электронная
200
печатная A5
435
16+
Сказки для взрослых о животных

Бесплатный фрагмент - Сказки для взрослых о животных

С любовью

Объем:
196 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0050-4778-6
электронная
от 200
печатная A5
от 435

ИС

ХАТУЛЬКА И КУРИЦА ИЗ МОРОЗИЛКИ

Продолжу истории об этом коте, поскольку он во первых заслуживает это потому что за всю свою жизнь я не встречал больше такую свободолюбивую и самодостаточную личность, а во вторых потому что это понравилось тем, кто читает мои истории.

Ну так вот. Хатулька как я уже писал был большой и очень упитанный кот. Ловкости он был невероятной и об этом я ещё расскажу. Не то чтобы он лопал всё подряд и съедал огромные количества. Он всегда знал меру. Но воровать еду было у него в крови. И не для того чтобы съесть, а просто потому что это была еда.

Так вот, приступим. Однажды собрались у нас гости и в больших количествах. Сели мы за длинный стол и кот как всегда крутился под ногами собирая дань с гостей. Получал он достаточно, потому что умел так подойти к каждому человеку, что тому казалось будто перед ним голодная несчастная кошка. Обойдя весь стол он присел чтобы отдохнуть от трудов своих праведных. А потом исчез и мы о нем позабыли. Позабыли потому, что после нескольких рюмок за столом завязался оживленный разговор ни о чем.

Но тут из кухни донесся жуткий грохот. Опрокидывая стулья и цепляясь друг за друга мы все бросились туда протрезвев мгновенно. Звук был такой, будто упал шкаф. Влетевши в кухню мы замерли на пороге. На высоте около двух метров опираясь задними лапами о шкаф и передней о холодильник висел Хатулька. Как он туда сумел вскарабкаться — только одному Богу известно. Мы боялись сдвинуться с места, чтобы он не упал. Кот открыв свободной лапкой морозилку на высоте приблизительно моего роста выковыривал что-то оттуда. На полу уже валялась замерзшая как кирпич тушка курицы.

Именно она и произвела такой грохот. Выковыряв ещё упаковку сосисок грохнувшихся на пол с лютым звуком, Хатулька исполнил акробатический этюд в духе лучших цирковых традиций, и схвативши зубами замерзшую курицу бросился в залу. Мы все толкаясь и вопя что-то помчались вслед за ним.

Так перебегая из комнаты в комнату и опрокидывая всё что попадалось нам на дороге мы сподобились таки в конце концов отобрать у упрямой кошки её добычу. Горестно заламывая руки и восклицая что-то о бессмысленности всего сущего бывшая жена взирала на переворот в квартире и пыталась удержать в руках жутко холодную курицу.

Хатулька выскочил на балкон и завопил яростно, обидчиво и громко. Что-то видимо в духе:

— «Негодяи!!! Отобрали честно сворованную добычу!!!»

После чего он вернулся в комнату и улегся на кресле свернувшись клубочком. А мы пошли опять за стол и ещё с час оживленно рассказывали друг другу как гонялись по всей квартире за котом. Вот такая история о цирковых проказах и воровстве из принципа.

СТАРЫЙ ОХОТНИК

Старый охотник ехал в джипе по саванне. Солнце, жгучее солнце слепило глаза. Он гладил лежащий на коленях старый винчестер. Его старый, единственный друг. Долгая жизнь избороздила его руки морщинами, а нож оставил шрамы, когда он снимал шкуры с убитых им животных. Он ехал и вспоминал свою длинную жизнь. Всех жен, которым он оставил дома и деньги.

Всех детей шкрябавших друг другу нервы за место в его завещании. Он ехал на последнюю охоту. Шкура льва должна украшать его гостиную в большом пустом доме. Шкура льва, на которую он будет любоваться сидя долгими одинокими вечерами напротив камина. Он заплатил за это право много денег. Даже представить не можете сколько. Единственный патрон лежал в его кармане. Единственный патрон.

Старый лев прихрамывая на переднюю правую ногу спускался с холма. Ему удалось сегодня попить, но голод утолить было нечем. Он вспоминал свою долгую жизнь. Свой прайд и молодых львиц. Своих детей разбежавшихся по всей необъятной саванне и победы в замечательных охотах на антилоп. Это была хорошая жизнь.

