электронная
Бесплатно
печатная A5
373
16+
Тайна Стеклянной Пещеры

Бесплатный фрагмент - Тайна Стеклянной Пещеры

Из серии «Это Солнце Атлантиды». Часть 1


4.5
Объем:
276 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4483-7973-4
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 373

Скачать бесплатно:

Пролог

Давным-давно

Когда не было ни света, ни тепла,

Лишь одна темнота и пустота,

И больше ничего…

Вдруг озарила горизонты

Вспышка яркого огня.

Раскрыли звёзды свои зонты,

И зародилася Земля.

Грустно было, тихо было,

И клонит в сон от этих перспектив.

И описать мне не под силу,

Какой у неба был на то мотив.

Вселенная не пустынна,

Но скучна.

И Солнце смотрит так уныло

На печальные берега.

Но тут бушуют не моря,

А горящие вулканы.

И нет предела для огня,

И на Ней возникли раны.

И тучи небо заслонили,

Не дав свету проникнуть вглубь.

Раскаты грома разносились,

Прокладывая свой яркий путь.

И ливень Землю напоил,

И освежились горы.

Зацвёл тот самый мир,

Не утаить его от взора…

Шли годы…

Миллиарды лет…

И Земля предстала совсем новой,

И это не секрет.

И где-то в бескрайнем океане

Был мир среди воды, прекрасней нет!

Там все следуют за своими мечтами,

И ищут упорно на вопрос свой ответ.

Там в глубине Атлантики морей

Лежат пещеры из стекла.

И мало кто знает легенду о них,

Как морские девы приплывали поплакать туда.

Но однажды стихия

Обрушилась на мир волшебный

И скрылся за водами он…

Мгновенно…

Lupus pilum mutat, non mentem!

1 глава. Необычайное приключение

В сто сорок солнц закат пылал,

В июль катилось лето.

В. Маяковский

Кем бы ты ни был — будь лучше! Лети к мечте, никого не слушай. Я на вершине, среди птиц. И для меня нет границ. Я танцую; в ушах лёгкий блюз. Я рискую, и я не боюсь, Я живу один раз, я стремлюсь, Своей цели добьюсь!

О чём вы мечтаете? Наверное, у каждого из вас была своя наивная мечта? В детстве. Я думаю, что у всех. А в подростковом возрасте — у многих. У меня тоже была своя мечта. Какая мечта может быть в шестнадцать лет? Я хотела стать певицей. Глупо, правда? Но я и представить не могла, что со мной может приключиться такая история, что о таком и мечтать нельзя.

Вы, наверное, скажите: «Да сейчас каждая вторая девчонка мечтает стать певицей!» Да, но представьте, что вы хотите заниматься… ну чем?…допустим, рисовать. Вы в тайне разрисовываете километры бумаги, оттачивая искусство. Вы не ходите в школу изобразительного искусства (денег нет, времени, не хотите, чтобы кто-то знал, что вы мечтаете стать художником). Вот вы переезжаете в новый город. Вы уже кое-чему научились, но по-прежнему далеки от идеала. А вам всё-таки хочется показать себя в новом обществе. Тут узнаётся, что твой новый знакомый (одноклассник, одногруппник и т. д.) обучался в художественной школе… И тут его берут на каждое мероприятие, все восхищаются его талантом. А тебя не замечают. Обидно, да?

Занимался со мной музыкой мой друг Максим. Он прекрасно играет на гитаре и барабанах, а ещё занимается сведением. Выступала я только перед подругами. Всё началось с того что я стала писать песни. Хранила их на «компе», но чтобы меня ни в чём не заподозрили (реально стесняюсь своей мечты), я присваивала текстовым документам, где хранились они, довольно скучные имена («Формулы по физике», «Список литературы на лето», «Таблица история»).

Но вот однажды в один прекрасный майский день я поняла, какая скучная у меня была жизнь! Ко мне неслось Необычайное Приключение! Рейс Москва — Лондон! И со мной и моими родителями полетят и мои подруги (лучше даже спрашивайте, как нам удалось провернуть это дело)! Папу и маму отправили туда в командировку на целый год. Такая удача и присниться не могла.

