электронная
360
печатная A5
437
18+
Шерлок Холмс XXI века

Бесплатный фрагмент - Шерлок Холмс XXI века


Объем:
360 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-3119-0
электронная
от 360
печатная A5
от 437

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Пролог

Каждый в этой жизни получает что-то в равной степени: будь то любовь, семья, предательство или обман.

Но порой мы, люди, сами вершим свою жизнь, нашу точку зрения, даже не замечая, что этим же делаем больно близким. Именно поэтому существуют силы, которые не боятся рискнуть, и наказать по закону тех, кто этого действительно заслуживает…


***

Ужасная авария произошла на автостраде. Машина с ужасной силой столкнулась с грузовиком. Пламя охватило обе машины; выживших после такого не было.

Чуть позже, на одном из кладбищ; стоя в окружении многих взрослых, маленькая девочка, не сдерживаясь, громко плакала от потери родителей.

— Мама… Папа… — сквозь слезы говорила девочка, не замечая жалостливые взгляды взрослых, — Мама… Папа

Но что могли сделать слезы маленькой девочки, которая потеряла родителей и оставшейся одной в целом жестоком мире? Проливая бессмысленные слезы и надрывая голос от криков к тем, кто больше не откликнется с любящей улыбкой. Никогда…

После этого происшествия, все узнают, что в машине была семья известного композитора — Стивена Джонса, а единственная, оставшаяся сиротой, дочка композитора — Скай Джонс.

Глава 1

Новая школа, новый класс, новые друзья…?

Солнце уже давно встало над крышами медленно пробуждающегося Нью-Йорка, но люди, такие как я, лишь сладко спали, уткнувшись в подушку и прикрываясь толстым одеялом от надоедливых солнечных лучей.

Сквозь третий сон, я услышала, как дверь в мою комнату открылась, а потом через секунду, мое одеяло было отброшено, а я стала заливаться хохотом от щекотки.

— Доброе утро, Скай, — сказала Мэри, продолжая мучать меня и смеясь вместе со мной.

— Хахаха… Ой, Мэри щекотно, — сквозь смех кричала я. — Я встала… встала уже! Хватит.

— Раз встала, то быстрей иди умываться и одевайся, — как всегда сказала Мэри, улыбнувшись. — Ты ведь не забыла, какой сегодня день?

— День открытого «вдалбывания знаний»? — пошутила я, и она с серьезным взглядом указала на стену, рядом с дверью. — Да помню я, ты мне это сначала месяца говоришь.

Там висел календарь, открытый на месяце «Сентябрь». Первое число было отмечено красным маркером.

— Ну, раз так, то живо в ванную, — сказала Мэри, и снова сделала попытку меня пощекотать, но я с ловкость кошку, вскочила, и показав ей язык, побежала умываться.

Быстро, пару раз брызнув лицо водой, и вытерев розовым пушистым полотенцем, посмотрела на себя в зеркало. Оттуда на меня смотрела девушка с длинными светло-каштановыми волосами, и пронзительно — зелеными глазами.

Мое имя — Скай Джонс и мне 15 лет. И сегодня я иду в среднюю общеобразовательную школу Св. Петра, хотя до средних классов я училась в интернате для девочек.

Из-за того что хорошо улавливала материал, меня прозвали «вундеркиндом». То, что мне легко было в учебе; единственный был плюс в том, что у меня было много свободного времени. И не теряя этого времени, я увлекалась разными видами спорта, искусства — но все это быстро надоедало, и через некоторое время бросала.

Но какие-то умения у меня все — таки остались, такие как: фехтование, игра в шахматы, борьба, паркур, игра на гитаре и пианино, рисование и этикет.

Собрав волосы в хвост, пошла одеваться. Но тут вошла Мэри.

Кстати, Мэри — моя старшая двоюродная сестра. Брюнетка с карими глазами и формами настоящей модели. Хотя она и так была моделью — новичком, пусть и училась еще в старших классах. Она старше меня на два года, а еще она любит вставлять свое слово во внешность человека. Твердое такое слово…

Таким образом, увидев меня с простым хвостом, Мэри вдруг взбунтовалась.

