электронная
360
печатная A5
534
18+
Смерть среды рождает организмы

Бесплатный фрагмент - Смерть среды рождает организмы

Посвящение в Православие

Объем:
486 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-7744-8
электронная
от 360
печатная A5
от 534

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

ВТОРОЕ ПРИШЕСТВИЕ АЛЕНЬКОГО ЦВЕТОЧКА ПРЕДСТАВЛЯЕТ

Смерть среды рождает организмы

[Доклад, монография, в жанре науки Православия и эзотерического «христианства»; заумь, наив.]

Триединство: ум, сердце, воля = отец, сын, святой дух = разум, слово, смысл.

[Внимание, идёт неожиданная, опасная игра слов и в слова русского языка-программирования, на который не стоит обижаться. Русский язык знает, какими словами, кого называть; однако, нервных прошу немедленно покинуть страницу.]


ЗАДАЧА, ВСКРЫТИЕ, ПОКАЗАНИЯ, ДОКАЗАТЕЛЬСТВА, ПРИГОВОР, ПРОЦЕСС, ЭКСПЕРТИЗА.

ЗАДАЧА:

Я БЕРУСЬ ДОКАЗАТЬ, ЧТО СКАЗОЧНАЯ РЕЛИГИЯ И ЕЁ ЗАКОН-ДРАКОН, СКАЗОЧНЫЕ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫЕ ОРГАНЫ, ЧЕКИСТЫ И ИХ УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС И ОРГАНЫ ЛЮДЕЙ ИМЕЮТ ОДНУ ЯЗЫКОВУЮ, ЯЗЫЧЕСКУЮ, СКАЗОЧНУЮ СРЕДУ, ВОЗНИКЛИ ПО ВЗАИМНОМУ ОБРАЗУ И ПОДОБИЮ, И ЧТО НАША ЖИЗНЬ И ЛЮБАЯ ЖИЗНЬ ВОЗНИКЛА ИЗ СЕКСА СО СМЕРТЬЮ.

Я веду следствие о тайне библейского аттракциона выражений, слов и смыслов. Эту тайну, которой нет, хранят органы церкви и органы безопасности-пастухи и ревнители закона.

В моём исследовании я обхожу политику, допускаю исторические и научные ошибки, чтобы акцентировать внимание на темпераменте слов, на мышлении, на плясках смерти, на сексе смерти с человеком.

ОНО ПОСВЯЩЕНО ИГРЕ СЛОВ И БУКВ, ПРАВУ И ПРАХУ, ОРГАНАМ И ЗАКОНУ, СМЕРТИ И СЕКСУ, ГЛИНЕ И ДОЛИНЕ.

ВСКРЫТИЕ:

СМЕРТЬ СРЕДЫ ХРИСТИАНСТВА В ВЕЛИКУЮ ОККУЛЬТНУЮ СЛАВЯНСКУЮ РЕВОЛЮЦИЮ РОДИЛА ОРГАНЫ ЧРЕЗВЫЧАЙНОЙ КОМИССИИ — ЧЕКИСТОВ.

Иначе говоря, гибель «среды ненависти» к религии христианства (её труп) породило органы ВЧК в этой среде, подобно, как испорченная (ненавистная) среда муки даёт (нате-hate) мучных червяков, которые живут в этой среде, ненавидят её и ею питаются.

ЕСЛИ ПРОЩЕ, ТО ОРГАНЫ ИНКВИЗИЦИИ, ВЧК, НКВД, КГБ РОЖДЕНЫ (размножены и запитаны — воспитаны) религиозными, христианскими ОРГАНАМИ ЦЕРКВИ, создавшими словесную, спорную, разговорную среду для уголовного закона.

ЦЕРКОВНЫЕ, АРХИТЕКТУРНЫЕ ОРГАНЫ (купола-головки, колокола-мошонки) — это подобие половых ОРГАНОВ РАЗМНОЖЕНИЯ ЛЮДЕЙ.

