электронная
180
печатная A5
352
18+
Сокровища богов

Бесплатный фрагмент - Сокровища богов

Алмазы власти

Объем:
178 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-6276-6
электронная
от 180
печатная A5
от 352

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1. Воин и волшебник

Наконец в гавань зашел корабль. Он опоздал — на пять часов! Поэтому пассажиры были с несколько подпорченным настроением. Все, но только не он — Аргус, маг ордена Крондарингов, что на Общем языке значило «защитники драконов». Не с чего ему было сердиться. Он окончил все свои дела в землях Ордена Зеленого Дракона, и спокойно сидел на одном из ящиков, покуривая любимую трубку.

Капитан вышел на правую палубу корабля, тысячу раз извинился за неудобства, пока его матросы пришвартовались и быстренько прикрепили трап к пристани. Судно стремительно наполнилось пассажирами и тут же тронулось. Путь лежал на север — в империю Мегалион. По пути, правда, должно было быть две остановки: одна (в еще одной империи) — Кханг Лао (Кермессия) — стране загадочных желтолицых и мудрых людей, другая в Конлисе, что в Республике Трех Баронов.

Аргус всю дорогу сидел в харчевне: курил трубку, пил джаванхийский чай и думал о прошедшей поездке. Все прошло как нельзя удачно. Дела у его родного ордена идут превосходно: в Дремолесье уничтожили очередную группу чернокнижников вместе с их капищами, отбили нападение зверотроллей и черных гоблинов, также орден пополнился еще тремястами воинами.

Тем не мене, чем быстрей корабль приближался к берегам Мегалиона, тем больше маг стал погружаться в состояние легкой печали. Дома его ждала ответственная работа. Как ни как маг являлся главой имперской коллегии мракоборцев, а мрака в Мегалионе хватало. В основном к силам тьмы прибегали в столице и на северо-западе страны. Там дело доходило даже до жестоких боев. «Эти дикари с севера и дурные аристократы обеспечат меня работой, это уж точно!» — с раздражением думал Аргус.

Спустя два дня корабль пришвартовался в порту города Дао, Кермесской империи. Судно и порт обменялись людьми, но плавание не возобновилось: начался шторм, отправление перенесли на следующее утро. Аргуса это ничуть не расстроило, он наслаждался каждым мгновением, проведенным за любимым и важным делом — чтением. Кудесник изучал древние манускрипты и целые фолианты, ища в них тайные знания былых времен. Нет, он не возил их с собой, маг читал то, что получил в качестве трофея после славной (или не очень славной) битвы.

Аргус остался в корабельной столовой, читая свой последний гоблинский манускрипт «Гротх салех», застряв на одной строчке. «Ну, никак я не могу перевести эту фразу, чертов язык гоблинов!» — гневно пробурчал себе под нос волшебник. «Как же мне все это надоело! Язык этот, да и чай джаванхийский тоже. Голова болит!» — вскрикнул Аргус, снимая серую шляпу, и гладя свои седые длинные волосы. «Надо выпить! Эля! Эй, разносчик, две, нет три пинты эля! Да рыбьих глаз копченных на закуску!» Просьба тут же была услышана, и к столу подбежал карлик-официант. Он принес все, что требовал маг и даже больше — черный угольный сыр в дар. «Вот это я понимаю обслуга!» — весело похвалил слугу волшебник.

Только последняя капля эля из второй пинты прошла через полные губы чародея, как со спины его кто-то окликнул. Аргус обернулся и узрел бегущего к нему юношу. «Аргус, как я рад нашей встрече, да еще и в таком удивительном месте!» — радостно раскричался юноша, обнимая сидящего мага. «О, мой милый Рогволд, здравствуй, действительно не ждал тебя здесь» — заулыбался маг — какими путями-дорогами тебя занесло в «страну желтого дракона»? Рогволд сел напротив подвыпившего мага, заказал себе пинту эля, пригладив свои белокурые волосы.

— О, я был на задании, из Кханг-Лао кое-что передали моему дяде.

Аргус задумался.