— Скай! Опять ты с этим хвостом! — громко сказала Мэри, да так, что ее, наверное, услышали даже соседи. Из ближайшего ящика с банными принадлежностями, она достала утюжок, и показала его мне. Я попятилась от ее вида «опасного маньяка» — Ну ничего, сейчас твоя любимая сестра сделает из тебя леди.

— Не надо! — закричала я, не тише ее минуту назад. Но было уже поздно.

Спустя десять минут, вместо моего привычного хвоста, были прямые волосы с закрученными концами.

— Вот это другое дело, — довольная собой сказала Мэри, убирая утюжок обратно в ящик.

Я не дожидаясь, пока она еще что-нибудь сделает, выбежала из ванной и побежала в комнату переодеваться в любимые джинсы и свитер. Зная, что у Мэри уходит тридцать минут, чтобы привести себя в порядок, я быстро забежала на кухню. Там как всегда была уже моя тетя. Приятная, как внешне, так и внутренне женщина — с короткими темными кудряшками и улыбкой, которой наверное позавидовал бы сам президент Америки, в домашнем халате и тапочках. Ее зовут Лили, и она еще по совместительству моя опекунша. Сестра моего покойного отца. Еще у меня есть дядя, его зовут Джейкоб, но из-за работы пилотом, он редко бывает дома.

Но помимо дяди и тети, со старшей сестрой, есть еще бабушка с дедушкой; но с ними я вижусь только на каникулах. А все, потому что они живут в Лондоне. Но подробно о них позже, а сейчас надо бежать отсюда, так как мы с Мэри в одной школе, а значит нам по пути, и если мне придется выслушивать очередную историю о ее успехах в шоу-бизнесе! Уж лучше повеситься!

— Скай? Куда ты? — удивилась тетя, когда я быстро прибежала на кухню, схватила бутерброд и отпив глоток чая, едва не обжегшись, побежала к двери, на ходу напяливая кеды. — А завтрак…?

— Позже! До вечера! — крикнула я, и выбежала на улицу. Скорей на автобус! Только там мое спасение!


***

Через 15 минут, я уже была у ворот школы, и радовалась. Успела! Успела сбежать от Мэри! И пусть потом она меня достанет, но я успела! И пофиг, что приехала на 10 минут раньше. Зато успею осмотреться, может и познакомиться с кем-то.

Я уверенными шагами пошла к входу школы, и не обращая внимания на заинтересованные взгляды, которые смотрели на меня как на новую игрушку для издевательств, а не на новенькую.

Длинный коридор оставлял желать лучшего — светлый, многолюдный, со множеством постеров и объявлений. Множество шкафчиков тесно- синего цвета шли вдоль и почти до самого конца коридора. Если судить по количеству окон с внешней стороны, то этажей здесь было четыре-пять учебных, и один самый последний — чердак. Гобелен с гербом школы — черным орлом на золотом фоне — висели почти в двух метрах друг от друга, над потолком.

С интересом разглядывая все это, я еще успевала искать кабинет директора, ну или приемную. По идее оно должно находиться на первом этаже… Ага вот она дверь, с зеленой ручкой.

Тяжело вздохнув, я открыла дверь, не касаясь ручки, и поприветствовала женщину, в строгом костюме, с пепельными волосами, она была примерно возрастом с моей тетей, с накрашенными ногтями ярко-красным лаком. По ней видно, с такой лучше лишний раз не сталкиваться.

— Здравствуйте, я Скай Джонс, новенькая, — сказала я, показав легкую улыбку без сарказма, — Пришла за расписанием занятий, и узнать в какой класс меня определили.

— Да, конечно, — устало кивнув, сказала секретарша. И начала что-то искать на компьютере. — Так, Скай… Джонс. Вот! Класс 203, кабинет математики. Вот расписание занятий и краткий путеводитель по школе. Если захочешь записаться на какие-нибудь дополнительные занятия или в клуб, не стесняйся. Я всегда здесь.

— Спасибо, — кивнула я, взяв у нее из рук расписание и брошюру. Ну хоть подписывать ничего не надо.

Выйдя из кабинета, я направилась по лестнице на второй этаж, и быстро нашла класс математики.

Так, класс был небольшим, просторным, с окнами выходящими видимо на просторную площадку. Парт и стульев всего рассчитано на человек 30, но похоже сам класс небольшой. Учеников, таких же как и я, моего возраста всего…1..2..3…17! Вместе со мной 18! Неплохо.