И последний бой с новым молодым самцом выгнавшим его и прокусившим правую лапу. Дело было решенное и весь вопрос был только в том, когда голод убьет его. Лев хромая спустился к самой тропе и услышал шум доносившийся слева. Это ехал джип с охотниками. Старый лев хорошо знал для чего они тут и он приготовился принять свою судьбу. Так даже лучше, подумал он. Так быстрее и без мук голода.

Он присел и подняв свою огромную голову обрамленную гривой посмотрел на остановившуюся машину.

Старый охотник вышел и взглянул на льва. Масаи сопровождавшие его прыгали вокруг и кричали. Они требовали, чтобы он выстрелил. Они боялись что лев убежит. Но охотник был старой школы. Он не спеша вытащил приготовленный патрон и вытерев его о брюки привычным движением загнал его в затвор винчестера. Он вскинул его и глянул в оптический прицел.

Лев вытянулся как струна. Он смотрел в глаза охотнику. Львы не закрывают глаза перед смертью. Они смотрят прямо, не мигая. Охотник смотрел в прицел, а вокруг бесновались Масаи. Они кричали, верещали, визжали и махали руками.

Что он увидел в глазах старого льва, я не знаю. Может быть самого себя. Но старый охотник опустил свой винчестер, а потом не целясь вскинул его и выстрелил. Лев замер на одну секунду. И секунда упала, как солнце в озеро. Упала и разбилась. Лев выдохнул и оглянулся. Неужели охотник промахнулся? Неужели? Лев посмотрел на него, но тот стоял опершись на старый винчестер и подняв вверх правую руку вверх.

Лев оглянулся. В десяти шагах от него лежала газель. Один выстрел. Один точный выстрел. Не целясь. Он повернулся спиной к охотнику и подойдя к добыче потащил её на вершину холма, а там присев посмотрел вслед удалявшемуся джипу.

В нем стоял старый охотник и махал ему правой рукой.

А в лагере начался сумасшедший дом. Молодые охотники собравшись вокруг кричали перебивая друг друга. Они не могли понять, почему старый охотник, давно ставший легендой саванны не сделал свой последний выстрел. Они не могли понять, почему он не убил льва. Они не могли понять, почему он вернулся без добычи.

Старый охотник гладил свой винчестер. Он улыбался. Знаете ли вы, спросил он о очень старой местной легенде здешних племен. И молодые охотники замолчали. Потому что, когда говорит старый охотник — легенда саваны, все остальные молчат. Говорят, продолжил он, что на этом холме обитает дух здешних мест и каждый кто хочет удачи должен принести ему добычу и попросить о хорошей охоте.

Молодые охотники расходились. Они думали и не верили в слова старого охотника. Но каждый боялся сказать, что был суеверен как и все остальные. А старый охотник улыбался.

Масаи когда то бывший вождем, а теперь сидевший за рулем джипа везшего старого охотника надел свой самый лучший наряд, раскрасил лицо в боевые цвета и вытащил копье передававшееся в его роду из поколения в поколение. Он стал возле автобуса в котором должен был уехать старый охотник.

Вот и пришло время.

— «Это был хороший выстрел, мой старый друг», сказал Масаи и охотник улыбнулся.

— «Это был лучший выстрел в моей жизни», ответил он. Прощай мой старый друг.

И Масаи поднял своё копье в знак особого уважения.

Охотник сел в автобус и уехал.

А на вершине холма стоял старый лев — легенда саванны. Он стоял и смотрел как внизу подъезжали джипы и один за другим из них вылезали люди опустив на землю антилопу или другую добычу что-то говорили и кланялись ему. А он благосклонно кивал им иногда. И тогда охотники радостно кричали друг другу:

— «Ты видел? Ты видел?!!! он мне кивнул. Будет удача!!!»

О чем эта история? Может быть о трех одиночествах? Потому что истинно одинок тот, кто без всяких слов понимает то, что другому не объяснить за всю жизнь. А может быть эта история о старом льве — легенде саванн.

Не знаю. Не знаю. Это вам решать.

НОЧНОЙ ЖОР

Или обжираловка, что впрочем не меняет смысла. Ну так вот, если завтра выходной и Анжела работает ночью, то в случае ощущения легкого голода в животе в районе так скажем трех часов утра я вполне могу устроить себе поздний ужин или иначе говоря, ранний завтрак. Не корысти ради, а токмо для того чтобы попугайцы всего мира не лишились светлой личности в моём лице. Что вполне может случиться от ночного недоедания.

Ну разумеется Тимка радостно вскакивает со своего належеного места и мчится впереди меня издавая что-то вроде хыр-хыр, иу –иу и яв-яв. Его хвост стоит трубой, а толстая попа ходит во все стороны, правда пузо уже явно выше пола а это значит, что за прошедшие четыре часа после плотного ужина он похудел и готов снова слегка перекусить.

Мы отправляемся в залу, где я на тарелочку на полу насыпаю ему всяких вкусностей и не забываю себя. Так, ничего особенного. Ведь переедать на ночь глядя нельзя, поэтому беру самое простое и здоровое — немного жаренной картошки, пиццу, соленую рыбку и кусочек стейка, плюс соленые огурчики и консерву со шпротами. Только здоровая пища — мой девиз!!!

Через минут пять из кромешной темноты спальни доносится кур-кур полное обиды и обещания всё рассказать Анжеле в случае если противная попугайская птичка не присоединиться к нашему пиру. Я разумеется до глубины души возмущен подобным поворотом и кричу ему:

— «Шантажист попугайский!»

И кур-кур сменяется зловещим свистом полным обещаний физической расправы. Так что во избежание конфликта поколений приходится выпустить Кукичку. Он вылетев и примчавшись в комнату планирует на стол со скоростью коршуна и там начинает клевать крошки коварно усмехаясь. Вы вот наверное думаете, что он клюет точно, как какая ни будь курица? Правда?! А вот и нет! Вы ошиблись!!

Он клюёт замышляя очередную попугайскую хитрость. Полная злостных намерений птичка клюёт свои крошки прямо над Тимкой. Зловредный попугай выставляет свой соблазнительный хвост на кошкино обозрение. И разумеется Тимка теряет покой и аппетит. Он елозит попой по полу, пытаясь не попасть головой в стол, что удаётся не всегда, а прямо схватить эту полную коварства птицу за хвост.

Он подпрыгивает и Кука в последнюю долю секунды отбегает в сторону. Несчастный кот промахивается и шлепается пузом на пол. Попугай хромая прямо как Флинт бежит к краю стола и вопит:

— «Пиастры, пиастры! Пятнадцать человек на сундук мертвеца и бутылка рому…»

То есть я хочу сказать, что он кричит кур-кур и нагло смеётся. Так повторяется довольно долго и я пожалуй вполне мог бы снять клип и выложить его в you tube заработав на этом деньги. Но противные попугайско-кошачьи личности начинают строить из себя перед объективом благородных девиц и корчат благостные физиономии, пытаясь изобразить книксен и улыбаясь наглым образом. Так что съемки отменяются.

Поужинав таким образом часа полтора и утолив голод легким перекусом мы идем спать и ещё долго из клетки Кукочки доносятся возбужденные кур-кур. Малой птичке наверняка снятся шхуны, морские шторма, ром, пиратские приключения и прочие естественные вещи.

Мы засыпаем. Все довольны, честное слово. Чтоб они были мне здоровы. Да и вы все тоже. Вот так.

У ПОСЛЕДНЕЙ ЧЕРТЫ

Теплый пар поднимался от теплотрассы, вырываясь через тяжелую чугунную крышку входа. На ней прижавшись друг к другу лежали котенок и щенок. Поздний осенний вечер заметал их дождем со снегом. Котенок дрожал. Он был совсем маленьким, всего несколько месяцев. Хозяева выбросили его только сегодня и он пришел к этому теплому месту, пытаясь понять происходящее и согреться.

А взрослый щенок давно привыкший к тому, что люди проходят всегда мимо просто подвинулся. Он видел, как плохо малышу и как слезы и сопли из простуженного носика стекают на асфальт. Он подвинулся и маленькое кошачье тельце прижалось к нему. Так они и лежали.

А кто-то видимо ради шутки бросил рядом с ними старые черствые корки хлеба. Ведь это так смешно — два замерзших малыша и черствый хлеб. Щенок смотрел на них и думал о том что самое большое счастье в мире — это проглотить эти старые куски хлеба. Но он не мог двинуться, потому что маленький котенок прижался к нему и только его тепло ещё поддерживало еле, еле бившуюся жилку жизни.

Так они и лежали на чугунной крышке, а теплый пар поднимался снизу и вокруг спешили люди. Они не замечали маленькую пару, а может просто не хотели замечать. Люди спешили в свои теплые квартиры с обогревателями, вкусной едой и телевизорами. Они отворачивались. Отворачивались, потому что не привыкли взваливать на свои плечи чужую боль. Ведь гораздо проще и приятнее пройти мимо.

Старая бабуля с тяжелой тележкой в смешном пальто наткнулась на них и почти наступила. Она произнесла несколько проклятий и принялась ругать разлегшихся посреди дороги малышей. Щенок прижал ушки и задрожал от страха. Ему очень хотелось сбежать, но он не мог бросить котенка. Вдруг замахнувшись старушка наклонилась и щенок так и не дернувшись закрыл глаза чтобы не видеть того, что сейчас произойдет.

А она внезапно схватила котенка и вместо того чтобы ударить его или отбросить положила его к себе за пазуху и разразившись ругательствами и проклятиями стала кричать на всю улицу ругая себя, свою жизнь и заодно щенка и котенка попавшихся ей под ноги. Щенок понимал, что его ни за что не возьмут. Ведь дом, ласка и еда не для таких как он. Не для несчастных и одиноких, никому не нужных душ, обреченных на бесконечные скитания.

Но старые скрюченные подагрой пальцы подхватили его и отправили туда, где уже устроился его друг котенок. Ещё не веря в своё счастье щенок лизнул своего кошачьего друга и прижался к нему. А бабушка оглашая улицу ругательствами, проклятиями и жалобами на свою судьбу пошла дальше, унося за пазухой двух малышей.

И её ругательства звучали в моей душе самой прекрасной музыкой, которую мне приходилось слышать. Куда до этих прекрасных ругательств и проклятий всем музыкальным произведениям на свете? Ведь самая прекрасное — это душа возвысившаяся до простой человечности у последней черты, а сопение двух уснувших в теплоте малышей вне всякого сомнения звучало для меня как хоральные прелюдии Баха.

ХАТУЛЬКА И ШАШЛЫКИ

Вот что особенно любил Хатулька, так это шашлыки. А я решил однажды начать готовить их рядом с домом, как собственно говоря и делали соседи благо огромная поляна находилась прямо возле подъезда. Как вы понимаете подвигло меня на это чувство обоняния. Потому что, когда через закрытые окна до нас доносились ароматы шашлычных прелестей, то и Хатулька и вся семья облизывались и пускали слюни. Вот я и решился.

Хатулька решил, что его помощь в этом шашлычном действе просто необходима. Ну так вот. Первые пару раз я вынужден был сидеть как и все кто готовил на мангале с начала до самого конца не отходя ни на минуту и это было очень неудобно. Во первых, возникала проблема что делать, когда переполненный мочевой пузырь требовал своего. Во вторых, необходимо было приготовить всё и забрать одним разом домой, потому что то что оставлялось на второй раз исчезало в пасти соседских котов. Кроме всего прочего, они успевали превратить в мусор все те вещи, которые ещё не были занесены в квартиру.

Нет, не думайте, что они были голодные. Упаси Боже. Это было волшебное действие шашлычного запаха.

А Хатулька как оказалось решил честно заработать свои вкусные кусочки. Можете мне не поверить, но я говорю между тем абсолютную правду. Мой кот жуткого размера и известный среди всех местных котов своим крутым нравом и дурным характером решил, что он честно заработает свой шашлык. Хатулька и честно — вообще то это абсолютный нонсенс, но между тем.

Кот выходил вместе со мной и оставался внизу на посту. Я мог совершенно спокойно вынести вниз маринованное мясо и всё прочее совершенно не опасаясь окрестных котов. Хатулька ходил как настоящий часовой вокруг оставленных мной мангала, мяса и всего прочего, а местные коты боялись приблизиться ближе чем метров двадцать. Так они и сидели не решаясь даже мяукнуть.

Но вот что особенно интересно. Пока я был внизу, Хатулька поднимался в квартиру и поскольку дверь там не запиралась на всё время приготовления шашлыков, устраивал «голодные игры», а проще говоря театральные представления и мои сердобольные родичи отваливали ему хорошие кусочки готового шашлыка. Потом он спускался вниз и выпрашивал у меня свою долю за честную охрану.

Однажды я прикинул сколько же в него влезло. Дамы и господа, честное слово — ПЯТЬ ШАШЛЫКОВ!!! Пять огромных шашлыков забитых кусками жаренного, жирненького мяса. Не знаю, как вы, но я не смогу проглотить это количество, даже если меня заставить. Вот вы мне скажите, ну где в этом коте помещалось такое невероятное количество мяса? А самое главное, что у него не только не болел живот, а совсем наоборот. В связи с большим количеством сожранного он начинал радостно носиться по квартире, когда все садились за стол покушать то что осталось после Хатулькиного обильного шашлычного обеда.

БЕСТСЕЛЛЕР

(ПЕРВАЯ ГЛАВА)

Какой писатель не хочет написать бестселлер? Одни хотят получить больше денег. Другие мечтают ухватить время за горло. Но так или иначе это мечта любого пишущего. Вот и Писатель давно мечтал. Мечтать то он мечтал, но всё как то не писалось. То ли темы не было, то ли просто не шло. Но однажды задумал он съездить в Австралию. Говорят там масса неисследованных территорий и животные удивительныеl И вообще, море материала для работы. Задумано — решено и вот он уже на континенте с четырьмя проводниками бушменами.

Запасшись всем необходимым Писатель организовал экспедицию в черт знает куда и с неизвестным адресом. Короче говоря, после недели петляний по бушу остановились они на ночлег. Остановиться то остановились, а вот проснулся он один. И выйдя из палатки долго искал своих носильщиков и проводников, пока не выяснил что пропали они вместе с запасами спиртного и большей частью продуктов.

Ах Писатель, писатель, разве ты не знал, что бушмены при виде спиртного теряют голову? Сам то он не пил. То есть был трезвенником а точнее бывшим алкоголиком, однажды бросившим пить. Вот теперь за эту ошибку он и расплачивался. Первые пару дней он всё надеялся, что они вернутся. Выпьют всё, съедят и придут за ним.

Но чем дальше, тем более отчетливо и с возрастающим ужасом он понимал, что остался совершенно один посреди буша, почти без еды и воды, а вокруг бурлит жизнь не из коал и кенгуру, а полная диких, ядовитых и смертельно опасных созданий только и ждущих возможности закусить им. Это были восьмидесятые годы и речи о телефонах с GPS не шло. Да и карты то никакой не было. Для аборигенов Австралии буш — это всё равно что для нас с вами город и карта проводникам была ни к чему.

Писатель доедая последнюю банку с кашей вспоминал всю свою жизнь и пытался сообразить, что ему делать дальше. Но мысли путались и ужас заполнял его голову не давая сосредоточиться. Он понимал, что идти ему некуда. Да и куда можно идти находясь среди пустынной местности, где и возвышенности то никакой не было. Куда?

Ночью ему приснилась мама. Она говорила ему что всегда хотела гордиться им, но вот ничего путного из него не вышло. Он вспомнил, как она тяжело заболела и как родственники отвернулись от него. Никто не пришел на помощь. Он вспомнил как на её похоронах из всей их большой семьи и огромного количества родных было всего два человек и былая злость вновь охватила его. Именно та злость, которая дала возможность ему тогда выжить. Не скатиться в пьяный с горя угар и не погибнуть под колесами машины.

Он вдруг увидел, как будто опять бывшая жена выгоняет его на улицу и он скитается по городу два месяца питаясь в бесплатных столовых и ночуя в разрушенных зданиях или на скамейке в парке. Он вспомнил, как с первой зарплаты снял малюсенький уголок в квартирке под крышей и как был счастлив этим. И снова злость охватила его. Злость, помогавшая ему выходить победителем из тяжелых моментов жизни.

Проснувшись утором он не стал жалеть себя и не стал готовиться к смерти стеная и взывая к Богу, а достал нож и принялся привязывать его к длинной палке оставшейся от носильщиков. А потом злясь на себя и свою глупость он пошел на охоту. Но охота удалась только тогда, когда злость ушла и уступила место покою и сосредоточенности.

Ему удалось убить небольшую ящерицу. Корчась от подкатывающей к горлу тошноты он вспорол живот добыче и выжав стакан крови выпил его, а потом закрыв глаза и останавливаясь чтобы перевести дух и подавить приступы брезгливости выгрыз всё что было внутри кожистого жесткого существа, ещё недавно бегавшего по песку.

Решив, что теперь он умрет он прилег и уснул. Но через пару часов он проснулся с новыми силами и даже яростное солнце уже пекло не так сильно. Рядом с ним покачивалась голова какой-то змеи.

— «А ну пшла отсюда!» зашипел он на неё и плюну что было силы пытаясь попасть в неё.

Пораженная таким отпором змея бросилась в кусты. Она то знала, что с существом плюющимся ядом лучше не связываться и была права.

Писатель взял в правую руку своё самодельное копьё и повесив на плечо всё что посчитал нужным забрать пошел вперёд. Именно это направление казалось ему самым правильным. А впрочем, какая разница куда идти городскому человеку оказавшемуся посреди буша в Австралии?

Он давно потерял счет времени. Да и какая разница? Время в этой части света и в этом месте потеряло свой смысл. Имела значение только смена дня и ночи. Потому что днем было жарко как в аду, а ночью прохладно и хотелось забиться под куст и прикрыться хоть чем ни будь.

Однажды открыв глаза он вылез из своего укрытия и пошел как всегда куда глаза глядят, но прямо за холмом наткнулся на небольшую группу черных, голых маленьких людей. Они смотрели на него раскрыв рты и окружив его сжимали в руках короткие копья. Галлюцинация, подумал Писатель.

— «Слушай», сказал совершенно на чистом английском самый высокий из них. Слушай, ты кто такой и как здесь оказался?

Писатель понял, что это непривидения и не галлюцинация, но ответить ничего не смог. Из распухшего и пересохшего горла вырывался только хрип.

— «А ведь ты тот самый мужик, который пропал и которого уже похоронили», сказал опять самый высокий бушмен и спросил.

— «А ты знаешь сколько времени ты бродишь по бушу?» и помолчав немного добавил. Три месяца. Писатель вдруг ощутил, как комок подкатывает к горлу и сердце готовится выпрыгнуть из груди и потерял сознание.

Когда он пришел в себя, то увидел прямо над собой огромное небо полное звёзд и маленького черного человечка прыгавшего со странными штуками в руках и кричавшего на непонятном ему языке. Потом человечек подошел к нему и заметив родимое пятно на его правом плече вскрикнул и отшатнулся, а потом упал на колени и завыл что-то совершенно ужасное. Писатель опять потерял сознание. Так он то приходил в себя, то опять проваливался во тьму много раз. Пока через несколько дней не открыл глаза почувствовав себя совершенно здоровым.

Он показал на свой рот и окружавшие его маленькие люди принесли ему пить и есть. Силы постепенно возвращались к нему. А через несколько дней он уже смог встать и делал первые шаги по их маленькой деревне, а веселая толпа бежала за ним крича что-то на непонятном ему языке. Они лечили его и его физические и душевные раны затягивались коркой времени.

Вскоре он совершенно обжился среди них и стал частью их большой семьи. Он бегал с ними на охоту и праздновал их праздники. Он радовался их радости и грустил вместе сними. И теперь ему казалось, что всегда так и было.

Только иногда. Только иногда будто из марева времени выплывали странные образы совершенно непонятные ему. Большие странные дома и толпы людей, непонятные шумящие повозки и странные пространства наполненные шумом и гамом. Но он отгонял от себя все эти видения и счастливая жизнь катилась дальше.

(Глава вторая)

Вскоре ему нашли невесту и даже выделили свой маленький домик. Писатель был счастлив. Правда невеста еле доставала ему до локтя, но разве это преграда для любви? И счастливые годы без особых забот и метаний покатились дальше. Он постигал все премудрости настоящего бушмена, бушмена которым он стал. Пока.

Пока однажды возле их селения не приземлилась странная машина из которой вылезли насколько человек странного белого цвета, писатель давно отвык видеть таких высоких людей с такой светлой кожей.

Весёлые бушмены насторожились и схватив копья окружили пришельцев. Но те всем своим видом показывали своё дружелюбие. И вскоре бушмены решились подойти поближе. Самый высокий из прибывших смотрел во все глаза на писателя и всё повторял:

— «Не может быть! Нет! Не может быть! Это просто невозможно!!»

Он вытащил из кармана странную коробочку и тыкая в неё пальцами, чем вызвал смех у всех жителей деревни что –то бормотал себе под нос и показался всем совершенно ненормальным. Ненормальным пока странная дымящаяся палочка не выпала из его рта и он не завопил:

— «Господи Боже мой! Это он!! Совершенно точно!! Это он!!!»

Он подбежал к писателю и тыча ему в нос своей смешной коробочкой кричал что это он двадцать лет назад.

Писатель посмотрел на то что человек держал в руках перед самым его носом и вдруг его как будто ударило молнией посреди пустыни.

Он узнал того человек в коробке. Это был он. Только странный какой- то, без бороды и длинных волос, а на теле много каких-то тряпок.

Писателю вдруг стало плохо. Он почувствовал, как ослабли ноги, а в голове что-то сильно тикало. Мысли летели с невиданной быстротой.

— «Это ты! Это ты», кричал человек напротив. Я искал тебя двадцать лет назад. Я знал, что ты жив. Я знал, но они не хотели верить. Они объявили тебя мертвым, чтобы не тратить больше денег и заставили меня прекратить поиски. Прости меня мой друг. У меня не было другого выхода.

Разумеется это не конец истории, потому что потом было ещё много всего. Но самое главное то, что бушмены ни за что не хотели отпускать писателя. Им было наплевать на всё. Они объявили его тотемом своего племени и главным колдуном. Они объявили прибывшему мэру Виктории, что ни за что не отпустят этого человека, потому что он принес в их семью счастье, удачу и покой.

И мэру пришлось подписать с главой рода кучу всяких новых договоров и отдать ещё много земель к северу, чтобы писатель мог улететь с ним.

Но всё же через несколько месяцев провожаемый своими детьми и женой, а так же всем племенем и обещая вернуться через пару дней он отбыл на борту вертолета в Канберру.

Десятки СМИ и сотни журналистов пытались увидеть, поговорить и сфотографировать человека не только выжившего в буше, но и прожившего двадцать лет среди бушменов. Среди народа никого и близко не подпускавшего к себе.

Так что пришлось выставить оцепление из местных полицейских вокруг больницы куда его привезли. И где он постепенно начал приходить в себя. После того как его побрили постригли и вымыли а так же накормили он подошел к зеркалу и не узнал человека смотрящего на него из этого стекла. Худое, скуластое обветренное и коричневое лицо напротив было ему совершенно не знакомо. Человек из зеркала был кем то другим. Но время берет своё и через пару недель он потеряв свой коричневый загар и набрав килограмм десять веса, начал вполне сносно опять говорить на английском языке. На том языке на котором он и говорил с момента своего рождения.

Вечером когда он прогуливался в парке больницы под охраной полицейских к нему подошел один из охранников огромного роста и как две капли воды похожий на одного из бушменов.

— «Великий белый шаман» начал он и Писатель поморщившись уже было решил прервать его, но продолжение заставило его замолчать.

— ЭВ моей семье горе, тяжело заболела беременная жена и врачи говорят, что помочь нельзя. Мне не к кому обратиться больше. Нет у нас денег. Попроси за нас Богов. Только ты можешь помочь нам.»

Писатель покраснел и хотел сказать что-то резкое, но вместо этого выдохнул:

— «Я не могу обещать, но всей душой попрошу…»

Огромный полицейский бушмен вдруг протянул руку и прикоснулся к тому месту на правом плече Писателя, где было родимое пятно. Потом он приложил руку к своему сердцу и повернувшись пошел на своё место.

Писатель забыл об этом случае. Да это и было не мудрено. Проверки, анализы, процедуры, занятия с учителями и психологами кого хочешь сделают забывчивым.

Но через неделю он вдруг проснулся от ощущения что кто-то смотрит на него. Писатель вскочил в темноте и хотел закричать, но вдруг узнал огромного полицейского. Тот стоял и плакал.

— «Что случилось? ’ спросил Писатель и холодный ужас сжал его сердце.

— «Ты» сказал полицейский — бушмен. Ты сделал. Я должен тебе жизнь. И я не забуду. Моя жена и ребенок живы. Пока я жив, у тебя есть брат готовый отдать за тебя жизнь. Жизнь за жизнь, повторил он и выйдя за дверь стал там.

Писатель упал на кровать почувствовав изнеможение, как будто он пробежал сорок километров в буше. Страх упал с души и он спокойно заснул.

БЕСТСЕЛЛЕР

(Глава третья — заключительная)

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 435