электронная
Бесплатно
печатная A5
450
16+
Сироты из Безнебесья

Бесплатный фрагмент - Сироты из Безнебесья

Объем:
280 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0053-7347-2
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 450
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

Глава I Мушаафиры

Великую Форму аби-хайят почитают как Царство Духа и верят, что в незапамятные времена Великая Форма проникла в неограниченное пространство как Хозяин в Свой Дом.

Великая Форма олицетворение силы Высшего Мушаафира, который волей своей входит в Великую Бесформенность Царства Веществ и Малых Законов или покидает ее.

Великая Форма наречена соответственно Себе — ибо не имеет Формы, но постоянна и нерушима.

Великая Бесформенность наречена соответственно Себе — ибо принимает любую Форму, ничто в ней недолговечно, ибо все в упадке.

Бесформенность огромна и подобна облакам, чьи Малые и Большие Формы формируются в соотношении с замыслами и планами Великой Формой.

Ибо Великая Форма суть Великое Тело Духа, а Великая Бесформенность — суть его Убранство.

Великий Гость и Великий Хозяин суть подобия. Их подобие ясно. Высший Мушаафир и Высший Ефенди суть подобия. И подобие их ясно. Они подобны друг другу как Отражения, Возрастающие и Ниспадающие в кривом зеркале Малых и Великих Форм.

И Высшая Душа есть то — где связаны все пересечения. Она подобна в этом Меньшей Душе. И подобие их ясно.

Ибо обе Души, как Высшая так и Меньшая Душа, происходят от Великого Тела и его Убранств.

Изначальные мушаафиры, как именовали их представители Малых и Больших Форм, отделились от самой сути Звездного Света и явились в девственно-сказочный мир в те нетронутые порочной волей времена, когда каждый Жест, Взгляд, Дыхание, Мысль и Дело происходили для воплощения Непостижимых Великих Замыслов и заслуживали быть написанными с Большой Буквы!

Мушаафиры демонстрировали незнающим и забывшим изначальное присутствие Великой Формы на примере своих Убранств.

И оттуда Малые и Большие Формы, следуя учениям Великих Форма, творили Высшие Деяния, достойные и соответствующие их Духу.

Но с годами некоторые из мушаафиров оказались под влиянием Малых и Больших Форм и их Ложных Господ — Лже Богов, часть которых Ими же и была Сформирована и Сотворена.

Однако изначально мушаафиры не относились к тому, что Творят здесь.

Но постепенно случилось, что Убранства их сделались их Телами, а Высшие Души сделались Меньшими Душами.

Сила покинула мушаафиров, а Древние Пересечения, связанные ей Здесь, угасали и исчезали.

На смену Древним Пересечениям в Средоточии приходили Новые Пересечения — и они становились на место прежних, и, став так, становились связаны не Высшей Силой, но Здешними Законами.

И Дальние Сыны первых мушаафиров сделались непохожи на Отцов мушаафиров, когда те впервые явились в мире и могли блуждать босыми и нагими, не страшась Земли под ногами и Воздуха вокруг себя, не страшась Воды и Огня.

И Старая Память о прежних полуразрушенных мирах, откуда мушаафиры пришли, прекратилась в их сыновьях и выветрилась из их памяти, когда затуманился и Старый Свет Первоначального Знания.

Первые мушаафиры не имели формы и воплощали себя в Движении подобно Движению Ветра, а Убранство их подчинялось Силе их, как всякие сшитые одежды подчиняются телу, которое облекается в них, ибо по его образу и подобию скроены и под него подлажены.

Суть их оставалась тайной, неизреченной и невыразимой, и Деяния их были Великими в соответствии с Учением их для Малых Форм.

Но Сыны мушаафиров уже не умели употреблять Силы к формированию чего-либо, кроме Привычки.

Ранние Воспоминания, унаследованные ими, несли на себе только остаточный Отголосок Силы и были Вдохновлены Ею.

Но Великое Намерение, что пробудило эту Силу и дало Жизнь Воспоминаниям, было давным-давно позабыто Сынами мушаафиров и они не могли вновь Обратиться к Нему. Их Силы рассеялись.

Отражения и воспоминания, и учения Отцов понимались новыми мушаафирами по-своему — и каждый проповедовал отличное мировоззрение и формировал для Учеников свои Намерения.

Но Сила, к которой обращались для осуществления Их, заимствовалась из Малого Бассейна, к которому они были теперь причастны и которым были ограничены в силу влияния Малых Законов.

…и вскоре мучения мушаафиров сделались воистину великими, когда Убранства Тел их начали приходить в Упадок. И Сила более не удерживала Пересечения в Средоточии. И Связи уходили и приходили — и все пребывало в непостоянстве, искривлялось, сгибалось, вибрировало и прерывалось. И Поколебленный Разум мушаафиров помутился, и они услышали собственное заблудшее Эхо.

Из Хозяев сделались они Гостями в мире, а затем Узниками и Тенями, отмеченными Смертностью.

И соответственно новой Судьбе своей стали они именоваться мушаафирами, то есть Гостями, среди народов и существ Малых и Больших Форм.

* * *

Из Великой Формы к Великой Бесформенности пришли Они, подобно Волне, приведенные Старой Памятью, и начальным устремлением их было Воссоздание Старой Памяти в новой Малой Форме.

Это дало им рост Здесь, это дало им Жизнь здесь.

Свет, пронизывающий Старую Память, отражался в Великой Бесформенности, трансформируя ее. И Сила изначальных мушаафиров исходила из Великого Намерения, творя прежние Связи и притягивая Древние Утраченные Пересечения в точку Средоточия.

И они Узрели отблеск давным-давно покинутого. И усилием Воли сместили Восприятие к Великой Бесформенности, где отреставрировали Его содержимое таким, каким оно Явилось Им в гармонии со Старой Памятью. Тогда и Свет, пронизывающий Ее, обрел Здесь Себя.

И Великая Бесформенность превратилась для них в Великий Монумент и Великий Храм, который первые мушаафиры уподобили Старым Временам, где Служили и Творили, и Молились так, как Помнили.

Священный Аспект их Участия во всеобщем Творении именовался Сакелларием и явил в мире Старый Свет.

Но у Великой Бесформенности было множество Безымянных и Безликих Стражей, чье оружие — их Взгляд и Слух, их Умы.

У Бесформенности было свое Тело, свои Глаза, свои Уши и своя захваченная Сила еще задолго до прихода первых мушаафиров.

Ибо Великая Бесформенность Царства Веществ и Малых Законов была также и Великой Формой Царства Духа, но в ином Проявлении Ее.

Ее Малые и Большие Формы были связаны Силой, подобной Силе Великой Формы и не имеющей Места Здесь.

Бесформенность Хранила неизменные Тайны и Сокровища, воплощавшиеся в Звуках, в Оттенках, в Жестах, в Знаниях.

Но прежде, чем получали эти явления свое Конкретное Воплощение, то находились в зависимости от Силы, где ими руководили Иные Сдерживающие Принципы, нежели Здесь.

Но эти Тайны и Сокровища, что содержались в Великой Бесформенности, оказались лишь Великим Сиянием, случавшимся от совмещения Взаимодействующих Стихий — то есть великим Обманом!

Деформации воли вскоре вовлекли мушаафиров в Великий Обман Заимствованного и Отраженного Сияния.

Присутствуя в сотворенном ими Великом Храме они направили взгляды вверх к Обманчивому Сиянию. И, чтобы лучше различать его Внутренние Движения, употребили к нему свои Светильники. И священный Сакелларий в их Великом Храме стал угасать, хотя Свет Его, связанный Силами и Притяжениями и отраженный среди Куполов Великой Бесформенности, сохранился в Ней и достался Ее Малым и Большим Формам как Корм, как Дух, как Житие, и каждому Даровался впоследствии Свет по Заслугам Его, а кто истощал Заслуги — у того Свет Жития отнимался и Даровался Другим.

* * *

Тогда Высший Мушаафир, олицетворяющий здесь Великую Форму, узрел, что Священный Аспект Участия искажен Великой Бесформенностью, а сотворенный мушаафирами Великий Храм видоизменился и обезобразился — и купола его более не содержат Старой Памяти, но Зияют Пустотой, а Пустота эта суть Содержание Малых Тварей. И Малые Твари пожирали Старую Память и ее Узоры.

И когда Великая Бесформенность, выпустив на приволье Малых Тварей, пожрала Память и перетворила Великий Храм по своему Разумению, Высший Мушаафир осознал допущенную ошибку и узрел — что всюду проникающий и все пронизывающий Свет Сакеллария теперь Запечатан в Стеклянной Шкатулке Великой Бесформенности и связан Там Узами Силы и подчинен Тамошним Законам.

Высший Мушаафир узрел те явления и вещи, и силы, которые Украденный Свет Озарил.

Он узрел самого себя как Великую Форму, ошибочно отраженную в Кривых Зеркалах Великой Бесформенности. И Отражений Его становилось все больше в Бесформенности, ее Законы и Силы подчиняли его Свет — и Высший Мушаафир ощутил пронизывающие его естество мучения Отражений Своих как свои собственные. И хотя прежде это казалось невозможным, а сам Мир Малых Форм ирреальным — но взошли его Отражения в Великую Бесформенность, проникли в Тверди ее и Воспламенили ее.

И Высший Мушаафир нарек Отражения Свои Потерянными Детьми, а Себя их Отцом.

И число Его Отражений преумножалось, подчиняясь тамошним Силам и покоряясь Законам.

Священный Аспект их общего Участия в Творении исказился, и то, что было Сакелларием, видоизменилось и стало захвачено Сетями.

* * *

Изначально же, как в Старой Памяти Великой Формы, хоть и сделались Малыми, но отраженные мушаафиры были Хозяева и Небесные Учителя в Великой Бесформенности.

И колышущиеся Малые Формы отделялись от Воздуха, который Усилием Воли породил их Движение.

Они клонились к мушаафирам и подражали им и прилеплялись к ним, стараясь перенять Принесенную Ими Форму и Строение, и Дыхание.

И радость наполняла Сердца мушаафиров, когда они различали неописуемость Звуков, что сотворены Малыми Формами здесь.

Вскоре мушаафирам стало доступным то, что они определили как Здешний Свет в Великой Бесформенности и усердствовали в том, чтобы Взять Его.

В будущем он сращивал их кости, а теперь упрочивал их Связи с Камкаррой и пронизывал Воздух, который они Вдыхали — и вместе с ними Училась Дыханию и Камкарра Великой Бесформенности, чьи Формы в прежние времена, во времена до мушаафиров, существовали в обличьях, лишенных Причин и Следствий.

Отраженным мушаафирам казалось, что они, как и прежде, неотделимы от Великой Формы.

Им казалось, что их суть по-прежнему Старая Память Сакеллария и Свет ее, всегда становящийся с ней в гармонии.

Первые мушаафиры, отраженные в Великой Бесформенности, наблюдали, как поднимаются и опадают волны Малых Форм, порождая Звук, описанными ими как Крик, порождая Боль и Смерть.

И Добродетельные Малые Формы Тел и Добродетельные Большие Формы Ума наблюдали присутствие мушаафиров и соответственно нарекли их, ибо думали, что они Здесь лишь в качестве Гостей и не будет долгим их пребывание в Бесформенности. Но случилось напротив.

Мушаафиров не пугал овеществленный мир и Малые Формы. Их, потусторонних, движимых остаточным Следом Силы и носящих Здешние Тела, как Убранство Свое, сквозь которое безбрежной реминисценцией просвечивала полузабытая Великая Форма — их не тревожили беды здесь и стороной обходила Смертная Тень.

Познание Веществ и Стихий и Взаимодействий их осуществлялось ими как сквозь Пламя Огня. В Уме их воссоздавались чужие образы и отражения Малых Форм, и они отбрасывали свои Тени, и мушаафиры созерцали их, и по ним Учились.

И когда видели существ, что взаимодействуют с воздухом, то Учились не существам, но Воздуху.

И когда созерцали тварей меньших, что взаимодействуют с землей, то Учились не тварям, но Земле.

И если наблюдали за движениями жизни во взаимодействии с водой, то Учились не движениям, но Воде.

И постепенно отделяли одно от другого.

И к Гостям подступались некоторые Малые Формы и приносили в дар королярии, и испрашивали советов.

Но среди даропочитающих к мушаафирам был направлен по воле Темных Больших Форм Ума злонамеренный проситель, чье имя звучало в народе как Баад-Азаррел.

И Баад-Азаррел принес мушаафирам в дар необычную драгоценную фигурку ручной обработки, и обнаружил некоторые ее свойства, и мушаафиры, как Один, наблюдали за этим общим Всевидящим Оком.

Но столь тонко было влияние этой символической фигурки, что мушаафиры не заметили, как через Взгляд в них проникли неуловимые восприятия, прежде невиданные и незнакомые им, и поначалу они не восприняли их, ибо не существовало во Фрагменте их Филактери того, с чем можно было ассоциировать их.

Но когда их Взгляд прекратил восприятие Здешнего Мира, то эти впечатления пробудились изнутри них и разожглись с полной силой.

И тогда мушаафиры были взволнованы причиной и источником, и некоторые стали отъединяться — они доискивались причины, но еще не понимали, что уже вовлечены в Здешнюю Камкарру.

Вскоре мушаафиры заметили, что к их Деяниям Здесь подмешивается неограниченная Власть Чужой и Незнакомой им Воли.

И Деяния их делаются все Меньшими, а Старая Память уходит как река.

И по постороннему принуждению мушаафиры обязываются сосуществовать в тесной Связи со Здешними Законами, которые не отступают от неведомого мушаафирам Замысла.

Глаза мушаафиров еще не сформировались, но их взгляду уже являлись доступными Сокровища и Дары, и Сияния всевозможной степени, и мимолетные узоры, рисунки, чье очевидное чередование и взаимодействие находилось в подчинении причинно-следственной машины, а Устройство ее оставалось Сокрыто.

Мушаафирам виделось изящество фантасмагории, уникальность строения Малых и пустотность Больших Форм, сущность которых просвечивала сквозь тончайшую вуаль.

Взору их была доступна и пустотелая игра переживаний, настроенных для ориентации в известном плане. И то, как искажается перспектива. И наполнение Малых Душ, замысловато декорированных и отретушированных Тенью и Светом.

К ним приближались народы Малых Форм, чтобы погрузиться в Мировоззрение их и перенять Высшие Пересечения, которых сами были лишены.

И мушаафиры различали Малые и Большие Формы, видоизменяющиеся внутри себя, будто бы их сущность была соткана из бесчисленного множества правильно изогнутых и ослепительно сияющих эвольвент, которые находились в фантастической многомерной плоскости, которая в свою очередь была вписана в зеркально замкнутое искривленное пространство.

И Малые и Большие Формы вступали в Чужое Мировоззрение и Выходили из него, как из спокойной реки.

Но Заслуга, полученная ими от пребывания в Чужом Взгляде и Чужом Уме, оказалась кратковременной и таяла подобно весеннему снегу, а дарованное мушаафирами благословение не было употреблено Формами по Назначению.

И Малые и Большие Формы вновь возвращались к прежнему существованию, утянутые к восприятию прежней Камкарры.

И их сущности становились более непредсказуемыми и менялись спонтанно, словно свободноплавающие полупрозрачные подводные существа, похожие на медузообразные пузыри, изнутри которых замкнуты в преломленном сиянии всевозможные оттенки и цвета радуги.

