Автор дарит % своей книги
каждому читателю! Купите ее, чтобы дочитать до конца.

Купить книгу

Один парикмахер из Глазго

сбривал всё до самого мяска.

Он стриг за безнал,

а стричь начинал

банальным вопросом: «А вас как?»

У суперагента из Таллина

блестит на макушке прогалина.

Бывало, в засаде,

сверкнет шутки ради —

и важное дело провалено.

Досужий студент из Герата

химичку спросил виновато,

поскольку был скромен:

«Химических кроме —

бывают ещё вещества-то?»

Хирург из поселка Мытищи

выводит прыщи за полтыщи.

Скажу по секрету:

на поприще этом

дешевле хирурга не сыщешь.

Один обыватель из Мэтью

однажды сходил на комедию.

Проспал совершенно

всю первую сцену,

а также вторую и третью.

В ресторанчике в центре Потсдама,

сев за стол, досчитали до ста мы.

Человек — тут как тут:

«Здесь танцуют и пьют,

а едят и болтают вон тама!»

Пивной толстячок из Гренобля

стучал пересушенной воблой.

Вошла Шэрон Стоун,

спросила: «Давно он?»

А бармен ответил: «Давно, госпожа».

Плебей из закусочной «Троя»

Работал главой фейсконтроля.

Заглядывал в лица:

патриций? патриций! —

лоснится… и толстый, как трое.

Кассирша из города Лестер

клиентам грубила: «Не лезьте!

Притворен, как зверь, весь

улыбчивый сервис,

а я завсегда против лести».

Красотка из города Юрмала,

гуляя, цветы на ходу рвала.

Когда страж порядка

окликнул: «Не грядка»,

ответила: «Я так и думала».

Один многоженец в Карачи

мечтает с утра о безбрачии;

весь день с кем угодно

любезный, холодный,

а к вечеру снова горячий.

Один психиатр из Ниццы

заладил: «Нельзя суетиться!»

И это, как мантру,

твердил многократно,

иных доводя до больницы.

Один хулиган из Тюмени

бросал на прохожих пельмени

с балкона, в засаде;

не слышал, как сзади

отец подошёл, взял ремень и…

Одна хохотушка с Байкала,

икота когда нападала,

«Байкала» бокал

брала за бока,

пила — и опять хохотала.

Одна стриптизёрша из Азии

воскликнула: «Сглазили, сглазили!

Была я лет тридцать

звездою стриптиза,

теперь говорят — безобразие».

Любовник из города Стромница

подолгу смотрел на любовницу:

и нос, и глаза ведь

въедаются в память,

а губы никак не запомнятся.

Нетрезвый танцор из Хорватии

краснел, наступая на платье:

«Я вёл отвратитель-

но, если хотите,

я буду ещё виноватее».

Посетовал сыщик из Юта:

«Свидетелей нет, не найдут их.

Исчезли как есть, но

одно лишь известно,

что все они были в бермудах».

Один обыватель из Ерино

был плосок и даже двумерен, но,

гуляя по пляжу

в своём двукотаже,

держался весьма неуверенно.

Один поджигатель из Тушино

шептал «я же пламенный!» в уши нам.

Мы радостным строем

пошли за героем,

чтоб было за ним всё потушено.

Один герострат из Эфеса

страдал от излишнего веса:

«Как дурят легко нас…

Спалю-ка Макдональдс.

Запомнят — исчезну не весь я».

Левша один с хутора Вольный

был мастер застёжек и молний.

В заказчиках — даже

престижные пляжи!

Акулы одни недовольны.


Один рыболов из Царицына,

сома продаваючи, злился на

каргу: «Не могу с ней!

Не верит, что вкусный…

Смотри — за себя говорит цена».

Одно волгоградское чадо

писало слова где не надо.

Повсюду граффити…

А вы замените

кирпичный забор на ограду!

Один депутат из Черкас

сказал принародно: «Я пас».

Но сгрудились люди:

«Молчание будет

Вы прочитали бесплатные % книги. Купите ее, чтобы дочитать до конца!

Купить книгу