электронная
144
печатная A5
333
16+
Такая разная любовь. Книга вторая

Бесплатный фрагмент - Такая разная любовь. Книга вторая

Сборник небольших произведений

Объем:
130 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-1247-2
электронная
от 144
печатная A5
от 333

Оно не то, чем кажется

Джезелеи́да села напротив маленького мальчика-котенка, смотря на него красивыми кошачьими глазами. Кончик ее хвоста слегка подрагивал, выдавая легкое волнение. Если она не справится сейчас, то этот ребенок, обвитый проводами и трубками, будет отключен от аппарата, поддерживающего его. Или она выведет малыша из комы, или констатирует смерть. Третьего не дано.

Женщина сделала глубокий вдох и сосредоточилась. Джезелеида была, есть и будет одним из лучших психологов-телепатов этой больницы. Уже спустя пару минут она оказалась в голове мальчика, где царила кромешная тьма. Сначала ничего не было видно, но потом где-то там, вдалеке, показалась деревянная и довольно старая дверь. Джез подошла к ней, повернула ручку и аккуратно подтолкнула, надеясь, что та не заперта. Ей повезло. Мальчик не стал закрываться от нее, и женщина проникла внутрь. Там, в глубине его сознания, было ярко, красочно и так… красиво. Двойник мальчика сидел на поляне, окруженный цветами и свежей зеленой травкой, играя со своими выдуманными пушистыми зверьками. Он был так счастлив… Не удивительно, что котенок не хотел возвращаться из этого потрясающего мира грез. Там, в том настоящем мире, где у него не было больше никого, его ждали лишь боль, страх, осознание одиночества, но здесь… Это был его маленький красочный мир, который он создал специально для себя и таким, каким хотел. Здесь ему было хорошо, спокойно и комфортно.

«Сложно будет его убедить уйти», — подумала Джезелеида, приближаясь к ребенку.

***

— Давно уже она с ним в контакте? — поинтересовался Сэ́мюэль, смотря на ту, которую любил всем сердцем. Он давно хотел признаться ей, но боялся, опасался, что она его отвергнет. Джезелеида всегда ставила работу и карьеру на первое место, а любые отношения, тем более с коллегами, осуждала, говоря, что взаимоотношения подобного типа мешают самосовершенствованию. Главное — карьера и работа, остальное отодвигалось на второй план.

— Прилично, — ответила ему медсестра, которая внимательно следила за тем, чтобы врачу-телепату никто не мешал. В противном случае, все пришлось бы начинать с начала, а это чревато последствиями как для врача, так и для пациента.

— Надеюсь, у нее все получится. Впрочем, как и всегда, — улыбнувшись, сказал Сэмюэль.

— За последний месяц она не потеряла ни одного ребенка! — с восхищением и нескрываемым восторгом воскликнула девушка. Ее хвост нервно подрагивал из стороны в сторону.

— Чего не скажешь обо мне. Со взрослыми, порой, сложнее. И все же я предпочитаю их, нежели детей, а вот Джез… Из нее получилась бы отличная мама, — как-то задумчиво произнес он, смотря на любимую.

***

Джезелеида протянула мальчику руку и улыбнулась. Ее прекрасные зеленые глаза горели живым огнем, а голос, поза, жесты были полны уверенности. Она хотела лишь взять его за руку, помочь. Мальчик взглянул на своих пушистых друзей и встал с коленок на ноги. Он весело и как-то по-детски посмотрел на свою новую знакомую, улыбнулся и протянул ей руку. Джезелеида аккуратно взяла ее и… открыла глаза. Женщина глубоко вздохнула, приходя в себя, а в это время рядом с ней в палате вовсю бегали медсестры, снимая и убирая от котенка уже ненужные провода и трубки. Ребенок наконец-то очнулся, открыв глаза.

***

— Тяжелый денек выдался? — Сэмюэль зашел в лифт, в котором была она.

— Есть немного, — промурлыкала Джезелеида, нажимая кнопку первого этажа. Мой пациент, этот мальчик, он был так счастлив там, в своем мире.

— Но ты ведь должна была это сделать, иначе… Впрочем, ты и так знаешь, что могло быть иначе, — спокойно ответил мужчина, пропуская ее вперед.

