электронная
400
18+
Я очередной хикки-отаку

Бесплатный фрагмент - Я очередной хикки-отаку

Низвергнись


Объем:
150 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-8264-6

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Я — очередной хикки-отаку. Том 1. Низвергнись. Часть 1


Глава 00. Я - Куроцукино Докурицу

Заурядный город… Заурядные люди… И каждый день одно и то же… Я часто задумываюсь: «а не просиживаю ли я свою жизнь зря? Плохо ли то, что я отличаюсь от остальных?».

Я не подвергаюсь всяким мейнстримным штучкам, не увлекаюсь тем, чем «должен» увлекаться парень моего возраста. В свои 16 у меня ни разу не было девушки, да и не нравится мне никто. Я не считаю себя особенным или избранным, но я и не такой, как вся эта серая масса.

Да, я отличаюсь от всех, ну и что? Я не часть этого прогнившего и погрязшего в стереотипах и повседневной заурядности социуме… А те, кто отвергает социум, ну, по крайней мере в нашем мире, становятся изгоями и затворниками…

Многие говорят, что мои мысли либо слишком взрослые, либо чересчур глупые. Они говорят, что я «лишь подросток, который пытается привлечь к себе внимание»… А только ли возрастом определяется эта «взрослость»?..

Я — Куроцукино Докурицу, очередной затворник. Хотя нынче в народе предпочитают слово «хикикомори».

Что ж, пусть меня считают кем хотят, мне нет дела до ярлыков.

Многим будет неясен мой ход мыслей. Многие посчитают мои суждения излишне пафосными (в довольно негативном смысле) до такой степени, что просто начнут смеяться. Но, может, это просто потому, что не для этого мира я существую? Потому, что я был рожден совсем не там, где должен был…


Пожалуй, расскажу о моем дне с самого начала…


Встал, я как обычно, часов в 11 утра. В школе уже несколько месяцев не появлялся. Поначалу учителя отправляли за мной старост класса, но друзей в школе у меня нет, поэтому они заходили ко мне чисто ради формальности. Вскоре и сами учителя начали наведываться ко мне, хоть толку от этого больше не стало. Пару раз мне даже приходили бумаги с предупреждениями о скором отчислении, но я-то знал, что ученика с таким рейтингом им невыгодно терять. Да, несмотря на мой образ жизни, оценки у меня всегда были на высоте.

Живу я в школьном общежитии, так что родители пока еще не знали о моих проблемах с посещением. Видимо, от меня они тоже устали, вот и отправили куда подальше…


В общем, все сложилось как нельзя удачно.


Пожалуй, одно из немногих мест, куда я хожу регулярно, это местная библиотека, где я могу спокойно поразмыслить о своем. Я люблю читать. Жанр, автор, стиль, тематика — это не имеет значения, я читаю и запоминаю все, что мне просто показалось интересным. Расстояние от общежития до библиотеки составляет полтора километра, поэтому обычно я прогуливаюсь до нее пешком. По пути я всегда покупаю себе сок в одном магазинчике и сегодняшний день не был исключением…


— Ну же, дедок, давай шустрее!


«Что, проблемный покупатель?» — подумал я, подойдя ко входу. Но нет, это было нечто куда интереснее, чем обыкновенный хамоватый клиент.

Мистер Тодо — хозяин этого ларька — стоял на своем рабочем месте, в ужасе подняв руки. Его престарелый, покрытый морщинами лоб блестел от проступающего пота.


— Т-точно все собрал?! Не заставляй меня применять эту штуку!


Напротив него стоял мужчина. Он держал битком набитый рюкзак в левой руке и небрежно размахивал прямо перед носом мистера Тодо небольшим черным пистолетом.

Зайдя в магазин и став свидетелем ограбления, я не поспешил убежать или спрятаться, нет… Мне было интересно, как будут развиваться события…

Но что это? У грабителя так руки трясутся. Одно неловкое движение, любой резкий звук и, боюсь, жизнь мистера Тодо может оборваться в одно мгновение. И что это с ним? Пот стекает с него еще сильнее чем с продавца…

А! Так вот оно что…


— Эй, ты! А ну с-свали отсюда! Дай пройти!