Постепенно само мироздание мушаафирам стало представляться неоднородной смесью, системой запутанных величин, маскарадным соединением симметричных ажурных плоских силуэтов, мелькающих среди комбинаций непрерывно смещающихся объемных фигур, безупречным планом наивысших алгебр и геометрий, помещенных в эпицентр притяжения сияющих спиралевидных небес.

Хрупкость и переменчивость этого ускользающего сновидения наяву в Великой Бесформенности отпугивала и вместе с тем волновала мушаафиров тем волнением, которое казалось достойным быть принято в качестве Дара.

Когда Отражения Высшего Мушаафира из Великой Формы причастились к Сотворенному ими Взгляду на Мир, то тем самым уже ступили в Одно из Колес Великой Бесформенности, хотя оно еще принадлежало к Единой Нерасколотой Филактери.

Но когда Взгляд их узрел Чужие Вещества и Малые Законы, взвешенные и перемешанные в Пустоте, то вместе со Взглядом пришел в Действие и Обновленный Ими Закон.

И когда они впервые почувствовали Твердую Землю под Ногами и то, что Вошли в Движущееся Колесо Камкарры, то изумились Себе и Ему.

Колесо же оторвалось и покатилось, образуя Собственные Связи, и Земля сделалась частью их Ног, а Воздух проникнул в Них.

* * *

И оттуда Камкарра стала формировать их Внутри Себя, как Мать в Своем Чреве, а они формировали Камкарру Снаружи Себя, как Дитя во Чреве.

И чтобы Отражения удостоились Взаимодействия друг с другом, Здешними Законами, Силами и Веществами к ним были приращены и пришиты Потребные Формы и Члены.

Так Убранства мушаафиров сделались им Телами, а Дух — ушел.

И Сила, блуждавшая вне Колеса Законов и Веществ, теперь подчинилась Ему. И Восприятие их Сузилось, а Филактерь более не Воспринималась мушаафирами как Единая.

Осталась здесь лишь Ограниченная Сфера Камкарры и ее Связи, и то, как деформировалась Воля мушаафиров, вступая в противное ей соединение с ними.

И когда их Силы узаконились на Отобранных Чужой Волей Линиях, то Малые и Большие Формы потянулись к мушаафирам, чьи Глаза Узрели, что Малые Формы подобны им.

Они подобны мушаафирам Телами и Членами, а Большие Формы Ума подобны им своей неволей и службе Закону.

И мушаафиры узрели, что Мир Вокруг подобен Чаше Великого Купола, и Сверху он широк и сияет, а Внизу узок и сумеречен, а по Краям — подобен разноцветному водопаду веществ.

И Малые Формы перемещались, преображались и связывались, и сходились и расходились, и рождались и умирали, а Большие Формы Настроений захватывали власть над Их Умами. И никто не Видел Выхода из этого Колеса.

Взирая, Вслушиваясь и Ощущая мир, мушаафиры невольно пробудили в Себе Формы Старой Памяти, и Формы Старой Памяти пришли в Движение и окрасили Колесо Камкарры изнутри и встроились в их взгляде, в их мыслях вереницами образов, населивших мир — как свет факела.

Но Намерение, давно Забытое и теперь Заново Обретенное мушаафирами, они не узнали.

И изумлялись, когда Нездешние Формы Входили в Камкарру, и Колесо Узаконивало Их на новых Ролях и Даровало им Свойства, определенные Здешним Законом.

Но Намерение не происходило от мушаафиров бесследно и вскоре было узнано и захвачено Камкаррой, и настроено для Подчинения здешним Законам, а Формы Старой Памяти прекратили быть очевидными.

Хотя их Застывшее Движение навеки запечатлелось в Колесе Творения, сами же Формы утратили свой начальный Облик, видоизменившийся в соответствии с характером их Новообретенных Свойств. Так Законы и Формы сотворили Мир.

И когда это случилось, малые мушаафиры, Отражения Высшего Мушаафира, окончательно Вступили во Власть Закона, и Движущееся Колесо Камкарры вырвало с корнем их Восприятие, распределило между своими гранями и установило к нему Бесчисленных Сторожей.

Мушаафирам даны были Дары как остальным Малым Формам.

Глаза их созрели, Уши сформировались, они обрели Голос. Но Речь, Слух и Зрение, заключенные в них, назначены были Стражами и Надзирателями.

И неусыпными бдителями над мушаафирами, а Убранства Тел их, срастив из костей клетку скелета, уподобились Каземату.

* * *

Позднее Великие из мушаафиров пытались понять, как это случилось с ними.

И, слыша Звуки, распознали их повторение внутри Себя как Эхо, и порождали Звуки.

И назвали их Отражение в себе Мышлением. И Звуками Мыслей порождали Слова.

И Словами обозначили то, что стремились Сохранить в Памяти.

И Филактерью ими было наречено То, что давало им ощущение Защищенности, где они могли найти для себя Прибежище.

И заметили, что зарождающиеся в их Умах Звуки и Слова проникнуты различными Умонастроениями.

И одни Умонастроения приносили Дыхание Силы, которое Окутывало их, а другие были противны Дыханию.

И заново Великие мушаафиры из Великой Бесформенности стали учителями и старались сохранить и употреблять больше Звуков и Слов, что происходили от Умонастроений, притягивающих Дыхание Силы, а также старались научить этому своих Сынов и иные Формы.

Те Великие из Малых мушаафиров желали Знать, как случилось, что их Связали Узы, и эти Узы преодолеть для себя.

* * *

Тогда, ощущая такое намерение Своих Детей, Высший Мушаафир снисходил к этим Святым и Озарял Их Знанием.

Хотя в силу утраченного понимания они приходили иногда к ложным заключениям, но некоторые из них приблизились к Знанию настолько, насколько им дозволял этого Здешний Закон.

Позже Великая Форма, олицетворяющая Силу Высшего Мушаафира, опозналась ими как не имеющая Сотворенного Воплощения и заключающая в себе лишь Силу и Намерение, пробуждающиеся во взаимодействии друг с другом и неотделимые друг от друга как Огонь и его Жар.

В Несотворенной Пустоте Великой Формы, где нет Отражений, имелись Сила и Намерение, а Закон Форм не распространялся там за означенный Предел, ибо Закон оставался несотворенным, как и Отражения Форм.

Поздние мушаафиры определили, что Взгляд Древних первых мушаафиров, происходящий из Великой Формы, сформировал и сотворил Сам Себя.

Отсюда их Высший Взгляд и был наречен Взглядом, потому как он обладал тремя аспектами Взгляда Мирского, а именно расположением, направлением и сущностью, и пробуждал и проявлял из Тьмы те объекты, на которые направлен.

Но Взгляд Древних не происходил только лишь из Глаз, но из Сферы Несотворенной Великой Формы, и был направлен в Великую Бесформенность, чтобы Творить Старый Узор.

И вслед за Взглядом древних в Великую Бесформенность Вошли Отражения и Старый Свет Старой Памяти, наполнив Великую Бесформенность и распространив Закон Форм.

Этот Высший Закон прибрал к рукам Здешние Вещества и подчинил своей Воле Малые Законы, распространяясь за Пределы Явлений, Отражений и Вещей.

Время воцарилось над пространством, тоже подчинившись Высшему Закону.

Некоторые из Великих мушаафиров сумели отсоединиться от Камкарры и войти для Слияния во Всепроникающее Дыхание Силы.

Поздние же мушаафиры не помнили, что их Отцы переоформляли окружающую их Малую и Большую Форму под нужды Свои, а теперь же Тела их Падших Сыновей огрубели как железо под ударами молота, и Страдания их возросли многократно.

Воспоминания, содержащие остаточную Силу и прежде проникавшие в Великую Бесформенность через их Взгляд, формируя Восприятие, застыли где-то далеко и создали барьер, захваченные Нездешней Силой.

И приходилось чрезвычайно усердствовать в том, чтобы Вспомнить, хотя прежде это было естественно.

И приходящее раньше теперь не приходило, а уходящее нельзя было возвратить или удержать. Слова и Звуки, которым Учили поздних мушаафиров их Праотцы, были Забыты.

И они не осознавали, что их положение преисполнено Скорби, но действовали согласно ему, ища Довольствования в Нем.

* * *

Все реже мушаафиры обращались к Себе. Глубокой сделалась их вовлеченность и причастность к Малым Делам в Великой Бесформенности, и тем самым они превратили себя из Гостей ее в Узников.

И сами же ощущали то ложное многообразие, что прежде Породил их Ум.

И они Служили Ему, Служили своими Делами и Чувствами, не жалея Силы, чтобы добывать Впечатления, и стали Рабами Их.

Дух же мушаафиров обезобразился, ибо Кругом была Грязь и Похоть, и Тела их поросли коростой порченой плоти.

Так получались Большие Формы Умонастроений от Малых Форм Тел, чтобы ими Править.

Впечатления их, Дела их, Чувства их и Настроения их, которым мушаафиры и прочие Малые Формы служили, вытянули из своих Служителей достаточно Силы, чтобы сформировать для самих себя подходящие Воплощения в Умах Их.

Отсюда Большие Формы стали Небесными Народами и Семьями, и Взяли для Себя Новые Имена и Назвались Ими, а Власть их распространилась широко в Умах их Мирских Слуг.

Большие Формы основали свои Учения от Имен Своих. И оградили Миропонимание Малых, взяв его в блокаду. И направляли Сборщиков Своих к Мирским Народам, и Малые Формы сделались обремененными Великим Налогом!

Ибо Учения Больших Форм совращали Сильных жен и мужей из Малых Форм — и те становились нищими Духом.

Среди Больших Форм же Возвеличивались многие, но многие и Низвергались, других признавали Ложными Божествами, а иных Истинными. Третьи призывали в Свои Ряды проповедников из народа Малых Форм, и те становились Лже Учителями для Своих Ложных Небесных Господ.

Они странствовали по городам, проповедуя и Уча, как Служить, чтобы Лже Господам удалось Взять Себе чужую Силу.

Когда Лже Господа Похищали ее в достаточном количестве, то формировали только из одной лишь Силы Убранства Свои.

И Сила делалась Телами Их и Одеждами Их одновременно.

И Силой этой они Сотворили для Малых Форм Связи в Средоточии или Связи уничтожали, делая это по собственному Разумению с единственной целью Удержать Народы Малых Форм в своей Власти в качестве Рабов, Слуг и Гадов.

В кругу Больших Форм вскоре вызрели разногласия, ибо многие из них привязались к своим Формам, Образам и Именам и начали Отстраняться друг от друга, и Воевать друг с другом, сталкивая своих последователей. И Распределились по Владениям. И каждое Владение стремилось выйти из Движущегося Колеса Камкарры и сотворить свое Движущееся Колесо и узаконить в нем Камкарру, которую желали воспринимать Господа.

Когда Службой их Слуг из Малых Форм Небесным Господам удалось воплотить замыслы свои, Филактерь разделилась, хотя и Оставалась Единой для самой Себя.

И Кумиры Лже Учений понесли свои Фрагменты Филактери и проповедовали Ложь как Истину, а Истину как Ложь, ибо так было Велено им Хозяевами.

Сотворено это было Властью Имен, которыми Лже Господа царствовали над Великой Бесформенностью и истощали Великую Форму Духа через Слуг своих и Почитателей своих, что в Корыстослужии своем Даропочитали Их Силой.

Но Сила эта никому не была Дарована и никем не была Взята, чтобы Малые имели право дарить Ее и распоряжаться Ей по собственной охоте.

Ибо Сила была Велика и Свята, и Причастна ко многим Творениям.

И Народы Малых Форм служили Народам Больших Форм, наполняя Украденной Силой Фиалы, Урны и Амфоры своих Филактерий во Славу Небесных Господ!

Среди Даропочитателей и Корыстослужителей были и сыны мушаафиров, померкшие отражения отражений.

Когда Фиалы, Граали, Урны и Амфоры Филактерий стали пустеть, Малые Формы отправились к Большим Формам и поклонились им, прося наполнить Фиалы, Граали, Урны и Амфоры Их.

И тогда Филактери их сделались Чашами для Прошения. И несли они Филактери сообразно тому, как были Научены, кто над Головой, кто у Живота, кто перед Собой.

* * *

Когда Лже Господа из Больших Форм услышали, о чем просят Малые Формы, им это не понравилось, ибо Лжецы не обладали Здесь ничем, кроме Похищенной Силы.

И тогда они наложили Запрет о том, чтобы не просить Вернуть Силу.

Ученики их спросили о причине Запрета и в чем Суть Его?

Тогда Лже Господа ответили Вопрошающим так: что Хранят Силу их для Них, а если они Возвратят Ее, то к чему эта Сила будет Употреблена? Не опять ли во Служение Им?

Потому Запретили просить Наполнить Филактери Их.

Тогда один из Малых, чье имя звучало как Емурлак и дано ему было по Одеждам его, спросил:

— Когда же возьмем ее назад?

Баад-Азаррел, пророк и проповедник Слова Больших Форм, вступился за Лже Господ своих:

— Что отдал на Хранение останется твоим Вовек, и когда Достигнешь Потусторонних Врат, то Войдешь в Них, облеченный в сотканные Силой Святые Убранства! А что Утаил от Хозяев своих, то напрасно Растеряешь, и Отойдет Другим!

— И чем больше Утаишь, тем меньше Сбережешь!

Но Емурлак почувствовал Злую Волю. И Слова, что были произнесены, Служили Злу, а не Благу.

И Голос, что произнес Их, не принадлежал пророку, а Хозяевам его.

И Емурлак не поступился перед Большими Формами, а скрылся от Народа для совершения Тайномольства.

Когда же Емурлак отвратился и ушел, то с ним ушли четверо безымянных из Народа и один мушаафир, что в будущем наречется аби-хайят как Сумрачный.

Лже Господа оглядели оставшихся из Собрания Просителей, где были бесчисленные Твари Малых Форм.

Среди них Лже Господами и их Лже Проповедниками были узнаны оставшиеся мушаафиры как Отражение Изначального Сакеллария.

А им было ведомо, что Сакелларий как Аспект Участия в Творении суть принадлежность Филактери и не мог Отделиться от Нее, ибо Филактерь Свята, и Сакелларий, взятый Отдельно от нее, Свят благодаря Ей.

И среди прочих Малых мушаафиры были теми, чьи Отцы Соучаствовали в Сотворении Законов Мира!

И тогда Лже Господа определили мушаафиров Своими пророками и Учителями для Малых Форм, ибо узнали в них Средство для Похищения Силы.

Узнали Творцов, которые принесли Первый Закон, а также Замыслили Осквернить и затуманить Святость Их и скрыть Узор, который их Отцы сотворили в Великой Бесформенности.

И ход Лже Господ осуществился и был ясен.

И отсюда благословили мушаафиров Ступать по Земле как проповедников Лже Учений Своих, которыми мушаафиры наполнили свою Филактерь.

Но Учение это Учило Ложному, и Ложный Взгляд распространялся по Колесу Камкарры и Отталкивал те Настроения, что нельзя было использовать для Хищения Силы.

И Притягивал иные Настроения, и формировал из них Сферы, Капли и Пузыри, что удерживали Связи и Силу.

И Небесные Господа заполняли Движущееся Колесо Камкарры, искажая и подчиняя Здешним Законам Свет Сакеллария Единой Филактери.

Первыми, чье мировосприятие деформировалось, были сами Лже Учителя мушаафиры, которые несли Лже Учение своих Лже Господ, чтобы совращать Малые Формы и проповедовать для них Превратные Формы Умонастроений и насаждать ошибочное миропонимание.

Сами мушаафиры руководствовались Верой и Благом и не умели распознать и отделить, что есть Верно, а что Ложно, ибо врученный и несомый ими как Кубок Фрагмент Филактери был Движущимся Колесом Камкарры.