— Знаю, Сэмюэль, — уставшим голосом произнесла женщина, — но от этого не легче. До завтра, — она улыбнулась своему коллеге и быстрым шагом направилась к выходу из здания больницы.

— До завтра, — ответил мужчина, провожая ее стройную фигуру взглядом. Красивая, умная, успешная и такая… недоступная.


Неделя пролетела незаметно. Джезелеида работала, не жалея сил. Несколько крупных аварий, произошедших с участием школьного автобуса, заставили ее практически безвылазно находиться в больнице, помогая детям, получившим серьезные травмы головы. Она так много работала, что истощилась не только физически, но и морально. Сэмюэль пытался пару раз подменить ее, надеясь, что та поедет домой и отдохнет, выспится, восстановит силы, но Джезелеида категорически была против.


— Джез, у тебя все хорошо? Ты выглядишь уставшей, — мужчина очень беспокоился за ту, которая ему была дорога.

— Да, все хорошо, — промурлыкала она, потягиваясь.

Эта женщина была, есть и будет совершенством. Красивая фигура, потрясающие зеленые глаза, которые околдовывали, чуть заостренные ушки, стройные ноги и хвостик, кончик которого почти никогда не оставался в покое. Добрая половина мужчин-врачей этой больницы была в нее тайно влюблена, остальные восхищались ей как прекрасным врачом, достигшим многого в довольно молодом возрасте, а ведь ей не было и тридцати пяти. Сэмюэль из-за любви к этой потрясающей кошке не замечал рядом с собой никого больше, а ведь он был красив, умен, благороден и ничуть не менее успешен как врач-телепат, нежели сама Джезелеида.

— Просто… — продолжила говорить она, смотря на коллегу, — мальчик, с которым я работала сегодня, никак не хотел покидать свой вымышленный мир. Дверь была заперта, а он сам не желал по своей воле давать мне руку, — она вновь взглянула на Сэмюэля и улыбнулась, ставя чашку с теплым молоком на небольшой столик, находящийся в комнате отдыха. — Ты ведь не хуже меня знаешь, что пациент должен сам протянуть ее мне, по своей воле. Заставлять нельзя.

— Знаю, — спокойно ответил тот, делая небольшой глоток терпкого напитка, чтобы продержаться ночью и не уснуть. Сегодня было его второе дежурство подряд, а Джез наконец-то сможет поехать домой и отдохнуть.

***

— Да, слушаю, — сонным голосом ответила кошка, приходя в себя. Джезелеида спала всего пару часов после долгой рабочей недели, и вот опять кому-то понадобилась ее помощь. — Что?! Авария?! — Джез вскочила с постели как ошпаренная, собираясь. Она выбежала из квартиры, запрыгнула в свой автомобиль и помчалась в сторону больницы на максимально допустимой скорости. Ей надо было спешить. Была дорога каждая секунда.


Женщина зашла в палату. Сердце странно екнуло. На больничной койке, оплетенный проводами и трубками, покрытый синяками, ссадинами, кровоподтеками и мелкими порезами лежал ее друг и коллега. Это был Сэмюэль. Тот, кто был всегда рядом, заботился о ней, поддерживал. В уголках ее прекрасных кошачьих глаз выступили прозрачные слезинки. Только сейчас Джезелеида поняла, осознала, что не хочет его потерять. Не хочет, чтобы больница и ее жизнь опустели без него. Она поняла, что этот мужчина был ей дорог так, как никто другой, но Джез раньше не знала этого, не понимала… А теперь, может, уже слишком поздно.

— Оставьте меня! — строго сказала врач медсестрам, садясь напротив мужчины, который из-за полученных черепно-мозговых травм впал в кому. Джезелеида должна была ему помочь, вытащить. Впервые в жизни ей было очень страшно. А вдруг не получится?..

Женщина сосредоточилась. «Только бы не пустота…» — промелькнуло у нее в голове, но она отбросила дурные мысли в сторону, закрыла глаза и расслабилась. Сначала было темно, а потом… повеяло холодом. Джез пыталась найти дверь, но ее не было, а это могло означать только одно: мозг мертв, мужчина мертв. Но она не хотела, нет, не могла сдаться сейчас, вновь и вновь высматривая дверь его сознания, надеясь, что все же ошиблась, но… двери не было.