— Хм. — Я ухмыльнулся в ответ воришке, который уже был готов смыться с награбленным добром. — Да погоди ты, дай подумать.


Да, верно, тут нельзя ошибаться. Он трус, это сразу видно: руки трясутся, течет с него, как с Ниагарского водопада, да и заикается постоянно. Это его первое ограбление. Он даже, дурак такой, лицо свое не додумался спрятать, что уж говорить о тех отпечатках, которыми он тут наследи, пока опирался на прилавок. Да и с таким телосложением ему явно будет не до побега, когда запахнет жареным. Но… Именно такие трусы всегда самые непредсказуемые, так что я не могу действовать необдуманно.

Я скрыл свою ухмылку и смирительно приподнял руки, а что бы убедиться в его психическом состоянии — сделал короткий шаг вперед.


— А НУ С-СТОЯТЬ!!


Так, теперь я на мушке… Но он очень нервничает, а это значит, что дезориентировать его будет проще простого… Ахах, идиот!

Будь я частью той самой «серой массы», я был бы всего лишь «школьником, героически погибшем при попытке остановить грабителя»… Но я не такой…


— Что, готов вот так просто отнять жизнь ради пары тысяч, а?


— Ч-чего? Парень, ты здоров?! — заорал нарушитель закона, попутно сняв пистолет с предохранителя.


Да, молодец, делай вид, что вот-вот выстрелишь. На самом же деле мой вопрос сбил тебе с толку. Сейчас ты уже задумался: «А действительно ли оно мне нужно? Ведь это только добавит мне проблем». Именно поэтому вероятность того, что ты выстрелишь прилично снизилась, давая мне возможность действовать более нагло.


Еще шаг вперед…


— Оу, боюсь, вы этого не сделаете. — сказал я, ехидно улыбнувшись.


— Ч-чего это?!!


— Видите ли… Хм, с чего бы начать… Ах да, точно! Вы же… Трус.


— Че?… Ты что, совсем обнаглел?! Так говорить с тем, кто угрожает тебе пушкой?! Ты псих! Да?! Да точно же!!


— Ах-ах, ну вот, что и требовалось доказать… Бурная реакция с последующим отторжением полученной информации, либо выстраивание психологических барьеров. В твоём случае барьером являются слова о пистолете. Еще и переключение внимания на меня с последующим утверждением будто бы я псих… Все это — верные признаки того, что мое утверждение, что вы трус — правдиво.


Да, пафосно, местами довольно опасно, но… Как же мне все это нравится! Наконец-то, хоть что-то интересное.


Два шага вперед…


— ЧТО?!! ДУМАЕШЬ ВСЯКИМИ МУДРЕНЫМИ СЛОВЕЧКАМИ МЕНЯ С ТОЛКУ СБИТЬ?!


Теперь дуло уже практически упиралось мне в грудь, но пока я успешно тянул время, уважаемый Тодо Махиро (владелец магазина) успел включить сигнализацию.


— ЧТОО?!!


Растерявшись, преступник навел дуло пистолета на господина Тодо… Ну или он так думал. В его руке уже не было пистолета, он слишком нервничал и заметил это только сейчас.


— Не советую так просто отворачиваться от меня. Достаточно и двух секунд твоего замешательства, чтобы обезоружить тебя.


Вор снова обернулся ко мне и каково же было его удивление, когда на мушке был уже он.

В это же самое мгновение я снял маску добропорядочного и счастливого, наслаждающегося своей однообразной жизнью гражданина, и предъявил свой истинный лик изгоя. Взгляд таких людей сравним со взглядом серийного убийцы, которого уже ничего не сдерживает. Спокойный, хладнокровный взгляд, от которого не знаешь чего ожидать… Что бы вы выбрали, находясь в открытом океане в маленькой, ветхой лодочке: Видеть плавник акулы, что не прочь полакомиться вами, знать ее местоположение и возможные действия… Или не видеть ничего… Абсолютно ничего? Ни плавника, ни намека на ее присутствие? Когда она может напасть откуда угодно?..


Подумайте..


— Учитывая расстояние отсюда до ближайшего участка, полицейские должны прибыть примерно через три минуты и сорок две секунды. Но тебе повезет, если они поедут по главной трассе, в разгар час-пика у тебя будет на целых восемь-двенадцать секунд больше. Но учитывая, сколько времени уже прошло, у тебя осталось не больше минуты.


