электронная
80
печатная A5
333
18+
ТАИНСТВЕННЫЙ ТУННЕЛЬ

Бесплатный фрагмент - ТАИНСТВЕННЫЙ ТУННЕЛЬ

Книга НЕ основана на реальных событиях. Книга основана на НЕреальных событиях. Любые совпадения и факты являются плодом воображения автора и НЕ являются утечкой данных российских или иностранных спецслужб

Объем:
64 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0053-2965-3
электронная
от 80
печатная A5
от 333

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1. За десять лет до событий. Таинственный жилет

2010 год, Подмосковье, Солнечногорск, озеро Бездонное.

Люди стоят вокруг берега. Автокран поднимает из озера крюком штатный спасательный жилет ВМС США с надписью «Sam Melovsky».

Журналист перед камерой:

— Матрос Cэм Меловски с эсминца «Оруэлл», взорванного террористами 12 ноября 2000 г. в Аденском заливе в Йемене.

Журналист внимательно слушает и спрашивает:

— Но как спасательный жилет из Индийского океана мог попасть в озеро, затерявшееся на просторах Центральной России, преодолев при этом за три года 4000 км по прямой? Как вы думаете, каков был его путь? Загадка!

Глава 2. За пять лет до событий. Загадочное кольцо

2015 год, Финляндия, дремучий лес рядом с небольшим городом Каарина.

Финн-кладоискатель, типичный для всех охотников за несметными богатствами, взявших в один момент в свои руки металлоискатель без возможности от него отказаться когда-нибудь, уже после первой, пусть и незначительной находки, откапывает из-под земли золотое кольцо. Осматривает его со всех сторон. Вытирает гравировку — «Morse High School. 1973 год. MD».

Решил провести расследование. Подходит к компьютеру в квартире. Набирает в поиске: «Morse High School. 1973 год. MD».

В поиске выходит: «Американская школа».

Посылает фото кольца.

Звонок на телефон.

— У нас был такой выпускник. Мэтью Джеймс. Вот его координаты.

— Благодарю. Так он жив?

— Не знаю. Позвоните его жене.

Набирает номер:

— Алло, как связаться с Джеймсом?

— Это Сандра, его вдова. Джеймс пропал без вести в 1973 году.

— Простите. Я нашел кольцо с гравировкой «Morse High School. 1973 год. MD». Оно оказалось в Финляндии.

— Я помню это кольцо. Удивительно! Как оно туда попало?

— Вот и я говорю, CNN проводит журналистское расследование. Вы согласитесь на интервью?

— Конечно. Меня до сих пор волнует судьба мужа! Мне столько лет ничего не было о нем известно, разве же я пропущу такой момент!

В интервью журналистам CNN:

— Я шокирована такой новостью, но посчитала это добрым знаком и приветом от любимого покойного супруга.

Журналист:

— Как именно кольцо из США попало в Финляндию, до сих пор остается загадкой! Так, может, существуют какие-то неизвестные нам подземные пути, тоннели, видимо, связывающие достаточно отдавленные части материков Земли?

Вдова в растерянности молчит.

Глава 3. Чарли в Стокгольме

Когда-то великий Уинстон Черчилль сказал: «Британская нация уникальна тем, что они — единственные люди, которым нравится слышать, что все очень плохо и даже ужасно и особенно — хуже некуда».

Однако операция с резидентом прошла отлично. Во время конспиративной встречи со своим информатором секретные материалы получены. Можно и отдохнуть пару-тройку дней.

Чарли, молодой человек с отличительными чертами, присущими настоящему англичанину — высокий рост, широкое красноватое лицо с мягкими отвислыми щеками и голубыми ничего не выражающими глазами, являлся особо ценным кадром британской разведки, за что его очень ценили в конторе.

В свободное от заданий время Чарли преподавал в английской школе начинающим разведчикам. Как и почему нужно обращать внимание на мелкие детали, он объяснял им на следующем примере.

