электронная
180
печатная A5
878
16+
СкайФолл: Начало

Бесплатный фрагмент - СкайФолл: Начало


4.7
Объем:
362 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-8585-8
электронная
от 180
печатная A5
от 878

Посвящение

Моей верной подруге и лучшей читательнице.

Глава 1

— Как у тебя дела? — заинтересованно спрашивает Дилан, продолжая идти рядом со мной.

Аккуратная причёска, стильная одежда и самые дорогие духи; мой братец — один из наглядных примеров того, каким парнем нужно быть, чтобы достичь вёдер слёз, истерик и пущенных на землю слюней молоденьких девушек-подростков, мечтающих о мальчиках вроде Джастина Бибера. Именно о моём брате мечтает каждая девушка в нашей элитной школе, которую я собираюсь покинуть когда-нибудь в другой жизни. Не в прямом смысле, конечно, но мысли об этом очень часто приходят в голову. Дилан успевает отлично учиться и при этом умудряется выглядеть сногсшибательно, покоряя всех девчонок этого учебного заведения. С Логаном — моим вторым братом, — можно сказать, всё то же самое — умный и обаятельный красавчик. Сестра, Кейтлин Бакстер, и вовсе первая красавица Бостонского института, в котором учится вот уже два года и весьма успешно. Я же совсем отличаюсь от братьев и сестры. Всегда несобранная, рассеянная, думающая лишь о популярных артистах, увлекательных приключениях и путешествиях в дальние страны — это всё, что имею я. Мои успехи в учёбе не очень-то и хороши, но для семнадцатилетней жительницы Сиэтла вполне сгодится, я думаю.

— Всё просто супер, — включаю лёгкий сарказм я, крепче прижимая учебники к груди. — А что такое? Если ты спрашиваешь это из-за моего внешнего вида, то ты знаешь: я всегда так плохо выгляжу.

Дилан недовольно закатывает глаза. Меня забавляет его реакция. Иногда кажется, будто на этом свете брата раздражает только одно — мои оскорбления в адрес своего же внешнего вида. Он всегда пытался научить меня любить себя. Но это, конечно же, совсем мне несвойственно. Пожалуй, было бы весьма не лишним прослушать пару альбомов одной нашумевшей группы, где они поют что-то вроде «Люби себя» и прочие розовые сопли.

— Если тебя вновь кто-то обидел, скажи мне, — произносит брат.

— Если я скажу тебе, ты либо не поверишь, либо просто проигнорируешь мои слова, Дилан, — говорю я.

Парень смотрит на меня со слегка прищуренными глазами.

— Скажи. — Голос Дилана звучит весьма командно.

Естественно, он просто пропустит мои слова мимо ушей. Я в этом уверена.

— Если я скажу, что меня сегодня оскорбила Франческа, что ты на это скажешь? — Я демонстративно скрещиваю руки на груди, ожидая его ответа.

— Хватит придумывать сказки, — отвечает брат, доставая учебник по химии из своего шкафчика. — Франческа не стала бы так поступать с моей сестрой. Ты просто не хочешь нашей свадьбы.

— Что и требовалось доказать… — Пожимаю плечами, отворачиваясь от Дилана.

Конечно, бывает весьма обидно от того, что мой родной брат, с которым мы провели всё наше прекрасное детство, не верит мне, полностью ослеплённый любовью к Франческе. Эта блондинка вскружила бедному парню голову. Я не знаю, что Дилан в ней нашёл. Нет, сказать честно, она очень мила с виду: светлые волосы, голубые глаза и пухлые губы. А про её фигуру я и вовсе промолчу. Но если бы её внешность была такой же, что и душа, полностью ей соответствуя, то сейчас Франческа выглядела бы как самая настоящая ведьма, какую мы можем встретить только на страницах какого-нибудь романа про Средневековье или же в кадрах фильма в жанре фэнтези.

— Дилан, да, я не хочу вашей свадьбы, потому-что она тебя не достойна! — повышаю голос я, надеясь, что мои слова дойдут до разума брата. — Она хочет лишь твои деньги. Она не любит тебя. Как ты этого не понимаешь?