— Н-не может быть!!


От страха он уже совсем забыл про деньги, которые выскользнули из его руки и с глухим стуком упали на пол.

В ту же самую секунду, готов поклясться, хозяин лавки совершенно забыл о грабителе… Словно теперь стоило бояться только меня…

Через несколько секунд уже был слышен звук приближающихся полицейских машин. И с каждой долей секунды звук становился все ближе и ближе.


— Ох, ты это слышишь? — ехидно спросил я, — ориентировочное время прибытия — тридцать пять секунд.


— АХ ТЫ ТВААРЬ!!


— Тик… Так… Тик… Так…


Его ноги тряслись словно заведенные и этого было уже не скрыть. Он отчаянно пытался выхватить пистолет, сбить меня с ног, сделать хоть что-нибудь, но от такого толстяка я без проблем уклонялся.

Практически пританцовывая вокруг его бесполезных действий, я продолжал морально добивать его.


— Если захочешь кого-то пристрелить и сбежать — вперед, это лишь прибавит к твоему сроку 7—10 лет, ведь смыться ты не успеешь.


— ЗАТКНИСЬ!! УБИРАЙСЯ!!


— Не утруждай себя, я все уже просчитал: пойдешь через главный вход, что весьма глупо — тебя схватят в течение двенадцати секунд; решишь через задний — выйдешь на переулок, который, кстати, будет перекрыт как только ты зайдешь в него; на крышу тоже не советую лезть, это здание граничит лишь с одной постройкой, да и та выше на два этажа, следовательно, ты сам себя загонишь в ловушку;


От нервов мышцы его уже совсем не слушались, он рухнул на пол, жадно глотая воздух.

Я подошёл к нему немного ближе и почти шёпотом сказал:


— А вот попытка взять кого либо в заложники — самый оптимальный вариант, вот только что ты будешь делать дальше? Пройдешь через всех этих полицейских? И что? Район перекроют сразу же, как только отъедешь отсюда, ориентировочное время на поимку тебя с заложником составляет примерно два часа. Да и это самый оптимистичный прогноз, ведь ты теперь безоружен.


— *ГЛОТЬ* Н-нет!…


Я снова встал и, теперь уже не скрывая насмешки, повторил:


— Ну, как я уже сказал раньше, ты — трус!


Интересно, каково это? Когда всю твою жизнь порушил какой-то школьник?

Хотя-я, ты сам виноват…


— Только зайдя сюда, я понял — ты тряпка: дрожащие руки, невнятная речь, непродуманность действий… Ты явно не заядлый грабитель, ты мелкий воришка, и неудивительно, что все пошло совсем не так, как ты планировал..


— *Гхаа*… *Гхааа*…


Такое впечатление, что каждый последующий вдох давался ему все труднее.

Я наклонился к нему, и шепотом сказал кое-что напоследок.


— Но не переживай, по большей части ты не виноват, ведь твоей фатальной ошибкой была встреча со мной…


Я видел, как эта фраза добила его. Такие, как он должны быть на самом дне, и я не дам ему ни малейшей надежды на обратное. На секунду мое лицо исказилось в широкой улыбке, но в один миг оно снова стало бесчувственным и холодным, каким и было все время.

Я разрядил пистолет и отбросил его подальше в угол, а деньги вернул хозяину.


Когда полиция увезла преступника и закончила допрашивать меня и господина Тодо, тот ринулся ко мне:


— Я вам так благодарен! Вы не просто спасли выручку! Не знаю, был бы я еще жив, если бы не вы! Я вас узнал, вы тут частенько закупаетесь, — сильно сказано, учитывая то, что чаще всего я беру лишь сок, — еще раз огромное спа-


Не дав ему договорить, я протянул руку ладонью вверх.


— А? Что?


Он явно не понял моего намека.

Моя минутка славы закончилась, следовательно, не было смысла больше носить ту самую маску…


— Две пачки сока и большой домашний бутерброд. — грубым, но спокойным тоном сказал я.


Мистер Тодо застыл в ужасе, вновь увидев мою истинную сущность. Не сказав ни слова, он протянул мне то, что я просил.


