электронная
198
печатная A5
473
16+
Случайная ведьма, или Университет Заговоров и других Пакостей

Бесплатный фрагмент - Случайная ведьма, или Университет Заговоров и других Пакостей


Объем:
368 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-2796-2
электронная
от 198
печатная A5
от 473

Глава 1

Рассвет. Тёплые лучи солнца обволакивали ещё снежные вершины гор и пробивались сквозь окно в салон машины. Небо из багряно-красного превратилось в жёлто-оранжевое и освещало все вокруг. Высокие, величественные горы, дремучий, зелёный лес и загадочная, таинственная красота Кавказа — вот, в чем я нуждалась последние несколько месяцев.

Лето близилось к концу, как и мои спокойные дни вдалеке от городской суеты и утомительной учебы. Бабье лето скоро вступит в свои права, и в последние дни августа мы с друзьями решили уехать из нашего чудного города-курорта и отдохнуть вдали от цивилизации. Архызе — обители гор и лесов, где свежий ледяной воздух будоражит лёгкие, а светлое ночное небо открывает вид на яркие звёзды.

В машине господствовало Морфеево царство, не спали только я и мой друг Саша, который сидел на месте водителя. Мы уехали из Ессентуков в пять часов утра, и должны были вот-вот приехать на место, где обычно разбивали лагерь, а там уже по расписанию: палатка, завтрак, отдых и в поход. Из года в год ничего не меняется. Все остаётся так же.

Я прислонилась головой к окну и продолжила рассматривать высокие и изящные ели. Вдалеке, через приспущенное стекло, раздавалось бурление реки, которая текла где-то между ветвистыми деревьями.

Рядом послышался шорох. Это Настя очнулась, она всю дорогу проспала у меня на плече.

— Проснись и пой, соня! Мы почти приехали. — Улыбаясь, сказала я, и потом поняла, что слишком уж громко, так как после моих слов проснулись все. — Блин…

— Аха-ха-ха! Так им и надо, Дашка, а то дрыхнут тут пока я, бедный, сонный и голодный веду машину. Ужас!

— Ой, заткнись и веди дальше! Драматизирует от тут мне, поганец! — послышалось сонное бурчание Леры, моей подруги и по совместительству девушки Саши, — А ты, Даша, зараза! Мне такой сон снился…

— Небось какие-нибудь полуголые качки? — подал голос проснувшийся Никита.

— Ну да, а ты как думал? Саша, конечно, симпатичный, но качком его не назовёшь… — в отражении лобового стекла я увидела, как голубые глаза выше упомянутого после сказанного Лерой расширились и стали походить на пятирублевые монеты, а на лице заиграли желваки.

Минуты две Саша молча вёл машину, с силой сжав руль, а Лера тем временем внимательно наблюдала за реакцией парня. Но ровно до того момента, как девушку прорвало на смех.

— Блин, Саш, я же пошутила! — пропищала блондинка, чуть ли не плача от нестерпимого хохота.

— Ага, я тогда тоже пошутил, когда предлагал тебе переехать ко мне.

На заднем сидении, уже вовсю, похрюкивая, смеялся Никита на пару с ещё сонной Настей, а я, сидела рядом и улыбаясь, также наблюдала за нашей парочкой.

Спустя двадцать минут мы прибыли на место. Я вышла из машины и стала осматривать уже давно знакомую мне местность: небольшой склон рядом с горной речкой, усыпанный высокими деревьями, которые возвышались надо мной словно великаны, низкая зелёная трава и голубое небо с редкими белоснежными облаками. Все здесь было пропитано атмосферой волшебства, в которое я всегда верила.

До обеда мы с друзьями успели разбить лагерь, перекусить и просто отдохнуть, болтая о своей повседневной жизни. Все было как в прежние времена, никто не спешил на учебу или на работу, мы, расслабившись, просто говорили обо всем.

Лера с Сашей сидели, прильнув друг к другу, Никита копался в своих вещах, попутно подшучивая над каждым из нас, Настя скромно сидела и рассказывала о своей учебе, а я травила друзьям различные истории, приключившиеся со мной за этот год.