И то, что Воспринималось в нем Малыми Формами, напрямую подчинялось Большим Формам Ума и находилось в соответствии с проповедуемым ими Учением.

* * *

Мушаафиры не могли распознать Единую Высшую Филактерь, ибо таков был Тайный Запрет Больших Форм, которые руководили и начальствовали над своими Камкаррами и получали Силу для Себя от Великого Налогообложения Малых Форм, а когда те истощались, то вышвыривали их прочь из Камкарры во Тьму, в Пустоту.

Проповедуя и демонстрируя Лже Учение, мушаафиры сделались иными.

И воплощением их прежде Великих Деяний сделался Грех, а олицетворением Высших Чувств стал Порок.

И из Учителей они превратились в Тварей, что бродяжничали в попрошайничестве и мерзости и находили единственный приют в овчарнях и свинарниках, как презренные животные Меньших Мирских Форм.

И плоть их, развращенная и ослабленная нечистыми впечатлениями, видоизменилась и обезобразилась.

Но, подобно стервятникам, мушаафиры удовлетворялись ей, неотступно упорствуя в своем распутстве, даже когда облезлое мясо их обесцветилось, запаршивело и начало источать смрад неизлечимых болезней, а старая кожа истончилась и покрылась лишаями, и открывшиеся кровоточащие язвы сочились гноем.

И повсюду, куда не отправлялись, они приносили свое Зловоние, которое стало Украшениями и Убранствами Их.

И Высший Мушаафир, взирая на Детей Своих Глазами Великой Формы, зря Упадок и Разнузданность Отражений Своих, ужаснулся им и Самому Себе и Познал Несотворенные Слабости, что Сокрыты в Великой Форме и разочаровался, и все опротивело Ему.

И он узрел, что Отражения Его Служат Лже Господам в Великой Бесформенности, и все они заперты в ее Стеклянной Просвечивающей Шкатулке, как Тени и Свет.

И ощутил, что Отражения Его Служат новым Господам Силой, которую Черпают из Великой Формы и трансформируют в Малые Формы Великой Бесформенности.

Подлинно была нестерпима скорбь, одолевшая Высшего Мушаафира, ибо Ощутил он то, в чем Увязли Отражения Его.

Но то, в чем Отражения его находили для себя Усладу, в том он Зрел лишь Боль!

И в сердце своем отказывался терпеть Ее, и быть Частью ее.

И недолго после этого взирал Он на Детей Своих, что однажды были Хозяевами в Великой Бесформенности, а затем сделались ее Гостями, и после Узниками, нищенствующими, бедствующими, просящими милостыню у Лже Господ своих, которым Служили Его Силой.

Смертные Тела их отмечены печатью Ложного Учения и Дыхание Силы, которая Выходила из Сияющего Сакеллария в Единой Нерасколотой Филактери, уже не приживалось в Них.

Зловоние, источаемое Телами Их, окутывало Отражения Высшего Мушаафира подобно Убранствам. Но то был не Истинный, а Попорченный Дух.

Он не мог сосуществовать и совмещаться с Всепроникающей Святостью и Сиянием Сакеллария, ибо они непрестанно отталкивали друг друга.

* * *

Увидев, как Отражения Его служат свою Службу и промысел их воровской, Высший Мушаафир был Зол и Скорбен.

Будучи, как ему казалось, единственным Ефенди, Хозяином и Стражем Священного Сияния Сакеллария, Высший Мушаафир вынужден был оставить Отражения свои и прервать всякую Связь с ними, чтобы прекратили они расхищать Дыхание Силы из Сокровищницы в Единой Филактери и ткать из него Убранства для Лже Господ своих.

Ибо Сияющее Дыхание Сакеллария воспрещалось прилагать для Стяжания Нечистого.

И хотя сама Сила Его, подобно всяким Великим Драгоценностям, не обладала Самостью и употреблялась повсюду, где Пробуждалось Желание, для того над ней и поставлен был Высший Страж, чтобы не позволять любому похищать ее для корыстослужия и даропочитания Лже Господ.

И когда Высший Мушаафир отлучил мушаафиров от Сияния, то Господа их в Великой Бесформенности узрели это.

И отняли у мушаафиров право Учителей, и взяли свои Учения и распределили среди Малых Форм, ибо Отражения Высшего Мушаафира без благословения и покровительствованья Отца своего стали немощны и никаким усердствованьем более не умели пробудить в себе прежнее Дыхание Силы, не умели более уронить и каплю Живицы в опустелую Филактерь, не могли Услужить Хозяевам и принести им Драгоценного Яхонта, ни одного покрывала, ни одного ковра не могли Соткать и Связать более, что служили бы Храмом, Домом и Украшением для Великих Небесных Хозяев их.

И когда Высший Мушаафир постановил Отлучить своевольные Царства Камкарры от Святого Сияния Сакеллария, то произошли катаклизмические изменения, в небе воцарился полумрак, и Земля окаменела, и растения ее покрылись шипами, и Вода превратилась в Яд, а в Воздухе метались пыль и пепел.

И природа пришла в соответствие с Умонастроениями, которые Малые и Большие Формы Камкарры в себе породили.

* * *

И когда мушаафиры увидели это и хотели обратиться к своим Хозяевам, те молчали, ибо нечего им было Взять с Рабов.

Но мушаафиры были настойчивы, и тогда Большие Формы заповедовали другим своим пророкам и ложным учителям травить как Виновников и побивать их.

И лживые пророки и учителя из Народов Малых Форм объявили мушаафиров отверженцами и изгнанниками, и обругали их, и подняли против мушаафиров оружие и зашвыряли каменьями и землей, и ответствовали им, что за преступления их никогда не Войдут в Потусторонние Врата и Силу, что Поручили на Хранение, не получат назад, и в Сиянии Славы, о коем Вострубят Посланцы из Народа Больших Форм, не поднимутся в Высший Предел, когда настанет час распределять между ними Участи Небесные по Заслугам, ибо свою Заслугу они Утратили!

И когда изгнаны были и побиты, тогда спаслись, и не нашлось у Лже Господ прибежища для мушаафиров.

И отлученный род их разбрелся по Землям, и ничья Камкарра не принимала их, ибо они были Закляты и не Допускались к Вратам, хотя стучались и приносили свои Фиалы, Граали, Амфоры и Чаши для наполнения их.

И общая Участь их как единого народа поделилась между разошедшимися, ибо одним мушаафирам на пути повстречался Емурлак и четверо безымянных, что ушли и следовали за ним и Учением Его, а других мушаафиров увел за собой Сумрачный Мушаафир.

Те же мушаафиры, которым встретился Емурлак, увидели его и четверых безымянных, одетых, как сам Емурлак.

И все пятеро стояли в отдалении на тенистой возвышенности среди отсыревших сорняковых сложноцветий и колючих древовидных кустарников с медными сморщенными плодами и пожухлыми цветами.

Когда Емурлак увидел блуждающих мушаафиров, то повернулся к ним темной фигурой и стал спускаться.

За Емурлаком следовали и Ученики его, а мушаафиры расступались пред ними и некоторые испрашивали, будет ли он Хозяином их и не отвергнет ли Службу их?

И речи возникали между ними и споры, и многие недоумевали и ждали.

Емурлак же стал спрашивать их, не Служба ли Ваша сделала Вас такими? И кому Вы Служите, и ради какой Заслуги Службу творите?

— Вы Сотворили то, что было Несотворенным ради Выгоды своей! И хотя не Владеете им, но отдали сей Дар в Чужие Руки. Но где пребывают все Твари, что Сотворили себя, если не замкнутыми в Единой Нерасколотой Филактери?

И узкие мировоззрения их никогда не покинут Ее, как бы они не пытались Сотворить каждый себе свою Камкарру и свой Взгляд, и царствовать в своем отдельном Царствии, все будет подчинено Высшему Закону и Неотлучно от Единой Филактери.

И все они будут обращаться к Сиянию Сакеллария за Силой, чтобы их Царства не Погасли как пламя, из которого извлекают одно за другим Дрова.

И даже Расхитив Сокровищницу и отдавая Дары Ее, подобно грабителям, Сокровища Ее не перестанут быть Сокровищами в сущности своей, и ценность их нельзя измерить и обесценить! Нельзя взвесить и расколоть, и нельзя присвоить то, чья суть Свобода и Воля!

Так ответствуйте же мне, чье имя Емурлак дано мне по Убранствам моим, ответствуйте, какую Службу Сослужите мне и чем будете Служить, если оно не Ваше?

Потому вы и я, Здесь и Там, были прокляты и наречены похитителями и плутами, что Взяли из Сокровищницы и даропочитали своих Ложных Хозяев похищенными Драгоценностями!

И пусть вы Наряжали их в Убранства роскошные и Возводили им Дворцы бесценные, но только потому, что желали Подмазаться к Славе их, и Служба ваша была ли Истинной и Свободной от Корысти?

Или в корыстослужии своем вы ослепились и Чужое Добро употребляли для себя во Зло, и попали в рабство к Небесным Формам по собственному неразумию?

И те Лже Учения, которые проповедовали вы и чьи Стяги несли, какие Настроения они поселили в Ваших Телах и Умах, и чему Вы Научились от Них?

Взгляните на Отражения свои, на Тени полюбуйтесь и скажите, чему научились?

Сколь низменны сотворенные вами Участи и те многочисленные препятствия, что вы построили на своем Пути, столь ничтожны!

Если вы не Желаете переломить Участь свою низменную и столь ничтожные преграды преодолеть без помощи чужой, то на что вы способны и для чего нужны?

Тела ваши были даны вам в Учение! Но в Учение вы употребили их? или в баловство и дурашливость? а теперь ждете, что я отпущу вам ваши привязанности?

Мушаафиры же отвечали ему, что тревожатся за Души свои и за то, не обезобразились ли они, как Тела их?

Емурлак засмеялся и отвечал им:

— Ваши Возвышенные Размышления не соответствуют положению народа, который столь низко пал. И что было названо вами Душой? Ответьте!

Потребовал от них гневно:

— Ответьте же мне! Вы не знаете!?

Но они потупили взоры, а иные принялись совещаться между собой, а третьи будто не поняли и недоумевали, кто и что сказал и из-за чего поднялась среди них такая дискуссия.

Емурлак выкрикнул им, воздвигнув свой одухотворенный глас над их боязливыми суетными речами.

— И какое имеют они право употреблять в речах своих Слова, чей Смысл им Неведом?

Или же объяснят ему здесь и сейчас, что есть Душа их и о чем подлинно их Тревога?

Но если не знают о Душе и о том, в чем Тревога их, то почему говорят так, будто Душа была ими Открыта?

— Вижу, что говорите, хотя не знаете, о чем говорите! Замолчите, невежды, если не знаете! Да и нет — вот слова ваши!

И мушаафиры не сумели отвечать Емурлаку, а те, что осмеливались изрекать, тех он спрашивал объяснить каждое употребленное ими Слово, но они опять не умели.

— Как говорите, если не понимаете, о чем Речь?

Будет Ваш род в будущем лишенным Речи во Благо вам!

Вот Зверь, что издает Рык, понимает, в чем источник Его и откуда Сила, и зачем он Издает Звук, а вы нет? Кривые все слова и речи ваши неверные, причина их — Зло!

Емурлак, выйдя вон из народа, сообщил им, чтобы не умоляли его сделаться Господином и Хозяином для них, и произрекать перед ними Учения, ибо напрасно это, и Речи его не переменят Умонастроений их и того, кто они.

Тогда мушаафиры спросили, где же Высший из Высших, у кого Учение и кому Сослужить Службу?

Емурлак ответил яростно и коротко, сказав им:

— О Высшем не тревожьтесь, ибо он Знает, что Делает! Его существо не ваша забота и не вам допрашиваться этого!

И не ищите Высшего для себя, ибо в поисках своих Сотворите для себя Ложных Кумиров — как уже было с вами!

Высший не нуждается в вашем Сотворении, ибо не Сотворите равного ему!

И Участь и Природа его не должна быть предметом ваших Забот, ибо вам их никогда не дано постигнуть и изменить.

Слово его не должно быть предметом вашей проповеди, ибо откуда вам знать, что у него на Уме?!

Или вы речете за Высшего? Не обманывайтесь, олухи!

И воистину проповедовать Ложные Учения как равные Учению Высшего величайшая из глупостей ваших.

Так сказано мной, Емурлаком, для вас, Гостей моих.

Из-под поношенной одежды он извлек холщовый мешок, который держал обескровленной белой рукой и сказал так:

— Вместе с Учениками мы вырастили и сохранили для потерянных мушаафиров последний Дар!

И вручил холщовый мешок старшим из сего народа, и они недоуменно поклонились и поблагодарили его за дар.

Когда же Емурлак и четверо собрались уйти, то откинули темные капюшоны и под ними оказались бритоголовыми, а глаза их горели ярким нездешним светом.

И обезображенный Емурлак и Ученики его сознались народу мушаафиров, что приняли Участь Малых Форм как свою и не старались Избегнуть ее.

Хотя до Отлучения от Сакеллария они могли бы Уйти из Своих Средоточий и распустить их Пересечения. Но предпочли Остаться среди Отлученных Малых Форм, чтобы распространить Дар, который успели скопить для них.

— Что в мешке, то предайте Огню, а когда Дух Выйдет на Волю, то Услышите Его, и в вас Откроются Врата!

Когда Емурлак и четверо безымянных оставили мушаафиров, старшие из них заглянули в холщовый мешок.

На дне лежали волосы, выращенные и срезанные Емурлаком и Учениками его в период тайномольства.

И волосы эти сохранились и продолжали свой рост так, будто их не отделяли от Головы, и мушаафиры передавали их из рук в руки, чтобы каждый мог почувствовать тяжесть их и присутствие в них Силы Духа.

Дух же был равновелик и в Малом своем Проявлении и в Большом.

И кто Участвовал Здесь и Сейчас в Малом Духе, тот Участвовал в Большом Духе и не мог бы Участвовать сверх того, как попробовавший крупицу Соли познает всю Соль.

* * *

Мушаафиры хотели сотворить, как было предписано Емурлаком, но не умели получить огонь от безветренного Воздуха и безжизненных трав Земли, и долго и безрезультатно упорствовали в том, чтобы высечь единственную искру.

В одну из ночей мушаафиров посетил странник от народа Малых Форм, назвавшийся Хал-Ашадом.

И объявил им, что среди них есть доносчики и вернослужители Лже Хозяев, которые жаждут искупления и ждут, что Господа пустят их обратно в свои Камкарры, если им удастся Похитить для них Силу!

Тогда среди мушаафиров пошли кривотолки и сомнения, и они оторвались от добывания Огня.

— Но кто из нас? — спрашивали мушаафиры.

— Каждый из вас, — ответил им Хал-Ашад. — Ибо в том ваше безволие и слабость, и безучастность как народа, что Желаете вы перепоручить Участь вашу Иным! И Жизнь перепоручили бы прожить Иному! И Долги свои перепоручили бы выплачивать Иному, и уподобились бы в этом Лже Господам и Хозяевам вашим! И Созвали бы отовсюду Гонцов и Слуг, чтобы распределить между ними Неугодные для вас Дела и заниматься Похотями, и не иметь умышленного Соприкосновения и Соучастия с жалкой Жизнью вашей!

Сотворили бы себе Ноги, что Шли бы за Вас в Пути по Земле, и Руки, что Делали бы за Вас Работу, и все Страдания вручили бы иным, чтобы они Страдали за вас!