— Денег не надо… — разочарованно сказал он.


— И не собирался.


— !


Удивился, да? Какой же ты наивный.


— Если вы думали, что все это я делал бескорыстно, то вы сильно заблуждаетесь, я лишь нашел выгоду в этой ситуации и получил свое.


С этими словами я вышел из магазина со своей «благодарностью», которую мне «вручил» Тодо…

Может, мне и повезло, что больше, я туда никогда не вернулся…

Сегодня я просидел в библиотеке дольше обычного, но наконец-то дочитал мангу. Уж не ожидал, что настолько затянет. Поставив книгу на место, я, на удивление, совсем не хотел идти домой. Мне не хотелось покидать это место… Или это мне так показалось?..

Я просто стоял, ни о чем не думая, ничего не планируя… Словно меня что-то держало среди всех этих книг.

Полки начали сливаться, расширяться, предоставляя моему вниманию самые разные литературные произведения. Одна за другой, книги, словно на конвейере, неслись предо мной. Я не видел ничего кроме книг, исчез читательский зал, исчезли коридоры… Но вскоре все снова встало на свои места. Мне не хотелось покидать ту обитель, где есть только я и книги… Но это было невозможно…

Совсем скоро я снова стоял перед самой обычной книжной полкой, которая образовалась так же необъяснимо резко, как и исчезла, что весьма меня огорчило. Я не был удивлен только что увиденному, ведь это то, чего я так хотел: избавиться от скуки…

Придя в себя, я осознал, что нахожусь в совершенно иной части библиотеки, где я никогда раньше не бывал. Но мне не хотелось куда-то идти, что-то делать… Мой взгляд приковала к себе одна единственная книга, ничем не примечательная, но именно в ее обыкновенности и скрывался некий шарм и магнетизм… Потихоньку, я потянулся, чтоб взять ее. Когда я вытянул ее из пыльной полки и повернул к себе, то увидел… Пустоту… На ней не было ни названия, ни имени автора, и только открыв первую страницу, я увидел текст. Странно, я видел слова, но совсем не пытался вникнуть в их суть… Или же не мог вникнуть?.. Пролистав пару страниц, я был весьма удивлен: после двенадцатой страницы, текст заканчивался, а дальше — сплошь пустые страницы.

Я все же смог разобрать одну единственную фразу, самую последнюю фразу в книге:

«The story is not written yet»…

И вдруг, мой разум помутился, сердце сжалось, я не мог дышать, в глазах все закружилось и потемнело. Последнее, что я слышал, был звук удара моего тела о холодный пол… Именно звук, потому что я ничего не почувствовал…

Не знаю через сколько, но я очнулся… очнулся, падая в никуда. Я не испугался и даже не удивился. Оглянувшись, я видел лишь пролетающие (а может мне так казалось из-за того, что я падал) синие, зеленые и черные пятна.

«Какой-то волшебный туннель?» — подумал я. — «Я умер? Если так, то что же будет дальше? Я все еще осознаю, что я это я, но… Если я умер, то… Больше не будет ни проблем, ни забот… С другой стороны… Не будет и той библиотеки…

Не будет… А что же тогда будет? Что же?..

Какая разница, в том мире меня все равно ничего не держит. Был бы у меня выбор, я бы все равно предпочел такой конец…».

Глава 01. Я — жертва прошлого

Я — Куроцукино Докурицу, очередной затворник. Никогда не любил формальности, в том числе и по отношению к себе, так что называть меня можно просто Куроцу. Прожив всего лишь 16 лет и успев разочароваться во всем, я, неожиданно для самого себя, покинул этот мир, направившись… Сам не знаю куда.

Вся моя прошлая жизнь представляла собой комок из скуки, повторяющихся бессмысленных будней и совершенно ненужных действий… Все моя ненависть к людям была абсолютно взаимной: я презирал, меня презирали в ответ…

В моей голове роилось множество идей, таких интригующих, завлекающих своей смелостью и непохожестью ни на что другое, но которые я не мог осуществить, претворить в жизнь из-за тех общественных устоев, рамок, установленных моим миром.

Надеюсь, что, куда бы я ни направился, этому придет конец…

Яркий свет становился все ближе и ближе.


