электронная
180
печатная A5
352
16+
Шексна моя

Бесплатный фрагмент - Шексна моя

Меж вьюг и солнца счастье загадаешь, под небом скрытая звезда. Отнять не сможешь, точно знаю, мир оптимизма не исчезнет никогда!

Объем:
110 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0050-6257-4
электронная
от 180
печатная A5
от 352

Гитара, — вечный друг

Гитара, — вечный друг, ее всегда услышу,

Храню дыхание ведь нежное я в песнях,

Игра, ее звучание, и вдруг я вижу:

Струн ее, творение берегов жемчужных.

В игре, волнении пульс и счастья, радости,

Люблю гитары звучность и ее бездонность,

Всего того, что дарят музыканту ноты,

Пускай же не кончается гитары звонкость,

Пускай проносит красоту нашей природы…

Как не хотелось мне прощанья с бабьим летом

Как не хотелось мне прощанья с бабьим летом,

Присела вдоль лесов на камень я,

Надела платье я в горошек смело,

И даль увидев, закружилась голова.


Как мне не хочется прощанья с солнцем, теплом,

Вся в предвкушении, — скоро зима,

Окутает снегами белыми, добром,

Я покину желтые листья, дерева..

Сквозь стены пленного видения

Еще вчера

О, юность, пела ты вчера мне и в той парящей высоте,

О милом облике домашнего, в нем приносила грезы мне,

Стремились искры счастья к северу, к игре реалий, и затем

Я проникалась стихотворениями, и я жила в том светлом сне.

СКВОЗЬ СТЕНЫ ПЛЕННОГО ВИДЕНИЯ

Сквозь стены пленного видения, я, — странная,

Мне приходилось пробиваться как — то, мысленно,

Иду я, — с эры вдохновенной, словно пьяная,

Вдруг в шар я попадаю, в грезы, он бледно синий..

А шар тот гильзою крутился, затем искрами,

Не ускользал он из — под сознания, видимо,

Мне путь показывал как света луч, вдаль времени,

Чтоб двигалась за ним с препятствием нечаянно.

Что было это, сон такой, скажите, реальность?

Я погружалась в шар этот уже всем своим телом,

И сомкнутые мои вместе пальцы, фатальность,

Но не пугалась его я, не в этом уж дело;

Из шара струйно выходила бликом — полосой

Картина жизни всей, странствующего зала,

В ней же и события шкалы жизни непростой,

И я там нахожусь, в центре сказочного бала.

Бежала я, и краски цвета в высь поднимались,

Не испугалась, но, страшно мне просто стало,

И вверх вновь, необычайно, молнии иль стрелы,

И плохо мне уж совсем дышать, воздуха мало.

Сколько прошло минут в сюжете том, я не знаю,

Но в небе закружились и с тем шаром птицы,

Я умоляла, то кричала, что не играю,

Словно и не слышал меня этот шар — убийца.

Недолго искры — молнии сверкали блеском.

Но не ждала я, не жила уже в той картине,

В конце видения осталась шляпка на стене,

То царство бледно — синее, и скатерти в вине.

Шар улетел, и видение то сказочное,

Не рассталась с ним та, оставшаяся жизнь моя,

А месяц новый, ноябрьский пускай отпразднует,

Ту неба власть, и, дивное пение соловья!

Летели листья

Летели листья, осень уходила,

Мгновенье падало в грез высоту,

Щемило сердце, воздухом дышала, —

Не насладиться, не упасть мне милой в мглу.


Дождинки капали, а в них видения:

Шел средь тумана, будто наяву,

Странный весь в черном принц в плаще пленника,

Он страшен был, потом взлетел будто во тьму.


После картины свет, и луч везения,

Смогла поверить я, и в рандеву,

В знак данный свыше, и в силу случая,

Не место было в жизненной тропе уж злу.


Летели листья, и осень восходила

В моих мечтаниях про времена,

Где жизнь распахнутая, мной принята,

И в ней ушла я от таинственного сна.

Шептал мне вечер

Шептал мне вечер, милой, нежной будь же,

Не отвергай беззвучных, легких дней игривость,

Внимай прохладе осени и тайно, может,

Не погружайся слишком в грез ранимость.