Когда наступил обед мы вновь перекусили и Никита, встав и закинув на плечо рюкзак, торжественно объявил:

— Ну что ж, сладкие, теперь нас ждёт поход в горы! Так что поднимайте свои тощие задницы, хватайте сумки и вперёд!

— У кого тут и тощая задница, так это у тебя! Лично моя — просто великолепна! — отозвалась Лера, хлопнув себя по той самой заднице.

Рассмеявшись, мы в считаные секунды собрали все необходимое, а затем отправились в путь.

Перейдя дорогу и попрощавшись с Настей, которая не любила долгие пешие прогулки, мы отправились вверх по тропинке, в поисках приключений, кои, к счастью, или сожалению, позже я и отыскала на свою больную голову…

Спустя полтора часа мы все уже кряхтели от усталости, с нас градом лил пот, а открытые участки кожи буквально горели от попадающих на них лучей солнца. Даже крем не помогал.

— Напомните мне в следующий раз, чтобы я забила на свою гордость и принципы, и осталась внизу с Настей! — воскликнула, убирая пот со лба.

— Ты говоришь это уже несколько лет подряд, но ещё ни разу нас не послушала, так что, дорогая, иди. — Сурово произнесла шагающая сзади Лерка и легонько шлепнула меня по филейной части, кою мы поминали совсем недавно.

— Ну к черту! У меня привал! — развернувшись, я села на тёплую землю.

Как бы я ни любила дикую природу мне нужен отдых. Достав из рюкзака бутылку воды начала делать жадные глотки.

— Эх, Дашка, да ну тебя! — посмеивался Саша, — Через пять минут ждём наверху. Догоняй!

— Ага. — Махнула друзьям рукой, — Догоню. — И прислонившись к дереву, закрыла глаза.

Господи, как хорошо! Икры ужасно болели, а сердце билось, словно бешеное от непрерывной ходьбы. Хотелось просто лечь и заснуть, но… Ох, это «но»!

Сидя на голой земле и прислонившись к дереву, я прислушивалась к окружающему меня лесу. Лёгкий ветерок ласкал загоревшую кожу, а палящее солнце, в конце концов, скрылось за облаками, оставляя меня в полной тени деревьев. Вокруг все было пропитано запахом хвои, травы и свежим воздухом, где-то пели птицы и играли лесные звери. Все так спокойно, умиротворенно… мне даже не хотелось никуда идти.

Ещё немного отдохнув, я все-таки поднялась на ноги, надела рюкзак и отправилась нагонять друзей.

Спустя шагов десять мой взгляд уловил яркое свечение меж деревьев, и остановившись, я стала всматриваться в чащу леса. Недалёко, в шагах тридцати от лестной дорожки, мелькнуло что-то похожее на растение, и я не нашла ничего умнее чем последовать к нему.

Я всегда была очень любопытной, поэтому и попадала в различные передряги. И чуяло сердце, что в этот раз моё любопытство не закончится ничем хорошим! Так оно и случилось…

Я шла через высокую траву, думая о глупости, которую совершаю, и, в конце концов, настигла своей цели.

Передо мной возник цветок, как пишут в сказках, необычайной красоты. Красные лепестки странного растения переливались в лиловый, а затем обратно в красный, длинный ярко-зелёный стебель где-то в середине разветвлялся на несколько других стебельков, на концах которых расположились такие же ярко-красные бутоны, а сердцевина отдавала необычным свечением. Цветок завораживал, он будто бы притягивал, так и говорит: «Прикоснись!» — но я все ещё стояла на некотором расстоянии от него, крепко сжав кулаки. Внутри что-то пульсировало, удерживало меня, не давало сорвать прекрасное растение, в то время как в голове непрерывно и настойчиво звучало: «Прикоснись! Прикоснись! Прикоснись!» Внутри шла борьба между здравым смыслом и желанием обладать, на и так мокром лбу выступили новые капельки пота, а сердце пустилось в галоп, и в итоге голос одержал верх.

Протянула руку к зеленому стеблю, намереваясь сорвать цветок, но как только дотронулась до растения голову буквально прошибла ужасная боль, а ноги подкосились. Я упала на землю. Перед глазами все поплыло, боль в голове нарастала с ужасной силой, и последнее, что я услышала, это свой глухой крик, перед тем как потеряла сознание.