Я прошла через весь класс, и уселась за самую последнюю парту, у самого окна. Это чтобы, когда будет скучно, было куда посмотреть.

Внимание на меня никто не обратил, ну и ладно. Зато мне было интересно, что же за одноклассники мне попались. Из всех 18 человек, я заметила, что сильно отличаются от других только два человека. Парень и девушка.

Парень был со светлыми короткими волосами, болезненно — бледный на вид, с серыми глазами, слишком худ, и я бы сказала что он похож на девчонку. Но внешний вид всегда обманчив.

И девушка, она была ниже парня, с рыжими волосами до плеч, и чуть загорелой кожей. Милая и ухоженная. А остальное трудно о ней сказать, если получше не узнаешь.

Почему отличаются? По нескольким причинам:

Во-первых, за время наблюдений, я заметила, что все в классе делятся на три группы: крутые, очень крутые и хулиганы. А эти двое судя по тому как общаются отдельно друг от друга — ни относятся, ни к одной из групп.

Во–вторых, судя по тому же общению — эти двое дружат не один год. Может даже живут недалеко друг от друга.

И в–третьих, потому что они были первыми кто подошли ко мне, поздороваться.

— Привет, — сказала рыжая, присаживаясь за парту перед моей. — Ты новенькая? Как зовут?

— Скай Джонс, — представилась я. — А вы?

— Алекс Дейл, — представилась рыжая. А потом указала на своего друга: — А это Леонардо Сайрес.

— Можно просто Лео, — кивнул тот.

— Что ж, приятно познакомиться, — улыбнулась я.

— Слушай Скай, фамилия у тебя очень знакомая. Ты случаем не из этих? — спросила шепотом Алекс и указала назад за свою спину, на тех, кого я причислила к группе « очень крутых»

— Нет… — ответила я, покачав головой, — Если честно, у меня из родных только кузина и тетя с дядей.

— Так ты сирота? — удивился Лео, но говорил он это тихо, чтобы другие не услышали. И за это спасибо. Я слегка кивнула. — Вот как. Прости, что спросили об этом.

— Да ничего я привыкла, — ответила я. Это было правдой. В интернате для девочек, на счет этого надо мной многие издевались и шутили, стараясь сделать больнее. Но я понимала, что они это делают потому что завидовали мне — я отличалась от них. Но если бы они еще тогда знали, что не такая я уж и бедная несчастная сирота. Если судить по количеству наследства оставленного мне моими родителями, и которое я смогу получить только на совершеннолетие, то они только бы молчали в трубочку и грызли ногти. Но я им такой возможности не предоставила, как и новым знакомым. Пусть думают так, как хотят.

— Слушай, а ты откуда? — спросила Алекс с любопытством. — Ты местная? Где училась раньше? Чем увлекаешься?

Я отвечала на все вопросы, не сильно углубляясь, или что-нибудь не договаривая, при этом успевая наблюдать за реакциями новых знакомых. Алекс судя по всему была очень общительная, и любила поболтать о чем-то чего не знала. Но при этом, мне казалось что, что она знает все обо всех обитателях школы. Внешность у нее приятная, и я бы не сказала что отталкивающая. А ее « длинный» язык даже был плюсом. Лео же был молчаливым, но и это не отталкивало, а скорее делало его предметом для интерес. Казалось в нем скрыто немало тайн. А я люблю тайны. А еще от него пахло медикаментами и всякими химикатами; похоже, он действительно чем-то болен. Или может кто-то из его родителей — доктор.

Внешность всегда обманчива, настоящую личность человека можно узнать по общению.

Когда пришел учитель, все расселись по местам, и мои новые друзья оказались моими соседями по парте. Алекс сидела впереди меня, а Лео — напротив, рядом.

Что ж, общение с такими интересными людьми мне будет только в радость. К тому же, у меня почти не было никогда друзей. Возможно, это новый старт моей жизни.

Если бы я еще тогда знала, к чему приведет наша встреча, то я… то я даже не представляю чтобы сделала на тот момент. Так или иначе, эта встреча стала началом моей судьбы. Моего предназначения.

Глава 2

Я люблю тайны!