Ведь Лондон — это не просто столица Великобритании, но и настоящая Мекка для туриста (если денег много). Здесь практически все! Здания, улицы, парки и скверы дышат историей и величием давно прошедших веков.

В этом году мы заканчивали одиннадцатый класс. У нас в запасе оставалось двенадцать месяцев проживания в Англии. Оставалась только одна проблемка, «совсем незначительная».

Экзамены! К счастью, русский, математика и иностранный язык прошли хорошо (я сама удивлена). Далее шла литература.

И вот, несмотря на мои привычки, нравы и принципы, я всё-таки поднялась с постели пораньше. Впереди был экзамен по литературе.

Утреннее лучистое солнышко горело красным пятном на горизонте. Свет вливался в мою комнату, которая утопала в этом блеске. Алое сияние разветвлялось разводами на небе, прогоняя короткую чёрную ночь. Она уже успела собрать все звёзды и Луну к себе в рукава и отправится за океан. Наш город повернулся к Солнышку уже как восемь минут назад, а звёздный свет только сейчас затопил улицы и проспекты. После шести утра подул лёгкий ветерок, воздух ещё не успел пропитаться июньской городской жарой. День обещал быть по-настоящему летним. Белые перистые облака разрывались, открывая бездонное голубое небо. Солнечные лучи ослепляли меня, сонную и нежелающую вставать так рано прекрасным летним утром; но вот уже прозвенел надоедливый будильник, трезвонящий как всегда не вовремя. Я открыла глаза и обвела взглядом комнату: в ней было не выносимо жарко. Чтобы хоть как-то проветрить помещение, я открыла окно: прохладные потоки воздуха уносили сознанием меня куда-то далеко, в дремучий лес, в холодный ливень, который стучит по крышам.

Выходя из подъезда, я увидела, как ко мне навстречу шла Вероника Павлова. Она была в черной юбке и белой блузке, которые ей совсем не шли. На её зелёных глазах было немного туши, а на щеках легкий румянец. Огненно-рыжие волосы были заделаны в строгий хвост. На мгновение у меня в голове появилась мысль «А не обозналась ли я? Вдруг это не моя подруга?». Да Ники так отродясь не выглядела! Из бунтарки-спортсменки она превратилась в сдержанную прилежную леди. Наверное, если бы не её волосы, горящие как факел, я бы её ни за что не узнала!

— Привет, — поздоровалась со мной Ники.

— Привет. Необычно выглядишь.

Ники — любительница приключений на свою голову. Она никогда не упускала возможности куда-нибудь рвануть, хоть в другую страну, хоть в соседнюю квартиру. Всегда за движение, всегда за жизнь. Любит спорт и каждый вечер совершает пробежку в парке. Но здорового питания не придерживается. Готово съесть всё, что угодно. Любительница совершать ночные походы к холодильнику, хотя нам запрещает придерживаться подобного ритуала, аргументируя это тем, что нам некуда тратить свои калории, лёжа на диване. Поэтому не упускает возможности куда-нибудь нас «впихнуть». Пару раз брала нас с собой на пробежку. У меня закололо в боку и Ника посоветовала мне согнуться и надавить на то место, где болит. Прохожие думали, что мне плохо, один даже предложил вызвать «скорую помощь». Потом меня отпустило и мы продолжили. Мы бегали по парку под песни «Сплин». Один раз меня накатила эйфория, я была готова подпевать, танцевать, тянула руки к небу и радовалась каждому мгновению. Вероника сказала, что это называется «эйфорией бегуна». Я до сих пор не могла поверить, что она захотела всерьёз сдавать литературу. Но Ники когда бралась за что-то, то доводила это до конца. К счастью, такое происходило и с учёбой. Правда, редко.

И вот подошло наше время.

— Ни пуха, ни пера! — завершила молчание Ники.

— К чёрту! — ответила я.– Ни пуха, ни пера!

— Эх! К чёрту!

Мы поочередно вошли в кабинет, точнее, нас ввели. Прочитав первый вопрос я поняла, что экзамен будет трудноват. С моей-то памятью! Пожалуй, не буду вам пересказывать, что произошло на ЕГЭ.