Налицо тройное подобие: органы людей, органы церкви и органы безопасности.

Органы церковной безопасности, в будущем-это органы ВЧ Комиссии, стали брать КОМИССИЮ с народа СМЕРТЬЮ его ПРАВА. Языческое Православное «ДоХристианство» брало КОМИССИЮ с народа СМЕРТЬЮ его ГРЕХА.

ПОКАЗАНИЯ.

Все религии — одновременно: уголовные, половые, языковые, кулинарные, замазанные на плоти и крови органов людей.

Пища человека, органов религии и органов закона одна — слова.

Органы не только подобно размножаются, но и подобно едят.

Рот — это орган размножения слов, орган питания органов тела, орган питания органов безопасности и закона словами.

Женский половой орган (подобие: губы) и мужской половой органы (подобие: язык, нос) — это органы размножения и питания (спермой, словами).

Физический закон изначально — это замок соединения лингама (Мир) и йони (мир) — соитие-секс-кон-игра половыми органами, и это — разрешение на всё, полная прикосновенность ко всему.

Уголовный закон — это культ неприкосновенности к половым органам и к Органам закона, к словам, к стати, к статьям закона (невидимость — среда для ненависти), и это — запрет.

[Запрет — это кусок закона в религиозном соусе.

Код замка соития: Миру — мир, Пису — пис.

Спусковой крючок закона: один для всех (одно блюдо для всех — наказание).

Символ: печь, печься, упекать, опекать, «заботиться».

Цель замка: крест на куполе.

Управление замка: порно вирус xxx.

Местонахождение вируса: библия.

Местонахождение библии: в каждой тумбочке.]

Учёные-эзотерики сделали уникальное открытие: по образу и подобию тайна христианской церкви ест тайну цирка органов безопасности. По сути саму себя, из себя рождённую, из своей среды вышедшую. Это среда одновременно половая, кулинарная, религиозная, лингвистическая, вирусная и порнографическая, имя её: xxx-хитрая хитрианская хрень словесного недоумения.

Чекисты-выходцы из религии устроили сами себе жертвоприношение (блюдо) революцией, которая была иноверской по религии (цель: будто бы анти христианство), иудейской по составу (руководство ВЧК) и изуверской по исполнению. После революции-иноверцы стали приносить в жертву самих себя, замазывая (сравни: намазывая-намаз) глобальный смысл революций и мировых войн на иные, кулинарные смыслы: превосходство (приготовление) одной нации через частичное её уничтожение (съедение). «Русские» — это любимое блюдо хитрых ивритов, овладевшие ломаным славянским языком, на котором они валяют дурака.

Валять дурака значит включать его.

Русский дурак, если его включить, оказывается очень долго опасен, но им и его глупостью можно долго питаться.

Революция 1917 была таким включением.

До христианства «богом» был сам Божий человек, которому служил Божий Случай.

Все малые и большие боги при православном многобожии были видимы. Они рождались от Божьих людей.

Смерть среды Православия родило христианство, через гибель Христа, через гибель Слова, через подмену слов, через воскресение слов в ином облике.

В Христианстве «бог стал» невидим. Христианство — религия безбожия. Наука делает всё видимым, религия — невидимым, неясным, непонятным.

В хитрианстве видимый бог — это мент, законник, силовик, налоговик, уголовный закон.

Прихожане — это милиция, его воинство — подобие языческого многобожия.

Жизнь христианина — это служба в милиции (Бога). «Militia est vita hominis super terram, et sicut dies mercenarii dies eius», не определено ли человеку время (службы в милиции) на земле, и дни его не те же ли, что дни наёмника».

Монашеские ордена в том числе и не вооружённые, назывались «Милиция Христова».

Полиция — Police — государство, город

Милиция — от militia — воинство, служба.

Милиция пришла из воинствующей религии.

Полиция — из внутреннего покоя человека.

