электронная
144
печатная A5
534
16+
Сполох и Шторм

Бесплатный фрагмент - Сполох и Шторм

Книга 1

Объем:
434 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-0731-5
электронная
от 144
печатная A5
от 534

Посланник

— Ты совсем охренел?!

Сполох вынырнул из-за кочки, мокрый, грязный и злой. Только что в грязь его самым наглым образом толкнули, да с такой силой, что он не сразу очухался.

Перед ним оказался мелкий, на вид совсем еще зеленый пацан из светлых. По человеческим меркам ему дали бы лет пятнадцать, а то и семнадцать, и среди людей он считался бы вполне взрослым, да и сил у него было куда больше, чем могло показаться на первый взгляд. Мальчишка трясущимися руками пытался быстро призвать что-то ударно-боевое. В полумраке Тени его было отлично видно за пару тысяч шагов вокруг. Он горел. Свет ровным куполом расходился от него во все стороны.

Перед пареньком булькало небольшое, по меркам местного мира, болото. С другого края, прямо по черной воде к нему, ускоряясь и радостно поскальзываясь на кочках, несся тролль. В идущих от мальчишки вспышках света, непривычно яркого для этого места, особенно выделялись тролльи блестящие когти, зубы, бугристая серая кожа и мелкие косые глазки, — само очарование, размером с небольшую гору.

— Хватит! Перестань! Ты его приманиваешь, идиот!

Сполох орал на светлого, успевая параллельно отряхиваться и поднимать собственную температуру тела, чтобы быстрее высушить одежду. Одновременно он примеривался отвесить мальчишке отрезвляющий подзатыльник. Свет, окружающий незваного гостя, в теневом мире был концентрированным, плотным и полностью осязаемым. Эта мерцающая масса, больше похожая на взвесь, лишь обожгла ладонь Сполоха, пробежав по руке неприятным зудом, а мальчишка, ничего не соображая, стал гореть только ярче.

Вообще-то тролли — существа спокойные и где-то даже мирные. Агрессивными они становились только в ответ на чужую враждебность. Отсутствие развитого интеллекта сделало бы их достаточно уязвимыми, если бы не их отталкивающе-страшный вид, ничем не пробиваемая шкура и полное поглощение ими чужого силового влияния. Точнее, не то чтобы совсем полное: эффект от воздействия на них порой был, но совершенно непредсказуемый и, по большей части, опасный. В общем, троллей старались не трогать и на пути у них не вставать.

Этот экземпляр, видимо, пасся спокойно где-то неподалеку в поисках пропитания, — тролли обожали больших болотных слизней. Точнее, по сравнению с основной частью обитающих здесь разумных существ, они были большие. Для троллей — слизни как слизни, чуть больше их пальца в длину и в два раза шире. Непонятно, что происходило в голове мальчишки, но светлый зачем-то привлек внимание полдничающего тролля и продолжал активно ему сигналить всем собой.

Тролль, как намагниченный, шел на этот свет, растопырив лапы и счастливо оскалившись. По мере приближения стало слышно, как он утробно рычит. В низких звуковых перекатах Сполох отчетливо различал восторженное: «светлячок!».

Неадекватный светлый и восторженный тролль. Меньше всего Сполох хотел бы видеть такую компанию на своей территории. Связываться, впрочем, тоже не хотелось, но… Тролль уже близко, растопчет светлого придурка и будет тут топтаться до тех пор, пока не поймет, что шел зря, потом логично обидится и перевернет всю округу, вымещая обиду на ландшафте. Давным-давно притащенный сюда дом, больше похожий на невнятный шатер, наверняка не выдержит тролльих плясок. Точнее, сама палатка выдержит, а вот содержимое…

Появившийся на горизонте второй тролль решил сомнения Сполоха. Сотворив яркую искорку-манок и пустив ее бежать вдоль болота в пустошь, он схватил ненормального светлого и развернул к себе.

— Смотри на меня! — четко скомандовал Сполох. Парень моргнул, отвел панический взгляд от тролля и залип на черной кляксе, причудливо извивающейся у него перед лицом. Еще одна уловка Сполоха для отвлечения внимания. Работало всегда безотказно. Пульсация кляксы входила в резонанс с жертвой, и на несколько мгновений практически любое существо переставало видеть что-либо вокруг. Осечки у Сполоха были лишь дважды. И оба раза «с крючка» срывались темные собратья. Со светлыми проблем пока не было.

Окончательно успокаивать мальчишку, чтобы перестал шпарить по Сполоху, не было времени. Внимание уже было захвачено, осталось захватить самого светлого. Изъять из верхнего слоя Тени и провалиться вместе с ним глубже.

Раньше Сполох не смог бы представить, что тащит кого-то к себе, в свою пещеру, в глубокие слои, но ситуация была уж очень нестандартной. Попасться под лапы троллей совсем не хотелось, а надежда на манок была довольно призрачной. Сколь бы тупыми ни были любители слизняков, они запомнят место, откуда исчез «светлячок».

Тень легко приняла в себя темный сгусток с изредка прорывающимся сквозь него светом.

Ощущение падения длилось недолго.

***

Шторм с удовлетворением рассматривал необычный предмет, лежащий на ладони. Этот артефакт в процессе исследований кто-то назвал «восьмеркой» из-за количества функций, которые он якобы мог выполнять. Большинство предполагаемых возможностей не подтвердилось, а название было странным и нелогичным, но приклеилось намертво, да так и осталось.

Активированная «восьмерка» напоминала то ли микро-звезду с протуберанцами на поверхности, то ли проявленный сгусток силы. Она или плавно, или резкими всплесками меняла цвет от кромешно-черного к ослепительно-белому. В неактивированном виде этот предмет и вовсе представлял собой серый камень, напоминающий морду неизвестного зверя.

Предварительная работа была окончена. Артефакт, согласно исследованиям, мог служить концентратором вероятностей и работать со временем. О дополнительных функциях, которые Шторм открыл случайно и до конца еще не изучил, он предпочел пока умолчать.

Можно было сворачивать дела и возвращаться в Свечение. Сколько времени он провел в Тени? Неважно. Много. Он отправился сюда почти исключительно ради изучения «восьмерки», которое невозможно было провести в Свечении, откуда Шторм был родом. Более того, не так много светлых, впрочем, как и темных, могли взаимодействовать с камнем и изучать его. Артефакт отзывался не всем.

Добровольно поселиться в Тени, будучи светлым, — на такое отваживались немногие. Нужно было иметь поистине безупречную репутацию, чтобы после возвращения из теневых миров не ловить косых взглядов от соотечественников. И Шторм такой репутацией как раз обладал. Что он предложил создателям теневого мира и почему те позволили ему отстроить громадный замок на участке, принадлежащем теперь светлым, знали только сами Созидающие и Шторм. Доступ на его территорию для темных был закрыт. Точнее, проникнуть-то туда было можно как с воздуха, так и через стену, вот только тех, кто входили туда со злым умыслом, больше никто никогда не видел. Постоянная зачистка велась и вокруг замка. С какого-то времени территорию стали обходить стороной даже самые глупые жители Тени.

Шторм встал, убрал «восьмерку» в металлическую шкатулку, а затем в тайник и поставил на него магическую завесу. Никто из посторонних не имел в данный момент доступа к камню, но светлый считал, что лучше быть аккуратным в таких вещах, чем обнаружить, что ценный предмет бесследно пропал.

Оставалось дождаться посланника из Свечения. Он должен был прибыть сегодня и передать известие о том, что все формальности улажены, проект принят, и Шторма отзывают домой. Светлый знал, что в местном мире ходят слухи, будто его изгнали свои же, поэтому вернуться хотел с триумфом и лишь после официального подтверждения, что его ждут, и ждут со всеми положенными ему почестями.

Почувствовав появление посланника, Шторм удивленно взглянул в окно. Прибытие ожидаемого гостя случилось вовсе не в пределах стен замка, как предполагалось, и куда легко открывался переход прямо из Свечения. Судя по ощущениям, появился тот где-то очень далеко, на болотах. Это было вопиющим нарушением приличий и логики. Добираться от болот до замка было не то чтобы сложно, но долго и неудобно. Да и небезопасно. На болотах обитали тролли и один невнятный темный, с которым Шторму довелось пару раз мимоходом пересечься.

Выйдя из кабинета, он позвал начальника охраны замка, самого надежного из своих подчиненных, Севера. Имя которого звучало на языке Свечения очень странно: «Самое холодное место среди миров», но более подходящего перевода на общий образный язык не имело. Вскоре тот отправился на болота с запасом медикаментов, — на случай, если с посланником что-то произошло. А Шторм начал готовиться к официальному приему.