Женщина открыла глаза и глубоко вздохнула. По ее телу прошла мелкая дрожь, а сердце бешено колотилось в груди, отбивая барабанную дробь. Сэмюэль лежал на больничной кровати, а его глаза оставались по-прежнему закрыты. Он не мог очнуться, так как ей не удалось найти дверь его сознания.

— Госпожа Джезелеида… — робко обратилась к той медсестра, которая все это время была рядом, следя за тем, чтобы ей никто не мешал. — Что-то не так?

— Все хорошо, Мэгги. Просто не получилось увести его оттуда. Надо попробовать чуть позже, когда я восстановлюсь, — соврала та, нарушив все мыслимые и немыслимые правила. Она была уверена почти на сто процентов, что мужчина мертв, его мозг мертв, но никак не могла сдаться, только не с ним и не сейчас, когда поняла, что любит.

Мэгги кивнула и сделала запись в медицинской карте пациента, а Джезелеида поднялась в комнату отдыха, где еще совсем недавно сидела с ним и разговаривала, чтобы выпить теплого молока. Эти своеобразные сеансы выматывали, отнимали силы и энергию, особенно тогда, когда приходилось долго искать или же открывать запертую дверь сознания. Джезелеида должна была как можно быстрее восстановиться, чтобы попробовать снова. Она должна была найти его дверь. Должна!


Джез еще не раз проникала в сознание Сэмюэля, натыкаясь там на холодную и такую пугающую пустоту. Мэгги и другие коллеги, знавшие мужчину, работавшие с ним, задавали вопросы, которых становилось все больше и больше. Еще чуть-чуть и они догадаются, поймут… тогда не только ее карьере придет конец, но и тот, кто ей оказался дороже всего на свете, умрет. У нее оставались считанные дни прежде, чем обман раскроется. Женщина уже несколько часов бродила в холодной пустоте, ища заветную дверь. Вдруг, где-то вдалеке, она увидела еле заметный силуэт. Это была довольно узкая дверь черного цвета, покрытая, как могло показаться, лаком. Если бы не это, Джезелеида никогда бы ее не увидела. Она могла ее пропустить, не заметить, и тогда… Женщина дрожащей рукой прикоснулась к холодной ручке и повернула ее. К счастью, та была не заперта. Джез аккуратно открыла дверь и… увидела себя, словно в зеркале. Ее глаза широко открылись, дыхание перехватило, а сердце забилось так быстро, что могло заглушить зловещую пустоту вокруг. Джезелеида медленно протянула руку самой себе. Ее двойник сделала то же самое. Как только их пальцы соприкоснулись, возникла яркая вспышка, и кошка наконец-то открыла глаза. Ее тело онемело, вокруг висели непонятные, но такие знакомые трубки и провода. Она лежала на больничной койке в палате, а рядом сидел он.

— Я так долго тебя искал, Джез. Там было так темно и холодно, но я все-таки нашел…

— Что?.. Что случилось? — хриплым голосом спросила она у мужчины.

— Ты попала в аварию… — еле слышно прошептал Сэмюэль, боясь ее вновь потерять.

Грехова Анастасия Сергеевна

18.05.2018—19.05.2018

Цена любви

— Я Мелире́ста — Богиня равновесия. Одной рукой отнимаю жизнь, а другой — дарую. Вы сильно рискуете, придя сюда.

— Мы понимаем это, о Великая, но кроме тебя нам никто больше не поможет, — мужчина лишь мельком взглянул на Богиню и вновь опустил глаза.

— Только ты сможешь нам помочь, — робко произнесла черноволосая женщина, боясь смотреть в ее сторону.

— Да, я могу, — голос эхом разнесся вокруг них. — Я знаю, что привело вас сюда, но не ты ли был правой рукой Небесного Царя? — улыбнувшись, спросила она у мужчины, но тот молчал. — А ты, — она посмотрела на девушку, — любимицей Демона Подземного Мира?

— Мы больше не хотим этого! — Листа́риус встал и расправил свои белоснежные крылья. — Даруй нам знание, помоги стать смертными и прожить жизнь так, как мы этого хотим! Помоги, — взмолился он. — Позволь нам самим творить нашу судьбу!