Однажды английский писатель Артур Конан Дойл приехал в Париж. На вокзале к нему с решительным видом подошел бодрый таксист, молча взял его чемодан, сунул в багажник и, лишь сев за руль, осведомился:

— Так куда же вас отвезти, месье Конан Дойл?

— Как, вы знаете меня? — приятно изумился писатель.

— Впервые вижу, — признался шофер.

— Как же тогда узнали, кто я?

— Да воспользовавшись описанным вами дедуктивным методом, — гордо произнес таксист. — Во-первых, я прочитал в газетах, что Артур Конан Дойл две недели как находится у нас на отдыхе, во французской Ривьере. Во-вторых, я про себя отметил, что поезд, с которого вы сошли, марсельский. Потом увидел, что у вас загар, который можно приобрести, только побывав на побережье Средиземного моря минимум дней десять. Из того, что у вас на среднем пальце правой руки имеется несмываемое чернильное пятно, заключил, что вы писатель. По манере держаться вы врач, а покрой платья лондонский. Таким образом, сведя все наблюдения воедино, я сказал себе: вот он, Конан Дойл — прославленный творец великого сыщика Шерлока Холмса!

Услышав объяснения наблюдательного таксиста, писатель был потрясен.

— Да вы сами почти Шерлок Холмс! — восторженно воскликнул он. — Коли сумели сделать такой вывод по столь незначительным деталям!

— Так-то оно так, — вдруг замялся шофер. — Но я заметил и еще одну небольшую деталь.

— Это какую же?!

— Ярлык, приклеенный и вашему чемодану. На нем было крупно выведено ваше имя и фамилия!..

В Стокгольме выдалось на редкость солнечное утро.

Чарли встал рано, из окна Гранд-Отеля открывался прекрасный вид на канал, старый город и королевский дворец. После легкой пробежки он был в хорошем расположении духа, пока не зазвонил этот несчастный телефон.

Хорошее настроение начало улетучиваться после первой фразы босса. «Да уж, какое это было удивительное время, пока не изобрели этот чертов телефон. Пока депеша доберется до адресата, глядишь, всё само собой и рассосется», — думал Чарли.

— Срочно вылетай!

— Что за спешка? «Британская нация уникальна тем, что они — единственные люди, которым нравится слышать, что все очень плохо и даже ужасно и особенно — хуже некуда»? — удивленно спросил Чарли.

— Наши друзья перенесли день рождения, — произнес тот и оборвал разговор.

«Ну-ну, „день рождения“! — ухмыльнулся Чарли. — И почему в доме, полном котов, ловлю мышей всегда только я? Ну не нужно иметь семь пядей во лбу, как выражаются русские, чтобы понять — кто лучший! — на его лице появилась довольная, но и немного безумная улыбка Чеширского кота. — Так, а при чем тут русские? А, ну да, мне же в Россию!»

Глава 4. В штаб-квартире террористов

В это время на 57-м этаже своей лондонской штаб-квартиры террористическая организация Арабского халифата вела подготовку очередной акции возмездия.

— Шейх Омар должен уже наконец получить наш живой подарок.

— Джам, а не слишком ли дорогой подарок?

— Аквариум с рыбками? Он обожает пилинг рыбок, ловко ловит их двумя ногами!

— А что это?

— Это когда старую кожу снимаешь, а новая кожа — гладкая и красивая!

— А я думал, что он, змей, так сам линяет…

— На этот раз его рыбалка будет последней. А потом заразится и половина населения Земли! Этих рыбок мы готовили несколько лет.

— Аллах велик!

— Слава Аллаху!

Глава 5. Пожалуйста, поверните!

Рейсов на самолет из Стокгольма не было. Пришлось использовать единственную возможность — бизнес-класс круизного лайнера.

— Всю жизнь мечтал о морском круизе на белоснежном лайнере! Как же я буду теперь жить без мечты? — расстраивался Чарли.