Гражданин — для ограды, Ситизен — для внутреннего покоя.

Мент — от лат. mentula — «пенис»

Служба в милиции бога — это быть образом органа — фаллоса, ему же и служить.

Неужели библия — это ещё и поваренная и кулинарная книга органов? А то!

Обрезанный язык — это их историческое фирменное блюдо. Обрезание языка — любимая казнь христианских болтунов, болтающих словно болтом между ног.

Когда хрiстианские живодёры-кулинары обрезали слово «любой», любви назначили питание.

Бог Закон стал есть любовь-любого и стал один для всех-одинаково карать и правых и не правых.

«Любовь», став оборотнем закона, стала есть любого, в том числе и ненависть.

Поэтому сказано: бог-закон есть (ест) любовь.

Ненависть стала любимой пищей любви, насильственно став её антонимом. Любовь и ненависть стали противопоставлять.

Язычество стало словом ругательным, не пригодным в пищу.

Язык стал врагом нашим, инквизиторы стали обрезать язык, за длинный язык жарить на костре учёных и целителей.

Позже, чекисты придумали термин враг народа, когда не только язык, но и целого человека упекали в гулаг.

Бог-закон (кулинарно) — пастырь, шеф-повар печёт (сравни: опекун, опекать, печься, печь, упекать) замес из граждан.

Обрезание — коснулось пищи, органов и слов (языка) — это Триединство обрезания.

Триединство органов: половых органов народа, внутренних органов тел, внутренних органов дел.

Паства — это пища, спасаемая на пастбище от напасти опасной пасти.

«Богохулие» — так называется поварское меню, где блатной придурок, для закона, варит блюда, пасту, солянку из обрезков, из слов, прав и свобод, из членов, из хулы, из алхимических и физиологических процессов, для тайной вечере (беседы за ужином).

Богохулие — это вульгаризм, неправомерно применяемый христианами (жертвами закона) к православным людям, которые суть — боги.

Богохулие по не здравому умолчанию уравнивает понятия: фаллос (мышца, часть бога), бог (обрезанный Божий), член (обрезок) и орган.

В хитрианстве, кроме закона, богов никогда не было (бога никто, никогда не видел, даже его сын).

Иисус по легенде — продукт закона, который его казнил. Ивритский термин богохулие открывает завесу и связывает природу бога-человека-фаллоса (х.), рта (хлебала), слова (хула): пищи из слов для хiтрианского, законного, уголовного меню — в Триединство.

Христос — «помазанник»: «касаюсь, глажу, провожу рукою, помазываю», которого замазали его собственной кровью, приготовив из него и из его слов подливу «Спасение» к Иисусу.

Христос — блюдо приготовленное из Иисуса («спаситель», спасение слов от закона-шеф повара), добавлением крови и плоти.

Спасение и безопасность — основные блюда от уголовно-хитрианского шеф-повара для народа. Органы пекутся о безопасности народа от всех оправдывающего Православного бога Случая. Для этого Органы замазывают народ кровью народа, заставляя «страхом божьим», перед самим собой, кричать распни.

Чтобы Иисус не спас слова от закона, его распяли, превратили в Христа, затем в козла, в жертву для уголовной кухни.

Из тела жертвы замесили христианское тесто.

Помимо основных блюд есть и постное меню, в котором представлены неведомые Воскресение, Покаяние, Успение, Обрезание, Крещение.

Спасение и безопасность — блюда, обычно и традиционно приготавливаемые руками самих спасающихся. Они — подмастерья кухни органов внутренних дел и тел. Мастера Мудеи — это святые отцы Органов внутренних тел, колдующие над кулинарным кодексом библией, в которую записаны рецепты блюд из эмоций и чувств человеков (например, главное чувство голода верующих — оскорбление, сервировка их стола — скарб, любимая закусь — скорбь). Мастера приготовления мудей — это также отцы органов внутренних дел и их кулинарная книга уголовного кодекса, по которой они готовят человека запечь в адском котле заключения в тюрьме.

