электронная
360
печатная A5
444
16+
Стихи

Бесплатный фрагмент - Стихи

Пусть все как есть!

Объем:
130 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0050-5157-8
электронная
от 360
печатная A5
от 444

В пыль превратился тот месяц звездный


Изгибы тела твоего чаруют

Изгибы тела твоего чаруют,

Они так манят взглядом кровь,

Внутри  все  сладостно  ликует,

Так неужели к нам пришла любовь!?


И манит голос твой опять стихами,

Безудержная снится плоть,

Молва крепче возносит пламя,

И шепчет, — поцелуй не побороть!


Пришло же быстро царство, флирт  шальное,

А ты уж восхищенно пой,

И  дух сил возвышен с тобою,

Он очарует заново прибой!


Слов полная, мелодией обвита, —

Та музыка, что танцев па,

Мое праздничное, — даль, утро,

И ласк наших цветочное вчера!


Изгиб волнительный и страсти полный,

Ты проникай, музыка, — в ночь,

И очаруй там остров пленный,

Ритм  любви уже ничем не спугнешь.


И снова таю я в руках природы.

А ты обжигаешь, как  ток.

Пусть вихрь тот  поцелуев нежный

Несет в храм счастья нашего виток!


Изгибом тела я твоим любуюсь,

И страсть пробуждает в нас бог!

А в мелодии любви, — тонус,

И пусть неповторим всех ласк поток.

Люблю тебя, Череповец!

Люблю тебя, Череповец.

Как раньше в детстве

У Соборной.

Пройду под шум твоих

Дорог колец,

И улыбнусь Шексне просторной.

Люблю тебя, проспект Советский,

Вдоль улиц Набережной пробегу,

И снова слышу голос детский,

И ветра шумного лучи ловлю.

Родное, славное, тревожащее,

Ночами ждал меня вокзал,

Окутывал снегами множественными,

И счастьем очаровывал.

И шум твоих, пусть серых будней

Проламывал мне путь к тому,

Что называю я судьбой всесильной,

Что в сердце трепетно я берегу.

Череповец! Ночами снишься.

Завод, трамвайный парк и сквер,

И каждый час я возвеличиваю,

Ты в памяти моей, что старовер.

Прими меня, мой город верный.

Приму и я, тебя, любя.

Череповец, и страсть и верность.

И сказка бытия!

Костра пылкие блики поправки раннего стиха

Костра огневые пылкие  блики

Над проходящим шагом любви,

Ты в этом острове глубокой сини

Пел же лихую песню Зари…


 Ты и я, этот остров млечной дали

 Образ твой нежный, струны души.

 Песни твои уж во мне  прозвучали

 Сенью лесов и  пространств земли.


 Руки твои в такт легко поднимались

 Нежно впуская  страсти ковер,

 Жизнь моя, и любовь, тайное далей,

 А мир двоих, — зовущий Костер.


Был же любимый вершиной айсберга!

Вслед покоряясь жизни лучом.

Двое сердец, и волна, и странствия,

Вечного нет в бушующем, том.


Ты вознесись же до небес, до выси!

Вновь улетит душа невзначай, —

В облаке жизни распознать границы,

Страсть и лето, — волнующий май!

Из окон поезда

Из окон поезда открылся мне простор

Неведомый, — полей наших бескрайних, леса.

И очень хочется попридержать свой взор,

Такая ширь природы всей, что и не верю я!


Из окон поезда стремится в высь мечта,

Сквозь оживленный этой мирной жизни гомон,

Поднять нас хочет, и расправить радость встреч,

Неудержимый мир их также страсти полон.


Из окон поезда, — и домики вдали,

Мечтой своей хочу подняться дальше, в небо.

Огромным, ярким облаком меня он вел,

Раскрепощенным конусом, туда, где не был.


У ветра северного дали все нежны,

Румянятся их славные пути сердца,

А в мире трепетном найдешь свой яркий дом.

У счастья давнего, что из ветров и солнца!


У мира ласкового грани не видны,

Пускай же воплощаются в те нити — грезы,

Из окон поезда увидишь теплый сон,

И всю необычайность красоты березы.

Россия моя, ты березовый рай!

«Ты, Россия моя, мой березовый край»

А. Токарев.


Россия  моя, — ты  березовый  рай.

Сожмешься  душа, а стволы зовут  в  май.

Забудешь с нарядами  снежными  тьму,

Лишь  только  зовешь  с ней  в восторге  весну.


Лишь  только  зовешь  зимой   буйство  ночи,

Чтоб  лихо  ударило в  струны  души,

Чтоб   белой дорогой   проснулась  пурга,

И в царстве  том снежном   смеялась  Заря.


И  манят деревья собою в тиши,

И замерло  что-то  тихонько  в груди,

С напевом встречались в том зимнем  лесу,

Россия и слава на вьюжном  ветру!

Закат мой нежный, озорной

Пространств огромная страна,

Есть место  каждому зимой,

Она  красотами  полна,

Уйдет дней  этих волшебство.


Сугробы, — пышные стога,

И величав наряд лесной,

Ведет  тропинка вдаль моя,

И вижу облик неземной.


Сверкают бликами снега,

Блестит по рельсам свет волной,

И так позабавит  меня,

Миг будоража теплотой.


С рассветом выйдет та стрела

Природы снежной и младой,

А я вливаюсь в те края

Задумчивости   непростой,


В тот скрип  издалека саней,

И Новый год спешит за мной,

В лихую музыку  огней,

И не расстаться  с красотой.


И тихо стелется  канва

Той ночи снежной, роковой,

Люблю тебя, пока  жива

Закат мой нежный, озорной!

Запела душа созвездием лунным

Запела душа вновь созвездием лунным,

Устала она, ночь с гитарою струнной,

А звезды вдали исключительно малы,

А я растворяюсь с небесным туманом.


А я убегу в том сомнении странном,

Гонима судьбой, не хочу больше транса,

И дарит же небо частичку всем правды,

А вольные звезды свой лик, вы, направьте


На то лучом странствие зримого бала,

На отблеск луны, там есть жизни начало,

И хочется петь, глядя призрачно в небо,

И даже уплыть в ту часть звездную слепо.


Запела душа с небом синим и вечным,

И взгляд зачарован путем в небе млечным,

А остров желаний пробьется умело,

А звезд полоса поднимается навесью спело,


В ту даль утонченную, нет ей предела.

В ту пазуху свойств звездопадного тела.

А жизнь человека мала перед небом.

И длится лишь столько, что миг снов иль эпос.

Четвероногий друг в манишках

Четвероногий  друг  в манишках

Бежит  на скорости  ко  мне,

И взгляд  ласкает  ночи  тихой,

Никто  не  вечен  на  земле.

Четвероногий друг в манишках,

Он  взор  притягивает  штрих

Той  невесомости  так  милой,

Что  слов  рождается  мотив.

Четвероногий  друг  в манишках,

Как  снег летящий  первый  он,

И верность  наша даже  слишком,

Тепло  души   со  всех  сторон.

Ты  одинокий  смотришь  в сумрак,

И жизнь  нам не подвластна, но

Четвероногий  друг  в манишках

Всегда  он  даст  любви  крыло.

И дарит  нежности порывы,

Улыбкой украшает   мир,

И даже  вдали  властной, зыбкой

Один  в упряжке  твой  кумир,

Четвероногий  друг  в манишках,

Ликует радостно в   игре,

Ты свет  зимой  увидишь  в лицах,

 Тепло  души  в январском дне!

Бокал, шампанское и пена

Бокал. Шампанское  и пена,


Вино  рекой, и кругом  голова.


Сияние  синих  глаз, ликует  сцена.


В окне своем видна  нам дали  синева.


Куранты  бьют, поет  свеча,


Желаний   сладостных  дорога,


Искриста  в прохождении  луча,


Сверкает долго синий  иней   у порога.


И елок  солнечных   игра,


Зимы  приятной, новой   голоса,


А между  нами  свежая  искра,


До  счастья остается нам лишь полчаса.


И полу облик, миг, и время,


И все нам подчинилось, синева


В  окне  играет  и летит  богемой,


И разворачивает  шире  рукава.


И дом, и мир, родимый  край.


И этот праздник, жизни  кутерьма.


 Ты снова  лета   радостью  обдай,


Открой  нам  счастья  лихие закрома.

Сегодня шла тропинкой снежной я

Сегодня  шла  тропинкой с  огоньком.

Деревья  в белых  одеяниях.


Не грустно  было, в жизни  мы еще  споем,

Уходит  пасмурное  настроение.


Так  мягко  зима  куталась  шарфом

В те  окрыленные  движения

Мороза сильного, и новогодним этим  днем

Все убегали вдаль  сомнения.


Мороз  крепчал, вдруг  радовался снегу.

Души  прекрасной  упоение.

Зима волшебная, и странствия  по  свету.

И новогодние  приготовления.


Идти  не страшно людям  стало  в буднях.

И как  приятны  изменения.

В природе  зимней   все подвластно  ветру,

И даже  радость  пробуждения.


Сегодня  шла  тропой, покрытой  льдом,

Увидев  точку  вдохновения.

И странно  я услышала  в зиме  самой

Безумство  легкого смятения.

Шексна моя.. поправки раннего стиха

Мой дом родной, моя ты, пристань,

Мой город, — и река Шексна,

Тебе скажу, спою сегодня,

Как ты мне очень дорога.


Чудес исполненное эхо,

Лишь там, где мило рождены,

Но если покинул, уехал,

То мысли о тебе, — нежны.


Шексна, — простор, природы  свойство,

Дарила радость и покой,

Миров тех славных царство, буйство,

Шексна, и город мой родной!


И вдаль бы  мне далеко  лететь,

Но только здесь, с рекой своей

Познаю я случайно момент,

Ширь берегов, и власть цепей!


Шексна моя, даль, детства тайна,

И даришь весть ты мне опять,

Той России верную славу,

Где облик  солнца не раз'ьять.


Тебе пою, сегодня страстно,

В миру  новых встреч и затей.

Там в полыхании, закате,

Познаю  имя доброе.


Имя сияния живого,

Там, где родился, ты, вырос.

Все то, что в тебе дорогого,

Где славные миры, юность.


Там, где сталь неудержимо рвется,

Над пропастью, и в забытьи,

Тебе, Шексна, пою я песню,

В сей  неизбежности судьбы!


Шексна моя, мечта и нежность,

Ты, — севера  стать немая,

И вспышка счастья бережно,

Любви моей, что слепая.


Шексна моя, с дорогой дальней,

Пусть я прощалась и с тобой,

Но лет цепочка мне сказала, —

Имеешь власть, ты, надо мной,


Не позабыть мне сон над далью,

Что все несет в родные края,

И где бы потом я не была,

 Со мною, родина моя!

Со мной, моя река Шексна!

Со мной и кружение судеб,

Со мной и мачта над Шексной,

И в силе заповедей буден

Есть  власть — заповедь реки родной!

Связующая нить

Связующая нить эпох образовалась

В кольце немыслимого временного вала

Она окутывала нас, не прекращалась,

И шла неведомо куда, сама не знала.


Мелькали дни утех, прообразом вращались,

Не допускали скорости, что слишком рьяно,

Выпихивала нас в пространство, растворяясь,

В ту фрагментарность — сонм у зрительного вала.


А вал окутывал каймой и разукрасил

Несуществующее в душах наших слабых,

С небес дарил мечту, потом вновь озадачил,

Не прекращал борьбы в сердцах жизнью усталых.


Связующая нить эпох не разорвалась,

Лилась потоком в искрометность грозной лавы,

И в тон, что так металась, снова возвращалась

В ту истину, что изменила людей нравы.


Менялись лица, маски, судьбы, — все вращалось,

И зведный миг, и запоздалость мнимой славы,

И в ритме жизни даже музыка терялась,

Стремилась к ложной цели окрыленность яви.


Стремилась к жизни та строка, что узнавалась,

Неслась в той чуткости потока, что все мало,

А в этой сумме лиц еще не затерялась,

Сия история, что без конца, начала.

О, ты Русь закатная

О, ты  Русь  закатная, безбрежная

И белоснежные    зимой  тропинки у любви.

И без  сомнения  жизнь  разная, бесстрашная,

И не найти  познаниям   людской судьбы.


О, ты Русь  влекущая  и страстная,

И мимолетная  жизнь  бескрайности  зимы,

И что ж ты, грусть, — серая и каменная,

И  не узнать, — зачем же  дни, вы, так  быстры.


И не  познать всего, — от нас  запрячется,

И не увидеть нам  в сей белизне снегов  весны,

В них ты  увидишь севера  сияние,

 И только  свет завораживающий луны.


И влейся, прозрачное  небес  светило,

И покайся, путник, этому  кусочку  красы,

И пусть такому  прекрасному  и быстрому,

И не достать рукой  свечение  святой  зимы.


О, ты, Русь, бескрайняя  и тихая,

Запоздало, — эти мои  клятвы  синей  мгле,

Запоздало в  снах   березового  края

Улыбаться  сказочной, зимней поре.


Запоздало  ветер вьюгой  свищет,

Запоздало  кружится опять  зима,

В этой  жизни  мы  не  будем  вместе

Так  сказала  мне  январская  Заря!

Волна

В море  волна  подхватит  живая,


Своею  красочностью  вихря  вод,


А я вдруг  окажусь  в  гриве, взлетая, —


Рукой  достать смогу и небосвод!


Волна в лазуревом потоке


Стремглав меня  окатит  с ног,


А в море, мы, что те  пылинки,


Нас  понесет морской  водоворот,


В необозримость дали чудной,


В закат  над синей маской  дивных  волн,


И в страсти  брега  южного  и утра,


Не  насыщусь  я  высотой.


А море, дали  снова  внемлет,


Чарующий  твой  замок  шальных игр,


И целит  в сердце  власть   Вселенной,


Мир  счастья, и желаний дорогих.


А между  волнами  качалась


Когда-то  юная совсем   мечта — плот,


И  та  тропинка, что  давно  умчалась


Не мучила в миру и сам восход.


Чтоб  я цвела  и с солнцем  вечным,


Купалась  в знойности  даруемых роз.


И это время  длилось  в такт беспечно,


И в тон  из  дали  детских  славогрез!

Притих мой день!

Притих  мой  день!

Ожег  равниной

Равниной  страстности  потерь.

И убежал  в поток  недлинный.

Я откупаюсь, снова  в плен

Расшитой  расписной  тропы,

Что  все  ведет  меня  на  деле

В неописуемый  размах  игры!

Мне ль  оставаться  старой  девой?

Нет, не смолкаем  жизни  миг!

И чувствую я   мир Вселенной,

И с нею   я опять  на  ты!

Пускай и труден путь

Пускай и труден путь

Но  сбывчивы  мечты!

Былого  не  вернуть,

Но  зла  ты  не  таи!

Упрячь цветы  в душе

Пусть  копятся  они.

А  есть свет свой   в окне,

Его в мир  пропусти.

Пусть  катятся  лучи

От  света  в глас  ночи,

Ты  в счастие  умчи,

И радуйся, — не  жди!

Мысли влюбленного

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 444