В свой первый круиз из Стокгольма отправился по маршруту «Хельсинки — Санкт-Петербург — Лондон — Лиссабон» новенький, только с пылу с жару круизный трансатлантический лайнер с говорящим за себя названием Britannia. За два месяца до этого корабль был торжественно спущен на воду. Внутренняя начинка этого красавца была очень хороша. Шикарная столовая с лестницей с золочеными перилами, похожими на крылья экзотической птицы, для первого класса. Помещения для второго и третьего классов были намного лучше, по сравнению с подобными помещениями на других судах. Пассажиры просто пищали от восторга на лайнере.

Команда лайнера состояла целиком из американцев.

Пассажиры, матросы, вопросы, ответы, улыбки!

— Скажите, то, что там виднеется, это земля? — раздался позади него женский голос.

— Нет, это линия горизонта.

— Слава Богу! Все-таки лучше, чем ничего!

Жена спрашивает мужа:

— Дорогой, если я прыгну в воду с капитанского мостика, ты меня спасешь?

— А если я скажу «да», ты прыгнешь?

Чарли с трубкой во рту обращается к капитану:

— Cэр, какая из спасательных шлюпок для курящих?

— Да не переживайте, сэр! Это все равно! Вы знаете, там всегда такая паника начинается, что все, как всегда, всё перепутают!

При подходе к Хельсинки Чарли подслушал любопытный разговор между финнами и американцами в Финском заливе.

Финны (помехи на заднем фоне): …Говорит А-851, пожалуйста, поверните на 15 градусов на юг во избежание столкновения с нами. Вы движетесь прямо на нас, расстояние — 25 морских миль.

Американцы (помехи на заднем фоне): …Советуем вам повернуть на 15 градусов на север, чтобы избежать столкновения с нами.

Финны: Ответ отрицательный. Повторяем, поверните на 15 градусов на юг во избежание столкновения.

Американцы (другой голос): С вами говорит капитан корабля Соединенных Штатов Америки. Поверните на 15 градусов на север во избежание столкновения.

Финны: Мы не считаем ваше предложение ни возможным, ни адекватным, советуем вам повернуть на 15 градусов на юг, чтобы не врезаться в нас.

Американцы (на повышенных тонах): С ВАМИ ГОВОРИТ КАПИТАН РИЧАРД ДЖЕЙМС ХОВАРД, КОМАНДУЮЩИЙ ВТОРОГО ПО ВЕЛИЧИНЕ КРУИЗНОГО КОРАБЛЯ В МИРЕ. Я ВАМ НЕ СОВЕТУЮ, Я ПРИКАЗЫВАЮ ИЗМЕНИТЬ ВАШ КУРС НА 15 ГРАДУСОВ НА СЕВЕР. В ПРОТИВНОМ СЛУЧАЕ МЫ БУДЕМ ВЫНУЖДЕНЫ ПРИНЯТЬ НЕОБХОДИМЫЕ МЕРЫ ДЛЯ ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ НАШЕГО КОРАБЛЯ. ПОЖАЛУЙСТА, НЕМЕДЛЕННО УБЕРИТЕСЬ С НАШЕГО КУРСА!!!

Финны, невозмутимо: С вами говорят Матти Хаккинен и Онни Руттинен. Нас двое. Нас сопровождают наш пес, ужин, две бутылки Salmiakki и канарейка, которая сейчас мирно спит. Нас поддерживают радиостанции Radio Suomipop, Spirit FM и канал 109 «Экстремальные ситуации в море». Мы не собираемся никуда сворачивать, учитывая, что мы находимся на суше и являемся маяком А-851 Финского залива. Мы не имеем ни малейшего понятия, какое место по величине мы занимаем среди маяков, да и нам на этого наплевать. Можете принять все меры, какие вы считаете необходимыми, и сделать все что угодно для обеспечения безопасности вашего корабля, который сейчас разобьется вдребезги о скалы. Поэтому еще раз настоятельно рекомендуем вам сделать наиболее осмысленную вещь: изменить ваш курс на 15 градусов на юг во избежание столкновения.