— Гхааа!! — от удара о землю мою грудь словно сдавило в каменных тисках и из уст вырвался только хрип боли.


Не знаю, сколько я падал и с какой скоростью, но приземление выдалось довольно жестким. И как же мне повезло, когда после удара о землю (скорее о бетон даже) я еще несколько раз отскочил, пока на оставшейся скорости не уперся в такую же жесткую стену.

Но не долго я об этом думал. После такого «пробуждения» мой мозг сразу начал рассуждать о только что нарушенных законах физики: учитывая то, что я наверняка падал еще до того, как пришел в себя в том «тоннеле», я должен был набрать приличную скорость, если брать за основу скорость свободного падения… Но она была сталой! Я, конечно, не жалуюсь, ведь только благодаря этому я всё ещё жив, но…


Мои мысли отошли на второй план, когда грубый властный голос отдал кому-то приказ. От стен и потолка завибрировало эхо. Белая пелена постепенно спадала с моих глаз, и я едва мог различить очертания помещения, в котором находился сплошь грубый, холодный, серый камень. Комната, слишком просторная для среднестатистической спальни, показалась мне, своего рода, залой.

Все еще ослепленный тем странным светом, я чувствовал каждой клеточкой своего тела те непередаваемые болезненные ощущения от падения.

Спустя несколько секунд, передо мной открылась вся картина происходящего: это действительно была просторная зала, но, увы, не в библиотеке, где я находился буквально пять минут назад, а настоящая тронная зала самого настоящего средневекового замка, насколько я мог понять. Несколько колонн, что поддерживали второй этаж балкона, располагающихся по бокам комнаты, да пару грубых узоров тут да там. Не успел я толком рассмотреть это «чудное» место, как два крепких стража грубо взяли меня подмышки и потащили к поднимающимся ступеням. Мельком я успел заметить небольшое окно без стекла и металлических решеток, за которым виднелась панорама наружного города.

И сразу же моё внимание привлек гордо восседающий на некоем подобии трона типичный король какого-нибудь типичного Камелота. «И здесь сплошные стереотипы.» — подумал я в тот момент.

Это был высокий старик с длинными седыми волосами и густой бородой того же оттенка. Короны на нём не было, но именно он без сомнения был королём. Хотя одеяние у него было слишком уж бедным и заметно старым. Чем-то напоминало балахоны средневековых монахов.

Люди привыкли рисовать в своем воображении трон как произведение ювелирного искусства: сплошь чистое золото, драгоценные камни и пурпур. Но этот, увы, оказался всего лишь высеченным в стене не то креслом, не то стулом с высокой спинкой. Немного не тот вид роскоши, приличествующей королям…

За этим троном красовалось высоченное — в два этажа — витражное окно, что окрашивало проходящий сквозь него свет в цвета своих узоров. Меня немного раздражало стоять напротив него.


— Назови свое имя!


В ответ я лишь окинул его холодным взглядом и сжал губы, тем самым проявляя, как говорится, акт непокорности высшей знати.


— Отвечай, когда к тебе обращается король! — потребовал тот, подавшись телом вперед и сжав пальцами каменные подлокотники.


— Прежде, чем приказывать мне назвать свое имя, назови собственное.


Произнеся это предложение, я слегка дернул обеими руками, за которые меня держали два человека, одетые как стражники.

Черт! Как я и думал, держат крепко, так что не сбежать. Ну ничего, проверить стоило. В подобных ситуациях, когда ты не понимаешь, что происходит и что делать дальше, лучше просто собирать информацию и просчитывать наиблагоприятнейшие варианты собственных действий.


— Дерзить мне вздумал, мальчишка?! Стража! — взревел король. Его бледное прежде лицо начинало багроветь от злости. — Пара отрубленных пальцев заставят тебя подчиниться!


— Да, повелитель! — В один голос восторженно выкрикнули в ответ солдаты, что держали меня.


Один взмах руки, и те двое глупых пешки-стражники ринулись исполнять приказ своего повелителя, заломив мне руки и силясь поставить меня на колени, чему я, естественно, пытался сопротивляться.


— Ха-ха-ха! Так боишься боли?! — захохотал правитель. — Неужто со страху язык проглотил?