— Ну хорошо, — улыбнувшись, произнесла она, — но цена будет велика. Готовы ли вы?..

— Мы готовы, — твердым голосом ответила ей демонесса, расправляя свои кроваво-красные крылья и выпрямляясь. Больше она не боялась. Ради него она могла пойти на все.

— Ну что же… — Богиня выставила свои руки вперед, и в воздухе, прямо над ними, появился меч. — Ваши крылья даруют вам бессмертие. Срежьте их этим мечом, и будете вместе.

В глазах демонессы появился страх, и Мелиреста это увидела.

— Если хочешь быть вместе с ним, то тебе придется отрубить его прекрасные белые крылья, Мелисе́нта. А ему, — она взглянула вновь на ангела, — твои. Только после этого вы освободитесь от НИХ.

— Милая, ты должна, — Листариус взял священный меч и протянул его любимой, но та замотала головой и заплакала.

— Я не смогу. Если ты лишишься своих крыльев…

— Мы будем вместе, — закончил он за нее.

Мелисента дрожащими руками взяла меч, из ее темных глаз по щекам текли слезы, а сердце разрывалось от той боли и надежды, что она испытывала. Демонесса замахнулась и… крылья ангела с оглушительным грохотом упали вниз на землю, а светлые одежды покрылись алой кровью. Листариус молчал, терпел ради нее и только ради нее. Он взял меч в свои дрожащие и ослабевшие от боли руки и размахнулся. В следующую секунду земля под ее ногами разверзлась, и она исчезла во мраке. Меч разрезал пустоту, а где-то там в глубине раздался зловещий хохот и крик любимой…

Грехова Анастасия Сергеевна

14.06.2018

Одна судьба на двоих

Одна судьба и одно желание на двоих помогли Денису и Анне вновь обрести счастье и семью.

Дверь открылась, и в среднюю группу детского сада под номером двадцать пять зашла женщина лет тридцати. Ее темно-русые волосы растрепались, выбившись из конского хвоста, и мокрыми прядями легли на довольно миловидное лицо. Белая блузка намокла и прилипла к телу, открывая взору посторонних элегантное нижнее белье. Строгая юбка-карандаш черного цвета, красивые стройные ножки, босоножки оттенка слоновой кости на невысоком каблуке и аккуратная бежевая сумочка завершали общую картину. Женщина наскоро обтерла лицо бумажным платочком, поздоровалась со всеми присутствующими и прошла на свободное место под перешептывания родительниц и удивленные взгляды папаш. Дождь за окном детского садика все усиливался, переходя в настоящий ливень. Небо затянули свинцовые тучи, которые, словно купол, нависали над деревьями, домами и пыльными городскими улицами. Послышались раскаты грома, где-то рядом сверкнула очередная молния.

— Давайте подождем еще пару минут и начнем наше собрание, — обратилась к родителям Оксана Владимировна, воспитательница с многолетним стажем, которую в садике уважали взрослые и обожали детки.

Женщина прошла к свободному стулу и присела на него, перебирая в своих довольно молодых руках бумаги, подготовленные к родительскому собранию. Несмотря на то, что ей было уже за шестьдесят, она очень хорошо выглядела. Ее каштановые волосы, подернутые редкой сединой, всегда были аккуратно уложены в элегантную прическу. Стройная фигура, красивая одежда, тщательно подобранные украшения, которые никогда не выглядели вычурно, и весьма пытливый взгляд, от которого не скрыться — это и была та самая Оксана Владимировна, которую все любили и уважали.

Собравшиеся родители сидели довольно тихо, изредка переговариваясь вполголоса. Кто-то искоса поглядывал в сторону Анны, пытавшейся привести себя в порядок после того, как она попала под дождь. Дверь в группу вновь открылась, и внутрь зашел мужчина лет тридцати пяти. Его рубашка промокла, а волосы растрепались, неряшливыми прядями ниспадая на скулы правильной формы, а белая ткань хлопка прилипла к телу, давая возможность присутствующим увидеть его спортивное и накачанное тело. Мужчина поздоровался, откинул небрежным движением руки волосы с лица назад и прошел вглубь помещения, где все и собрались, встав недалеко от Анны Николаевны, которая, как и он сам, попала под внезапно начавшийся ливень, принесший с собой долгожданные свежесть и прохладу.

