электронная
200
18+
Смерть танцует танго

Бесплатный фрагмент - Смерть танцует танго

Повесть

Объем:
114 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-5847-8

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1

Владимир сидел на скамейке и смотрел, как бьющий фонтан разбрасывал сверкающие на солнце струйки воды. Легкий хмель выпитого пива приятно кружил голову, и невольно подталкивал к раздумьям, согревая изнутри. Худощавый старичок, издали, приметив в его руках бутылку, трусцой подбежал к Владимиру.

— Сынок пустой бутылочкой не угостишь? Я дождусь, посижу рядышком, а ты пей себе на здоровье.

Согласно кивнув, Владимир стал разглядывать окружающих, заметив для себя, что на улице так много симпатичных девушек. Осень баловала их теплом, словно разрешила еще какое-то время надевать мини-юбочки и разноцветные колготки. У соседней скамейки изрядно подпитая «бомжиха» с синяком под глазом приставала к прохожим. Но с ней никто не разговаривал. Возмущенная тем, что на неё не обращают никакого внимания, она громко и голосисто кричала.

— Сергей Иваныч хороший прокурор! Он вас «сучары» всех поставит к стенке!

Затем она на минуту успокаивалась, доставала из кармана недопитую бутылку дешевого портвейна и с горла делала несколько глотков. Дождавшись отрыжки «бомжиха» начинала свой концерт заново. Рядом с Владимиром подсела сексапильная деваха. Владимир её уже видел, когда заходил в этот парк. Хлопая накладными ресницами, она слегка задрала край юбки, оголив бёдра. Её глаза, схожие по силе с действием противоракетного радара, цепко поймали его взгляд, и она неспешно, словно мурлыча, тихо спросила.

— Молодой человек чего-то желает? Минет? Отдохнуть? Всего стольник.

Владимир улыбнулся, молча встал со скамейки, и провожаемый её разочарованным выражением лица, не спеша, пошел по проспекту. Он не был в России целых три года. В его кармане лежал Турецкий паспорт и виза, где цель приезда значилась «коммерческая». Носить чужую фамилию и чужое имя было делом неприятным, но без таких «атрибутов» приехать сюда ему было просто невозможно. А ведь здесь в этом городе всего в двух кварталах от того места, где он находится, живут родители Владимира, а на соседней улице жена и дочь. В январе 1996 года почтальонка передала в руки его матери голубой конверт. На бланке с гербом, находящимся внутри, короткий машинописный текст в суровом армейском стиле известил: «Ваш сын геройски погиб исполняя служебный долг в республике Ичкерия. О доставке тела Вас предупредят дополнительно».

Нервно выкуривая сигарету, Владимир подошел к родительскому дому и посмотрел на окна квартиры. Те же занавески, те же цветы на подоконнике. И лишь скрипучая подъездная дверь жалобно ныла, словно звала его, умоляла зайти. Желание обнять маму острым камнем подтачивало сердце, принося щемящую боль. Приподняв воротник плаща, он с тоской развернулся, и направился туда, где официально был захоронен. По кладбищу величаво разгуливали вороны, раскидывая когтями пожелтевшие листья и озираясь на каждый подозрительный шорох. Владимир подошел к часовне и постучал в окошко. Дверь открыла женщина с накинутым на плечи пуховым платком.

— Вы что-то хотели, мужчина? — спросила она, спускаясь по крылечку.

— Добрый день. Вы не могли бы мне помочь отыскать одну могилу. Я проездом из другого города. Если хотите, я заплачу.

— Побойтесь Бога, — улыбнувшись, сказала сторожиха. — Здесь ваши деньги никому не нужны. Пойдемте. Что с вами поделаешь.

Назвав ей дату похорон, Владимир стал ждать, глядя как аккуратно, хозяйка погоста перелистывает потрепанный журнал, изредка поплевывая на кончики своих пальцев.

— Как вы говорите, фамилия усопшего? — переспросила она, взглянув на Владимира.

— Власов Владимир Иванович — взволнованно произнес Владимир, доставая сигарету.

— Есть такой. Пятнадцатый ряд, третья слева, — сказала женщина.- Пошлите искать.

Она шла впереди, не торопясь, внимательно осматривая каждую оградку. Остановившись у одной из них, и приглядевшись к фотографии на памятнике, она вдруг замерла. Затем с испугом на лице обернулась к стоявшему за ее спиной Владимиру и, перекрестившись, отшатнулась назад.

— Господи…

— Вы идите, я хочу побыть тут один — попросил Владимир, открывая калитку оградки.

Женщина кивнула несколько раз и, попятившись боком, пошла в сторону выхода. Владимир достал из кармана бутылку водки и присел на скамейку.

— Ну, здравствуй… Николай. Вот навестить тебя пришел. Прошло столько времени, а я до сих пор не могу себе простить.