В этот же вечер я читала довольно интересную книгу, но в моих мыслях плавали мечты о жизни в Лондоне. Я ведь ждала своё первое путешествие за границу. Ждала с нескончаемым восторгом и трепетом в сердце. Правда, это только на год. В конце мая нас опять отправят в Москву, и мы будем подавать документы в университеты. Если вы не догадались по списку предметов, которые я сдавала, то я собралась поступать на журналиста. На следующее лето у меня были грандиозные планы. Но мог знать, что им не суждено сбыться по очень странным обстоятельствам…

Нет, вы не подумайте, что я мечтаю по-скорее свалить из страны. Я очень люблю нашу Россию. У меня несколько лет назад проснулась жажда приключений. Но я была вынуждена сидеть в четырёх стенах. Лондон — это как глоток свежего воздуха. С таким же рвением я готова отправится на Алтай или в Приморский край.

На следующий день я сидела за столиком в кафе с оптимистичным названием «Радуга». День был ясный, но меня как никогда раздражал гул проезжающих мимо кафе автомобилей. Я просто сидела, ни о чём не думая и помешивая зелёный чай с лимоном. Приветливое солнце проглядывало сквозь девятиэтажки и подбадривало меня.

Ко мне подошла очаровательная брюнетка с карими глазами. На ней было летнее жёлтое платье. Это была ни кто иная как Елизавета Зайцева, наш любимый детектив-умник. Моя лучшая подруга, мы с ней дружим с самого детства. Поесть и посмеяться — вот два наших самых любимых занятия. А, ну ещё пофантазировать и поболтать о смысле жизни, устройстве Вселенной и современной деградации. Неплохой наборчик, да?

— Недурно выглядишь, Волкова, — сделала она мне комплимент. Это была победа! Лучшего от неё не дождёшься.

— И тебе доброе утро! — улыбнулась я. — Что это за дело, которое нельзя обсудить по телефону?

— Женечка, зайка моя. Я тебе говорила, что ты самая лучшая подруга на свете?

Ну, это было настолько эпично и смешно.

— Так, Зайцева! Либо ты головой ударилась, либо тебе от меня что-то надо! Тебе сколько лет? — рассмеялась я.

— Можно я буду жить отдельно? Ты же знаешь, что находится по доброй воле с Вероникой в одном помещении — это почти самоубийство. У вас вроде бы лишняя комната есть там.

— Ничего не получится. Во-первых родители ни за что не согласятся! Во-вторых, с нами полетит Алиска!

— Блин!

— Оладушек!

— Облом!

— Ещё какой! — раздался чей-то голос у входа. В кафе вошли ещё две мои подруги. Яна и Аня Морозовы.

Яна — девушка с угольно-чёрными вечно кудрявыми волосами увлекалась такой наукой, как химия. Любимица нашего преподавателя по химии и биологии. Она единственная, кто был у него в коморке со всякими интересными штучками и реактивами (я вам об этом чуть позже расскажу). Аня же — компьютерный гений и частенько заплетала свои русые волосы в косички. Все её считали ну просто ангелочком. Ну как эта милашка может быть юной правонарушительницей?

— Алиска полетит с нами в Британию? — рассердилась Нюта.

— Боюсь, что да, — с сожалением в голосе произнесла я.

Алиса — это моя младшая сестра. Родители ещё давно оформили документы, а я об этом узнала только в день последнего экзамена. Как и положено сёстрам она сливает до родителей всю информацию обо мне (где я была, с кем, что делала и т. д.). Надо было срочно что-то предпринять, иначе светлой жизни в Лондоне мы не увидим как своих ушей.

Мои размышления прервал голос Яны:

— Позвони Ники, скажи, что мы её ждём в кафе.

— А сама? — удивилась Лиза.

— Я телефон дома забыла.

— Склероз? — пошутила Аня.

— Первая стадия.

Через некоторое время появилась Вероника.

— Вот она! Явилась — не запылилась! Мы тебя час ждали! — вспылила Аня.

— Я тоже очень рада тебя видеть! Что за срочное собрание?

— Ты всегда опаздываешь, неужели нельзя приходить вовремя? Тебе идти пять минут!