Спустя недолгое время случилось еще более странная вещь. Ощущение присутствия гостя пропало, как не было. Вернувшись, Север подтвердил, что никаких следов светлого на болотах не обнаружено. Зато там расхаживала стая троллей, состоящая из двух штук.

События неприятно озадачивали. Если бы посланник погиб, Шторм бы это почувствовал. Но гость действительно просто исчез. Улетучился. Испарился. Фон мог пропадать так лишь в единственном случае, — если его владелец вновь открыл переход и ушел туда, откуда прибыл.

Неужели Свечение решило поиграть со Штормом в какие-то странные игры? Или посланник заблудился? Или? Или что?

Оставалась надежда, что произошло какое-то недоразумение, и официальное приглашение все-таки доставят. Шторм решил немного подождать.

***

Пещеру, в которую попали Сполох со спутником, сложно было назвать большой. Помещение было явно натурального происхождения. Узкая ровная площадка посередине и два тупика, расположенных друг напротив друга. Ни входа, ни выхода. Потолок ближе к этим тупикам становился ниже, и в них можно было забраться разве что ползком. Неровные стены, запыленный в мелких камешках пол, часть стен в потеках воды, остальная будто взрезана блестящими полосами.

— Отпусти! — внезапно завопил светлый и начал выдираться из окутывавшего обоих плотного черного кокона. Сполох по инерции притянул его к себе, затыкая рот и складывая текучие ленты над головой жертвы, но потом будто опомнился, распустил кокон на отдельные фрагменты, и они медленно растаяли в окружающей темноте.

Светлячок уже не горел, хотя света от него все еще было излишне много.

Отзываясь на световой импульс, по периметру стен вспыхнули светильники, стоящие на узком горизонтальном выступе на небольшой высоте от пола. Заметались под потолком мелкие крылатые твари.

Сполох недовольно морщился, сдирая с ладоней и с лица обожженную кожу. Куски ее, оказавшись на полу, сначала скручивались, а потом расползались черной густой жидкостью и впитывались в поверхность, оставляя едва заметные пятна. Если приглядеться, таких пятен, маленьких и побольше, было очень много по всей пещере. Сполох регулярно уходил в это уединенное место, чтобы восстановиться не только после близкого «знакомства» со светлыми, но и после не особо удачных стычек со своими соплеменниками. Особенностью пещеры было то, что ее стены и пол, с включениями тонких блестящих полос в структуре камня, всегда были теплыми. И аккумулируя в себе это тепло, Сполох восстанавливался быстрее и легче, чем просто в Тени.

Пропав в узкой части пещеры, будто нырнув в глубину темной ниши, он раздраженно буркнул:

— Тут можешь беситься, сколько влезет, — а сам уютно устроился в мягких кольцах черных лент, продолжая с легким презрением вполглаза наблюдать за внезапным гостем. Сам он недоумевал, что же его остановило и не дало присвоить себе практически беспомощного светлого сопляка. Сполох вспомнил, что вкладывали в слово «присвоить» сами светлые и усмехнулся. Нет, он не собирался оставлять мальчишку жить у себя в пещере. Также это не означало, что темный прибьет его и будет использовать тело в своем жилище в качестве детали интерьера. В понимании Сполоха «присвоить» означало попросту сожрать, но не для того, чтобы насытиться, а чтобы сделать присвоенное частью себя. Это было оправданно и даже выгодно — некоторыми свойствами и способностями присвоенных ранее сущностей Сполох пользовался и поныне.

Светлячок потихоньку успокаивался, приглушая свечение, настороженно оглядывался, глупо и наивно хлопая голубыми глазищами.

— Спасибо, — неожиданно пролепетал он, опускаясь на пол, — Он бы меня убил.

— Ты еще больший идиот, чем кажешься на первый взгляд, — резко ответил Сполох. — Чему вас только старшие учат?

Светлый сник.

— Я еще не учусь, — тихо прошептал он. — Только готовлюсь.

У Сполоха округлились глаза, он всем собой выражал удивление и шок, которые не укрылись от Светлячка. Мальчишка сразу смутился и постарался отодвинуться подальше, чуть ли не забившись боком в противоположную нишу.

— Так какого тебя понесло в Тень без сопровождения? — тихо порыкивая, поинтересовался Сполох.

— Я ошибся, — светлый втянул голову в плечи и зажмурился, набирая при этом мощность свечения. Несколько крылатых тварюшек подлетели поближе и стали заинтересованно кружить рядом с ним. — Ошибся при входе и попал непонятно куда. Один.

