электронная
40
печатная A5
215
18+
Сон разума рождает чудовищ

Бесплатный фрагмент - Сон разума рождает чудовищ

Объем:
22 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-0092-7
электронная
от 40
печатная A5
от 215

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

1

— Черт, в этом месяце первое место по праву принадлежит презервативам! Вонючим носкам и грязным майкам их теперь точно не догнать. Раньше такие неряхи хотя бы оставляли какие — то чаевые, а сейчас — пожалуйста. Вот тебе, Сара Вейдум, народная благодарность! — Стоя в безупречно чистом номере, горничная месяца, смотрела на использованный презерватив застрявший в щетке пылесоса. — Дава-а-ай, как бы ты ни оттягивала момент, милочка, тебе придется это сделать. — Она, выдохнув, сщурила глаза до маленьких щелок, рукой, естественно в перчатке, потянула за резиновое кольцо и на какой-то момент ей показалось, что оно поддалось, но, когда раздался треск, внутри нее все оборвалось. — Сука! Сука Сука! Ты не мог лопнуть. Ну не-е-ет же-е-е, тва-а-арь, — содержимое презерватива плавно стекало на пол, а также внутрь пылесоса, грозясь оплодотворить пылесборный мешок.

К глазам Сары неминуемо подбирались слезы, и она уже была готова заплакать, но, одернув себя, вспомнила, что сегодня на смену старшей горничной заступила «Мисс недотрах 1996 года», Клейн Мартуд, и, застав она Сару в истерике, непременно сделала бы ей выговор и плевать на эту мерзкую семенную жидкость, стекавшую на только что начисто вымытый пол. Людей, распускающих нюни на работе, Клейн Мартуд не очень — то жаловала и, насколько помнит Сара, любители поплакать в рабочее время вызывали у старшей горничной предвзятое отношение к их профессионализму на многие годы вперед.

— Пылесос! — В голове Сары раздался голос разума. — Нужно снять трубку, чтобы эта мерзость не попала внутрь мешка, — последовав этому голосу, Сара сняла удлинительную трубку и отправила ее под горячую струю воды в ванной комнате.

Тридцать четвертый, тридцать пятый, тридцать шестой, тридцать седьмой и тридцать восьмой номера — сегодня она хорошо потрудилась, и, после того, как с пылесосом было покончено, могла позволить себе выкурить одну сигаретку перед последним номером в этот дерьмовый день.

На курилке небольшого трехзвездочного отеля под названием «Джелли» Сара увидела завсегдатаих этого места — работниц прачечных. «Они хоть когда — нибудь работают?» — подумала Сара.

Она в этом очень сомневалась. Хотя курила редко, (от одной до трех сигарет в день), еще ни один ее отдых на курилке не проходил без постоянного гула этих куриц. Казалось, даже скорое приближение конца света, не помешает этим хлопчато-бумажным знатокам прервать обсуждение очередной сплетни, залетевшей через форточку и прошедшей путь через компанию таких же жадных до комеража женщин, чтобы после вылететь на просторы всеобщего обсуждения.

Вот и сейчас, по своему обыкновению, три женщины, дымя тонкими сигаретами и кивая острыми подбородками в такт рассказу своей коллеги, вот уже как пять минут яро обсуждали слишком уж тесное общение менеджера «СПА» с главным администратором службы приема и размещения.

Боковым зрением Сара заметила, что к курилке стремительно приближался Грейт Иствуд, ответственный за уборку шестидесяти пятилетний старик с двумя рядами золотых зубов, голубыми глазами и начальной стадии рака гортани. За собой он тащил небольшой ящик зеленого цвета, окрещенного всеми курящими работниками отеля — «помойкой на колесах».

По приближающейся вони Сара поняла, что ей пора работать.