Американцы с немалым удивлением, больше похожим на неминуемый проигрыш, ведь победа ушла прямо из-под носа: Oкей, принято, фэнкью!

— Да… дела… Вот и связывайся после этого с этими американцами! Чуть не сорвали нам операцию!

Глава 6. Прибытие круизного лайнера

Санкт-Петербург, июнь, белые ночи.

Круизный лайнер из Стокгольма задержался на час (в районе Хельсинки отклонился от маршрута) и прибыл 16 июня лишь в десять утра.

У гида Насти настроение было не очень. Знавала она и лучшие времена. Это же надо! Поругаться с Егором, с которым была уже знакома целый год!

Настя — девушка с длинными волосами и глазами фисташкового цвета, студентка местного университета, летом подрабатывала гидом. У Насти были нужные знания о культурной столице — колыбели Петра, хорошо поставленная речь и приятный низкий тембр голоса. Для любого гида этих достоинств было с лихвой. Также одним из плюсов было то, что в речи юной студентки напрочь отсутствовали слова-паразиты, что и делало ее еще более востребованной на данном поприще.

— Добро пожаловать в Санкт-Петербург. Сегодня я буду вас сопровождать и сейчас покажу наш город, — радостно обратилась Настя к своим зарубежным гостям — англичанину Чарли, жгучей, как перчик чили, итальянке Сюзанне и француженке Авроре. Последняя не отличалась, в сравнении со своей спутницей, особой красотой лица и тела, но обладала знаменитым французским шармом, умаляющим любую выдающуюся привлекательность и вызывающим неподдельный интерес мужчин. Все они (туристы), на ее счастье, прекрасно знали русский.

Гости в восторге от города. Питер поражает малоэтажностью, впечатление — как будто идешь не по улице, а по эстакаде на уровне третьего этажа. Дома плечом к плечу. Город придавили, прижали чем-то к земле, и врос он в нее: гнет неба.

— Вывески на трёх языках. Теперь ещё и на китайском языке как дань неизбежности. Похоже, что скоро китайский станет для каждого вторым родным языком. Не очень люблю китайцев. Они делают «пи-пи» и «ка-ка» в наших дворцах, — расстроено промолвила Настя.

— Да, и еще, знаете, как они едят? А вон, посмотрите!

Недалеко от них сидел китаец. Взял белый хлеб, сверху выдавил клубничный джем из пакетика, потом репчатый лук, который ему любезно подал официант, густо помазал красной икрой и этот чудо-бутерброд откусил. За столиком — мальчик и девочка. Она ест картошку, старательно окуная в мороженое. Он, дабы не отстать от подруги, льет кетчуп в пепси-колу.

— Вуаля! Феерия вкуса или дерзкий вызов богине Кулинарии, разберешь вряд ли. А когда мы чего не понимаем, это, как минимум, раздражает. Ну, и за что их можно любить?

— А какая смертность в вашей стране? — интересуется Сюзанна.

— Такая же, как и везде. Один смертный случай на человека.

— А метро здесь интересное у вас, вовсе не как в Москве, — удивленно сказала Аврора, — от турникетов и переходов до самих станций они выглядят как длинные коридоры с множеством лифтов. Приходит поезд, и все «лифты» открываются вместе с его дверями, пропуская людей.

Реки. Мосты. Очень много. Проходные дворы, арки — Петербург Достоевского. Грязь, обшарпанность, запахи. Коты. Арбузы в круглых клетках. Машин почти нет, людей — еще меньше.

— Говорят, в Питере очень большой процент разводов среди семейных пар, — поинтересовалась Аврора.

— А что вы хотели, у нас даже мосты разводятся.

Исаакиевский собор не похож ни на одно свое изображение: на всех иллюстрациях он низкий, приземистый — «чернильница», сам величественный.