Наказание — кулинарный десерт Органов, который нельзя не отведать.

Месть, как замещение и заменимость продуктов и людей в основных блюдах, инициирует страх наказания за нарушение рецепта, на местах приготовления пищи.

Незаменимых людей нет — вот страх, что из любого приготовят жаркое, и люди мстят друг другу, пытаясь заменить себя другим на адском мангале.

На этом людском страхе живут Органы.

Наказание — вот то единственное желание неволи, возникающее у уголовника-человека, желающего отомстить обидчику.
Желание наказать — вот та единственная вещь, дающая право карать уголовному закону и его охранникам-органам, и их деятельности.

Кабы человек не затаивал месть-органы потеряли работу, а закон потерял связь с простыми людьми.
Кабы так-человек сетовал тока на бога Случая через Разум целительной религии в умной голове. И управлял жизнью живым, верным словом, обретая волю на всё.

Ненависть продукт невидимости христианского бога, который «есть» любовь.

Самая главная и базовая кулинарная тайна в том, что больше всего органы боятся, что народ перестанет бояться их, перестанет кушать опасность на завтрак, обед и ужин, а также — бога в них, которым они делают вид, что повелевают, и тем самым обеспечивают эту самую кулинарную безопасность для народа, приготавливая из народа фаршмак, замес, тухес, рибу-фиш, зажаривая народные, козлиные мозги.

Иными словами, органы боятся, что граждане, посетители их харчевни, перестанут есть на их кухне, питаться статьями их кодекса, верить в качество их блюд безопасности, верить в опасность вокруг, в террор, в насилие, в преступность, ими же создаваемые, в будто бы праведный и в спасительный закон, в тюремное исправление человека, забьют на органы, на ментов, забьют их, как мамонта и приготовят на мангале, и подлецы-органы исчезнут из под лица земли, и наступит рай, на котором готовят блюда из рая ржи (rye), но — не из плача на краю (cry), не из крови, плоти и страданий.

Орда Органов клянётся (даёт обет — равно даёт обед) именем своего Ордена, что народ не станет блюдом на столе дракона-закона, что они непременно спасут народ от драконьей трапезы.

Религиозное жертвоприношение голодному Закону-дракону — это основы Триединства биохимических процессов хитрианской метафизики: веры (ожидания), надежды (терпения) и любви (питания), прописанные в кулинарной книге библии о вкусной пище из человека в разделе меню под названием «Богохулие».

Человек — это само блюдо и есть, его готовят к ожиданию этого блюда, терпением в его приготовлении и неизбежности питания этим блюдом из потрохов (органов) и эмоций самого человека.

Человек — промысловая тварь божья. Его жизнь, по религии и по уголовному закону, зависит от промысла ловца человеков закона божьего.

Не надо забывать и о хитрой природе, которая подобно и образно позаботилась о теле и органах внутри него-органах внутренних тел, которые инициируют закон изнутри тела наружу, чтобы держать каркас тела в повиновении, на позволяя ему распасться. Эти органы внутренних тел также не видны, работа их тайна, как и у органов внутренних дел. Их методы работы — боль, давление, пульс, температура, зуд, лихорадка. У них также имеются штрафной изолятор (шизо), для тела — это болезнь, следственный изолятор (сизо) для тела — это жизнь, камера заключения — это храм тела. Органам не легко, они купаются в вашей крови и плавают в полной темноте внутри ваших тел. Их соуса и подливки всегда красные (сравни: красные в революцию). Органы не видят вас, что равно ненависти к вам. Надо бы пожалеть органы в их бессильной злобе к нам, проявляемой болью и давлением на нас изнутри нас. Красные вина (кагор), вина» и страх божий (страх человека) — вот главная пища органов, которую народ добровольно приносит им в трапезную. Народ, веками запуганный церковью и опричниками, забыл, что он всегда прав по Православию. Однако, он недоумевает, что может и у него рыльце в пушку и совесть нечиста, сам добровольно сдаёт и сдаётся, идёт на бесплатную сделку со следствием, пишет доносы, участвует в расправах, вступает в активисты, в днд, становится понятым, но при этом-непонятым, подписывает протоколы, разыгрывает роль свидетеля, проигрывает роли присяжных, и этим питает органы и закон. Не будь этой гнилой уверенности-вере народа в своей вине, нечем органам было бы крыть. Никогда закон не смог бы победить человека и засадить его в тюрьму. Все сведения на народ и на самого себя закону предоставляет сам стукач и доносчик-народ-демон, которого «презирают» чекисты.

Закон — список слов, следователи — писари, опера — хранители пера, прокурор — купец вины и страха, суд — опекун закона. Народ держит дракона на цепи и сам выпускает его палить деревни.

Закон внутри человека. Кто сильнее, закон или человек, решается лишь знанием слов человеком. Чем больше слов прояснил человек, тем слабее закон.

Всё — не настоящее, бутафорское, обвинения слеплены из тюремного, хлебного мякиша. Очевидцев преступления никогда нет. Реальные — только сроки и тюрьма, и всевидящее око, которое молча наблюдает за приёмом пищи законом. Реальна и шулерская игра закона в правила, в которой закон выходит за кон понимания слов.

Вот скажите, как вы растолкуете это: «Иисус же сказал им: истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни»

Это же каннибализм или таки да?

Все эти цитаты из бiблии — это чистой воды уголовщина, небывальщина и непонятщина. Не исключёны каннибализм и внутренний терроризм.

А как иначе, органы, те, что внутри тела человеческого, разве не питаются кровью и плотью сына своего и одновременно бога своего-тела. Питаются, и имеют в себе жизнь. Но что с них взять-на то они и органы.

Они внутри человека, они не видят (ненавидят) его.

Внутренние органы — кровопийцы, они купаются в крови и питают себя кровью внутри замеса тела.

Подобно самим себе красные органы ВЧК назвали кровопийцами капиталистов, буржуазию и кулаков.

Подобно этому органы ВЧК сами стали кровопийцами.

Ненависть — это то, что не понятно человеку, невидимо и не ясно.

Религия всегда была этим не ясным чудищем, непонятной наукой, глупым хобби и дорогостоящим времяпрепровождением.

Яростная ненависть ментов к сидельцам, к заключённым, к подозреваемым и даже к будущим и ещё не пойманным злодеям-беспричинна, не понятна, но и не случайна, ибо в плоти и в крови — бродит вирусом хитрая религиозная хрень. Жестокий уголовный воровской кодекс в СССР, его традиции, сленг, обычаи и репрессии, появились в результате деградации и агонии российского филиала хитрианской религии. Эта религия обернулась перевёртышем, оборотнем и стала воровским законом. Всё в воровском уголовном законе, который живёт только в бывшей долине Рос и Cияний, всё родом из религии.

Органы ставили на кон слова, проигрывая их, как воры фраера на зоне. Проигранные слова уже не воплощались в материю, их съедали, как бациллу, запивая чифирём.

В русском языке лишних (непонятных) слов оказалось так много, что слова стали лихими излишками (окаянной лихвой). Слова стали жить своей жизнью. С такими уголовниками-словами встречаться стало опасно, ибо они стали брать людей на гоп-стоп под крышей пахана-закона, в котором эти слова стали в законе. Позже появились воры в законе — это такие заключённые, которые поняли слова из закона и, отвечая перед ним за базар, обратили эти слова против подобных себе-сидельцам-уркам-зэка, чтобы быть над ними, хотя по сути воры в законе неявно стали на одну ступень с законом, ссучились, но сами так не считают. Воры в законе на зоне совершают поступки, за которые на воле были бы осуждены братвой, например, сношение с петухами-опущенными, которых они на воле называют геями и пидарами.

Коммунисты оригинально и не без юмора нашли место для религии, превратив церкви в овощебазы, храмы — в ОВД, дав понять народу, что религия — это овощь в голове, верующие — это глупые овощи, библия — всего лишь книга о невкусной и не здоровой пище, соединив органы церкви и органы правопорядка в церковном здании, признав их единое родство. Но и сами коммунисты стали образом и подобием погибшей в 1917 религии и погибали от рук чекистов.

Скрытая угроза расправы, содержащаяся в христианской религии, превратилась в опасность. Благодарность и оправдание перестали вырабатывать защитный флюид иммунитета. Угрожающий опасностью закон никогда не оправдывает даже тех, кого вынужден признать невиновными, ибо оправдание — это принцип Православия.

ДОКАЗАТЕЛЬСТВА:

Словарик образов, подобий и превращений, что во что переходит.

Пролетарии всех стран соединяйтесь — это значит органы всех стран объединяйтесь против пролетариев, которые всегда пролетают.

Половые органы — замаскировались под правовые и церковные органы и члены.

Органы и члены — КГБ и КПСС.

ВЧК — почему комиссия — Органы брали комиссию с народа прикосновенностью к их телам и запрещали прикосновенность к телам Органов. Прикосновенность и неприкосновенность — это подобие религиозных невиновности и невинности, далее перешедшая в запрет на сексуальные сношения для определённого возраста, далее — в возраст согласия и совершеннолетия, в конце став повинностью.

Комиссия ВЧК — это дань, жертва тел и стати народа кровавым Органам безопасности для уголовного Закона Дракона.

Половые, сексуальные сношения — перетекли в сношения (взаимодействия) между политическими, силовыми органами.

Старцы на иконах — копируются стариками ЦК КПСС.

Девы на иконах — мусорскими осведомителями-мурками, дающими вход-портал в воровскую шайку.

Есть охота, хотеть (секса), хотят быть — хотя быть — из глагола в частицу «хотя бы» (сравни: Хоттабыч).

Опущенные в тюрьме — в миру это старушки при храмах, убирающие свечки.

Упущенная выгода социализма — народ, трудодни, расходные материалы.

Упекать в тюрьму — готовить, печь блюдо, печься, опекать — заботиться о народе (сравни: органы пекутся о безопасности народа).

Святые, блаженные, юродивые — лепилы, подобно врачам на жаргоне.

Дьяконы и простые монахи, по подобию и образу — это масть придурки.

Высшие чины — это по воровским понятиям блатные.

Святые отцы Церкви — паханы, крёстные отцы.

Прости долги наши — в долг — это святое.

Верующие прихожане — это мужики и терпилы воровского и религиозного мира.

Мент — это вор свободы на воле. Он подобен вору в законе, ворующего волю в тюрьме.

Дева Мария — правильная, верная, искренняя, чистая девка, Мурка, зэчка.

Богородица-мать слов — превратилась в служанку дракона-закона.

Бог Один за всех — Бог Закон «один для всех», подобие ментовской фразы «один за всех и все за одного».

Купола-залупы, залуплены — органы залупаются, ставят запрет, но одновременно обнажаются на радость публике.

Купала — это праздник залупленных куполов.

Нагота и обнажение органов — в бизнесе-это обнажение торговых площадок, ликвидация бизнеса.

Закон-дракон изначально — это соединение лингама (Мир-Пис) и йони (мир-пис) — соитие-секс-ебля.

Елей, Мирра — смазка соития — удовольствие от обнажения и залупления.

Код доступа на соитие — Миру-мир, Пису-пис.

Код запрета на соитие — не убий; верный код — «нет» убий.

Не убий — не убей бога в себе (бог — это словарный запас в человеке).

Ебать-колотить — всех ебать и всех колотить, ипать=коло тить, кол и титьки.

Верное прочтение: «да» любите друг в друге.

Статский советник — советы стати.

Половая стать — уголовная статья, отсюда: поголовное уничтожение.

Стать стала статьёй.

Возбуждения статей и дел — возбуждение стати и тел. Органы возбуждаются делами — органы возбуждаются телами. Органы размножаются статьями — органы размножаются семенем.

Возбуждение — приготовление пищи на сексуальном огне. Безопасный секс — это неприкосновенность Смерти к органам. Безопасная Смерть — это прикосновенность органов к органам людей.

Рот — это (Рота-Таро-Тора) люди+карты+закон — ротация — люди гадают в карты на закон, закон играет в карты на людей.

Обе стороны прикрываются заповедью не убий.

Смерть — свободный уход по своему желанию и в нужный момент.

Портал Смерти открывается при помощи психотропных веществ, медитации или внутренней мощи.

Богохулие — вульгарное сравнение божественных, людских прав с половыми органами (сравни: рот-ебало).

Богохулие — насмешка органов правопорядка над правами православных, права которым узаконило научное, православное многобожие, но отобрал уголовник закон.

Улики — случайные совпадения.

Наркомания — наркоматы.

Правда — тёрки, тереть (tru-правда).

Послушание — иерархия среди уголовников.

Православные атеисты — атеисты чекисты.

Страстотерпцы — половые терпилы с их терпением и воздержанием.

Иконные доски — изображения ликов мурок-святых дев-сеансов для внутри камерной, за алтарной мастурбации.

Поцелуи Иуд — занятия петухов.

Паханы — святые отцы с погонялами, как у урок, кронштадский, сваровский, подобно, как вася питерский, шалва кутаиский.

Лепилы — врачеватели-духовники.

Паства — прихожане-мужики-козлы отпущения воровских грехов.

Несознанка — недоумение блатных, юродивых и придурков.

Покаяние — чистосердечное признание окаянцев-преступников-злодеев.

Спасение — смягчение наказания для обвиняемого.

Спасение в избежании встречи с законом — в спасение человека для пищи закона.

Церковь не открывает, да, и сама не ведает эзотерической тайны, что единственное Спасение человека-оно от закона, в Смерти греха, минуя закон, минуя его наказание. Но церковь всячески, по умолчанию, ведёт человека к смерти тела, к гибели, через наказание, заключение, через пасть закона, через высшую меру социальной защиты человека от закона, через войну.

Причастие — причастность к делу и к греху для подельников, мазанных одной кровью жертв-помазанников божьих.

Шить статью — пришить человека.

Фашизм — шить статью белыми нитками фасций.

Подстава, математическое решение уравнения — ментовская подстава для решения неравенства, команда «фас» псу-закону.

Исповедь — показания на себя.

Раскаяние — допрос окаянного.

Слушание, слышание слов — послушание религии, законопослушность и приговор самому себе, соучастие в преступлении.

Вера, верность, вернись — возвращение на место преступления, на место силы, где сила была потеряна в результате страха обвинения.

Суд — отпущение грехов в тюремную волю.

Пасха — весёлая прогулка в тюремном дворике.

Кусок хлеба — кулич на весь день на киче.

Пайка сахара — благодать.

Баланда — тюремный пост.

Дачки зэкам — пожертвования продуктами приходу.

Келий — камера-хатка.

Молитва попов — базар по понятиям.

Грех — предъява.

Служба — следствие, прения.

Служат — и в церкви и в органах.

Крест — человек, стать, статья.

Нести крест — навешивать груз обвинений.

Крест на куполе — могильным крестом заткнут фаллос. Крест — мишень на теле человека, метка жертвы, метка скотины, символ полового органа женщины, ключ от замка вагины.

Крещение (пальцами) — наложение перекрестия, делать из человека цель, жертву, расчленение, четвертование.

Тайна исповеди — в интересах следствия.

Приговоры, заговоры, договоры — казни-усекновение голов-отсечение глав, слов, смыслов, понятий.

Зона — ад.

Голгофа, лобное место рая — место непригодное для жизни.

Пост, постоянство, однообразие процессов таких, как молитва, ходьба, дыхание, употребление однообразной пищи и однообразных впечатлений — мент на посту.

Режимы — строгий пост, общий пост, особый пост.

Пустыня — пересылка.

Этика упреждения такта — репрессия.

Защита — расстрел, высшая мера соц. защиты от закона.

За случайно — бьют отчаянно. За бога Случай стали наказывать. Бог Купала — упал в купель для еврея Ивана.

Верность, версия и вероятность событий стала верой — вербовкой людей для проверки на вшивость.

Вера и альтруизм — ожидание освобождения.

Даёт ли такой альтруизм силу?

ПРЕНИЯ.

Может и даёт, но не на Земле, а в космосе, на Альдебаране или на Альфакозле. На земле силу даёт ненависть к тому, кого ты любишь, любил, мыл и протирал до дыр, до невидимости. Пахан-Бог ест только лучшее-любовь и оставляет ненависть к любому. Мойка полов даёт ненависть и соответственно силу. Ненависть должна находиться в умелых руках Учителей-Советов, а не учеников-органов. В противном случае сила ненависти превращается в исцеляющий позор, уходит в волков позорных, они тебя делают преступником. Ненависть, культивируемая органами, не целительна, каковой она должна быть, используй её по требованию праведной православной силы правопорядка. Человек по сути хороший и не способен убивать, это не в его силах. Убийство совершает Смерть, Сила Смерти, дающая силу не убивать, но делать сильнее, человеку не принадлежащая, руководимая языческим богом Смерти и его подельником Случаем. Человек никогда не виноват в смерти другого человека. Никто виноват, ничто виновато. Человек всегда не виновен и не подсуден в своих действиях. В народе ходят следующие указывающие на это поговорки: за что сидишь, да — не за что, или, а кому сейчас легко, мол, всем плохо-все виновны, или, за что вы меня так сильно-а было бы за что, вообще, убили бы. Этим косвенно признаётся, что человека всегда бьют не за что, сажают не за что, обвиняют не за что. Неуважение органов к Смерти, самостоятельно выбирающей себе жертву — это чекистский образ христианства, также не уважающее смерть, это образ, в котором «ученики христа», математическим сокращением букв (уничтожением врага-народа), стали чекистами. Органы безопасности сами стали Смертью, выбирающей сроки, способы убийств и наказаний. Покаяние отцам церкви и чистосердечное признание операм, равное признанию в преступлении-единственный шанс обмануть закон, который хочет обмануть подозреваемого, и нарочно обмануться сам, и тогда закон буквально, торжествует, равно — ликует, но не в том смысле, что раздаёт каждому справедливые наказания, а в том, что становится равным богу Случаю, который милует всех. Закон, желающий стать на равных с богом Случаем, иногда допускает помилование осужденных, но чаще обманывает их, даже тех, кто уже признался. Закону нечем будет питаться, если он станет прощать покаявшихся. Питается же он преступлениями. По тому образу и подобию, что бог питается любовью (бог вышел из любого, рождён любым), пожар — огнём (пожар вышел из огня), безопасность — опасностью (рождена опасностью), угрозыск-угрозой, враги — народом (враги вышли из народа), вредители — вредом, органы — кровью, чекисты — ненавистью к религии и мукой народа от этой религии, а позже — муками самого народа, плодовые мушки — фруктами, мучные червяки — мукой, то есть той средой, из которой они вышли, той средой, в которой они рождены, но обязательно той средой, которая испорчена.

Христианская религиозная среда окончательно испортилась к 1917 году и дала рождение органам безопасности, чекистам, которые стали жрать эту среду до 1991 года. Испортилась и советская среда, и СССР рухнул.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 534