— Что, если не секрет понадобилось жрецу Вселасу?! Давненько я его не видел — прикусив рыбий глаз, поинтересовался маг.

«Да не знаю, ключ какой-то, открыть ему что-то надо» — лениво начал Рогволд, — а это только у них есть, у кермесов, кристаллы какие-то пурпурные». Волшебник замер, услышав последнюю фразу. Дымя трубкой, он вспоминал его прошлые встречи с Вселасом, их разговоры и дела. Он был светлым жрецом: не сотрудничал с темными силам, но любознательность и ум не давали ему жить спокойно. На последней встрече Вселас поведал магу известные каждому жителю Донвига мифы: о рождении мира, о гибели великих богов, о волшебных камнях — управителях природы, называемых «олманты». Аргусу запомнилось, с каким вожделением жрец рассказывал про найденную им древнюю слувонскую карту, где четко показан путь к пещере Сарго. Там по преданию хранится что-то очень важное, но запомнить он этого не смог, уж слишком захмелел тогда старик от крепкого слувонского пива. Тогда Аргус не предал этому такого большого значения, но теперь маг, нахмурив брови, серьезно задумался.

— Позволь, взглянуть на этот странный кристалл? — неожиданно произнес мракоборец.

Рогволд несколько оторопел:

«Да, мисир, конечно, возьмите» — ответил он, нервно копаясь в своей сумке.

Аргус внимательно всмотрелся в этот продолговатый, пылающий огнем предмет. В голове кружились тысячи вариантов того, что это может быть? Пребывая в размышлениях, Аргус потянулся за табакеркой, случайно задел книгу, она упала и раскрылась. «Вот неуклюжий» — процедил маг. Он потянулся к книге и увидел на ее страницах изображение того самого кристалла, который лежал перед его глазами. Тут же он начал самозабвенно читать книгу (тем более, что эта глава была написана на Общем наречии). Рогволд все пытался прервать, спросить старца, но поняв, что дело это неблагодарное поднялся на палубу, с которой уже было видно порт Конлис. Это был небольшой порт на северо-западе Республики Трех Баронов. Богатству этой торговой республики могли позавидовать крупные державы, такие как Элванс и Мегалион.

«Рогволд, сын Ролда, нечего всматриваться в пустую даль, мы прибыли, пошли со мной в город, — позвал Аргиус. Он поднялся на палубу, с серьезным задумчивым видом, — дело есть». Молодой муж удивленно посмотрел на старца и, промолчав, пошел вслед за ним. В порту как всегда кипела жизнь: толстые потные торговцы продавали рыбу, крабов, угрей и прочих морских гадов, дряхлые вонючие старухи торговали морской капустой, водорослями и морскими розами, а работорговцы всучивали невольных юношей, девушек и детей (в том числе и для любовных утех).

Аргус и Рогволд повернули на главную дорогу, ведущую к городской ратуше. Все это время они почти не разговаривали, верней так: отстающий Рогволд время от времени спрашивал, куда они идут, на что чародей кратко отвечал «увидишь».

Город, словно бриллиант, переливался разнообразными цветами каменных домов. Они отливали нежными теплыми оттенками красного, оранжевого, терракотового и лимонного. В каждом из них кипела жизнь: там находились различные продуктовые лавки, таверны, бордели, ломбарды, магические и алхимические салоны, бани, лицедейские клубы и места, где можно было купить морфий или заказать убийство недруга. В голубых глазах Рогволда отражались изысканные здания Конлиса, его статуи и фонтаны, мощеные дороги и толпы вечно спешащих горожан. В свои двадцать четыре года Рогволд, сын Ролда из некогда великого дома Рандригов не ступал на землю трех баронов. Все его существование проходило в удельном княжестве Слувония — провинции Мегалиона, где он воспитывался дядюшкой Вселасом, сыном Феллиса из дома Форингов, по прозвищу Распутник (за то, что имел уйму детей от разных женщин, хотя это запрещено волхвам). Вселас был родным братом матери Рогволда Олфеи, которая была женой Ролду — наместнику Слувонии. Их убили морнийские дикари в разгар войны Грифона и Медведя в 977 году Пятой эры.