Месяц спустя…

Если я не ошибалась, то была среда, первый день октября, и я, разъярённая, с метлой в руке, спешила к себе в избу. Моя русая коса уже давно растрепалась, а длинная юбка была вся в грязи и порвана из-за очередного падения с дурацкой метлы. Щеки горели от гнева, а глаза пускали искры, да такие, что каждый зверь, видя меня, прятался в первые попавшиеся кусты.

На всех парах, злая как черт, залетела в избу и начала гневно отчитывать присутствующих:

— Вы на кой черт, нечисть поганая, меня в эту глушь отправили?! А?! — я встала в угрожающую позу, а именно: уперлась кулаками в бока, расставила ноги на ширине плеч… и яростно посмотрела на свою удивленную нечисть.

— Да ты фто, голубуфка, да мы бы никогда…

— Молчать! — бедняга Леший от неожиданности упал на свою пятую точку и во все глаза посмотрел в мою сторону. — Чья это была идея отправить меня в западную часть леса за этой дурацкой дурман-травой?!

— Ну так, Марье Викторовне понадобилось зачем-то… — тихо ответил Домовой, пряча свои голубые глазища за соломенной чёлкой.

— Твою ж дивизию, зачем кошке дурманящая трава?

— Не знаем. — Хором провозгласила нечисть и опустила взгляд в пол, дабы не встречаться им со мной.

— Где Машка?

— Не знаем.

— Вы, Ежкин кот, хоть что-нибудь знаете?

— Не знаем. — Тьфу ты, да что ж это такое?!

Устало махнула рукой на всю эту дружную компанию и пройдя вглубь избы, повалилась на лежанку. Закрыв глаза, я стала прислушиваться к тиканью часов, не обращая внимание на удивленные взгляды нечисти. В голове только и слышалось настойчивое «Тик-так, тик-так» и в конце концов это помогло мне погрузиться в воспоминания…

***

В голове стоял гул, а кости ужасно ломило. Я почувствовала, как ко мне возвращается сознание, но была все ещё не в состоянии открыть глаза и встать. Я просто лежала на мягкой траве и пыталась вспомнить, что со мной случилось. Поход, привал, странное свечение, цветок… Цветок! Точно, вот в чем дело.

Внезапно послышался шорох, а затем различные голоса. Если б я могла, то встала бы и рванула отсюда к чертям соб… в общем, далеко. Но я просто осталась лежать безмолвной тушкой в траве.

— Ты тоже это видишь или мне кажется? — протянул рядом мелодичный голос, который буквально ласкал уши.

— Ефкин кот! Так, это ф баба! — это уже другой, второй голос, только он уже далеко не мелодичный, а скрипучий и картавый, — Так есфе и с магией!

Простите что? О чем они говорят?

— Ох, так она ещё и симпати-и-ичная! — божечки, да сколько же их?!

Забыв о боли резко перешла из лежачего положения — в сидячие, распахнула глаза и поняла, что лучше бы я этого не делала.

— Мамочки! — завизжала как полоумная, взмахнув руками.

Передо мной открылась просто сумасбродная картина, в реальность которой поверить было очень и очень сложно. Все тело покрылось мурашками, а ладони от страха начали потеть. Боже мой, куда я вляпалась?!

Напротив меня сидела тройка каких-то страшных и непонятных существ, которые пугали и завораживали одним своим видом.

Невысокое, наверное, с метр существо сидело ко мне ближе всех, у него были кудлатые, дубового цвета руки и ноги, отливавшие грязно-коричневым, пышная грива белых волос, переходящая в бороду и маленькие зеленые глазки, которые горели, будто угли. Одет этот старичок, назовём его так, был как человек из древнерусской сказки: красный кушак, кафтан, пола которого была запахнута за правую сторону и перепутанная обувь, правый лапоть был у него надет на левую ногу, левый — на правую. В общем, привет из Древней Руси!

Второе существо не сильно отличалось от старичка, разве что насыщенно-болотным цветом. Это была высокая и тонкая девушка, одетая в лохмотья, волосы ее были также болотного цвета и доходили, наверное, чуть ли не до пят. А вот третий экземпляр совершенно отличался от остальных… Это была женщина-птица! С большими переливающимися крыльями и… огромными когтями.