В горле у Владимира образовался ком. Сделав несколько глотков спиртного, он прикоснулся рукой к могильному холму и заплакал. Память словно перелистывая страницы жизни, вернула его опять в Чечню.

Глава 2

Тогда в девяносто шестом Владимир со своей группой прибыл в Моздок ближе к вечеру. Оставив бойцов покурить у входа в штаб, он поднялся на второй этаж и постучал в дверь командующего группировкой.

— Входите.

Владимир вошел в кабинет. У окна стоял и курил седоволосый генерал.

— Товарищ генерал группа спецназа прибыла к месту дислокации. Командир группы майор Власов.

— Проходи майор — откашливаясь, произнес генерал. — Проклятые сигареты. В этой стране даже отрава и та поддельная.

Указав Владимиру на стул, командующий подошел к рабочему столу и сел в стоящее рядом кресло.

— Мы ждали вас к ночи, но раз уж вы приехали немного раньше тогда сразу и приступим к делу. Позвонив по телефону, он стал ждать, пока на том конце провода возьмут трубку. — Ну, где ты там мать твою бродишь — пробурчал он сердито, как тут же из трубки прорезался бравый голос.

— Слушаю товарищ генерал.

— Борис Сергеевич возьмите карту и срочно ко мне. Не прошло и десяти секунд, как в кабинет буквально залетел толстенький с лысиной на голове полковник. На вид ему было, лет тридцать пять не больше. «Ни хрена себе» — подумал Владимир. «В сорок он, наверное, будет генералом. А может быть и маршалом»

Размышление Владимира о звездной карьере полковника прервал голос генерала.

— Вот здесь — показал он карандашом на карте — войсками окружена банда боевиков. Село носит название» Первомайское» По поступившим сведениям бандитами руководят известные полевые командиры Басаев и Радуев. Надеюсь, вы наслышаны о деталях их кровавой прогулочке по Буденовску.

Владимир положительно кивнул.

— Ставлю задачу твоей группе — продолжал генерал. — После выброски укрепится на склоне с северной стороны села» Первомайское». Твоими соседями будет десантная бригада из Пскова и плюс к ним минометный расчет, состоящий из контрактников комендатуры. Они там парятся с первых часов всей этой канители и препятствуют слиянию боевиков с другими моджахедами, которые вероятнее всего косят под мирных жителей. Особисты перехватили радиопереговоры Басаева с неустановленным лицом. Связь была четкой. Речь шла о помощи Басаевцам. Можно с уверенностью сказать, что так называемый инкогнито затаился где-то рядом. А вот откуда он свалится на нашу голову это для нас пока вопрос. Именно поэтому майор, ваша группа должна сделать все возможное и даже невозможное, чтобы никакая падла не дошла до этих ублюдков. Так сказать чисто политическая миссия. Будем надеяться, что твоим бойцам и стрелять то не придется. Всю грязную работу сделают федералы. Кстати, сколько у тебя человек?

— Семеро вместе со мной.

— Маловато — рассудительно произнес командующий.

— Ну а теперь о некоторых нюансах. Поскольку операция носит секретный характер, документы и личные вещи придется твоим хлопцам сдать. Оставить только жетоны с личными номерами.

Владимир вопросительно посмотрел на генерала.

— Но ведь это могут быть фотографии близких, жен, детей.

— Я понимаю майор — стараясь показать сочувствие, сказал командующий. — Но приказ есть приказ.- После чего, взглянув на заместителя, он сурово подчеркнул: — Проследишь за исполнением лично.

Пока сотрудник ФСБ и «зам» занимались изъятием карманного имущества у бойцов, генерал вызвал к себе начальника по вооружению и указал ему на Владимира.

— Выдай под роспись боеприпасы.

— И рацию товарищ генерал, желательно с запасным аккумулятором — дополнил Владимир.

— Вот с этим сложнее — ответил генерал. — Боевики сканируют каждое слово, могут вычислить. А за провал операции тебе и мне не то что голову оторвут, но и все то, что висит ниже.

— А как же без связи товарищ генерал?

— Не переживай — подбодрил Владимира командующий. — Думаю, дней через пять заберем вас с этой точки. А сейчас подготовьтесь вылет через полчаса.

Владимир вышел из кабинета и спустился к выходу, где его ждали бойцы. Увидев командира, все возмущенно заговорили наперебой.

— Володь, бред какой-то. Отобрали «нахрен» все, даже записные книжки. — Кто-то шутливо произнес.

— Где же ты Никола теперь будешь свои месячные отмечать.

Толпа громко рассмеялась.

Владимир молча кивал головой, давая понять, что с ними обошлись несправедливо.

— Построиться!

Бойцы утихли, он кратко изложил обстановку.

— Полетим в» Первомайское» где окружены боевики. А вернее высадимся на окраине. Перед нами поставлена боевая задача. Не допустить проникновения в село посторонних лиц. Работать будем без связи.

Все переглянулись.