— Ну что же… — Оксана Владимировна встала, взяла свои бумаги, и родительское собрание началось.

Как и всегда обсуждались вопросы, связанные с предстоящими мероприятиями и праздниками, а также сборы средств и много чего еще по мелочам: отпуска, подарки на дни рождения деток, озеленение газонов и клумб на территории садика и так далее. Спустя минут сорок собрание закончилось, а дождь на улице почти прекратился. Где-то вдалеке еще были слышны громовые раскаты, а сквозь свинцовые тучи пробились первые лучики летнего солнышка. На улице стало свежо. Жара спала, пыль прибило дождем, стало легче дышать.

***

Анна быстрым шагом направлялась прочь от здания садика, не обращая внимания на прохожих и не замечая никого рядом с собой: ни мужчин, ни женщин, ни мамочек с детками, ни того, кто провожал ее удаляющуюся фигуру взглядом. Она спешила к своему сыночку, которого незадолго до начала этого мероприятия забрала из группы его бабушка. Они хотели погулять во дворе, чтобы дождаться ее, но внезапно начавшийся ливень смешал все планы, и им пришлось подняться в квартиру бабушки.


— Мама! — мальчишка лет пяти прыгнул на шею своей мамочке и прижался к ее щеке маленьким носиком-курносиком, целуя.

— Привет, зайчонок, — женщина крепко обняла златовласого сынишку и поцеловала его в нежную детскую щечку. — Как ты себя вел в садике, хорошо? Не безобразничал? — ласковым голосом спросила она у Димы, когда тот наконец-то слез с ее рук, убегая досматривать мультфильм, который шел сейчас по телевизору.

— Да норма-а-ально! — как-то по-взрослому и немного небрежно ответил он, махнув рукой и не сводя при этом своих детских серо-голубых глаз от экрана.

Женщина улыбнулась, поставила сумку на пол в прихожей и сняла босоножки.

— Анют, да ты ведь вся вымокла! — воскликнула ее мама, выходя из кухни, чтобы встретить дочку.

— Да уж… Под самый ливень попала, а зонтик дома оставила. Ничего, высохнет, — ответила она, проходя на кухню.

— Ну и как собрание? — женщина поставила перед дочерью тарелку с супом и налила ей чай.

— Ничего нового. Все как всегда: сборы на праздники и дни рождения, озеленение территории садика за счет родителей и все в таком духе, — вздохнув, сказала она и приступила к еде.

— Мама! Мама, иди сюда! — послышался детский голос из соседней комнаты, а затем и раскатистый смех ребенка. Анна отложила ложку в сторону, встала из-за стола и быстрым шагом направилась к сыну.

— Дима, дал бы ты маме поесть! Она ведь только с работы пришла! — слегка повысив голос, чтобы ее было слышно, сказала бабушка мальчику.

— Мама, смотри как смешно! — Дима показывал на экран своим детским пальчиком и громко смеялся.

— Малыш, смотри мультики, а я покушаю и поговорю с твоей бабушкой, — ответила она сыну. — Хорошо?

— Хорошо, мама.

Женщина улыбнулась, погладила сыночка по голове, поцеловала в лобик и прошла обратно на кухню.


Спустя пару часов Анна и Дима пошли домой. Очередной рабочий день закончился, а завтра начнется новый.

«Новый день, новые заботы… И так всегда. Никаких выходных, отпуска летом… Как же я устала!» — думала она, лежа на диване рядом с сынишкой, тихо посапывающим во сне. — «Если бы не Димочка…» — женщина глубоко вздохнула, погладила мальчика по голове и закрыла глаза, проваливаясь в мир снов.

***

Где-то в стороне послышался визг тормозов и голос мужа: «Берегись!»

Сильный толчок, и Анна полетела в сторону, падая навзничь. Перед глазами что-то промелькнуло. Это был большой черный джип, который с огромной скоростью врезался в остановочный комплекс, где еще минуту назад стояла она с мужем и еще несколько незнакомых им людей, дожидаясь автобуса. Машина с грохотом перевернулась и замерла.

В ушах зазвенело, сердце бешено билось в груди, мысли путались. Все ее сознание начала охватывать паника.