С тринадцати лет он служил оруженосцем у своего кузена Форина, сына Вселаса. С шестнадцати лет был посвящен в безземельные рыцари младшей стражи князя Слувонии Умбальда Хмельного — совершенно безродного проходимца, но некогда фаворита императора Нортфела II, который его и поставил наместником. С того же возраста Рогволд и занимается различными эксцентричными поручениями своего дядюшки.

Поднявшись на холм, Аргус с отдышкой произнес: «вот и она — городская ратуша». К небольшому лимонному зданию с красной черепичной крышей вела аллея, усеянная пальмами и стражниками. Стража ездила на хормпанах — двугорбых животных с угрожающих рогом над ноздрями.

— Неужели мы идем к Агольду Кровавому, зачем он вам понадобился? — неожиданно спросил Рогволд.

— Тссс! Откуда ты… а ну да, я забыл кто твой дядюшка. Не надо вспоминать ту войну. Сейчас Агольд простой бургомистр, очень богатый и влиятельный, за этим мы к нему и идем.

— И все-таки это не смывает с него моря крови… Чем же он может нам помочь?! Я давно должен был подплывать к Мегалиону, а я здесь…

— Впрочем, ты прав. Походи-ка лучше по Золотому рынку — это что-то потрясающее, может что-нибудь присмотришь себе.

Маг улыбнулся, приобнял воина и отдал ему мешочек с золотом и загадочным кристаллом. Рогволд сначала даже оторопел, но затем поклонился магу. «Не стоит ему пока в этом участвовать» — подумал Аргус.

Глава 2. Неожиданное путешествие

«Невероятно» — подумал Рогволд, увидев первый из трех «спускающихся» с холма ярусов рынка. Аромат экзотических цветов и фруктов одурманил его. Он постоянно подходил и спрашивал «что это», да «откуда это», пробовал на вкус и запах, осязал и обонял эти прелестные дары природы. Торговцы из Морна бросались лепестками плотоядного диноса, которые тут же сгорали на ветру; дудэндцы пускали в небо дым своего чудесного табака; эльфы плели венки из целебных трав, напевая древние баллады.

Некие восточные девушки, видимо из Кермесии, ходили с корзинками и раскидывали голубые лепестки. Одна из них подошла к Рогволду, улыбнулась и дала ему веточку с голубыми листочками. Воин не успел и слова произнести, как она исчезла.

Были позади вторые врата, и растерянный воин бродил уже по второму ярусу, где торговали различным оружием, редкими вещами и роскошными украшениями. Народу становилось все больше и больше, а симпатичных девушек все меньше и меньше. Грозные мужи гремели своим оружием, примеряли кольчугу, присматривались к мечам и копьям, громко хохотали.

Огромные пальмы создавали тень, спасая от жары. Под ними отдыхали боевые слоны, которые еще не нашли себе покупателя. А вот ларнийские жалохвосты дергались в своих клетках на жаре, что, впрочем, для них было приемлемо. Проходя возле этих опасных тварей, постоянно норовивших кого-нибудь цапнуть своими клешнями.

Рогволд на время остановился и впал в воспоминания. Жалохвоста он повстречал впервые на единственной запомнившиеся прогулки с отцом. Они гуляли по степям Ларна, маленький Рогволд резвился в высокой траве и бегал от отца. Однако одно обстоятельство изменило ход прогулки: оцепеняющая боль и падение. Слез не было, сразу же появился отец, он поднял сына на руки и произнес — «Не бойся, сын мой, это к тебе взывают твои предки, — он раскрыл левую ладонь, на ней сидел маленький жалохвост — они взывают к нам через них, наших животных-родичей. Все мы дети Ларна и его законные правители, и вскоре мы обязательно вернем свою землю».

Ларн, некогда сильное и могучее королевство древних людей от которого ныне осталась лишь пустошь, по которой околачиваются кочевники, торговцы, разбойники и часовые Империи.

Глубокие воспоминания прервали отдаленные и невнятные крики: «Лар..ларнийские вещи..золото..пояса». Сердце Рогволда дрогнуло, и он немедленно побежал на эти крики. Звуки доносились из небольшой лавки, почти у самых третьих врат. Усатый торговец сразу заметил сияние в глазах Рогволда и тут же начал совать ему в руки различный хлам. Но воину пригляделось другое: серебряная фибула в виде жалохвоста.

— Вот это! — отрезал сын Ролда — я беру ее.

— Отлично, милорд, — обрадовался торговец. Рогволд снял с пояса мешок и тогда он вспомнил, что там кристалл Вселаса и отдавать его нельзя. Но беззаботного купца не смутила задумчивость его. Он выхватил мешок и тут же потерял кисть от рефлекторного взмаха меча Рогволда. Воин сам не на шутку испугался своего необдуманного и оттого рокового действия. Купец истошно вопил, валяясь в луже собственной крови, чем, безусловно, привлек всеобщее внимание.

«Три барона! Что здесь происходит, а ну-ка давай мы тебе кишки на копья намотаем!» — прокричали рыночные стражники. Завязался бой. Во время краткой передышки Рогволд запрыгнул за лавку и обнаружил странную вещь: на окровавленном усаче лежали мешок и высыпанные из него золотые монеты. Лишь монеты. «Проклятые колдуны, никогда им не доверял» — подумал воин и тут же вернулся в бой. Он успешно отбивался от поспевающих стражников. Но отбиться от стрелы не смог.

— Он теперь мой, — уверенно произнес некий мужчина с арбалетом.

— Ты кто такой? — усталым голосом спросил незнакомца толстомордый стражник.

— Не твое дело, смерд, — грозно заявил незнакомец. Стражники попятились назад. Незнакомец подошел к раненному Рогволду, вытащил стрелу у него из спины. «Зелья надолго не хватит, бери его чего смотрите» — приказал он своим прибывшим дружинникам. Они положили его на носилки, и пошли вверх по холму к первому ярусу, к выходу. Без проблем они прошли через рынок, люди боялись их, отступали, поэтому даже бравые мужи обходились лишь ворчанием. Подходя уже к первым вратам, их встретила стража. Когда незнакомец уже был в двух шагах, стража расступилась, оттуда вышел худой человек в зеленом одеянии с широкими рукавами. Черная бородка обрамляла его приветливые губы, а лысину прикрывал темно-зеленый берет. Это был Фил Ангуис — первый советник бургомистра.

— Приветствую вас, лорд Феликс, ну и переполох же вы устроили в нашем городе, — с улыбкой сказал Фил.

— И вам того же, Ангиус, да Империя требует рабов и я покупаю их или беру силой — самоуверенно заявил Феликс.

— О, мой лорд, я все понимаю, но вы нарушаете законы нашей республики, я не могу вас просто так отпустить. Этот пленник должен предстать перед судом городского магистрата и понести заслуженное наказание. А с вас взыщут денежный штраф за беспорядки по закону.

— И кто же меня остановит, неужто вы? — смеясь спросил Феликс.

— О нет, милорд что вы! Я привык решать проблемы по закону и только по нему.

— Все ясно! — перебил Феликс — деньги — вот и весь ваш торгашеский закон, держи, пятьдесят золотых хватит и на штраф и на судебные издержки и за пленника, и тебе на скромную снедь. Он бросил окровавленный мешочек Филу, тот пощупал его и льстиво улыбнулся: «О, милорд ваша щедрость и благоразумие не знает границ, доброго пути».

Советник удалился, стража расступилась, и Феликс со своими воинами продолжили путь. Вскоре они уже были в порту, где после долгого погружения на корабль, ночью отправились в Медную гавань.

— Что вы нового увидели в республики, милорд? — спросил у Феликса, капитан корабля Спайк Одноглазый.

— Ничего нового, Циклоп, все те же толпы торгашей, куртизанок, пиратов и зловонных рыбаков — закуривая трубку, ответил Феликс. Спайк хрипло похихикал — да, родной мой край!

— Когда мы будем в гавани? — продолжил Феликс.

— Через три дня, милорд, если ветер также будет дуть в спину.

— Будем надеяться.

Вскоре раздался крик и треск мечей, лорд Феликс взглянул на палубу: Рогволд отбивался от стражников.

«Тупоголовые болваны! Вы должны были разоружить его, связать!» — гневно прокричал Феликс. «Если хочешь что-то сделать — делай это сам» — подумал он.

Через пару минут стражники все-таки схватили Рогволда, огрели дубиной и связали. «В трюм его, разденьте и выясните, откуда вообще этот выродок!» — скомандовал лорд.

Он докурил трубку, поправил свои черные волнистые волосы и спустился в свою каюту. По пути он захватил с собой одного из пленных юношей. Вообще, его светлость предпочитал женский пол, но когда его не было рядом, подходил и мужской. Уж больно не любил милорд засыпать один в холодной постели.

###

Попрощавшись, Аргус повернулся к величественной ратуше. Сложена она была из каменных блоков лимонного цвета, с терракотовой плиточной плоской крышей, на которой развивались три флага: республики — красный с желтым кораблем, и самого города — зеленый с бежевым профилем основателя города Августа Фейцира.

Поднявшись по лестнице, волшебника остановила стража.

— Мы не можем вас пропустить, милорд, — пояснил гвардеец, его выдавала зеленая мантия и золотой орнамент корабля на шлеме.

— Да, я понимаю, но я договаривался о встрече.

— Хорошо, Брунсник, позови Его светлость майордома.

Буквально через минуту врата отворились — поспел майордом. Это был пожилой человек, покрытый морщинами, с густыми седыми бровями и пустыми серыми глазами.

Поправив свой красный берет, он улыбнулся и тепло встретил волшебника: «Благочестивый Аргус, рад тебя приветствовать, мы тебя давно ждем, проходи». «Взаимно лорд Фейгус, пойдемте». Лорд Эрольд Фейгус некогда был одним из командующих войсками ордена Зеленого дракона, но по выслуге лет ушел со службы в ордене, однако сохранял тайные связи с ним.

Они зашли в разукрашенный фресками зал. Вдоль красной дорожки стояли гвардейцы с закрытыми забралами вооруженные алебардами.

— Лорд Агольд готов меня выслушать?

— Я думаю да…

«Ну, и славно» — подумал волшебник — «надо же все-таки разобраться, что это за камень, а если это олмант?» — забеспокоился маг, — « кто его достал и откуда он?»

Вскоре они вошли в большой зал, над которым возвышалась самонадеянная статуя Агольда, стоявшая посередине. Каменный бургомистр был «закован» в мощные латы, левой рукой он опирался на полуовальный щит, а правой рукой направлял свой грозный меч. «Самодовольный болван — подумал Аргус — детоубийца проклятый». А ведь недаром первым прозвищем Агольда было «детоубийца».

Во время восстания против Империи мелкий воевода Агольд встал на сторону баронов. Он выполнял самые грязные и мерзкие приказы: вырезал лояльные Империи поселения мирных жителей, не щадя ни единого ребенка. А уже после восстания уничтожал детей, которые хоть мало-мальски могли пошатать власть баронов в будущем. «Кровавый» более мягкое его прозвище и тем нее менее официально его величали Агольд Храбрый.

###

Впереди, слева и справа были еще коридоры, в которые постоянно входили и выходили разные люди: писцы, кухарки, чиновники, стражники, а также шуты и танцовщицы.

Прямо за статуей находилась широкая лестница. Аргус с Эрольдом поднялись, стража учтиво поклонилась им, пройдя по коридору, они вошли в круглую комнату, по диаметру которой стояли стражники. В центре комнаты стояла винтовая лестница.

— Сколько же преград понаставил Агольд — боится — усмехнулся Аргус

— Мести боится, о его прежних «подвигах» еще не забыли, — ответил Фейгус.

— И не забудут, — процедил маг.

Они поднялись по лестнице и отворили дверь. За ней находилась небольшая комнатка, на стенах висели флаги Конлиса и Республики, у двери стояли два двухметровых рыцаря с позолоченными латами и зазубренными мечами.

«Неужели он думает, что блестящие доспехи защитят его?» — подумал волшебник.

— Передайте лорду Агольду, что к нему пришел Аргус Крондаринг магистр мракоборцев и управляющий Эрольд Фейгус.

— Да, милорд, — ответил один из стражников. Он вошел в комнату. Через несколько мгновений оттуда выбежали полуобноженные девушки и музыканты, после чего рыцарь вышел.

— Прошу вас, лорд Агольд ждет вас.

— Оно и видно, сир, — усмехнулся волшебник.

Они зашли. Перед ним слева стоял камин, правее дубовый с десятью дубовыми стульями, еще правее находилась двуспальная кровать, возле которой стоял Агольд.

— Здравствуйте, лорды! — поприветствовал их радостно бургомистр

— День добрый, милорд, — синхронно ответили Аргус и Эрольд.

— Простите, но я тут немного не одет, — с улыбкой сказал Агольд, пока его слуги надевали на него одежду.

— Ну, что вы что вы, я понимаю, вы отдыхали, не в доспехах же милых дам ласкать.

— Дамы! Ха! Обычные танцовщицы!

— И то правда… — согласился волшебник.

— Впрочем, вы ко мне по делу пришли магистр, присаживаетесь. Фейгус, вы можете идти.

— Да, милорд, — произнес управляющий и удалился. Аргус сел по правую руку от стула Агольда. Вскоре он закончил одеваться, слуги также удалились. Агольд пошел в сторону комода.

— Ну, что же можем приступать, о чем ты хотел поговорить Аргус? — копаясь в комоде, спросил бургомистр.

— О, милорд дело серьезное. Я думаю, вы знаете легенду о Великой войне богов и людей, и о олмантах, которые раскиданы по всему свету…

— Еще бы! Кто этого не знает, — перебил Агольд, насыпая табак в трубку, найденный в комоде.

— Так вот, после нашего недавнего похода на гоблинов, мне досталась интересная книга, где я нашел описание возможно одного из олмантов…

— И что? — снова перебил Агольд — олманты утеряны, да и потом это древняя сказка, неужто ты веришь в это? — Агольд закурил.

— Верю-неверю, а не так давно имперские разведчики узнали, что похожий камень был найден в Морне, в Троллиной пустоши…

— Кем!? — опять не удержался Агольд. Лицо его стало серьезным, взгляд задумчивым, губы нервно выдыхали дым.

— Хуррийцами, а это довольно опасно. И по рассказам следопытов это похоже на описываемый в книге камень.

Агольд задумался: «Похоже, старик правду говорит»

— Покажи книгу.

— Да, конечно.

Аргус взял книгу и открыл ее на нужной странице. Агольд подорвался со стула и начал внимательно всматривается в книгу. «Мне нужна твоя библиотека» — мягко потребовал Аргус. Агольд не ответил, он внимательно читал, не понимая ни слова. Через пару минут докурив трубку, аккуратно положил ее на стол и серьезно произнес: «Зачем тебе мне это рассказывать, слуге баронов? Республика и Империя — давние враги, почему я должен тебе помогать?».

Волшебник смутился, он понял, что бургомистр не так прост, как кажется. «Понимаешь, дорогой Агольд я доверяю тебе больше, чем имперским интриганам. Все эти придворные псы — церковники, аристократы и торгаши, в общем, возится с ними, что с навозом»

Агольд хитро улыбнулся, затем выдержал паузу и согласился: «Ладно, старик так уж и быть». Он позвал одного из стражников, чтобы проводить колдуна в библиотеку. Маг поблагодарил бургомистра и пошел вслед за стражником.

Спустившись в круглую комнату, они набрели на дверь, в которой и было книгохранилище.

Аргус просидел там несколько часов, ища древние книги и свитки. И вот вскоре он наткнулся толстую пыльную книгу. Очистив ее, он распознал в ней «Древнюю историю магических вещей Горунда Мельорского» — переписанную копию утраченного труда. «Вот это удача» — подумал маг — надо же, здесь точно найдутся ответы на мои непростые вопросы»

Несколько часов маг вдыхал пыль этой древней книги, листал, переводил, в общем, напрягал все свои многочисленные извилины, пока не нашел ответ.

