электронная
300
печатная A5
300
18+
Stockholm daemoniōrum

Бесплатный фрагмент - Stockholm daemoniōrum

История одного воина


5
Объем:
74 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0055-3265-7
электронная
от 300
печатная A5
от 300

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

От редактора

Ступив на путь воина, человек неминуемо сталкивается со множеством препятствий. Герой этой книги встречается на своём пути с демонами в человеческих обличьях. Они испытывают его убеждения на прочность, бросая в пучину недоверия к себе. Автор деликатно описывает глубинные переживания героя, позволяя читателю полностью погрузиться в чужие эмоции и увидеть в них своё собственное отражение, словно в дьявольском зеркале. Реальность смешивается с иллюзией, мираж обращается в плотную материю. Перед глазами читателя возникают фантасмагорические образы иных миров и потусторонних пространств, где пребывают невиданные существа. Среди узких улочек Стокгольма обитают древние духи, искажающие привычную картину мира одним своим появлением. Их цели понятны, их методы пугают, кажется, что никто и ничто не способно противостоять этим могущественным силам.


«Тёмные ночи души», состояния, в которых человек теряет путеводную нить, могут стать непреодолимым барьером для того, кто не может услышать голос своей самости. Одиночество способно ослабить человека, сделать его уязвимым, обнажив тонкие струны души. Убегая от кошмаров и видений, прячась в собственноручно построенной Башне из Слоновой кости, герой встречается лицом к лицу со своим прошлым и делает окончательный выбор, спасающий его жизнь. Обращение к творчеству и умение разглядеть за дружелюбной человеческой личиной истинное лицо искусителя возвращают герою утраченные осколки льда, необходимые для того, чтобы собрать слово «Вечность».

Екатерина Кузьмина,
редактор

К читателю

«Разделение с невидимым миром, что множится человеком в его путешествии, усугубляет отшельничество, но в то же время подталкивает его к возвращению к истокам своей силы через познание окружающего мира.


Два состояния, описываемые в этой книге, являются противоположностями друг друга и олицетворяют свет и темноту сознания. Andromeda в своём проявлении является созданием, которое завершило трансформацию и существует в гармонии с внешним миром. Анна проживает жизнь, похожую на двустороннее зеркало, вступая в борьбу с человеческими заблуждениями. Между этими полярностями сознания происходят испытания встречей с демонами».

Ulrik-Alexander Lepekhov

«Каждый автор находит для себя тонкий инструмент взаимодействия с мирозданием, изучая с помощью него грани своей личности и описывая открывающиеся его пониманию глубины. В распоряжении Ульрика-Александра поэтический текст становится безупречным медиумом, передающим образы из подсознания, превращая их в стрелы точных метафор. Автор отражает себя в зеркале текста, чтобы текст впоследствии служил магическим зеркалом и для других.


«Stockholm daemoniōrum» — один из осколков, попавших в глаз мальчику Каю. Кай собирает из ледяных букв слово «Вечность», каждая глава книги — это часть искомого понятия, складывающаяся в хрустальный калейдоскоп. Вечность можно исследовать любыми методами, если помнить о том, что главный демон, с которым всем нам приходится сражаться, — это демон непонимания своей истинной природы, отделяющий нас от слияния с безбрежностью и спокойствием универсума. Демон непонимания создаёт искажения на поверхности зеркала мира. Ледяная искра, затерявшаяся в призме нашего восприятия, затуманивает разум и рождает в нём демона разделения. Демон разделения фрактально множится, завладевая сознанием, рисуя бесчисленные барьеры и границы.


Ульрик-Александр, ювелирно работая со своими внутренними ощущениями и эмоциями, обнаруживает колющие осколки искажений, достает их изнутри и преобразует в мерцающую россыпь аллегорий и потусторонних видений. Поэт здесь становится проводником, реализуя с помощью своей книги идею трансформации души и её переход на более тонкие уровни.


Темнота непонимания уходит, когда её исследуешь, любые ледники тают от соприкосновения с золотом солнца».

Стелла Домини,
мультидисциплинарный художник



Часть 1

Вместо вступления / Andromeda

В глубине самого дальнего космоса, в пустоте и свободе от событий, веками слагаемых другими сущностями, пребывает история мысли, что была создана для воплощения внутренней гармонии.