— Коля! Коля! — кричала она, но ей никто не ответил. Вокруг бегали и суетились какие-то люди, чьи-то крепкие руки подхватили ее, поднимая на ноги, но те плохо слушались.

— С Вами все в порядке?! — незнакомый голос звучал где-то далеко. — С Вами все в порядке?! — настойчиво повторил кто-то, тряся ее за плечи.

Женщина повернула голову к говорившему, но не смогла его разглядеть. Голова закружилась, и она провалилась во тьму…

***

Анна открыла глаза. На улице было уже светло, но будильник еще не сработал. Ее сердце билось как бешеное в груди, на лбу и лице проступили капельки пота, а дыхание сбилось. Рядом с ней на соседней подушке лежал ее мальчик, который, обхватив руками и ногами одеяльце, крепко спал, посапывая своим маленьким носиком. Женщина аккуратно приподнялась, встала с дивана и прошла в ванную комнату, чтобы принять душ и немного прийти в себя после кошмара, приснившегося ей под утро. Спустя некоторое время она разбудила Диму, одела его, собрала все необходимое для работы и отвела сынишку в садик. Придя в группу, Дима увидел своего лучшего друга Дениса, мальчика с темно-русыми волосами, карими глазами, который, как показалось Анне, был примерно такого же возраста. Убедившись, что ее зайчонок уже под присмотром и пребывает в хорошем настроении, она вышла в коридор и направилась к выходу из здания садика. Ей надо было идти на работу. Сегодня вечером бабушка Димы не могла забрать своего внука, и поэтому Анна была вынуждена отпроситься в очередной раз с работы, чтобы забрать сына вовремя. Именно поэтому, а не только из-за того, что женщина была очень пунктуальна, мама Димы не могла опаздывать.

Погода стояла просто замечательная: солнышко ярко светило, лаская своими теплыми лучами кожу, небо было голубое и безоблачное, а легкий ветерок обдувал своей прохладой. Немногочисленные городские птицы перелетали с ветки на ветку, перекрикивая друг друга. «Хорошо-то как…» — думала она, наслаждаясь свежестью утра, понимая, что вскоре наступит настоящий летний день, наполненный жаром и зноем.

***

Анна быстрым шагом шла с работы, направляясь в сторону садика, чтобы забрать сына. Она немного припозднилась, но, к счастью, не опаздывала. Ведь ее маленький зайчонок так не любил оставаться один, а последним в группе и подавно.

— Мама, мама! — Дима увидел ее, обрадовался и побежал к ней в объятия. В группе остался он и его лучший друг Дениска. — Мама, можно мы с Денисом поиграем еще немного? Ну пожа-а-алуйста.

Женщина улыбнулась и кивнула, разрешая сынишке еще немного погулять. Она подошла к воспитательнице, поздоровалась с ней и расписалась в журнале за своего непоседливого сыночка. Мальчишки в это время весело и довольно дружно играли на площадке.

— Странно… — вдруг произнесла Оксана Владимировна, смотря на часы в виде изящного браслета. — Обычно Дениса всегда забирают вовремя, — она быстро перелистнула ненужные страницы журнала, взяла телефон и набрала незнакомый номер. Послышались гудки, но на той стороне линии так никто и не ответил. — Странно, очень странно, — вновь повторила воспитательница. — Такого раньше не было! — слегка возмущенным и немного даже испуганным голосом произнесла она вслух и вновь набрала телефонный номер. И опять ей никто не ответил.

— Может, случилось что?.. — поинтересовалась у нее Анна, поглядывая в сторону мальчишек.

— Не знаю даже… — взволнованным голосом ответила ей Оксана Владимировна, глядя на часы, на которых было уже начало седьмого вечера. — Я не могу ведь уйти и оставить ребенка!.. — она начала нервно ходить по площадке, посматривая по сторонам.

— Ну-у, я могу присмотреть за мальчиками, — немного неуверенно сказала ей мама Димы.

— Нет. Исключено! — отрезала воспитательница, которая была ответственной, пунктуальной и очень дисциплинированной женщиной. — Я не могу оставить ребенка. По крайней мере до тех пор, пока не дозвонюсь хотя бы до его отца, но он не отвечает!

