электронная
18
печатная A5
326
12+
Сказка об Ариджане и его жене Харипудре, или Сказки древнего Востока, которые никто и никогда не слышал

Бесплатный фрагмент - Сказка об Ариджане и его жене Харипудре, или Сказки древнего Востока, которые никто и никогда не слышал


5
Объем:
164 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4496-9309-9
электронная
от 18
печатная A5
от 326

Сказка об Ариджане и его жене Харипудре, или Сказки древнего Востока, которые никто и никогда не слышал

Друзья мои! Да будет вам известно, что я вырос в весьма спокойном и небольшом городке на юге прекрасной страны — Индии. Жизнь в нём текла настолько размеренно, что, дабы не умереть со скуки, мы, будучи детьми, развлекали себя разными играми на улице. Но должен вам сказать, что не меньшую радость нам доставляло слушать старого Шаринава. Вдоволь наигравшись, мы шли к нему. Почему? Потому что человек этот обладал такой славой в нашем городе, какой не имел даже сам правитель Индии. Шаринав побывал в Персии, в странах Магриба, много странствовал, зарабатывая себе на жизнь ремонтом обуви. Да, друзья, был он лучшим башмачником, какого только можно было найти. Но мы любили проводить время у него в доме, который служил ему мастерской, не из-за интереса к обуви. Каждый раз он рассказывал нам сказки, которые увлекали нас в мир фантазий. Вот и сегодня, пусть уже почти двадцати лет отроду, я со своими друзьями пришёл к нему, как раньше, сел напротив и приготовился слушать, что он поведает на сей раз. Какой сказкой порадует слух.

Шаринав закончил ремонт очередного башмака, отложил его в сторонку и начал своё повествование.

— Да будет вам известно, мои дорогие слушатели, что свидетели прошлого и хранители диковинных сказаний донесли до меня такую историю, которая заставит вас забыть об этом суетном мире.

Рассказывают, что в давние времена и минувшие века был в Индостане портовый город Харумай. Со всех концов земли несколько раз в месяц прибывали к его берегу корабли с купцами, которые, ступив на его славную и цветущую землю, расставляли рядами свои лавки и палатки с товарами на одной из специально предназначенных для торговли улиц. Так за считанные часы появлялся шумный и многолюдный базар с диковинками из разных стран. Лавки торговцев пестрели тканями, каких вы никогда не носили, украшениями, каких вы никогда не видели, манили сладостями, каких вы никогда не пробовали, удивительными изобретениями, созданными пытливого ума людьми, привлекали оружием, лекарствами и даже животными. Одним словом, много чего там было — пересказать обо всём мне не хватит и жизни.

Правил этим портовым городом царь по имени Бахтараджан. Всевышний наградил его наилучшими человеческими качествами, необходимыми царям, поэтому правление его было мудрым, а сердце добрым. И была у него жена-красавица, женщина завидного ума, по имени Рамила. Горячо любили они друг друга, но хотя ни внешние враги, ни внутренние мятежи не нарушали спокойствия и благоденствия их города, всё же одно обстоятельство омрачало их дни — не могли они зачать ребёнка, как ни старались.

И вот однажды, когда Бахтараджан сидел в саду, погружённый в грустные думы, подошёл к нему визирь и сказал:

— О, мудрый царь, могущество твоё — страх для врагов, правление — благо для народа. Отчего же на твоём лице я вижу следы грусти? Что отягощает твоё сердце?

Тогда поведал Бахтараджан ему причину своего уныния, и визирь, выслушав его, ответил:

— О, царь, уверяю тебя — не стоит из-за этого печалиться. Совсем скоро наступит базарный день. Когда прибудут купцы и развернут свои палатки, отправляйся туда и найди лекаря из Поднебесной. Ты узнаешь его палатку по красному цвету и вышитым на ней золотыми нитями драконам. У него есть разнообразные травы и настои. Расскажи ему о своей беде, и он, несомненно, подберёт тебе нужное средство.