Окончательно обидевшись на Дилана, я убегаю в класс, быстро садясь за парту после прозвеневшего звонка на урок. Я знаю, брат продолжил бы придумывать нелепые отговорки, не веря в то, что Франческа может оказаться такой гадкой. Я каждый день пытаюсь образумить его, но всё тщетно. Он и слушать меня не желает. Мне плохо от того, что на моих глазах эта Франческа разрушает жизнь моего родного брата, а я не могу ничего с этим поделать. К сожалению, и мама относится к моим словам точно так же, как и сам Дилан. А папа и вовсе ничего не знает о Франческе из-за своей работы. Мы редко видим его.

— Мисс Бакстер, — спокойным тоном отвлекает меня от моих мыслей голос мистера Филлипса, — вам плохо?

Я поднимаю голову и встречаюсь взглядом с обеспокоенными глазами нашего пожилого преподавателя, всегда относившегося к каждому своему ученику с особой заботой. Я быстрым движением ладони вытираю нахлынувшие слёзы, вызванные моими далеко не оптимистическими мыслями. Кабинет алгебры полон устремлённых на меня любопытных взглядов, принадлежащих моим одноклассникам.

— Нет, всё в порядке, — отмахиваюсь я. — Простите. Продолжайте.

Как только учитель хочет заговорить, в кабинет внезапно, без стука, входят несколько человек. Трое парней. Каждый в классе тут же поворачивается в их сторону, любопытно наблюдая за незнакомцами. Сразу в глаза бросается блондин, который отличается светлым цветом волос от остальных. Я перевожу взгляд на второго и вижу его тёмные глаза и каштановые волосы. Третий же оказывается кудрявым юношей с яркими, словно свежее яблоко, зелёными радужками. Он показался мне знакомым, но где я могла его видеть? Парни одновременно здороваются с мистером Филлипсом, после чего тот кудрявый начинает речь:

— Здравствуйте. Прошу прощения за наше опоздание, мистер.

Преподаватель смотрит на парней поверх своих толстых очков, которые ему совершенно не идут, и подходит к новичкам. Вся школа знает, что у мистера Филлипса огромная проблема со зрением, а он продолжает носить очки, которые надевал где-то лет двадцать назад. Для всех до сих пор остаётся секретом: почему он не может просто купить новые? Достаточно осмотрев новичков, мужчина наконец произносит:

— Присаживайтесь. Надеюсь, ваше опоздание не повторится вновь. Мне не хотелось бы отправлять вас к директору.

Парни с довольными улыбками начинают усаживаться за свободные парты.

— Мы продолжаем урок, — оповещает нас учитель, подходя к доске, и начинает выводить на ней разнообразные формулы мелом. Урок продолжается.

* * *

Я медленно и тихо выхожу из машины и иду в сторону своего дома. Рядом со мной громко шагают двое мужчин. Посмотрев в сторону моей с мамой крепости, я тяжело вздыхаю, зная, что теперь мне придётся сидеть дома, скучно и нудно заканчивая день. Лишение свободы длиною в двенадцать часов уже ждёт меня в виде нескольких мужчин в строгих костюмах и чёрных очках, встречающих меня уже на входе во двор.

— Здравствуйте, мисс Бакстер, — здоровается со мной Аарон — первый телохранитель, которого нашёл мне папа. — Миссис Бакстер ненадолго уехала. Она велела мне предупредить вас.

— Хорошо, — словно на автомате, произношу я то, что повторяю изо дня в день. — Спасибо, Аарон.

Преодолев порог дома, я бегу в своё любимое место — бассейн. Лишь здесь я могу побыть одна, попить кофе, расслабиться и посмотреть очередную серию «Друзей». Что может быть лучше? Сменив свою одежду со школы на голубую пижаму с хвостиком сзади и ушами кролика на капюшоне — который я купила только из-за огромного сходства со своим любимчиком из одной южнокорейской группы, — я ложусь на мягкий диван и включаю телевизор. Будь я обычным подростком с такой же обычной жизнью, давно прыгнула бы в бассейн, наслаждаясь тёплой водой, но сейчас это невозможно. Мне строго запрещено проводить время в бассейне по воле моих родителей. Они боятся моей внезапной смерти в результате несчастного случая — ведь я, видите ли, могу утонуть, — из-за чего не разрешают мне купаться здесь без присутствия кого-либо из охранников, домработниц, друзей (а их у меня нет), родителей, Дилана или Франчески… Но, мне кажется, Франческа сама с радостью утопила бы меня, была бы у неё такая возможность. Со мной обращаются, как с восьмилетней девочкой, неспособной одной решать что-либо. И это, несомненно, уже действует мне на нервы. Вскоре, после долгих нажатий кнопок пульта, я замечаю, как мои пальцы рук начинают заметно ныть от того, что я слишком долго переключаю каналы. К сожалению, ничего интересного среди множества каналов я всё же, как бы не старалась, не нахожу. Бросив пульт на диван, я принимаюсь пить свой горячий молочный кофе, но по всему помещению внезапно раздаётся громкий голос Джорджа — ещё одного телохранителя, — из мегафонов, установленных в каждом уголке дома. Мама позаботилась о моей безопасности. В случае чего я могла проговорить в специальный микрофон, и моё голосовое сообщение тут же отправилось бы по мегафонам прямиком к телохранителям, и они примчались бы ко мне быстрее света. Наш дом огромен, поэтому неудивительно, что мама придумала эту систему.

— Мисс Бакстер, ваша мама уже здесь. Она попросила вас спуститься в её кабинет.

Закатив глаза, я лениво встаю с удобного дивана и бегу на первый этаж.

— Мам, ты что-то хотела? — оказавшись в кабинете матери, задаю вопрос я и замираю.

Что они тут делают? С удивлением я оглядываю весь кабинет, при этом детально рассматривая тех парней-новичков, а кроме них ещё двоих незнакомцев; брюнет имеет слегка смуглую кожу, а второй — голубоглазый шатен с, если сказать честно, обалденной причёской. Они стоят перед рабочим столом, а один из них произносит, ухмыльнувшись и разглядев мой внешний вид:

— Милая пижамка.

Смутившись над его словами — а это был тот блондин, — я отвожу от него взгляд и смотрю на маму, ожидая объяснений.

— У меня новость, солнышко. Так скажем, серьёзный разговор, — начинает она. — В общем, ты понимаешь, наши телохранители не могут находиться с тобой в школе. Поэтому мы с твоим отцом решили нанять этих ребят, которые выдадут себя за учеников. Так сказать, телохранители под прикрытием. К счастью, мы лично знакомы с их родителями. На редкость замечательные люди. Эти ребята, не смотря на свой юный возраст, невероятные профессионалы! Они не случайно оказались в твоей школе. С этого дня эти парни будут охранять тебя в то время, пока ты находишься на учёбе. И, я думаю, вы должны подружиться, ведь они твои сверстники.

Я стою, не способная пошевелиться, разглядывая парней перед собой. Ощущение, будто бы мои ноги срослись с полом. Сначала меня поражает тот факт, что эти подростки — самые настоящие телохранители, но с этим я ещё могу спокойно смириться, но… Я с ужасом понимаю, что теперь полностью лишусь своей драгоценной свободы. Ведь только в школе я могла отдохнуть от всей этой охраны. Уверена, я бы отдала всё, лишь бы оказаться на месте любого обычного тинейджера, способного свободно передвигаться по городу с кем и когда захочет. Я разглядываю каждого из парней, для себя вновь отмечая их возраст. Они мои сверстники, но уже успели стать профессиональными телохранителями? Ничего себе! Кого же они охраняли до меня?

— Что ж… Хорошо, — быстро соглашаюсь я, только для того, чтобы снова не ссориться из-за пустяка, как это бывает в нашей семье часто. — Спокойной ночи, мам. Мне надо спать. Завтра в школу.

Я зеваю под удивлённые взгляды и медленно шагаю к выходу. И только голос мамы, тихо произносящий: «Я думала, она устроит истерику…» доносится до моих сонных, если такое бывает, ушей.

* * *

— А вас хоть как звать-то? — интересуюсь я, устремив глаза на парней.

Мы сидим в школьной столовой, уплетая за обе щеки вкусные сэндвичи с арахисовым маслом и запивая их апельсиновым соком. Как я уже успела понять, мои новые телохранители-красавчики так понравились девчонкам нашей школы, что абсолютно каждая мимо проходящая мымра просто слюни пускала и глазела на них. А некоторые дошли и до того, что начали презирать меня, ревнуя парней ко мне, ведь я приехала в школу с ними, в одной машине. А те самые сплетницы, что бывают в абсолютно каждой школе, даже успели пустить пару весьма оскорбительных в мою сторону слухов. Однако из-за своего наплевательского отношения к себе и к своей жизни, я просто пропустила всё мимо ушей.

— О, тебе интересны наши имена? — язвительно замечает кудрявый.

— Ну, конечно, мистер Самый-Дерзкий-Парень-На-Свете-Которого-Не-Достойна-Ни-Одна-Девушка-Мира.

Парни улыбаются, еле сдерживая себя от смеха на мою шутку, и сейчас мне кажется, что мы, вроде бы, подружились. Что-то мне подсказывает, что они, должно быть, хорошие ребята. Ну хоть в чём-то неудача оставила меня — мне не попались какие-нибудь больные извращенцы — такие качества обычно имеет каждый второй моего возраста.

— Мне нравится, как ты его назвала. Его давно надо было поставить на место, — говорит второй парень, улыбаясь. — Итак, давайте познакомимся. Я Уэйн. Уэйн Томпсон. Это Нейтон Уилбер, Заккари Моррис, Лэнс Вэлдон и Гарри Диксон.

С его ответом я стараюсь запоминать все имена правильно, хотя, мне кажется, первое время я частенько буду их путать.

— А ты, значит, Изабелла? — спрашивает… может, Лэнс?

Его лицо полно безразличия.

— Да… Лэнс. Меня зовут Изабелла Бакстер, но я предпочитаю просто Белла, — отвечаю я.

— Вообще-то, я — Гарри, — произносит кудрявый, от чего остальные рассмеялись.

— То есть, Гарри… — Я смущённо отвожу взгляд от стыда.

— Договорились, Изабелла, — решает подразнить меня… Эм… Уэйн?

Я хотела уже рассказать ему о силе и мощи моих рук, когда я буду трепать его за щёки, но мои мысли были прерваны звонком на урок, а именно на физику. Попрощавшись с парнями, с которыми ещё не раз встречусь, я выбегаю из столовой, надеясь, что успею на урок, иначе миссис МакКартни, думаю, убьёт меня.

* * *

— Как прошёл день? — любопытничает Заккари, которого мы зовём просто Заком, взглянув на меня.

Зак и Уэйн старше меня на год, учатся в другом классе. Нейтон, или просто Нейт, Лэнс и Гарри же учатся со мной. Парни оказались весьма дружелюбными и легко поладили со мной, чему я не могу не радоваться… Конечно, если не вписывать сюда Гарри. Найти с ним общий язык оказалось не самой простой задачей, и мы обычно делаем вид, что просто не замечаем друг друга. Гарри лишь поддакивает всем нашим с ребятами словам, показывая всем своим видом, что он не рад мне.

— Ого! — наигранно удивляюсь я. — А ты умеешь разговаривать?

Зак слишком молчаливый на мой взгляд. В то время пока мы с остальными парнями орём и болтаем на разные глупые темы (Гарри не в счёт), темноволосый лишь молча сидит и только иногда обменивается с нами парой слов.

— Да, и ещё как! — намекая на что-то, чего я не поняла, проговаривает Нейт. — Ты даже не представляешь, какие ругательства он знает.

Я недовольно цокаю, взглянув на Зака, словно мама, ругающая своего сына за плохое поведение. Встав со своей парты, я собираюсь выйти, но путь внезапно преграждает Франческа. Она зло смотрит на меня, сжав челюсть и метая молнии из глаз.

— Мерзавка! Что ты опять наговорила Дилану?! — в бешенстве кричит она. — Почему он бросил меня?!

От нахлынувшей волны удивления я, не шевелясь, стою, переваривая слова чокнутой истерички перед собой где-то минуту, затем радостно улыбаюсь, а внутри словно распускаются цветы, как только смысл слов блондинки доходит до меня. Неужели Дилан послушался моих советов расстаться с Франческой? За всё это время он всегда игнорировал мои предупреждения, а сегодня вдруг решил бросить любовь всей его жизни, как он её называл? Эта новость просто осчастливила меня, и моё настроение заметно поднялось.

— Что случилось? — закрывая меня своей спиной, интересуется Нейт, а остальные оказываются рядом со мной.

Видимо, их работа моих телохранителей уже начинается. Но я не думаю, что Франческа может мне так сильно навредить. Если ей это даже удастся, её ждут огромные неприятности, которые обеспечит ей и её семье мой папа. Внезапно Франческа меняется в лице, делает шаг вперёд, ухмыляется, разглядывает Нейта перед собой и сладко проговаривает:

— Всё в порядке, парни. Ничего такого. Я лишь хотела пообщаться с Беллой… Может, поболтаем? Сходим куда-нибудь?

А я сжимаю челюсть, сдерживая себя от того, чтобы не плюнуть ей в лицо.

Глава 2

Она совсем близко подходит к Нейту и прижимается своей, возможно, силиконовой грудью к нему. Франческа самая жалкая девушка, которую я знаю. И как только мой брат, которого я знаю с детства, мог с ней связаться? Удивительно.

— Нет, извини, я занят немного, — вежливо отшивает её Нейт. — Ребят, идёмте.

Я с удовольствием наблюдаю за красным от злости лицом Франчески. Девушка зло шипит, приняв огромную схожесть со змеёй, и, поскрежетав своими зубами, быстрыми шагами избавляет нас от своего нежеланного присутствия.

— Классно ты её отшил, Нейт, — аплодирую я. — Всегда мечтала об этом.

— Я — Зак, но всё равно не за что, — отвечает парень, ухмыльнувшись.

Неловко улыбнувшись, я быстро направляюсь к выходу из школы, чтобы поскорее вернуться домой, пока моё настроение ещё хорошее.

* * *

Чуть не споткнувшись об тумбочку, я еле удерживаю равновесие. Я давно привыкла к своей вечной неуклюжести, поэтому упасть на пустом месте — для меня уже не редкость. Кинув сумку на идеально чистый паркет, благодаря нашим домработницам, я сажусь за уже накрытый стол.

— Ребята, хотите есть? — кричу я на переобувавшихся новых друзей.

Совсем недавно мама, неудовлетворённая своей идеей пристроить ко мне парней, принялась за исполнение нового плана — теперь Гарри, Лэнс, Зак, Уэйн и Нейт будут ночевать в нашем доме ради моей, пусть она будет трижды проклята, безопасности. А то, что в доме есть огромное количество взрослых мужиков-охранников, которые могут просто своим весом раздавить любого, её не устраивает.

— Нет, спасибо, — отказывается Нейт.

Я лишь пожимаю плечами, поговаривая: «мне больше достанется», и запихиваю еду в рот. Да, назвать меня леди точно нельзя. Парни вешают верхнюю одежду на вешалку, ставят обувь на специально предназначенный для этого шкафчик и входят в столовую, тут же, как и типичные современные подростки, доставая телефоны и принимая на стульях перед столом полулежащую позу.

— Эм… Парни… Моя просьба, возможно, сейчас покажется странной, но… Вы можете показать мне несколько ваших приёмов? — неловко задаю вопрос я, оглядывая всех пятерых. Я понятия не имею, согласятся ли они на мою небольшую просьбу, но очень на это надеюсь. Ведь я помню, как с самого детства меня привлекали далеко не девчачие фильмы про разноцветных единорогов, фей и бабочек, а самые настоящие боевики, которые я часто находила на мужский каналах, в которые не заглядывали даже мои дяди. И чем больше в них было экшена, тем сильнее мне нравился фильм. В свои одиннадцать лет я уже являлась ярой фанаткой Сильвестера Сталонне, Джейсона Стэтхема и Джеки Чана в то время, пока все мои сверстницы обсуждали, чей наряд красивее — у Блум или у Стеллы из Винкс. Именно с этим и связана моя просьба. Меня всегда привлекали различные боевые искусства, и мне хотелось увидеть пару крутых движений в живую. Просить о чём-то подобном у моих повседневных охранников мне не хватало смелости — ага, делать им нечего, показывать мелкой и весьма глупой девчонке их навыки! А с появлением новых телохранителей — моих сверстников, у меня появилась отличная возможность. Ребята переглядываются и одновременно кивают мне, тем самым показывая своё согласие. Внутри меня тут же что-то вскакивает, высоко-высоко. Я радуюсь, готовясь к, должно быть, интересному зрелищу.

— Да. С радостью, — соглашается Лэнс, улыбаясь мне.

* * *

Я сижу в спортивном зале своего дома, находящегося внизу, рядом с подвалом, и со смехом наблюдаю за боями и «телохранительскими» приёмами парней. Именно здесь я иногда по утрам бегаю, чтобы привести фигуру в порядок.

— А вот это движение я назвал «смертельная подножка», — произносит Уэйн, и уже спустя секунду ему удаётся легко повалить Лэнса.

Я с интересом наблюдаю за каждым движением своих телохранителей, смотря то на Уэйна с Лэнсом, затем переводя взгляд на Зака с Нейтом. Случайным образом мои глаза натыкаются на Гарри, находящегося на другой стороне зала. Он потягивается на металлическом турнике множество раз и делает это со спокойным выражением лица, на котором я вижу лишь капельки пота, но никакого напряжённого вида. Моё дыхание перехватывает, когда он стягивает с себя футболку, открывая мне вид на небольшое количество красивых татуировок. Я с замиранием сердца наблюдаю за каждым его движением, не замечая никого другого. Я смотрю на изображение небольшой бабочки у него на груди, смотрю на надписи на ключицах, смотрю на разбитое сердце у него на ребре, пытаясь понять смысл этих тату. Есть ли он вообще? Или все эти рисунки на его теле ничего не значат?

— Белла!

Я вздрагиваю от громкого голоса и тут же смотрю на Лэнса. Он вопросительно изгибает бровь, уставившись на меня, затем же на губах его появляется ухмылка, от чего я краснею.

— О чём ты думаешь? — с хитрым лицом спрашивает парень.

Я лишь радуюсь, что кроме него никто не заметил меня за таким позорным занятием.

— Я… Это… Эм… А! Вспомнила! Я всё время хотела задать этот вопрос, но постоянно забывала… — тут же как можно более убедительно вру я, и все пятеро тут же устремляют взгляды на меня. — А как вы стали телохранителями? Я имею ввиду, вы мои сверстники, обычные подростки, но уже состоите в такой опасной и сложной работе. Наверняка ваши родители против?

Ребята несколько секунд молчат, отчего я соображаю, что, вероятно, мой вопрос как-то неуместен, и они не хотят отвечать, но вскоре за всех это решает сделать Зак:

— Ну… мы просто… — Он чешет затылок, что явно меня настораживает. — …любим заниматься физическими упражнениями. Мы знакомы практически с детства и часто ходили на тренировки. Затем и решили устроиться на эту работу: чтобы все наши труды хоть как-то пригодились… А насчёт родителей: нет, они не против. Правда, сначала не разрешали, но позже всё же сделали это.

Я задумчиво киваю, выслушав его рассказ. Признаюсь, я не до конца верю его словам. То есть, я имею ввиду, на протяжении всего своего рассказа, он запинался, и я предположила, что он что-то не договаривает или скрывает… Но, думаю, это не моё дело, и вмешиваться не собираюсь. После сказанного парни быстро забыли обо мне и начали о чём-то бурно спорить, как вдруг ко мне подходит Гарри и тянет меня к кабинету мамы. Вот так, без слов.

— Извини, но мне запрещено заходить в кабинет мамы, — протестую я.

— Думаешь мне интересно с тобой возиться? Твоя мама попросила меня показать тебе кое-что, так что хватить доставать меня своим нытьём! — Кудрявый вновь грубит мне.

Я мгновенно опускаю глаза в пол. Скорее от обиды. Удивительно, как ему удалось пробудить несвойственное мне чувство лишь своими словами?

— Знаешь, мне просто интересно… Какого чёрта ты грубишь мне? — продолжая плестись за парнем, спрашиваю я, на что он лишь кидает три слова:

— Ради Бога, помолчи.

Сдавшись и не желая раздражать его ещё больше, я продолжаю за ним шагать. Мы входим в кабинет матери, и в глаза тут же бросается рабочий деревянный стол и стул, книжные полки, огромный шкаф, дорогие картины, куча непонятных бумаг, декоративные растения, кактусы и цветы, а также несколько статуэток. Гарри подходит к одной из этих статуэток и лёгким движением руки отодвигает голову фигурке, и я замечаю красную кнопку. Неужели это то, о чём я думаю? Мои ожидания оправдываются после того, как Гарри нажимает на эту кнопку. Книжный шкаф с грохотом начинает отодвигаться, и я округляю глаза, в шоке уставившись на проём, который появляется в результате этих странных движений, о которых я даже не подозревала.

— Идём, — звучит прямо над ухом.

Я не в силах ничего ответить. Моему изумлению нет предела! Мой дом оказался жилищем для шпионов. Кто бы мог подумать? Парень вновь продолжает свой путь, входя вместе со мной в комнату, которая всё это время скрывалась за книжными полками мамы. В этом помещении довольно темно. Я осматриваю всё вокруг, но кромешная темнота скрывает всё, что находится в помещении. Лишь мрак. Внезапно, мои глаза резко ослепляет яркий до ужаса свет. Я на секунду закрываю глаза, после чего открываю вновь и чуть не лишаюсь дара речи. Что это за место? Логово киллеров? Я с неким испугом, смешанным с восторгом, разглядываю высокие светлые стены, огромный потолок, а затем и всё это место в целом, которое скрывалось за шкафами со скучными и нудными книгами мамы. Откуда здесь такое невероятное количество оружия? Такие места я могла увидеть лишь в фильмах про киллеров и убийц, но не в реальном мире. Чего здесь только нет… К счастью, мне не доводилось пользоваться ни одним из этих орудий убийств, и я не специалист во всём этом — названия мне неизвестны. Поражённая, я открываю рот, не в силах ничего произнести. Кому же всё это принадлежит?

— Это место было построено специально для нас. Миссис Бакстер наняла нас ещё три месяца назад, но мы не приступали к работе, так как к нашему приходу строилось всё это, — говорит Гарри.

Я быстро вспоминаю, почему я не видела стройку этого места. Три месяца назад я жила у бабушки и дедушки в Париже. Мама отвезла меня к ним под предлогом, что её долго не будет дома, а оставлять меня одну она не хочет. Видимо, мама не хотела, чтобы я видела всё это.

— А зачем ты мне это показал? — тихо интересуюсь я.

— Твоя мама велела мне сообщить тебе кое-что. Если произойдёт что-то серьёзное… Ну, к примеру, кто-то проберётся в дом с целью похитить тебя. Тебе нужно найти ту статуэтку, нажать на красную кнопку и спрятаться в этом месте, пока преступники не уйдут. Я надеюсь, ты всё поняла?

Я лишь киваю в ответ. Гарри встаёт напротив меня, расставляя на белом столе разные оружия, и мне выпадает возможность разглядеть его восхитительные глаза. Я не замечала, но они действительно красивые. Глаза Гарри словно яркий изумруд. Парень не замечает моего наглого взгляда, увлечённый своим делом и, видимо, совсем позабывший того, что он здесь не один.

— Кхм-кхм, — раздаётся кашель.

Я резко отстраняюсь, поворачиваюсь назад и устремляю взгляд на выход, через которое мы зашли в это тайное место. Смутившимся взглядом перевожу глаза с Уэйна, который и издал этот кашель, к Нейту — с него к Заку, а затем и к Лэнсу.

— Надеюсь мы вам не помешали? — ухмыляется Зак, поиграв бровками. — Мы можем и уйти.

— Нет, что вы, ваше величество! — Вновь мой сарказм. — Вы очень даже вовремя.

— Ну ладно, не будем вдаваться в подробности. Всё и так понятно, — улыбаясь, говорит наглый Уэйн.

Я закатываю глаза и иду в сторону выхода, но в мою голову внезапно прилетает одна идея. Почему нет? Это ведь отличная возможность. Я поворачиваюсь к парням и решаю сообщить о своей идее своим новым знакомым.

— Знаете, ребята, а я тут решила… Вы должны научить меня всему, что умеете делать сами… И да, сколько бы вы не возражали, в покое оставлять вас я не желаю. Никто из моих бывших телохранителей даже не пытался ничему меня научить, но вы то, наверное, умнее их, правда? Понимаете, мне совершенно не хочется всю свою жизнь провести с охранниками и бояться ходить в одиночку. Я должна научиться защищаться. Ведь в моей жизни будет много опасностей, которые я должна преодолевать… Ответьте, вы согласны?

Несколько секунд на их лицах я могу видеть лишь удивлённую гримасу. Вероятнее всего, они не ожидали такого резкого предложения с моей стороны. Но вскоре они тщательно раздумывают над моими словами и, возможно, в мыслях понимают, что я права. Вся моя жизнь — сплошная опасность. Мне необходимо научиться защищаться. Самостоятельно, без помощи охраны. Окончательно решившись, Лэнс отвечает за всех пятерых, громко заявляя:

— Да. Мы согласны. Но твоей маме об этом ни слова.

— Ну, вот и отлично! — радостно кричу я в предвкушении, хлопая в ладоши как маленькая девочка. — Мы можем начинать?

Парни переглядываются, Лэнс кивает Уэйну, и тот тут делает шаг вперёд и начинает свою речь:

— Хорошо… Итак, для начала, проверим твои навыки в стрельбе. — (Я смотрю на него, как на сумасшедшего, не понимая, зачем мне стрелять). — Не смотри на меня так. Знаешь ли, стрелять не такая уж и лёгкая работа, и мы проверим твою ловкость. Сможешь ли ты попасть в цель? — Уэйн ведёт меня к автоматам.

Мне приходится встать перед одним из них, как в тире, а Уэйн становится рядом. Остальные же тихо сидят в сторонке, наблюдая за моим будущим, как мне кажется, позором.

— Смотри, видишь эти человеческие силуэты и красные точки посередине них? Так вот, ты должна постараться попасть именно в эти точки. Справишься? — Парень указывает на мишени, затем переводит взгляд на меня.

Я неуверенно киваю. В мыслях я знаю, что с первых тридцати раз у меня ничего не выйдет, но я должна показывать, что уверена в себе. Да и в душе я должна постараться верить в себя. Мне приходится надеяться лишь на то, что хотя бы на тридцать первый раз смогу попасть в цель. Уэйн подходит ко мне и одевает на мои уши наушники. Я не понимаю, зачем они мне, но парень сразу же объясняет свои действия:

— Это обязательно, если не хочешь оглохнуть. Держи автомат крепко. Тебя может выбросить немного назад из-за отдачи. И да, перед выстрелом задержи дыхание и со вдохом стреляй.

Я отворачиваюсь к мишеням и дотрагиваюсь до холодного металла автомата, а по моей коже тут же пробегают мурашки. Не могу поверить, что буду стрелять из настоящего оружия! Набираю воздух в лёгкие, пытаясь сконцентрироваться на, как Уэйн назвал, красной точке. Прицеливаюсь получше. Задерживаю дыхание. Вздыхаю. Нажимаю на курок. Оглушительный звук выстрела слабо проникает в мои уши, и я благодарна Уэйну за то, что он одел на меня наушники, иначе остаться глухой я точно могла бы. С выстрелом я отлетаю только на пару шагов назад, благодаря Уэйну, который придерживал меня сзади.

— Невероятно! — восклицает он.

Из-за резкого выстрела я зажмурилась, поэтому и не понимаю, чем же Уэйн так сильно восхитился. Я медленно открываю глаза и смотрю на мишени. Дырка на красной точке посередине — это то, что я вижу в первую очередь. Не может этого быть.

— Белла, тебе раньше не доводилось быть снайпером? — находясь в небольшом шоке, проговаривает Лэнс, подходя ко мне ближе, как и остальные.

Я радостно кричу, прыгаю на месте и обнимаю парней, не веря тому, что я только что смогла сделать.

— Я попала! Я попала! — только и кричу я. — Представьте себе! С первого раза!

— Я рад за твои успехи, — сухо говорит Гарри, глядя на меня, затем смотрит на свои часы на руке и произносит: — А теперь нам надо идти по комнатам.

— Ага. Тебе пора спать, — подаёт голос Нейт.

Я тут же перестаю радостно вопить и, нахмурившись, смотрю на телохранителей.

— С каких это пор вы указываете, когда мне спать? — немного грубо говорю я

— Твоя мама сама сказала, что мы имеем право тебе указывать, — отвечает Лэнс. — Пока её нет всю эту неделю, считай, мы твои родители. Поэтому, если ты не хочешь, чтобы она знала о том, что ты ослушалась нас, иди спать.

Я закатываю глаза, шумно вздохнув.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 878