Женщина снова набрала номер отца Дениса на телефоне, в трубке послышались длинные гудки. Прошло не меньше пятнадцати минут, прежде чем Оксана Владимировна смогла наконец-то дозвониться до мужчины.

— Денис Владимирович?.. Это Оксана Владимировна, воспитательница Вашего сына. Где Вы?! Ребенок уже давно должен быть забран! Я ведь не могу с ним сидеть до самого позднего вечера, у меня тоже есть свои дела, семья, в конце концов!

Впервые Анна видела, как Оксана Владимировна возмущается. Раньше такого не было.

— Когда Вы сможете забрать сына?! — продолжала говорить она, нервничая. — В течение часа?!

— Спросите у него, может, я смогу пока присмотреть за мальчиком. Все равно ребята еще играют. Погода хорошая…

— Денис Владимирович, я действительно не могу долго оставаться здесь, дожидаясь Вас. Я понимаю, и все же… Если Вы не против, я могу оставить Вашего сына под присмотром мамы Димы Ершова. Она сейчас здесь и… Да, хорошо.

Оксана Владимировна отключила телефон и глубоко вздохнула, приходя в себя.

— Записывайте номер его телефона, — уже более спокойным голосом сказала женщина, — позвоните ему прямо сейчас и обо всем договоритесь. При мне. Только после этого я смогу уйти. Под Вашу ответственность, Анна Николаевна, — добавила воспитательница и начала диктовать номер телефона. — Отца мальчика зовут Нечаев Денис Владимирович.

Созвонившись с отцом Дениски, Анна договорилась встретиться с ним на детской площадке садика. Он обещал подъехать как можно быстрее, но не раньше, чем через тридцать минут, сославшись на пробки. Оксана Владимировна же отправилась домой, пообещав позвонить Анне в течение часа, чтобы убедиться в том, что Дениска встретился с папой и отправился домой. Мама Димы осталась на садичной площадке одна, присматривая за мальчишками, которые что-то мастерили в песочнице, бурно обсуждая свое новое творение.


Прошло больше сорока минут. Жара летнего дня спала, а Денис Владимирович так и не появился. Женщина взяла телефон, намереваясь набрать номер отца мальчика, но приятный мужской голос со стороны ее остановил. Анна обернулась и увидела того самого тридцатипятилетнего мужчину, который накануне, на собрании, стоял рядом с ней в мокрой одежде, попав под ливень, как и она сама.

— Прошу прощения за предоставленные мной неудобства, — начал он, подходя ближе.

— Папа! Папа! — послышался голос Дениса, который уже вылез из песочницы, подбегая к своему отцу.

— Да что уж теперь поделать?.. — немного тише обычного ответила она, пожав плечами и обнимая Диму, который вместе с Дениской подбежал к ней. — Всякое бывает.

— Да уж, — усмехнувшись ответил тот. — Сначала застрял в лифте, а телефон в офисе оставил, потом пробки… Вот Вам и форс-мажор, — он тоже пожал плечами. — Что тут еще скажешь?

— Надо же! — удивилась женщина. — Бывают ведь в жизни ситуации?..

Они оба рассмеялись.

— Папа, а мы сейчас пойдем домой? — спросил у него сынишка, смотря снизу вверх на мужчину.

— Да, Дениска, домой, — ответил тот и дотронулся кончиком указательного пальца до его детского носика.

— А можно еще немного погулять? Мы еще крепость не достроили, — жалобным голосом произнес мальчик.

— Мама, можно еще немножечко погулять? — таким же жалобным голосом спросил Дима у женщины, надеясь на положительный ответ.

Взрослые переглянулись.

— Ну я, в общем-то, не против… — произнес мужчина, посмотрев в сторону Анны Николаевны.

— Ну хорошо, — сдалась та, — но только недолго, — добавила женщина, присаживаясь на лавочку, находящуюся недалеко от песочницы. Денис Владимирович присел рядом с ней, наблюдая за игрой детей.

— А где же его мама? — спросила Анна у мужчины, наслаждаясь вечерней прохладой.

— Умерла, — спокойно ответил тот, не поворачиваясь.

— Простите. Я не знала… Соболезную, — добавила она, стараясь не смотреть в его сторону.