«Долго же ты тут возишься, старик» — процедил внезапно вошедший в комнату Агольд. Аргус сначала немного опешил, но потом уверенно ответил: «Такая интересная книга, зачитаешься просто». Он и не заметил, что в библиотеку зашел не один бургомистр, но еще и его стража постепенно обступавшая вокруг комнаты.

«Ты что-то нашел, ведь так?» — поинтересовался Агольд.

— Нет, пока — отрезал волшебник.

— Тогда ищи быстрее! — злобно потребовал бургомистр.

— Да как ты… — попытался возразить Аргус, как его прервал острый меч стражника.

«Но-но-но полегче, старичок! — язвительно произнес Агольд — а то Змеиный хвост тебя побреет до самых костяшек». Аргус прохрипел в ответ, а Змеиный хвост усмехнулся. Этот стражник был одним из сильнейших бойцов бургомистра. Он никогда не снимал свой купольный шлем, на его зеленых доспехах «шипела» черная кобра. Он мало разговаривал и не, потому что не хотел, а просто не мог. Агольд нашел его в песчаном Бирханде, а в этих землях на Общем наречии говорят не очень даже аристократы.

«Так, где этот волшебный камушек находится? — нервно спросил Агольд — ну же!»

«Неужто это тебе так срочно надо?» — в ответ спросил маг.

«Говори!» — раздраженно прокричал Агольд

— Уговорил.

«Вот взгляни на эту карту — встрепанный Аргус ткнул пальцем в хрупкий лист — вот где изображен так желаемый тобой камень, в Мунгорсе, что в Морне» — закончил уставший чародей. «Чудно, старик!» — расхохотался коварный бургомистр, но вскоре остановился — «Дубина!» Аргус не успел понять, о чем он, как в глазах засиял мрак и он свалился на пыльный каменный пол.

Глава 3. Королевские неурядицы

Столицу Империи освещала утренняя заря, раскрашивая белокаменный город красно-розовыми красками. Торговцы готовились к открытию лавок, ремесленники проверяли инструменты, стражники сменяли караул и только воры и проститутки только ложились в постель и намертво засыпали после плодовитой ночи.

В величественном императорском дворце-крепости начинали копошиться тысячи слуг и рабов, тогда как господа еще спали на своих мягких перинах.

Толпы служащих выходили из королевского замка на раскидистые ветви Царского Древа, на которых и стоял дом государя. Слуги сбрасывали с огромных листьев и распустившихся цветков капли росы, которые падали вниз в Росиное озеро. Наступал понедельник, Императорский Совет приступал за работу в десять часов. Старый император уже с трудом ходил на совет, но все, же посещал его, хотя и без особого желания. Фактически трон контролировала молодая жена Нортфела II королева Горония, которой, из-за весьма тучных форм, дали прозвище Толстая.

К десяти часам, когда солнце уже давно встало, пять из семи членов совета были на месте, ждали только короля и казначея. «О боги, милорды простите великодушно» — запыхавшись, произнес, вбежавший в комнату казначей. «Есть только один бог, лорд Губерт» — возразил верховный жрец Поворий I. Лорд Губерт не успел отреагировать, как майордом Нил с насмешкой заявил: «Да вы, наверно, опять слив наелись, лорд казначей!». Губерт уселся за стол и торопливо ответил: «Да, да верно это все сливы». Лорды на несколько минут занялись своими бумагами до того момента как пфальцграф Эфорт с отчаянным вздохом не произнес: «Снова Его Величество задерживается, видимо, сильно болеет». Услышав эти слова, лорды задумчиво поникли. «На все воля божья, лорд Эфорт, если благочестив наш король, то господь помилует его» — пафосно ответил священнослужитель.

— Вы сомневаетесь в благочестии Его Величества, жрец? — из-за тени в углу комнаты выглянул лорд тайной стражи Моргус Грул.