В общем, увидев все это, я опять потеряла сознание и очнулась уже в каком-то помещении. Сначала я молча лежала и думала о том, что все случившееся — страшный сон, бред, разыгравшаяся фантазия! Но, заслышав знакомые голоса, приняла очевидное — я влипла, по уши.

Медленно приоткрыла глаза и начала осматриваться: горизонтальные, бревенчатые венцы стен, связанные врубками по углам, прикреплённые к тем же деревянным стенам широкие лавки и полки, настоящая русская печь… Да это же изба! Вау!

Тихо и осторожно я приподнялась на локтях и обнаружила другие атрибуты деревянной избы, и, главное, моих «похитителей», которые восседали за огромным обеденным столом и вели довольно громкий разговор, для того чтобы я могла их расслышать:

— И фто фе нам ф с ней теперь делать?

— Ой, не знаю, дорогой, не знаю-ю-ю… Может, нам ее все-таки зверям скормить? Или Водяному на поруки? У него там как раз нехватка водяниц, все перекочевали к соседским ведьмам да Ежкам… Предательницы!

— Ох, елочки-веточки, что же вы такое говорите! Да она же ещё совсем дитя! Изверги! Да я вас сама кому-нибудь скормлю!

— Гамаюнуфка, родимая, не горячись ты так-с! Мы ведь толькоф предлагаем…

Божечки! Да о чем они вообще говорят? Какие ведьмы? Какой Водяной? В смысле скормить зверям?! Все, нужно бежать!

Пока страшилы вели увлечённый разговор о том, что со мной сотворить, я аккуратно встала с, как оказалась, лежанки, и тихо, словно кошка, начала красться к выходу, но как только осталось всего лишь пару шагов до желанной свободы, сзади раздалось громкое и мурлычущее: «Домовой-р-р!» — и перед дверью тотчас возник маленький человечек с просто огромными голубыми глазами, соломенной шевелюрой и в больших лаптях. Все случилось так внезапно и неожиданно, что я не скупилась на оглушительное: «А-а-а-а-а» — и стала быстро пятиться, но оступившись, с громким грохотом полетела вниз, как обычно, приземляясь на свою мягкую пятую точку.

— Да зачем-р орать то так-р?!

И тут мне на живот прыгнула чёрная кошка. Говорящая!

— Т-ты р-разговариваешь!

— И что в этом-р удивительного? Никогда обор-р-ротня не видела?

— Нет!

— Фыр! — фыркнула этот… оборотень? И соскочив с меня, направилась к столу, запрыгнула на него и… села, изящно обернувшись своим пушистым хвостом.

— Марья Викторовна, а вот и вы! — восхищенно пропела странная женщина-птица, — Мы тут в лес ходили и, в общем… вот. Девицу нашли. Не оставлять же нам ее было, пропадет ведь…

— Это да-р…

— И что нам с ней делать теперь? — это уже проворчала болотная дама, а я сидела на полу и глупо хлопала глазками, не врубаясь в происходящее.

— Есть у меня тут идея… — проурчало пушистое существо, — Поди-ка сюда, р-р.

Нервно сглотнула, а затем встала и осторожно ступила к столу, обхватив себя руками. Страшно.

— Не бойся-р.

Ха! Легко тебе говорить, это же не ты попала в какое-то сумасшедшее место с кучей непонятных существ.

— Не думаефте ли вы, Марья Викторовна, что…

— Думаю. Садись, — это уже мне.

Аккуратно присела на деревянный табурет и.. тут меня все же прорвало на плачь, нервы дали своё.

— Отпустие-е-е меня, пожалуйста-а-а. Я д-домо-о-ой хочу-у-у!

— Етить его налево! Что же теперь делать?! — в панике завопил тот самый человечек, огородивший мне выход, и забегал по избе, а я продолжила рыдать горючими слезами.

— Батюшки! Чай! Чай! Травяной чай несите!!! — это уже распереживалась женщина-птица.

— Ой-ей-ей… Говорила я вам! Водяному ее нужно было! Ой-ей…

— Так! Тихо-р! Домовой, тащи чай р-р! — рыкнула кошка, и шум в избе сразу же прекратился, — А ты — не реви!

— Не могу-у-у, в-вы меня похи-и-ители-и-и.

— Да никто тебя, р-р-р, не похищал! Сама дур-ра не туда полезла, так что хватит р-реветь. — Тут передо мной появилась большая деревянная кружка, которую я с трудом видела через пелену слез, — Пей!

Все ещё пуская крокодиловы слезы, взяла горячую кружку и с жадностью стала попивать ее содержимое.

Спустя минуту, я потихоньку стала успокаиваться, слезы прошли, а разум расслабился.

— Где я? — спросила с осторожностью, косясь на черную кошку.

— Во-втор-рой параллели, ведовской параллели, колдовской… Называй как хочешь. Но домой тебе пути нет.

— П-почему? В смысле нету… Но как…

— Все просто: ты попала в блуждающий портал и тебя занесло сюда. А обратно вернуться ты не сможешь, потому что для нас вход в твою параллель — закрыт. Туда могут попасть только очень сильная нечисть или чёрные маги. — Стала разъяснять подлетевшая женщина-птица, хотя, во все что она говорила — верилось с трудом.

— Какие маги? Какая нечисть? — недоуменно промямлила я.

— Мы, — торжественно мяукнула кошка, — нечисть. И р-раз тебе теперь некуда идти, то ты станешь нашей ведьмой!

Вот тебе и пошла в поход! Хотела ноги размять, природой насладиться, а в итоге попала в какой-то магический мир, услышала множество странных вещей, от которых голова кругом, да еще и приговор вынесли, что не смогу домой вернуться! Как же так? И, главное, если все сказанное не плод моей фантазии, то как мне быть дальше…? Как выжить, не потерять себя и надежду на… возвращение…?

***

Прошёл уже месяц с того момента, как я попала в этот волшебный мир, и, хочу сказать, было очень сложно здесь адаптироваться. Нечисть, ведьмы, чёрные маги, Бабки-Ежки… Все такое разное, волшебное и в то же время пугающее.

Первую неделю я только узнавала все об этом волшебном мире и ее обитателях, скучая по прошлой жизни… Мысли о семье и друзьях не выходили у меня из головы, они кружили словно коршуны над своей добычей, но потом я как-то смерилась… Но не совсем… Возможно, у меня все еще есть шанс вернуться домой, если я коем образом умудрюсь завести дружбу с черным магом. А пока, но только на время, я приняла то, что теперь у меня буквально нет прошлого и стала учиться самому настоящему ведовству!

Во все тонкости этого мира меня посветила та самая женщина-птица. Оказывается, таких как она называли птицей гамаюн или глашатаем — посланницей славянских богов. Эта поистине удивительная птица была даже в магическом мире редкостью, многие из ее сородичей скрывались в своих тайных городках, дабы не искушать людское любопытство. Потому что птицы гамаюн знали все о происхождении, как оказалось, трёх параллелей, богов, людей, чудовищ, зверей и птиц. А также предрекали будущее тем, кто был согласен слушать тайное.

Как мне поведала Гамаюнушка, так мы называли ее с нечистью, первая и вторая параллель очень тесно связаны между собой, пускай и не могут полностью контактировать друг с другом. Первая параллель — это людская. Параллель с интернетом, высокими зданиями, наукой и навороченной техникой, где я прожила двадцать один год. Там тоже присутствует магия, но очень и очень слабая, так как в неё больше мало кто верит. А вот во второй и третей параллели магии хоть отбавляй.

Я попала во вторую параллель, где обитает разного вида нечисть и ведьмы. Раньше наши параллели были объединены в одну, люди в древние времена бок о бок жили с домовыми, лешими, ведьмами, Бабками-ежками и славянскими божествами. Но постепенно люди перестали верить в тех богов: богов солнца, плодородия, охоты, страсти, удачи, смерти… Все стали забывать о них, и основывать, верить в новые религии. И после долгих споров они приняли решение создать свой мир и уйти туда. Но большую роль в их бегстве, да-да, именно бегстве, ибо за свои права они не особо то и боролись, сыграла охота на ведьм. Ведь они истинно верили в силы природы и язычных богов, возможно, это и спугнуло, подорвало верование обычных людей в них, что и послужило забвению оных.

Гамаюнушка говорит, что в моей параллели ещё есть немногочисленные, слабые языческие боги и нечисть, домовые да лешие, даже ведьмы, но их уже не так много, как раньше. Единственные, кто не ушёл в другую параллель с концами были знахари, но и то, сейчас они не особо афишируют своё существование в нашем мире, ведь все помешаны на дорогостоящей медицине…

А вот в третьей параллели живут чёрные маги. Как мне объяснили, это те же колдуны или ведьмаки, только с отпечатком современной, развитой до новых пределов магией. В общем — жуть. А что у них за странная иерархия… Или же ее просто нет, ну, в ведовской параллели. Ведьмы и Ежки слишком уж своенравны для того чтобы позволять кому-то ими управлять, да и характер у них неангельский. Все важные вопросы, которые возникают отнюдь редко, решают — Верховные жрицы. Древние ведьмы, с которых уже песок сыпется, как говорит Леший, да и в свет они выходят нечасто.

Странно, как этим местом ещё не завладел хаос… Хорошо хоть у чёрных магов есть какие-то главы правления, иначе, этим мирам уже давно пришёл бы конец.

У магов существует свой, так сказать, «Совет Магистров». В который входят десять самых сильных и проворных магов, и именно они правят третей параллелью. Не забывая замахнуться на территорию ведьм, за что им постоянно прилетает.

Короче говоря, я до сих пор вникаю во все эти тонкости магических миров, не без головной боли, конечно. А в совокупности с моей несчастной и озорной, а иногда надоедливой нечистью это становится в разы сложнее.

Ей-Богу, временами они буквально выводят меня из себя! Думают, что отказаться от своей прежней жизни так легко, и плачу я иногда в подушку просто так? Черствые они! И неблагодарные! Я считай, от гибели их спасла, а они меня своими нравоучениями мучают, до конца освоится не дают! Маленькие чудовища… Да если б не я, кочевать им в безвременье пришлось бы! Они ведь совершенно одни были… Погибнуть могли…

Оказывается, раньше у них тут всем хозяйством какая-то Яга-Ягинишна, Норкина заправляла, души они в ней не чаяли. А эта чертова Бабка Ежка променяла их на мага. Влюбилась барышня и укатила с возлюбленным в другую параллель, оставив свою нечисть, а они ведь без хозяйки увядать начинают, словно растения, и… исчезают. Будто их и не было.

Думаю, если б не их плачевное положение, то я бы ещё месяца три закатывала истерики на тему возвращения домой. Собственно, я так и собиралась сделать. Первые несколько дней я с поставленной задачей справлялась превосходно — рыдала день и ночь, даже их странные чаи не могли меня успокоить. Ну, не могла я поверить, что не то что друзья, родители, могли меня забыть! А нет… видите ли, у них тут магия такая и свои законы. Из первой во вторую параллель перескакиваешь, и прощайте воспоминания, а вот с другими параллелями этот закон отнюдь не работает. Нонсенс!

И как-то меня осенило, что страдаю в этой ситуации только я. А родители… Они ведь забыли меня, не по своей воле, конечно, но забыли, значит, и не будут скучать, волноваться за меня. Так? И тогда, я могу попробовать все с чистого листа? Буквально начать жить заново, без вреда для близких. Но только на время… Да и в магию я всегда верила…

А как необычно с магическими способностями то вышло! Оказывается, у меня есть предрасположенность к ведовству, представляете? Машка сказала, что, скорее всего, кто-то из моих дальних родственников был потомственным колдуном и магия передалась мне по наследству, но была в спящем режиме! А когда я попала сюда произошел какой-то всплеск силы и она, так сказать, очнулась.

И все это помогло мне принять мою новую жизнь. Но все шло далеко не так гладко и сказочно, как я себе представляла…

***

Я сидела за столом и наблюдала за снующейся по избе нечистью. Сегодня они были как никогда активными, наверное, из-за вчерашней взбучки, которую я им устроила.

А вот нефиг им было Машку слушать и отправлять меня в эту глушь! Где мне медведь чуть полруки не оттяпал. Благо, у меня порошок сонный был, и по деревьям я отлично лазаю… Эх, детство прошло не зря!