— Спасибо. Это было давно, и я уже свыкся с этой мыслью, но вот Дениске сложнее, как мне кажется. Ему не хватает мамы, ее любви и нежности. Моя жена умерла при родах… — Денис Владимирович замолчал.

— Мой муж тоже погиб, — тихо сказала Анна Николаевна, — три года назад, — немного отстраненно добавила она. — Диме было чуть больше двух, когда это случилось. Он много плакал, звал папу во сне. Не знаю даже, что лучше: совсем не знать или знать и потерять, — договорила она и тоже замолчала.

Наступила тишина, нарушаемая лишь редким чириканьем воробушков, сидящих на ветвях рядом растущих кустов рябины, шумом листвы. Где-то недалеко проехала грузовая машина. Мальчики что-то бурно обсуждали, придумывая туннели, какие-то ходы и новые башни для своей крепости из песка. Хотелось вот так просто сидеть и смотреть на то, как они дружно играют.

— Не знаю, — вдруг сказал мужчина, повернувшись к Анне.

— Что не знаете? — переспросила она, не понимая.

— Что лучше, — уточнил Денис Владимирович, — не знать и потерять или потерять, узнав.

Мама Димы грустно усмехнулась, пожала плечами и ничего на это не ответила. Мальчики продолжали играть в песочнице, а на улице становилось все прохладнее.

— Дима, уже поздно. Давай домой пойдем. Мне ведь еще ужин готовить.

— Ну, ма-а-а-ма… Не хочу-у-у! — ответил тот, продолжая копать детским совочком новый туннель для какого-то выдуманного поезда, который вот-вот должен был прибыть на станцию.

— Денис, пора домой, — услышала Анна рядом с собой приятный голос мужчины.

— Ну, па-а-а-па… Еще чуть-чуть, — простонал тот, укрепляя стену башни из песка.

— А у них совсем неплохо получается, — усмехнувшись, произнесла Анна Николаевна, смотря на мальчиков, которые с опаской поглядывали в сторону взрослых, боясь, что родители вновь позовут их домой.

— Согласен, — подтвердил Денис Владимирович, глядя на построенную ими крепость. Мужчина улыбнулся. — Если вдруг понадобится помощь — обращайтесь, — вдруг сказал он. — Вы меня сегодня очень выручили, — добавил Денис Владимирович и посмотрел на маму Димы. — Спасибо.

Анна кивнула и слегка смущенно улыбнулась.

— Что-то Оксана Владимировна так и не позвонила, — внезапно вспомнила она и начала искать телефон в своей сумочке, чтобы набрать номер воспитательницы.

— Забыл сказать. Я ей смс-сообщение отправил. Вот, наверное, и не позвонила, — спокойно произнес отец Дениса.

— А-а-а, ну тогда понятно, — успокоившись, ответила ему Анна, убирая сотовый обратно в сумочку. — А то я ведь совсем уже и забыла… — она вновь замолчала.

Ветерок шутливо играл ее волосами, а лицо женщины стало каким-то задумчивым и немного грустным одновременно. Денис смотрел на нее, не отрывая своего взгляда, и Анна это заметила.

— Что-то не так? — спросила у него мама Димы.

— Нет, просто… Может куда-нибудь сходим?

Анна немного удивленно и смущенно посмотрела в его сторону.

— Свидание?.. — улыбнувшись, спросила она, отворачиваясь.

— Что-то в этом роде, — пожав плечами, ответил ей Денис. — Можем куда-нибудь сходить вместе с детьми. В зоопарк, например, — продолжил он, не прекращая смотреть на нее своими красивыми темно-карими глазами.

— В зоопарк?.. — удивленно переспросила женщина. Дети услышали ее, вылезли из песочницы и с криками «Хотим в зоопарк!» побежали в сторону родителей. — Думаю, решено, — сказала она и усмехнулась.

— Тогда в субботу, — довольно произнес мужчина, беря сынишку на руки. — У меня есть Ваш телефон, Анна, и я позвоню завтра вечером, чтобы договориться о времени встречи, если Вы не возражаете, конечно.

— Хорошо. Вот и договорились. А сейчас пора домой, — добавила она, смотря на мальчишек.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 144
печатная A5
от 333