Выслушал визиря царь и решил последовать его совету. И вот когда настал долгожданный базарный день и прибывшие на своих кораблях купцы сошли на землю Харумая и, расставив свои палатки, развернули торговлю, отправился Бахтараджан искать между рядами торговца из Поднебесной. Проходив до усталости в ногах, он уже было потерял всякую надежду, но тут ему улыбнулась удача и взгляд его упал на палатку — в точности такую, как ему описал визирь. С радостным и замирающим сердцем подошёл он к ней, поприветствовал торговца и сказал:

— Ответь мне, лекарь, нет ли у тебя такого средства, которое бы помогло двум любящим друг друга людям произвести на свет нового человека?

Торговец, поприветствовав царя в ответ и выслушав его, ответил:

— Господин, у меня есть необходимое для такого дела средство.

И он принялся подбирать травы, выжимать из них сок в небольшой сосуд, а когда закончил и получил нужное зелье, то отдал его царю с такими словами:

— Перед тем как вы с женой ляжете в постель, выпейте эту смесь из семи трав, и по истечении положенного срока она подарит тебе ребёнка.

Взял Бахтараджан зелье, поблагодарил торговца и, расплатившись, отправился во дворец. Дождавшись ночи, он и его жена, перед тем как лечь в постель, сделали так, как ему сказал торговец, — выпили всю смесь. Всё заиграло у них внутри, и они провели ночь в страстных объятиях, после чего уснули. Следующие месяцы прошли в ожидании чуда. Живот Рамилы начал расти, и поняли они, что зелье подействовало. В положенный срок у них появился ребёнок, которого нарекли они Ариджаном. Язык не в силах описать, сколько радости принесло им это событие. Словно солнце, осветил он собой весь дворец. Так любили его родители, что делали всё возможное, чтобы тот рос в наилучших условиях, какие подобают царским детям, и ничего его не беспокоило.

Когда он подрос, царь нанял для своего сына разных учёных мужей, которые обучили его всему тому, что знали сами, и не осталось на свете такой науки, которую бы он не постиг. От лучших воинов перенял он искусство боя и охоты, которая стала его страстью. Он легко управлялся с оружием и хорошо держался в седле.

И так случилось, что, охотясь однажды, погнался царевич за газелью. Он достал стрелу, натянул на тетиву и хотел было выпустить её в жертву, но лук вдруг сломался и газель спаслась бегством. Огорчился этому царевич и вернулся во дворец ни с чем, кроме сломанного лука. Выбросил он его, долго служивший ему верой и правдой, и решил, что в ближайший базарный день отправится к торговцам и подыщет себе новый.

Дождался Ариджан, когда в город вновь прибыли купцы со всего света, расставили палатки, и зашумел базар, и отправился бродить по рядам в поисках нового лука для охоты. Долго он ходил от лавки к лавке, проверяя и пробуя на прочность оружие, и наконец нашёл себе такой лук, который удобно сидел в руке и метко посылал стрелы в цель. В хорошем расположении духа направился царевич обратно во дворец, и, когда шёл сквозь толпу снующих из стороны в сторону людей, взгляд его упал на девушку, подобную цветущей розе, в пёстрых одеждах, с горящими глазами и чёрными длинными вьющимися волосами. Так очаровала она его своим обликом, что весь мир исчез для него. Ему казалось, будто звезда упала с небес и в саду его сердца расцвели тысячи прекрасных цветов. Тут же забыл он про свой новый лук и глаз теперь отвести не мог от этой незнакомки. Когда она переходила от одной палатки к другой, выбирая разные ткани и платья, примеряя бусы и кольца, Ариджан, очарованный её красотой, следовал за ней, стараясь остаться незамеченным. Он не решался подойти к ней.

Так бы и не оторвал он взгляда от похитившей его сердце девушки, но случилось так, что подбежал к нему мальчик-попрошайка и стал просить подать ему денег. И Ариджан, отвлёкшись на мальчика, достал несколько рупий и подал ему. Но стоило ему поднять голову, как он обнаружил, что потерял красавицу из виду. Сердце его взволновалось, и он, прибавив шаг, пустился на её поиски, вглядываясь в женские лица вокруг. Но всё было напрасно, девушка словно сквозь землю провалилась. Печаль поселилась в сердце Ариджана, и, раздосадованный, он пошёл домой, еле волоча ноги.

Во дворце он закрылся в своих покоях, забросил подальше лук и целыми днями только и делал, что горевал о прекрасной незнакомке. Когда услышал Бахтараджан стенания своего сына, он поинтересовался, в чём дело.

— Отец, я безнадёжно болен, — ответил Ариджан. — Казалось, что я нашёл самое драгоценное, что только есть на земле, как тут же потерял это.

И тогда царь понял, что он влюбился, и, дабы утешить своего сына и прогнать печаль из его сердца, он велел слугам каждый день подносить ему изысканные блюда, приглашать искусных в своём деле музыкантов, танцовщиц и сладкоголосых певиц, чтобы они помогли избавиться царевичу от мыслей об этой девушке. Но Ариджана совсем не радовало то, что устроил отец. Каждый раз он прогонял всех, закрывал двери на засов и сидел в одиночестве у окна, рисуя в мыслях образ пропавшей красавицы. Тогда царь, не в силах больше смотреть на страдания сына, призвал к себе визиря и сказал:

— Послушай меня, мой верный визирь. Сын мой влюбился без памяти и стал точно безумный. Я пытался сделать так, чтобы он забыл про свою любовь, но не смог. Ничто его не радует, он ничего не ест и ни с кем не разговаривает. Поэтому я прошу тебя: пойди к нему, поговори с ним и придумай, как быть.

Повинуясь приказу царя, верный визирь отправился к царевичу и, найдя его в плачевном состоянии — бледного и исхудавшего, обратился к нему:

— О, светоч нашего дворца, твой отец рассказал, какая тебя гложет тоска, и призвал помочь тебе. Расскажи мне об этой девушке.

И тогда царевич начал описывать её достоинства и красоту, и, когда закончил, визирь сказал:

— Ариджан, не переживай ни о чём и считай, что уже встретился с ней. Я это устрою. Но перед этим составь ей послание: опиши свои чувства к ней и пригласи во дворец, и тогда прямо сегодня я передам всё то, что ты мне поведал, своему верному голубю, привяжу твоё послание к его лапке и отошлю его на поиски. Мой голубь никогда не подводил — всегда доставлял мои письма по назначению. Поэтому избавь своё сердце от печали и жди скорейшего ответа.

Услышав слова визиря, несказанно обрадовался царевич. Он тут же схватил калам и принялся писать записку, где применил всё своё красноречие, обнажил все свои чувства, упомянул о своём имени и знатном происхождении, а когда закончил, то запечатал её и отдал визирю. Тот в свою очередь привязал записку к ноге почтового голубя и отправил его на поиски красавицы.

Весь следующий день Ариджан не находил себе места. Он ждал ответа от своей возлюбленной, томясь у окна, представляя её образ. Силы почти покинули его, но, когда солнце начало садиться, к нему прилетел голубь, к ноге которого была привязана записка. Прочитав её, Ариджан несказанно обрадовался: девушка писала, что зовут её Харипудра и что она принимает приглашение и завтра посетит его дворец со своей семьёй.

Как возликовал Ариджан — не передать словами. Мрак его тоски развеялся, и свет озарил душу. Он поспешил к отцу и обо всём ему рассказал. Тогда Бахтараджан вознаградил визиря, который помог прогнать грусть из сердца его сына, и приказал начать приготовления, чтобы подобающим образом встретить девушку и её семью.

На следующий день в назначенное время Харипудра и её семья явились во дворец царя Бахтараджана. Их встретили согласно традиции, и, когда все познакомились, дворец зашумел от танцев, песен и веселья. При первом взгляде на Ариджана Харипудра была сражена его красотой и статью. Тогда среди пышного застолья было решено соединить сердца Харипудры и Ариджана, ибо все удостоверились в том, что они любят друг друга крепкой любовью и для обоих лучше пары не сыскать. В тот же день стал Ариджан мужем Харипудры, а она его женой, и так были все рады этому событию, что ещё три дня праздновали свадьбу.