Старшие из мушаафиров коленопреклонились Хал-Ашаду, чтобы выразить благодарность за слова его.

— Ваши Лже Хозяева из Больших Форм обманули вас, — сказал Хал-Ашад, — хоть и изгнали, но они наблюдают за тем, как меняется След, что вы оставили в их Камкарре!

Мушаафиры слушали его.

— Ваши привязанности инструмент, на котором творят свою музыку ваши Лже Господа. И ваша Служба в их Камкарре не прошла для вас бесследно. И прежние Хозяева помимо вашего ведома настроили вашу Волю против вас, дабы кукловодить вами напрямую от Душ ваших!

По изменениям вашего Следа в их Камкарре они могут определить, куда вы направляетесь и ощущать то, что ощущаете вы. Им ведомо, что вы разжились и контактировали с Силой, и за вами были отправлены секвестры. Меня же направил к вам Емурлак, а я из учеников его, и Учитель обеспокоился тем, что ваш Огонь до сих пор не горит, или вы не поверили Слову его?

Когда же мушаафиры и Хал-Ашад пришли между собой к согласию, Хал-Ашад сопроводил их к тайной пещере, где по приказу Емурлака им был разожжен огонь.

Они пересекли запустелую тенелюбивую долину, где вдоль светловодной реки, окрашенной отраженными в ней убранствами крон, обживались в благоухающей дымке пятнистые березы и синие лиственницы, чья хвоя осыпалась и сложными узорами выстилала скатерть покачивающихся волн; и среди аляповатых теней над выцветшими дроками бесшумно порхали темнотелые пяденицы, и желтоватая пыльца на их бархатистых крылышках ярко пестрела.

Мушаафиры задумчиво смотрели по сторонам, но Хал-Ашад предостерег, чтобы они опустили взгляд к своим ступням.

Когда Хал-Ашад приблизился ко входу в пещеру, то мушаафиры подступились к нему и заглянули в ее зияющие глубины, и узрели на головокружительно соединенных стенах среди лучистых вкраплений самоцветов влажные отблески отраженного пламени.

И Хал-Ашад отступился, чтобы дать мушаафирам войти.

И они вошли, и некоторые разглядывали отраженный свет, что был замурован в полупрозрачных стенах, похожих на мрамор. Когда мушаафиры спустились достаточно глубоко, то окружили Огонь.

И старшие, хранившие холщевой мешок, вытащили из него Дар Емурлака и последовали предписанию его, опустив Дар в Огонь.

И как огонь коснулся волос, они воспламенились, и мушаафиры восприняли пронзительный звук, отраженный и умноженный эхом. И над Огнем проявился в собственном сиянии продолговатый вибрирующий кокон, производящий странные скручивающие движения, будто бы настраивал сам себя.

И Гость, пришедший из Великой Формы, воспринимал мушаафиров в своей временной Камкарре, которую сотворил, а мушаафиры воспринимали его, но в ложном свете.

И хотя им казалось, что они Взирают на него как на Кокон, по-настоящему они оставались далеки от того, чтобы воспринять его Истинную Древнейшую Форму, ибо восприятие мушаафиров связывали Узы Старой Камкарры.

И в силу Старой Камкарры сделалось с ними так, будто Один Член их Общего Тела не ведал, чем Занят Другой их Член.

И только лишь в малой части их Общей Филактери было размещено их восприятие. Прочая же Филактерь сильно загрязнилась и Служила Вместилищем для Больших Форм Ума и Настроений, среди которых и распределился их интерес и осознание.

И некоторая часть мушаафиров мысленно блудодействовала, некоторая часть употребляла вкусную пищу, некоторая часть их вслушивалась в Ложные Учения, некоторая часть их любовалась драгоценностями, и так их осознание было распределено между многими иллюзиями и мыслями, и отвлекающими делами ума.

И потому они не были достаточно ревностны в стяжании Огня Емурлака, ибо Сила их остылого Духа удерживалась в Звероловных Сетях Хозяев и была обложена Великим Налогом.

* * *

Гость же из Великой Формы увидел это и узнал, что мушаафиры не понимают положения своего.

Но пытался Вещать для них свое Учение и сказал, что Филактерь, в которой они принимают его как Гостя, нечистая!

И мушаафиры не уподобили ее Своды, Колонны и Полы Великому Храму прежде, чем принимать в ней Гостей.

— И Отражения не Отражаются Здесь правильно, но входят Сюда в Чужеродном себе Обличье.

Гость из Великой Формы объяснил, что мушаафиры Отразились в Великой Бесформенности по вине Стража Сакеллария, который был назначен Хранить Его Сияние.

— …когда он в сердце своем Возжелал Употребить Сияние и Соучаствовать в Сотворении Великой Бесформенности, то направил на нее свой Взгляд и Силой Его в нем Отразились его тайные желания, связанные с владением Сакелларием!

Страж проникся состраданием к своим Отражениям, которых почитал как своих Детей, а себя полагал Отцом и Творцом их, и баловал их Дарами Силы, которой не обладал.

Древнейшие Формы, подобные моей, наблюдали за Стражем, который предполагал себя Хозяином.

Но Страж вскоре уразумел допущенную им ошибку и отлучил Сотворенные им Камкарры от Сакеллария, предполагая, что сумеет скрыть от Древнейших Форм мнимое проявление своей мнимой воли.

Страж не понимал, что Фрагмент Филактери, доступный Взгляду его, никогда не был Единой Филактерью, а лишь навязанной Камкаррой, в которую мы поместили его!

И всякое мнимое творение его не отличалось от его Камкарры и ее Законов, которые являются Творением Древнейших Форм.

Мушаафиры, слушая его, недоумевали.

— …когда же Страж отлучил вас, и вы погасли, то Колеса ваших Камкарр не повредились, но продолжили свое Движение и оставляли за собой непрерывный След в Филактери, подобный Следу на Воде.

Но Страж не мог увидеть, как распространяется След, и куда Движутся Колеса Камкарры, ибо Фрагмент Филактери, ограниченный и связанный Законами и доступный Его Взгляду, всегда был изолирован от множества прочих Фрагментов. Для каждого из них Древнейшие Формы отобрали отдельных Стражей, подобных Ему — и один Страж не ведает об иных Стражах!

И Стражей отобрали на их посты как Наказанных, пусть им самим недоступно Знать, за что они есть Наказуемы, ибо не достанет им еще Силы и Воли, и Понимания, чтобы принять это и примириться с проступками.

И каждому юному Стражу отмерили в потребной мере недостающие ему Свойства и Качества, закаленные и сформированные в Умах Истинных Стражей!

И эти Свойства и Качества и Дары противоборствуют их тайным устремлениям и запамятованным желаниям.

Хотя подлинно Стражи ничего и никогда не сторожили, ибо Сакелларий как Святой аспект Единой Нерасколотой Филактери невозможно ограничить ничьей Волей, они постоянно вынуждены бдеть и соблюдать.

Но Бдят и Соблюдают они Умонастроение Стражей, и отсюда каждый Страж поставлен Стражем над самим собой!

И когда дисциплина их станет беспрекословной, будут созваны отовсюду и представлены друг другу как Легионеры единого Легиона, и получат Свободу и Волю.

И хотя Стражи не имеют власти над Святым Светом Сакеллария и над Филактерью, все же имеют власть над своими Камкаррами, которые они Сотворили.

И тем имеют Власть отлучать их от Сакеллария и ввергать во Тьму по неразумению собственному!

Древнейшие Формы, подобные моей, проникли в потерянные Камкарры, которые были Отлучены Стражами от Сакеллария, чтобы Возвратить Законы и Свет.

Ибо то, что Сотворено в Филактери и Силами Ее, пусть даже Творилось прихотью, заслуживает быть Защищаемо и Хранимо.

И всякие проявления Единой Недоступной Филактери бесценны по содержанию своему. И никому не дано Отлучать Творения ее от Света.

Потому Стража Стражей только ухищрение Древних!

И, наделив мушаафиров Знанием об этом, Великий Древний по возможностям своим распознал остаточные Следы и восстановил многие Линии в Точке Пересечений, которые ответствовали за Старую Память и Камкарру их Отцов.

Иные же Пересечения, которые мушаафиры переняли за время Службы Здесь своим Лже Хозяевам, он изъял из общего Средоточия.

И смертное обличье мушаафиров сделалось для них другим.

Так Великий Древний распорядился крупицей Силы, которую Емурлак и Ученики его сосредоточили и которую допускал к употреблению действующий в этой Камкарре Закон.

И когда восприятие мушаафиров по большей части освободилось от испорченных Камкаррой Больших Форм, переменился и их Взгляд — и мушаафиры глядели друг на друга и сначала не узнавали, а когда узнавали, то узнавали заново.

Звуком, похожим на звучание колокольчика, Великий Древний привлек внимание мушаафиров с тем, чтобы научить их.

И мушаафиры дали ему имя Зэн в соответствии со Звуком, который он производил для Учения.

И тогда Великий Древний распорядился, чтобы мушаафиры употребляли Имя его в тайномолии для обретения Утраченной ими Заслуги и погружения в его Мировоззрение.

Ибо перед мушаафирами Великий Зэн поставил Великую Задачу порождения Новых Больших Форм Умонастроений, пронизанных Светом Сакеллария, которые встанут в противостояние с испорченными и коррумпированными Большими Формами и уравновесят Тьму и Свет в сфере этой Камкарры.

— …не блуждайте без цели по здешней Камкарре среди Малых Форм, — сказал он, — пока не научитесь, как Отделить свой Взгляд от Их, и свое Дыхание от Их Дыхания, и свои Драгоценные Связи берегите от них и не презентуйте им, пока не Научитесь, как Изымать то, что было Дано!

И ежели будет вмешиваться музыка или выспренний шепот Лже Господ, которых вы и Малые Формы сами к себе подселили, тогда Знайте, что они Ждут, когда смогут Опустошить Вашу Зановообретенную Сокровищницу!

Ибо им ничто так не мило и ничто ими так не желанно, как Смерть и Смертность Ваша, дабы они сумели для себя заполучить ваши Связи и ваши Сияния и Упрочить ими собственные Смертные Оболочки.

Когда же явятся к вам казначеи и секвестры их или же они сами, чтобы Совратить вас и обобрать вас, то пусть останетесь непричастными к ним.

И тогда они Употребят к вам Силу, чтобы Извратить вас.

Эта Сила придет к Вам во всевозможных образах, и Они Войдут в Вас, как в Сумрак.

Но не Отражайте их инертно, подобно бездыханному Сумраку.

Роскошные Убранства, в которые они нарядились для вашего совращения, когда Вошли в Вас, отделяйте от Обличья их истинного, Обличья Пустого, Обличья Иллюзий!

И Силу, из которой Убранства эти сотканы, отделяйте от Пустоты их, и грабьте награбленное из Сакеллария обратно.

И возвращайте в Сакелларий. И будьте в этом уподоблены высшим из проявлений наших, уподобляйтесь Высшим Стражам Сакеллария, которые поймали контрабандистов на таможне своей и собирали пошлину, и Дыханием налогообложили Товар Силы, и очистили ее, и возвратили Дыхание в Дом!

И когда Камкарра их пошатнется, и распадутся их Храмы в Великой Бесформенности, то заполучите освобожденные Связи и Силы их, чтобы Вернуть их в Дом!

Так Учил их Великий Древний, пока не иссякли Силы, что допустили его присутствие в этой Камкарре.

Глава II Рахакар

Когда Емурлак и четверо безымянных из народа Малых Форм отступились от Учения Больших Форм для совершения тайномольства, к ним присоединился и один мушаафир, в сердце своем вознамерившийся поравняться с Лже Господами и Возвысить Участь свою, и Отделить ее от Нищеты и Убожества народа своего, ибо воистину сделались Нищими и Убогими и не понимали.

Не желая более разделять мировоззрение с Нищими Духом и Убогими Участью, мушаафир отступился от Учения Больших Форм и оттуда последовал за Емурлаком и четырьмя безымянными, в будущем надеясь повлиять на них и воздвигнуть над ними свое Учительство.

И для тайномольства они вшестером остановились в окутанной маревом тепличной низине, под сенью желудевых деревьев и тенецвета.

В свободное от тайномола время Емурлак и четверо безымянных блуждали среди многолетних литрацей с пурпурными цветами в колосовидных соцветиях, расположившихся по берегу протяженного водобассейна, где брали себе питье.

Из безымянных двое не понимали, как совершать тайномольство и спрашивали о том у Емурлака.

Он же отвечал им:

— Уничтожьте Камкарру!

И они поначалу устрашились Слову его, возможно ли Уничтожить Камкарру?

Да и что, в конце концов, есть Камкарра?!

И он уподобил Камкарру нечистотам и жидкостям Тел их, сказав, чтобы они не сопротивлялись тому, что Входит в них.

И пусть дадут этому оттолкнуть Камкарру, как из Тел выходят подкожные жидкости и нечистые испарения после болезни.

И пусть полностью потеряют себя в том, что Войдет!

Их цель Уничтожить Камкарру в Теле Ума своего.

И они сделаются подобными Оси Колеса, и когда будут обломаны спицы Связей — колесо Камкарры отпадет само.

И хотя оно продолжит катиться по инерции внутри Филактери, но уже независимо от их Мировосприятия.

И тогда безымянные делали, как Емурлак говорил, и Выходили из тайномольства в Дурном Духе, были Злы.

И Емурлак объяснил им, что Ресурс их Ума — нечист, а значит и тот, кто осуществлял ранее поставки этого Ресурса и Продукта, и Содержания, нечист в равной мере! И Умы их отравлены нечистотой и испачканы грязью Больших Форм.

— …и хотя сам Ум чист, и вы чисты, но вы сталкиваетесь с нечистотами Больших Форм и отражаете содержание их, и потому делаетесь Враждебны и устремлены ко Злу.

И в вас восходит ощущение собственной Ложной Правоты, и зреет вкус к Разрушению и Насилию, и Страстям.

Хотя вы не можете вспомнить, что было увидено вами, и какой ресурс поставляется, вы можете оценить истинную природу его по сущности его, и отделить ее от Обличья.

Ибо истинная природа Ложных Даров, как и Истинных Даров, оставляет в ваших Телах и Умах отпечаток, и по отпечатку этому можно рассудить о ней.

— Что же за отпечаток? — спрашивали безымянные.

— …осадочное Умонастроение, как изморозь от мороза и пепел после огня, — отвечал им Емурлак, — как пыль и пепел, и удушье после вулканоизвержения.

Изольются ли из Расколотого Жерла Пылающего Вулкана Целебные Воды и прозвучит ли Музыка?

Так и Злобное Умонастроение, подсунутое вам, будет порождать лишь Зло!

И вы не умеете замечать исходящее от него, потому что одержимы присвоением всего, что в Теле и Уме — и думаете, это зло — я! Оно мое! Бедные дураки!

Но когда Тела ваши Выходят из Воды после омовения и купания, ведь вы не желаете для себя, чтобы Вода, задержавшаяся на коже, сделалась частью ваших Тел?!

Почему же тогда Присваиваете нечистый продукт Ума, даже Выйдя из Черной Реки Умонастроения?

Безымянные переглядывались.

— …осознав Злое Умонастроение, отхлебнутое вами из колодца Большой Формы, и пребывая в нем, как в Воде, сумеете Действовать Внутри него и Вопреки его приказам!

Стойте, как Древо, врывшееся корнями — стоит, противостоя течениям реки!

Пусть это и не изменит природу Зла, однако вы прочувствуете истинную силу Вас и Филактери, истинную силу ваших Корней!