— Да что ты так взъелась? Нормально, по-человечески нельзя сказать?

— Девочки, может, вы прекратите? — взмолилась Лиза.

— Да просто уже достало! Никогда не может быстро собраться! Зачем тебе столько копошиться? Встала, умылась и пошла! Ты же даже не красишься! На что ты всё время тратишь? Как черепаха ползёт по комнате.

— А ты никогда не можешь с людьми по-нормальному разговаривать. Всегда надо накричать. Мы всегда страдаем из-за твоего дурного настроения.

— Девушки, у вас всё нормально? — презрительно спросила официантка. — Может, вам лучше выйти?

— Просим прощения, небольшой конфликт, но он уже разрешён.

Женщина неохотно, всё также презрительно нас оглядывая, отправилась на кухню.

— Хорош, девки, закругляемся. Вы меня утомили, и, боюсь, что не только меня. Сейчас другие посетители полицию начнут вызывать. Или вообще снимать вашу драку на телефон. Всё, хватит, у нас есть дела и поважнее.

— Что может быть важнее наших разборок? — спросила Вероника.

— С нами в Лондон летит Алиса! — «обрадовала» её я.

2 глава. Выжившие чудом

Если свет погас,

Если ты не видел,

Зажигают звёзды над ночной Москвой…

Знай, я твоя часть

Я твой «пятый битл»

Я хочу звучать рядом с тобой.

Иногда в семьях случается конфликт между младшими и старшими детьми. Может появится зависть у старшего ребёнка к родителям. Зависит это и от мамы с папой и от него самого. Бывает, что младшие шантажируют своих братьев или сестёр. Бывает и наоборот. Например, я где-то читала, что есть два типа сестёр: младшая и тиран. Но, к счастью, есть и такие семьи братья и сёстры относятся друг другу с любовью. Мальчишки прикрывают друг друга, девчонки делятся секретами. Я сама лично знакома с такими семьями. Надеюсь, что в у вас в доме тоже царит гармония и доверие.

— Может нанять киллера? — пошутила Анюта. — От этих сестёр одни неприятности! Уж я то знаю!

— Это точно! — подтвердила Яна. Я почувствовала запах начинающейся ссоры в семье Морозовых.

— Анют, ты сегодня не с той ноги встала? Ей-богу, не начинай всё опять. Уже сегодня наорались, чуть из кафе не выгнали. Почему нельзя мирно решить конфликт?

— Она просто жить без этого не может. Тридцать скандалов в день — её необходимая суточная норма. Ведь так? — послышался смешок.

— Ой, гляди и ты вслед за Вероникой у меня выхватишь! — предупредила Аня.

— Слушайте, мы уже точно ничего не сможем изменить. Если родители так решили, значит, так оно и будет. Это бесполезно, — закончила я.

— Да, давайте расходиться, а то вон, на нас та официантка смотрит.

В нашей компании я была самой младшей. В тот момент мне было шестнадцать лет, когда моим подругам по семнадцать. Я пошла в школу в пять лет. Помню, что было тяжело. Я приходила домой в слезах, садилась к маме на коленки и жаловалась на школу. Но потом всё образовалось, я стала догонять программу, у меня даже хорошие оценки появились.

Я пришла домой уставшая. В комнате пахло чем-то странным, то ли ацетоном, то ли… От этого запаха начала кружится голова. Я подбежала к окну и открыла его, затем распахнула дверь, стала распрыскивать духи в воздухе, взяла пузырек эфирного масла апельсина, капнула пару капель на диск и положила его на батарею. Тут затрещал мой телефон.

— Алло! Женька, ты уже дома? — спросила Лиза.

— Да.

— Чем занимаешься?

— Совершаю шаманский обряд по изгонению злых духов из моей комнаты.… Нет, не так. Совершаю шаманский обряд по изгонению злых духо́в из моей комнаты.

— Хорош развлекаться. Я к тебе сейчас пойду, встреть меня.

— Зачем?

— Надо поговорить.

— О чём?

— Помнишь то дерево?

— Какое дерево?

— Когда мы были у тебя дома зимой, переходили через реку, видели дерево с красными пятнами, — пояснила Лиза.