Кто-то иронично брякнул: — «Жопа»!

Владимир бросил неодобряющий взгляд на автора шутки.

— Может быть и так. Именно поэтому оставляю право за любым из вас отказаться от участия в операции и вернуться домой. Осуждать за это решение никто не будет. Воцарившуюся тишину прервал голос пулеметчика.

— О чем базар командир. Я уже так долго никого не убивал.

Дружный смех разлетелся как осколки гранаты, заставив улыбнуться и самого Владимира.

— Чтобы мы делали без тебя Славка. Сдохли бы, наверное, со скуки. Но смех смехом, а теперь о главном. Одна, даже самая маленькая ошибка со стороны любого из нас, может оказаться роковой. Не расслабляться ни на секунду. Лишний вдох мишень для снайпера. Сейчас всем получить боекомплекты и ждать команды.

Оставшись один, Владимир закурил, задумавшись о том, как им лучше замаскироваться в открытом поле. Со слов командующего вступать в бой группе ни с кем не придется, якобы, куда не плюнь повсюду «федералы». «Он наверно забыл, что в Чечне даже грудные дети со стволами ползают» — усмехнувшись, подумал Владимир.

Тем временем к нему подтягивались его бойцы. Бунтарский голос Славки, словно радиоприемник, снова всполошил тихую и размеренную жизнь штабников.

— Володь, эти ублюдки канцелярские патронов дали как раз, чтобы отстреляться, если «посать» за угол сходить.

Владимир не успел успокоить возмущенных бойцов. Именно в этот момент к крыльцу штаба подъехал «Пазик» и водитель, посигналив, крикнул из кабины.

— По коням братва!

— Всем в автобус, поговорим в воздухе — скомандовал Владимир, забросив, бронежилет и рюкзак в заднюю дверь. Вслед за ними в автобус запрыгнули командующий и его заместитель. Ехали молча. На аэродроме с крутящимися винтами их уже ждал МИ-8. Пока бойцы поднимали на борт снаряжение, генерал отвел Владимира в сторону.

— Ты на меня майор зла не держи. Будь моя воля, я бы тебя туда не послал. На старости лет греха надушу брать, не желаю. Говорю к тому, чтобы ты не думал обо мне как о дерьме.

Владимир молча пожал протянутую генералом руку, после чего, повернувшись, побежал к вертолету. Набрав обороты и образовав под собой пылевое облако «вертушка» плавно поднялась на несколько метров и, накренившись на бок, взяла курс в заданный квадрат. Владимир через маленькое окошко смотрел, как быстротечно уменьшаются фигуры всё ещё стоявших на том же месте провожающих.

— Что-то не так Геннадий Иванович? — спросил заместитель, у командующего, видя как тот, провожает взглядом удаляющуюся на горизонте точку.

Генерал закурил, и, сделав несколько глубоких затяжек, с грустью произнес.

— Понимаешь Коля. Оказывается, десантники еще вчера от села Первомайского переместились в другой район, а их сменили контрактники с комендатуры. Есть у них один миномет, но со снарядами проблема. Когда налакаются, начинают чумиться, палят куда попало. Все скважины по округе пожгли. Сволочи!

Сейчас вся надежда на эту группу. Думаю, майор не подведет, мужик толковый, разберется.

— Так их всего то семь человек — воскликнул подполковник, глядя на своего шефа. — В случае чего они и полчаса не продержатся. Тем более что по нашим расчетам именно в этом направлении боевики попытаются прорваться. Может, вернем их товарищ генерал? Еще не поздно.

— Я бы рад «коллега» — ответил генерал, швырнув на землю недокуренную сигарету. — Но это приказ сверху. А приказы нужно выполнять. Пошли, у нас еще много работы.

Из-за вибрации фюзеляжа и сильного гула разговаривали почти жестами или же просто кричали друг другу в самое ухо. Судя по тому, как часто вертушка стала маневрировать в полете, Владимир понял, что их путешествие подходит к концу. Светящиеся стрелки на его «командирских» показывали час ночи. Подав бойцам, условный сигнал подвинуться ближе к нему, Владимир изложил план их действий.

— Всем быть предельно внимательными. Николай и Серега сразу после высадки полная маскировка и наблюдение за местностью. Леха, — Владимир посмотрел на снайпера, — осторожно с оптикой. Прицел расчехлять по крайней необходимости. Даже при свете луны твои стекляшки видны за километр. В раз мозги вышибут. Егор, Андрюха и я роем ходы сообщения и блиндаж. Слав, от пулемета ни на шаг. И не забудь обложиться камнями. А сейчас каждый должен немного вздремнуть. Вопросы? Нет вопросов. Тогда отбой!

Все зашевелились и, облокотившись, друг на друга закемарили. Откинувшись, на «бронник», Владимир закрыл глаза и стал вспоминать родной дом. За прошедший год он уезжал из него трижды. Последний раз Любаша привезла его из Дагестана, где Владимир после ранения провалялся в госпитале несколько месяцев. Приехав, домой и, не выдержав постоянных слез жены, написал рапорт об увольнении, но на следующий день забрал. Не смог бросить ребят. Погрузившись в сон, Владимир ничего в нем не увидел, словно бродил в потемках. Разбудил его слабый толчок в плечо. Открыв глаза, он увидел пригнувшегося над ним штурмана.

— Командир подлетаем. На все про все у вас ровно минута. Ни пуха, ни пера.

Владимир кивнул и стал будить своих. Свет сигнальной лампы никого врасплох не застал. Оперативно высадившись из «вертушки», группа залегла на промерзшем поле. Звёздное небо было единственным освещение в эту тёмную ночь. Зная, о том, что до рассвета осталось совсем немного времени, все дружно заработали лопатками. Невдалеке слабо мерцали огоньки. Поселок это или место дислокации войск решили выяснить утром, когда будет возможно, без освещения посмотреть карту. Но ждать для этого утра не пришлось. В противоположной стороне начался артобстрел. Снаряды ложились буквально недалеко от расположения их группы. «Без всякого сомнения, палят конкретно по боевикам. Но неужели они так рядом с нами» — подумал Владимир. Работу продолжали уже быстрее, всем хотелось как можно скорее закончить с укрытиями. Перед самым рассветом дело было сделано. Владимир собрал всех в свежевырытой и тесной землянке.

— Молодцы ребята, не подкачали. Тебя Егор дополнительно назначаю коком. Доставай тушенку и по сто грамм фронтовых. А пока вы перекусите мы с Николаем на вахту.

Глава 3

Фатиму в поселке уважают и чтят, кто за советом, а кто и за помощью приходит. Не поворачивается она спиной к бедам односельчан и в трудные моменты всегда протягивает руку помощи. Когда-то и у Фатимы было горе. Ранняя смерть мужа молнией ударила в самое сердце. Оставшись с двумя детьми на руках, без денег, в незнакомом поселке, куда привез ее до кончины муж, она не смогла в одиночку перебороть обрушившееся на нее несчастье и слегла от сердечного приступа. Но мир не без добрых людей. Соседки по очереди дежурили у постели, где лежала Фатима, отпаивали травами, кормили ее детишек, окружив их заботой и вниманием. Вырастив и воспитав двух сыновей, Фатима радовалась посланному ей свыше материнскому счастью. Шло время.

Старший сын Рустам, окончив Грозненский университет, перебрался в Турцию, женился и работает финансистом. Большой человек стал. В Стамбуле его очень ценят. Младший, Вахид, до войны жил с ней, а с приходом «федералов» поднялся в горы. Вернулся спустя несколько дней, ночью, тихо постучав в окошко. Пришел не один, а с такими же, как он молодыми юношами. Опоясанный пулеметной лентой с автоматом и обросший он припал к ее ногам и, обняв их, сказал: Прости меня мама. Не могу я отсиживаться дома и видеть, как топчут нашу землю, в которой похоронен мой отец. Осуждать поступок сына Фатима не могла, не принято женщине пусть даже и матери учить мужчину премудростям жизни. А совсем недавно пришел от него человек и передал, что отряд, в котором находится Вахид, окружен у села «Первомайское» федеральными войсками. Из радио Фатима мельком слышала об этом, но не знала что там ее мальчик. Незнакомец ушел, а она плача простояла у калитки до позднего вечера. Ранним утром по улице пронеслась колона танков, лязгая гусеницами и разбрызгивая скопившуюся в ухабах жидкую грязь. Весь дом дрожал, пока эти железные чудовища не скрылись за поворотом.

В последнее время редко кто выходит на улицу просто так. У всех кончались запасы дров, а пойти за ними в лес не решались. Чтобы боевики не спускались за продуктами в село, солдаты минировали поля и ставили растяжки. Одних только коров и коз погибло на таких ловушках десятки. Слава аллаху смерть обходит добрых людей.

С наступлением сумерек Фатима натаскала из колодца в дом воды и вышла со двора. Перейдя на другую улицу, она подошла к дому местного аксакала и несколько раз стукнула пальцем по стеклу веранды. Дверь открыла младшая дочь старейшины Бархат.

— Салам аллейкам Фатима апа.

— Аллейкам салам доченька. Мне бы с отцом твоим поговорить. Не спит он еще?

— Проходите апа в дом, я налью вам чаю. Отец сейчас вернется с конюшни, он кормит лошадей.

Фатима прошла в комнату и села на расстеленную вдоль стены кошму. Диктор радио передавал о последних новостях. Прислушавшись, она надеялась услышать что-то новое о событиях в Первомайском но в этот момент пришел аксакал.

— Салам аллейкам Зейнул-Оглы — поздоровалась Фатима, пытаясь при этом привстать.