Пройди участком сердца, кожей, пленно,

В рай — осень, что владеет думами поэтов,

Желтеет миг, и украшает пестрым цветом

Всю краткость этой крутизны моментов.


Шептал мне вечер вольный, беглый жадно

О давней силе, власти мудрого кинжала,

Что возносился над игрою нашей рано,

В сознании проложив жизнь сначала.


Пускай же не уходит осень в тризну,

Молитесь за нее, Вы, смотрите в небеса,

И если что — то я в судьбе своей и кину,

Но только не это чудо, красота.

Смогла поверить я, и в рандеву,

В знак данный свыше, и в силу случая,

Не место было в жизненной тропе уж злу.


Летели листья, и осень восходила

В моих мечтаниях про времена,

Где жизнь распахнутая, мной принята,

И в ней ушла я от таинственного сна.

Я не хочу

Я не хочу явлений скользких, и мрачных тоже не хочу!

Продвинуть миг свой ближе к звездам, нацелить его, — не хочу!

Я лишь хочу увидеть в ласке свой день, минуты наяву,

Я не могу сказать судьбе не властвуй, уж точно, — не могу!

Светает, мне бы снова в песню

Светает, мне бы снова в песню,

 с ней лучше видится январь.

 В морозном чуде интересном

 С зимою песни напевать.

В морозной гавани я, — сказка,

Я, — миг, зовущий зной рьяно,

 Зной той любви давно приятной

 У силы небес молодой!

Так в зиму окунусь я снова,

Примчу к неведомым мирам,

Примчу  в пляски будней привольных,

Туда, где счастье пополам!

Несите, радуга и небо!

Россия, лишь тебя люблю,

Люблю морозный дух и свежесть,

Россия, ими я  живу!

Мороз и стужа, день уносит

В прекрасный остров, в миг любви,

Там, невозможное, — возможно

 У власти хитрой суеты…

Россия, жизнь не только  праздник,

 Даруешь кладези земли,

Чаруешь сказкой жизни в зимах

Там, повстречались я и, — ты!

Снег тает, лужи

Снег тает, лужи, а прохожий

Вновь замечает вьюгу дней,

В них пролетая в безнадегу,

Завет тот, — к юности своей…

Снег тающий, и, видно, серый

Тревожит эру дней былых,

В ненастье, святости докажет, —

Чем дорожим в потоке дней…

Былого развернув границы,

У жизни ничего уж не прося,

Мы юности найдём страницы,

И с ней откроем вновь себя!

 Снег тает, молодость не вечна,

Но вечен ход потока дней,

 По — прежнему влечет сердечно

 Весну, с ней прелесть всех ветвей…

 Зарницы той, итога жизни, —

 Что сделал ты, мал, человек,

 Что сделал ты, пусть бог Всевышний

Не запретит твой жизни бег…

Не запретить он сможет вдали

 Весну любви в парящий зной,

И над восторгом, участием

 Мчим к истоку юности своей!

Расцвети сирень

Расцвети сирень мне прямо под окошком.

Пусть сиреневая мчится вмиг мечта.

Как же дивно распустились твои косы,

И красиво расцветает ягодка весна.

Побегу тропинкой тихой, давней,

С детства нить ко мне потянется живей,

В той сиреневой мечте останусь,

В той мечте, где пара белых голубей!

Ах, сирень, как ты чаруешь ароматом,

В мир несешь же нам и радость, и мечту

О том нежном, часе тонком, страстном,

Знойном, пусть он был когда — то в вечеру!

Ах, сирень, чаруешь, и весною манишь,

И ласкаешь красками, ты, вновь меня,

Словно музыка во мне играешь, ранишь

В приближение, к той песне соловья.

Нежно косы распустила девица у края,

Тех волнующих, у песен, чудо — грёз,

Тонко лирика в сирени страсть будила,

Чувства девичьи, и нежные до слёз.