— И что? — устало сказала я.

— Я кое-что узнала, по телефону не рассказать.

— Топай ко мне, — сказала я и отключилась.

И что же такого мог узнать наш детектив-умник? Я открыла холодильник и взяла одно яблоко. Часы показывали девять вечера. Делать нечего. Придётся идти встречать.

На улице было душно. Одно большое грозовое облако разрывало небо на две части: на ту, которая была закрыта этой тучей, и на ту, где небеса были чистыми. Что же случилось с погодой? Ещё вчера было яркое и теплое Солнышко. Я чувствовала, что скоро должен пойти дождь. На горизонте во второй части неба разгорался закат. Я закрыла окно в своей комнате и пошла обуваться, надкусывая яблоко. Лиза никогда не даёт мне спокойно поесть. Натягивая кеды, я выглядывала в окно: закат всё ещё пылал. А у меня было нехорошее предчувствие, будто замешательство. Лиза явно была растеряна. Ну что может быть такого в дереве, которое мы видели несколько лет назад в другой части страны?

Тогда мы просто решили с Лизой прогуляться. Перешли через реку по льду на другой берег. Там мы увидели дерево с бурыми пятнами (похоже на кровь) на самом повороте реки. Мы постояли, пофотографировались на фоне Хопра и вдруг услышали странный треск. Бежали мы со всех ног, уже через десять секунд оказались около правого берега. Просто детская страшилка, ничего интересного. Лизке уже семнадцать лет! Нет же, что-то удумала…

Когда я выходила из подъезда, уже почти стемнело. Сквозь деревья сочился неясный поток тусклого света. Я побрела навстречу к Лизе. Она была уже около подземного перехода.

— Так, рассказывай, что случилось, или я ухожу.

— Погоди, послушай, — быстро сказала Зайцева. — Давай присядем на лавочку?

Как только мы уселись, Лиза продолжила.

— Никому не рассказывай, хорошо? Просто я не хочу, чтобы об этом все знали.

— Боишься, что сочтут тебя сумасшедшей? Не бойся, все уже давно так думают.

— Стой, дай мне сказать. Просто… я просто не хочу, чтобы об этом кто-то ещё знал.

— Всё так плохо?

— Хуже, чем ты себе представляешь.

— Лиза, не пугай меня. Честно, если это опять твои детективные расследования, то я разворачиваюсь и ухожу.

— Тут ничего не связано ни с каким садовником, ни с какими бандитами. Дело в самом дереве.

— Что же с ним не так?

— Внутри дерева есть как бы дыра очень странной формы. Такая маленькая и ровная. Словно кто-то её сделал.

— И что?

— Ну как что? Для чего-то же она была сделана.

— Откуда ты узнала, что она не природного происхождения?

— Трещина идеально ровная. И знаешь, на что была похожа? На замок.

— Бред.

— Нет, Женя. С тем местом действительно что-то не так.

— С чего ты это взяла?

Я подняла глаза и взглянула на небо. Чёрные тучи вырисовывали тёмные глаза, которые смотрели с сожалением.

— После того раза я там была. Из-под земли раздавались какой-то треск, да он именно оттуда был. Мне кажется, что под этим деревом что-то есть. Но что?

— Хорошо, допустим, я тебе поверила. Хочешь, мы как-нибудь отправимся туда и я сама всё проверю.

Но это «скоро» случилось ой как нескоро.

— Давай. Я уверена, что это не просто так.

— Ага, а под деревом живут эльфы. У тебя всё? Я спать очень хочу.

В десять часов я была в своей комнате. Стянула шорты и, не расправляя кровать, рухнула на неё.

На Лизку опять нашло забвение. Какой треск из-под земли? Неужели там стык литосферных плит, и Лиза услышала, как они скрепят? Ну, треск и треск… Бред какой-то. Кажется, ей нужно сходить к психологу. Иначе этот человек будет уверять меня, что видел инопланетянина.

Всю ночь шёл ливень. Я проснулась в два часа. В комнате было невыносимо душно. С улицы дуло прохладой, я вдыхала свежий воздух, спрашивая себя: «Почему я не сплю в столь поздний час?» Я села на подоконник и стала смотреть в бездонное небо. Оно было бы чёрным, если бы не фонари большого города. Осталось две недели.

Занавес тёплого тумана перекрыл все входы в эту комнату… играет виниловая пластинка. Полчаса осталось до полудня, и с ветром через окна аромат ванили прорвётся…

Тёплыми красками разрисую эту комнату… В бежевых тонах пряча свой страх, мы боимся рассказать, как стреляют случайные прохожие…

Утром меня разбудил телефонный звонок. Неприятное ощущение, ведь так? Ты находишься в другом мире, полном радости и печали, приятных сновидений и ночных кошмаров. В мире снов есть то, что невозможно в мире реальном. Ты находишься там, где собраны все странности, которые можно или нельзя себе представить. Там ты можешь летать над землёй, отталкиваясь от неё ногами. Там ты можешь одной своей мыслю изменить весь окружающий тебя мир, отправится на край света без всяких сомнений и грузов ответственности. Такое редко бывает в реальности. А те люди, которые могут это воплотить в ней, видимо, дают своим снам выйти во внешний мир. Может быть наша фантазия — воплощение наших снов? Множество произведений про магов, эльфов, фей, инопланетянин и других продуктов фантастики и фэнтези, может, это сны, которые нашли контакт с нашей дневной жизнью? Кто знает?

Ты погружён в себя, ты находишься в своём мире. Вдруг в этот мир стучится надоедливый будильник, издавая неприятный звук. Но дело в том, что даже если ты поставишь на звонок свою любимую песню, то подъём будет столь же мучителен. Даже если ты рано лёг и проспал достаточно часов. И все реагируют по-разному. У меня, например, сформировалась привычка, как только будильник зазвенит, мгновенно вскакивать с кровати и бежать через всю комнату его выключать. Привычка так прижилась, что я вскакиваю и под чужие будильники, даже когда мне не надо вставать и куда-то идти.

А теперь представим, что вы просыпаетесь от телефонного звонка. Ощущения ещё хуже. Хотя, не во всём. Неизвестно, что тебе принесёт этот звонок. Обычно, когда утром просыпаешься от звонка, лучше не ждать хороших новостей. Но однажды летом я вскочила под грустную, но взрывную мелодию. Мне звонила мама, я уже приготовилась услышать что-то плохое, как она говорит: «Поздравляю! Ты сдала ОГЭ по русскому языку на пять!» Счастью не было предела.

Я вскочила с постели и упала. Наверное, отлежала ногу. Наступила на неё, когда вставала. Кое-как доковыляв, я ответила:

— Да, алло!

— Привет, когда отлетаешь? — спросил Максим.

— Через две недели. В июле.

— Если получится, то я осенью тоже прилечу, буду до Нового года.

— Правда? — не поверила своим ушам я. — Это же здорово, Мосяня.

— Если получится.

— Так, Мосяня, не соскакивай!

— Хорошо, не буду. Как экзамены прошли?

— Нормально. Лизка с ума сошла.

— Что случилось?

— Вчера позвала меня погулять и такой бред рассказывала.

— Понятно, значит, всё по-старому.

— Да, всё как обычно. Не считая того, что уже в следующем месяце мы летим в Лондон.

Июльская жара. Облака гоняет ветер по небосводу. Пол пятого вечера. Лететь нам предстоит больше четырёх часов, но из-за разницы в поясах, мы будем в Лондоне примерно без пяти минут шесть. Вдали растаяла родная земля, впереди — самое моё необычайное приключение длиною в жизнь. Начнётся оно в Лондоне. Мы плыли сквозь облака. Всё-таки я этого дня два месяца ждала, хотя нам пришлось лететь над странами на несколько дней раньше, чем было запланировано. Я не стала дожидаться и через час после взлёта заснула. Лиза сидела, что-то писала. Ника всё время совершала путешествия до туалета и обратно. Аня и Яна что-то бурно обсуждали. Такие дела. Почему-то даже во время сна я видела, кто чем занимается.

И вот настало время приземления.

В Лондоне шёл дождь. Несмотря на замечательный вечер, погода решила отравить нам настроение. Так сказать, добавила ложку дёгтя в бочку мёда. Холод, слякоть. Над городом нависли тяжёлые серые тучи. Капля дождя, падая на землю, столкнулась с мокрым асфальтом. Я глядела в хмурое и печальное небо. Лучи света никак не хотели прорываться сквозь чёрные облака. У меня появилось странное ощущение, будто за мной следят. Я остановилась и обернулась: около аэропорта было столько людей, невозможно понять, чьего внимания ты удостоен, и удостоен ли. Я ускорила шаг и поспешила за остальными.

— Ты чего? — спросила меня Ника.

— Показалось.

— Что?

— Ничего.

У аэропорта мы поймали такси. Разделились на две машины и поехали к нашей (ну, почти) квартире

— Офигеть! — воскликнула я.

— Ага… — подтвердили остальные.

Квартира была просто замечательная! Роскошный бежевый диван стоял посреди гостиной. Перед ним стеклянный кофейный столик. Комната напоминала о девятнадцатом веке. Не мебель, а антиквариат. Зато какой! Кухня, наоборот, была суперсовременная. Фото обои с изображением аппетитного кокоса. Но особенно мне понравилась моя спальня. Она была в белых и бирюзовых цветах. Моё любимое сочетание! Кровать просто огромная! Как раз для такой любительницы поспать как я! Сколько же стоит эта квартира? Не буду вам говорить. А то когда я узнала, обморок упала. А мне ещё нужны читатели.

Спалось на новом месте хорошо. Поначалу, когда я переехала в Москву, то постоянно просыпалась под гудение машин на дороге. Спать было просто невыносимо. Но потом привыкла.

Я проснулась от потрясающего запаха еды. Вот от чего приятно просыпаться! Ни от будильников, ни от звонков, а от запаха горячих бутербродов и блинчиков.

К десяти утрам все начали подтягиваться в кухню на запах вкусностей. Я была права. На завтрак были бутерброды с сыром, колбасой и помидорами. А на десерт блинчики со сметаной и апельсиновый сок.

— Что собираетесь делать, девочки? — спросила мама нас за столом.

— Пройтись по Пикадилли, ограбить банк и спасти мир от эпидемии! — ответила я.

— Евгения, твой сарказм неуместен! — обиделась она.

— Просто хочется обойти все места сразу. Не знаем, с чего начать, — оправдалась я.

— Вот-вот, — протянула Ника.

— Я лично пока хочу пару деньков отдохнуть дома, — сообщила Яна.

Я положила себе ещё один блинчик со сметаной.

— Слушай, как ты это делаешь? — полюбопытствовала Аня.

— Что?

— Ешь и не толстеешь.

— Не знаю.

— Везёт кому-то.

— Нет, почему, я толстею, — опровергла мысль я.

— Да? И сколько в тебе?

— Пятьдесят шесть килограмм.

Мы позавтракали и разошлись по своим делам. Родители на работу, я с Лизком пошли изучать окрестности. Остальные остались дома.

— Как мы теперь попадём в это место? К дереву? — спросила Лиза, когда мы шли по тротуару.

— Не знаю, прилетим мы в Россию только через год.

— Сколько ещё ждать. Жень, ты мне не веришь?

— Я верю, что тебе могло почудиться всё, что угодно. Почему ты уверена, что треск был из-под земли?

— Я присела, я слышала.

— Ничего, потерпишь. Почему бы тебе просто не забивать этим голову? В ней и так мало места осталось.

— Спасибо за комплимент.

— Не за что.

— Теперь только через год?

— Видимо, да.

— Что за невезенье!

— Терпи, дорогая моя.

— Придётся.

— Я уверяю тебя: скоро ты всё это забудешь.

В третьем часу мы вернулись домой. Проходя мимо холодильника, я поняла, что голодна. Но, увы, в нём было пусто.

— Лизок! Может, сходим в супермаркет?

— Пошли, — подала голос подруга.

— Одевайся!

— Я одета.

— Отлично.

Мы бродили между полками с соками, когда я заметила, что женщина лет сорока всё время трётся около нас. Опять это ощущение, что за мной следят. Я последовала к молочному отделу, следя за ней краем глаза: она пошла туда же. Что же это такое? Используя отделы супермаркета как лабиринт, я попыталась затеряться и незаметно выйти к кассе. Но женщина и сейчас последовала за мной. Я завернула за угол, оглядываясь, и столкнулась с Лизой.

— Вот где ты шаталась? — крикнула она.

— За йогуртом ходила.

— Опять тебя искать приходится.

— Лизок, не начинай.

— Хорошо, хорошо.

Мы подошли к кассе. За нами подошла и та особа. Что же делать?

Но на выходе я заметила, что она пошла в совершенно другую сторону. Да, я параноик!

В пять часов, заходя в квартиру с огромными пакетами, мы попали под раздачу насмешек.

— О, явились! Где вас черти носили? — спросила Аня.

— Кругосветное путешествие решили себе устроить! — ответила я.

— Отлично! Значит, вы свет повидали!

— Что тебе от нас надо? — не выдержала Лиза.

— Как что? Я есть хочу, а холодильник пусто.

— Пошли! — засмеялась я.

Первый день в Лондоне оказался не очень плодотворным. Кроме того, что рядом с нашим домом находится живописный парк, больница и большая библиотека, мы больше ничего не узнали. Зато Аня и Яна перезнакомились со всеми соседями, к каждому звонили в дверь и говорили, что они из России. Бедные соседи.

На следующий день мы все просто сидели дома, даже никуда не выходили. Поэтому перейду к изложению событий третьего дня нашего проживания в Лондоне.

Был вечер, я сидела и занималась своими делами.

— Женёк, тебе не надоело слушать музыку? — спросила меня Ника.

— А что?

— Ты целыми сутками её слушаешь.

— И чем ты мне предлагаешь субботним вечером заняться?

— Девчонки! Идите сюда! — крикнула Лиза из зала.

Лиза смотрела телевизор, на Третьем канале как раз шёл вечерний выпуск «Новостей». Мы так и «прилипли» к экрану (проблем с английским не было ни у кого из нас).

— Добрый вечер, с вами Джеймс Андерсон, я веду репортаж из аэропорта Лондона. Сегодня утром сюда должен был приземлиться самолёт из Москвы. Но, к сожалению, он потерпел крушение. Причины неизвестны. Есть предположение, что это неисправность двигателя самолёта. С вами был Джеймс Андерсон, «Новости», Третий канал.

— Вы думаете о том же, о чём и я? — неотлипая от экрана, спросила Яна.

— Мы должны были лететь этим рейсом, но твоего отца, Жень вызвали на несколько дней раньше. Мы могли погибнуть.

— Так, спокойно, девки, держим себя в руках! — быстро сказала Ника.

— Я сейчас! — проговорила Лизка и скрылась в дверях своей комнаты.

— Куда ты? — спросила в след ей Яна.

Аня побежала в кухню, достала из холодильника литровую бутылку воды и почти всю выпила.

— Ты будешь? — крикнула она мне.

— Давай.

Я допила остатки воды и сказала:

— Ничего себе поездочка, девочки!

— Мы радоваться должны, что живыми остались! — начала причитать меня Аня.

Я уже хотела что-то сказать в ответ, как из своей комнаты выбежала запыхавшаяся Лиза. Она была укутана в плед, который падал с неё. Растрёпанные волосы легли на плечи. Трясущимися руками она передала свой планшет, сказав мне:

— Читай.

— Сегодня в шесть часов утра потерпел крушение самолёт из Москвы. Все находившиеся на борту находилось 247 человек, включая пассажиров и членов экипажа, погибли — я запнулась, проглотила комок в горле и продолжила. — На борту самолёта находился также некий Калеб Эванс, который, по слова его друга Стивена Одли, отправлялся в Скотланд-Ярд. Стивен уверяет, что Эванс хотел рассказать полиции всю правду о преступлении, которое не может раскрыть полиция Лондона вот уже длительное время. Автор — Эмили Фишер. Лондон-News.

— 247 человек, — шокировано сказала Яна.

— Нужно успокоиться. Женька!

— Что?

— Тащи валерьянку!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 373

Скачать бесплатно: