздуха катастрофически не хватало, тело слабело, легкие внутри горели, требуя кислорода. Кейси всем телом билась за свою жизнь. Она смогла ударить рукой в какое-то место на теле отца и немного повернуть голову влево. Взгляд упал на холодильник, на дверце которого все эти годы висел рисунок-сюрприз. Кейси из последних сил потянулась рукой к рисунку. В голове она произнесла свое желание. Последнее заветное предсмертное желание: «Папочка. Прилетай».

Рик проследил направление руки Кейси, и в его кровавый взор попал холодильник с рисунком-сюрпризом. Лицо папы-монстра лишилось своей жуткой улыбки. Кейси почувствовала, как руки отца ослабили хватку, она вдохнула что есть силы и закашляла. Сделав ещё один вдох, она ощутила, как жжение в легких начало пропадать. Дочь посмотрела на папу-монстра и уже смогла произнести вслух свое предсмертное желание:

— Папа, прилети домой. Мне… — вдохнув, она продолжила: — Мне очень страшно.

Рик вернул свой взгляд на дочь. Рот приоткрылся, он пытался оценить ситуацию. Как отец. Резко вскочив с кровати, Рик подбежал к двери, открыл защелку и рванул к началу коридора, ведущего в комнату с огоньками. Повернулся к ней спиной и расставил руки в стороны. Рик своим телом закрыл проход и посмотрел на дочь. По щекам из красных глаз катились кровавые слезы. Взгляд Кейси не отпускал отца все это время.

— Милая, прости, прости… — Рик сделал паузу, но продолжил голосом человека, пережившего смерть близкого. — Это все они.

— Папа, мне очень больно… Зачем ты…

— Кейси, дочка, — перебил он её, — сейчас же вставай и убегай из дома. Беги к Перишам и ни в коем случае не возвращайся домой. Ты меня поняла?

— Папа… — Кейси рыдала и не хотела уходить.

— Беги, дочка! — прокричал Рик. — Я не хочу делать тебе больно. Беги!

Кейси встала с кровати, терпя боли в шее и животе. Она двигалась к двери, перескакивая с больной ноги на здоровую.

— Кейси, быстрее! — подгонял её отец с залитым кровавыми слезами лицом, а сам все время оглядывался на темную дверь.

Кейси доскакала до входной двери. Открыв ее, она последний раз посмотрела на своего отца.

— Дочка, я не хотел. Я тебя люблю. Не приходи домой, я сам тебя найду.

— Папа! — Кейси начала реветь и нерешительно схватила ручку двери.

— Беги!

Кейси выбежала в общий коридор дома. Вся в слезах она не могла поверить в только что случившееся. Папа. Её папа. Что случилось?

В коридоре тихо. Дверь в её квартиру открыта, но она не слышала отца. Сейчас Кейси обдумывала всю мистичность ситуации. В доме, где не такие уж толстые стены, никто не услышал, что случилось. Звуки, удары и крики? Как такое может быть? Почему никто не пришел на помощь? Даже любопытная Марта Лютер не прибежала, как обычно, подслушивать под дверью.

Сейчас Кейси готова была поверить, что ей снится кошмар. Но во сне боли не чувствуют. А боль в её теле была самая настоящая. Дверь в её с папой квартиру распахнута. Свет в квартире горел. Сквозь дверной проем она могла увидеть отцовскую кровать и окно, за которым уже давно стемнело. Но никаких признаков присутствия отца, никаких звуков.

Кейси посетили мысли, что её папа, если и был в квартире, то находится без сознания — только так можно объяснить сложившуюся ситуацию. Ею руководствовало не любопытство, а страх за отца, и Кейси подошла к открытой входной двери. Дверь открывалась вовнутрь, и поэтому Кейси не удалось ничего разглядеть. Ей придется вернуться домой. Абсурд — бояться возвращаться домой.

«Но папа же запретил…» — сомневалась Кейси.

Однако её отец был не в себе и сейчас он мог нуждаться в помощи дочери. Кейси нарушила просьбу отца и зашла в открытую пасть давно знакомого чудовища.

«Да что здесь творится?» — подумала Кейси и переступила порог квартиры. Она слышала отца, он кричал на кого-то. Страх подступил незаметно, и вместе с ним вернулась боль в животе.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 100
печатная A5
от 463