Ах, сирень, мгновение то краткое,

Пусть уйдёт и твой вдруг снова аромат,

Но забыть его, — не надо, славное

Пусть желанием и манят, и звучат

Те сиреневые в дали струнной звуки,

Что слышны сквозь дивный этот край,

Край раскатистый и вдали очень милый,

Снова музыкой сиреневой играй,

И весной, волшебной той лазури

Сказки мира, ты, и жизни принимай!

Звони, звони

Звони, звони …Часы не спросят,

Зачем любить нам в вехе лет,

Зачем рассматривать и звезды

В снах лучших возбуждать рассвет.

Звони, звони в беспечный отзвук

Той оголтелой камень — грозы,

Но не покину я твой берег.

И не пойду в лоно пустоты

Звони, старания уж тщетны

И трепетная, немая грусть,

Но на планете сошлись звезды,

Знай, что все равно к тебе вернусь!

Я хочу

Я хочу тебя слышать, весенняя радуга!

Я хочу тебя видеть, златоглавая выть!

Я хочу василькового праздника!

Чтобы мне не забыть, не испить!

Я хочу, если вдруг поднимаюсь по лестнице,

Ощущать свое движение, легкости ног,

А милой беспечности радоваться

В быстротечности ранних дорог.

Я хочу так поцелуя страстного, нежного,

Острой важности, и пылкости разных здесь фраз!

Я хочу уйти от мира прежнего,

Чтобы плыть в этой жизни, смеясь.

Что с того, это вечное, — женское, женщина!

Я хочу любви, бездонности, в ней видеть жизнь,

Из пути млечного, моря пенного,

То желание вечно томись.

Чтобы было, если бы не та уж сила,

Та, что меня на свет родила…

Люблю я волн прекрасный ход

Люблю я волн прекрасный ход,

В задумчивости светлых лет.

Люблю восходу нравиться,

В дне васильковом смеяться,

И жить у таинств на краю,

В душе же весны берегу…

Люблю солнцем наслаждаться

С прохладою напополам.

Люблю и в стихах купаться,

В рассуждениях, в такт делам.

Люблю звезды видеть чаще,

Так высоко, их не догнать,

Но и затем, чтобы невестой

Ходила вновь, назло ветрам!

Невеста! Вечно, — невеста…

Неплохо, даже ничего

Пусть не дремлет неизвестность

Не разлюблю ее в себе!

Шексна моя

Мой дом родной, моя ты, пристань,

 Мой город, — и река Шексна,

Тебе скажу, спою сегодня,

 Как ты мне очень дорога.

Чудес исполненное эхо,

 Лишь там, где мило рождены,

Но если покинул, уехал,

 То мысли о тебе нежны.

Шексна, — простор, природы свойство,

Дарила радость и покой,

 Миров тех славных царство, буйство,

Шексна, и город мой родной!

И вдаль бы мне далеко лететь

Но только здесь, с рекой своей

Познаю я случайно момент,

Ширь берегов, и власть цепей!

Шексна моя, даль, детства тайна.

 И даришь весть ты мне опять,

 Той России в буднях славу,

 Где облик солнца не разъять.

 Тебе пою, сегодня страстно,

 В миру новых встреч и затей.

Там в полыхании, закате,

 Познаю имя доброе.

Имя мироздания живого,

Там, где родился, ты, вырос.

 Все то, что в тебе дорогого,

 Где славные миры, юность.

Там, где сталь неудержимо рвется,

Над пропастью, и в забытьи,

Тебе, Шексна, пою я песню,

 В сей неизбежности судьбы!

Шексна моя, мечта и нежность,

Ты, — севера стать немая,

И вспышка счастья бережно,

 Любви моей, что слепая.

 Шексна моя, с дорогой дальней,

Пусть я прощалась и с тобой,

Но лет цепочка мне сказала, —

 Имеешь власть, ты, надо мной,

Не позабыть мне сон над далью,

 Что все же несет в родной край,

И где бы потом я не была,

Со мною, родина моя!

Со мной, моя река Шексна!

Со мной и кружение судеб,

 Со мной и мачта над Шексной,

 И в силе заповедей буден

Есть власть — заповедь реки родной!

На берегу

На берегу играла радуга

Небесный, яркий, красочный восход.