— Я ни за что… Ни перед кем… Не встану на колени! — ненавидяще прошипел я, буравя взглядом стоящего передо мной человека, именовавшего себя королем.


— Хмм… — задумчиво выдал он, после чего встал со своего холодного серого престола, — мне нравится твоя позиция, но, к сожалению, в жизни все идет далеко не всегда так, как нам того хотелось бы, дитя — подходя ко мне, выразил он свое мнение.


— Боюсь, это не про меня…


— Хм?.. Ты так самоуверен, похоже, это у вас семейное…


«Семейное?» — успел подумать я, как вдруг, почувствовал мощный натиск на свою шею.


— …Но позволь мне настоять на своих словах!!


*ГХААА!!*


Этот чертов старик, всего-то усилием одной руки, подавил мое сопротивление, мощным рывком придавив мое лицо к полу.


— Фа хак фы фосм-?! (Да как ты посм-)


— МОЛЧАТЬ!


В таком положении я не мог даже говорить нормально, а он безо всяких усилий продолжал давить на меня. Я чувствовал себя беспомощным жуком, которого вот-вот раздавят.

При неудачной попытке вырваться, он схватил меня за волосы и еще более сильным рывком что есть мочь ударил мою голову о шершавый каменный пол, после чего я потерял сознание…


— Аугх!!


Я очнулся с сильнейшей мигренью. Никак не могу собраться с мыслями, голова раскалывается, в глазах все еще были какие-то пятна, меня тошнило, и как бы ни пытался, встать не было сил. Я не мог рассуждать рационально, мысли рассеяно плавали в голове. Пару раз я попытался удержаться на ногах, но тщетно. Я не соображаю-то толком, куда уж там равновесие держать.

Не знаю сколько времени я пробыл в таком состоянии и уж точно не могу представить, как это все выглядело со стороны, но вскоре я заснул. Я так и не понял где нахожусь.

На ощупь я лишь примерно ориентировался где лежал матрас (или его подобие), а пол и стены были выложены из слегка шершавого, влажного булыжника, который уже начал зарастать мхом. Запах был не очень, откровенно говоря, но это вполне могло быть побочным эффектом от удара.

Проснулся я все на том же месте. Когда явные симптомы сотрясения практически прошли, я начал оглядываться, дабы узнать куда же меня закинули в этот раз. Хотя, с первого взгляда можно было понять, что находился я в темнице замка. Она была небольшой, на несколько «камер». Стены были схожи со стенами, что я видел в тронном зале: что-то вроде неаккуратной каменной кладки, разве что только тут она куда грязнее, покрытая мхом и прочей дрянью. Вполне вероятно, что в промежностях меж камнями уже завелась какая-нибудь живность.

Единственной преградой между мной и заветным выходом была стальная решетка, с такой же стальной дверью посередине. Все уже давно заржавело, но даже после нескольких трясок прутья не поддавались и не ломались.

Ничего мне больше не оставалось, кроме как сесть и спокойно ждать. Прошло уже прилично времени, но меня никак не покидала мысль, что он — этот «король» — так просто разделался со мной. Дома все было так просто, но, в тот момент…


— Ня-ха-ха!


«!!»


От отвратительных мыслей меня отвлек громкий и странный смех.


— Что, дружок, сбежать захотелось? Ния-ха-ха-ха! Забавно, забавно!


Мое удивление сменилось любопытством, когда в «камере» напротив я увидел темный силуэт, сидящий на полу, и только его глаза… Необыкновенно яркие желтые глаза, почти ядовитого цвета, с любопытством смотрели на меня. Свет от факела не попадал на него, от этого его глаза казались ещё более яркими и выразительными.


— Кто ты?


— Кто? Я? НЬЯ-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА!!


Еще более громкий смех заполнил подземелье, он эхом отдавался в каждый уголок комнаты и особенно неприятно в мои уши. Даже не верилось, что это был просто голос человека.


— Ну на-а-адо-о же, остались еще те, кто не знает обо мне?! Интересный ты парень. Откуда родом будешь? Хотелось бы узнать о местах, куда моя «слава» еще не добралась.


Он ни на миллиметр не сдвинулся, всё та же поза, только мимика глаз выдает его эмоции. Он не дурак, сразу начал собирать обо мне информацию. Этот взгляд… Словно дикий зверь. Речь такая протяжная, что даже мысли немного путаются, когда он говорит. Уверен, свои глаза и голос он использует для того, что бы усыпить бдительность и без подозрений выведать все, что только можно. С такими способностями, не удивительно, что он тоже тут сидит. Не думаю, что он работает на короля и вытягивает из меня информацию, но с ним нужно вести себя осмотрительно.


— Прости, сомневаюсь, что ты слышал о моей родине. Но мне вот теперь любопытно, что же ты такое натворил? Не расскажешь?

Сделав лицо простачка, я решил ненавязчиво сменить тему разговора.


— Ньи-хи-и-и?..


Чему это он так удивился?


— Что ж, тогда слуша-а-ай…


Его глаза — те два огонька, что висели во мраке, — погасли, он закрыл их.


— Имени своего я тебе не назову, уж прости…


Отлично, выдай мне все, сейчас поможет любая информация.


— …Но я могу тебе рассказать немного о том, чем я на жизнь зарабатываю.


Даже сейчас он не двигается…


— Видишь ли-и, предпринимательской деятельностью я не занимаюсь, к другому у меня душа лежит. Работаю я на зака-а-аз.


Но его голос… Почему теперь он будто исходит отовсюду одновременно?..


— Работодатели у меня самые разные были: объевшиеся толстосумы, влиятельные политики, отчаявшиеся селяне…


Стоп, нет! Он просто тянет время!


— Я просто обожаю свою работу, ведь я…


— …убийца…


Теперь я четко понимал, что он находится прямо позади меня.


— Чик! Нья-ха! Осторжно-о, лезвие-то холодное, ой какое холодное, одно неловкое движение и-и-и… Совсем скоро ты станешь таким же холодны-ым! Нья-ха-ха-ха-ха!


Вблизи этот смех был еще хуже.

Своим горлом я довольно хорошо ощущал холодное, как он и сказал, прикосновение метала. Откуда у него в тюрьме взялось оружие?


— Ты заставил меня сфокусироваться на своих глазах, так? Ты создал иллюзию того, что сидел там все это время. Глаза были единственным, что я мог четко разглядеть, а силуэт был слишком размытым. Поэтому, когда ты закрыл глаза, я все еще думал, что ты сидишь на том же месте, хоть это и была всего лишь оптическая иллюзия.


— О-о-о, умный паренек! Ньи-хи! Да, ты прав, в кромешной тьме человеческое зрение обмануть о-о-чень просто. Но, хоть ты и смог до этого додуматься, тебе все равно не хватило времени, что бы что-то предпринять. Если бы я хотел — ты был бы уже мертв!


И он абсолютно прав… Черт! Мне банально не хватило времени и реакции!..

Но я не давал и намека на эмоции, нельзя дать ему еще большее преимущество.


— …


— …


— Да расслабься ты, ньях!


Огромный нож наконец-то перестал угрожать моему горлу. Я отошел от этого парня на пару шагов и осторожно обернулся. Он стоял ко мне спиной и в такой тьме, пусть он и был совсем рядом, кроме пепельных волос и старого тюремного одеяния я не смог разглядеть ничего.

Он слегка повернул голову и ядовито-желтые яркие глаза снова смотрели на меня.


— Я просто развлекаюсь, ты не представляешь как тут может быть ску-у-учно.


Он потянулся и слегка зевнул.


— Если ты так просто оказался за моей спиной, минуя стальные прутья, почему ты просто не сбежишь отсюда?..


На этот вопрос он не удосужился дать ответ.

Несколько мгновений мы провели в молчании. Предпринимать против него что-либо — верх идиотизма, да и мотивов у меня на то не было.


В итоге напряженную тишину он нарушил первым.


— Ну, может-таки расскажешь, кто-о же ты такой. Времени, как мне кажется, у нас у обоих полно, да и молчать сейчас не в твоих интересах.


Последние слова он недвузначно дополнил балансирующим на его пальце ножём, напоминающим небольшое мачете. Алый поток начал спускаться по его указательному пальцу, но ему, похоже, было плевать.


— Меня зовут Куроцу. Я в самом деле прибыл из очень далёких мест, но не по своей воле. Честно говоря, я даже не понимаю как именно сюда попал.