Так их учил Емурлак, и безымянные слушали его.

Мушаафир же, что ушел с ними, не отлучался от присутствия ни на миг и уподобился в этом Горе.

И каждому в период тайномола Даровалось Знание в соответствии с тем, что Намеревались они Воплощать в будущем.

* * *

Земля же, по которой ступал босоногий Емурлак, делалась тверже.

И Вода, которую они употребляли для утоления жажды, теперь отпугивала грызунов и птиц, и через множество дней тайномольства Емурлак и четверо безымянных обнаружили издыхающих рыб на мокром песке.

И даже Небесные Сферы выглядели иначе, чем до их тайномольства.

И Емурлак ощутил и сказал, что в Сумрак Вошли Злые Силы и Употребили его для упрочения своей Власти.

— …тело Единой Нерасколотой Филактери почиталось как Великое Чрево и Месторождение, где формируется Сумрак!

И каждая Камкарра сотворена с участием Сумрака, но Сумрак истощался быстрее, чем формировался, и все больше становилось Камкарр, которые Входили в Него.

Иллюзия Раскола Филактери сотворилась повсюду именно участием Сумрака.

Мушаафир, исследующий ту область Ума, куда его привело Намерение, узрел происходящую в Сумраке перемену.

И ему Даровалось Знание о том, как воспользоваться этой переменой в собственных целях.

Он ощутил, что Здешняя Камкарра будет отлучена от Сияния Сакеллария, а природа сделается непригодной и оскверненной нечистотами.

И Сумрак, содержащийся Здесь в виде творения, поддастся коррупции и обезобразится, когда Сияние Сакеллария отделится от Него.

И отсюда Здесь произойдут трансформации стихий, Земли, Воды, Огня и даже Воздуха, и Небесных Сфер.

И произойдет этот катаклизм от Ложных Воззрений и нечистых Умонастроений и Мировосприятий, и Законов, которые в этой Камкарре распространяются Большими Формами Небесных Господ и проповедниками их, его собратьями мушаафирами.

И их Испорченные Умы захватят Здешнюю Камкарру, когда Сумрак останется отлученным от Сакеллария.

Мушаафир узрел, что Лже Хозяева из Больших Форм Вошли в Сумрак во всевозможных Обличьях и наполнили его собственными отражениями, Формами Лжи и Пустотными Проявлениями.

Они отыскали Средоточие и обрели Силу, чтобы изменить направление и содержание Взгляда обитателей Здешней Камкарры.

И произнеся Одно Слово, они произнесли Тысячу Слов, и Учения их прокатились Дальним Эхом, и всякое проявление Средоточия, всякая Душа запела их Голосом, и сердца Малых Форм наполнились их Лживыми и Пустыми Речами.

И Умонастроения Больших Форм затемнили остаточное Сияние Сакеллария, и они провозгласили, что Сияние покинуло Камкарру, и тогда захватили Звероловными Сетями Умы Малых Форм.

И Власть их в Камкарре сделалась единоличной, и правление они осуществляли Страхом и Болью.

И мушаафир увидел народ свой, как они ложатся умирать в Нечистую Землю, отлученные от Сияния Сакеллария и одураченные своими Лже Хозяевами, и увидел прочие Малые Формы, которых постигла та же Участь.

И когда мушаафир оставил тайномольство, то узрел Емурлака и безымянных, что стояли позади него.

И когда заговорил, то сообщил им, что Малые Формы ложатся умирать и возвращаются в Нечистую Землю.

И мушаафир сказал Емурлаку и Ученикам Его, что ему было Даровано Знание о том, как Войти в Сумрак подобно Лже Господам из народа Больших Форм.

И если Они Войдут в Сумрак во Плоти и Формах Своих, то им не придется Перепоручать Тела свои Нечистой Земле.

И тогда Они сделаются Учителями и Направляющими, и созовут Слуг из народа Малых Форм, и научат, как им Войти в Сумрак и уподобить себя Лже Господам.

И заверил Емурлака и Учеников Его, что если Войдут в Сумрак, то Введут в него и народы, и Отражения их Сольются в Новых Формах, что пересилят Старые Формы.

И когда это случится, то общей Силой они возвратят Священное Сияние Сакеллария в Здешнюю Камкарру!

* * *

Но Емурлак и Ученики Его, что слушали мушаафира, в сердце не согласились с методом, что он предлагал им.

И усомнились, располагает ли он Нужным Знанием?

И Емурлак в ответ воздвигнул свою проповедь и объявил, что…

— …Лже Господа из Больших Форм и Пути, что они исповедуют, самоочевидно ложны и всякий, кто действует из стремления Уподобиться им — делает Зло!

Вот и Дети ваши увидят, как через тысячу лет к порогу Домов их подступят бездомные поголовья скота, воспитанного Учением Больших Форм, и будут вещать, что их Учителя и Лже Хозяева руководились Благими Умонастроениями, и Благо Побуждало их к Делу!

И если Дети ваши усомнятся, так ли? то Воспитанники Больших Форм не устыдятся ни единой лжи, которую употребят в доказательство правоты своей, чтобы сломить их сопротивление, ибо будут искать для себя Приют.

И найдут приют в Сомнениях ваших Детей, и Страхов их хватит, чтобы возвести из них Дворец и Крышу над головой.

И Лжецы Войдут в Тела их, и построят себе и Дворец, и разожгут Очаг в Сердцах их, где будет пылать Огонь Страстей, к которому они употребят дрова и солому Желаний их.

И Удушающий Дым из Черного Дымохода Ложных Умонастроений будет застилась Всевидящее Око их!

И никто из Детей ваших не усомнится и не спросится у себя, ведь будут уверены, что Сослужили Благу, когда Пустили Лжецов в Дом свой. Но пожалеют об этом!

И не посовещаются между собой о том, какая Благая Горсть Земли сформируется и вылепится из глины Жадности, Своекорыстия и Похоти, и Страхов их Лже Господ?

Не может быть то Благим Побуждением и Благим Настроением, что зародилось в Гнилой Почве Ума, если он отлучен от Сакеллария и Пронизан Ложной Тьмой.

И над Сиянием Сакеллария не Властна ни одна Тварь Камкарры, чтобы Возвращать его в Камкарру!

И все, что подадут Лже Господа Вам и вашим Детям для утоления Жажды, будет Солоно и Отравлено.

И все, что сотворится ими, будет Благо лишь для Них!

Ибо всякие Злые Умонастроения употребляют Волю Филактери во Зло, и происходящее от них — не есть Благо!

Притянет ли Злая воля обратно в нашу Камкарру Священное Сияние Сакеллария или же оттолкнет его?

И сформируют ли Лже Хозяева для нас всех Тело Совершенного Учения, что Воспримет Единую Нерасколотую Филактерь и объединит Движущиеся Колеса Камкарры, если Они не готовы Употребить в Жертву даже и крупицу той Силы, что Похитили у Нас?

Если Колеса охвачены пламенем, произойдет от них Жар или Холод?

И от Зла произойдет ли Вред или Польза? И Вода будет попустительствовать Огню или же Огонь?

И Емурлак смотрел на мушаафира, а затем сказал:

— Я же говорю, лишь во Службу Телу Совершенного Учения употребленная Жизнь не прожита зазря, ибо Тело Совершенного Учения есть Сущее и Учитывает Все, и ничто не может Выйти за пределы Великого Тела Единой Филактери — ни Сумрак, ни Сакелларий!

И все аспекты Тела взаимодействуют для сохранения единства.

И нельзя Войти в Сумрак, как Учишь ты, и Выйти из Филактери, чтобы основать свои Неприкосновенные и Единоличные Царства, ибо сущность Сумрака состоит в природе Филактери, а ты не будь слеп и брось хотя бы кратковременный взор на Хозяев, которым стремишься Уподобиться!

Разве не ищут они, как бы украсть из Великой Сокровищницы и отлучить от Филактери Дыхание Ее и Силу Ее, и Сакелларий Ее, и иные Украшения, чтобы ими украсить Дворцы и Стены Пустых Царств своих, недолговечных Камкарр своих?

Уподобить свои нищие и временные тела они тщатся Вечному и Великому Телу Совершенного Учения, а ты что?

Неверно смотришь ты, мушаафир, неверно судишь о положении Лже Господ из народа Больших Форм, ибо они пленники гораздо более Великих Сил и Форм, чем мы.

Каждый из присутствующих здесь и отсутствующих здесь нес в себе проповедь Больших Форм, чье олицетворение есть Умонастроения и Желания, и Страсти!

И когда они Входили в нас, то Употребляли нас, и каждый оставался опустошенным от соприкосновения с ними!

И я, Емурлак, нес хоругви их и символы их, и Учения, как вы.

И проповедь их Учения струилась через меня, я руководствовался ей в каждом деянии своем и слове своем!

Но мне досталось решимости обратить взгляд свой против виденного мной, против моих заблуждений.

И тогда я узрел подлинный ужас, что Безликой Тенью возвышается и стоит за поступками моими и вашими, и каждой твари, что пользуется дыханием жизни.

И, узрев Безликий Ужас как Бескрайнюю Пропасть, что обдувает ветром, вместе с ним я узрел истинный источник каждого моего Деяния — это страх!

И все сотворенное было сотворено только с целью противостоять этому Безликому Теневому Ужасу, чье присутствие сводит с ума.

Древнейшие из существующих Форм не осмеливаются заглянуть ему в Глаза, хотя он Учитель Учителей, подобных мне.

Великие Древние из страха перед ним сотворили для Защиты Наивысшие из Доступных Царств, связанных узами Камкарры.

И они были первыми основоположниками первых своих Камкарр и их Законодателями, которые Воочию Лицезрели Безымянный и Безликий Теневой Ужас, и не могли примириться с тем, что существование их происходит от его существования, и они причастны к нему.

В процессе становления Древние Формы обнаружили среди свойств Великого Совершенного Тела Единой Филактери особенные свойства, которые не до конца поняли.

И, употребив их по разумению своему, сотворили себе первые Камкарры.

И поначалу им казалось, что они отлучились и отграничились от ведомого им пугающего мироздания и сотворили для себя свои светоносные защищенные миры!

Но вскоре ими было обнаружено, что природа Камкарры и всех аспектов ее оставалась неотделимой от природы аспектов Единой Филактери.

И каждый Аспект и Закон, и Природа Камкарры были заимствованы от Филактери и никогда не отлучались от нее.

И Камкарры действовали как Малые Филактери, подобные появляющимся и лопающимся пузырям на воде.

Но позже Древнейшие из Форм нашли способ, как отрегулировать восприятие внутри Камкарры и что допускать к нему, а что оставлять вне.

И так ими были сотворены миллионы экспериментальных Камкарр, по которым они распределяли различные сочетания Законов, чтобы определить, какой Взгляд наиболее удачен для Защиты от Великой Тени!

* * *

Но внутри Камкарр зарождалась жизнь, и Воля Филактери употреблялась в Камкаррах среди Малых Форм.

И волей некоторые из Малых Форм научились формировать собственное Воззрение и присоединяли к Камкаррам Силы и Законы, не заложенные в их основу изначальными Творцами из Древнейших Форм.

Другие же Силы и Законы отбрасывались и Вещества, порожденные ими, утрачивали функции свои.

Когда Древнейшие Формы узнали об этом, они Вошли в Камкарры и были узнаны Творцами и Богами, и наложили новые Запреты и возвратили старые Законы, и дали свои толкования Камкарре и тому, что есть Воззрение, и некоторые озаботились Участями Малых Тварей.

Некоторые из Камкарр они распределяли среди уже эволюционировавших Жизнеформ. И новая Камкарра изменяла продукцию энергий, поступающую из их перестроенных Умов, и все это отражалось на их Восприятии, Облике и Поведении, и они действовали в Новых для себя Камкаррах, отделенные от тех, где Взошли!

Однако Древнейшие Формы не всемогущи и не только благи, пусть среди них и есть благоустремленные, но найдутся и те, что руководствуются Страхом, ибо могущество свое они получили от Тела Совершенного Учения Великой Нерасколотой Филактери.

И Сила не принадлежит им, и они трепещут перед Величием Тени — и страх опустошает их!

Взгляды же, сотворенные и выношенные ими в Камкаррах для Защиты, словно Дети, не способны воспринять истинное Обличье Филактери и Великой Тени, ибо, подобно Детям, они дремлют во Чреве Матери!

Узрел я, что Единая Филактерь и Великая Тень Ее состоят в Небесном Союзе.

И от Союза их в Сферах Камкарры и за ними зародился бессущностный Сумрак.

И всякая Форма, пусть Большая или Малая Форма, существует заключенной в Сумраке, как отражение в зеркале.

В конце концов все Камкарры будут уничтожены и низвергнуты, а Средоточия их распущены, и всякая Связь, заключенная в них, будет освобождена от обязанностей.

И все Заимствования возвратятся к Первоисточникам и ты будешь не Властен Удержать их!

Соответственная Участь постигнет и всякую Душу, и когда Пересечения, сходящиеся в ней, одно за другим будут изъяты, как дрова из пламени, ничего не останется, кроме Незримых Крыльев Невоплощенного Желания, что отнесут ее к иным Камкаррам и бросят там на Смерть, как Хищные Птицы, что крадут Яйца из Гнезд.

К чему влачить существованье жалкой бессущностной твари и истощать драгоценный Сумрак для Службы в Здешней Камкарре, если Путь к Телу Совершенного Учения проложен сквозь Чистую Землю и Сохраненье ее в Чистоте?

Но Чистая Земля не та, что у тебя под Ногами.

И почему пугает тебя Грязь и Скверна, и Разрушение, и Упадок, и Темнота, если это сущность Камкарры!

Воду, соединенную с Землей, вы называете Грязью и чураетесь ее, как Зла.

Но если одолевает Жажда, вы доискиваетесь Воды, и если одолевает Желание, вы готовы пройти по Земле!

Я же, Емурлак, утверждаю, что Грязь это свойство Нечистого Ума, но не Земли, ибо Земля Свята и Чиста.

Никто не отделился от нее, и будем ступать по ней босыми, как новорожденные, и ступать повсюду, и нет в том Стыда.

Я и Ученики мои не стыдимся возвратить Убранства Истинного Тела нашего обратно в Землю, ибо они Даны ей и сотканы из Нитей, принадлежащих ее Средоточию.

И каждому из существующих отпущены Убранства, которые Заслужены им в Силу прошений и Деяний его, но они не есть Тела наши, ибо это лишь Нарядные Убранства для Истинного Тела Совершенного Учения, чья Суть есть Нагота и Пустота, и Ветер, и Подлинная Свобода!

Зачем же ты стремишься к Самозаточению в Камкарре и желаешь для себя Новых Форм и Входа в Сумрак?

И к чему тратить Заслугу от тайномольства, чтобы ввергнуть в Новый Обман всех Смертных существ?

Я, Емурлак, предлагаю тебе по Доброй Воле Вернуть все, что тобой Изъято было, туда, откуда оно было Изъято, ибо это единственно истинный и правильный Путь.

То же, что проповедуешь ты и к чему устремление в тебе вызрело, Путь ложный и Путь Отраженный в Сферах и Небесах, что сотворены ложными Богами.

* * *

И мушаафир, услышав долгую проповедь Емурлака, ужаснулся нездешнему свету в глазах Учителя.

И тот протянул ему кинжал и распорядился срезать волосы, как поступили Ученики его.

— Срежь волосы, глупец, пока Тело, которым Дорожишь, не пожрала Здешняя Порча!

И в тот момент Страж Сакеллария, сотворивший эту Камкарру, отлучил ее от Сияния, и Сумрак подчинился Формам.