Неделя прошла незаметно, после этого дня. Алекс и Лео стали моими хорошими и единственными друзьями, чему я непостижимо рада. Остальные меня сразу же… невзлюбили. Хоть я и старалась не выделяться. Похоже, богатенькими детишкам нравится выглядеть круто даже в глазах тех, кто отличается от них. Какая глупость.

А вот мои новые друзья удивляли меня с каждым разом.

С Алекс мы дружим всего-то ничего, но я уже заметила, что во время занятий она телефон из рук не выпускает, постоянно с кем-то переписываясь.

Однажды заглянув в ее список друзей в чате, так я офигела! У нее друзья за 1000 переваливают, если не больше!

Но если Алекс была за гранью моего понимания с ее «1000» друзьями, то Лео оказался на редкость мягким и безобидным парнем. С невероятным нюхом и необычными знаниями в химии — в этом я убедилась сама на уроке, когда едва не перепутала аммиак с натрием при смешивании с какой-то солью.

— Стой, Скай! — остановил меня тогда Лео, когда я уже занесла колбу с пахучей жидкостью над другой. — Лучше не надо! Это аммиак!

— Да? Странно, а мне казалось что это натрий, — проговорила я, но колбу с аммиаком убрала.

— У аммиака резкий запах, его ни с чем не перепутать. К тому же цвет… Вот! Это натрий, — и Лео передал мне колбу с другой жидкостью.

— О, спасибо… — поблагодарила я. — Еще бы немного, и этот класс бы взлетел на воздух. Ты только что спас всех от этого.

— Ничего особенного, — смутился тот.

— У тебя неплохой нюх, — заметила я.

— Ну, это неудивительно, если ты знаешь, кто мои родители, — сказал Лео.

— Твои родители — химики?

— Нет, они доктора, — ответил он, ничего точно не поясняя.

Но, похоже в чем-то я точно не ошиблась. Его родители и вправду врачи.

Не сказать, что наша дружба крепла с каждым днем, но определенно связь имела. А иногда, во время перерыва, в кафетерий к нам присоединялась еще и моя кузина. Как оказалось, хотя наверно это было ожидаемо, та была очень популярна, поэтому привлекала лишнее внимание.

Но так или иначе прошла неделя. А потом…


***

Я выскочила из автобуса, и как всегда приехала на десять минут раньше. Но это ничего, может успею повторить домашку по классике. Но не тут то было. Едва я заскочила в класс, меня тут же встретила с распростертыми объятиями Алекс.

— Привет! — громко сказала она, сцапав меня… — Ты рано…!

— Ты тоже, — ели — как ответила я. Мне было трудно дышать, — Алекс… отпусти… воздух…

— Ой, прости, — извинилась та, и отпустила меня. — Скай, хочешь загадку?

— Загадку? — повторила я. — Какую?

— Ты ее ни за что не отгадаешь. Все в сети пытались ее разгадать, но никто так и не смог, — весело сказала Алекс, что-то нашла в телефоне, и показала мне. С большим интересом взяв телефон, я взглянула на описание загадки:

Как можно нарисовать треугольник, чтобы все углы были прямые, т. е. равны 90 градусам?

Хм… и все?

А Алекс тем временем, оценила мое молчание как затруднение в решении задачи.

— Правда трудно? — спросила Алекс весело. — Никто не смог ее решить, даже Лео, а он тоже мозг.

— Да нет, это очень легкая задача. Решение простое, просто этот треугольник называется сферическим. Его можно начертить на глобусе; проводим линию от северного полюса до экватора, потом на четверть круга по экватору, далее обратно к северному полюсу. Получится нужный треугольник. Вот держи!

Я вернула телефон удивленной подруге, и прошла к своему месту.

— Как ты… смогла? — удивленная подруга подбежала к моей парте, и чуть ли не заглядывая в глаза начала допрос.

— Я уже объяснила, — ответила я. — К тому же, это довольно просто, когда знаешь математику старших классов, а потом там же не указано что именно я могу использовать для решения поставленной задачи. Глобус — лучшее для черчения треугольники. А как ты думаешь?

— Эм… — задумалась Алекс, молча уставившись на меня.

— Похоже, ты часто подобное решаешь, — заметил Лео.