— Эй вы, друзья мои закадычные, куда Машку дели?

— Та никуда мы ее не девали! — проворчал домовой, — Она сама ушла…

— В смысле ушла… Куда ушла? — опешила я.

Вот… поганка! Меня, значит, за какой-то непонятной травой отправила, а сама улизнула неведомо куда. Беспредел!

Неожиданно раздался скрип, и в избу вальяжно вошла та самая негодница. Зыркая на всех своими зелёными очами.

— Машка! — возмущено воскликнула я, разведя руками, — Ты где была?

— Шр-ш-ш, — прошипела черношерстая, — Я Мар-р-рья Виктор-р-ровна!

Машка лёгкой поступью подошла ко мне и, запрыгнув на колени, отчего те жутко заныли, весила кошечка немало, учитывая, что она оборотень, стала рассказывать о своих похождениях:

— Я была в гор-р-роде.

— В каком это городе? — удивилась я. — Ты же говорила, что поблизости, кроме лесов да болот, ничего нету… — Машка фыркнула.

Я в шоке. Мало того, что ведьмой меня своей сделали, так ещё и врут!

Как за травами-дурманами сходить, так я первый претендент, а как город, местное общество и обычаи показать, так фигушки.

И, знаете, что сделала вся остальная нечисть, услышав наш разговор? Правильно, направилась к выходу.

— Ну, мы это, пофдем? Кикимору навестим… травочек для чаёчка насобираем… — пробубнил Леший уже у порога.

— Стоять! — рыкнула я. Да так, что Машка, испугавшись, спрыгнула на пол с моих колен, а после уместила свою пушистую пятую точку уже на деревянном табурете. Ох, как же ногам полегчало то!

Нечисть остановилась, и, стыдливо опустив головы, прошла вглубь избы и села на стоящую там лавочку.

— Ну, что же, Марья Викторовна, рассказываете, зачем вы это в город ходили? — скрестила руки на груди и нахмурилась.

— Жизнь твою будущую устр-раивала. — Мурлыкнула та. — Ты ведь ведьма неполноценная, бр-р-ракованая. Магия в тебе есть, мозги, — Машка сделала вид, что задумалась, — тоже вр-р-роде есть, а вот знаний — нет. Да и магию активир-ровать нужно. Поэтому, собственно говоря, в город я и ходила. У меня там ведьма знакомая есть, мудр-р-рая, глава универ-рситета. Вас, девиц взбалмошных, четыре сотни лет в ежовых рукавицах держит.

— И? Мне то, что с этого? — не поняла я.

— Да то, что я ей пр-р-р-ро тебя р-рассказала, и по добр-роте душевной, что ведьмам особо не присуще, она тебя в универ-рситет свой зачислила. Пр-рактика тебе нужна. Знания. А ведовскому р-ремеслу нигде, кр-р-роме как в Университете Пакостей, тебя не обучат.

Я молчала. Честно говоря, я была поражена этой новостью.

Знаете, я всегда верила в магию. Даже живя в кругу науки и техники, я не переставала надеяться. В своём мире я часто читала книги про волшебство и различные Академии, но никогда не думала, что сама окажусь в подобной ситуации. А что буду учиться в самой настоящем Ведьминском Университете — и подавно.

Нечисть в это время все так же молча сидела на лавочке. Леший с Домовым, сложив руки перед собой, бесцельно размахивали ногами, а Гамаюнушка стыдливо спрятала свою головушку за огромными крыльями.

— А меня вы спросить не хотите?

Нет, вы не подумайте, я была только рада обучаться в настоящей магической Академии. Все-таки, как бы сильно я ни скучала по дому, приспособиться к новой жизни здесь необходимо. Но, из-за того, что они утаили от меня столь важную информацию, я имела полное право обидеться на них.

Ну хотя бы чуть-чуть поломать комедию.

Нечисть, кстати, после моего вопроса призадумалась, даже Машка.

— А надо? — в замешательстве спросил домовой, почесывая свой соломенный затылок.

— Етить его налево! Нужно! — возмутилась я, и обиженно надула губы, словно маленький ребёнок, которому не дали желаемое.