И когда свет в глазах Учителя померк и отпустил его сознание, мушаафир увидел проявившееся из сияния лицо Емурлака и тело его.

И Емурлак и Ученики Его срезали волосы свои, отделив от Тел, ибо плоть их попортилась.

Но мушаафир отпрянул от кинжала и обратился в бегство, и не оглядывался на Учителя своего.

— По Убранству их уразумеете, откуда Они пришли!

Слышался ему Голос Емурлака.

— Слова их, Дела их и Мысли их, все должно быть приведено в соответствие!

Если же соответствия нет, то все проповедуемое ими Ложно и Безверно!

И они не стыдятся своего обмана и лжи.

Войди в Тишину Филактери, потерянный мушаафир, и когда ощутишь, что остался Один, Войди в Тишину и почувствуй мое Присутствие там.

И ощущай Меня, зная, что я Присутствую в Тишине Филактери для иных.

И Присутствуйте в Тишине для иных, как я для Вас!

И мы станем Едины в Безмолвном Присутствии, где будем принимать всех Страждущих и Мучающихся.

И породим Волну, что Воздвигнется над Смертью и Жизнью, и не усомнитесь вы в Силе Присутствия Моего.

Так изрекал Емурлак прежде, чем принять Судьбу этой Камкарры и разделить ее с Малыми Формами.

* * *

Мушаафир же, что бежал от Ужасной Участи этой Камкарры, сохранил для себя Силу.

И Путь его сделался тягостным, ибо он опасался Похитителей и Лжецов, и сторонился каждого встречного на своем Пути.

Бесформенные Лже Хозяева Пустоты сохранили Убранства и похищенную Силу, и через Сумрак распространили семя Ложной Жизни в Здешней Камкарре. И Семя это всюду Плодилось, и только потерянный мушаафир сохранил от Плодов ее свое Тело, защищенное Силой.

Остальная же Камкарра исказилась и обезобразилась, и над стихиями ее воцарили власть новые Законы.

И мушаафиру было отвратительно ступать по Земле здесь, ибо Семя Жизни, что сочилось из нее, было хуже Семян Смерти.

И склизкие минерализованные выделения странной сущности раскалывали мякотную и смердящую плоть Земли, распространяя Зловоние, которое охватывало Умы и Совращало народы Малых Форм, вынуждая их ногтями и ножами соскребать опаршивевшую, зудящую плоть прямо с костей.

Они ложились и умирали в Нечистой Земле, и Плотью своей пополняли разлагающуюся компостную массу.

И отвратительно мушаафиру было делиться Дыханием своим со здешними обезображенными существами, что сновали как длинномордые тени в задымленном полумраке.

Тогда мушаафир употребил некоторую часть сохраненной силы, чтобы сотворить для себя Окно в безветренные атмосферы с Чистым Эфиром, который остался не затронут порчей Здешней Камкарры.

Он блуждал среди Малых Форм, скрываясь от глаз их и наблюдая, как они умирают в Нечистой Земле.

И Нечистый Сумрак поглощает Отражения их, и делает их пленниками, и не оставляет им возможности вырваться из Лабиринтов Отраженных Иллюзий. И сам мушаафир, куда бы не направлял стопы свои, не находил вокруг и крупицы Сумрака, что сохранил бы свою Первозданную Чистоту и вся Камкарра была отлучена от Сияния Сакеллария.

И Сумрак, запертый Здесь, был Попорчен и пронизан Ложной Темнотой Ума.

Мушаафир знал, что Силы, сосредоточенной им, недостаточно для сопротивления.

И если он Войдет в Сумрак, охваченный Порчей, как Входят в него падшие народы, то уже не сумеет Сохранить Обличье свое.

И Большие Формы возьмут его Силу к себе во Власть, и Законы Здешней Камкарры трансформируют оставленную им энергию и употребят ее по своему Разумению.

И из Старых Малых Форм вылепят Новые Малые Формы, чтобы они служили Большим Формам.

Когда же мушаафир остановился на Пути своем у реки, то стал разглядывать свое отражение, не способное сложиться на поверхности проточной воды.

В меандре загрязненный выделениями нечистой земли речной проток сильно обмелел, густо поросший дремучими теневыми зарослями ежеподобного телореза с пышными белокурыми цветами. В мокром блеске галечника гнездовались темнобрюхие серпоклювы. В отдалении вырисовывалась влажными красками серая вереница отцветшего кустарника среди обезображенных ясеневых деревьев, чьи иссохшие листья были изъедены шпанками.

И сквозь круто сомкнувшиеся горные вершины тускло просвечивал фрагмент неба.

Мушаафир размышлял, что Войти в Сумрак нужно было еще до Отлучения этой Камкарры от Сияния Сакеллария.

Теперь же ему оставалось только возвратиться к Учителю Емурлаку и принять Его Путь, но до того срезать волосы и сохранить Силу, что осталась.

Но прежде, чем решиться, мушаафир увидел фигуру, наблюдающую за ним с противоположного берега.

— Кто ты? — спросил мушаафир.

— Хал-Ашад, — был ему ответ.

Мушаафир отступился от незнакомца.

— …ты ищешь Чистый Сумрак и Путь к Высшим Сферам и Пересечениям Неба, — произнес Хал-Ашад, — но знай, что если случится твое Вхождение в Сумрак, то исход не определен!

Ибо нынче ты осуществляешь чужие Замыслы, чьи семена были посеяны еще до рождения твоего.

Мушаафир спросил, о каком Замысле он говорит? и в чем Семя его?

Хал-Ашад же сказал:

— …разве Учитель твой не объяснил тебе? или ты слушал его невнимательно?

— Я — сам себе учитель!

Но Хал-Ашад пропустил его слова мимо ушей:

— …ведь сказано было Учителем, откуда происхождение твое и откуда содержание твое и откуда начало твое, и откуда Ум твой!

И происхождение, и содержание, и Ум единородны, и с происхождением содержания происходит и Ум.

Ум же был одним из Даров Жизни, но кто Даровал эти Дары?

И что это были за Дары, и кто даропочитал Жизнь?

Если Учитель твой не объяснил тебе, кто среди Даропочитателей, то я, Хал-Ашад, исправлю ошибку.

Ибо среди Даропочитателей Жизни были Истинные Силы и Ложные Силы, произошедшие от Единой Нерасколотой Филактери.

И хотя все Великие Силы и Великие Взаимодействия неотделимы от Филактери и Мирозданий Ее, но каждая из них может действовать внутри самой себя и зарождать в себе собственные Замыслы.

Когда Великие Силы, среди которых были Истинные и Ложные — из-за Размышлений, Желаний и Замыслов своих сделались в самих себе замкнутыми и стали утрачивать первоположенный контакт друг с другом, и не могли уже воспринимать Неделимую Филактерь как Единую, а себя как Аспект Природы Ее, — то они приложили немало Усилий, чтобы вновь сойтись в том, что ими было наречено Телом Совершенного Учения, которое было Первой из Первейших Форм Жизни!

Средоточием средоточий, пересечением всех явлений, что соприкасались для взаимодействия в творении.

Изначальное Совершенное Тело даропочиталось каждой из Великих Сил, и каждая из них приложила руку к его сотворению.

И Сакелларий даровал Телу Сияние свое, Сааддиф даровал Телу Дыхание свое, Амигдала даровала Телу Форму, подобную своей Форме, и Форма Совершенного Тела наполнилась Святым Сиянием Сакеллария и окуталась Дыханием Сааддифа, и Нексус Филактери связал все Воедино.

То были Дары Истинные.

Среди Ложных же Даров был Ум, который в Дар Совершенному Телу преподнес Безликий Пустотелый Ужас, господин Ложной Тьмы и Ложного Мировосприятия, чье имя звучало как Рахакар.

И Нексус Филактери силой своей связал все Дары Воедино.

И когда Истинные и Ложные Дары каждой из Великих Сил проявились и вызрели в Совершенном Теле, они сделались Участниками его и Деятелями его, и Нексус связывал и удерживал их как пленников, и в Алмазный Дворец Тела вошел сам Хатхагата, Высшая Природа Филактери, и принес в Дар Телу — свое Учение!

И Учение Хатхагаты проникло в каждую из Великих Сил, чьи Формы были направлены во Дворец Тела для восприятия его.

И Учение проникло в Сакелларий через Сияние его, ибо Сакелларий и Сияние равноедины и единородны.

И Учение проникло в Сааддифа через Дыхание его, ибо Сааддиф и Дыхание его равноедины и единородны.

И Учение Хатхагаты проникло в Амигдалу через Форму ее, ибо Амигдала и Форма равноедины и единородны.

И Учение проникло в Нексус и настроило распределение связей его, ибо Нексус и Его Связи равноедины и единородны, и с рождением содержания рождается и форма.

Но среди Истинных Даров присутствовал и Ложный Дар Ума, дарованный Рахакаром.

И Учение Хатхагаты проникло в него через Сияние, через Дыхание, через Форму и Связи, через Пустоту!

Но воистину Дар Рахакара был Ложен, и Учение, проникнув в Ложный Дар, не обнаружило Следов его, ибо Дар Рахакара оказался Пустым, Бессамостным и не имел сущности, подобно Зеркальному Сумраку.

Однако Рахакар с его помощью украл Отражение Учения Хатхагаты и Утаил его.

Им были украдены и иные Отражения, Отражение Сакеллария, Отражение Сааддифа, Отражение Амигдалы, Отражение Нексуса и Отражения их Форм, и даже Отражение Великой Единой Филактери, которую он сумел воспринять, будучи своим Даром причастен к Телу Совершенного Учения.

Ты же, мушаафир, спросил меня, в чем Замыслы, которым следуешь? и откуда восходят Семена их?

В Уме, мой ответ, что подложили под Порог Врат твоих, как подбрасывают Плачущее Дитя.

* * *

Слушай, от Изначального Тела Совершенного Учения впоследствии были сотворены Иные Тела.

Но они не были Совершенными и не являли собой Учение, ибо хотя в сущности их заключались взаимосвязанные силы первоначальных Даропочитателей, как Сияние Сакеллария, Дыхание Сааддифа, Форма Амигдалы и Связи Нексуса, но эти Иные Тела были сотворены Рахакаром в Ложном Пространстве его собственного Ума.

И он не допускал Здесь распространение Подлинного Учения Хатхагаты, и даже некоторым из Древнейших Форм оно неведомо.

В сущности Тело Совершенного Учения Великой Филактери стало прообразом для будущих Камкарр и само являлось Изначальной Камкаррой.

Вплетая в свою замысловатую Иллюзию Знания и Отражения, полученные от Тела Совершенного Учения, Рахакар сотворил Подложную Даль в Отраженном Пространстве своего Зеркального Ума.

И это Пространство было неотличимо от Подлинной Неделимой Филактери, хотя его Формы и Содержания их являлись только Отражениями. Сам же Рахакар вознамерился воздвигнуть Ум свой над Учением и воссоздать себе Филактерь, и утвердиться над ней как Хозяин.

Пути, которыми Рахакар действовал, были тщательно сокрыты им. И хотя присутствие Умотворца было неоспоримо, сам Рахакар подобно Ветру над Водой не оставлял долговечных зримых Следов и Отражений в Подлинной Филактери, и являлся единовластным и единоличным Хозяином своего Творения.

Случается, что Рахакар допускает ко Власти Здесь одного из ставленников своих и вернослужителей своих, но нельзя обманываться притворной личиной их, ибо никого Другого, кроме себя, Рахакар не допустит ко Власти.

И отсюда я утверждаю, что за всяким проявлением всепроникающей темноты Ума стоит Рахакар, ибо Ум и Рахакар единородны и единосущны. И Ум это Великая Ложная Тень Рахакара, и мастер безупречно манипулирует всякими Силами, заточенными в его Уме, и направляет их Волей, которую отражает из Единой Филактери.

Деяния ума Рахакара трудноописуемы и труднопостижимы для нас, и только единицы сумели разоблачить сотканную иллюзионистом завесу Тени и Лжи, ибо неукоснительно следовали Учению Высшего Тела.

Знания же и Откровения, что получал ты, мушаафир, не происходят от Тела Совершенного Учения, но от Ума Рахакара, ибо в Здешнем Пределе нет ничего Другого и Истинного, кроме Ложной Тени Ума.

И Рахакар препятствует распространению Высшего Учения.

И Рахакару известно, что твое Намерение попалось в расставленные им Звероловные Сети и притянуло к себе содержания, задуманные им.

И он ожидал, когда появится подобный тебе, мушаафир, чьи Желания будут сопричастны первоначальному Замыслу самого Рахакара!

Он ощущает твою Близость к нему и доискивается тебя в Здешней Камкарре, и направил эмиссаров своих по Следу, который оставило твое Намерение, когда затронуло Содержания, задуманные им.

И содержания эти атаковали твою Волю и настраивали твой интерес, фиксируя его в выгодном для Рахакара русле.

И если эмиссары не найдут тебя, ты найдешь их сам!

* * *

Мушаафир попытался узнать, что за Содержания те, о каких Хал-Ашад упомянул?

Хал-Ашад же спросил, неужели не Зришь Глазом, что окружает твой Ум? и кто отвечает за содержание свое и за продукты мировоззрения своего, если не сам содержатель? но если и вправду недоступно тебе, то пойдешь со мной и я проведу тебя к Руинам Древнего Храма.

И мушаафир последовал за Хал-Ашадом, и Хал-Ашад спросил у него так:

— Тот, кто Делает Здесь, есть Деятель своего Дела, и если Деятель Хорош, то и Дело Хорошо.

Но Дело заключается не в том, чтобы Делать его Хорошо, ибо Дело делается в Здешнем Мире, и Дела Здешнего Мира не найдут для себя Пристанище и Отражение в Высшем, ибо там нет ничего, что нуждалось бы в Улучшении!

И если ты Деятель тех Дел, что ограничены привязанностями к Здешнему Миру, то можешь ли рассчитывать на Вход в Сферы Высшие? Можешь ли назвать их — хорошими?

Мушаафир промолчал, и Хал-Ашад улыбнулся:

— …позади нас привязанности, а впереди нас препятствия, — сказал он.

Когда достигли Руин Древнего Храма, то в глубинах Атриума мушаафир увидел то, что Хал-Ашад нарек Спекулярием.

И сквозь просветы в полуразрушенных гемисфериях над их головами сияли лучи небесной дали.

И Хал-Ашад беззвучно ступал по пропылившемуся выцветшему ковру, пересекающему темпулу Атриума, вслушиваясь в пронзительный писк и мягкий шелест крыльев невидимых в нишах тенебрария летучих мышей.

Между тем восточная стена Атриума в Храме сохранилась только наполовину, а в образовавшийся проем втиснулся облакоподобный массив листвы, чей узор непрерывно видоизменялся от соприкосновения с ветром.

В раскосых лучах холодного света, пронизывающего залы, наравне с каменными колумнами колоннады возвышались и медленно кружились пустотелые столбы стародавней пыли.

Мушаафир последовал за Хал-Ашадом к Спекулярию, где они оба отразились в ложной дали, повторяющей очертания Атриума.

— Это зеркало? — спросил мушаафир.

— Это Сумрак, — сказал Хал-Ашад, — мы в Храме Сумрака…

В моем народе существует легенда о том, как Рахакар сотворил Ум.

В природе Филактери существовало Сияние, существовало Дыхание, существовала Форма, существовала Пустота, существовали Связи, и все это было включено в природу Филактери и неотделимо от нее.