— Просто в детстве, отец часто играл со мной в одну игру, где мы задавали друг другу загадки, и пытались всячески их решить, — ответила я, смутно вспоминая те дни. Или это была мама? Не помню… Но я и вправду с детства любила тайны, загадки, задачи… Похоже именно это и стало причиной моего развития.

— Это интересно, — улыбнулся Лео.

— Круто, — пришла в себя подруга. А потом о чем-то подумав, вдруг спросила: — Слушай, не хочешь настоящую тайну?

Услышав это, я заинтересованно посмотрела на нее. Тайны? Я просто обожаю их!

Глава 3

Странное письмо

На автобусе мы доехали до нужной улицы, которая была чуть ли не час езды от здания школы. При этом пришлось потратить лишнее время уговаривая Мэри отпустить меня с моими друзьями. Дело было в том, что моя кузина так меня обожала, что без присмотру никуда не отпускала. Но с другой стороны ее можно было понять, но в тоже время: я не ребенок! Вот это я и пыталась сказать лишние полчаса, пока наконец, я не победила!

— И запомни чтобы в шесть была дома! — какой раз говорила она, провожая до автобуса. И даже подождала его вместе со мной, повторяя все время эту фразу. — Запомнила? Если что-нибудь случится — звони. Мой номер всегда у тебя на «быстром наборе»…Если ты задержишься, то…

— То тоже позвоню! Я поняла, — прервала я ее, заходя одной ногой в автобус следом за Лео и Алекс. — Не волнуйся, Мэри, я все поняла! Буду в шесть! Пока!

Оказавшись в автобусе, мы сели в самом конце, и только тогда я устало выдохнула.

— У тебя просто невероятно заботливая сестра, — заметила Алекс, садясь по правую руку.

— Скорее, просто невероятно надоедливая, — заметила я. — Это еще на людях она… менее надоедливая… а вот дома!…

— А мне кажется, она классная, — сказал Лео. Мы с Алекс удивленно посмотрели на него, а тот смутился.

— О, так тебе нравится моя сестра? — поняла я, а Алекс захихикала от раскрытия тайны друга. — Не знала, что тебе нравятся девушки вроде Мэри.

— Э… это… — начал Лео, но только сильнее покраснел, и закрыл рот. Не зная, что ответить. Да, все-таки он очень милый, как девчонка, когда смущается.

Мы с подругой снова захихикали; ну как можно не издеваться над Лео, когда оказывается что он тоже фанат моей сестры.

Доехали мы в приподнятом настроении, а когда вышли на улицу с элитными частными домами, то там меня ждал сюрприз. Вам что-нибудь говорит «элитный»?

Да, если сравнивать мой дом, то есть дом моего дяди, с домом той, к которой мы приехали в гости, то это сравнить как «дом середняка» против дома «президента Америки». Хотя возможно с последним я переборщила. Но дом был впечатляющим.

— Алекс, куда ты меня завела? — в шоке спросила я у подруги. — Это что дом президента или очередного миллионера?

— О чем ты? — спокойно улыбнувшись спросила та.- Это просто дом Джозефины Дюпо, жены известного французского художники Герата Дюпо. Ты не знаешь его?

— Я слышала о Дюпо, — ответила я, задумавшись. — Картины Герата Дюпо были признаны как великолепные, с особой художественной ценностью. О его путешествиях по миру, в самые красивые места, ходили легенды. Но к сожалению, этот художник скончался в возрасте 68 лет, 2 года назад. Так?

— Миссис Дюпо осталась одна, — сказала Алекс, кивнув. — Сейчас она живет в их доме, который в завещании оставил ей муж. Она очень добрая женщина и кстати печет отменные печенья с шоколадной крошкой!

— Дело в том, вместе с домом миссис Дюпо получила еще кое-что, — сказал Лео, продолжая вводить меня в курс дела. — Это было странное письмо, написанное рукой ее мужа. Письмо было простым, содержало прощальные слова мистера Дюпо, но все же кое-что странное было в строках письма. Миссис Дюпо пыталась понять секрет письма, но в последнее время у нее возникли небольшие проблемы с финансами, и она оставила эту идею, но это не значит, она не хочет разгадать эту тайну.

— Мы тоже пытались помочь ей, но ничего не поняли, — честно сказала Алекс.

Мы подошли к большому особняку с двумя этажами и личным садовым двориком за домом. И беседкой. Дом был белым, с двумя балконами и черепичной крышей. Алек и Лео зашли через кованные ворота, как к себе домой, и прошли к двери. Позвонив в дверной звонок, мы стали дожидаться хозяйку.

Скоро дверь нам открыла высокая, немного полноватая, с седыми волосами, собранные в пучок, в платье до лодыжек, несмотря на осень на дворе, с короткими рукавами. Нежный мятный запах исходящий от нее, говорил о мягкости и яркости характера. Ее изумрудные глаза притягивали, хоть они и были расширены от удивления. Она явно не ожидала увидеть на своем пороге троих подростков, но тут же пришла в себя и улыбнулась, узнав Лео и Алекс.

— Лео! Алекс! Какими судьбами? — поинтересовалась миссис Дюпо.

— Здравствуйте, миссис Дюпо. — сказал Лео вежливо.

— Здрасьте! — помахав рукой, улыбнулась Алекс. — А мы к вам в гости. Кстати, это Скай — наша новая школьная подруга. Можно зайти?

— Да, конечно, — кивнула дама и пропустила внутрь.

За весь вежливый обмен приветствий я наблюдала за миссис Дюпо; она и вправду хорошей, но похоже на нервах, это видно по ее немного натянутой улыбке, и то с какой силой она сжимала ручку двери. По чертам лица, я бы сказала что она коренной житель Америки, но наверняка раньше тоже жила во Франции — это понятно по немного выделяющемся акценту и привычкам, типичным французам: грация, вежливость, улыбка…

Насчет возраста — я бы дала ей 64—65 лет. Ну вот вроде и все, а насчет дома — он был шикарен. Как внутри, так и снаружи.

Если снаружи он был белоснежным, как музей искусств и Белый дом, то внутри он просто пестрил красками и богатством роскоши. Тут и там были светильники, цветы в горшках, и даже скульптуры. Вот только… если это дом художника, то… где же картины? Я подумала об этом, и у меня было два варианта, но я остановилась на том, что возможно есть отдельная комната, мастерская с работами известного художника.

Мы прошли в сад, и сели в беседке, в доме было тепло, но и в беседке было не хуже, но все рвано мне казалось была определенно причина посадить нас здесь, а не гостиной.

— Ну и что ты думаешь? — спросила Алекс, когда мы остались одни, а миссис Дюпо пошла на кухню за закусками и напитками. — Как она тебе?

Я рассказала все что думаю об этой женщине, и все что я заметила ее внешности, все до мельчайших подробностей.

— Неплохо, — улыбнулся Лео. — У тебя потрясающая наблюдательность.

— Я видела многих людей с подобными характерами… в интернате, поэтому твердо могу определить таких людей. Но все же хочется знать больше.

В этот момент появилась миссис Дюпо неся в руках поднос со стаканами сока и печеньем… с шоколадной крошкой.

— Так… чем обязана, ребята? — спросила миссис Дюпо, улыбнувшись мне. — Вы не часто заходите навещать старушку. Забыли?

— Нет, — ответила Алекс, поедая печенье за печеньем. — У нас просто учеба началась, а еще дела…

— Ну да, конечно. Знаю я твои дела Алекс, — с веселой улыбкой сказала миссис Дюпо. — Постоянно сидишь в сети и общаешься со своими друзьями там.

— А разве это плохо? — с невинным взглядом спросила Алекс.

— Нет, конечно нет, — Улыбнулась та, погладив подругу по волосам.

— Мисси Дюпо, простите что так сразу, но мы пришли увидеть то письмо, — сказал серьезно Лео. — Ну… которое от вашего мужа. Можно?

— Конечно, — кивнула та, — Но сомневаюсь, что вы увидите что-то там новое…

Она ушла за письмом, снова оставив нас одних, доедать печенье.

Хозяйка вернулась через десять минут. За это время от печенья и сока ничего не осталось.

Улыбнувшись нашему аппетиту, миссис Дюпо протянула протертый конверт мне, и села рядом с Алекс, которая снова начала что-то искать в телефоне.

Я развернула конверт и начала вчитываться в строки. И вот что там было:

«Дорогая Джозефина,

Когда я встретил тебя в Париже,

Около Эйфелевой башни,

Любовь пришла ко мне внезапно.

Отпечатавшись ярким следом,

Как солнечный свет.

Отпечаток на всю жизнь…

Любовь моя — ты свет для меня.

……..

Через столько лет совместной жизни, я покинул тебя…

И я чувствую, что этим предаю тебя.

Клятву что мы дали много лет назад, нарушаю я

……..

Вечность о моей любви в моих работах

..……

Цена, которую я заплачу за свои труды будет

— Высока!

Если ты читаешь это,

То знай, что я люблю тебя.

У меня всегда была только ты!


С любовью,

Твой Герат.

Дочитав до конца, я некоторое время привыкала к необычному чтиву. Похоже на поэму, но в тоже время — это не оно. Это письмо и вправду было странным. Говорит о любви, но в тоже время в не чувствуется пылкости. И еще эти странные многоточия и порядок слов….Стоп! Что-то раньше нечто подобное я видела.

Мне потребовалось десять минут, чтобы еще раз перечитать письмо, а потом по строчкам сложить настоящее предназначение этого… необычного послания. Да, именно послания!

— Миссис Дюпо, это поистине необычное письмо, — сказала я, прерывая диалог женщины и моих друзей. — Ваш муж был по-настоящему романтичным и умным человеком. Его любовь к вам отражается в его работах, но и в письме. Это достойно уважения.

— Ты поняла? — спросила Алекс, аж вскочив с места.

— Что ты имеешь в виду? — спросила та, удивленно.

— Что там? — поинтересовался Лео.

— Давайте взглянем поближе… — сказала я, и поворачивая бумагу лицевой стороной к ним. — Во-первых порядок; он необычен, во всех смыслах. Вы и сами это заметили, верно?

— Верно… — кивнули все.

— Построение слов и строк странное, а про многоточия вообще молчу, — усмехнулась я. Во-вторых, это сам смыл письма. В нем есть толика чувств, но то, что ваш муж хотел передать — это не только их, но и кое-что, более важное.

— И что же? — с любопытством спросила старушка.

— А это, в-третьих. Миссис Дюпо, вы когда-нибудь слышали об игре Акростих? — спросила я, уже не скрывая своего чувства восторга.

— Эм… Нет, — ответила та. — Так что это?

— Акростих-это игра, головоломка, где дается небольшой, казалось бессмысленный текст, но это не так… Главный секрет состоит в первых буквах слов. Попробуйте здесь в тексте…

— Д…Д…К…Я…В…Т…В…П… — начала читать Алекс ведя по строчкам пальцем.

— Бессмыслица какая-то, — заметил Лео.

— Конечно, если читать ее так, — усмехнулась я. — Попробуй почитать первые буквы в каждой строке.

— Д…К…О…Л…О…К…О…Л…Ч…И…К…В…Ц…В…Е…Т…У — прочитала по новой подруга. — Все равно не понимаю.

— А теперь, основное, — сказала я. Убери первую букву «Д»; дальше — где многоточие, поставь вместо него «Ь», где остальные — пробел. А теперь прочитай полученные слова.

— «Колокольчик… в… цвету» — в шоке прочитали все.

— Да, именно так. «Колокольчик в цвету», — улыбнулась я, И я думаю это название. А от чего именно, я считаю, что вы знаете, миссис Дюпо.

Женщина немного помолчала, явно о чем-то думая, а потом:

— Идемте со мной, — сказала она, и пошла к дому. Сначала мы прошли по вестибюлю до лестницы, а оттуда поднялись на второй этаж. Мы прошли по длинному коридору и остановились у одной из белых дверей справа.

Она открыла дверь, и нам открылся вид в абсолютно… пустую комнату.

Стены были абсолютно пусты, на них виднелись следы от когда-то висевших здесь картин, но теперь их не было. Ни одной… ну почти. Только одна висела в конце комнаты, и манила подойти.

Я приблизилась к ней с интересом и посмотрела на то, что там изображено.

Колокольчики… в самом цвету, были в красивой хрустальной вазе, которая стояла на столе. Свет солнечных лучей падал на некоторые цветы, и привлекал той красочностью, когда свет падал на синие, сиреневые и белые колокольчики.

— Это единственная картина, которую я не захотела продавать, сказала миссис Дюпо за моей спиной, с грустным взглядом. — Эта картина… была той, из-за которой я и полюбила своего мужа. Он нарисовал ее во время нашего первого свидания в Париже. Я не захотела продавать ее, потому что она хранит столько приятных воспоминаний.

