электронная
72 50
печатная A5
342
18+
Сияние во мраке Искра
30%скидка

Бесплатный фрагмент - Сияние во мраке Искра


5
Объем:
166 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-9939-8
электронная
от 72 50
печатная A5
от 342

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Оруженосец его, увидев, что Саул умер, и сам пал на свой меч и умер с ним.

1 Книга Царств, глава 31, стих 5.

Предыстория

Издавна сложилось мнение, что жизнь в деревне славится простотой. И на то, пожалуй, есть причины. Почти все жители деревень хорошо друг с другом знакомы, темп жизни более размеренный, меньше суеты, вокруг много живописных мест: журчащие ручьи, зеленые луга, реки, леса и озера. Созерцая эту красоту, люди часто испытывают умиротворенность и спокойствие. Некоторые говорят, такое происходит потому, что человек ощущает единение с природой. Но как бы это ни называлось, наверное, каждый стремится ощутить нечто подобное.

Именно с такого живописного места начинается этот рассказ.

Однако стоит упомянуть, что последние две недели в деревушке Светлое озеро было не так уж живописно и красиво, а атмосфера вовсе не была умиротворяющей.

Мария смотрела вокруг себя и испытывала сильное внутреннее волнение. Взгляду ее открывался участок земли, на котором лежали истлевшие обломки домов. Около десяти человек бродили в этом месте спонтанно, как будто пытаясь осмыслить то, что произошло три дня назад. Мария смотрела на них своими проницательными глазами и видела, что люди выглядели не столько подавленными, сколько уставшими. От чего же они устали? Столько времени горюя о случившемся, они истратили почти все силы.

«Люди часто слышат о войнах, = подумала Мария. = Но совсем другое дело, когда нечто подобное затрагивает их самих».

Мария шла. Зола шуршала под ногами, режа слух и навевая тяжелые воспоминания, а вместе с воспоминаниями приходила боль. Безнадежная. Тупая. Глубокая.

Ступив через порог дома, Мария тяжело вздохнула и прошла в старенькую, ветхо обставленную комнату.

= Где ты была? — В доме ее дожидалась черноволосая женщина.

= Просто решила немного пройтись, = не особо охотливо ответила Мария. = Подышать, прогуляться.

= Даже воздух напоминает о том, что случилось, так что и один вдох может причинять боль, = сказала черноволосая женщина с взглядом, как бы говорившим: «Не пытайся меня обмануть».

= Тебе не о чем беспокоиться, мама, = произнесла Мария успокаивающе.

= Мать не может не беспокоиться о своем ребенке, особенно, если он пережил то, что тебе довелось пережить.

= Ты про смерть отца хочешь поговорить? = Мария посмотрела на маму, слегка прищурив глаза. = Хорошо, давай. Он был слишком упрям, чтобы признать свою неправоту. Он отчаянно верил, что должен нас защитить, а вместо этого навсегда нас оставил, и то же самое произошло…

Девушка осеклась.

= То же самое произошло с юношей, который сделал тебе предложение за несколько дней до случившегося, верно?

= Да. = Голос Марии, до этого мига бодрый и возбужденный, сейчас стал таким же спокойным и тихим как у матери. = Я пыталась отговорить его идти на эту войну. Я рассказала ему о себе. Все рассказала, понимаешь?

Черноволосая женщина кивнула.

= И теперь их нет, = произнесла Мария, поникнув.

= Они оба очень дорожили тобой, и поэтому пошли на такой шаг. Им не только казалось это необходимым, они также искренне верили, что это единственное разумное решение.

Черноволосая женщина выдержала недолгую паузу. Мария смотрела на маму проникновенным взглядом.

= Я понимаю твои чувства, = вновь заговорила мама Марии. Ее звали Ребекка. = Я знаю, что эта война…

= Война?! = прервала Мария. = Да это смешно! Две сотни земледельцев и пастухов против отряда профессиональных солдат! Было несложно предугадать, чем все это закончится.

Вновь последовала пауза, но на этот раз продолжительная, потому что Ребекка понимала: слова дочери вполне разумны и обоснованны. Ей было нечего возразить.

= Мария, = наконец сказала Ребекка, = твои чувства вполне оправданны, и я тебя понимаю. Но что бы ни происходило, я хочу, чтобы ты знала: я всегда буду рядом. Я люблю тебя, дочка.

= Спасибо, = произнесла Мария голосом, исполненным благодарности. = Я тоже тебя люблю, мама.

Недавний разговор с матерью подействовал на Марию благотворно: в душе немного просветлело, и ей захотелось продлить это состояние. Конечно, она и сама понимала, чем вызваны внутренние эмоциональные перемены. «Поразительно, = думала Мария, = как много может изменить внутри обычный разговор по душам с близким человеком». Не было ничего удивительного, что в голове промелькнула эта мысль, ведь Мария прогуливалась по деревне, и, несмотря на то, что все вокруг продолжало напоминать о минувших трагических событиях, она испытывала душевный подъем.

Тем не менее внутренний настрой Марии все же изменился, когда, дойдя до центральной части деревни, она увидела дом, который, как она знала, теперь был штабом. Именно оттуда в ближайшем будущем все жители деревни будут получать указания о том, какие изменения произойдут в их местности.

«Интересно, = подумала Мария, = о чем сейчас говорят в этом доме».

***

Двое мужчин средних лет стояли в небольшой комнатке, ожидая, когда их пригласят.

= Господа, прошу пройти за мной. Командующий вас ждет, = обратился к ним невысокий полноватый человек.

Пройдя через узкий коридор, они вошли в просторную светлую комнату, которая была обставлена скромно, но при этом утонченно. У стены стоял высокий шкаф из красного дерева. Немного подальше от центра комнаты находился длинный письменный стол, на котором царил идеальный порядок, а перед столом — три стула. На их деревянных спинках был высечен изящный узор, что свидетельствовало о высокой квалификации резчика.

Однако взгляды вошедших мужчин были направлены на противоположную часть комнаты — там был человек высокого роста, одетый в строгую военную форму. Он стоял спиной к вошедшим мужчинам, разглядывая что-то в окне. Его гости не решались нарушить тишину.

= Я внимательно слушаю, = прозвучал низкий голос командующего. = Можете докладывать, офицер Венсток.

= Могу вас заверить, = начал говорить один из вошедших мужчин, выпрямившись и с чувством, = что задача, поставленная перед полком, выполнена полностью. Взбунтовавшиеся жители истреблены, наши же войска потерпели потери совершенно незначительные и к тому же…

= Хорошо, я все понял, не продолжай. Ты можешь идти.

Слегка поклонившись, мужчина, дававший только что отчет, поспешно вышел. Как только раздался звук захлопнувшейся двери, командующий повернулся лицом к подчиненному. Вид у него был чрезвычайно серьезный.

= Докладывай, Галлен. Я внимательно тебя слушаю, = повелительным тоном сказал он.

= Данные, полученные разведывательными службами, оказались достоверными. Операция проходила ночью. Задача, стоявшая перед нами, выполнена, = ответил Галлен, выглядевший не менее серьезным.

=Хорошо, = сказал командующий уже спокойным тоном. =Я вижу, что ты устал. Конечно, последние несколько дней были не из легких, поэтому ты можешь немного отдохнуть.

= Это еще не все, = неожиданно сказал Галлен.

Командующий невозмутимо смотрел на него, словно знал, о чем тот сейчас будет говорить.

= Потери огромные. Из тех, кто участвовал в боевых действиях, погибло как минимум две трети. По этому поводу наверняка запросят детальный отчет, = взволнованно говорил Галлен. = Нам приказали убить каждого из них, хотя эти люди не представляли для нас угрозы.

= Эти, как ты выразился, «люди», действительно, не нападали и не напали бы на нас, но их взгляды, нравы и традиции являются врагом цивилизации и, как следствие, — нашим врагом. К тому же они — первоклассные убийцы, и свое дело знают очень хорошо. Наше же с тобой дело — быть довольными тем, что мы выполнили поставленные перед нами задачи, и я совершенно не понимаю, почему должен объяснять тебе подобные вещи.