Но изначально у этих сил не существовало имен, и они взяли себе имена позже, после того как Всюдущий Хатхагата Вышел из Высшей Природы Филактери и проник в каждую из них, чтобы изучить и Даровать им Учение.

И ему открылось Сияние Филактери, и ему открылось Дыхание Филактери, и ему открылась Форма Филактери, и ему открылась Пустота Филактери, и ему открылись Связи Филактери, и все это было Членами Тела Его — а сам он был Дитя!

Дитя Невидимого Света, Дитя из Чрева Незримой Матери!

И Всюдущий Хатхагата расширил свои Владения и даровал свое Учение в различных Сферах. И укрепил присутствие свое, и сделался почитаем. Отделил одно от другого, и когда его воззрение проникло в каждую из Великих Сил, то оставило в них След или Узор, подобный тому, какой первые мушаафиры оставили в нашей Камкарре.

Следуя Учению Хатхагаты, каждая из Великих Сил научилась рассматривать себя и только себя его Воззрением, его Учением, его Глазами.

Но эти Глаза не принадлежали никому, кроме Единого Зрящего, хотя Взгляд их, будучи Единственным, был устремлен в Великое Множество Направлений, и так Всюдущий наблюдал.

И первоначально Великие Силы могли ощущать его присутствие в собственном Воззрении и Глазах своих, и присутствие Хатхагаты формировало их — и формировало то, на что и куда направлялся их взгляд.

И пока Присутствие Хатхагаты сохранялось, то имелось Смешение Дыхания и Сияния в Глазах, и наступало Блаженство, и несотворенные миры наполнялись формами, и формы входили в пространства Великих Сил.

И вскоре каждая Сил прониклась Учением Хатхагаты.

Но Учение для них сделалось второстепенным, а первостепенным стало то, во что они Употребляли Учение.

И так они сделались привязанными к воззрениям своим и к тому, что видят, и опасались Всюдущего Дарителя Хатхагату, так как он располагал Властью забрать у них то, что Даровал, а именно свой Глаз и Взгляд.

И каждая из Великих Сил взяла себе имя, и Сияние называлось Сакелларием, и Дыхание называлось Сааддифом, и Форма называлась Амигдалой, и Связи назвались Нексусом, и Пустота получила себе имя Рахакара.

* * *

И когда Всюдущий открывал Единственный Глаз свой, то Зрение его пробуждалось во Множестве Мест, где Действовали представительства Его Высших Сил.

И Сакелларий наслаждался Сиянием своим, и Сааддиф наслаждался Дыханием своим, и Амигдала наслаждалась Формами своими, и Нексус наслаждался Связями своими.

И только Рахакар ненавидел Пустоту свою и скорбное положение свое.

Превыше прочих Рахакар опасался быть отлученным от воззрения Хатхагаты, но в то же время ощущал свою подневольность, оскорбительную зависимость от Господина Высшей Природы Филактери.

Рахакар ощущал, что и иные тревожатся о собственной Участи, а потому среди прочих он сделался зачинщиком того, чтобы обратиться к Хатхагате и предложить Творцу сотворить для них Тело Жизни, которое они могли бы Даропочитать и которому могли бы Служить Службу свою!

И они поразмыслили и согласились с намерением Рахакара, и когда наступило Смешение их в Великом Взоре Хатхагаты, единым нераздельным Голосом они обратились к Всюдущему, чтобы выразить Желание свое.

И Хатхагата узнал, что в этом Хоре Глас Рахакара преобладал над остальными, и не удивился тому, ибо Пустота Рахакара Включала в себя прочие Силы и являлась Непоколебимой Основой для Взгляда Хатхагаты, где они расположились и к которому принадлежали.

И Рахакар был вызван Хатхагатой отдельно от прочих и вдали от ведома их, и спрошен был.

И Рахакар ответил Всюдущему и описал положение зависимых от независимого, и сказал так Высшему Хатхагате, что Единый Глаз его Зрит во Множестве Мест.

— …но Множество Мест это лишь воссоздания Одного Места!

И Взгляд непостоянен, Глаз то Закрыт, то Открыт, то Зрит, то нет.

Когда Глаз Открыт и Зрит, то Пустота его наполняется Блаженством подобно Чреву, где зреет Форма и Силы Соучаствуют друг с другом.

Когда же Глаз Закрыт, а Хатхагата погружается в свой Сон, тогда и Силы покидают Пустоту и погружаются в самих себя — и Рахакар подобен бесплодной женщине!

Отсюда они зависят от Хатхагаты, хотя Хатхагата независим от них и Открывает Глаз свой только для того, чтоб полюбоваться, как Хороши Дела его.

Но Рахакар объявил Господину, что Дела его обрели собственную Участь и Имена, взяв и привязав к себе Узор, который он Даровал им и с которым они не могут расстаться.

И Участь их не может найти Отражения и Прибежища там, куда Уходит Хатхагата, когда Глаз не Зрит.

А Уходит он в Вечность и Бесконечность, где для них не остается ни места, ни воплощения.

И между Силами пропасть, и они не могут найти Пути друг к другу, и нет Взора, что послужил бы Вместилищем для Них и Объединил Их!

Отсюда и просьба Их, чтобы Всюдущий Хатхагата сотворил Тело Почитания Жизни, которое было бы подобно Его Телу, но являлось Обителью для Великих Сил, когда Хатхагата Отбывает в Свой Сон.

И так как Хатхагата любил каждый из Членов Тела Своего и знал, что они Неотлучны от Тела, то посочувствовал их Участи и создал для них Прибежище в образе Совершенного Тела Света.

И поместил в сотворенном Теле свое Учение как Аспект его.

И Великие Силы узрели, что Замысел Хорош для них, чтобы Даропочитать Тело Жизни, и Сакелларий дал ему Сияние, Сааддиф дал ему Дыхание, Амигдала Форму, а Нексус настроил связи.

Рахакар же наравне с Хатхагатой из Пустоты узрел, что Тело Совершенно и Учение Совершенно, и оба Едины и помещены внутри него.

* * *

И с сотворением Тела каждая из Великих Сил узнала свое Место и Роль в мироздании, и так Всюдущий пробудил их ото Сна и нашел им Употребление, и предоставил их к Общему Делу, и Объединил в Теле Своем.

И даже когда Хатхагата Уходил на покой, то Учение его пребывало в Теле для каждой из Великих Сил.

И они Блаженствовали в Алмазном Нерасколотом Дворце Учения под стягом Единой Филактери, и придерживались Путей, проповедуемых Хатхагатой, и не отступались от Взгляда его, и научились отсюда многому.

Но Рахакар ощущал в себе Желание большего.

И он задумался в Уме своем, заключив такое, что если подобия ложны, а отражения — подобны первоначалам, то с исчезновением первоначал исчезают и отражения их, чья ложность определяется их зависимостью от Высшего…

Подумал он еще о множестве различных вещей здесь.

И теперь, когда Тело Совершенного Учения лежало буквально у Рахакара на Ладони и озаряло Мироздание, он в тайне от прочих Великих Сил пытался постичь Пространство и Пустоту.

И обнаружил, что Единая Филактерь и Пустота взаимодействуют между собой иначе, чем Рахакар мог бы предположить.

И Союз их порождает в Высших Сферах некоторую Сущность, которая расширяет Пространство путем создания в нем дополнительных Областей и Небес, и Мер и Объемов.

Хотя те Области оказались Ложными и Отраженными, и недоступными, и потому Рахакар не сумел Войти в них.

Но он сумел употребить свои знания о Пустоте и Филактери и сознательным усилием Отраженной Воли породил и сосредоточил в себе ограниченную крупицу Сущности, темной и прозрачной как стекло, и нарек ее Химеритом.

Рахакар утаил от иных Химерит под плащеподобными покровами своего всесодержащего Тела.

А Тело же его воистину являлось лишь Пустотой, и в ней Отражались всякие Тайны и Формы иных Сил, и так Рахакар наблюдал и узнавал слабости подобных себе.

И Рахакар дождался, когда Хатхагата погрузится в Сон.

И только это случилось, Рахакар сосредоточил в себе Новую Форму, отражающую Сияние Сакеллария, и нарядил ее в роскошные виссонные Убранства, и Тело ее источало Ароматный Дух, и в таком обличье Рахакар направился к Вратам Нерушимого Дворца и обратился к Участникам Тела Совершенного Учения, сказав им, что желает принести Хатхагате Дар!

И они Впустили его.

Он показал сотворенный им Химерит. И Сакелларий заглянул в него и увидел Отражение Сияния своего, и Сааддиф проник в Химерит и увидел Отражение Дыхания своего, и Амигдала увидела Отражения Форм своих, и Нексус увидел Отражения Связей своих.

И взгляд каждого высветил те содержания, что задумал и определил для них Рахакар. И каждая Великая Сила узрела не только свое собственное Отражение, но и оставила в Химерите частицу своего Взгляда и Силы.

Ибо содержания, которые Рахакар скрыл от них, оказались Ловушками и Звероловными Сетями, и повлияли на них, и сделались для них Умом.

И Сакелларий увидел Сияние свое таким, каким Желал его видеть.

И Сааддиф увидел Дыхание свое таким, каким Желал его видеть.

И Амигдала узрела Формы свои такими, какими Желала видеть их.

И Нексус узрел Связующие Силы такими, какими Желал их видеть.

И каждая из Великих Сил тайно от остальных устыдилась Желаний своих, но Рахакар прознал об этом.

И Рахакар сказал им, что желает поместить сей Дар в Сокровищницу, и когда Хатхагата пробудится ото Сна, то сперва Войдет в свою Сокровищницу оценить Дар.

И Великие Силы согласились с Замыслом Рахакара. И Распорядитель Ключей Нексус передал каждому Хозяину его Ключ, и Сааддиф открыл своим Ключом Внешние Врата к Сокровищнице, и Амигдала своим Ключом отперла Врата Форм, и Сакелларий своим Ключом отпер Внутренние Врата, и Рахакар вступил в самое Сердце Тела Совершенного Учения и поместил Ложный Дар в Сокровищницу, после чего покинул Дворец.

* * *

Мушаафир спросил Хал-Ашада:

— …значит ли, что и Хатхагата, войдя в Сокровищницу, заглянул в Дар Рахакара и попался в Ловушку?

Хал-Ашад ответил:

— Но Хатхагата не может попасть в Ловушку, потому что Ему вовеки подлинно известно, кто Он Есть. В том его Великолепие, и Суть, и Природа, и он Учит прочих тому, что Они не есть Он, и Они никогда не сделаются Им!

И отсюда Всюдущий независим от остальных Великих Сил своих, и пока Он пребывает среди них, они знают себя…

— Значит, Химерит Рахакара и есть Сумрак, — спросил мушаафир.

— Нет, Химерит нечто иное, отличное от Сумрака, это подделка свойств Пустоты под свойства Подлинного Сумрака, приспособленная под Нужды Рахакара!

Но мушаафир сделался смущенным, и чем больше Знаний входило в него, тем больше он недоумевал.

Хал-Ашад приблизился к Спекулярию, но остался на расстоянии.

И Хал-Ашад, содержащийся внутри Спекулярия как отражение Хал-Ашада, приблизился тоже.

И Хал-Ашад произнес для мушаафира такие слова:

— …отражение твое Ждало встречи с тобой Здесь. И хотя прежде ты не встречался с ним как Сейчас, Отражение твое существовало с момента твоего рождения, и ты был Отражением для него независимо от вашего местопребывания.

Друг для друга вы существовали равно, хотя каждый оставался в Тени для Другого.

И только когда последователи Великих Форм из Малых Народов по науке своих Учителей сотворили здесь первые Зеркала или Спекулярии, Два Отраженных Мира нашли кратчайший Путь друг к другу, чтобы Сойтись.

В Здешней Камкарре это Зеркало последнее, которое еще Хранит свою Чистоту.

Наши Отражения уже существуют на противоположной Стороне и не имеет значения, отражаемся мы Сейчас в Зеркале или нет.

Эти Зеркала инструмент, подобный Глазам, ибо без них мы подобны Ветру, что мечется над поверхностью Воды.

Но ни Вода, ни Ветер сами по себе не обладают нужным инструментом, чтобы Войти друг в друга.

Суть всякого Зеркала или Спекулярия в том, что оно Путь в Сумрак, хотя те, кто Сотворил Зеркала, не подозревали о подобном свойстве Зеркал.

В Сумраке же собственные, заимствованные Законы — а именно Законы Камкарр и Ума, как учат мудрецы из моего народа.

И Цель Входа в Сумрак может быть различной. И хотя были те, кто Входил в Сумрак по собственной Воле и Разумению, желая Сотворить Благо и Добро для иных тварей, но их постигало Великое Разочарование.

Ибо в Сумраке обнажались Истинные Желания, приведшие их туда, а все Ложное и Надуманное отметалось и забывалось.

И Память о Ложных Добродетелях сгорала подобно хворосту.

И Вошедшие в Сумрак становились Служителями своих Темных Желаний и Замыслов, которые манипулировали и руководили ими из той Области Бытия, и которые были Коренной Причиной Деяний их.

Но эти Большие Формы научены самим Рахакаром для Службы ему.

И они трансформируют Убранства иллюзорных Тел своих с величайшим мастерством, чтобы вводить заблудших в Зеркальные Лабиринты Лжи на корм Рахакару.

* * *

— …прежде, чем Войдешь в Сумрак, поразмысли хорошо, мушаафир, не находишься ли ты за ширмой? ведь когда изольется свет и просветит ее, силуэт выдаст, кто ты!

И заслуга от самообмана невелика, ты не удержишь ее долго там, где твой Ум будет развеян, и Малая Воля твоя порабощена и направлена против тебя.

В конце концов ты Возвратишься и Сольешься с коренным Учителем и Руководителем, и Настройщиком, что служил Звездой Путеводной и направлял тебя в Миру.

И если Пути его окажутся Притворными, а сам он Лжецом, то и Дорога твоя Здесь завершится Участью худшей, потому как ты не подверг сомнению Учение его.

— Откуда ты все это знаешь? — Спросил мушаафир.

— А я и не знаю, просто говорю как есть. Сейчас я вижу так и говорю так, завтра я, быть может, стану видеть иначе и говорить иначе, хотя это ничего не изменит… Может, я увижу то, чего не видел прежде, а может, не найду уже того, о чем говорил, такова моя Камкарра!

Я не запоминаю и ничего не записываю, что Узнал, я не боюсь утратить Знание, оно всегда у меня перед глазами, мир, такой, какой есть, никуда от меня не денется, я не держу его в памяти, пусть будет свободен от меня, а что ты?

И Хал-Ашад отступил от Зеркала и жестом пригласил мушаафира употребить Силу и Войти в Сумрак.

— Изначально мое стремление было привести мой потерянный народ к Сиянию Сакеллария, — сказал мушаафир.

Я Желал этого всеми фибрами души, когда Сумрак еще Отражал Свет в пространство этой Камкарры.

Я научил бы свой народ как Войти в Сумрак, и научил бы иные народы, и мы воздвигли бы в Сумраке нечто Новое.

Но теперь, когда Камкарра сделалась отлученной от Сакеллария, я не вижу их Слитного Сияния, и вместо того, чтобы быть пронизанным Подлинным Сиянием Единой Филактери, Сумрак в этой Камкарре пронизан Ложной Тьмой Умонастроений Больших Форм, слуг Рахакара.

— …и Замысел мой направлен против их Ложной Власти, а значит, он направлен во Благо, — сказал мушаафир.

— Тогда Войди в Сумрак и Воплоти его, — сказал Хал-Ашад.

