электронная
54
печатная A5
235
18+
Сундук с юмором

Бесплатный фрагмент - Сундук с юмором

Объем:
48 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-8859-0
электронная
от 54
печатная A5
от 235

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Во дворе дрова лежат

Прямо друг на дружке

Ох завелся я друзья
Побегу к подружке!

1.Холера баба Вики

Эстрадный юмористический монолог

История из 90х годов.

Вот ведь холера со мной приключилась: опоздала на автобус, и пришлось от внучки из районного центра на попутках добираться. И еще пешком пробежалась от трассы до села своего. Торопилась, чтобы засветло успеть, а то еще какая холера ко мне привяжется. Мне ведь и восьмидесяти годков еще нет, пожить охота!

Дом мой на пригорке стоит, и я еще издали увидела неладное. Не поверите, летающая тарелка зависла прямо над окном хаты.

Ноги мои подкосились, вот ведь холера одолела, там же у меня дед для пригляда хозяйства оставался.

Не знаю, что теперь и думать, жив ли?

По деревне еле иду, ни одной души, как вымерло село, будто холера нагрянула и скосила всех.

Я — к соседям, никого, только собака встретила меня и завыла, ну, точно, холера прошлась!

К дому своему и подойти боюсь, у тарелки этой, холеры невиданной, усы торчат. А если радиацию испускает? Пиши: пропало мое дело, не жиличка более я на этом свете!

— Чего привязалась, холера?! — кричу на нее, замахиваясь сумкой: — Уматывай в свое холерное царство!

Она, окаянная, даже не пошевелилась.

— Ну, так я тебе, холера паршивая! Сейчас зайду с огорода, у меня в сенях топор торчит, так врублю, мало не покажется!

Видимое ли дело, весь люд честной на селе погубила, одна надежда, что дед успел в подполе спрятаться. Шанс на спасение у него большой, по той причине, что на дню с десяток раз туда втихаря от меня ныряет из фляги бражку отхлебывать.

Дверь отворила со скрипом, сумку бросила, топор схватила и за ворота.

— Я тебя предупреждала, холера усатая, теперь пеняй на себя! — да и пальнула топором что есть мочи прямо в зависший объект.

Но промахнулась и топорищем угодила в окно, звон битого стекла эхом по всей улице раскатился, а вместе с ним и народ повалил, только не из тарелки, а их моей хаты.

— Чего же ты шумишь, окна в своем доме бьешь, баба Вика, — говорит соседка, — радость в твоем доме. Дед тебе сюрприз приготовил, мастера вызвал и, пока тебя не было, спутниковую тарелку установил с восемнадцатью каналами. Диво дивное, загляденье!

Я в избу, а там муженек мой со шлангом от стиральной машины во рту. А другой конец в кошачью дырку в подпол просунул и бражку посасывает.

— Ах, ты, паршивец, бессовестный, чтоб тебя холерой пронесло! —

Замахнулась я на него съехавшей панамкой.

— Не серчай, моя красавица, — говорит, — посмотри, какое качество в телевизоре, без единой помехи, обмыть же положено!

Обмыли. И повезло, что топором не порубила холеру эту телевизионную, а то, гляди, спустились бы с какого спутника космонавты и счет предъявили. Так и я ни промах, ни холера какая-то, ответный иск сразу предъявлю за разбитое стекло!

2. Пропала теща

Эстрадный юмористический монолог

Пропала Теща. Выскочила налегке во двор по малой нужде и не вернулась. Прошло полчаса, и мои нервы сдали: натянув шапочку и прыгнув в куртку на теплом синтепоне, я выскочил на улицу.

Жена, поднимающаяся по ступенькам с тяжелыми сумками, недоуменно посмотрела в мое заспанное лицо, искаженное страхом. (По поводу лица прошу не удивляться — это у меня хроническое.)

— Что случилось? — супруга брякнула ношу в мои распростертые объятия.

Продукты просто как гири прижали мои руки к крыльцу. Разминая отбитые пальцы, я собрался с духом и буркнул:

— Теща пропала.

Жена вцепилась изящными пальчиками в воротник моей новой куртки.

— Как ты мог, почему отпустил одну? У нее пошаливает сердце! В ее-то возрасте вообще нельзя выходить без сопровождения!

Вечерело…

Судорожными пальцами я пытался застегнуть молнию на куртке, но, как назло, она уперлась в живот. Морозец начал проникать через приличную щель до спины.

— Так откуда я знал, обычно она по-быстрому…

Наконец, молния, согнувшись дугой, обогнула мой пузырь внушительных размеров.

Жена выдавила из себя сквозь зубы:

— То, что она спит с нами в одной комнате, не дает тебе никакого права избавляться от нее таким зверским способом! А если она простынет и сляжет, или вообще замерзнет? В общем, так, не найдешь — завтра же съезжаю к сестре, и живи как хочешь на свое пособие по безделью!

Я не выдержал и заплакал: теперь мне было жалко самого себя.

Как я буду без них, ведь привык к ним обеим?

Что ни говори, а Теща была для меня настоящим другом: жена на работе с утра до вечера, а та… так изящно скрадывала мой длиннющий от безделья день.

Нет, я, конечно, не совсем бездельник: мусор вынесу и кушать приготовлю. Я вообще пожрать люблю, если кто не заметил…

А Теще… да я даже моей любимой Теще… персональную чашку выделил (смахивает слезу).

Да мне для нее (рвет на себе куртку) ничего, в принципе, не жалко — последнее отдам!

— Давай, давай, рви новые вещи! — жена жалила точно в цель. — Будешь мамино драповое пальто донашивать.

Нет, я, конечно, понимаю, что Мужик без денег — мужик бездельник.

Но зачем же так меня унижать?! Вот вернется Теща, а я верю, она обязательно вернется! Потому что у нее характер — ВО! (Показывает пальцем поперек шеи.) В обиду ни себя, ни меня не даст, и палец ей в рот не клади! Так вот, как только объявится, я прямо вместе с ней работу искать буду.

Ну, свыкся я с ней за десять лет… как одно целое. Никуда без нее… И сейчас пропаду, если не найдется. Вот дурак, и почему ее не проводил за угол. Ведь живем мы, как вы уже поняли, в частном секторе.

А если она на меня обиделась… Или еще хлеще: не ровен час — на свидание отправилась.

Да нет, не может такого быть. Уж кто-кто, а я бы первый про это узнал, подумал я, приседая.

И в этот момент Теща объявилась. Лихо запрыгнула мне сзади на плечи.

Я повалился на крыльцо и подхватил ее на руки.

— Любимая, маленькая моя, ну где так долго гуляла… еще и без намордника. Теща, Теща! Рядом, сказал, рядом и пошли домой!

3. Дохлый номер

Эстрадный юмористический монолог

Сердце бьется в такт каждой ступеньке. Спортивная сумка давит ремнем на плечо. Я спускаюсь в метро, и в этот миг мое сердце сжимается и замирает. Зоркий глаз контролера выхватывает именно мою фигуру в камуфляже. Меховая шапка сползает, закрывая лохмашками мой правый глаз. Левый моргает со скоростью примерно двенадцать раз в секунду.

— Все, попалась! — шепчут мои сжатые в пучок губы.

Скрюченными пальцами я пытаюсь придать губам приветливое выражение, оттягивая уголочки к щекам.

Мужчина в спецформе делает мне шаг навстречу и преграждает путь:

— Гражданка, пройдите, пожалуйста на досмотр!

Стягивая шапку из искусственного меха, я машинально вытираю ей пот с напряженного лица. Теперь моя физиономия напоминает месиво из губной помады и рыжих ворсинок.

— Отпустите, пожалуйста, весь день на морозе, я сейчас о…

— И не такое видали!

Ни один мускул не дрогнул у стража порядка, умело втолкнув меня в комнату досмотра, мой собеседник удалился, предоставив меня строгой тетеньке в очках, сидящей за компьютером.

— Ставьте сумку на платформу. — Не отрываясь от монитора дама в форме железнодорожника щелкнула мышкой.

Открылись потаенные врата и моя любимая сумочка весом несколько килограмм поехала, покидая меня, выезжая в темный грот…

Секунда… она длилась вечность.

Женщина вскрикнула, я понимаю что влипла, или уже не понимаю… из-под ног уходит мраморная плитка.

Резкий запах отрезвляет, мне тыкают ваткой в нос.

— Что же, вы своим видом людей пугаете, гражданка!

Пелена перед глазами рассеялась, и я в оцепенении наблюдаю, как сотрудники метрополитена разглядывают в светящимся экране содержимое моей сумки: отчленную голову…

— Там еще и нога есть в дополнительном кармане, — добавляю я вполне твердым голосом.

Чего уж теперь скрывать, раз попалась.

— Видим.

И комната досмотра взрывается хохотом:

— Где собирались закапывать?

— На грядке конечно. Дохлый номер для мужа приготовила — чучело огородное!

Покрутив с нескрываемым интересом в руках муляж частей человеческого тела из стальной проволоки, сотрудники метрополитена пожелали мне счастливого пути!

4. А, спорт!

Эстрадный юмористический монолог

Далеки мы от спорта. Я не в глобальном масштабе, конкретно про свою семью.

Где олимпиада, а где мы, в глухой сибирской деревне. Нет, в целом конечно бегаю… от мужа, если он тяжесть поднимает, когда любя на меня кепкой замахивается.

Но, это только в том случаи, если я филоню тележку катать. Картошку из огорода вывозить.

Вот так точки соприкосновения у нас и обнаружились. В синхронном плавании по грязным лужам. Шлеп, шлеп! Потом отмылись… и занялись терлингом, простите, керлингом.

Я сковородку по печи гоняю с картошкой, а он рядом с щеткой. Точнее с щетиной.

Двадцать лет его прошу турник построить, позвоночник распрямить.

А он мне отвечает:

— Зачем, если гораздо интересней на заборе подтянуться и ситуацию у соседей просмотреть, тренируй говорит глаз для меткости, в биатлоне пригодится.

Для чего ему мой глаз в бидоне? Чего задумал?

Страшно стало… пора бросать ежедневный допинг. По телевизору страстей насмотрелась и полила самогоночкой однолетнюю пальму. Фиг с ней, все равно замерзнет к Зиме.

Так она за ночь вымахала так, что теперь мы с мужем на перегонки по ней карабкаемся и наблюдаем за Бугор.

И летом и зимой посиживаем на ней, семечки щелкаем и поглядываем…

С нашей стороны все честно, как в чистом поле.

5. Тайна лифта

Эстрадный юмористический диалог

(Телефонный звонок.)

На сцене двое: женщина и мужчина с пакетом (в пакете бутылка водки).

Квакушкина: Диспетчер по лифтам, Квакушкина слушает.

Мужчина: (слегка выпивший, заикаясь кричит в воображаемую панель) Из-з -вините, я ключи уронил в щель.

Квакушкина: Вы имеете в виду, в шахту?

Мужчина: Не, я в шахту не ронял, я, (икнув) в ямочку.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 54
печатная A5
от 235