электронная
108
печатная A5
308
18+
Танцуй для меня

Бесплатный фрагмент - Танцуй для меня


Объем:
92 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-6380-0
электронная
от 108
печатная A5
от 308

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Часть 1

Глава 1

— София, София?! — Раздался голос из прихожей. Матушка бегала как взбалмошная еще со вчерашнего дня.

Но я не пойду, я останусь сидеть здесь. В шкафу темно, я всегда боялась темноты, но эта была какая-то успокаивающая. Мои любимые платья укрывали меня, словно пытаясь сберечь от чего-то неминуемого. От каждого шороха и скрипа половицы мне было не по себе. Это тревожное чувство все нарастало уже несколько дней и, похоже, сегодня достигло своей кульминации. А еще перед глазами образ Кало, этого черноволосого мальчишки. Такого черного, как сама смерть и с такой светлой улыбкой, подобно ангелу.

— София ну где же ты, отец уже ждет в машине! — Голос матери теперь разносился по коридорам второго этажа.

Но я все равно не пойду. Я только плотнее прижалась к задней стенке шкафа, сдвинув над собой вещи. Почему даже родная матушка уже пугает меня. Каждый удар сердца отдавался в ушах и, казалось, подло выдавал мое укрытие.

— Ты опять в шкафу, доченька. — Она уже совсем близко.

— Я никуда не поеду, мама! — Выкрикнула я, не сдержавшись, и, в испуге, закрыла ладошками рот. Хотелось пропасть, раствориться словно призрак, чтобы весь мир забыл о моем существовании.

— Джулиус прекрасная партия для нашей семьи и для тебя. — Хлопотала матушка.

— Я не смогу так! — Ответила я, перекрикивая грохот бьющегося сердца.

Дверь шкафа раскрылась, в проеме показалось румяное круглое лицо матери, окутанное светом. Женщина присела возле меня, пытаясь отдышаться.

— Это твой семейный долг, София, моя прекрасная доченька. — голос матери дрожал, но она пыталась говорить, как можно увереннее.

— Я так не смогу… Он, он, он мне не нравится. — Когда мама обняла меня, а утренний свет разогнал темноту, стало немного легче.

— Понравится. Так, никому сначала никто не нравится, вот мы с отцом сейчас душа в душу…

— И со всеми куртизанками Праги! Ой! — Я снова закрыла лицо ладошками.

Мать промолчала, все еще тяжело дыша после пробежки по дому.

— Да где же вы там?! — Теперь это был грозный голос отца.

А в ответ ему лишь эхо. Теперь мы промолчали обе.

— Пойдем, Софи. — шепнула мать. — Ты прекрасно знаешь, что нет выбора.

Я вздохнула, вылезла из шкафа и одернула помявшееся платье. Мне вчера исполнилось восемнадцать, меня сосватали сыну крупного банкира. Он неплохой парень, но я не была, по крайней мере, не хотела стать просто вещью.

В голове такой бардак, я не поняла, как оказалась около лестницы. Новые туфельки, платье цвета морской волны, волосы еще утром укладывали, сейчас слегка растрепались. Я — красивая вещица, подарок банкиру и его сыну. Помню, отец в детстве дарил мне таких кукол, с ними было интересно играть, пока не приносили новую. Все как в тумане, мир вокруг будто замер. Вот отец стоит внизу, улыбается и что-то говорит.

— «Красавица моя» — похоже на это.

А еще это дурацкое чувство, оно преследует меня уже неделю. Чувство — будто все вокруг не имеет никакого смысла, словно внутри меня растет пустота. Ноги задрожали, я споткнулась и полетела вниз, боль на одно мгновение. Потом стало очень тихо и спокойно на душе, глаза закрылись, но я видела свет.

Глава 2

Веранда дома специально устроена таким образом, чтобы океан был единственным моим зрителем и собеседником, когда я работаю над картиной. Здесь я могу почувствовать полное уединение со своими мыслями. Обнаженной устроиться перед холстом, и полностью погрузиться в творческий процесс. Ветер легко треплет мои стянутые в пучок волосы, играя с одинокими кудряшками, отбившимися от «коллектива». Кисть мелодично шуршит по холсту, раз за разом нанося новые краски и оживляя его. Рядом океан волна за волной накатывает на прибрежные скалы.