Мой милый друг, давай отпразднуем

Весны нашей желателен приход!

Весна, зачем же нам печалится!

Придешь, окутаешь ты нас легко,

Той незабвенной счастья дорогой!

Весна живая, и всесильная,

Приходит, и мысленно, — не умрет!

Мой милый друг, давай отпразднуем

Любви нашей долгожданный полёт!

Не надо прошлого!

Не надо прошлого! Не надо!

Прошло, кудель иная Вас ждёт!

И совершенствуйтесь, и ложе!

Придёт души неземной полёт!

Иная жизнь оценит заново,

В чём раньше, в замках, не бывала.

Иной пример подскажет в малом,

Зачем живут с нами обманы.

Но цель иная в любви важна!

Быть женщиной, понять, — искусство!

Как и искусство нам жить в любви.

Живи, себя лишь только слушай?

Мир упоения той ночью, —

Живи отрадою, и властвуй.

И есть же счастье! Есть же счастье,

Есть преломленный светом закат!

Долой истинные напасти!

Мир обрадуется жизни, — в такт!

Мой пламенный остров

Мой пламенный остров

Мой жизненный плен

Хочу запрошу я

Ветер перемен

Хочу улечу я в иные края

 Где островом сказки

 Мчит прелесть дня

Где буйствуют странствия

 Сны говорят

Ты жизнь и желания

 Женщина, — яд..

Ты странствуешь где-то

 В печали полей

Ты, — жизнь и планета

Любимейшей, — нет!

Хочу и отвечу я им на бегу

 Я мудрствую вечно

 И странно живу…

 Но, выйдя на остров

Желанной мечты

Я вторю молитве, —

 Любимый, не жди!

 Не жди ты печали

Моей на бегу

 А жди поцелуев

 Бесконечную мглу,

А жди очарованный остров любви

 Где в солнце, в закате

Не видно Зари…

 Где в острове вьюги

 Запрятана ложь

 Где ты беззаветного ждешь

Мой плен родниковый

 Мой радостный вздох

И знаешь, ты снова, — живёшь!

Ты снова живешь!

Как много женщин непокорных

Как много женщин непокорных,

Как много женщин роковых

А мне поет душа аккордами,

Пусть несомненно буду лучше их.

Я буду лучше для любимого

Я буду лучшей  в жизни для того,

Что обнимает берег милого,

Всего того, что в жизни суждено.

Как много  в истинах значений

Как много  и целей у непростых

У лучших мира ведь много жизней,

 Но мне милее, краше нет твоей…

 Любимый… Слово  трепетное

Безбрежно, истинно влечет туда,

Туда, где берег многолетний

 Красивые строит острова…

 Как много  красок в любви нашей

Но мне милее стать  родных полей

Что так Россию раскрашивает

 В навес зелёный, берег славных лет.

Они хранят и былую мудрость

 Они и  к безумству ласк  поманят,

И в этой прелести есть данность

Что и любовь  не покинет в старость.

Без берегов

Без берегов небо! Душа моя, — пой!

Шуми славное, пение соловья!

Пой же месяц главный, заря тоже, — пой.

Юная и шалая моя мачта.

Я уже в бдении той редкостной мглы.

Ну где же ты, юность мечты вольная?

Ну где же он, тот сиреневый май,

Забыл что ли ты, как мы ждали тебя?

Заветные, будто родник краски — сны…

Лети же, миг мечты, даль, вслед юности.

Уйдёт же печаль, придут сладкие дни,

Где не гаснет и свет, приходит рассвет.

Тихая осень, беспокойство той мгле,

В красоте искупаемся мы в полдень.

И небо расскажет знаками тебе,

Как играла в судьбе твоей миг, — осень!

Ничего ты не жди

Ничего ты не жди,

Ожидание, — скучно

Вечером в той ночи

Поцелует случай

Ничего ты не жди

Радостью отмечен

Вечер.. Твой же вечер…

Ничего ты не жди

Ни даров, ни счастья?

Утро, лето, свет внутри

Разгонит ненастья.

Ничего уже не жди, —

Заповеди жизни

Лучше всех улыбок, — ты

В острове тайн жизни!