Среди серого песка пустынной планеты, среди твёрдости камней и почвы, где ветра разбрасывают песчинки вчерашних волн иллюзий бесконечности, я наблюдаю за своей историей. Я не знаю, откуда я и что я за существо. У меня нет глаз и кожи. Я не знаю, что значит иметь или желать. Я лишь наблюдаю и предсказываю, как где-то созданный чужими руками мир, совершенный в своей красоте, превращается в сказку для тех, кто желает почувствовать свою материальную природу. Они могут ощущать все краски чувств, начиная от рождения и заканчивая смертью, они полны жизненной силы. Силы, которая никогда не появлялась здесь, в тишине моего присутствия.


Волны, что создаются от каждого моего движения, не могут затронуть ничего в этом вакууме. Своей прозрачностью и бестелесностью я напоминаю себе серую почву, что окружает меня. Возможно, я являюсь её продолжением, но обладающим взглядом, устремлённым в глубины далёких миров. Туда, где прямо сейчас происходят невообразимые перемены.


Природа создала меня единым с этим местом. В недрах истинного желания она оживила меня, наделив пониманием своего существа. Существа, способного лишь наблюдать. Возможно, это и есть главная цель для меня, того, кто не желал бы другого понимания себя, чем то, что он существует в единстве с местом своего пребывания, в целостности с окружающей средой, одноцветной историей каждого дня, ночи, утра и вечера, без света вокруг, без тьмы внутри, без знания о своём отражении и познавая лишь самого себя.


Частицы материи, что прилетают каждое мгновение и проникают в толщу серого пространства, подобны импульсам моего сознания. Каждая песчинка является частью меня и создана из моего существа. Здесь я чувствую свою связь с каждым порывом этого места, каждым его движением, которое никогда бы не заметил тот, чья жизнь слишком скоротечна. Здесь нет времени. Нет желания создавать и разрушать. Даже само понимание того, что это место не является целостным, не имеет здесь никакого смысла.


Андромеда была создана в глубине своего превращения на этапе восхождения к телесности. Там, где когда-то рождались прообразы будущих смыслов всех существующих планет. Там, где теперь обитаю только я. Где я выстраиваю эталоны образов каждого живого существа, их клеток и вибраций. В своих мыслях о них я воплощаю надежды и чувства, которые переполняют моё пространство и невидимы для посторонних глаз.


Я оживляю эти образы мечтами. Проникая в тонкости граней каждой вибрации, я плету узор из пыли и клеток. Лаская этих живых существ предвкушениями истинных наслаждений, я наделяю их чувственностью, тем, с помощью чего они будут способны связываться со мной, окрашивать моё существование переливами эмоций, дарить мне блеск своих глаз, за которыми я наблюдаю в этой бесконечной истории, в пустоте образов, созданных моим вечным сном.


Здесь я наделяю себя связями с окружающим миром, линиями моего повествования для меня и вечности.


Холод

Зима начинается с тонкой ледяной струйки, проникающей сквозь плотный слой неподвижного воздуха вокруг нас. Эта нить летит, словно шлейф Снежной королевы, спускаясь к нашим домам, залетая в открытые окна, наблюдая за нашими телами. Её невидимые прикосновения подобны дыханию — в них тоже есть жизнь. Но она другая. У этой жизни другие цели, она задаётся совершенно другими вопросами. Холода не существует, если рядом нет тела, способного его воспринять.


Воздух, что касается наших щёк и покрывает кожу мурашками, заставляет наш внутренний холод раскрываться в каждой клетке нашего тела. Холод приходит внезапно, если вы не научились его ждать, как жду я.


Я вижу холод везде. В опустошённых улицах с твёрдым камнем, врастающим в стены, и слабыми огнями, отражающимися от мокрого асфальта. В этих улицах скрывается множество тёмных воздушных потоков. Где холод — это часть улицы, деревьев и окон, с выставленными на них цветами. Может быть, холод — это эмоция, поёживание и наступление внутренней силы. Ведь соприкосновение с холодом делает наше тело живым. Тёплым. Мы остро ощущаем ледяное прикосновение к нашей коже.