— Сиди, не вставай — махнул рукой старейшина. — В наши годы нужно как можно больше лежать в горизонтальном положении — шутливо добавив, он стал усаживаться напротив гостьи.

— Бархат доченька принеси нам скорее чаю.

— Красавица у тебя дочь Зейнул-Оглы — вежливо приметила Фатима.

— Да, она у меня королева гор — гордо произнес Зейнул-Оглы.- Поверишь, хоть завтра бы замуж отдал. Но за кого? Настоящие джигиты ушли в горы. Война, будь она не ладна.

— Да да — согласно кивнула Фатима.

В комнату с подносом вошла Бархат, словно чувствовала, что речь шла о ней. Лицо прикрывала косыночка, и лишь взгляд черных глаз сопровождал каждое ее движение. Разлив по пиалам зеленый чай и разложив угощение, девушка вышла.

— Редко заходишь в гости Фатима — немного укоризненно сказал Зейнул-Оглы. Я было, уж подумал, не заболела ли. Переживаю. Все-таки соседи.

— Спасибо за заботу Зейнул-Оглы — поблагодарила Фатима. — Здоровье конечно не важное, но стараюсь держаться.

Ее губы задрожали, и она поспешно поставила пиалу на скатерть. Аксакал, заметив ее волнение, выдержал молчаливую паузу, и когда Фатима немного успокоилась, сказал.

— Я и мое семейство всегда рады видеть тебя ты же знаешь. Твоя радость это наша радость, твоя беда это наша беда. Расскажи мне, что произошло, не держи на сердце тяжелый камень.

Фатима перевела дух и вытерла кончиком платка с морщинистого лица слезы.

— Зейнул-Оглы мой сын Вахид также как и твой сын, Георгий, выбрал свой путь в жизни. На все воля аллаха. Пусть будет светлым их ум и ясным разум. Хороший человек сообщил мне, что Вахид сейчас с теми, кого окружили в селе Первомайском.

— О, аллах — произнес Зейнул-Оглы и покачал головой.

— Прошу тебя по-стариковски — продолжила Фатима, — спроси у Георгия, может быть он поможет ему выбраться оттуда.

Старейшина ничего утвердительного не ответил, словно раздумывал, стоит ли ему вообще в ее присутствии вести разговор, касающийся Георгия. Со стороны мечети донесся читающий намаз голос местного муллы.

— Помолимся, Фатима за наших сыновей — сказал Зейнул-Оглы и, встав на колени, зашептал священные слова Корана.

Прочитав молитву, и не дождавшись ответа от старика, Фатима вышла из дома аксакала. У самых ворот её догнала Бархат.

— Апа, завтра к полуночи приходите к нам. Отец передал, что Георгий будет сам.

Фатима, не удержавшись от нахлынувшей радости, обняла девушку.

— Спасибо доченька здоровья и благоденствия вам. Сохрани вас аллах.

Глава 4

Вырытый в первую ночь блиндаж укрывал от промозглого утреннего ветра и внезапно начавшегося мелкого дождя. Бережно перевозимый по всем злачным местам примус «шмель» не подкачал и на этот раз, нагнал тепла и подсушил мокрые плащ-накидки. Впервые за двое суток Владимир мертвецки заснул. Ему снилось, что он шел по бескрайней выжженной солнцем степи, спотыкаясь и падая в почерневшую от зноя пыль. Мучительная жажда, словно наброшенная на шею петля с каждым разом затягивалась все сильнее и сильнее, отнимая последние силы. А миражи появляющиеся на горизонте в виде голубых рек и озер лишали его разума и способности оценить каждый сделанный им шаг, тем самым, уничтожая в нем веру в спасение. И оно это спасение казалось, пришло. Но какое? Огромное стадо разъяренных диких буйволов, сотрясая тишину ударами копыт, неслось прямо на него. Расстояние быстро сокращалось. Смерть, бродившая рядом, дыхнула в лицо Владимира гнилостным запахом и закатилась истерическим смехом. Понимая, что гибель неизбежна, Владимир шагнул навстречу этой лавине. Но какая-то сверхъестественная сила за доли секунды до столкновения вырвала его из кошмара и увлекла за собой в неизвестное ему пространство. Сам не ожидая того, Владимир закричал во сне и, проснувшись, увидел подсевшего рядом Николая.

— Володь, извини, что разбудил. Артобстрел начался. Долбят ни на шутку. Выйдешь, посмотришь?

— Да сейчас — произнес Владимир, растирая руками заспанное лицо. — Как там ребята Николай?

— Нормально. Сейчас поужинаем, и пусть немного отдохнут. А мы с тобой двинем в караул. Как ты на это смотришь?

— Все правильно. Пойду, взгляну, что там творится. — Взяв автомат, Владимир вышел из блиндажа.