— Дашенька, дорогая, прости нас, пожалуйста… Мы ведь не знали… — подлетела ко мне Гамаюнушка.

— Представьте себе, в цивилизованном мире принято спрашивать! — укорила я нечисть, еле сдерживая улыбку.

Машка, поняв, что я играю на публику, чтобы их проучить, лишь фыркнула.

— Мы больше так не будем. — В один голос воскликнула нечисть, с надеждой смотря на меня.

— Хорошо. — Все ещё обиженным тоном ответила я, — Точно не будете? — подозрительно прищурилась.

— Да!

— Ну ладно…

— Даша! Заканчивай уже нечисть разводить! — попыталась угомонить меня Машка.

— Разфодить? А фто это?

— Ничего-ничего, — поспешила я остановить мысленный процесс Лешего, — Забудь.

— Так, Дашка, все. Собир-рай иди свои вещи, сегодня вечер-р-ром ты отправляешься в ведьминский универ-рситет. — Рыкнула оборотень, и раздраженно махнула хвостом.

— Так точно, Машка! — радостно завопила я, и побежала собирать свои немногочисленные манатки.

***

Собралась я быстро, все-таки вещей у меня почти не было. Только пару комплектов местной одежды и рюкзак из моей прежней жизни, где было много чего интересного для этого мира, даже кружевное белье… Не знаю, как оно попало в походный рюкзак, но разве это плохо? Все же в панталонах я разгуливать не собиралась!

А также Машка собрала трав, которые могли мне пригодиться, и дала какие-то странные документы о поступлении.

«Свиток о зачислении в Университет Заговоров и других Пакостей, ведьмы Лиссы Лисеевны, проживающей в восточной части Травяного Леса, на первый курс факультета Наследующих с изучением углубленного ведовства.

Хозяйство ведьмы насчитывает одну избу и немногочисленную нечисть: птица гамаюн, оборотень древней породы, домовой, пара лешего и кикиморы, водяной и водяницы.

Свиток о зачислении подписан главной ведьмой Университета Заговоров и других Пакостей

Межьмирьевной Риеной Флаус»

— Машка-а-а, я, конечно, ни черта не поняла из всего написанного, но кто такая Лисса Лисеевна? — в недоумении произнесла я, косясь на оборотня.

— Ты.

— В смысле, я? — вопросов становилось все больше и больше, однако.

— Тебе нельзя называть никому своего настоящего имени, — ответила Машка, урча, — Множество ведьм своенр-р-равны и злопамятны, и если ты им не угодишь, а так и будет, могут навести на тебя пор-рчу…

— А так, что ли, не наведут?

— Наведут, но не такую сильную. Так, хватит вопросов, бер-ри вещи с метлой и пошли. Нас уже ждут.

— Вау… — восторженно произнесла я, уронив свою неустойчивую челюсть на землю. Ибо то, что я увидела, нужно было лицезреть собственными глазами.

Передо мной перестало высокое здание ведьминского университета, и оно было просто огромным! Каменные стены замка были окутаны хмелем и виноградом, что давало некий контраст, а высокие башни буквально разрывали небо на части, своими острыми шпилями. Здание выглядело настолько большим и величественным, что становилось даже страшно, да и аура этого места, давала о себе знать.

— И т-тут значится, ты м-меня оставишь совершенно одну? — заикаясь, пролепетала я.

— А ты думала, что я нянчится с тобой буду? А нет, Лиссонька, тебе нужно учиться жить в нашем мир-р-ре самостоятельно. — Мурлыкнула Машка, облизывая лапы.

Но подняв мордочку, и увидев мои испуганные глаза, оборотень все-таки сжалилась надо мной:

— Ладно, р-расслабься, никуда я не уйду. Ведьмам не запрещается держать при себе небольшую, — Машка скривилась, — живность. Фыр! Пока ты будешь учиться, я по своим делам уходить буду, за хозяйством пр-р-рисматр-ривать, а то нашу нечисть в одиночестве оставлять нельзя. — Я с облегчением вздохнула.

Слава Богу, боюсь, быть одной я ещё не готова. Тем более учитывая то, что я почти ничего не знаю об этом мире и со мной происходят какие-то странные метаморфозы…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 198
печатная A5
от 473