электронная
180
печатная A5
379
0+
Сказка про Асю, которая не верила в чудеса

Бесплатный фрагмент - Сказка про Асю, которая не верила в чудеса

Объем:
150 стр.
Возрастное ограничение:
0+
ISBN:
978-5-4496-5859-3
электронная
от 180
печатная A5
от 379

ГЛАВА 1. ПОДДЕЛЬНОЕ ВОЛШЕБСТВО

В одном большом городе жили-были две сестры — Ася и Варя. Они и сейчас там живут, но только у них в жизни все очень изменилось после чудесных событий, о которых я вам и хочу рассказать.

Когда все это началось, Асе было восемь лет. И уже тогда у нее были длинные рыжеватые волосы, которые она собирала в два веселых хвостика. Варе же было шесть. Хвостики у нее никогда не получались. Ведь у нее на голове росли черные кудряшки, жесткие, как проволока. Варя всегда очень хотела хвостики и часто завидовала своей старшей сестре. А Ася, наоборот, завидовала Варе, потому что, по мнению Аси, кудряшки гораздо интереснее. Так они и спорили перед зеркалом каждое утро, пока мама не начинала их торопить. Ведь Асе надо было в школу. А Варе — в детский садик.

Родители Аси и Вари всегда были очень заняты. Иногда папа ходил на работу даже в выходные. Мама говорила, что он хочет заработать на их летний отдых. Но и сама она тоже порой засиживалась в своем офисе допоздна. И тогда она просила тетю Весну забрать их — Варю из садика, Асю — с продленки, — и отвести домой.

Тетя Весна — мамина старшая сестра. Она живет неподалеку. Но на работу не ходит. Потому что она художница. А художникам на работу ходить не нужно, у них работа дома. Или в мастерской.

Тетя Весна такая же рыжеволосая, как Ася, и такая же кудрявая, как Варя. Она вообще не посещает парикмахерскую. Когда у нее хорошее настроение, Ася и Варя плетут ей неровные косички. Тетя уверена, что у художниц должны быть длинные волосы, как у фей. Ведь и художницы, и феи занимаются волшебством.

Все это Асе казалось смешным. Ведь Ася не верила в волшебство. Когда Ася была маленькой, она была убеждена, что Дед Мороз и феи существуют. Она подозревала, что ее тетя Весна тоже умеет колдовать. Но однажды девочка заметила, что у деда Мороза, который пришел к ним перед Новым годом и принес подарки ей и сестре, целых четыре ноздри. Приглядевшись, Ася поняла, что это дядя Кирилл, папин брат, который надел на себя маску. Бумажный нос у бумажной маски был слишком узким. И не налезал на настоящий живой нос дяди Кирилла. А потому и были видны четыре ноздри — две дяди Кирилла, и две — Деда Мороза.

С тех пор Ася перестала ждать Нового года: какой смысл в празднике, если самого главного волшебника, которого все так любят и который дарит подарки, просто не существует?..

Когда Ася рассказала об этом младшей сестре, та ее не поняла. «Как это, какой смысл?» — удивилась Варя. — «Смысл праздника в самом празднике. А смысл подарков — в самих подарках!» — подытожила она. Варя была уверена: если взрослые считают, что в Деда Мороза надо наряжаться, потому что его не существует, это не значит, что все действительно так! «Если ты не можешь доказать, что Деда Мороза нет, тогда и не говори!» — заявила она.

С феями у Аси тоже получилось нелепо. Тетя Весна рассказывала, что в лесу, рядом с дачным домиком, их живет великое множество. И что в полнолуние можно увидеть, как они танцуют на лесных полянах, высоко подпрыгивая, в серебристых платьях, украшенных ночными мотыльками и звенящими, как бубенчики, светлячками. И вот однажды Ася и Варя решили посмотреть на танец светящихся фей. В полнолуние они завели будильник на час ночи, проснулись и тихонько выскользнули из дома, пока взрослые спали. Подойдя к лесу, девочки услышали странный звон и как будто музыку. «Это феи», — решили они. Но войти в темноту не отважились. Пока они колебались, на опушке появилась пара веселых мальчишек. У одного из них был магнитофон, из которого и слышалась музыка. Другой же в руках нес палку с привязанными к ней какими-то консервными банками. С каждым его шагом банки звякали. И этот звук и показался Асе и Варе похожим на далекий звон светлячков. Увидев сестер, мальчишки остановились и строго спросили: «А вы что тут делаете?» — «Мы хотели увидеть фей», — ответила Ася. «Чепуха!» — засмеялись мальчишки. — «Никаких фей тут не было и нет! Так что идите-ка спать!» Так и закончилась охота сестер на лесных фей.

Так и закончилась вера Аси в волшебство.

Странное дело, но Варя, кажется, наоборот, после этого случая поверила в фей еще больше.

«Как ты думаешь», — однажды спросила она сестру. — «А кто были те мальчишки?»

«Ну, обычные деревенские ребята», — ответила Ася.

«А что они делали в лесу ночью?» — продолжала пытать ее Варя.

«Не знаю, гуляли».

«А зачем», — не унималась Варя, — «Скажи, зачем деревенским ребятам гулять в лесу так поздно? Грибов не видно, ягод — тоже».

«Ну, они же большие уже, им, наверное, хочется ходить по ночам», — предположила Ася. — «Тетя Весна как-то говорила, что большим иногда хочется».

«А зачем тогда с магнитофоном?»

«Это для настроения, музыку ведь для настроения слушают».

«А что у того, второго, была за палка с железяками?» — Варя даже и не думала останавливаться, и Ася рассердилась.

«И зачем?» — передразнила она сестру. — «Зачем? Зачем? Зачем?! И почему, почему, где, когда, для чего?!»

«Потому», — не обращая внимания на насмешки, рассудительно проговорила Варя, — «Потому, что это были не простые мальчишки. И вовсе они не деревенские».

«А какие, какие, какие?!» — уже тише спросила Ася.

«Лесные!» — гордо заявила Варя.

На этом их разговор и закончился. Ася осталась при своем мнении, что ребята были самые обыкновенные. А Варя — при своем, что те были какие-то «лесные».

Вот и получилось, что самые волшебные времена года — зима и лето — не приносили больше Асе той радости, которую она чувствовала года два назад. Когда была такой же, как теперь ее младшая сестра. Варя же продолжала радоваться и мечтать о Новом годе и о встрече с Дедом Морозом. А, получив подарки, сразу же начинала ждать лета, чтобы отправиться на дачу с тетей Весной и послушать ее рассказы про фей и волшебство. Сколько раз Ася пыталась убедить Варю, что никакого волшебства нет! Но все бесполезно.

Однажды тетя Весна рисовала на веранде, а сестры сидели в саду за круглым деревянным столом и пили чай из старинных белых чашек с голубыми цветочками. Ася очень любила такие дни — не холодные и не жаркие, когда можно было играть и болтать под яблоней, и при этом солнце не пекло, и дождя не было. Итак, сестры пили чай и спорили, как обычно. Сначала они взялись за свой любимый спор — про рыжие хвостики и черные кудряшки. Но потихоньку перешли к другой теме — к чудесам.

«Значит, — пыталась рассуждать Ася, — Ты считаешь, что феи водятся в лесу».

«Да, я считаю», — подтвердила Варя.

«То есть, они водятся в лесу… летом?» — Ася хитро прищурилась.

«Ага!» — кивнула Варя.

«А зимой, зимой — куда они деваются?» — спросила Ася и победоносно посмотрела на сестру.

«Зимой… зимой…» — Варя была в растерянности.

«Ну, хорошо», — с удовольствием прервала ее Ася. — «А Дед Мороз? Куда он исчезает летом?»

Глаза Вари наполнились слезами. Казалось, она сейчас расплачется. Но тут ей на помощь пришла тетя Весна.

«Понимаешь», — проговорила она из-за мольберта, — «Они никуда не деваются. Просто у Деда Мороза никогда не наступает ни весна, ни лето, ни осень. Он всегда живет только в зиме. И Новый год у него — почти каждый день, он ходит по домам и дарит людям подарки точно так же, как твои родители — каждый день ходят на работу».

Варя сияла.

«А у фей — работа ночная? Танцевать?» — с улыбкой спросила она.

«Не совсем», — тихо ответила тетя Весна.

«А кто же тогда водится в весне?» — насмешливо прервала ее Ася. — «Может быть, ты, тетя Весна?»

«Жаль, что у нас нет тети Осени!» — задумчиво произнесла Варя.

Но тут тетя Весна выглянула из-за мольберта и воскликнула: «Девчонки, чай вы допили, а чашки и варенье не убрали! Ай-ай-ай!» На том разговор и закончился.

«А все-таки, странно у нас зовут тетю», — прошептала Варя, когда сестры вечером того же дня лежали в своих постелях. Через окно, выходившее на веранду, было видно, что та еще не спала, а сидела у торшера в кресле-качалке и читала. Чудесная ночь, тихая, безоблачная. Только вдалеке было слышно, как среди полей проносятся поезда. У лампочки кружили ночные бабочки. Лучи проникали в комнату, задерживаясь в полупрозрачных занавесках. Дощатый пол, подушки в кружевах, вешалка с летними платьями, — все было в причудливых тенях. Самое время поболтать.

«Ничего странного», — ответила Ася. — «Мама говорила, что это потому, что тетя Весна родилась весной».

«Как настоящая фея», — пробормотала Варя. Она явно устала и начала проваливаться в сон. Но ее старшей сестре не спалось. Как это было славно, верить в чудеса! Как хорошо было, когда она, Ася, тоже считала тетю Весну феей. Как ей нравилось верить в то, что Дед Мороз существует, а летний лес полон танцующих волшебных существ и звенящих светлячков!

«Может быть», — подумала Ася. — «Я перестала верить в волшебство, когда пошла в школу? Взрослые ведь не верят в волшебство, я стала взрослее, и тоже перестала верить? Ничего себе», — вдруг спохватилась она. — «Ведь мне через несколько месяцев будет целых девять лет!» Девять лет! Звучит просто невероятно! «Когда мне будет девять», — рассуждала Ася, — «Я буду совсем взрослая. В волшебников я уже не верю. А во что я верю? Может быть, я верю в ангелов? Нет, пожалуй, я не верю в ангелов», — заключила она. «Но, если бы я в них верила, то в девять лет могла бы разувериться. А теперь»… — не успев додумать эту мысль, Ася заснула. А тени от мотыльков продолжали трепетать на дощатом полу, на кружевных наволочках и на вешалке с летними платьями. И было слышно, как вдали, среди полей, проносятся поезда.

ГЛАВА 2. ГРИБЫ В ПРУДУ

Наступила осень. Ася снова пошла в школу и допоздна задерживалась на продленке, потому что мама и папа много работали. Варя тоже часто сидела вечерами в детском саду одна: всех детей уже разобрали, а за ней вот-вот придет тетя Весна. В такие моменты Варе казалось, что она растет. Потому что внутри у нее как будто что-то ныло — то ли в сердце, то ли в душе. Может быть, ей было просто одиноко?.. Вот если бы сейчас здесь была Ася! И что там поделывает ее старшая сестра?..

А старшая сестра, точно так же, как младшая, сидела в школе, и поэтому и старая воспитательница продленки никак не могла закончить работу. «Твои родители такие занятые», — ворчала она. — «Я никогда твою маму и не видела! Зато тетку твою я отлично знаю, хорошая тетка, веселая!» — Асе всегда было приятно поговорить про тетю Весну, ведь это ее единственная и очень любимая тетя. «Какие же у нее волосы хорошие», — качала головой пожилая дама. — «Только однажды я встречала женщину с такими волосами. Было это… Где же это было…» — воспитательница удивленно посмотрела на Асю. — «Я вот только что помнила, где это было. А теперь… забыла… Что-то странное происходит… Я как раз хотела рассказать об этой встрече… Хотела вспомнить…» — Но тут распахнулась дверь и вошла тетя Весна, как всегда, румяная, веселая, и Ася кинулась к ней на шею. «Тетя Весна, я так по тебе скучала!» — закричала Ася. И они вместе пошли в садик за Варей.

Хотя осенью Ася и Варя жили в городе, иногда по выходным они с тетей ездили на дачу. И это им всегда очень нравилось! Ведь именно на даче можно было почувствовать запах осенних листьев, ведь именно на даче можно было гулять по лесу и собирать грибы. И именно на даче можно было топить печку и слушать, как потрескивают горящие ветки. Правда, огонь в печке разжигала тетя Весна, зато сестрам она разрешала подбрасывать дрова, но строго по очереди, чтобы никому не было обидно.

Вот и в эти выходные Ася и Варя поехали на дачу.

Машина тети Весны маленькая, но вместительная. В нее можно посадить саму тетю Весну, Асю, Варю, кошку Мулю, а также поставить коробку с красками и большой тубус с бумагой и холстами. На крышу машины тетя Весна обычно привязывала свой мольберт, и от этого ее легковушка становилась похожей на игрушечную пожарную машину. А в багажник укладывались съестные припасы: пряники, вафли, гречневая каша, сметана, йогурт, лимоны и яблоки.

«Все везут еду с дачи», — приговаривала тетя Весна, крепче устанавливая корзину. — «А мы везем еду на дачу!» А все потому, что на даче у тети Весны росли только сосны и ароматные травы в огороде. «Остальное я себе нарисую», — поясняла она.

Варя верила, что тетя Весна и впрямь может что-то нарисовать, например, банку с вареньем, а потом взять это варенье с холста и пить с ним чай. Но Ася, конечно, понимала, что тетя Весна говорит про деньги, которые она получала от продажи картин. Тетя Весна рисовала картину, эту картину кто-то покупал, а на выручку она приобретала баночку варенья.

Правда, Ася никогда не видела, как тетя Весна продает картины. И будь Ася чуть младше, она бы, как и Варя, решила, что тетя рисует себе все, чего ей не хватает, и потом эти нужные вещи сходят с ее холста и становятся настоящими.

Об этом и думала Ася, сидя в машине. Между тем, начал накрапывать мелкий осенний дождик, но и сестры, и тетя Весна были даже рады этому: ведь когда на улице дождик, особенно уютно сидеть в теплом домике и пить чай с лимоном.

«А завтра погода будет хорошая?» — вдруг спросила Варя.

«А разве эта погода — плохая?» — удивилась тетя.

«Ну, я имею в виду, не будет сильного дождя?» — не унималась Варя.

«Почему ты так беспокоишься? Даже если и будет дождь, что с того?»

«У меня в понедельник важный день», — объяснила Варя. — «Мы ставим настоящий спектакль, „Щелкунчик“, и мне надо на генеральную репетицию!»

«А кого ты играешь?» — подключилась Ася.

«Я играю Фею Драже!» — гордо ответила Варя.

«Опять феи», — вздохнула Ася и отвернулась к окну.

«Какая замечательная роль!» — решила подбодрить Варю тетя Весна. — «Так чем же тебе дождь может помешать прийти на репетицию?»

«Ну, вдруг будет слякоть, и машина завязнет…» — взволнованно проговорила Варя.

Тетя Весна рассмеялась: «Ай-ай-ай, Варя, не каркай, моя девочка!» И все трое принялись дразниться и каркать так громко, что кошка Муля, спавшая на заднем сидении автомобиля, проснулась и испуганно выгнула свою пушистую спинку.

Дом их встретил сыростью и прохладой. Поскорее бы печку затопить!

«Что будем есть на ужин, девчонки?» — весело спросила тетя Весна.

«Жареные грибы со сметаной!» — хором ответили Ася и Варя.

«Но ведь грибы надо собрать!» — возразила им тетя Весна.

«Пойдем и соберем!» — с готовностью воскликнули сестры. Тетя Весна задумалась: ходить под холодным сентябрьским дождиком… А в понедельник Варе во что бы то ни стало надо быть в городе и репетировать спектакль… Но Ася и Варя очень хотели пойти.

«Ну, пожалуйста, тетя Весна, пожа-а-алуйста! Мы наденем капюшоны, шерстяные носки и резиновые сапоги! Мы быстро, туда и обратно!» — молили они. И тетя Весна согласилась.

«Ладно, — сказала она. — Ходите только по опушке, в лес — ни ногой! У вас есть один час!» «Ура-а-а!» — закричали Ася и Варя. И принялись одеваться. Они взяли маленькие круглые корзинки, крошечные перочинные ножички — чтобы срезать грибочки, а не вырывать их с корнем из грибницы, и отправились на улицу.

Многие сказки так и начинаются — однажды девочки решили пойти в лес за грибами, а их родители им и говорят: «Только не ходите далеко…» И что обычно случается в таких сказках? Грибок за грибком, ягодка за ягодкой, дети уходят в чащу, сами того не замечая, и — поздравляю, вот они и заблудились! Но в моей сказке все немного иначе. Грибок за грибком, и девчонки наши сами не заметили, как набрали полные корзинки! А когда собрались возвращаться домой, тут-то и случилась неприятность: Варя шла как раз по тропинке, которая вилась вдоль берега небольшого пруда. Поскользнулась на влажном корешке, торчавшем из земли, и упала вместе с корзинкой прямо в ледяную воду! Да еще и, вместо того, чтобы тут же вылезти на сушу, принялась, стоя по пояс в воде, ловить всплывшие вокруг нее грибы!

«Варя, вылезай! Простудишься!» — в ужасе закричала Ася. Но Варя сгребала непослушные грибы в корзину, а те качались на волнах, и Варина одежда была уже насквозь мокрой…

Домой девочки мчались изо всех сил. У Вари зуб на зуб не попадал, Ася же стянула с нее мокрую куртку и накинула на нее свою, сухую. Самой Асе было жарко от бега и от переживаний, ее лицо раскраснелось, рыжие хвостики превратились в растрепанные мочалки… Обе девочки всхлипывали. На крыльце их ждала обеспокоенная тетя — она как чувствовала, что сестры попали в переделку.

«Скорее в дом, раздевайся и становись в таз!» — скомандовала она. Через минуту Варя уже сидела в тазу на корточках, а тетя Весна поливала ее из чайника, согретого на печке к ужину, теплой водой. Потом насухо вытерла, надела на нее мягкую фланелевую пижамку и уложила в постель. Но Варя как будто не могла согреться: все куталась, куталась, то так ляжет, то эдак, то калачиком свернется, то котеночком, то гусеничкой… Не помог и горячий чай с малиновым вареньем. И даже колыбельная — специальная согревающая колыбельная тети Весны.

Байка, фланелька и шерсть.

Будут с тобой ночевать.

Завтра проснемся опять.

Чтобы им песенку спеть.

ГЛАВА 3. СТРАННЫЙ ПОЕЗД

Ночью у Вари поднялась температура. А под утро тетя Весна разбудила Асю. Когда девочка открыла глаза, она удивилась: на тете вместо привычного дачного пальто был какой-то темно-зеленый плащ, скрывавший ее почти до пят, и высокая зеленая же шляпа, похожая на цилиндр, какие носили в старину писатели.

«Ася, поднимайся, надень это, и я тебя провожу», — скомандовала тетя, и только теперь Ася заметила, что та протягивает ей что-то оранжево-красное, легкое и переливающееся, словно из шелка. Ася откинула одеяло и в один миг очутилась на ногах. Она взяла кусочек яркой ткани, и тот тотчас же расправился и превратился в длинный, как будто огненный, плащ.

«Прямо на пижаму?» — удивилась Ася.

«Да, это не так важно!» — кивнула тетя. Вид у нее был озабоченный.

«А куда мы идем?» — спросила Ася, заворачиваясь в шелк.

«На станцию. Поторопись! А то поезд уйдет!»

Через несколько мгновений Ася и тетя Весна уже шли по лесу. Плащ, который Ася надела прямо поверх пижамы, странным образом согревал ее. Хотя стояло раннее осеннее утро, и в лесу уже примораживало, девочка к своему удивлению вообще не ощущала холода. Она бы, конечно, спросила у тети, что это за плащ, тонкий, как паутинка, но при этом теплый, как куртка, — но та выглядела непривычно сдержанной и строгой, и потому Ася не решилась приставать к ней с такой чепухой. К тому же, ее гораздо больше беспокоили другие вопросы. На какой-такой поезд они опаздывают? И как они смогут уехать, когда дома лежит больная Варя? Наконец, она все-таки не удержалась.

«Тетушка Весна», — вкрадчиво начала Ася. — «А как же наша Варя, ей же там так плохо?» Тетя сначала сурово посмотрела на Асю. А потом, словно осознав все Асино беспокойство, быстрым шепотом ответила: «Я скоро вернусь. На поезде поедешь ты одна. Я тебе все объясню, потерпи, пожалуйста, сейчас мы сворачиваем на Ту Самую Тропинку, так что надо молчать!»

Та Самая Тропинка больше напоминала непроходимые заросли. Просто вдруг тетя свернула с привычной дороги, которая вела через лес на станцию, и пошла напрямик по влажной осенней траве, покрытой инеем, продираясь сквозь наполовину уже облетевшие кусты, усыпанные белыми ягодами. В предрассветной мгле эти ягоды как будто светились холодным молочным светом. Ася побежала за ней. Она очень боялась, что острые ветки порвут ее тонкую шелковую накидку. Но — странное дело, казалось, заросли раздвигались, когда она в них погружалась, и ни один сучок не задел ее. У нее в голове появлялось все больше новых вопросов, но она никак не решалась задать их тете, ведь та строго-настрого наказала Асе хранить молчание!

Наконец, белых ягод стало меньше, кусты тоже поредели. Да и небо из мглистого серого превратилось в светло-розовое: солнце вот-вот должно было взойти. Они с тетей вышли на опушку, и Ася к своему удивлению поняла, что никогда раньше не знала о существовании в дачном лесу такого странного места. Это был большой луг, покрытый ровным слоем мягкой травы. Посреди луга проходила железнодорожная колея. А прямо перед Асей и тетей Весной располагалась низкая платформа с крошечным домиком кассы. И платформа, и домик словно светились странным зеленоватым светом. Когда Ася и тетя Весна подошли поближе, оказалось, что все здесь собрано из стекла — но не обычного, а крошечных стеклянных кусочков, мутноватых, с округлыми краями, — таких, какие Ася и Варя находили на море летом, где они отдыхали с папой и мамой. Эти зеленоватые стекляшки придавали и домику, и платформе совершенно необычный вид.

Тетя подвела Асю к окошку. В нем сидело какое-то странное существо. Вроде бы, это была старушка, но ее лицо было почему-то покрыто серым пухом. Только Ася хотела как следует разглядеть кассиршу, как тетя Весна ее загородила собой. «Здравствуйте!» — сказала тетя. «Вам билетик? Какая зона?» — спросила старушка. И Ася совершенно точно услышала ответ тети Весны: «Простая прошедшая». Асе показалось, что где-то она слышала нечто подобное. Но где? — Она никак не могла вспомнить.

В этот момент тетя Весна обернулась и протянула девочке билет — прямоугольный кусочек зеленого картона, на котором было написано: «Лесная касса. Простая прошедшая зона. Билет действителен в обе стороны». В углу прямоугольника была небольшая картинка, вроде рекламы, на которой можно было различить улыбающуюся мышь в фуражке, салютующую пассажиру. И надпись: «Путешествие во времени с комфортом!» Точно! — подумала Ася. — Ведь старушка в кассе была очень похожа на большую мышь! Но только она хотела сказать это тете Весне, как раздался гудок, и к перрону подъехал поезд — его зеленые вагоны были влажными от росы, на стеклах кое-где виднелись белые разводы инея.

«Послушай меня», — тетя Весна наклонилась и заглянула Асе прямо в глаза. — «Ты едешь до станции Простое Прошедшее. Выходишь и спрашиваешь у первого встречного, как найти замок Четыре Сыра. Ты отправляешься в замок. Там тебя будет ждать хозяйка, она узнает тебя по этому плащу, который на тебе. Ей ты скажешь, что ты моя племянница, и что твоя сестра Варя упала в пруд и серьезно заболела. И что тебе обязательно надо исправить вчерашний день. Хозяйка замка может потребовать от тебя плату. Делай все, что она тебе велит, и ничего не бойся. А потом разберешься сама. Главное — билет не потеряй, спрячь его хорошенько, особенно если придется провести в замке какое-то время. Насчет времени, кстати, не волнуйся, оно будет идти только в замке, а здесь время будет стоять. Вот и все. Ах, да. И плащ никому не отдавай и вообще, не снимай его, этот плащ — осенний, он тебе помощник во всем, слышишь?» — последние слова тетя Весна уже прокричала, потому что напротив нее и Аси остановился вагон, раздалось громкое шипение и пошел пар.

Наконец, все стихло, дверца поезда открылась, и пораженная Ася увидела стоявшую на ступеньках гигантскую мышь в форме проводницы и в фуражке — точь-в-точь такую, как на билете.

Ася не поверила своим глазам. Сначала она попыталась больно ущипнуть себя за руку. Но ни мышь, ни стеклянный перрон, ни поезд не исчезли. Потом она обернулась к тете Весне, чтобы спросить ее, не сон ли это. Но тетя Весна, оказывается, уже спускалась с платформы, Ася увидела лишь ее спину, через несколько секунд тетин плащ растворился в лесной чаще.

«Ваш билетик?» — приветливо спросила мышь. Ася протянула ей свой зеленый билет. Проводница глянула на него и кивнула. «Не потеряйте его!» — посоветовала она. — «Это билет в обе стороны!» — и вежливо поклонилась, пропуская Асю внутрь вагона.

Сев на мягкое кресло, обитое зеленым бархатом, Ася посмотрела в окно. Стеклянная станция посреди дачного леса. Гигантские мыши — служащие железной дороги. Предстоящее путешествие в прошлое… Все слишком странно. А вдруг все-таки Дед Мороз существует?..

Пока она так размышляла, мышь-проводница подошла к ней с большим жестяным подносом. На нем стояло несколько стаканов в очень красивых подстаканниках с узорами в виде танцующих мышек. «Чайку?» — поинтересовалась мышь. В этот момент Ася почувствовала, что в горле у нее уже давно пересохло. «Да, пожалуйста!» — кивнула она, и тут же спохватилась: «А сколько стоит стакан чая?» — «Входит в стоимость билета!» — невозмутимо сказала мышь и протянула Асе один стакан.

Пожалуй, это был самый душистый чай, который Ася когда-либо пробовала. Он пах осенней листвой и летним лугом, вишневыми веточками и еловыми побегами, — в общем, в нем как будто были собраны все самые приятные запахи леса и сада.

Сделав пару глотков, Ася улыбнулась: «Спасибо, это очень вкусный чай!» Мышь явно была польщена.

«Пожалуйста», — довольно сказала она. — «И, кстати… Если вам интересно… Дед Мороз сейчас как раз с вами в одном вагоне, во-он там!»

А откуда вы узнали, что я думала о Деде Морозе, хотела спросить Ася, но мышь уже двинулась дальше по проходу, предлагая чай другим пассажирам. Ася обернулась. Здесь было не так уж много народу. Впрочем, этих пассажиров вряд ли можно было бы назвать народом. Это была пара гигантских мышей в форме железнодорожников, странная худая дама в огромной шляпе, как будто сделанной из разноцветных монпансье, и… действительно, Дед Мороз! Вернее, быстро решила Ася, дяденька в костюме Деда Мороза. Кстати, тут же подметила девочка, он с удовольствием согласился попить чаю, вряд ли настоящий Дед Мороз захотел бы что-то горячее… И в ту же секунду Ася увидела, как он взял подстаканник, и тот тотчас же покрылся сверкающим налетом, то ли инеем, то ли настом, праздничного голубого цвета!

Не может быть! — Ася, не отрываясь, следила за Дедом Морозом. А тот, как ни в чем не бывало, приблизил стакан ко рту и стал высыпать в себя… вот именно, высыпать, а не вливать! — коричневатую ледяную крошку, в которую, видимо, и превратился чай от его холодных прикосновений… Проводница повернулась к Асе и подмигнула. И в это мгновение раздался гудок, поезд вздохнул и тронулся.

Пока состав набирал скорость, Ася не могла отвести взгляда от окна. Сначала она увидела все те же покрытые осенней травой луга. И вот, картина переменилась. Казалось, поезд въехал на высокую насыпь, потому что все теперь было как бы немного внизу. Туманы, осенние леса, дальние деревеньки, окутанные то ли печным дымом, то ли дождливой мглой, небольшие озера с черной гладью, как будто облепленной желтыми и красными листьями… Все было слишком ярким и слишком маленьким, чтобы быть настоящим. «И все же, это не сон», — подумала Ася. — «Ведь сны не бывают такими подробными и такими… волшебными! Кажется… я уже готова поверить в волшебство», — призналась себе девочка. И как только она это подумала, поезд стал сбавлять ход.

«Простое прошедшее! Простое прошедшее!» — громко объявила мышь.

ГЛАВА 4. «ПРОСТОЕ ПРОШЕДШЕЕ». Тележка с сыром и помидорный огород

Ася встала и вышла в тамбур. Мышь снова ей подмигнула: «Билет не потеряйте!» — еще раз повторила проводница. — «Счастливого пути!» — и услужливо распахнула перед ней дверцу вагона. Ася поблагодарила ее и ступила на платформу. Эта станция оказалась еще более странной, чем та, лесная. Здесь все — и перрон, и касса, и даже гигантские часы на ней, — были сделаны из какого-то желтого материала, похожего на губку, но твердого, как камень. Местами в нем виднелись крупные круглые дырки, какие бывают в сыре. Точно! — Асю вдруг осенило. — Это же сыр! Сырная станция! Наверное, здесь недалеко находится замок Четыре Сыра, который ей и нужен…

Странное название — Четыре Сыра. Ася подумала, что где-то она его уже встречала… Но, пожалуй, сейчас ей не хотелось отгадывать загадки. Пусть все идет своим чередом!

Итак, теперь надо найти первого встречного, о котором говорила тетя Весна. Сойдет ли за него мышь, которая наверняка сидит в маленьком «сырном» домике посреди перрона и продает билеты?.. Нет, вряд ли кассиршу можно назвать встречным. Обычно встречный — это тот, кого встречаешь… Но все же надо проверить.

Ася подошла к окошку. Внутри, как она и предполагала, сидела мышь, похожая на старушку и — как две капли воды — на мышь из лесной кассы.

«Добрый день», — начала Ася.

«Вам билетик?» — участливо спросила мышь.

«Нет, не совсем… Вы не могли бы мне подсказать, где находится замок Четыре Сыра?» «Какая зона?» — поинтересовалась мышь с прежним выражением, как будто Ася ничего у нее даже и не спрашивала.

«Нет», — сделала еще одну попытку Ася. — «Мне бы хотелось попасть в замок…»

«Вам билетик?» — снова спросила мышь и внезапно, подняв из-под прилавка заднюю ногу с розовыми подушечками на стопе, почесала ею за ухом.

«Видимо», — решила Ася, — «Эти мыши-кассирши только и умеют, что билеты продавать…» И она огляделась в поисках первого встречного. Однако желтая платформа была пуста. Тогда Ася решила спуститься с нее, чтобы осмотреться. Она прошла по рыхлым и крошащимся от времени ступенькам вниз и оказалась на небольшой площади, вымощенной, как булыжниками, все тем же «сырным» камнем. Вокруг площади были плотно выстроены одинаковые желтые домишки, явно жилые, судя по аккуратным кружевным занавескам на окнах и уютному дыму над каждой трубой. Однако и здесь никого не было. Это был целый городок, совершенно безлюдный! «Видимо, погода…» — подумала Ася и поежилась. На улице действительно было свежо.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 379