Сполоху очень хотелось подойти и врезать глупому мальчишке как следует. Но вылезать из своего угла было откровенно лень, да и с большинством светлых метод силового убеждения не работал. Они, наоборот, начинали дурить хуже прежнего. Это он на практике понял совсем недавно и пока что знания были свежи.

— Ошибся при переходе, потерялся, запаниковал, привлек внимание тролля… Да, сегодня точно не твой день, — неискренне посочувствовал он светлому.

Светлячок пристыженно спрятал лицо в ладонях, иногда вздрагивал, да и вообще не нравился Сполоху. Хоть гореть перестал, и то хорошо.

Крылатые тварюшки оставили его и тоже слегка успокоились, основной массой расселись вокруг источников света, растопырив смешные когтистые крылья. Теперь их группки напоминали резные фонарики. Освещение приглушилось до еле различимого полумрака, только мальчишка выделялся ярким пятном.

— Это все моя вина, — тихо начал Светлячок, будто разговаривая сам с собой. — Ты не обязан был меня спасать.

По правде говоря, думал Сполох вовсе не о светлом дурачке, а о своей территории и целостности имущества, но говорить об этом уж точно не стоило. Впервые он ощущал себя в роли благородного спасителя, и ощущения ему не особо нравились — будто накладывали определенные обязательства.

— В следующий раз, когда видишь тролля — прячься, а не свети во все стороны. Они же тупые, но, как и эти пещерные обитатели, — он указал на тварей, сидящих на выступах вокруг, — любят свет и тепло. И вообще, светиться в Тени — последнее дело. — Не ожидая от себя такого красноречия, Сполох озадаченно замолчал.

Светлячок повернул в его сторону кислую мордашку, недоверчиво посмотрев на темного, будто обдумывая, стоит ему верить или нет. Непонятно, что он видел в темноте, скрывающей Сполоха. И видел ли вообще хоть что-нибудь, но кивнул.

— Хорошо, — ответил он неохотно. Не поверил, но к сведению принял. Запомнит уж точно, и проверит при случае.

— Ага, — согласился Сполох, — А пока придется тут пересидеть.

Светлый кивнул еще раз.

Сидели молча. Светлячок понемногу освоился и подполз к сухому участку стены, со смесью брезгливости и жалости рассматривая живой крылатый «абажур» вокруг ближайшего светильника. Наверняка на взгляд светлого эти существа были мелкими, темными и уродливыми. А вот Сполох считал иначе, наблюдая, в свою очередь, за мальчишкой. Тот казался обычным. Классический светлый, у которого внешний вид четко отражал внутреннюю структуру. Правильный, без изъянов и перекосов, с еще по-детски круглой моськой и золотистыми глупыми кудряшками. Скучный. Сполох нередко общался со светлыми, но предпочитал иметь дело с теми, кто не обладал идеальным соотношением внешней и внутренней структуры. С ними почему-то было проще. И интереснее.

— Это твой дом? — вдруг нарушил молчание Светлячок. Сполох заметил, что сидеть в тишине его напрягало.

— Не совсем.

Помолчали еще немного.

— Долго еще ждать?

Вот ведь неугомонный.

— А ты куда-то торопишься? — Сполоху не хотелось признавать, что он потратил очень много сил на то, чтобы удержать и утащить с собой светлого, а вот восполнять ресурс за счет него не стал, возможно, зря. Захоти сейчас Светлячок его убить, наверное, даже смог бы. Правда, выбраться самому у него в любом случае не получится, но когда такие мелочи останавливали светлых?

— Не знаю. Меня, наверное, уже ищут.

Сполох насторожился.

— Ищут пропавшего в Тени? А… А ты, вообще, кто?

По мнению Сполоха, потерявшийся необученный светлый мальчишка в Тени автоматически приравнивался к трупу. О том, что Светлячок может оказаться кем-то важным, Сполох старался не думать.

— Меня зовут…

Изначальный язык Свечения напоминал их музыку. Заунывные журчащие звуки, трели, переливы.

— Постоянное перемещение воды… Поток? — с некоторым затруднением перевел Сполох на более привычную общую речь.

И светлые, и темные когда-то очень давно договорились использовать образный язык, отражающий основную суть сказанного, но более упрощенный и имеющий гораздо меньше нюансов, чем языки Свечения и Тени. Он был настолько легкий и простой, что практически полностью вытеснил изначальные способы общения и позволил доносить смысл фраз друг до друга без переводчика.