— Нет, что вы! Сомневаюсь я только в вашем благочестии, Клык. Ваша работа этого не предполагает, — с иронией заметил Поворий.

— Ваша тоже, милорд. Интересно, с каких это пор развлекаться с певчими храма стало благочестием?

— Ах, ты… да будь ты проклят! — Поворий взлетел со стула, начал размахивать руками и кричать. Но адмирал Луан сразу, же успокоил его. Действительно, ходили слухи о такой пикантной слабости первосвященника, но серьезно разбираться с этим никто не собирался.

Клык же, ехидно улыбнулся, моргнул всеми своими тремя глазками и снова спрятался в тени. «Его Величество крепко как никогда!» — решительно заявил майордом Нил. «Будем, надеется…» — ответил лорд Эфорт, неуверенно опустив глаза. Никто серьезно не воспринимал какие-либо заявления Нила — девятнадцатилетнего мальчишки, племянника королевы, которая вершила свою волю через него. Лучшей доли ему не нашли, отец и мать были мертвы, в военные он идти не хотел да и не мог из-за щуплого телосложения. А что до женитьбы, то «кому он пригодиться без кола, без двора» — так говорила королева.

Губерт, тем временем, раскладывал всякие бумажки, свитки и книги с денежным отчетом государю. Конечно, сам он этого не проверял, но вот прихвостень королевы Нил с радостью это делал. И поэтому лорд волновался, что найдутся его финансовые махинации. Он давно уже мечтал уплыть на своем корабле на другой край света, как только король скончается. Не только его, многих пугало, что после смерти правителя начнется борьба за престол, так как наследовать его некому — сыновей Нортфел не имел. Точнее все предпочитали так думать, ибо судьба его была незавидной. Государь всегда тянулся к черной магии, что и погубило его сына Зигмунда. Однажды чернокнижники принесли его в жертву путем сожжения при лояльном молчании короля. В королевской крови есть что-то сильное и могущественное. Обугленный скелет 23-летнего юноши тайно похоронили в склепе, написав имя выдуманного короля. С тех пор официально считалось, что король бездетен.

Губерт постоянно тер свою маленькую (для такого пухлого лица) бороденку то и дело, протирая лоб от пота и перекладывая бесконечные бумажки.

— Неужели вы так взволнованы перед завтрашним турниром, лорд? — поинтересовался Нил.

— Нет, что вы…

Казначей не успел ответить: открылась дверь, из-за нее показалась тусклая фигура короля.

Это был седой, как горный снег старик, усеянный глубокими морщинами, с серыми глазами. Он был столь слаб, что ели-ели нес себя самого. Однако он смог добраться до стула без чьей либо помощи. Лорды встали, поклонились и сели.

«Здравствуйте, милорды» — хриплым голосом произнес император. Более он не принимал серьезного внимания в разговоре. Лорды обсуждали завтрашний турнир и всякие мелочи, типа новых блюд на ужин. Король лишь периодически безразлично-одобрительно кивал головой и моргал. Правда через некоторое время даже ему надоела эта пустая болтовня, и он решился задать вопрос. «А как, как насчет — король задыхался — Дремолесья, что там?». Лорды слегка удивились, что король включился в разговор. «Ваше Высочество, все сделано, поклонники тьмы ликвидированы» — доложил Моргус, наконец-то заговорили о чем-то стоящем — Аргус скоро вернется». Но государь лишь лояльно пробурчал в ответ. Более знать ему было незачем. Моргус продолжал, но никто его уже не слушал. Затем маршал Харольд решил выступить, его уже слушали внимательней, ибо не презирали его как Моргуса. Но ничего кроме рядовых вестей об очередном набеге дикарей на Лимес не услышали. «Но наша могучая стена выстояла, все башни и крепости целы, мой лорд!» — закончил он. На этом король встал, пошатываясь, склонил голову и удалился. Лорды тоже долго не задержались, они быстро собрались, особенно Губерт, и разошлись по своим делам. Казначей быстро добежал до своей комнаты, он все еще очень волновался из-за завтрашнего турнира.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 352