Трассеры пунктирными линиями бороздили вдоль и поперек блокированное село. Где-то на окраине бесперебойно стучал РПК. Вспыхнувшая прошлой ночью нефтяная скважина, превратившись в огненный шар, освещала пламенем приличную территорию. «Этого еще не хватало — подумал Владимир, припав глазами к оптике ночного видения. Если разгорится еще сильнее, будем как на ладони» Ниже по склону в километре от них

Владимир разглядел минометный расчет и несколько контрактников. Десантников, о которых говорил командующий он так и не обнаружил. К Владимиру, пригнувшись, подошли бойцы.

— Посмотри командир вон туда, — сказал Славка, указав рукой в сторону сельской водокачки. — Видишь, справа вплотную к ферме стоят камыши. Если вояки «лоханутся», боевики не упустят такой шанс и через этот тростник выйдут прямо на контрактников, а значит конкретно на нас.

Осмотрев этот участок Владимир, поймал себя на мысли что Славка прав, хотя думать о том, что «федералы» этого не учли, совсем не хотелось.

— Ты Слав и ты Егор присмотрите за этим квадратом, а мы пока обмозгуем — сказал Владимир. — Без моей команды ничего не предпринимать.

Те, кивнув, продолжали наблюдение.

Собрав в тесном блиндаже группу, Владимир, изложил дальнейшие действия.

— Так вот. Этот участок действительно не внушает доверия. Всем кто заступает в караул в обязательном порядке при обнаружении, какого либо там перемещения срочно докладывать мне. Мы с Николаем сейчас заступаем в ночь. Для остальных стопроцентный отбой. Разрешаю на ночь по стаканчику.

Весело загалдев, неумытые и обросшие они смотрели на него радостными мальчишескими глазами, подставляя к фляжке со спиртом алюминиевые кружки.

Глава 5

Было около полуночи, когда Фатима, накинув навесной замок на дверь своего дома, направилась к аксакалу. В такой поздний час она еще никогда не выходила на улицу. За последние годы сильно ослабело зрение. Днем то видела уже плохо, а ночью разве что на ощупь. «Старая стала» — именно так размышляла Фатима по этому поводу. Вчера опять по селу носились танки. Раздолбленная гусеницами дорога, прихваченная морозом, превратилась в валуны. С трудом, перешагнув через них, она, наконец, добралась до места и, отдышавшись, постучала ключом по металлическому забору.

— Кто там — настороженно прозвучал за глухим забором женский голос.

— Доченька это я Фатима-апа.

Дверь, тихо щелкнув засовом, наполовину отворилась, и в проеме показалось лицо улыбающейся Бархат.

— Слава аллаху все хорошо — радостно шепнула девушка. — Вы пришли не зря.

В веранде при свете керосиновой лампы Фатима увидела незнакомых мужчин «горцев» одетых в форму, которую носят обычно военные. У каждого на коленях лежал автомат. Те встали и вежливо поздоровались.

— Заходите, пожалуйста, там вас ждут — сказал один из них и открыл дверь, ведущую непосредственно в дом.

В комнате Фатима увидела Зейнул-Оглы и Георгия. Они о чем-то тихо беседовали. Георгий сильно изменился. Красивый двадцатипятилетний юноша, каким его помнила до войны Фатима, сейчас выглядел намного старше. Но, тем не менее, она его узнала. Заметив вошедшую в дом Фатиму, Георгий, подойдя к ней, поцеловал ее руку и нежно обнял.

— Салам аллейкам уважаемая Фатима апа. Я очень рад, что вы пришли к нам. Присаживайтесь, не стойте на ногах.

Дождавшись, когда она удобно расположилась на кошме, Георгий налил всем чаю.

— Как ваше здоровье Фатима апа?

— Ой, сынок какое там здоровье — немного с грустью ответила Фатима. — Выходишь на улицу того и гляди развалишься.

Григорий улыбнулся.

— Отец жалуется, говорит, что редко заглядываете к нам в гости. Он вас очень уважает.

— Спасибо тебе сыночек за добрые слова — поблагодарила Фатима. — Но отходила видно я уже своё по гостям. Вот-вот аллах к рукам приберет.

— Ну что вы Фатима-апа — стараясь утешить гостью, сказал Георгий. — Пока Вахид не привезет к вам на горячем коне молодую невестку даже, и думать об этом забудьте.

Та неожиданно заплакала. Аксакал посмотрел с упреком на Георгия, затем, положив руку на плечо Фатимы, сказал.

— Не плачь соседка и послушай, что тебе скажет мой сын.

Фатима вытерла пальцами слезы и, подняла взгляд на Георгия.

— Скажи сыночек. Хоть что нибудь скажи мне о моем мальчике.

— Фатима апа — начал разговор Георгий стараясь не расстраивать пожилую женщину.