Обычно все ее раздумья по поводу сложившейся жизни заканчивались примерно к полудню, тогда до окончания рабочего дня оставалось всего парочка номеров, и к этому моменту Сара уже начинала думать о предстоящем ужине со своими девочками и куском дерьма, торчащим целыми днями перед телевизором.

Да-да, все было именно так, она уже давно перестала стесняться собственных мыслей, даже таких диких как унижение, пусть даже и мысленное, собственного мужа. А ведь паршивец был так мил: цветы, конфеты, бессонные ночи, побеги из родительского дома, свидания, секс под отрытым звездными небом и конечно же поцелуи под дождем. Что же еще нужно для мечтательной восемнадцатилетней дурочки, уже в то время днем и ночью пропадающей на сотнях однодневных подработках, помимо основной, сулившей, как казалось в то время, светлое будущее работы мечты.

Профессия юриста на тот момент так же обещала молодому Питу Грейну большое будущее и никому из его знакомых даже в голову не могло прийти, что уже через несколько лет они увидят некогда перспективного студента выгуливающим свою собаку в парке с парочкой бутылок пива, в то время, как остальные примерные мужья давно трудились на любимой работе в поте лица. Сокращение, внезапная смерть матери, проблемы с простатой из-за увлечения таблетками для половой активности в молодости, все это подкосило успешное будущее Пита. Сара прекрасно понимала его и поддерживала. До определенного времени. В какой-то момент, после трехлетней безработицы мужа, она начинала улавливать логику этой уже к тому моменту диванной гусеницы. Питу нравилось быть жертвой, к тому же никто его не осуждал, а наоборот подбадривали. И нашлось даже несколько болванов, предположивших, что виной нынешнему положению бедняжки Пита была сама Сара.

Так тянулись годы, все попытки тогда уже уволившейся с работы мечты учительницы поговорить с мужем насчет его затянувшейся меланхолии завершались скандалом, и ради двух появившихся на свет ее маминых дочек она оставила эти жалкие попытки достучаться до депрессивного супруга.

Сара зашла в лифт, нажала на кнопку пятого этажа и незаметно для себя в раздумьях прикоснулась к кольцу на безымянном пальце левой руки.

И ладно бы только муж, на него ей стало плевать, сразу же после появления прекрасных девочек близняшек, на любимой работе не оказалось больше места для учителя музыки. Директор школы, в которой два года проработала Сара, считал, что слишком сильная любовь детей к преподавателю и его предмету разлагает дисциплину и подрывает авторитет коллег. Родители беременной учительницы-горничной, узнав сразу о двух знаменательных событиях в ее жизни, ужаснулись и заняли крайне скептичную позицию относительно желания Сары оставить ребенка, ведь именно им по телефону дочь изливала те редкие переживания по поводу безделья мужа.

Сара так и не смогла забыть обидные слова матери прозвучавшие как гром среди ясного неба, задевающий больные отитом перепонки:

«И что, ты и твой отпрыск будете до скончания дней жить на твое жалование горничной, прислуживая этой тряпке?»

«Да уж, маньяк с ножом в переулке порой не так страшен, как такое отношение к твоему супругу (каким бы он ни был) двух твоих самых важных в жизни людей. Видимо, так и разрываются даже самые близкие родственные узы — в одночасье и бесповоротно.» — думала Сара.

Больше родители, примерные ученые — физики, залетевшую дочь не видели и ничего о ней не слышали, сама она не звонила, а они, во что бы то ни стало, решили прекратить общение с неблагодарной девчонкой и были рады отсутствию с ее стороны каких-либо попыток наладить общение. А когда заскочивший в гости очередной сосед как бы невзначай заводил разговор о их дочке, что в Плимуте, пытаясь выведать, подобно сплетницам в отеле, очередную скандальную для их улицы новость, Мистер и Миссис Вейдум рассказывали занимательную историю о том, как их дочь ушла в монастырь служить Богу, и вот уже на протяжение десяти лет ее душа и тело принадлежат только ему.


Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 40
печатная A5
от 215