Последний штрих сделан, можно отложить кисти. Я вдохнула все еще свежий запах краски с легким океаническим бризом и закрыла глаза, мысленно возрождая и представляя себе тот образ, что так давно пытался вырваться и воплотиться на холсте. Все чувства обострились, я слышала далекие крики чаек и шелест ветра в траве, затем их прервал звук шагов в доме. На моем лице проступила улыбка, она вернулась немного раньше, но как раз вовремя, когда я закончила картину. Теперь можно открыть глаза и взглянуть еще раз на полотно. Я начала его больше года назад и вот оно, именно такое, как внутри меня.

Мне показалось, что воздух вокруг стал плотнее и на мгновение окутал все мое тело. Будто кто-то шепнул мне на ухо «Спасибо». По спине пробежали мурашки, но внутри меня словно стало теплее.

— Софи? — раздался голос Мэри из дома. — Ты рисуешь?

— Уже иду! — Я убрала краски и кисти, подойдя к двери веранды, оглянулась еще раз на картину. Да именно таким я его помню.

Мэри выкладывала из пакета продукты. Легкое белое платье с вышитыми звездами струилось по её телу.

— Ты вся в краске, как обычно! — Рассмеялась Мэри, поцеловав мои губы. — Приведи себя в порядок, ты же не забыла, что мы ждем сегодня гостей?

— Это будет очень странный визит… — Задумчиво произнесла я.

— Но мы же решили, что он необходим. Я приготовлю салат.

— Я люблю тебя! — Я поцеловала её щеку.

Она посмотрела на меня и улыбнулась так нежно, что другого ответа не требовалось. Её улыбка вновь стала прежней, как в день нашего знакомства, такой же открытой и чистой. С того дня прошло ровно полтора года, и, пожалуй, я начну с того момента как села на поезд, уносивший меня из Москвы.

Тем дождливым утром часы показывали половину восьмого утра, когда я приехала на Белорусский вокзал, взяв всего лишь одну небольшую сумку. Слишком много вещей напоминало мне о прошлой жизни. Фирменный поезд «Влтава» должен был отправиться в семь сорок четыре из столицы и навсегда увезти меня прочь. Через двадцать восемь часов я буду в Праге, а потом дальше и еще дальше, пока не устану бежать или не найду причин остановиться.

На вокзале всегда много людей, кто-то с огромными сумками, кто-то, как и я налегке. У каждого свои мысли и страдания в голове, свои маски, чтобы спрятаться от мира. Интересно, знают ли они себя, зачем живут и кто они на самом деле?

Меня зовут София, можно просто Софи. И я решила, что теперь я всегда буду самой собой. Мне двадцать шесть, вес — сорок девять, рост — метр шестьдесят пять, грудь первого размера. Волосы светло русые, еще вчера были длинные, а сегодня едва достают до плеч. Глаза светло серые, друзья говорят серебряные. В общем-то я довольно привлекательная девушка по современным стандартам красоты. Легко представить внешность человека, но, чтобы понять душу, потребуется гораздо больше.

— Александра Михайловна. — Представилась проводница — слегка полноватая приятная женщина с подкрашенными тёмно-русыми волосами.

— София. — сухо протянула я, с трудом выбираясь из своих мыслей.

Александра проводила меня до спального вагона повышенной комфортности где я забронировала себе купе люкс.

— По любым вопросам, София, я буду к вашим услугам, устраивайтесь, скоро отправляемся. — Заметив мой отстраненный вид, проводница прикрыла дверь и пошла встречать оставшихся пассажиров.