— Ну да, — смутился светлый. — Примерно. Скорее часть потока, в смысле течения. — И тут же вопросительно уставился на Сполоха.

— Я вообще-то не это имел в виду, ну да ладно.

Язык Тени был сродни тихому шепоту, переходящему в неразборчивый шум и грохот, словно сход лавины. — Короче, Сполох. Типа вспышки и крупной неприятности одновременно.

— Странное имя для темного, — заметил Светлячок.

Сполох хмыкнул. Имя он себе подобрал сам. Можно сказать, для внешнего пользования. Так получилось, что имя от рождения он если и имел, то не помнил о нем. Он вообще мало помнил о себе и не очень стремился узнать прошлое, а называться Сполохом его вполне устраивало.

— Так, может быть, уже можно выбираться отсюда? — как можно дружелюбнее произнес Светлячок.

То, как он неумело уводил разговор в сторону от темы его поисков, забавляло. Сполох улыбнулся. Пожалуй, мальчишка начинал ему немного нравиться. Прислушавшись к темноте, он понял, что на поверхности тихо, да и силы вернулись в достаточном объеме, чтобы подняться на нужный уровень Тени. Также появилась надежда, что обратной дорогой Светлячок не станет жечь ему рожу и не придется тратиться еще и на восстановление своего «неотразимого» лица.

— Можно попробовать. Иди сюда. Не брыкаться, не светиться и не вопить, — проинструктировал Сполох.

Светлый подходил неохотно, видимо, его совсем не впечатлило путешествие в пещеру. Или наоборот, слишком впечатлило. В итоге Сполох просто резко дернул его за руку на себя, отчасти еще и для того, чтобы посмотреть на реакцию. Растерянность, возмущение, смирение со своей участью. Тем не менее, Сполох оценил усилия Светлячка, который сдержался и промолчал, ничего не высказав на такое обращение, даже светиться не начал.

Из тьмы за спиной Сполоха соткались ленты, и он привычно расслабился, позволяя им переплестись и создать вокруг неровную сферу. Светлячок, наоборот, напрягся, вцепляясь в Сполоха, как в спасательный круг. Его слабое свечение терялось в матовом мраке сферы. Создавалось впечатление, что не существует рядом чего-то вещественного, что вокруг только бесконечная пустота, темный провал.

На выходе в верхнем слое Тени их уже ждали. Было очень раннее утро. Местное слабое бледное светило только выползло из-за горизонта и слегка подсвечивало встречающего с правой стороны. Сполох навскидку по фону опознал ранг ожидающего. Это был, скорее всего, хранитель из ближайшей к Тени части Свечения. Там были такие — пара десятков защитников непонятно чего, скорее временная преграда для возможного нападения и показатель статуса светлого мира, чем реальная угроза. Правда, Сполох до этого ни одного из хранителей близко не видел и дела с ними не имел. Этот для светлого был совсем неприметным, невыразительным. Не спасала даже явная рыжина и короткая бородка. Хранитель оказался еще более правильным, чем Светлячок. Никаким. Он сдержанно кивнул в знак приветствия, не дергался под пристальным изучающим взглядом Сполоха, и в целом его напряжение выдавали только скованная поза и редкие скупые жесты. С таким, пожалуй, лучше не шутить, он юмора не оценит и не поймет, скорее всего, начнет сразу драться. Сполох легонько подтолкнул виновато жмущегося к нему мальчишку в сторону хранителя.

— Ну, ты чего, смотри, за тобой пришли.

Светлячок кивнул и медленно поплелся к встречающему.

— Что произошло? — скупо поинтересовался хранитель, обращаясь неизвестно к кому.

Сполох предпочел бы отмолчаться и не участвовать в выяснении отношений между светлыми.

— Это я виноват… — начал Светлячок, и по его тону стало понятно, что он выложит все, что нужно и не нужно.

Сполох скрежетнул зубами.

— Да, тут тролли паслись и его заметили, вот.

Он широким жестом обвел изрядно перекуроченную землю. От его шатра, разумеется, почти ничего не осталось, что никак не прибавляло хорошего настроения. Впрочем, подробно описывать чужую глупость, то, какую это несло угрозу, и свои действия в сложившейся ситуации, он не видел смысла. Незачем этой бледной моли знать лишнее.