Помимо прочих талантов, он вполне может разбираться в человеческой психологии, а значит мою раскрыть мою ложь ему не составит труда, так что сейчас мне выгоднее говорить правду. Хотя детали я предпочту опускать.


— Куро-оцу, значит? Необычное имя. Оно что-то означает? Кстати, что это, всё-таки, за «далёкие места»? Я уже понял, что ты не из Медиокрита, но неуж-то ты и не из Второго Мира, ньих?


У меня не было желания объяснять ему, что вообще из себя представляет кандзи, и как пишется моё имя. Хотя удивительно, что мы разговариваем на одном языке. Но вот второй вопрос меня очень даже заинтересовал.


— Медиокрит? Второй Мир?


Я не смог удержать любопытства и переспросил.


— Ня-а-а! Вот это да-а-а! Хья-ха-ха-ха-ха!


— Уж извини, но я понятия не имею, о чём ты говоришь.


— Хи-хи, разговор с тобой становится всё интере-е-еснее, я уж почти передумал убивать тебя.


— Ну тогда, может лучше расскажешь мне?


— Хьи, вижу, мне не очень-то много получится из тебя вытянуть. Что-о ж, о себе я рассказывать не собираюсь. Если захочешь, то сам потом как-нибудь узнаешь, если не казнят тебя, нья-ха. Но на твой вопрос, так и бы-ыть, отвечу, ты меня уже вд-о-оволь повеселил.


Что ж, ну хоть узнаю немного о том, где я вообще нахожусь. Любая информация сейчас может стать ключом к сохранению жизни, да и этого «ня-кающего» нужно чем-то занять.


— Ну так, что это за «Медиокрит» и «Второй Мир», о которых ты упоминал?


— Хьях, ты либо дурак, либо притворяешься, что бы потянуть время, — «черт, он понял», — либо… Хьи-хи-хи, всё интереснее и интереснее…


Хм? Он о чём-то ещё догадался?


— Ну, что-о же, слушай. Второй Мир — это материк, на котором мы сейчас находимся. На данный момент он является главным сосредоточением человеческой расы в мире-е-е, нья!


— Второй Мир… Тогда, сколько ещё материков существует?


— Сра-азу к делу, мдя? Ну-у, на данный момент исследованы три материка. Вот только Первый Мир — материк, на котором некогда существовала величествейнешая Империя Единого Светила, — был опустошён одним глобальным катаклизмом тысячелетия назад. Тогда-то большинство рас и переместилось на Второй Мир.


Империя Единого Светила — видимо некое великое государство периода древней истории этого мира. Нужно запомнить.


— Ты правльно-о заметил, нья-ха, существует ещё Третий Мир. Сейчас там в основном колонии больших государств, таких как наше или Эльдразия, но та-а-амошние аборигены вечно совершают нападения на колониальные земли. Там ещё были и колонии Нордена, но относительно недавно он сам стал огромной зависимой территорией, утратив свое первенство среди человеческих королее-е-евств.


Для кого-то это всё прозвучало бы сложно, но я запоминаю каждую деталь.


— Ахья, но это ещё не всё. По данным некоторых энтузиастов, существует ещё два материка — Четвёртый и Пятый Мир, хотя нам о них практически ничего не известно-о. Хи-хи, вот тебе и небольшой экскурс по истории-географии этого мира…


— Ну а что насчёт Медиокрита?


— Хмм, точно ведь, совсем забыл. Во-о-обще-то, Медиокрит — это королевство, в котором мы сейчас находимся, а именно в его лучшей части — темнице нынешнего королевского дворца-а-а, ньи-хи-хи-хя-хя-хя!


Попытка пошутить?.. Нет у меня сейчас на это времени. Хотя, честно говоря, он дал мне куда больше информации, чем я рассчитывал.


— Гихи, жесто-окая публика! Хотя, сейчас Медиокрит находится далеко не в лучшем положении, всё королевство уже скоро в помойку превратится.


Теперь он повернулся ко мне в профиль, но даже так, кроме его почти что демонических глаз и широкой ухмылки, напоминающей оскал, я не мог ничего разглядеть.

Вдруг он чему-то удивился и насторожился, будто прислушивался.


Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.