Лишь когда застучали колеса, а вокзал сменился пригородными пейзажами, мне стало легче. Моя жизнь была совершенно неопределенна и определена в то же время. Я смотрела в окно, мимо проплывали небольшие деревеньки, станция за станцией оставались позади. Поезд мчался вперед, мчался подобно моей жизни. Моменты, когда ты просто созерцаешь мир. Вчера вечером я улыбнулась ему перед сном и нежно обняла, а сегодня он будет обрывать телефоны всех моих подруг, но не сможет найти. Не думайте, что я бессердечная стерва, или конченная дура. Конечно, мне больно, больно невыносимо. Душа, словно, разрывается на части. Но я знаю, что со временем это пройдет, все пройдет и забудется. Главное верить, что этот поступок я совершила не зря. По крайней мере я могу дышать, даже с этой болью я могу дышать, а там я задыхалась. Стоит отвернуться от окна, как воспоминания тут же пытаются заполнить голову. Проклятая женская сентиментальность! Поэтому я смотрю, как остаются позади мои последние двадцать пять лет жизни. Смотрю, как с каждым мгновением я все ближе к своему будущему. На этом моменте мои мысли оборвал стук в дверь купе.

— Извините, у нас произошла небольшая накладка… — В проеме появилась Александра Михайловна. — Понимаю, что Вы выкупили все купе для себя, но может Вы не будете против одной соседки?

Сначала боль, скопившаяся внутри, хотела вырваться на эту проводницу, но что-то из подсознания опередило её. Я не думала, что будет так тяжело, и хотела провести всю дорогу в одиночестве, но компания действительно не помешала бы.

— Порядочная? — Как глухо и без эмоционально звучал мой голос, будто говорил кто-то другой.

— Прелестная девушка! — Проводница расплылась в улыбке, чувствуя, что я готова согласиться. — Дочь моей подруги, едет после каникул обратно в Чехию на обучение. Ваша ровесница!

— Ну тогда, не против… — Я попыталась вложить в слова немного эмоций и даже выдавила из себя некое подобие улыбки. Мне действительно хотелось быть приветливее, но получалось с трудом.

— Вот спасибо, родная, за мной должок. — Улыбнувшись, проводница побежала сообщить приятную новость. С этого момента, я забыла о старых переживаниях, их заменило любопытство. Теперь, затаив дыхание, я ждала знакомства с моей новой попутчицей.

Интересно, когда я думала о новой спутнице, в голове возник образ моей школьной подруги. Мы не виделись после школы, но как-то вместе ездили на экскурсию в Питер. Это было в восьмом классе. В пятнадцать лет я еще была ребенком и не думала о парнях. Наташа училась в девятом классе, мы были не знакомы до поездки, но пришлось ехать в одном купе. Тогда мы довольно сильно сдружились, болтали ночами напролет. Удивительно сколько может оказаться интересных тем для разговоров у двух совершенно незнакомых людей. Всю неделю нас было не оторвать друг от друга. Тогда я впервые испытала довольно странные чувства. Близкие теплые чувства, привязанность. Мне хотелось все время находиться с ней рядом. Но когда мы вернулись домой, Наташа начала больше времени уделять общению с мальчиками. Потом у нее появился парень, мы стали гулять вдвоем все реже. Мне было тяжело делить её с другими друзьями. Во мне крутился ураган эмоций: гнев, боль, смятение. В переходном возрасте все ощущаешь сильнее, и я перестала с ней общаться. Не знаю, как сложилась её жизнь после школы.

Девушка вошла без стука. Я вздрогнула, покидая воспоминания. Красивая, стройная, одета со вкусом, но просто, по-дорожному. Легкая спортивная курточка Adidas бежевого цвета хорошо сочеталась с темными леггинсами и беговыми кроссовками Nike. Светло русые с мелированными локонами волосы аккуратно собраны в пучок на затылке, обнажая тонкую изящную шею. Лицо приятное, открытые добрые карие глаза, несмотря на заметную в них усталость. Рост чуть выше моего. Девушка, положила свою сумку под койку напротив меня, и, обернувшись, протянула мне руку.

— Меня зовут Мэри. — На её лице сияла искренняя улыбка.

— А я Софи. — Мой голос слегка ожил.

— Как прекрасно, что у тебя нашлось свободное место, в прошлом купе парни постоянно пялились на мой зад. А я ничего кроме этих леггинсов в дорогу не взяла, отвыкла от поездов уже…

Я лишь улыбнулась в ответ и неловко пожала ей руку. После суток погружения в себя, слова с трудом выстраивались в сложные предложения. Мэри со вздохом облегчения села напротив, изучая меня взглядом. В отличии от нее я была подготовлена к путешествию еще хуже. Джинсовые шортики, совсем короткие, тонкая водолазка, через которую приглядевшись можно было разглядеть мою небольшую грудь. Закончив меня изучать, девушка с трудом пыталась сдержать накатывающий из глубины смех. Я тоже опустила глаза на свой наряд, действительно стоило надеть хотя-бы белье. А потом мы вновь встретились взглядом и повалилась на койки со смеху.

— Да… Тебя бы они уже не один раз трахнули в своем воображении… — Сквозь смех выдавила моя новая попутчица.

Её фамильярность ничуть меня не задела, скорее, даже вывела из оцепенения, в котором я пребывала последние несколько дней.

— А ты говоришь отвыкла! Вот как истинная москвичка ездит в поездах! — Так откровенно и искренне я не смеялась уже давно. Вот он тот момент не возврата, и отправная точка. Момент в который понимаешь, что вся прошлая жизнь вела тебя именно сюда и ты не ошиблась. Эта ситуация разрядила самый непонятный момент встречи двух совершенно незнакомых людей, и мы сразу перешли «на ты».

Глава 3

Сначала больше говорила Мэри. Оказалось ей повезло, что проводницей работала ее крестная, та самая Александра Михайловна. В поезд она попала за символические деньги. Но пришлось ехать в купе с двумя парнями, постоянно поедающими ее взглядом, но совершенно нерешительными, чтобы заговорить. Да и самой девушке не хотелось завязывать с ними общение. А далее, проявив все свои навыки в «ведении переговоров», Александре Михайловне удалось переселить свою крестную ко мне. Вот так мы и встретились между Россией и Европой, где-то между двумя главами моей жизни.

Мы остановились в крытом депо, как оказалось в Бресте для смены колесных пар. Колеса меняли на более узкие европейские. Мария уже ездила этим маршрутом и знала, что выйти из депо проблематично. Мы решили остаться в купе. Мерный стук колес сменился тишиной ожидания, процедура могла занять от двух до трех часов. Да и усталость от бессонных суток и стресса брала свое. Видно было, что и моя новая спутница, готова потерять сознание в любую минуту и отдаться сновидениям. Единогласно мы приняли решение немного вздремнуть.

Проснулась я, когда мы вновь были в пути. Купе наполнилось яркими, теплыми лучами заходящего солнца. Мэри проснулась раньше. Она делала зарядку в проходе между койками. Облегающая тело майка и леггинсы не скрывали, а наоборот пикантно подчеркивали ее красоту. Окутанное солнечным светом, ее подтянутое спортивное тело невольно вызвало у меня пошлые мысли. Она притягивала своим животным магнетизмом. Я чувствовала себя довольно не комфортно. Но в то же время мне не хотелось отводить от нее взгляд.

— Доброе утро, Софи! Присоединяйся, после этих дубовых коек очень приятно размять затекшее тело! — Девушка вытянулась вверх, словно струна, подняв руки и привстав на цыпочки. — Ох, как приятно…

— Привет, Мэри. Как долго мы уже в пути? — Вытряхнув из головы все пошлые мысли, я выбралась из-под одеяла и уселась на край койки. Нужно было прийти в себя, возможно мой рассудок все еще будоражили странные сны. Отголоски которых еще пытались удержаться в памяти. Но через мгновение бесследно пропали.

— Минут двадцать назад выехали из Бреста, замена колес заняла немного больше времени чем ожидалось. — Она положила руки на бедра и начала медленно вращать тазом.

— А ты девушка не из стеснительных… — протянула я, наблюдая за ее движениями.

— Ну… — Ухмыльнулась она в ответ. — При парнях я бы такое проделывать не стала. — Мария перешла к следующему упражнению — наклонам вперед.

— Представляю, их бы приступ сразу хватил… Ты даже меня так можешь соблазнить. — Я хотела пошутить, но вышло уж очень утвердительно.

— А я, по твоему, что делаю? Этого и добиваюсь! — Рассмеялась спутница, все же не приняв мои слова всерьез. Эта шутка немного разрядила атмосферу в купе.

Я достала из сумки косметичку. Чего в ней только не было, но похоже не было зубной пасты. Вчера она тут была, вероятно я могла забыть ее в уборной. Мария тем временем перешла к позе Адхо Мудха Шавасана или собака мордой вниз, а я подвисла в раздумьях, глупо переводя взгляд то на свою спутницу, то на косметичку.

— Пойду почищу зубы… — Наконец-то я поднялась с койки и поплелась в сторону уборной, боком обойдя Мэри.

Фортуна сегодня была на моей стороне и тюбик моей зубной пасты действительно оказался на раковине. Но он уже под опустел, видимо, им уже воспользовались несколько раз другие пассажиры поезда. Все время, что я приводила себя в порядок, ее упругая грудь, стройные ноги и изящные линии фигуры совершенно не хотели покидать мою голову. И, черт, она не просто проникла в мои мысли, мое тело все горело от возбуждения. Я зависла на несколько секунд, а может даже и минут. Зубная паста ужа стекла на мою майку. Глаза закрылись, а руки невольно готовы были пуститься во все тяжкие. Меня спас нетерпеливый стук снаружи. Благо я закрыла за собой дверь. Иначе довольно пикантная картина мастурбирующей на раковине девушки с зубной щеткой во рту, и растекшейся по шее зубной пастой, могла предстать всему миру. Конечно, я утрирую, но все же это состояние могло привести и к таким последствиям.

— Шекунду!

Я решила немного прогуляться по коридору, и сразу в купе не возвращаться. Издалека я видела, как Мэри тоже покинула наше купе. Она заметила меня в другом конце вагона и помахала рукой.

Подходя к следующему окну я с любопытством ребенка заглядывала в него, мне казалось, что в нем мир будет совершенно иным. Я прошла несколько вагонов, но из всех окон поезда мир выглядел удивительно одинаково.

Мне было неловко, когда я вернулась обратно в купе. Мэри вернулась раньше и читала книгу, лежа на своей койке. За окном все так же, прежний мир улетал прочь, словно я включила свою жизнь на перемотку. Сначала мне не хотелось ее отвлекать, но все же любопытство и желание поболтать пересилило меня.

— Что читаешь?

Девушка помедлила с ответом, дочитав абзац.

— Булгаков «Мастер и Маргарита»

— Интересно? — Я немного смутилась, я практически не читала серьезной литературы со времен школы, когда это было обязательно. После университета и вовсе перешла на легкое чтение, читая по одной, две книги в год, растягивая на редкие свободные вечера.

— Уже третий раз перечитываю и каждый раз нахожу в этой книге что-то новое для себя. Ты не читала? — Она с толикой удивления посмотрела на меня.

— Возможно читала в школе… — теперь мне и вовсе стало стыдно.

— Вот! — Спутница подскочила, зарылась в свою сумку и, на удивление быстро, вынула оттуда шариковую ручку. Затем что-то написала на внутренней части обложки и протянула мне книгу с невероятно прекрасной и по-детски доброй улыбкой. — Только прочитай потом, когда расстанемся, так будет интересней!

— Ты не будешь дочитывать? — Я взяла из ее рук увесистый томик Булгакова.

— Нет, лучше мы потом встретимся, и ты мне расскажешь свое мнение!

— Не думаю, что оно будет очень глубоким и умным…

— Это не важно, Софи, главное оно будет твоим.

— Хорошо… — Вот сейчас мне просто хотелось провалиться сквозь дно поезда и трагически погибнуть подобно Анне Карениной.

Я спрятала книгу к себе в рюкзак. Повисло неловкое молчание. Я и не думала еще об этом, даже мыслей таких не было, и то что потом сорвалось у меня с языка, удивило и меня саму.

— Может я останусь ненадолго в Праге. Покажешь мне город?

— София, это будет очень круто!

— Я взяла вина и закуски для того, чтобы отметить наше знакомство. Это не сильно странно? Не будешь считать меня алкоголичкой?

— Буду, но не скажу об этом!..

— Ну и ладно, тогда будем пить.

С этого момента мои планы доехать до Берлина совершенно изменились. За последние дни дороги я много узнала о Мэри. С ней было очень легко, мне кажется я рассказала ей даже больше, чем знала о себе сама. Рассказала про свое детство, которое, казалось забыла. Я говорила, а она слушала, это была словно исповедь, на душе становилось все легче. И мне казалось, что, то же самое происходило и с ее стороны.

Даже если завтра будет жуткое похмелье и головная боль, это подозрительное вино из вагона ресторана стоило своих денег. Да и сыр оказался приличным.

Мы много смеялись и даже немного поплакали. За эти сутки с небольшим мы стали поразительно близки. Она была полна противоречий и в то же время гармонична.

Наверное, уже была середина ночи, но дневной сон слегка выбил из графика. А ночь, как водится, располагает к откровениям. Особенно после бутылки вина на двоих.

Мы уютно расположились на моей койке и пролистывали новый выпуск Cosmopolitan, купленный на последней остановке. Журнал был на чешском и Мэри выступила для меня переводчиком. Попалась довольно объемная статья про секс в повседневной жизни. Автор рассуждала о потребностях человека в сексуальной близости, для удовлетворения своего эго или снятия стресса. Все ее мысли сводились к банальному принятию секса как первоочередной потребности человека, подобно еде и сну.

— Что за глупость… — Вырвалось у меня. Я была категорически не согласна.

— Я тоже не согласна… — Как-то смущенно ответила Мэри.

— Для меня это признак близких и теплых отношений с человеком, которому ты даришь минуты наслаждения и наслаждаешься им. А не какой-то способ снять стресс.

Внезапно моя спутница совсем покраснела, посмотрела на меня, своими темными как ночь глазами. Я почувствовала ее теплое дыхание на своей коже, ее губы были так близко, что я вновь растерялась в своих чувствах, странных чувствах.

— Софи, знаешь… — Неуверенно, пролепетала моя спутница, такой я ее еще не видела. Она потупила взгляд. — Мне уже скоро двадцать два, а я все еще девственница…

— Это вполне нормально, чего ты так смутилась, Мэри? Из своего опыта, я могу лишь сказать, что из-за этого тебе точно не стоит переживать. — Конечно, опытной в сексе назвать я себя тоже не могла, у меня было всего два мужчины и то с натяжкой.

— Ну. Сейчас ты, наверное, особо удивишься, с учетом последних моих слов. Я танцую обнаженной для незнакомых мне людей. — Последние слова она произнесла одними губами.

— Стриптизершей? — Немного удивленно вырвалось у меня…

— Ну не совсем стриптизёршей… Сейчас это называется webcam model. Люди хорошо платят за просмотр и не то, чтобы я делаю что-то плохое, а еще я не показываю им свое лицо. Мэри сделал глубокий вдох и медленно выдохнула — Фууууххх… Ты первый человек с кем я поделилась своей тайной.

С таким телом она даже меня, девушку с обычно традиционными взглядами свела с ума. Представляю, что она может вытворять с умами мужчин.

— Понимаешь, вся эта индустрия слегка странновата, они смотрят на мое тело, и много еще что делают сидя за светящимися экранами своих мониторов…

— Ну да подрачивают. — Попыталась я разрядить атмосферу штукой, похоже удачно, Мэри усмехнулась и немного расслабилась.

— Вот, вот. Это же не плохо, верно? — Она покосилась на меня, словно ожидая одобрения либо казни.

— Мой бывший муж посматривал тайком порнушку, возможно, это сдерживало его от попыток ходить «налево». Может быть ты делаешь даже полезное дело.

— Да. — Словно, сказав это самой себе, Мэри продолжила. — А для меня это уже как обыденность и работа. Они смотрят на тело, за которым никогда не увидят душу… И теперь я и сама не могу понять, чего я хочу. Я даже слегка боюсь этого… — Она неуверенно покачала головой.

— Все, что я могу сказать… Думаю оно у всех так, а у такой красавицы как ты точно все будет хорошо в свое время, тут не из-за чего переживать.