— Ясно, — хранитель передернулся. К счастью, уточнений не потребовал и вопросов больше задавать не стал.

— Отлично, — радостно оскалился Сполох, — Тогда можете топать к себе.

«Отлично» не получилось, и светлые к себе как-то не торопились. Светлячок молча стоял с опущенной головой, всем видом подтверждая свою вину, а хранитель, застывший в неудобной позе, так же молча наблюдал, как темный пытается выковырять из земли фрагменты родного обиталища.

А Сполох молчал из вредности, чувствуя, что светлым что-то от него надо. Вот пусть сами и думают, как начинать разговор. Прогнать их он всегда успеет, а вот узнать, чего они тут стоят и что хотят, было интересно.

Он медленно гулял по рытвинам с видом прожженного падальщика. Конечно, можно было расчистить и выровнять местность довольно быстро, используя собственный ресурс и грубую физическую силу, и даже «шатер» реанимировать, но при светлых начинать восстановительные работы не хотелось. Да и сил было не так уж много. И, в конце концов, это вина мальчишки, что Сполохов чудесный домик растоптали тролли, вот пусть как следует проникнется своим недостойным поведением.

Сполох приподнял край плотного полога, потер его тыльной стороной ладони и присмотрелся. Тонкий узор едва заметных глазу венок тек справа налево, значит «вход» справа. Вообще-то «шатерчик» очень и очень давно был желудком дракона. Старую, давно издохшую безголовую тушу Сполох нашел когда-то на окраине соседнего мира. Голову то ли откусили, то ли намеренно отделили, шкуру точно срезали мародеры, — на стыках с хребтом были заметны характерные неровные и не особо аккуратные зарубки. Мясо и внутренности ссохлись. Драконы не разлагались, как прочие приличные существа, а их останки не жрали даже самые всеядные твари. Сполох долго бродил возле остова из костей и ошметков плотной, но удивительно легкой плоти, обдумывая, что именно из этого добра может на что-нибудь сгодиться. Когти у трупа давно уже изъяли. Та еще задачка, без специального оружия ни от живого, ни от мертвого дракона ни кусочка не оторвешь. Кроме когтей этих тварей, мало что может пробить драконью шкуру. Сполох уходил и возвращался снова, смотрел, прикидывал, и все отчетливее понимал, что купить или выменять нужное оружие, а тем более драконий коготь, ему не светит. В один из таких визитов он просто полез внутрь скелета и от души поблагодарил свое везение. Под кучей внутренних органов между пластами практически окаменевшего мяса обнаружились два осколка ребра. То ли в какой-то стычке дракона так хорошо помяли, что раздробили кость, то ли при разделке случайно зацепили, но рыться в еще влажном ливере побоялись: у драконов имелась куча уникальных органов с едким горючим и просто опасным наполнением. Со временем все это добро растеклось и улетучилось, а осколки костей остались нетронутыми.

Один осколок Сполох благополучно продал, а из второго заказал на вырученную сумму отличный кинжальчик. Не коготь, конечно, ценители сразу увидят разницу, но по характеристикам ничем не хуже. По крайней мере, отделить желудок — легкий, прочный, непромокаемый и устойчивый к агрессивной среде мешок приятного сиреневого цвета — получилось без особых усилий. Из него вышло прекрасное жилье. При наступлении крупной неприятности, например, нападения, наводнения, землетрясения и прочих непредвиденных обстоятельств, в нем можно было отлично замуроваться. Сполох предусмотрительно сделал оба выхода закрывающимися. Самым простым способом, с помощью затягивания веревками из драконьих жил.

В случае чего выкурить поселенца из его жилища будет невозможно, — мало кто вот так запросто таскал с собой оружие, способное ранить дракона, а обычные клинки «шатерчик» проткнуть не могли. К тому же желудок не горел, не тонул и не пропускал силовые удары. Очень удобная штука. Жаль, если законопатиться от души, то воздух он тоже не пропускал, и сидеть в нем дольше половины дня было чревато.

Когда хранитель отмер и приблизился, Сполох от неожиданности чуть не отпрыгнул от него шагов на пять. Уж очень суровое было у светлого лицо.

— Ты проводник, — хранитель ткнул в метку на тыльной стороне кисти Сполоха.

— Проводник, — не стал тот отпираться.

— Мне… Нам нужно пройти через столицу в другую часть этого мира. К своим.

Сполох заинтересованно приподнял бровь.

— Так вы тут целой делегацией, что ли, бродите?

— Это не твое дело. Возьмешься?

Делегация светлых в Тени. Скорее всего, неофициальная, раз Сполох о ней впервые слышит. Он, конечно, давно не был в более густонаселенных местах, а в столицу мира и вовсе старался не соваться, но такие новости мимо него точно бы не прошли. Конечно, он возьмется! Как только поторгуется как следует.

Светлый согласился на тройной ценник без возражений и протянул небольшой сверток из недорогой ткани. Продемонстрировав второй такой же сверток, он убрал его обратно в складки одежды, сказав, что окончательный расчет проводник получит в конечной точке, когда выполнит свою работу. Обнаружив в качестве оплаты очень привлекательные прозрачные граненые камешки, Сполох понял, что продешевил.

— В чем подвох? — серьезно спросил он хранителя, разминая сведенную судорогой сделки ладонь.

— По тому пути, где я прошел сюда, теперь идти нельзя, — спокойно ответил тот, а Сполох подавился воздухом. Вместе с фразой у него в голове сформировалась картинка, которой щедро поделился светлый.

Судя по скинутой им только что информации, самая простая, спокойная и легкая дорога до столицы, где находились точки схождения путей, была разрушена.

— Ты… уничтожил дорогу? — хвататься за голову было поздно, сделка подтверждена, легко теперь не отделаться. — Зачем?

— Там были тролли, — пояснил хранитель таким тоном, будто это все объясняло.

Сполох почему-то сочувственно посмотрел на мелкого светлого парнишку. Внезапно пришла мысль, что Светлячок являлся кем-нибудь из важных персон, но идея была откровенно бредовой, и ее смело можно было выкинуть из головы подальше.

— Ладно, хорошо. Пойдем в обход.

Отвернувшись, Сполох не увидел, как хмурая сосредоточенность на лице хранителя на мгновение сменилась на выражение необъяснимого облегчения.

Провести светлых в этом теневом мире так, чтобы они не привлекли внимания недружелюбных местных обитателей, было немного проблемно, но не сказать, что совсем невыполнимо. Как и в большинстве миров, близких к Свечению, здесь существовали безопасные чистые пути. Прямые и понятные, специально сделанные под светлых. Один из таких путей как раз разрушил прибывший за мальчишкой хранитель.

Миров Свечения под боком было полно, их жители таскались по чуть ли не единственному пограничному теневому миру, где сейчас и обитал Сполох, толпами. С ними была устная, но все-таки договоренность о ненападении, поэтому они и без сопровождения вполне могли ходить, где им вздумается. Впрочем, в не очень законных и более запущенных случаях имелись извилистые тропки, на которых соблюдались правила «не нападай совсем уж без причины». Также существовала гильдия проводников, берущихся за небольшую (или внушительную) плату, провести кого угодно куда угодно. Даже в миры глубокой Тени, в которые обычным светлым лучше не соваться без серьезного оружия, да и необычным с оружием тоже не всегда безопасно.

Окинув еще раз взглядом нанимателей, Сполох определил, что хранителя смело можно вести прямо по средней Тени, пару недель точно. Этот осилит дорогу, и будет держать себя в руках. По крайней мере, постарается. Хотя, если вспомнить разрушенный путь, Сполоху сильно повезет, если этот светлый не разнесет по дороге еще что-нибудь важное или нужное.

Мальчишку вести по Тени не хотелось совершенно. А вариант оглушить и тащить в качестве поклажи хранитель почему-то не одобрил.

Мир, который Сполох облюбовал себе в качестве дома, был по-своему уникален, включая в себя чуть ли не все уровни Тени, от самых верхних до средних слоев. Точка, которую светлый обозначил, как конечный пункт назначения, считалась крайне неудобной, а уж из болотца Сполоха и вовсе быстро без проблем туда было не добраться. Местные назвали эту территорию «полигоном», и она представляла собой пустошь на противоположной стороне мира. Дороги до этого места пролегали через средние слои Тени, которые не очень хорошо переносило большинство светлых. Но у Сполоха имелся в голове план, как быстро проскочить неприятные для нанимателей участки, ведь сделка проводника по умолчанию предусматривала оптимальный путь в определенных пределах. Этакое ограничение для ушлых темных, которые могли бы водить заказчиков по Тени годами, вытаскивая из светлых дурачков последние сбережения.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 144
печатная A5
от 534