— Мне поручили спасти важных людей, которые сейчас находятся в окружении. И если Вахид среди них я сделаю все возможное чтобы спасти своего друга. Более того, я переправлю его вместе с другими в Турцию. А там он укроется у Рустама. Все это разрешиться завтра ночью. Поскольку выводить их будем через наше село, у меня к вам есть только одна просьба. Я знаю, что ваш дом огорожен высоким забором и во дворе есть крытый ангар. Можно ли нам им воспользоваться, чтобы на время загнать туда машины.

— Можно сыночек, конечно можно. И пусть аллах пошлет вам удачу.

С этими словами она встала и, попрощавшись, направилась к выходу. До дома Фатиму провожала Бархат.

— Не переживайте апа. Георгий поможет Вахиду, они же, как братья. Я вот тут вам гостинцев к чаю собрала — девушка вложила в руки Фатимы небольшой газетный кулек.

— Не надо доченька, не возьму — заупрямилась Фатима, пытаясь вернуть подарок обратно.

— Нет, нет апа, пожалуйста, это от чистого сердца.

Поддавшись уговорам, Фатима не стала препятствовать.

— Как же ты теперь доченька одна до дома дойдешь?

— Не волнуйтесь Фатима апа. Мне всего лишь улицу перейти. Вы главное не забудьте, о чем вас просил Георгий.

— Не переживай доченька, положись на меня во всем.

Расставшись с Бархат, Фатима, прихрамывая, пошла к крыльцу. В эту ночь ей не спалось. Она несколько раз подходила к окну и прислушивалась. Такой тишины уже не было давно. Лишь ветки вишни расплетки покачиваясь на слабом ветру, постукивали кончиками о стекло. Так и просидела Фатима, до утра не сомкнув глаз. Все боялась, что вдруг помрет во сне, не увидев сына.

Глава 6

Пройдя в брод мелководный приток реки, несколько вооруженных людей скрылись в лесном массиве. Развернув спутниковую антенну, Георгий набрал нужный номер. После непродолжительных гудков вызываемый им абонент отозвался спокойным без суеты голосом.

— Слушаю тебя Георгий.

— Я на месте. Пока никого нет.

— Будь повнимательнее — донеслось из трубки. — Этот полковник нас еще не подводил, но кто его шайтана знает. Насчет оплаты все обговорено базар не разводи. Если он будет вертеть хвостом, застрели сразу.

— Я понял.

Услышав, щелчок упавшего к ногам камешка, а это был условный сигнал, Георгий отключил связь. Грязный БТР с выцветшим бортовым номером остановился невдалеке от края начинающегося леса и был полностью в зоне видимости наблюдавших за ним боевиков. На его броне сидели пятеро солдат. Из открытого люка вылез крепкого телосложения мужчина в камуфлированной форме с пагонами полковника. Он вяло спрыгнул на землю, взял на изготовку автомат, огляделся, после чего не спеша, в сопровождении бойцов двинулся в глубь леса. Обе стороны встретились лицом к лицу у большого камня лежащего на дне оврага. Демонстративно выплюнув жвачку, полковник, окинул недоброжелательным взглядом чеченцев и остановил свой взор на Георгии.

— Где «бабки»?

Георгий обернулся назад.

— Дамир принеси кейс.

Около минуты «федерал» пересчитывал доллары и, убедившись, что все в порядке язвительно ухмыльнулся.

— Надо же точно как в аптеке.

— Давай по делу полковник — с холодком бросил Георгий, давая понять, что лишние слова ни к чему.

— Значит так — произнес полковник. — Передай «всевышним», чтобы переносили свои задницы как можно быстрее. Я не собираюсь лезть под трибунал за двадцать вонючих кусков. Не успеют, накрою всех. И мне плевать, кто там будет Басаев или Радуев.

От щекотливой ситуации стволы автоматов слегка качнулись. Понимая, что всплеск амбиций ни к чему хорошему не приведёт «федерал» тут же аннулировал возникшую напряженность.

— Э… ары… расслабьтесь. Мы не «понты» пришли кидать, а помочь друг другу. Вы нам мы вам, что еще нужно для счастья. Правильно я говорю?

— Поживем, увидим — сказал Георгий.

После того как БТР с федералами скрылся в низине, Георгий повернулся к связисту.

— Тагир включай связь. — Он взял трубку.

— Алло. Это Георгий. Все прошло нормально. Ночью ждем. Готовьте машины.

Глава 7

С наступлением сумерек с севера подул холодный ветер. Отправив бойцов отогреться, Владимир с Николаем остались в конце окопа, где разместился наблюдательный пункт.

— Что-то наши соседи закопошились — встревожено произнес Николай, пристально рассматривая в бинокль позиции контрактников.

— В каком смысле?

— А ты сам взгляни.

— Да действительно — согласился Владимир, видя, как те в спешке перетаскивают минометы выше по склону. — Не пойму, почему они уходят. Им бы наоборот поближе к камышам стоять.

— Вот и я о том же — с подозрительностью подметил Николай присев на дно окопа.

Расположившись рядом Владимир, вынул из кармана жевательную резинку, скрупулезно развернул фантик и, разделив поровну пахнущую земляникой пластинку, протянул кусочек Николаю.