— Дворцовая площадь — безупречное великолепие. Нельзя ничего прибавить или убрать, как грань у бриллианта: светопреломление нарушится, и совершенство погибнет, — подвела итог беседы Настя. Она гордилась городом на Неве, но считала, что жители его немного не дотягивают до великолепия северной столицы. Есть к чему стремиться! Со своей стороны, эта юная леди старалась соответствовать городу на Неве, искренне полагая, что каждый населенный пункт, пусть это мегаполис или небольшой поселок, делают исключительно люди, живущие там. И, наверное, она абсолютно в этом права. Каждый создает вокруг себя именно тот мир, который заслуживает, в итоге.

Глава 7. Тайна Александрийской колонны

— Александрийская колонна — знаменитый памятник в стиле ампир. Отцом данного сооружения является архитектор Огюст Монферран, который по указу императора Николая первого соорудил его в честь победы над Наполеоном из цельного куска гранита. Привезена в Санкт-Петербург и два года дорабатывалась на месте, — продолжила свой рассказ Настя. — Стоит под действием собственной силы тяжести, ничем (!) не закреплена, первое время после ее установки люди боялись ходить по площади. Самая высокая триумфальная колонна в мире.

«Но, даже имея сегодняшние технологии и уже построенные дороги, гладкие дороги, есть сложности притащить такую тяжесть, а как тогда они ее волокли?» — задумалась Аврора.

— Да, ну как почти 200 лет назад смогли без электричества, современных кранов, современных алмазных камнеобрабатывающих инструментов и прочих технологий делать и транспортировать колонны весом 600 тонн? — поинтересовался Чарли.

— Вот так! Ствол колонны сделан из монолитного куска розового гранита руками русских камнетесов.

— Какие к чёрту зубила и напильники?! Колонна — это фигура вращения, и без вращения заготовки вокруг центральной оси её невозможно изготовить, ну никак! — возразил Чарли. — А может, на самом деле это литье?

— Чарли, я вижу у вас большие познания в технологии, — удивилась Настя.

— Кстати, в печати 19 века не было сказано ни слова о том, как высекались из скал, перевозились и устанавливались даже колонны Исаакия, — включилась в беседу Сюзанна.

— В Петербурге своя колонна и своя Коломна (означает — все вокруг да около), — тонко по-английски пошутил Чарли.

— О, я смотрю, вы прекрасно разбираетесь в русском языке! — удивилась Настя.

— Нет, я все равно не понимаю. Такие колонны зубилом и на глазок сделать невозможно, а токарных станков для обработки каменных глыб весом в сотни тонн нет и, тем более, не было в 19 веке. И как их доставляли на место строительства? — недоумевала Аврора. — Здесь явно кроется еще какая-то неразгаданная тайна!

Так, попутно решая сложные технические вопросы возведения изящных гигантских сооружений Санкт-Петербурга, продолжилась экскурсия.

Глава 8. Приключения Васи Канарейкина в Питере

Телефонный звонок.

— Добрый день, вас беспокоят из Санкт-Петербурга…

— А чего это вы сразу угрожать начинаете?! — удивился Вася знакомому голосу, как у ведущей программы «Здоровье». А он точно знал, что от этой ведущей добра, а особенно здоровья, не жди. Если хочешь быть здоров — позабудь про докторов!

— Васян, привет, это я Ромка.

— А, Ромик, привет! Не узнал тебя.

— Вылетаешь? Я жду.

— Ну вот, сразу «жду».

— Хватит болтать! Ближайшим рейсом дуй сюда!

Длинная очередь на рейс из Москвы в Питер на выходе к самолету. Вася в хвосте. Канарейкин — молодой человек с мелкими незапоминающимися чертами лица. Про такую внешность говорят — абсолютная неузнаваемость ввиду отсутствия примечательных черт. Очередь плавно переходит и соединяется с очередью в женский туалет. Вася сидит в телефоне и не смотрит вперед. Подходит его очередь, но не на вылет, а на вход в… женский туалет. Женщины осуждающе на него смотрят. Вася стыдливо убегает.

— Привет, Вася! — Рома радостно махает рукой, встречая в Питере друга.

— Привет! Вот купил себе на лето солнцезащитные очки.

— Да ты оптимист, Вася! У нас, в Питере, таких людей, как ты, называют оптимистами. Ведь если ты взял солнцезащитные очки, то суровое питерское солнце просто не может не выйти из-за вечных туч.

Вася приехал в Питер к своему давнему приятелю Роме. Последний слыл легким нравом, остротой ума и здоровым чувством юмора. Позавтракали какой-то шавермой. Едут на метро к нему, помыться, переодеться. А Васе уже так хорошо, весело, случайно вылил в джинсы пол-литра минералки. Вагон питерцев так осуждающе на него смотрит, и друг Васи громко говорит:

— Да, вот, граждане, видите ли, друг из Москвы на выходные приехал, пусть порезвится. Они — москвичи — до юмора слишком охочи. Не хватает им своего, всё слишком у них в Москве мегаглобально и мегасерьезно, до мелочей, вот они к нам и едут за тем, чего никогда не было и не будет.

Все окружающие пассажиры с облегчением и единодушным пониманием одновременно, как по команде вернулись к своим газетам и книгам.

Друзья решили зайти в кафе подкрепиться.

Вася сидит, расслабляется кофейком, «закусывая» ноутбуком.

Через какое-то время мимо столика проходит долговязый парень в очках, кладёт на стол сложенную бумажку, из блокнота, видимо.

И торопливо ретируется из кафе. На бумажке надпись от руки, но печатными буквами: «Возможно, я лезу не в своё дело, так что если вы не приемлете подобное вторжение в свою жизнь, не разворачивайте эту записку и просто выбросьте её».

Да уж, расчет был верный. Ведь кто не откроет такую записку? Любопытство сведет всю оставшуюся жизнь того на нет. Уж лучше пусть вторгаются, а там посмотрим и будем решать проблемы по мере их поступления.

Разумеется, Вася развернул записку! А там такими же печатными буквами: «У вас на ногах бахилы, которые вы, вероятно, не сняли после посещения медучреждения. Если же это не ошибка, а сознательная часть одежды, прошу прощения за доставленное беспокойство».

Глава 9. Продолжение экскурсии

Эрмитаж — гигантская очередь. Очень много каменных чаш — искусно вырезанных, отполированных до зеркального блеска. Экскурсантов поражает одна — из цельного куска яшмы, заполняющая собой почти весь зал, овальной формы, более двух метров высотой. Чтобы доставить ее сюда в специально сделанную телегу впрягали сто двадцать — сто шестьдесят лошадей. Живой, осязаемый Бажов!

Настя пытается развлечь попутчиков:

— Интересный факт. Из-за преступной халатности работников Эрмитажа картина Казимира Малевича «Чёрный квадрат» два месяца провисела вверх ногами! — отметила Настя, как всегда блещущая легоньким остроумием. Хотя если бы подобное увидел сам виновник квадратного шедевра — немало бы оскорбился.

Туристов — множество, к концу дня русская речь становится странной на слух. В зале Рембрандта не протолкнуться среди немцев, в залах Моне и Сезанна — среди французов. Японцы млеют над древнерусским искусством. Все это собирается в один невероятный гул, словно миллион фантастических насекомых кружит под потолками художественной обители.

— И скажите мне после этого, что менталитет — выдуманное понятие. У всех своя специфика, — воскликнула Аврора.

Павлин не работает. И жара, жара: кондиционеров нет. В залах почти темно: плотные шторы задвинуты. Если открыть — вместо картин все будут видеть здание генерального штаба: картины под простыми стеклами.

Великолепная коллекция малых голландцев, можно часы провести в этих залах, но толпа просто сносит тебя своим течением.

— Да, кстати, Эрмитаж в переводе с французского языка — это место для уединения, — включилась в разговор Сюзанна. — Туфли жмут, чувствуешь себя андерсеновской зверушкой-русалочкой. Каждый шаг — боль, — Сюзанна сняла туфлю, а все пальцы ноги раскинула веером. — Боже, какое блаженство, и кто придумал эти каблуки? — лицо итальянки приняло благостное выражение, а невероятные чертики в глазах исчезли, и взгляд стал почти монашеским.

— Вот это да! — удивилась Аврора.

Резкий звонок телефона Чарли заставил всех обернуться.

— Воспользуйся запасным лифтом! Ты нужен уже завтра! — услышал Чарли отрывистый голос босса.

— Место то же? — уточнил Чарли.

— Место встречи изменить нельзя!

«Черчилль любил армянский коньяк, а шеф любит русский фильмы!» — подумал Чарли.

Все ясно — «друзья» перенесли только дату операции. Чарли заторопился — время не ждет! Экскурсию пришлось свернуть. Сюзанна и Аврора недовольно сморщили носики. Они еще не надышались культурным наследием масштабного значения, не успели поймать волну, когда ты видишь творение глазами художника, а персонажи на картинах начинают движение, ощущается запах моря и далекий крик чаек, а экскурсию заканчивает чей-то вторгшийся телефонный звонок.

Глава 10. Английский хулиган. Приключения продолжаются

Рома жил в доме с квартирами гостиничного типа и с длиннющими коридорами. Вася впервые пришел к другу в коммуналку, и когда первый раз направился в туалет, то забыл, в какую из двадцати дверей ему нужно вернуться. Это стало напоминать квест. Двери были все на одно лицо. Нужно бы свою дверь, то есть Ромкину, потом отметить мелом. Как разбойники отметили дом Али-Бабы, а то так и буду заглядывать в чужие и еще нарвусь на недоброжелателя. С трудом нашел, подергивая двенадцать дверей. Тринадцатая оказалась той самой.

Вася звонит в курьерскую службу, чтобы оформить заказ на пиццу.

— Город Санкт-Петербург, Невский проспект, 48, нужно сейчас.

— У меня в базе нет такого проспекта в Санкт-Петербурге.

— Как это нет?

— Я вам ещё раз повторяю, нет такого проспекта в Санкт-Петербурге!

— Да как это нет Невского проспекта в Санкт-Петербурге?

— У меня тут в базе на «неф» только «Нефтяная дорога»!!!

— Бестолочь! Невский, а не Нефский, а еще вас называют самыми грамотными и начитанными.

Пиццу все же принесли, да не одну, а две в качестве откупного. Позавтракав, долго думали, чем заняться, и решили — грибами. Занятие новомодное, довольно интересное и даже чуток деловое.

Вася с Ромой поехали за ними в Выборгском направлении.

Кроме водки, естественно, вообще ничего не брали. За грибами же, а не пожрать собрались. А вообще говорят, что белый гриб, как и шампиньон, можно при желании съесть без какой-либо термической обработки. Поэтому в виде эксперимента, если приспичит, на закуску вполне сгодятся эти дары природы.

Начали в поезде, где-то вылезли. Незаметно пришел вечер. Темно, холодно…

Они добавили. Пошли куда-то, заблудились. Хорошо еще, грибами не закусывали. К утру все допили.

Идут, вокруг никого. Вдруг мужик, одет прилично, с палочкой.

Они:

— Слышь, мы где?

— Лапеенранта.

— А это что?

Смотрит, как на идиотов:

— Суоми (Финляндия).

— ???!!! А ДЕЛАТЬ-ТО НАМ ЧТО?

Тот на них посмотрел задумчиво и на плохом русском говорит так медленно-медленно:

— Фы тут не пэрвые такые, воннн, видитэ два здания (две избы поодаль), пэрвое — наша застава, второе — ваша. Фам нужно мимо них проползти так, чтобы фас не видели. Потом на той стороне скажете, что заблудились. Подержат немного и отпустят.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 80
печатная A5
от 333