Она рассмеялась. А я вспомнила, как почти мастурбировала тогда в туалете, вспоминая о ней, и вновь растерялась.

— Да ладно, Софи, не парься! Просто иногда я слишком все усложняю. Завтра утром мы будем на месте, прогуляемся по городу, я столько тебе покажу!

Глава 4

Поезд прибыл с небольшим отставанием, ровно в десять часов утра по местному времени. Прага встретила нас дождем и все планы по экскурсиям пришлось отложить до улучшения погодных условий. Мэри ловко поймала нам такси. Мягкие сидения Шкоды, казались просто божественными после коек в поезде.

Мэри отклонила все мои попытки отправиться в гостиницу и предложила остаться у нее, отметить наше знакомство.

— Вы не переживайте по поводу погоду, по прогнозу завтра будет солнце. — Успокоил нас водитель на чистом русском. — Последнюю неделю стояла невероятная жара и все рады небольшой передышке и дождю.

— Тут так много русских!? — Удивилась я.

— Я сам с Украины, но живу тут уже почти шестнадцать лет.

— Этот город не отпускает. — Вступила в диалог Мэри.

— Точно! Я много помотался по миру, из Одессы уехал учиться в Москву, потом работал в Сибири, а оттуда вернулся в Киев. — Таксист оказался довольно разговорчивым. — Потом познакомился с девушкой, она училась в Киеве, но сама была из Праги.

— И вы с ней потом уехали в Прагу?

— Нет, она всегда говорила, что уедет от меня в Прагу, а взял и опередил её. — Таксист рассмеялся.

— Ну у Вас и шуточки, и все таксисты тут такие весельчаки? — Поинтересовалась я.

— Да и тут люди разные, просто я такой, одессит все-таки! — Рассмеялся таксист. — А вы впервые в Праге?

— Я да, а моя подруга тоже давно тут живет… — Что-то я совсем разболталась.

— Почти четыре года. — Уточнила Мэри.

— Приличный срок, чтобы остаться тут навсегда!

— Не знаю насчет «навсегда», но пока уезжать совершенно не тянет.

— Навсегда, навсегда… — Неоднозначно протянул водитель, то ли напевая какую-то песню, то ли просто так.

Тем временем мы добрались до центра.

— Здесь сверните налево. — Мэри указала на узкий переулок.

— Как скажете, мисс. Навигаторы все еще не знают всех улочек этого городка, да?

Некоторые улочки невероятно напоминали мне Питер, особенно большое сходство им придавал дождливый день. Другие напротив уносили в средневековую готическую Европу. Я практически не отлипала от окна, параллельно слушая своего экскурсовода. Съемная квартира Мэри располагалась недалеко от центра, денег, которые она получала ей хватало сполна. Но маме об этом она рассказать естественно не могла и поэтому села на поезд через тетку, как бедная студентка.

— Спасибо за доставку! — моя подруга рассчиталась с таксистом.

— Приятного дня, милые леди! — Одессит нажал на гудок на прощание, и его «шкода» понеслась обратно на вокзал.

— Нужно купить продукты на ужин и бутылочку вина, отметим наш приезд? — Предложила мне Мэри.

— Согласна, вино в дождливый вечер в Праге — идеально. — Я действительно устала, и очень хотелось расслабиться.

— Как загорелись наши глазки, тогда берем две. — Игриво хихикнула Мэри.

Небольшая бакалея расположилась прямо на первом этаже дома Мэри. Набрав два увесистых бумажных пакета продуктов, мы наконец-то оказались в квартире.

Квартира на чердаке старинного дома была выдержана в стиле консервативного минимализма. Сорок квадратных метров раскрывали свое пространство с максимальной отдачей. Кухню от жилой комнаты отделяла тонкая перегородка. Книжный шкаф, кровать с прикроватной тумбой, стол с двумя стульями, и кухонный гарнитур — вот вся мебель в комнате.

— Вот так я живу. Телевизора нет, только ноутбук, а вообще, я люблю смотреть в окно или читаю. — Хозяйка скинула кроссовки и отнесла пакеты с продуктами на кухню.

— Ничего я легко смогу прожить без «зомбоящика», хотя мы купил огромную плазму… — Обсуждая «жизненные условия», мы разобрали пакеты, нарезали сыр, фрукты.

— Я долго искала квартиру в Праге, когда только приехала мы жили втроем в пригороде, там был настоящий ад. Потом была еще одна квартира, там было спокойнее, но окна выходили прямо в окна соседнего дома. А когда я впервые попала сюда, то поняла, что хочу прожить здесь всю оставшуюся жизнь.

— Знаешь, я всегда жила в элитных районах Москвы, там все такое поддельное… — Я почувствовала, как внутри снова начинает пробуждаться тревога. — Но не будем об этом, удивительно, что я встретила тебя в поезде, а теперь оказалась у тебя в гостях.

— Вот это и правда удивительно! — Глаза Мэри словно сверкнули. — Я думаю значимые события в жизни начинаются именно с таких удивительных событий, Софи.

— Философский подход, я с тобой согласна. — Я утвердительно покачала головой.

— Это как встреча Иисуса и Марии Магдалины или Джона Леннона и Йоко Оно!

— Ну ты сравнила!? — Я рассмеялась.

— Нет. — Удивительно серьезно произнесла хозяйка. — Действительно, настолько же важная встреча! Чем мы хуже? — Все же она не смогла сохранить серьезное выражение лица и расплылась в улыбке.

— Возможно тем, что не мылись уже больше суток? — Я задумчиво почесала затылок.

— Ну только что, но это легко исправить!

Перед началом банкета было принято решение принять душ, Мэри выдала мне мягкий домашний халат с узором опадающих листьев сакуры. Ощущение от теплого душа невозможно передать словами, каждая частичка меня наслаждалась этим действом. Наконец-то удалось привести себя в порядок, вымыть голову и избавиться от волос там, где им не следовало быть. Вода струилась по моему обнаженному тело унося с собой всю усталость и прошлое с канализационный сток. У Мэри оказалось около десятка различных гелей для душа. Понюхав все, я выбрала аромат черники от Yves rocher. Вдоволь наплескавшись, я укутала в халат свое гладкое обновленное тело. Пока наслаждение от душа получала Мэри, я организовала импровизированную «полянку» для нашего пикника на кровати.

Мэри появилась в легкой полупрозрачной ночнушке, продефилировав мимо меня, она кокетливо подмигнула и упала на кровать с противоположной стороны от нашего «пиршества». Только сейчас пришло понимание невероятной усталости, накопившейся за время дороги.

— О боги, как же я устала, и какой прекрасный романтический ужин! — промурлыкала моя новая подруга.

— Для романтики еще можно зажечь свечи. — Я сладко потянулась, атмосфера располагала к полному релаксу.

— А свечи мы сейчас легко организуем! — Хозяйка достала из кухонного шкафчика упаковку свечей, расставила их по периметру комнаты.

В то время за окном открывался вид на прекрасный закат. Дождь закончился, тучи разбежались. Солнце медленно уходило за причудливые готические крыши, играя сотнями бликов на мокрой кровле.

— Я, наверное, попала в рай… — Завороженная всем происходящим вокруг, я действительно ощущала нечто божественное во всем вокруг.

— Причем к этому раю не привыкнешь, он постоянно удивляет. — Так же завороженно произнесла Мэри, повернувшись в сторону окна.

Мы откупорили первую бутылку вина.

— Отличное вино! — Сделав глоток, произнесла Мэри. — Но много мне не наливай, а то я быстро теряю голову!

— Сегодня можно и потерять… — С хитрой улыбкой, словно змей искуситель, добавила я.

— А, действительно, иногда даже нужно! Софи, расскажи первое, что придет тебе в голову?

— Эм… — протянула я, перебирая различные факты о своей жизни.

— Не надо думать, Софи, просто рассказывай! Это как игра в ассоциации, а потом я расскажу о том, на что меня натолкнет твоя история! — Мэри села на кровати, скрестив ноги, ее глазки весело смотрели на меня.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 308