— Угощайся брат. Я когда уезжал дочка в карман положила, сказала пригодится. Как в воду глядела.

— Сколько ей?

— Шестнадцать.

— О, уже невеста. Летит время.

— Ты то когда женишься мыслитель — улыбнувшись, спросил Владимир.

— Не знаю. Веришь, самому надоело. Сейчас бы прижаться к какой- нибудь бабенке, а там хоть трава не расти.

Владимир улыбнулся и тихонько хлопнул Николая по плечу.

— Так что за паника на моём корабле. Пора чем нибудь меняться. Что у тебя есть?

Николай обшарил свои карманы и ничего в них не найдя снял висевший на шее личный номер.

— На. А ты гони мне свой.

— Только смотри, не забудь вернуть — шутливо предупредил Владимир. — Он у меня особенный.

— Чем же?

— А тем милый друг, что первые его четыре цифры совпадают с годом моего рождения.

— Надо же — удивился Николай.

Из блиндажа их позвали на ужин.

Свет керосиновой лампы тускло освещал накрытый походный стол.

— Тушенка кончается командир — невесело уведомил Леха. — Осталось пять банок. А сколько еще здесь проторчим, один Бог знает.

— Ты лучше скажи завхоз, что у нас со спиртом — пытливо поинтересовался Андрюха. — Завтра прилетит вертолет, а мы трезвые. Непорядок!

Шутка прокатила и отозвалась громким смехом.

— Так все успокойтесь — тихо приказал Владимир. — Попрошу минуту внимания.

Все притихли, ожидая услышать что-то важное.

— Неожиданно для нас резко изменилась обстановка — сообщил Владимир. — Контрактники ушли со старых позиций. Причина нам пока не известна, но возможно, что это может отразиться на дальнейших событиях. Я буду рад, если мои подозрения останутся беспочвенными. Не забывайте о бдительности. От нее зависит наша с вами жизнь. Сегодня караул усилим. Первыми заступают: Серега, Леха, Андрюха и Славка. Я, Николай и Егор сменим вас с двух часов ночи. Учитывая негативные погодные условия, разрешаю по сто грамм окопных.

Выпить не успели. Мощный артиллерийский залп заставил всех выскочить из блиндажа и рассредоточится по периметру. Владимир прильнул глазами к биноклю. Заблокированное «федералами» село было окутано сплошным дымом, через который изредка прорывались огненные языки пламени.

— Ну что там? — торопливо спросил Николай.

— По залпу скажу, что это град. Но установки не видно, наверно стоит в низине. Обычно это преднаступательная тактика.

— Думаешь, пойдут на штурм?

— Хрен его знает — процедил Владимир. — Хотя постой. Кажется, начались поползновения. Танки! Точно! Я их раньше не видел.

— Много?

— Да штук десять наберется.

— Что делать будем Володь?

— Ничего. Ждать.

Все оставалось без изменений на протяжении часа. Попытки штурма села войсками не проявлялись и Владимир вместе с Николаем и Егором ушли на отдых.

Глава 8

Фатима находилась рядом с крыльцом, когда от калитки её окликнула дочь аксакала Бархат.

«Никак что-то случилось» — мелькнуло в голове у Фатимы и она, прихрамывая, заторопилась к воротам.

— Салам аллейкам Фатима апа — застенчиво поздоровалась девушка. — Извините, что беспокою вас так поздно. Я пришла по просьбе Георгия. Помните разговор насчет Вахида?

— Как же моя хорошая конечно помню — ответила Фатима, взяв девушку за руку. — Пойдем скорее в дом, я тебя чаем угощу.

Пренебречь гостеприимством хозяйки Бархат не смогла, понимая, что отказом она лишь обидит её.

— Ну, разве только ненадолго. Отец будет волноваться.

Уже в доме Бархат более подробно изложила Фатиме, о том, что будет происходить этой ночью.

— Сегодня когда совсем стемнеет, придут машины, две или три. Некоторое время они постоят у вас в ангаре. Если все закончится хорошо, на них вывезут вышедших из окружения людей, а вместе с ними и Вахида. Поверьте, Георгий не оставит его в беде. Пусть ваше сердце хоть немного успокоится.

Фатима тяжело вздохнула.

— Моё сердце доченька уже давно бы перестало биться. Каждый день я прошу аллаха не забирать меня на небеса, пока не увижу сына.

Бархат сочувственно закивала головой.

— Я надеюсь Фатима-апа, что аллах поможет нам и все разрешится благополучно. А утром мы встретимся, и вы поделитесь со мной своей радостью. Хорошо?

— Хорошо доченька. Спасибо что пришла, поддержала меня. Передай мои слова благодарности отцу. Здоровья ему и долгих лет жизни.

— Обязательно передам Фатима-апа. А вам спасибо за вкусный чай.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.