Если бы эмоции обладали жизнью, то они были бы ветром, что гуляет по тёмным улицам вместо прохожих. Он раскачивает ветви высоких деревьев. Погружает нас в игру, заманивая танцем листьев на мягкой траве. И эта эмоция может длиться вечно, если смотреть на неё достаточно долго. Тело начинает переливаться яркими красками движения крови, раскатывающимися по щекам и пальцам. Ветер словно дышит нам в лицо, рассказывая историю, которую мы больше никогда не услышим. В этот момент можно почувствовать свою уникальность — твёрдость тела, кожу, словно его границу, соприкасающуюся с ветром. Или с чем-то неживым. Мы становимся словно каменными стенами с их бессмертными идеальными линиями.


Возможно, холод — это отсутствие эмоций. Мысли текут так же медленно, как холодный ветер по улицам серого Стокгольма. Тогда нежность засыпает, словно младенец в люльке в одной из комнат с приглушённым светом. Когда человек замерзает насмерть, он засыпает. Боль становится уже не чувством, но образом, пульсацией, которая начинает раскрывать всю свою природу жизни в каждой клетке тела, проходя множество метаморфоз от стагнации до полного оледенения. Мы смешиваемся с внешней средой, превращаемся в камень, обретаем бессмертие.


Мы замерзаем и становимся вечными союзниками Снежной королевы. Засыпаем на её руках, в её колыбели.


Я думаю, это и есть нежность настоящей любви. Любви в едином пространстве сна и покоя. Но разве это пространство может быть страшным? Ведь это просто сон! В самый сильный момент пульсации багровых точек в теле мы уснём. Станем невидимыми, ибо в бессмертии начнётся другая жизнь. Она не воспринимается нами как настоящая. Её не существует, как и существ, живущих в ней. Демонов. Мы не верим в их существование, даже когда видим краем глаза тень, проскользнувшую среди коридоров света в переулках.


Это не демон, это всего лишь тень живого существа. Потому что демон в этот момент рядом с нами. За нашим правым плечом. Он почти прикасается к нашему телу и может дотронуться до нашей шеи, вызывая у нас мурашки. Но нет, это всего лишь ветер, который напомнил о себе, проходя по волоскам на нашей коже. Демон же просто наблюдал. Он не мог к нам прикоснуться, сказать нам, что он нас видит. Этих контактов не существует. Их никогда не существовало. Как у деревьев и стоящих рядом с ними камней. У демона нет воли. Жизни. Демон — это пустота.


Демоны внутри

Оказавшись первый раз в Стокгольме, зимой, я как будто материализовался из воздуха, и моё тело стало наливаться кровью, как маленькая твёрдая субстанция, несущая в себе концентрацию всей моей силы. Я раскрывался с каждым днём, словно личинка стрекозы, сбросившая с себя твёрдый панцирь и набирающая силы для своего первого полёта. У меня ушло на это несколько лет. Это было время блужданий в потёмках своего внутреннего мира среди пустыни одиночества, свободной от соприкосновений с настоящими чувствами. Иллюзии окружали меня, разбивались и рождались вновь. Я проходил свой лабиринт познания мира демонов и мира живых, всматриваясь в чужие лица, глаза, имена.


Первый демон, с которым я столкнулся, оказался жалким демоном соблазна. Соблазна от отчаяния, соблазна иметь и удовлетворять. Жалким он выглядел только в моих глазах, ведь сам по себе этот демон силён, и многих из вас этот демон может испугать и легко поглотить. Но мои желания были слишком огромны для него. Кокаин, море шампанского и прогулки на дорогих яхтах в окружении шикарных человеческих тел не могут меня привлечь. Это слишком поверхностно для того, кто пытается отыскать драгоценности внутри своего сознания.


Встречи с демоном часто внезапны. Буквально за одним из поворотов вам могут протянуть руку и сказать «привет».


Это была первая моя встреча в Швеции с человеческим существом, которого полностью поглотил демон. Этот молодой человек вёл себя странно. Пугающе дико. Прыгая по древним руинам, он источал радость, граничащую с безумием. В его глазах читалась отрешённость. Ему почти исполнилось тридцать лет, но внутри него зияла пустота. Пустой, потерянный и поглощённый. Красивый, яркий и соблазняющий прикоснуться к его образу жизни. Он был марионеткой, ведомой кукловодом сверху, распутный в своих желаниях, навеянных ему свыше.