Она здесь еще с самого нашего с ним переезда. Ни я, ни он никогда не трогали ее с того дня. Она всегда была здесь. Ну а насчет названия, думаю вы и сами догадались.

— Поистине, цветы в цвету, — сказала я, — Эта работа заслуживает имя своего создателя. Но думаю, вы позволите мне… ну кое-что проверить?

— Не стесняйся, — кивнула она.

Я потянулась к картине, и пока друзья напряженно ждали когда я это сделаю; я осмотрела картину со всех сторон, пока на задней стороне…

— А это что? — удивилась я. Рама была достаточно широкой и тяжелой для такой картины, поэтому было удивительно, что под ней поместилась такая тонкая бумажка, которая чуть выглядывала оттуда. Я дернула за краешек, и посмотрела что это. — Вот это да!

— Что? Что там? — поинтересовалась Алекс, подбегая ближе, и через мое плечо, заглядывая на находку. — Ого!

— Невероятно, — тоже удивился Лео. — Это же банковский чек! На ваше имя, миссис Дюпо.

— Что? — удивилась та, и подошла ближе. Взяла бумажку из рук, и взглянула на сумму написанную там.

И мы теперь знали, какая именно.

— Это… это, — у нее просто не было слов, от суммы оставленной ей от мистера Дюпо. Ее шок можно было понять, ведь сумма составляла почти три миллиона долларов. Достаточная сумма, чтобы уехать за границу и жать там припеваючи.

Вдруг миссис Дюпо заплакала от переполненных чувств. Ведь при виде этой бумажки все ее финансовые проблемы нашил свое решение, — это было приятно, невероятно трогало. Я бы тоже заплакала от такого подарка, наполненный самым прекрасным чувством — любовью.

Нам понадобилось время, чтобы успокоить старушку, говоря ей что теперь все будет хорошо. Ведь действительно теперь все будет хорошо.

— Спасибо тебе, Скай, — сказала женщина, наконец немного успокоившись, вытирая платком слезы. — Ели бы не ты… и не вы…

— Я рада помочь вам, миссис Дюпо. Если у вас будут еще загадки, то я попытаюсь их разгадать. Тайны это интересно.

— Да, действительно, — согласилась женщина, улыбаясь нам троим, — Ваша помощь, прямо настоящий подарок судьбы. Я вам очень благодарна.

— Да не за что, — улыбнулась Алекс.

— Миссис Дюпо, а вам не надо кое-куда позвонить, чтобы уточнить по поводу вашего счета? — спросил Лео.

— Ах да, точно, — кивнула та, и быстро направилась к телефону, забыв о нас на время.

— Ну а мы пойдем, — сказал я, глядя на наручные часы. — Скоро шесть. Мне нужно быть дома вовремя, а иначе Мэри меня съест.

— Конечно, пойдем! — согласился Лео. Мы вместе дошли до двери, потом Лео галантно открыл нам дверь, и когда мы оказались на улице, вышел и закрыл ее за нами.

— Это было невероятно, Скай, — сказала Алекс, рядом, — Ты была как настоящий…

— …Детектив! — закончил за нее Лео, улыбнувшись моему смущению. — Надо бы как-нибудь повторить.

— Ага, — согласилась Алекс.

А я просто улыбнулась от их слов.

Вечерние сумерки опускались над Нью-Йорком. Закат окрашенный в оранжевый с золотом пестрел за горизонтом. Это было так же невероятно, как и только что разгаданная тайна. Впервые я сделала что-то, для чего мои знания пригодились. Это… было приятно.

Мой первый опыт; это то что, раскрывая дела, я в первую очередь делаю это не для собственной выгоды, а для тех, кому это действительно важно. А еще в каждой тайне, есть толика сильных чувств, таких как любовь, преданность, надежда… Много важных чувств. Кстати…

— Ах да, — вспомнила я, — забыла сказать миссис Дюпо еще кое-что.

— Что? — одновременно спросили друзья.

— В картине была одна маленькая тайна. Передайте ей — что колокольчики на языке цветов означают: « Я всегда буду рядом с тобой»…

Глава 4

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 437