Должен вам сказать, друзья, что зажили молодожёны приятной жизнью, ни в чём не зная горя, в мире и покое, еда всегда была вкусной и изысканной, а здоровье крепким.

Харипудра была дочерью сведущего в науках человека. И хотя, как любая девушка, она любила красивые наряды и драгоценности, но её самой большой страстью были книги. И вот однажды, в тот день, когда приехали корабли с торговцами, которые разбили свои лавки на специально отведённой для этого улице, Харипудра решила пройтись по базару и посмотреть на диковинные товары, которые они привезли. Долго она ходила по рядам с разными вещами, специями и тканями, пока не наткнулась на книжную лавку. Подошла она к ней, и восторженно забилось её сердце. С интересом она брала то одну книгу, то другую, листала, потом возвращала на место и брала следующую. Но как бы хороши ни были эти книги, ни одна из них её не заинтересовала, и уже собралась она уходить, ведь за то время, что она провела у прилавка, день успел склониться к вечеру, — как вдруг взгляд её упал на уголок книги, который выглядывал из красного шёлкового мешочка, лежавшего у торговца за прилавком. Обложка её, усыпанная драгоценными камнями, с золотым тиснением, сверкала на солнце, чаруя взгляд. Совсем небольшая, она была привлекательнее всех книг, имеющихся у торговца. И тогда девушка обратилась к нему:

— Братец, не будешь ли ты так любезен показать мне ту книгу, которая лежит у тебя за прилавком?

Торговец, имя которого было Шурамбай, обернулся и, поняв, о какой книге говорит девушка, подумал про себя: «Какое несчастье — я забыл её спрятать».

— Дорогая сестра, — ответил он, — к сожалению, я не могу показать тебе эту книгу.

— Почему это? — возмутилась Харипудра.

— Просто поверь мне, сестра, что лучше тебе не видеть эту книгу и уж тем более не читать.

И он взял книгу и убрал её с глаз. Но в девушку словно шайтан вселился. Она настаивала и умоляла показать ей книгу, которая украла её покой — та и не заметила как. Но Шурамбай был непреклонен в своём решении и отказывался.

Опечаленная Харипудра пришла домой и, уткнувшись в подушку, разрыдалась горькими слезами. Её плач был таким громким, что его услышал Ариджан. Он поспешил к своей жене и спросил, что случилось. И она ответила:

— О дорогой муж, сегодня я ходила по торговым рядам и наткнулась на книжную лавку. До конца дня я рассматривала и выбирала книги, ибо ты же знаешь, как я их люблю. И я увидела небольшую книгу с красивейшим оформлением, какое только можно себе представить. Я попросила торговца показать её мне и осведомилась о цене, но он ответил, что она не продаётся, и спрятал её подальше от моих глаз. Тогда я начала умолять его, чтобы он продал мне эту книгу, но он наотрез отказался, заявив, что лучше мне о ней забыть. Но я не могу этого сделать, даже будучи не осведомлённой о её содержании, — так она мне понравилась.

Выслушал её Ариджан и сказал:

— Не печалься, дорогая, завтра я пойду к этому торговцу и попробую добыть для тебя книгу. А теперь ложись отдыхать.

И они легли спать, но Харипудра не могла заснуть, только и думая, что о книге, которая похитила её покой.

Когда наступило утро, Ариджан, не теряя ни минуты, отправился на базар и нашёл нужную лавку. Поприветствовав торговца, он сказал:

— Дорогой брат, вчера моя жена умоляла тебя продать ей одну книгу, но ты отказал ей. Книга эта не даёт покоя моей жене, и я не хочу видеть её слёз, поэтому прошу тебя: продай мне предмет вожделения моей супруги. Я готов отдать за неё любые деньги.

— Приветствую тебя, брат, — ответил ему Шурамбай. — Я понимаю твои благие намерения — прогнать печаль из сердца жены и подарить ей радость, но пойми, я не дал ей книгу из лучших побуждений. Книга эта может принести беду тому, у кого окажется. Поэтому забудь о ней.

Удивился тогда его словам Ариджан и сказал:

— Но ведь она у тебя, и с тобой, как я вижу, всё в порядке.

— Дело в том, брат, что я не читал эту книгу. Ибо сказано, что тот, кто прочитает её до конца, ослепнет на всю жизнь. Вчера я имел неосторожность случайно положить книгу так, что твоя жена заметила её. Я держу её у себя, чтобы она не стала причиной беды другого человека.

Должно вам знать, что Шурамбаю была дорога эта книга и он придумал это всё лишь для того, чтобы напугать Ариджана. Он хотел, чтобы тот отказался от мысли получить эту книгу.

Выслушал Шурамбая Ариджан и ничего не смог сказать в ответ. Он мог бы воспользоваться своим царским происхождением и принудить торговца отдать ему книгу, но он не пошёл на это, потому что считал, что негоже пользоваться привилегиями своего высокого сана для личной выгоды. К тому же он подумал, что торговец, возможно, говорит правду. Вернулся он в дом и обо всём рассказал Харипудре. Но она, бывшая прежде такой разумной и рассудительной девушкой, превратилась в истинно сумасшедшую, одержимую красотой книги.

— Он тебе соврал! — крикнула она на супруга. — Я уверена, что этот человек специально всё придумал, чтобы только не отдавать книгу и самому владеть ею, потому что знает, насколько она прекрасна.

Она плакала и бранила мужа за его глупость, просила, чтобы он любыми средствами достал для неё эту книгу. Ариджан слушал её речи и видел её слёзы, смешавшиеся с печалью, но ничего не мог поделать. Когда наступил вечер, он так устал от стонов и оскорблений жены, что, не в силах больше их выносить, закрылся в одной из комнат и всю ночь просидел, не смыкая глаз, в раздумьях о том, как бы раздобыть эту злосчастную книгу. Он боялся, что жена совсем сойдёт с ума и он до конца жизни будет страдать, видя её в таком состоянии. Как только солнце поднялось над городом, ему пришла на ум одна идея. Царевич покинул дворец и отправился к торговым рядам. Там заметил он мальчика, который сновал среди толпы, пытаясь украсть у прохожих что-нибудь ценное. Ариджан поманил его мешочком денег и, когда тот подошёл, сказал ему:

— Послушай. Я дам тебе этот мешочек денег, которых тебе хватит на месяц, но ты должен кое-что для меня сделать.

Мальчик кивнул головой в ответ.

Тогда Ариджан показал рукой на книжную лавку.

— Видишь ту лавку? У этого торговца за прилавком спрятана книга в красном шёлковом мешочке. Принеси её мне — и деньги твои. Я буду ждать тебя у городского парка.

И мальчик тут же отправился выполнять поручение, а Ариджан удалился дожидаться его в условленном месте.

Мальчик подошёл к своему брату, который тоже промышлял мелкими кражами, и сказал:

— Брат мой, сегодня мы можем заработать хорошие деньги, нужно лишь украсть у книжного торговца одну книгу. Подойди и отвлеки его, а я проникну за прилавок и достану то, что нас обогатит.

Брат согласился, и они отравились осуществлять задуманное. Пока один мальчишка расспрашивал Шурамбая о каждой книге, заговаривая ему зубы и всячески отвлекая его, второй проник за прилавок и, немного осмотревшись, принялся искать книгу. Все углы он обшарил, пересмотрел разные книги, с каждой секундой сердце его билось всё сильнее, и вот наконец он нашёл, что искал. Схватив нужную книгу в красном шёлковом мешочке, он так же ловко и незаметно для Шурамбая вылез из-за прилавка, подал знак своему брату, и они пошли к городскому парку.

Ариджан не находил себе места, думая о том, удалось ли воришке достать для него книгу оставшись непойманным или нет. И тут он увидел двух мальчиков. Они подошли к нему, и один из них сказал:

— Держи, господин, вот твоя книга.

И он протянул Ариджану ту самую книгу. Царевич взял её, поблагодарил мальчишек за проделанную работу, отдал им мешочек с деньгами, и они разошлись каждый своей дорогой. Идя домой, он ругал себя и одновременно оправдывал. Пусть он решился на такой недостойный поступок, но зато он доставит радость своей любимой жене.

Ариджан нашёл свою жену спящей. Он не стал её будить и тихо сел у окна. Он посмотрел на книгу и подумал, что раз так случилось и жена спит, то он прочитает её первый. Он достал её из мешочка, открыл, и его глаза отправились путешествовать по красочно иллюстрированным страницам. И хотя в процессе чтения его посещали мысли о том, что, может быть, торговец сказал правду и тот, кто прочтёт книгу полностью, ослепнет, но сказки, содержащиеся в ней, так его увлекли, что он решил прочесть её до последней страницы.

Вот что это была за книга.

Рахат-лукум

В пустынной местности среди высушенного солнцем песка жил уединённо человек по имени аль-Рахади. Жизнь его была так же нетороплива и скучна, как жизнь ленивца, висящего на ветке дерева. Каждый день после обеда он садился на порог своего дома и курил кальян, рисуя дымом причудливые узоры в воздухе. Порой он засиживался до самого вечера, а как только солнце садилось, скрывался за входной дверью. В округе было тихо. Даже река, протекавшая неподалёку, медленно и бесшумно несла свои воды, исчезая за горизонтом.

Но однажды, сидя на пороге дома, аль-Рахади увидел приближавшегося к нему человека. Так удивился он его появлению, что застыл на месте с разинутым ртом. Когда человек подошёл к нему и, поприветствовав, спросил, как его имя, он ответил:

— Моё имя аль-Рахади. На протяжении многих лет я живу в этом доме безмятежной и спокойной жизнью, такой, что один день не отличается от другого.

Аль-Рахади стало безумно любопытно, что за человек этот незнакомец, поэтому он спросил его:

— А как твоё имя? И что ты делаешь в этих землях?

— Моё имя Шазир, — ответил тот. — Я пилигрим, чьи ноги истоптали немало земель. И вот вчера ночью мне в голову пришла мысль о том, что однажды я умру. Осознав это, я задумался о прожитой жизни. Мне вспомнились все те земли, по которым я прошёл, и все те люди, которые мне повстречались. С каким бы человеком я ни говорил, каждый раз наша беседа сопровождалась смехом и весельем. Мы пили вино, и из их уст, смешиваясь с дымом кальяна, слетали удивительные истории.

Я услышал столько всего интересного, что теперь меня переполняет желание обойти весь свет и познакомиться со всеми народами, которые его населяют, однако вряд ли мне это удастся совершить за оставшуюся жизнь. Смирившись с этим, я решил, что должен поделиться какой-нибудь историей с миром, как и те люди, с которыми меня сводила судьба.

Так, сидя под звёздным небом, я достал несколько чистых листов бумаги, составлявших всё моё имущество, и красивым почерком, более похожим на узоры, которыми украшают ковры, записал на них сказку. Сегодня, когда я встретил тебя, мне ничего не остаётся, как отдать её тебе в руки, ведь неизвестно, какое будущее меня ждёт и встречу ли я на своём пути ещё какого-нибудь человека.

Сказав так, Шазир передал небольшую стопку листов в руки аль-Рахади и, пожелав ему долгих лет жизни, удалился своей дорогой.

Аль-Рахади зашёл в дом, уселся за стол и начал читать волшебную историю, что отдал ему пришедший неизвестно откуда незнакомец. И вот какой она была.

Рассказ о храбром Ашмане

Описание города Фархидада, а также правителя его Джахандэ

Пусть каждый из вас знает, что в давние времена и минувшие века была на земле пустыня, раскалённые пески которой легко могли превратить кожу ступней в хрустящую корочку. Каждый день небесное светило отправляло свои войска, чтобы те поддерживали смертоносный жар над песчаными дюнами. Всякий, кто случайно или по собственной глупости имел несчастье потеряться среди золотых песков, обрекал себя на смерть. Воздух был таким горячим, что каждый вдох обжигал нос и горло, и в считанные минуты путник мог отправиться на тот свет.

Если бы вы захотели пересечь эту обитель Самума, который, словно разбойник, нападал на караваны, то на это ушла бы целая жизнь. С запада на восток она растянулась на тысячи километров. Это был настоящий рай для поющих барханов, которые, словно бадави, кочевали из одного места в другое и связывали совершенно не похожие друг на друга города.

На западной окраине пустыни, там, где из песков вырастали скалистые лысые горы, обдуваемые ветрами, стоял город Фархидад. На улицах его царила вечная тьма, и несчастнее его жителей не было на свете. Однажды они сломали все свои музыкальные инструменты, надели чёрные одежды и прекратили всякие пустые разговоры. Теперь молчание и тишина были им дороже золота. А виной всему — гигантская птица Чернюга с тёмным, как ночь, опереньем, под крыльями которой покоился Фархидад. Большую часть времени проводила она во сне и просыпалась лишь на седьмой день недели, чтобы поесть. Именно тогда люди собирались на главной площади и делали ей подношения, складывая еду в металлическую чашу, располагавшуюся в центре. Поступали они так потому, что знали, если птица проснётся и не найдёт в чаше еды, то страшный голод будет мучить её желудок, она рассвирепеет и примется поедать людей своим огромным клювом.

На западной стороне площади возвышался огромный дворец из чёрного камня со множеством запутанных коридоров и сотнями комнат с высокими потолками. Чтобы обозначить начало дня, в его центральной башне, которую было видно из любого конца города, каждое утро зажигали огонь.

Принадлежал этот дворец правителю города, султану по имени Джахандэ. Этот человек, с горящим взором и густой бородой, серебристым водопадом спадающей до самых стоп, не отличался благородством и честью. Его грозный вид и скверный характер вызывали страх у самой смерти. Количество прожитых им лет было никому не известно. Даже придворным учёным не удавалось это выяснить. Звездочёты называли его человеком-загадкой, потому что не могли определить звезду, под которой он родился. Линий на его ладонях не смог обнаружить ни один хиромант — их словно бы кто-то стёр. Поэтому все попытки прочитать судьбу Джахандэ были тщетны. Говорят даже, что у него не было души, поэтому Иблис не мог её искусить и преклонял перед ним колени.

Был он к тому же искусным лжецом. Да таким, что мог подделать саму истину, подобно тому как копии полотен великих художников выдают за оригиналы или кусок обыкновенного стекла за бриллиант — так, что ни один знаток не заметит обмана. Ложь была верной спутницей и помощницей султана. Сопровождавшая Джахандэ, содержалась она в каждом его действии и в каждом его слове.

Изгнание Ашмана из Фархидада

Люди давно привыкли к своей жизни во тьме и к страху перед Чернюгой, а султана считали достойным правителем. Никто из них и помыслить не мог, что он обманывает народ, ведь именно Джахандэ, когда птица накрыла город крыльями, сказал, что теперь каждый седьмой день недели нужно делать подношения птице, дабы остаться в живых. Часто можно было услышать, как жители говорили друг другу: «Если бы не наш султан, мы бы уже давно находились у Чернюги в желудке».

Однако был в Фархидаде юноша по имени Ашман. На протяжении долгих лет вместе с остальными людьми совершал он подношения Чернюге, но однажды сказал себе: «Я приношу еду птице, которую никогда не видел. Что, если её вовсе не существует и султан хитрит с нами?» Стоило этому вопросу возникнуть у него в голове, как он начал смотреть на всё другими глазами. Теперь чёрная как смоль одежда стала неуютной, и желание сбросить её не давало ему покоя. Сомнения в существовании птицы стали его постоянными спутниками. Днём ходили они за ним по пятам, словно тень, а ночью мешали спать, из-за чего утром он выглядел так, словно употребил в огромном количестве бандж.

И вот когда наступил день подношения, тысячи людей заполнили площадь перед дворцом Джахандэ. Каждый принёс столько еды, сколько смог, и только Ашман явился на площадь с пустыми руками.

Султан вышел на балкон, располагавшийся на втором этаже дворца, и сел в золотое кресло, обшитое красным бархатом. Позади кресла с двух сторон его охраняли стражники, в чьих руках блестели остро заточенные сабли, а по правую руку от султана стоял их начальник Вардан, который со времени основания города служил ему верой и правдой. Джахандэ окинул взглядом людей, поприветствовал их взмахом руки и произнёс краткую речь, в конце которой сказал:

— Жители Фархидада! Делайте свои подношения Чернюге, а затем расходитесь по домам. Ночью она примет ваши дары и мирно продолжит спать дальше.

Выслушали люди Джахандэ и стали наполнять чашу едой. А Ашман подождал, когда все оставят подношения, и последним подошёл к чаше. Он ничего не положил в неё, а просто встал рядом. Султан, заметив эту странность, окликнул его:

— Эй, ты! Делай скорее своё подношение и отправляйся домой!

— Мне нечего положить в эту чашу, — ответил Ашман.

Джахандэ удивился этим словам и сказал:

— С ума сошёл? Не иначе как ты хочешь гибели для всего народа?

— А разве птица существует? — спокойно спросил Ашман.

— Юнец! — разозлившись, воскликнул султан. — Конечно она существует! И если ты не хочешь лишиться жизни, то не забивай себе голову пустыми сомнениями.

— Если она существует, — продолжал Ашман, — то почему никто не видел её, кроме тебя?

Услышав этот вопрос, народ на площади обомлел и султан на миг застыл в удивлении, но тут же закричал:

— Наглец! Как смеешь ты сомневаться в истинности моих слов? Ведь они правдивы, как и то, что вода в морях жидкая, песок в пустыне горяч, а глиняный кирпич твёрд.

Но Ашман возразил:

— Вода может стать льдом, песок может остыть, а кирпич можно истолочь в крошево — так и слова твои могут обернуться ложью. Чтобы развеять сомнения, я останусь сегодня здесь до тех пор, пока не увижу её своими глазами.

— Дерзкий юнец! — крикнул Джахандэ. — Ты говоришь это султану, которого боится сама смерть? Если хочешь сохранить свою жизнь, о глупейший из людей, немедленно убирайся отсюда!

— Я не сдвинусь с этого места, — решительно сказал Ашман и сел, прислонившись спиной к чаше в ожидании птицы.

Это заявление, слетевшее с его уст, стрелой вонзилось в голову султана. Он вскипел от негодования. Поистине, вопросы единственного отважного человека среди жителей города, напоминающих молчаливые тени, обжигали сердце высокомерного султана, словно раскалённые угли. Преисполнился он ярости, словно свирепый тигр с острыми, как сабли, когтями, вскочил с кресла и, указывая пальцем на Ашмана, закричал что было мочи:

— О, мои верные стражники! Я, ваш султан, приказываю вам немедленно вышвырнуть этого наглеца за пределы города и никогда больше, ни при каких обстоятельствах, не открывать ворота перед ним и не пускать обратно!

Услышав приказ султана, стражники подхватили Ашмана под руки и выдворили за ворота, оставив одного на произвол судьбы.

Выброшенный за порог родного города и лишённый возможности вернуться, он пустился в дальнее путешествие, ведомый желанием отыскать ответы на свои вопросы.

Ашман встречает Насира и побеждает Самума

Дух Ашмана был твёрд, словно камень. Одну за другой преодолевал он дюны. Порой ему казалось, что жизнь его закончится здесь, в этой пустыне, повелителем которой был Самум. Свирепо налетая на путников, как хищник на добычу, тот заживо хоронил их в тоннах раскалённого песка вместе с их товарами и верблюдами, не оставляя следов. Поэтому пересекать пустыню было делом опасным.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 18
печатная A5
от 326