Лучше всех затмений

Таинство заката…

Ничего давно не жди

В городе разврата..

Отвори ты двери тем,

Кто весне поверил

Кто воздвиг, что хотел

В жизни странной этой,

Мчи, не жди уж ничего!

Ветер приголубит

И возьмёт тебя ковром

В остров ласк, кипучей

Жизни, где мечта твоя

Будет сладкой, сладкой

Скажет там, твоя звезда, —

Жизнь всегда загадка!

Любая встреча лобзает поступь

Любая встреча лобзает поступь

Дней бесконечных, пусть  и озорных.

Любая жизнь печать из прошлого

Лет всех  благородных стан — монолит!

Любая музыка печальная,

 Если ты сам сидишь печально в ней.

Любой художник замечателен,

Если нашёл он ту  истину идей.

 Любая жизнь есть значительная,

 Она течёт в реальности своей,

 И над вздохом того судилища,

 Бог даст слияние  всем лучших дней!

Приближенный час огня

Приближенный зноя, час огня, — дай мне силы в дне,

Дай же  сладость поцелуя, в растраченной судьбе!

Одурманила же вольность, неся  искры любви,

Я, — шаловливость и страстность, слышу  твои шаги…

Вижу странное, преломленное, — родник на пути.

В такт песней окрыленное, незабвенно, — люби!

Прикасаюсь к тебе, — море таинств, — сердце стучит.

Я, — твоя нераскрытая странность, молчу в любви…

Замирает любовь на мгновенье, страстность разит…

Но любить и жить в упоении, сердце велит.

Сердце с разумом вечно в споре, вечно, — и мечта!

А любовь шаловливо вторит, поцелуев, — весна!

Этот день — белокрылая тайна, и  крик души.

Но огня час тает, — не обманет лишь верность в пути.

Я тебя отпускаю далеко

Я тебя отпускаю далеко, далеко

Я тебя  отпускаю в неведомую даль

Отпускаю тебя за горизонт, не рань,

Я уже давно, точно знаю, ты, — звезд вуаль.

Отпускаю тебя, не боюсь прослыть неверной,

Отпускаю тебя, и помчусь в край  Вселенной!

Не ищи, не зову, в мире есть различия,

И любовь, — не задача, но  не получилось!

Не получится губы сомкну, ты, — уж  ветер,

Что ты ветер унес в мечту разноречия?!

Не получится, песню спою  и про  вечер,

Не получится, я уйду в мглистую  вечность…

Все в этой жизни приходящее или уходящее

Все в этой  жизни приходящее или уходящее,

Но пусть не вечны в этом мире  и солнце, звезды  и луна!

Но ведь  не  вечна поступь исходящая  у истока дня.

Всё преходящее печально, но кипит движение дней.

Кипит в них жила музыкальная на перекрёстке судеб.

Пускай же  красочное солнечно, а тёмное пусть  мрачно,

Но  даже в вечности есть остров, борьба судеб ветрам назло,

Всё уходящее исчезнет, исчезнет миг, исчезнем мы!

Но в острове есть тайное надежды, что дни недаром шли!

Недаром мчит заря над нами, недаром любим наши сны.

И над всеобщим уходящим воздвигнем знамёна судьбы!

Мечтать не вредно

Бегут дни сумеречные, где — то

Нас разбросало на века,

На мимолетный штрих, и сладко,

Нас сладко зазывала суета.

Окажешься в стране скитаний,

У блика солнечной мечты,

Что где-то там, в раю сознания,

Есть остров — зарево без мглы..

Есть островок летящий этот, —

Мечтаний сладостный мотив,

Заставит вырваться умело

В рай чудотворный риф…

В рай, где есть только святость,

В мир солнца, веры и надежд,

Где баснословию нет места,

Где радость, — у ворот стоишь…

Мечтай! Мечтать не вредно,

Но в сладостном раю — стране,

Быть может и живет надежда,

Что это длится не во сне…

Нет, не во сне мчит жизни юность,

Нет, не во сне заря любви,

И в области скитаний, где-то,

Жизнь же расставит точки все над и!

Снег, сырость, — опять непогода

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 352