= Простите, = немного помолчав, сказал Галлен. = Цивилизация, развитие и совершенствование, безусловно, важнее. Я уверен, что реформы, которые будут проведены, местные жители примут с готовностью и радушием. Они чудом забудут о своих убитых близких, несмотря на то, что боль от утраты так остра.

= Война всегда служит определенной цели и одновременно несет разрушительный характер. = Командующий говорил таким же спокойным тоном, но выражение его лица в этот момент было отнюдь не дружелюбным. = Это явление совершенно естественное. А если ты желаешь поговорить со мной о моральных устоях и нравственных ориентирах, то это желание я не удовлетворю.

Наступила тишина. Галлен, опустив глаза, рассматривал бумаги, аккуратно уложенные на столе, а командующий продолжал смотреть на своего подчиненного с видом серьезным, но все же несколько более мягким.

= Если ты все сказал, то можешь идти, = нарушил тишину командующий.

= Слушаюсь, = негромко произнес Галлен, а затем незамедлительно покинул комнату.

Выйдя из штаба, он встретился взглядом со светловолосой девушкой. Галлен выглядел взволнованным, а эта девушка очень внимательно на него смотрела, вероятно, пытаясь понять причину его смятения и растерянности. Он внутренне поразился, увидев ее проницательные глаза. Несколько мгновений они смотрели друг на друга, после чего Галлен, словно очнувшись, быстрым и резким шагом пошел по своим делам.

«Должно быть, его за что-то отчитали», = Мария задумчиво смотрела ему вслед.

Поглощенная своими мыслями, Мария шла, рассматривая деревню, точнее говоря, то, что от нее осталось. Она уже несколько дней проводила так время: гуляла и размышляла. А ведь эта тихая деревушка много лет была для нее домом. «Это место, возможно, и впредь будет для меня домом, = думала она, здороваясь с соседями. = Но моя жизнь навсегда будет разделена на до и после этой трагедии».

Вернувшись домой, Мария увидела, что Ребекка поглощена домашними хлопотами. Конечно, Мария прекрасно понимала, что для матери, да и для нее самой, прием пищи, повседневные дела и иные привычные занятия — удовлетворение нужд не столько физических, сколько эмоциональных. Да, для них это был способ влиться в привычный жизненный ритм.

= Уже вернулась, дочка? = ласково спросила Ребекка. = Мне нужно, чтобы ты кое-что купила. У нас сегодня будет особенный ужин!

= Конечно, мама, = приветливо улыбнулась Мария.

= Так вот, нужна зелень, а еще сыр, = продолжала Ребекка. = Я готовлю жаркое с томатами, а если добавить сыр и зелень, то будет просто сказка. А на гарнир — запеченный картофель.

= И как же от такого отказаться! = воскликнула Мария. = Я скоро вернусь.

Мария вышла из дома и бодрым шагом направилась в трактир.

Несмотря на то, что в трактире люди обычно останавливались, чтобы разделить трапезу в компании, а путники находили ночлег, жители деревни нередко заходили туда, чтобы просто купить еду.

Настроение у Марии было приподнятое. День клонился к вечеру. Теплый летний ветер не только приятно освежал кожу и развевал ее светло-золотистые волосы, но и придавал ощущение, что все былые воспоминания будут легко позабыты, словно дуновением ветра унесены прочь.

Войдя в трактир, Мария быстро прошла через стоявшие в два ряда столы и остановилась возле стойки, у которой находился трактирщик.

= Здравствуй, Мария, = дружелюбно поздоровался трактирщик, мужчина лет шестидесяти, крепкого телосложения и с бородой.

= Здравствуйте, = отозвалась она.

Справа от Марии, шагах в пяти от стойки, сидели за столом четверо солдат, очень громко что-то обсуждая. Поведение их было крайне возмутительным, ведь большинство жителей деревни были в трауре и скорбели по ушедшим из жизни близким. Но их, вероятно, не беспокоило мнение окружающих, ведь о себе давало знать количество выпитого алкоголя.

= Никак не нарадуются своей победе, = угрюмо произнес трактирщик, не отрывая строгого взгляда от пирующей компании.

= Дайте, пожалуйста, небольшой кусок сыра и два пучка укропа, = быстро сказала Мария, желая поскорее покинуть трактир.

Мужчина послушно передал просимое, после чего Мария, дав ему одну медную монету, поспешно вышла оттуда.

«Неслыханно, возмутительно, = думала Мария. = Как эти люди могут быть так жестоки?! Еще вчера они убивали наших родных и близких, а их военачальники утверждали, что все это, весь этот кошмар, во имя благих перемен. И что же?! Они как будто упиваются чужим горем!»

Опускались сумерки. Ветер усиливался.

Мария очень быстро шла. Она не замечала ничего и никого вокруг себя, ее очень сильно одолевали тревожные мысли.

«Перемены произойдут, но не в лучшую сторону. = Мария не могла успокоиться. = Как же все это будет? Какой будет наша жизнь? Полной страданий и унижений?»

Из-за мыслей, беспокоящих ее сознание, она не заметила, как вышла за окраину деревни. Теперь она шла по пустому полю, на котором лишь изредка встречались одиноко стоявшие деревья.

Заморосил дождь, но и этого она не почувствовала, а только шла вперед, не глядя, словно перед ней была пустота.

«А как же мама? Как она сможет это перенести? = Все внутри перевернулось от одной этой мысли. = Я не смогу потерять и ее!»

Моросящий дождь превратился в настоящий ливень. Тьма окутала все вокруг.

Раскат грома.

Мария пришла в себя. Она стояла возле сторожевой возвышенности. От дома ее отделяло большое расстояние.

= Эй, ты! = Мария услышала грубый голос. = Тебе здесь нельзя находиться. Передвижение по окрестностям временно запрещено. Ты чего здесь делаешь, да еще в такой час?

Девушка увидела перед собой стражника, она слышала его, но была не в состоянии вымолвить хоть слово.

= Эй, Гундвик, кто там еще? = Она услышала голос приближающегося стражника.

Следом за вторым стражником, подбежал и третий.

= Вот те на! = сказал стражник, подоспевший последним. = Как она дошла-то сюда в такую пору?

= Сам не пойму, = ответил тот, кого назвали Гундвиком. = Стоит и молчит, ни слова не говорит.

= Э, уважаемая, ты нас хоть слышишь? = сказал стражник, подошедший вторым.

Мария по-прежнему была не в состоянии произнести хоть что-нибудь. Страх ее сковывал.

= И что нам с ней делать? = снова заговорил третий стражник. = Может, попробуем ее разговорить, а? По-нашему?

Жуткое и вместе с тем мерзкое ощущение испытала Мария после этих слов, но ощущение это было недолгим, потому что его заменил будоражащий страх перед тем, что она увидела через мгновение.

Услышав громкое ржание лошади, все стражники одновременно повернулись и увидели перед собой всадника.

= Приготовьте оружие, = тихо сказал Гундвик, предчувствуя что-то недоброе.

Всадник спешился, направился в их сторону.

«Я могу просто уйти отсюда, = думала Мария. = Мне ни к чему проливать кровь этих людей». Мария остановила свои размышления, желая лучше разглядеть воина. Стражники тоже смотрели на него, но все, что они видели, — призрачный силуэт. Было такое впечатление, что всадник сливается со мглой, и им навстречу движется тень.

Мария разглядела воина, тьма не была для нее помехой. Она видела, что он облачен в черные доспехи. Шлем плотно прилегал к голове, до лопаток ниспадал конский волос. Рукава покрывали шипы. Он двигался очень свободно, словно на нем и не было доспехов.

Вспышка. Это блеснула молния, а за ней — раскат грома.

= Стой, где стоишь! Граница закрыта! = прокричал Гундвик быстро, пытаясь не выдавать страха.

Воин и не думал подчиняться. Он медленно достал оружие из ножен. Мария увидела, что у меча длинная рукоять, а сам клинок слегка изогнут.

Даже после того, как воин обнажил свой меч, стражники продолжали изумленно и недоуменно смотреть на него.

«Что же сейчас будет»? = подумала Мария.

Сверкнувшая молния и последовавший за ней продолжительный раскат грома заставили стражников прийти в себя. Державший в руках копье Гундвик стрелой помчался на воина, надеясь пронзить его одним ударом, но тот, сместив корпус, с легкостью парировал удар. Гундвик, потеряв равновесие, упал. Воин в черных доспехах в одно мгновение оказался рядом со вторым стражником и нанес разящий удар мечом, тот ничего не успел предпринять и, рухнув на землю, взвыл. Мария стояла в нескольких шагах от произошедшего и отпрянула на землю, будто получив удар в грудь. На самом же деле ее никто не задел, но она еще никогда не испытывала такой мощи от обычного человека. И вот, земля вновь обагрилась кровью: еще один стражник был повержен. Облаченный в черные доспехи дрался молниеносно, с неимоверной скоростью.

Гундвик изнуренным взглядом смотрел на воина и двух поверженных им товарищей, но все же предпринял отчаянную попытку победить в этом явно неравном бою. И вновь, без труда парировав размашистый удар Гундвика, воин моментально развернулся и рассек стражнику спину. Раскат грома заглушил крик. Бой закончился очень быстро.

Вот, он стоит среди поверженных им врагов.

«Он тяжело дышит. Неужели такое возможно? = Промелькнула мысль у Марии. = Неужели ему знакома усталость?» Воин перевел на нее взгляд, будто почувствовал, что она думает о нем.

Дождь был таким же сильным, как и в тот момент, когда Мария только подошла к сторожевому посту. Будто бы разверзлись все небесные створы.

Мария поднялась, смотрела на воина. Они оба глядели друг на друга какое-то время, стояли неподвижно, но то, что произошло потом, Мария никак не могла ожидать.

Воин встал на колени и, громко закричав, упал на свой меч.

Глава 1

Конец лета был невероятно оживленным временем в городе Бургемштрайт. Этот город был одним из самых часто посещаемых мест в мире, и на то были причины. В Бургемштрайте имелось множество всевозможных произведений искусства, на которые можно было посмотреть в быстро заполняемых музеях. К тому же в этом городе находилось несколько воистину величественных архитектурных сооружений, красота и великолепие которых внушали благоговение.

Одно из таких сооружений являло собой мраморный дворец с высокими белыми колоннами. Внутри самого дворца стены были украшены портретами людей, оказавших большое влияние на развитие города, а также деятелей знаменитого Бургемштрайтского университета. Посреди большой залы располагалась просторная винтовая лестница, поднявшись по которой, гости могли созерцать зрелище неописуемой красоты: в воздухе висели сады, наполненные многочисленными растениями. Они будто были подвешены ни на чем, но это впечатление, конечно же, обманывало. Вероятнее всего, они висели на веревках или канатах, изящно украшенных густой листвой различных растений, а украшали их, чтобы не испортить никому эстетического наслаждения. Так и было. Некоторым казалось, что эти цветы парят в воздухе, маня своей красотой восторженные взгляды. А какое разнообразие! Какие яркие цвета! Какие живописные краски!

= Слушайте, а это что за желтые цветы? = спросила Диана двух своих подруг.

= Диана! = София удивленно посмотрела на подругу. = Это тюльпаны, конечно же!

= Я знаю, как выглядят тюльпаны, София, = Диана немного подбоченилась. = Просто тут так много цветов и они такие яркие и красивые! Рай для глаз. Вот я и растерялась.

= Да, = в беседу вступила Дамира, = под ногами у нас мраморный пол, а прямо перед глазами — будто самое чистое и неизведанное место на земле! Чудо из чудес!

Несколько минут они продолжали смотреть как завороженные на эту восхитительную картину.

= Но ведь так обычно не бывает, = вдруг сказала Диана.

= Если ты про сочетание мраморного пола и самого неизведанного места на земле, то все правильно, = ответила София, напустив на себя важный вид.

Дамира расхохоталась.

= Ха-ха-ха, очень смешно, = сказала Диана. = Но я имела в виду, что не бывает настолько огромного разнообразия растений в одном месте. Да, иногда можно увидеть луг, на котором растут очень красивые цветы, но не стольких видов. Лично я насчитала здесь более тридцати разновидностей растений!

= Если у тебя есть собственный участок земли большого размера, то ты вольна устроить на нем еще и не такое разнообразие, = отметила Дамира.

= Зачем покупать участок земли? = У Дианы загорелись глаза. = Вы помните повесть о мальчике, выросшем в лесу с дикими зверями?

= Разумеется, мы помним, = ответила София.

= А ты это вообще к чему? = спросила Дамира.

= Он же рос в лесу и мог любые растения выращивать, = пояснила Диана, = заботиться о природе и о живых существах.

= Да, = иронично, но по-доброму сказала София, = воспитание, данное дикими животными, не прошло даром: мальчик целыми днями сеял семена и поливал цветочки. Вот жизнь, полная приключений!

Дамира снова понеслась со смеху.

= Да я же пошутила! = сказала Диана, с укором глядя на подруг.

= А может, все-таки нет? = не успокаивалась София. = Может, в твоих словах есть завуалированный смысл?

= Ты бы тоже хотела, чтобы тебя воспитывали дикие звери? Как увлекательно, Диана! = говорила Дамира, улыбаясь.

Диана, глубоко вздохнув, закатила глаза.

= Чисто теоретически, = продолжала София, возведя указательный палец вверх с умным видом, = кого из животных ты бы хотела видеть в качестве своего опекуна? Крокодила? Антилопу? Бегемота? Подожди-ка.

София и Дамира переглянулись, а затем, глядя на Диану горящими глазами, в один голос громко сказали:

= МАРТЫШКУ!

= Да ну вас, как дети малые, = смеясь, сказала Диана.

Они спустились вниз по винтовой лестнице, что-то весело и живо обсуждая, после чего направились к выходу из дворца.

= Итак, еще две недели, = заговорила Дамира, = и мы с вами будем студентками величайшего научного университета в мире.

= Это точно! = подтвердила Диана.

= А как продвигается твоя подготовка к изучению биологии и строения человеческого организма? Все так же полна энтузиазма, Диана? = спросила София.

= О, да! = ответила Диана убежденно. = Недавно я прочитала о том, благодаря чему люди могут испытывать чувство насыщения или чувство голода, почему некоторую пищу организм отторгает и почему нехватка какого-то необходимого для организма элемента вызывает сильное желание поесть.

= И почему же? = поинтересовалась Дамира.

= Всего три слова, = пояснила Диана. = Энтеральная нервная система. Она посылает сигналы в мозг, и благодаря этому удивительному взаимодействию регулируются процессы, связанные с пищеварением. Если сказать проще, люди могут испытывать голод и насыщаться.

= И это делает их жизнь прекрасной, = поэтически довершила София. = А как у тебя дела, Дами?

= София, = сказала Дамира недоверчиво, но мягко, = ты что, пытаешься меня контролировать?

София углядела некую ноту подозрения в ее словах и была готова привести убедительные аргументы в противовес им, но не сделала этого, поскольку Дамира одарила ее теплым взглядом.

София очень дорожила своими подругами. Будучи самой старшей из них, она испытывала внутреннюю потребность оградить защитой обеих. Это не было чувством долга, так как долг связан с бременем, как правило. София же заботилась о Дамире и Диане из искренней дружеской любви, и никакого бремени она в этом не ощущала. Каждая из них чувствовала уверенность, что их связывают узы даже более крепкие, нежели родных сестер. И, пожалуй, в этом они были правы. Один человек как-то сказал, что нет большего друга, чем тот, который отдает свою жизнь ради друзей. В их случае так и было.

= Прости меня, Фия, = сказала Дамира после недолгого молчания.

Вопреки стереотипам, подруги звали Софию сокращенно не «Соня» или «Софа», а именно «Фия», просто убирая первый слог в ее имени.

= Ничего, = ответила София. В ее голосе не читались ни обида, ни задетая гордость. Заметив это, Дамира снова отзывчивым взглядом поблагодарила ее. = Но важно, чтобы мы все были сосредоточены на учебе. Пожалуйста, не забывайте об этом.

Диана улыбалась и смотрела на подруг. Они тоже внимательно на нее посмотрели, находясь в ожидании того, что она сейчас скажет.

= Вы чувствуете? = Диана сделала глубокий вдох.

= Что? = спросила Дамира.

= Жизнь, = тихо произнесла Диана. = Жизнь вокруг нас. В каждом вздохе, в каждом теплом прикосновении лучей солнца, в каждом взмахе крыльев крохотной птички. Жизнь вокруг нас, = повторила она.

София и Дамира сохраняли вопросительные выражения лиц, давая тем самым понять подруге, что не постигли сути ее слов.

= Давайте всегда ценить такие моменты! = сказала Диана, лаконично подведя итог.

Еще примерно полчаса они шли по большой, наполненной людьми улице, увлеченно разговаривая, а затем свернули в переулок и вошли в дом, в котором снимали комнату. Если быть точнее, там была не одна комната, а две, и к тому же кухня находилась отдельно. Девушки не хотели привлекать к себе лишнего внимания, поэтому вели себя как будущие студентки: общались, готовились к учебе, гуляли и наслаждались красотой Бургемштрайта.

София и Дамира по приходу сразу же взялись за книги, а Диана хотела угостить подруг чаем. Войдя на кухню, она взяла кружки небольшого размера, собираясь налить в них горячую воду, но остановилась. От сильного порыва ветра распахнулась створка окна. Диана ощутила поток холодного воздуха. Белки и зрачки ее глаз налились черным цветом.

***

= Почему?

= Он был очень пьян, = чуть ли не плача говорил Янник. = Вот и вся история.

= Но как мужчина может поднимать руку на женщину, тем более на свою жену? = недоумевал Алитон.

= Не знаю.

= Вот что, Янник, ты должен дать ему отпор, защитить свою маму ты должен.

Широко раскрыв глаза, Янник смотрел на своего собеседника, наверное, минуты две.

= Как? = спросил он наконец.

= Я научу тебя сражаться, = убежденно ответил Алитон.

К мальчикам подошла рыжеволосая веснушчатая девчушка.

= Привет, Алитон, = поздоровалась она.

= Привет, Марви, = сказал Алитон.

= Чего случилось, Марви? = спросил Янник сестру. = Тебя что, мама опять прислала?

= Да, = ответила Марви, = она говорит, стобы ты сол домой, потому сто еда остывает.

= Мне пора идти, = сказал Янник.

Алитон обернулся и, увидев возвращающегося отца, попрощался с Янником и Марви и пошел ему навстречу. Алитон ожидал, что отец будет иметь к нему несколько вопросов.

= Алитон, вернись в дом, = сказал его отец.

= Да, мой господин.

Отец был явно не в самом приятном расположении духа, поэтому Алитон предчувствовал, что у них состоится серьезный разговор.

= Прости, мой господин, = начал объясняться Алитон, = я хотел немного…

= Я же просил называть меня отцом, = перебил его Маркен.

= Прости, госпо… = Алитон осекся. = Прости, отец, но я подумал, что если нас никто не видит и не слышит, то я обращаюсь к тебе правильно, называя господином.

= Я прошу называть меня отцом не для видимости, = сказал Маркен привычным для него серьезным тоном. = Но я быстрее смогу чему-то тебя научить, если ты будешь относиться ко мне, как к отцу.

= Я понял.

= Я знаю, что не могу заменить тебе отца, = сказал Маркен уже более мягко. = Но сам я вижу в тебе своего сына, и относиться буду соответственно.

Алитон просветлел и улыбнулся.

= А теперь расскажи мне, о чем ты беседовал с соседскими детьми, = сказал Маркен, вновь посерьезнев.

= Мы разговаривали о том, о чем обычно говорят дети. Я спрашивал Янника, чем он любит заниматься. А еще он рассказал мне о своем отце, и я могу точно сказать: его отец — человек без чести!

= Вот как. = Маркен принял задумчивый вид. = И почему же ты так решил?

= Он поднимает руку на свою жену, а дети… они боятся и плачут. У них невыносимая жизнь в собственном доме! = ответил Алитон взволнованно, не скрывая объявших его эмоций.

Маркен некоторое время спокойно смотрел на воспитанника, после того, как тот выговорился.

= И ты подумал, что нужно немедленно разрешить эту проблему, верно? = спросил Маркен, прервав молчания.

Алитон сконфузился. Услышав вопрос отца, он почувствовал, что допустил какую-то ошибку, но не мог понять, в чем именно.

= Но ведь ты меня этому и учишь, = сказал наконец мальчик.

= Алитон, послушай меня внимательно, = Маркен многозначительно смотрел на сына, а тон его в этот момент был мягким и спокойным. = Мы все рождаемся с вложенными качествами, наклонностями и чертами характера. Так вот, у каждого человека есть чувство справедливости. Большинство людей испытывают прилив очень неприятных эмоций, когда видят проявление несправедливости, и у них неизбежно появляется желание покончить с ней раз и навсегда. Знаешь ли, что во всем этом неправильно?

Алитон неотрывно смотрел на отца, но ничего не сказал в ответ.

= Когда люди действуют, руководствуясь эмоциями, то это только усугубляет положение вещей, потому что действуют они сгоряча, = продолжал Маркен. = В итоге, подобные действия порождают еще большую несправедливость, а несправедливость влечет за собой страдания.

Маркен снова выдержал паузу. Глядя сыну в глаза, он видел, что тот воспринимает его слова с большой ответственностью и отзывчивостью.

= Действительно, я учу тебя быть справедливым, честным, безукоризненным, = вновь заговорил Маркен. = Но также я учу тебя рассудительности. Если ты хочешь стать достойным воином, то должен в любых ситуациях сохранять холодный ум и действовать, руководствуясь здравым смыслом.

И вновь какое-то время Маркен молча глядел на сына.

= Надеюсь, ты усвоил мои слова, Алитон?

Мальчик кивнул.

= Но ведь когда я стану воином, то должен буду отстаивать справедливость и честь, верно? = Алитон задал этот вопрос так, что не оставалось сомнений: он ожидал услышать только положительный ответ.

= Да, = коротко ответил Маркен, отвернувшись к окну.

Прекрасный вид за окном заставлял задуматься о чем-то приятном. Позеленевшие луга придавали ему чувство безмятежности, а видневшиеся вдали величественные горы внушали почтительный трепет.

= Но до этого еще далеко, = добавил Маркен, вновь обернувшись.

= Почему? = Слова отца ввели Алитона в недоумение.

= Потому что ты еще очень юн и не имеешь всех необходимых знаний.

= Может быть, ты во мне сомневаешься, отец?

= Я нисколько в тебе не сомневаюсь, = сказал Маркен утвердительно, с чувством гордости за сына. = Я вижу в тебе очень много хорошего, я вижу перед собой ответственного, преданного и честного человека. Но повторюсь: у тебя еще недостаточно знаний.

= Но я хочу стать Воином Ночи! Я признаю и уважаю все те принципы, которым ты меня учишь и которым следовали Воины Ночи, = настаивал Алитон. = Я признаю, что предательство, нарушение данной клятвы, малодушие — поступки, порочащие честь. Я никогда не стану предателем, трусом или лжецом.

Маркен спокойно выслушал сына, внимательно на него глядя.

= Хорошо, = сказал Маркен, = ответь мне на один вопрос.

= Слушаю, отец.

= Скажи, почему они называли себя Воинами Ночи, а еще воинами тьмы и мрака? Что означают Ночь, тьма и мрак?

= Хм… у них были черные доспехи, и чаще всего они сражались ночью, = очень неуверенно проговорил Алитон.

= Чепуха и вздор — вот что ты сейчас сказал!

Маркен присел за стол и жестом пригласил сесть сына.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72 50
печатная A5
от 342