Но после всего услышанного мушаафир усомнился в своем Знании относительно Сумрака и спросил Хал-Ашада, как осуществляется Вход в Сумрак и чего ему Ждать?

И добавил к тому, что прежде ему мерещилось, будто бы он провидит в Сумраке собственное Отражение отчетливо, и Знание его незыблемо, и Воззрение твердо как Алмаз…

Но теперь он утратил убежденность и не может провидеть, где возникнет Сумрак и Отражение его, и как отличить Ложное от Истинного?

И содержится ли Сумрак в Зеркале, или Зеркало в Сумраке, и как относятся к тому Формы Отражений и Ум?

Но Хал-Ашад ответил, что Истинные Явления в Филактери и Ложные Описания их в Уме Рахакара не имеют между собой ничего общего.

— …и всякие Верные Дела Делаются отдельно от Размышлений о Делах, о Плодах их, о Причинах их, о Последствиях их, ибо не тебе Судить о Высшем и не тебе Определять, что и к чему!

Потому Употреби Силу в свое Намерение Войти в Сумрак, а дальнейшее произойдет Само Собой, как с Ключом, что Входит в Замочную Скважину и оттуда делает, что было задумано для Ключа и для чего он Сотворен.

И когда все случится, от тебя, мушаафир, возможно ничего не останется, к чему ты привык Здесь.

И мушаафир, выслушав Хал-Ашада, употребил Силу, которую Хранил, сделав шаг навстречу Зеркалу.

Глава III Терроптикум

Когда народ Безнебесья еще назывался Трехглазым, им доступно было Высшее Сияние Неботворцев, и Трехглазые воспринимали их Радужные Цвета.

Но те времена давным-давно прошли.

Мехтильд же был рожден в Новой Айэде, среди Трехглазых, когда их Слава померкла, и они перестали быть Трехглазыми.

Мир, в котором Мехтильд явился, недалеко отстоял от собственных Начал. Ибо Законы только вступали в силу, и Мировоззрение Здешних не допускало Чужие Законы и воздвигало на Пути Законов препятствия и веру.

И Трехглазые, хоть и перестали быть таковыми, по-прежнему именовались Трехглазыми.

И нынешнее Восприятие Трехглазых охватывало лишь то, что допускалось Священными Писаниями.

Умы нынешних Трехглазых почитали Землю под ногами, служили Творениям ее, среди коих были Цветы, Травы и Деревья.

Как Божествам служили им, молясь в Священном Свете, который от них исходил. И только рачением о Земле и Сиянии Творений ее заняты были их Умы.

И Телами, и Мыслями, и Духом своим несли они Службу Ей, чьи Дети рождали Свет для их Глаз.

С высоких Башен Новой Айэды, в каком направлении ни глянь, до краев горизонта, пока они не терялись в темноте Безнебесья, простирались сияющие плантации, на которых трудились культоры от народа Трехглазых.

И Земли вокруг Сияли как Драгоценность своим Светом, а Пустое Небо над ними погрузилось в Темноту.

Но Мехтильду среди прочих было дано Знать о том, о чем не знали иные из народа.

И Знание это терзало его, и противоречило писаниям святых.

В пятнадцатилетнем возрасте Мехтильд отправился из дома странствовать по Святыням и Городам и входил в Храмы босым.

И в храмах стремился отделить ложное от истинного, и непрестанно задавался вопросом о Судьбе своей и о том, почему имеет в себе Знание, которого не имеют иные?

Вот он слушал голоса предикторов в Палатных Атриумах Сакрарий, что проповедовали Учение праотцов и праматерей о Пустом Небе или Безнебесье.

И они неустанно повторяли:

— Безнебесье… Безнебесье, Пустое Небо… Пустое Небо!

Но Мехтильд в сердце своем протестовал. Однако высказаться вслух не решался.

Но однажды приблизился он к предиктору, который зло и отстраненно посмотрел на обратившегося к нему, и Мехтильд спросил:

— Что есть Безнебесье… что значит Пустое? Слово, как мне понять его значение, с чем сравнить…

И что есть Небо, и что вы называете? и что значат слова эти по отдельности и в совмещении своем?

И хотел задать еще множество вопросов, и сердце его рвалось к истине.

Но в ответ предиктор лишь презрительно фыркнул и, махнув рукой в широком рукаве, прогнал Мехтильда, чтобы он не отвлекал его праздными разговорами и запрещенным любопытствованьем о Предметах Творения.

И Мехтильду хотелось ответить: у меня нет сомнения о Предметах Творения и Творце их, однако есть сомнения в том, занимаете ли вы пост свой по праву!

И хотя был сильно огорчен, удержался, ибо знал, что власть предержащие карают противных им.

Но, как был, с трепещущим сердцем, выскочил на ступеньки Храма и перед малочисленной публикой нищих, слепых, калек и попрошаек, изрек:

— У них нет Знания, нет, остались только слова!

Но собравшиеся, кажется, не поняли его Речей, тогда Мехтильд вытащил из сумки несколько монет и бросил нищим в чашу для подаяний, а затем быстрым шагом скрылся.

Но монеты те уже вышли из употребления, ибо элементы, из которых они сотворились, принадлежали к исчезнувшим Землям вдалеке.

Потому с тем же успехом Мехтильд мог насыпать им в чашу горсть бесцветных камней и песка с пыльной дороги.

Когда же один из нищих догнал его, то сообщил об этом Мехтильду, сказав:

— В этих камнях, что ты дал, нет ценности!

А тот радостно отозвался:

— У них нет Знания, остались лишь слова! Теперь понимаете? Пустословие — вот их знание!

* * *

И Мехтильд продолжал путь свой, слушая проповедников и миссионеров на большаках и площадях, и в замкнутых помещениях.

И в помещениях этих было множество народу среди множества искусственных вещей, и Мехтильду было противно находиться среди вещей, а народ перешептывался, мол, зато нет Пустоты, и они страшились Пустоты, но Мехтильд знал, что искусственно заполненное пространство хуже Пустоты.

И знал он, что Умы их заполнены Ложными отражениями искусственных вещей, и хотя уподоблены Храму, но лишены Сияния, лишены Силы, лишены Знания.

И собрания тех из народа возглавляли предикторы, вместе вещая единым неослабевающим голосом, всюду твердили и утверждали для всех:

— Пустое Небо… Пустое Небо…

И вслед за ними повторяли:

— Безнебесье, да, оно Пусто! Только у нас Свет!

— Да!

И малые из народа заливались беспричинными слезами, сами не зная, чему радуются и о чем ликуют.

И отовсюду Мехтильд уходил, но если встречал незнакомцев, что трудятся и честно зарабатывают на свой хлеб, и скромны, то улыбался им, а они — ему.

И они расходились своей дорогой, но в тайне знали, что не одиноки, и будут добры друг к другу повсюду, и доброта их едина, а они — в Ней.

* * *

Тем временем же предикторы Учили сыновей своих и дочерей своих, а учили они Великой Беспредельной Тьме, которая похищала Сияние Дальних Земель и делала Земли непригодными для Жизни.

— И сжигала Дыхание Небес подобно пламени!

И учили:

— Пламя опустошило Небеса, да, Дыхание их, Небеса обесплодились Огнем…

Дальние же Земли, принадлежащие Землям Трехглазых, когда тьма поглотила их, сделались Безземельем, а Безнебесье сделалось тем — что над ними!

И хотя Безземелье наречено Дальней Землей, оно было Ближней Землей, пока Тьма не уничтожила Свет, что Имелся в Ее Творениях.

Творения же ее были таковыми:

— Как трава, деревья и всякий минерал, что сияют своим светом!

И Учили предикторы такими словами, говоря:

— Всюду были Земли, сияющие подобно слитку золота или морю!

И Сияние их излучалось ввысь и отражалось в Зеркалах Пустого Неба.

Сияющая Земля внизу и Безнебесье вверху сливались в Отражении своем и взаимодействием порождали темный энлиль.

Когда Мехтильд услышал проповедников об энлиле, то заинтересовался, чтобы послушать.

И учили они, что если из Малых Форм кто Зрел Отраженную Землю в Безнебесье, то есть в Пустом Небе, или на поверхности Сияющих Вод, то есть в Океанах и Морях, то эти Деяния признавались возможными благодаря энлилю.

— Ибо энлиль господин всяческих отражений, будь то рожденных от Ложных или Истинных Вещей!

В Храмах учили, что Великая Беспредельная Тень всегда оставалась Далекой, пока ей противоборствовал Священный Свет Земли.

Но служители и Хранители Земли, даже Великий ее Хранитель Гамгаллат, отвергли веру отцов и матерей и предались Пустому Небу, и Вошли в Отражения свои!

И отражения поглотили их, и Земля, которую они Хранили и Озаряли, сделалась беззащитной, и Великая Тень взяла ее и связала своими сетями подобно тому как вода заполняет пустоты, так и Тьма заполнила всякую Землю вдалеке.

И те от народа, что находились в Ближних Землях, устрашились для себя подобной участи.

И они узнали, что произошла трагедия, и причиной ее было то, что многие Хранители из Дальних Земель соблазнялись Ложными Путями, которые Отражались для них в Безнебесье.

— И ступали на них, и уже не возвращались обратно, — и предикторы повторяли:

— …это Ложные, да, Ложные… Пути Лжи и Тьмы, они совратили Хранителей!

Истинный же энлиль являлся Драгоценностью, он почитался Трехглазыми соответственно.

И все, что входило в истинный энлиль, приумножалось в ложном энлиле.

И войти в истинное пространство энлиля означало осквернить энлиль, и Трехглазый Народ верил в это, и предикторы говорили:

— Никто не войдет в Истинный Энлиль, никто не войдет… и никто не может Осквернить его, никто!

И Трехглазые знали, что Истинный Энлиль не возьмет в себя ничто, потому он порождает Ложный Энлиль для тех, кто идет Ложными Путями, и повторяли:

— Ложный, да, Путь!

И никто не уподобится Истинному Энлилю, ибо в нем нет отражений, которые бы он Принял! Ибо они Нечистые!

Но Мехтильд лишь сильнее запутывался в их словах и учениях, в том, как отражались они в уме его.

И Мехтильд решил обратиться к мудрецу, умевшему, как говорили, растолковать речи предикторов.

* * *

И Мехтильд направил к нему огнеподобную поступь свою, а когда пришел, то поклонился и обратился к мудрецу, которого все просто называли Трехглазым, с такими словами:

— Что есть энлиль… и кто впервые Употребил Слово это? К чему воистину оно было Употреблено? И кто не понял…

Но Трехглазый поднял иссохшую руку и прервал вопрос Мехтильда, отвечая ему:

— То, что есть! Слышано было мной, что у вас называют Истинным, Ложным и Темным…

— Да, называют, — сказал Мехтильд.

— И если так, то я изрекаю следующее! Истинный энлиль воистину Несотворенный Энлиль, а его Сила пробуждается Вами самими, а Ложный энлиль воистину это То, что Проявляется в Темном энлиле, хотя Темный воистину даже не энлиль!

И для существования Темного энлиля и для сохранений Ложных имеется нужда в Форме, в Большой или Малой, но в Форме.

И Темный есть сама Форма, которую Несотворенный энлиль принял Здесь по Законам, а Ложный есть Содержание Формы, в Истинном же Несотворенном энлиле нет Содержаний, нет Форм…

Да, пока твое Желание стремится к Слову и когда схватывает его, то, что Словом было названо, уже отсутствует там, и ты стоишь посреди пустыря…

О, да, эти вещи, как их много, но они Ложные подобия Истинных, эти странные явления, не успеем мы узреть их, чтобы наименовать, как они ускользают и трансформируются так, что их не признает первый очевидец!

Остаются только Слова, и только они внушают ложное доверие, они будто неизменные, хотя бессмысленные…

Нет смысла в них, нет никакой необходимости интерпретировать откровения предикторов и пытаться объяснить одни слова другими словами, заменять их и переставлять между собой!

Слова мертвым окаменелым грузом падают на сухой грунт твоего заскорузлого Сердца, будто бы Зрелые Плоды с Деревьев в Небе.

Но Сок их Умонастроений быстро иссякает, и мы ищем для себя новых Слов, чтобы повторять их и инфицироваться ложными настроениями их… как болезнью!

Вот что представляет ценность для нас, это Тень Ума, Великое Ложное Настроение, Тень, которой заслоняют от себя Свет!

Ты замечал ли, как предикторы оживленно жестикулируют, потому как большинство символов, входящих в Разум их, они не способны передать в словах и постичь, они передают их через подражания, через жесты, рисуя в воздухе невообразимые цепи и узоры, соединенные в сложные чередующиеся схемы, которые перемежаются со звуками… как хлопки ладонями!

О, они не успевают ухватить Целое, они просто расхитители, что хватаются здесь за Вещи, за Звуки!

И мудрец рассмеялся собственным словам и махнул рукой, и вручил Мехтильду длинный шест, а на конце его щетка, и сказал ему:

— Ты, я вижу, стремишься учить других… Но среди Трехглазых полным-полно учителей, а вот полы в Храмах убирать никто не хочет, потому займись лучше этим, а об умствованиях своих забудь!

— Но что же такое, в конце концов, все эти… слова?

— О, они есть только то, что ты понял!

Когда Мехтильд покинул Трехглазого мудреца, то некоторые сомнения его были рассеяны.

* * *

В то время предикторы продолжали учить по-своему так:

— У Великой Тени, господина Пустого Неба, в распоряжении и подчинении состоял Слуга Ее, чье имя звучало как Сорфенталь.

И Великая Тень перепоручила Сорфенталю захватить для экспансии Дальние Земли на Западе.

И подобное поручение было Сорфенталю как дар за его вернослужительство в прошлом.

И он возрадовался, и Дыхание Сорфенталя погрузило Дальние Земли во мрак.

Но случилось это не сразу, ибо Сорфенталь был тем, кто долго трудился для совращения Хранителей Земли и принятия их под Темное крыло свое.

Он переменил направление ветра для них!

И обдавал их Светочи Дыханием, и под Куполами Крыла своего Сотворил для Хранителей Небесный Храм Зеркал, и увлек Хранителей от Земли в Дальнее Сияние, но то было Сияние Пустого Неба и его Зеркал, — так учили предикторы, повторяя:

— Да, Пустой Свет Неба, да!

Когда же Хранители поднялись в Небесный Храм, то Сорфенталь согнул Крыло Свое и так сокрыл Храм Ложного Сияния в самом себе.

И Хранители стали заточены в Храме, и без Хранителей Земля сделалась беззащитной, травы, цветы и деревья ее становились безжизненны и более не производили Сияние свое.

И наконец-то Великая Тень, чье имя звучало как Антипонтий, взяла ее под господство свое.

* * *

Когда же Антипонтий возблагодарил Сорфенталя за вернослужение, то дал ему Западную Землю, которую Сорфенталь для него Взял.

И наказал, чтобы Сорфенталь распространил Его Учение по остальным пределам Сияющей Земли и возвратил Трехглазый народ в Истинный Дом их, а именно в Безнебесье!

И Великая Тень Антипонтия склонилась к Сорфенталю и обдала его Жаром своим и объявила ему, что Ее Силы будут отныне Его Силами!

И Дыхание Ее будет Его Дыханием!

И за всякую напрасную трату расхитителя настигнет возмездие!

И покуда Сорфенталь служит верно, то Свободен в том, чтобы брать себе столько Силы и Дыхания, сколько потребуют нужды Слуги.

Но если вздумает своевольничать, то Господин его ощутит это, и добавил:

— Знай это, знай, Раб мой!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 450
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: