электронная
6
печатная A5
491
18+
Серая зона. Новые правила

Бесплатный фрагмент - Серая зона. Новые правила


Объем:
442 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-1333-1
электронная
от 6
печатная A5
от 491

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Краткое содержание предыдущих книг серии

2018 год. Украина. Затянувшееся на востоке страны АТО стремительно перерастает в полноценную войну, в которой Украина терпит сокрушительное поражение. Страна распадается на части. Юг и восток образуют Новороссию. Решительные протесты со стороны народных масс побуждают президента и правительство бежать на запад страны, где основывается новое государство — Галичина со столицей во Львове.

Остальная территория бывшей Украины превращается в серую зону, где больше не действуют общепринятые законы и порядки, а правит закон силы. Лишенные привычных благ жители бегут из осколков страны нескончаемым потоком.

Естественно, после падения центральной власти повсеместно в регионах начинается ожесточённая борьба за власть.

В Белореченске — крупном райцентре в Киевской области — тоже стремятся не отставать от последних тенденций военно-политической жизни.

В городе действуют три силы. Это остатки населения, основавшиеся в Центре и возглавляемые мэром Станиславом Пугачем, преступная группировка, сплотившая менее многочисленные группы под командованием вора в законе Юры Бешеного и отдельная группа обычных граждан, которую возглавляет бывший системный администратор Игорь Золин.

Мэр города Станислав Пугач стремится взять все районы под свой контроль. Он — профессиональный политик и идёт на любые меры, чтобы добиться желаемого.

Первым делом он пытается договориться с Шумилами, но смотрящий за районом Юра Бешеный отвергает его предложение, что становится камнем преткновения между официальной властью и бандитским анклавом.

В это самое время Игорь Золин, видя, каких оборотов набирает ситуация, и соизмеряя, что с людьми, которые находятся в его подчинении, не сможет выиграть грядущую войну, решает сыграть на опережение. Путём ряда вооруженных налётов и провокаций он пытается стравить Центр с Шумилами, и у него почти получается это сделать. Но в ход событий вмешивается случай, и парню приходится приютить в рядах своей общины вынужденных мигрантов с Шумил. Понимая, что бандиты будут искать их на массиве Дунаевского, он готовится к битве.

Золин, в виду угрозы жизням членов его общины, эвакуирует их на отдалённый район, именуемый Рыбхозом. Сам же, выбрав с пару десятков людей, способных участвовать в вооруженном противостоянии, устраивает засаду для шумильских боевиков, отправившихся на массив Дунаевского на поиски беглецов.

Игорь тщательно планирует действия своих подчинённых, и ему удаётся одержать блестящую победу над врагом, тем самым заявив о себе, как о реальной силе в городе и устрашить в разы превосходящего его численностью противника.

В это же время одна бывшая прихожанка церкви Свидетелей Иеговы Цурканова Вера Гавриловна основывает в Белореченске новую секту — Церковь Семи Печатей, и первым делом активно занимается привлечением в неё новых людей. Женщина, заходя окольными путями, вкладывает в голову своим последователям, что предсказанный в Библии конец света начнётся с войны, связывая данное выдуманное ею лично пророчество с последними событиями в городе.

Мэр Белореченска Станислав Пугач не обращает на это внимание, зато деятельность в Белореченске неизвестной третьей силы, одержавшей победу над шумильскими боевиками, заметно его раздражает, особенно в преддверии «большой сделки» по транзиту оружия из Новороссии через территорию серой зоны. Помимо последнего инцидента, мэр понимает, что анонимная группировка причастна и к ряду прочих резонансных событий, произошедших накануне, таких как взрыв бандитского арсенала на Шумилах и подрыв полицейского участка. Это и вовсе выводит его из себя, и Пугач принимает решение в ближайшее время расправиться со своими врагами.

Подконтрольная ему армия превосходит силы противников как численностью, так и оснащением, но мэр всё же решает не рисковать и уничтожить бандитов и ополченцев с минимальным перерывом.

Вскоре армейская разведка выясняет, где обосновалась община под руководством Игоря, и Станислав приказывает подполковнику Журавлю начать операцию по зачистке Рыбхоза.

По настоянию мэра район сначала обстреливают из установок залпового огня, чтобы вселить в ополченцев страх и показать, что расплата за их наглые вылазки не заставит себя долго ждать.

Происходящее становится серьёзным испытанием для Игоря и его общины, и им ничего больше не остаётся, как бросить свои дома и бежать с района до прихода солдат подконтрольной городской власти армии.

Пугача не устраивает такая победа, ведь он понимает, что главной целью операции было разбить повстанцев и уничтожить их руководство, но следующий день приносит ему еще большее разочарование.

Отправленные на Шумилы для взятия района под свой контроль солдаты городской армии терпят разгромное поражение. Часть из них, впрочем, поддавшись припадку ярости после смерти своих товарищей, организовывает обстрел бандитского района из «Градов», чем наносит противнику немалый урон.

Но и в данном случае цели мэра не были достигнуты, так как он намеревался для начала захватить Шумилы, а затем сменить текущего смотрящего за районом Юру Бешеного на человека более лояльного к городской власти.

Некоторое время мэр пребывает в растерянности, но в конечном итоге не находит лучшего решения, кроме как отдать приказ подполковнику Журавлю готовить вооруженные силы города для решающего удара по Шумилам.

В это время на сцену выходит Вера Гавриловна и созданная ею церковь Семи Печатей. В виду последних событий её учения находят отклик в сердцах всё большего количества горожан. Во время очередной проповеди женщина открытым текстом призывает своих последователей принести мэра, развязавшего кровопролитную войну, в жертву во избежание конца света.

Члены секты врываются в кабинет мэра, но Пугачу всё же удаётся уйти. Он обращается за помощью к начальнику полиции капитану Денисову, но тот относится к произошедшему как к мелкому хулиганству и не предпринимает никаких конкретных мер против Веры Гавриловны и её прихожан.

Это приводит к тому, что на следующий день во время похорон погибших солдат на центральной площади города новоявленная пророчица вместе со своими последователями, осмелев, предпринимают попытку взять штурмом здание мэрии и расправиться с Пугачем.

В ходе столкновений обе стороны терпят многочисленные потери. Погибает и сама Вера Гавриловна. Пугача вместе с остатками депутатов горсовета и охранявшими их полицейскими едва успевают эвакуировать с крыши вовсю полыхающей мэрии, которую сторонники секты Семи печатей забросали бутылками с зажигательной смесью.

После таких потрясений Пугачу нужно время, чтобы перевести дух. Соответственно время, чтобы подготовиться к решающей битве, появляется и у его врагов.

Понимая, что с теми силами, что остались в его распоряжении, Игорю не удастся полноценно противостоять кому бы то ни было из своих противников, он принимает неожиданное решение — назначает переговоры с Юрой Бешеным — смотрящим за Шумилами — и в конечном итоге договаривается объединить усилия в борьбе за власть в городе.

Парень разрабатывает план, который должен привести объединённое войско к победе, и вскоре появляется шанс проверить его на практике.

После значительных потерь, которые понесли вооруженные силы и полиция в ходе неудавшегося штурма Шумил, объявляется новый набор в эти структуры. Такой шанс Игорь не может упустить, поэтому внедряет туда нескольких своих людей вместе с представителями шумильской группировки.

Смысл его плана в том, что пока часть объединённой армии будет отвлекать вооруженные силы, подконтрольные центральной власти, группка диверсантов, воспользовавшись поддержкой внедрённых в ряды полиции соратников, проникнет в тыл врага, когда тот пойдёт в атаку на массиве Дунаевского.

Информаторы Бешеного докладывают ему о дне, когда городские войска пойдут в наступление, что даёт возможность силам союзников подготовиться к атаке.

В указанные сроки подразделения вооруженных сил Белореченска выдвигаются в сторону Шумил и массива Дунаевского, но, благодаря плану Игоря, попадают в ловушку. Городская армия достаточно сильна и оснащена техникой и оружием на порядок лучше повстанцев, поэтому быстро переламывает ход сражения в свою пользу.

В это время начинают действовать внедрённые в ряды вооруженных сил бандиты. Они устраняют командование и подрывают установки залпового огня, прикрывающие наступление войск, тем самым внеся смятение в ряды солдат.

Пока на массиве Дунаевского происходит ожесточённое противостояние, Игорь со своими друзьями проникают в Центр города. В этом ему помогает Коля, близкий друг семьи Золиных, предварительно вступивший в полицию.

Оказавшись в центре города и пользуясь поддержкой остальных внедрённых в полицию соратников, Игорь без труда проникает в здание городской администрации и берёт в плен мэра города Станислава Пугача…

Глава 1

Станислав внимательно всмотрелся в лицо главного среди вошедших в его кабинет копов.

«Вот мы и встретились», — прокрутил мужчина в голове фразу, сказанную им, и в один момент все фрагменты головоломки вдруг стали на свои места.

Еще некоторое время Пугач неотрывно смотрел прямо в глаза Игорю. В его взгляде оппонент не видел ни капли страха, скорее там присутствовало безграничное разочарование, чувство утраты чего-то значимого, чего-то, что было для хозяина кабинета гораздо важнее самой жизни. Игорь прекрасно понял это еще когда в последний раз видел мэра. Но с тех пор многое изменилось.

Тогда Игорь был главой небольшой общины, которой необходимо было постоянно прятаться и конспирироваться, действовать разве что тайком, тщательно скрывая своё существования. Сегодняшний же день должен был стать переломным моментом в истории их общины, да и, возможно, в истории всего города.

В этот день в Белореченске старая насквозь прогнившая система власти должна была смениться новой, которая собиралась быть ближе к народу. И пусть население города уменьшалось весьма стремительно последние несколько месяцев, Игорь Золин собирался положить этому край.

Но Станислав, всё еще занимавший свой трон, всего этого не знал, хотя, даже если и знал бы, то вряд ли захотел освобождать мэрское кресло. Власть стала для мужчины главным жизни, его мечтой и его целью, а также и его болезнью, от которой он уже вряд ли когда-либо мог излечиться.

Эта немая сцена с уже предначертанным финалом безумно раздражала Станислава, но он изо всех сил старался этого не показывать. Пугач уже понял, кто перед ним, и что Золин со своими друзьями уж точно пришел к нему не чаю выпить.

«Вот это поворот! — еле сдержался, чтобы не расплыться в горькой улыбке мужчина, — И кто бы мог подумать! Игорь Золин! Да, этот парень явно неплох. И не дурак уж точно, если смог провернуть такую комбинацию. Журавель с армией на Дунае, Денисов по городу мотается, а они просто заявляются ко мне в кабинет… Да уж, не тех людей я вокруг себя собрал, раз какой-то пацан меня из моего же кабинета собрался выбрасывать, как пса шелудивого. Хотя…»

Станислав всё же не сдержался, и улыбнулся уголком рта. Улыбка вышла довольно натянутая и злобная, но Игорь, испытывающий в данный момент диаметрально противоположные эмоции, не мог не отметить её, как хороший знак.

— Улыбка — признак хорошего настроения, — сыронизировал он, — честно говоря, я рад этому и рассчитываю на то, что мы избежим всяких там протестных акций с вашей стороны. Вы же, я надеюсь, поняли, кто я такой?

Пугач вяло усмехнулся.

— Понял, не тупой, — сделав небольшую паузу, он продолжил, — ну и что теперь делать будем?

— Что делать? — повторил Игорь его вопрос, напустив на лицо задумчивости, — Для начала, я предлагаю вам очистить занимаемое вами кресло.

«Очистить кресло? Вот мразь!» — пронеслось в голове у мужчины.

Мэрское кресло — пусть оно и сгорело при пожаре в здании городской администрации, и сейчас его заменяло жалкое подобие, стоявшее здесь, в бывшем кабинете директора Дома Культуры — для Станислава являлось одним из атрибутов его власти над городом, и в данном случае последним атрибутом. В тот момент у него уже не было полиции и армии, которые пришли бы на помощь, не было города и даже мэрии, так как они фактически были захвачены бандой Золина, осталось одно лишь кресло.

Станислав вспомнил про пистолет, лежащий в шухляде стола, предназначенный специально для подобных случаев. Соизмерив сложившуюся ситуацию, мужчина решил, что можно было бы пустить оружие в ход. При удачном раскладе ему ничего не стоило пристрелить стоящего напротив Игоря, таким образом лишив восстание главаря, но потом… Потом кто-то из спутников его оппонента, скорее всего, застрелил бы и его самого. Тайных ходов для отхода из кабинета у него теперь не было, поэтому Станислав решил поступить более благоразумно. Живым он, несмотря на всю безнадёжность обстановки, всё же мог что-то сделать. И хоть Пугач не знал, какие планы имеет на него Игорь, мужчина допускал, что вряд ли тот станет его убивать.

— Ну же, смелее, — продолжая улыбаться, сказал предводитель ополченцев, обращаясь к Станиславу, — это только кажется так сложно, но истинная причина вашего страха у вас же в голове. Я, наоборот, делаю вам большую услугу, избавляя от наркотика, на котором вы сидели долгие годы. Власть — это не развлечение, это еще и ответственность.

«Раскусил всё-таки меня, подлец! Откуда ж ты такой умный взялся?» — подумал Пугач, вставая с кресла, но вслух сказал совсем другое.

— Интересно мне посмотреть, как ты через месяц, посидев в этом кресле, заговоришь. Подтвердишь ты эти свои слова, или что-то другое запоёшь.

— Ну, это уже моё дело, дело нового мэра Белореченска, а вот старому пришло время платить по счетам, — сказал Игорь, обходя стол с другой стороны и усаживаясь в кресло.

— Ха, политическая расправа? Ты же вроде, насколько я понял, весь из себя такой честный и справедливый. А раз так, ты должен и судить меня по справедливости, а не судом Линча.

— Ну, в крайнем случае, можем вас расстрелять при попытке оказать сопротивление прямо здесь, — совершенно спокойным тоном произнёс Игорь, откидываясь на спинку кресла.

В подтверждение его слов Коля с Денисом почти синхронно передёрнули затворы Калашниковых.

— А вот это уже беспредел. Как по мне, то в цивилизованном обществе смертная казнь считается пережитком прошлого. Или вы хотите вернуть Белореченск в Средневековье?

Встретившись с ним взглядами, Игорь произнёс довольно твёрдым тоном:

— Послушайте, Станислав… Александрович, кончайте передо мной здесь Ваньку валять, мы все не дураки, и все в городе знают, кто вы такой, и чем дышите…

— Да?! И кто же я такой? А ну-ка расскажи мне, — заводясь, впрочем, достаточно умеренно, чтобы его поведение не посчитали за угрожающее, возмущался Пугач, — это всё старые сказки, Игорь, и их разносят абсолютно глупые и не здравомыслящие люди. Что там, олигархом меня называют? Тогда где сейчас весь мой бизнес? Работает? Зарабатывает мне миллионы?! Нет, Игорь, мой бизнес превратился в такие же руины, как и всё здесь после войны. Что еще говорят? Что взятки беру и ворую у народа? Но, позволь, даже если так, то за что мне теперь взятки брать, да и что воровать, если город фактически без денег оставили, а? Может, еще чего придумали за это время? А я тебе отвечу на всё это — сейчас мне нет никакой личной выгоды в том, чтобы быть мэром, абсолютно никакой, и ты сам можешь это понять. Я действительно переживаю о судьбе города. Да, это может на первый взгляд показаться смешным и странным, что человек, имея на счетах достаточно средств, чтобы без проблем жить в любой стране мира, остаётся в полуразрушенном и покинутом большинством жителей городе на ничейной территории, где каждый день стреляют и что-то взрывают. Нонсенс, правда? Ты ведь далеко не глупый парень, и это сразу видно. Игорь, я предлагаю тебе не заниматься этими народными восстаниями, а объединиться вместе, и дальше действовать сообща. Да, вполне возможно, у меня чего-то не получилось на посту мэра, в чём-то я ошибся, но если в этот процесс включишься еще и ты — я по заслугам оценил твои управленческие способности — то у нас вполне может получиться что-нибудь действительно стоящее, и тогда жители Белореченска будут нам благодарны.

Игорь некоторое время молчал, даже не глядя на Станислава, словно действительно глубоко задумался над его словами.

— Ну так что скажешь, Игорь? — спросил у него мужчина, понимая, что для того, чтобы войти в доверие к парню, нужно всегда показывать, что он более значимая фигура, и его слово всегда важнее мнения других. Пугач терпеть не мог унижаться, но сейчас, когда дело касалось тесной взаимосвязи его и Власти, он готов был делать это снова и снова, лишь бы его не разлучали с любимой игрушкой. На самом же деле, Станислав никогда бы в жизни не оставил попыток удержать бразды правления в своих руках, и в дальнейшем, если бы Игорь согласился на его предложение, конечно же, составил бы какой-нибудь хитрый план, чтобы убрать оппонента с дороги. Тем более, что в таком случае он был бы всегда поблизости, — Сможем мы с тобой быть хорошей командой?

Игорь пожал плечами.

— Знаете, Станислав, — наконец, начал он, разглядывая поцарапанную в нескольких местах крышку старого лакированного стола перед собой, — я действительно собираюсь включиться в процесс управления городом и я, как вы успели заметить, действительно, не глупый парень. И как любой здравомыслящий человек, в данной ситуации я откажусь от вашего участия в дальнейшей судьбе Белореченска. Вряд ли два таких ярких лидера, как мы с вами, сработаются. Скорее всего, если я всё оставлю, как есть, и мы начнём сотрудничать, вы будете меня подсиживать, и в один прекрасный день решитесь вернуть себе свой трон — я же не глупый, помните? Так зачем мне это нужно? Да и методы у нас с вами разные — будем только друг другу палки в колёса ставить. Так что, извольте принять моё решение таким, каким оно есть, и не препятствовать дальнейшим действиям власти. А все эти сказки про то, что вы волнуетесь о судьбе города… оставьте их кому-нибудь другому, кто еще может в такое поверить, хотя не думаю, что в Белореченске еще такие остались. Я же знаю, почему вы остались. Вы любите власть, вот и вся причина. Вы маньяк. Одержимый властью. Вы думаете, что по вам этого не видно, но ошибаетесь. Человеку, неплохо разбирающемуся в психологии, не стоит больших трудов это понять. Лично я вас раскусил довольно быстро. На похоронах полицейских, погибших, кстати, при взрыве бомбы, которую мы заложили. Я был тогда в толпе и слушал ваше выступление. Этого мне вполне хватило, чтобы сделать нужные выводы. Так что, у вас не получится меня провести.

— Как знаешь, — сказал Пугач, с горечью понимая, что хитрый и дерзкий молодой лис уделал старого и опытного, — решать теперь тебе.

Мужчина хотел было, воспользовавшись тем обстоятельством, что все спутники Игоря были сконцентрированы на их разговоре, незаметно выйти из кабинета, но этого у него не получилось. Рома и Лёша, стоявшие у двери, тут же преградили ему путь к отступлению.

Станислав застыл на месте, будто натолкнувшись на невидимую сцену, и решил на этот раз подождать, пока новый хозяин кабинета изволит сам ему всё объяснить.

— Станислав Александрович, вы же тоже не глупый человек, — обратился к нему Игорь, — должны же понимать, что с такой должности так просто не уходят.

— Чего вам еще нужно? Денег?

— Денег? — усмехнулся парень, — Они сейчас практически ничего не стоят. Смеётесь, что ли?

— Тогда чего тебе еще от меня нужно?

— Лично мне — ничего. Я, в отличие от вас, не переоцениваю свою роль в этом мире. Но теперь я представляю интересы народа, простых граждан, живущих в далеко не таких роскошных домах, как вы. И я, в отличие от вас, не только знаю, чего они хотят, а еще и собираюсь воплотить их желания в жизнь. Вы же, я надеюсь, не станете со мной спорить, что народ все это годы, которые вы были мэром, хотел посадить вас на скамью подсудимых и спросить за всё, что вы сделали на своём посту, и конкретно что вы сделали для того, чтобы им жилось лучше.

Они в очередной раз встретились взглядами, и в глазах Пугача Игорь прочёл, что тот гораздо больше ошарашен его словами, нежели показывает это.

И в принципе данный факт был вполне понятен тому, кто знал, что на самом деле творится в голове у Станислава, его мотивы, цели и стремления. Ведь мужчина, без преувеличения посвятивший политике всю свою жизнь, был уверен, что знает истинную суть данной сферы деятельности лучше многих своих коллег, не говоря уже о людях непосвященных. И он прекрасно знал, что истинная суть политики далека от таких понятий, как «благо народа», а тем более «свобода» и «справедливость». В политику, по крайней мере, украинскую, шли всегда те, кто жаждал власти, кто нуждался в ней, как в очередной дозе наркотика, кто стремился идти по головам на пути к своей цели. Были, конечно, за те многострадальные двадцать семь лет и такие, кто не принадлежал к данной группе, но такие либо долго не удерживались в своих креслах, либо очень быстро становились аутсайдерами.

А теперь в кабинет к нему, Станиславу Пугачу, после этих двадцати семи лет, когда рука об руку с украинской политикой шло взяточничество, кумовство, коррупция на всех уровнях, «договорняки», закулисные афёры и интриги, приходит какой-то Игорь Золин, пару месяцев назад вставший из-за компьютера, и говорит, что всё это закончилось, и теперь городом будет править народ.

Естественно, его слова показались Станиславу крайней степенью дикости и безумия. Мужчина в одну секунду разочаровался в своём оппоненте даже больше, чем в Саше Шелесте, который меньше суток продержался в мэрском кресле.

«Ну ладно тот был тупым мужиком, но этот-то, этот-то точно умный, причём не по годам. И не скажешь уже, что детство в заднице играет. По нему видно, что он всё понимает. Так зачем же рушить так хорошо отлаженную систему? Ну понимаю я, что ты молодой, горячий, ну так и пошевели мозгами, усовершенствуй то, что есть. Зачем по второму кругу велосипед изобретать? Всё равно из этого ничего не выйдет».

— Нет, ну тут ты, может, и прав, — начал он невозмутимо, — да, я не святой, но и не претендую на это. И у меня были свои ошибки и недоработки, но, если так посмотреть, у нас с тобой никаких счетов нет, так что, не вижу смысла тебе со мной что-то делить. Теперь ты мэр, руководи. А я, с твоего позволения, хотел бы просто по-тихому уйти.

— По-тихому не получится, — сказал Игорь, пожимая плечами, — слишком уж много вы каши наварили, Станислав Александрович. Ведь после падения центральной власти у вас была возможность сделать что-то для людей, не быть таким же, как раньше. А вы что сделали? Просто окопались в Центре за спинами военных и начали давить несогласных. Кому от этого лучше стало? В городе ни света, ни воды, ни газа, ничего же нет. Что вы сделали для того, чтобы устранить эти проблемы?

— Я защищал интересы города. Кому бы стало лучше от того, что до власти дорвались какие-то бандюги?

— Да жопу ты свою всегда защищал! — подал голос Коля, с преисполненным гордости за себя лицом. Он давно мечтал сказать что-то подобное человеку такого уровня, как Пугач.

Станислав оглянулся и смерил его полным презрения взглядом, Игорь жестом показал парню, чтобы тот не вмешивался.

— Вот видите, — обратился он к уже бывшему хозяину кабинета, — это был глас народа. И поверьте, большинство людей скажет то же самое. Они не поверят вам, что, живя лучше других, вы могли о них думать, а тем более делать что-то для их блага. Поэтому, считаю, что с моей стороны будет справедливым предать вас публичному суду. Пусть люди сами решают, какого наказания вы заслуживаете.

На некоторое время между ними вновь зависло гнетущее молчание. Последние слова Игоря и вовсе шокировали Станислава. Такого поворота событий он не ожидал. Мужчина отчётливо помнил ту пустоту и бессмысленность, которую видел в глазах фанатов Церкви Семи Печатей, которые еще так недавно штурмовали здание мэрии. И он понимал, что если те поверили в такой бред, как учение несостоявшейся пророчицы Веры Гавриловны, то новоявленному диктатору поверят за милую душу. Его же, никому больше не нужного мэра, судьба, в случае, если его предадут на суд простого народа, вряд ли будет сильно отличаться от той, которую ему готовила глава апокалиптической секты.

На миг Станиславу даже показалось, что всё это ему снится, но он по жизни не был подвержен такой сентиментальной чуши, поэтому стал соображать, как ему сохранить вмиг потерявшую в цене жизнь.

Окинув Игоря напоследок оценивающим взглядом, мужчина вспомнил одну вещь и понял, что у него всё же остался последний козырь в рукаве, но сейчас его выбрасывать крайне рано. В любом случае они с Игорем еще должны увидеться до суда. А пока он послушно вышел из кабинета в сопровождении соратников нового мэра, переодетых в полицейскую форму, которая до сих пор ассоциировалась у Пугача с людьми, которые должны были защищать его власть, а не свергать её.

«И это всё пройдёт», — вспомнил он фразу из старого анекдота-притчи и, улыбнувшись, зашагал вниз по ступеням.

Глава 2

Белореченск реагировал на очередную смену власти с заметным замедлением. Первые несколько часов никто даже не понимал, что случилось. Полицейских, охранявших здание городской администрации, Коля с Ромой ввели в курс дела, и практически все, за исключением двух человек тут же перешли на их сторону.

Что касается военной группировки, лишившейся командования во время операции на массиве Дунаевского, то шокированные произошедшим они практически сразу стали отступать. Их боевой дух был окончательно сломлен, когда в конце моста солдаты увидели пылающие остатки установок залпового огня и громадные воронки от разорвавшихся снарядов.

Ополченцы и бандиты прекратили огонь и брали отступающих солдат в плен вместе с техникой. Те, понимая, что их война проиграна, практически не сопротивлялись. Ополченцы обращались к пленным относительно лояльно, в отличие от бандитов, которые поддавали захваченных солдат унижениям.

Капитан Денисов, узнав о поражении городских войск на массиве Дунаевского, довольно долгое время пребывал в растерянности. Он пытался просчитать дальнейшие ходы врага и раздумывал, как должна в таком случае поступить полиция. Было очевидно, что каким-то чудом одержавшие победу бандиты — в тот момент еще никто в городе не знал, что те объединились с ополченцами — не остановятся на достигнутом и будут продвигаться в Центр.

Сергей понимал, что это наиболее серьёзный вызов полиции Белореченска за всю её новейшую историю, но отступать перед угрозой и оставлять город на произвол судьбы не собирался. Он любил этот город и не мог допустить, чтобы власть над ним перешла в лапы бандитов.

Поэтому мужчина, сидя в салоне командирской «Газели», которая вскоре после выписки его друга Бондаренко должна была перейти ему, размышлял над последними событиями в городе, которые сменялись так быстро, как картинки калейдоскопа.

Сергей оценивал ситуацию в целом, вспоминал, сколько людей еще осталось в его подчинении и как они рассредоточены по городу. Денисов специально расставил их цепью между Шевченковским районом и массивом Дунаевского, откуда на данный момент исходила угроза для города, поэтому капитан был полностью уверен, что большие подразделения врага не смогут добраться незамеченными до центра города.

В это время к «Газели» подбежал запыхавшийся сержант и, не дожидаясь вопроса Денисова, доложил ему:

— Товарищ капитан, группа, совершающая обход линии разграничения обнаружила расстрелянным один из наших постов. Четыре трупа, одного на месте не обнаружилось. Возможно, предательство, потому что один из погибших убит выстрелом сзади.

«Вот чёрт! Этого только еще не хватало!» — шумно выдохнул Денисов и на время закрыл глаза, пытаясь справиться со всеми навалившимися на него за сегодня событиями.

Во-первых, погиб его командир и просто хороший, человек, подполковник Журавель, во-вторых, городские войска проиграли бой бандитам, которые, скорее всего, пойдут на город, и теперь ко всему этому прибавились еще и расстрелянные полицейские, убитые, возможно своим же коллегой, перешедшим на сторону врага. Предательство в таком шатком положении явилось сильным ударом в спину, который заметно подкосил боевой настрой Денисова.

Но Сергей понимал также и то, что подобное настроение лидера может негативно отразится на качестве принимаемых ним управленческих решений, поэтому постарался абстрагироваться от последних событий и составить хотя бы приблизительный план дальнейших действий. Мужчина понимал всю ответственность, которая теперь легла на плечи полиции, и на его плечи в частности, так как именно он сейчас являлся фактическим руководителем данной структуры. И пусть официальным начальником полиции был назначен его друг капитан Бондаренко, Денисов не гнался за наградами и благодарностями. Сейчас ему нужно было спасать город.

— Значит так, сержант, свяжись с остальными группами, выясни, как у них обстановка. Нам сейчас нужно удержать возможное наступление врага. Передай военным, которые с нашими дежурят, пусть они тоже со своими свяжутся, которые на Дунае.

Кивнув, сержант передал приказ командующего ответственным за связь, и минут через десять вернулся к «Газели» с докладом.

— Товарищ капитан, что касается наших, то почему-то не отвечают подразделения, которым была поручена охрана мэрии и центра города, но я не думаю, что с ними могло что-то случится. Наверное, просто проблемы со связью. Военные сейчас отступают по главной дороге, бандиты выгнали их с Дуная, взяв несколько десятков в плен. Их дальнейшие планы неясны.

— Планы неясны? — буркнул себе под нос Денисов, — По-моему, после того, что случилось на Дунае, всё предельно ясно. Одержав победу у себя на районе, они повалят сюда. Может, не сегодня, но рано или поздно это случится, поэтому нужно готовиться. А на счет Центра, то пошлите туда людей, пусть выяснят, что там у них за перебои со связью. Я пока останусь здесь. Пусть военные пройдут, тогда будем думать, что дальше делать.

Получив новый приказ, сержант отправился его исполнять.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 6
печатная A5
от 491