Было трудно угадать причины того, как именно этот человек попал в сети демона. Мы все можем оказаться марионетками демонов. С самого детства они наблюдают за нами. Лелеют наши надежды, даруют нам сладкие минуты фантазий, а после разрушают их. Попасть в лапы демонов нетрудно, достаточно лишь попросить исполнения своего желания. Возможно, именно так этот глупый худощавый парнишка стал жертвой своей алчности. Он обворовывал людей, обманными путями завладевал чужим имуществом. А затем спускал всё без остатка на свои праздные удовольствия.


Демон создал для него идеальный заколдованный круг, окольцевав его своей любовью и теплотой в сырой и одинокой Швеции. Он подарил этому парню дни счастья и радости взамен боли и страданий, которые тот был вынужден причинять другим людям. В этом заключался их договор. Договор, подписанный кровью юного человека, который нёс в себе божественную искру жизни. Знал ли этот юнец, когда рассказывал мне свои воспоминания о жаркой Испании, что однажды его жизнь закончится точкой? Без запятой эмоций безвременья, которой обладают те, кто не поддался сладким речам демона. И пробирающий холод безжизненности не заберёт его в объятия Снежной королевы. Лишь сухая земля примет его, словно корм для своих питомцев. Хотя мы все обречены на этот конец, мы вправе выбирать себе финальные аккорды нашего путешествия. Ведь для всех демонов на свете желаннее всего блеск нашей бессмертной души. У моего собеседника не было больше души. Её поглотили желания разума, вечные пороки и мнимые ценности современного мира. Демоны овладели его душой и телом изнутри.


Демон исчез так же внезапно, как и появился на моём пути. Для меня эта история оказалась пустой. Или, возможно, полной в своей силе нерушимости моей стойкости и противостояния этим порокам. Ведь даже свобода от груза эмоций, накопленных в связи с переездом в новую страну, не возымела бы на меня нужного эффекта для поглощения демоном. Оставались лишь вопросы…

                                            * * *

Сложно определить, кто привлекал ситуации, происходившие со мной, и людей, встречавшихся на моём пути. Был ли это я? Могло ли случиться так, что своими внутренними потребностями познания человеческих странностей я изначально рождал каждого из них в своём воображении? Или же они существовали перманентно, самостоятельно производя свои жизненные истории и имея потребности, которые раскрывались рядом со мной? Неважно, что именно привело их ко мне. Они были захвачены демонами. Их мысли, чувства и слова проигрывались как на пластинке одним из чудищ, живущих в них.


Демоны внутри нас. О них я стал догадываться ещё с детства, впервые встретившись со своими первыми страхами и пугающими размышлениями перед сном. Конечно, все боялись засыпать в темноте, боялись того, кто живёт под кроватью, или того, кто может стоять за спиной. Но я боялся не этого. Мои страхи были сфокусированы на том пространстве, откуда приходила темнота. А она сгущалась буквально за сомкнутыми веками, расширяясь с каждой секундой своего присутствия в реальности.


Это пространство тишины и темноты создавало ощущение наполненности, словно космос, который вмещает огромное количество атомов в каждой своей точке. Темнота пугала. Её можно было трогать, рассматривать её переливающиеся внутренности, становиться ею. В темноте каждый из нас становится непознанным существом и пространством зеркала, в котором заключено волшебное знание понимания себя. Когда вы почувствуете тяжесть воздуха, сгущение пространства, наполненного неизвестностью и страхами, вы сможете ощутить темноту как предчувствие обречённости, падения в бездну. Существа, населяющие эти тёмные пространства, всегда чувствуют наше присутствие. Они всегда смотрят на нас из отражения в зеркале, которым мы являемся. И в нём они могут найти нужные рычаги влияния на нас. Влияния и порабощения.


Поглощение

Энергетические соединения не только могут тратить энергию, но и помогают питать тело. Возможно, эти соединения питают нас недостаточно в обмен на то, как они растрачивают накопленное за несколько дней. И это может оказаться болезненным.


Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 300
печатная A5
от 300