электронная
7
печатная A5
645
18+
Серая зона

Бесплатный фрагмент - Серая зона

Жизнь на руинах


Объем:
642 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-8683-5
электронная
от 7
печатная A5
от 645

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Вступление

Украина. Зима 2018 года.

Переломный момент случился в четвёртую годовщину расстрелов на Майдане. Затянувшееся на Донбассе АТО, казалось, должно было закончиться со дня на день. Обе стороны уже около полугода кое-как соблюдали Минские договорённости. С России сняли часть санкций некоторые европейские государства. На март текущего года в ДНР и ЛНР были назначены местные выборы, в которых должны были принять участие как представители республик, так и украинские политические партии.

Но внезапно политический курс Донбасса изменился в диаметрально противоположную сторону. Ситуация на фронте резко обострилась по всем направлениям, и вооруженные силы ДНР и ЛНР перешли в активное наступление.

Контрмеры украинской армии на этот раз были более, чем решительными. По стране была объявлена очередная волна мобилизации, гораздо более массовая, нежели ранее. Недели хватило, чтобы укрепить войсковые подразделения и отбросить нападающих далеко назад. На высшем уровне было принято решение давить пророссийские силы до победного конца.

Украинская армия путём активного наступления отбила у республик ряд населённых пунктов и взяла в осаду Донецк, Луганск и Горловку, а вооруженные силы ДНР и ЛНР были оттеснены к российской границе.

Казалось, АТО подошло к своей заключительной стадии, но после прямого столкновения украинских и российских подразделений на границе, последние перешли к активным наступательным действиям. Зона АТО, в тех границах, в которых она сохранялась до последнего обострения, была зачищена за три дня. Подразделения российской армии имели огромное численное превосходство и были гораздо лучшее вооружены, поэтому украинской армии не оставалось ничего, кроме как отступать всё дальше назад, неся значительные потери.

В это же время в городах на юге и востоке страны в очередной раз активизируются пророссийские силы. Больше всего ситуация накаляется в Одессе и Харькове, где митинги сторонников России переходят в кровавые столкновения с проукраинскими активистами.

Правительство страны растерянно, и президент в срочном порядке принимает решение ввести в стране военное положение.

Но ситуация к тому времени уже окончательно вышла из-под контроля. И без того слабые экономические показатели страны достигают кризисных отметок. С предприятий начинают увольнять рабочих, закрываются крупные заводы и фабрики, предприниматели теряют свой бизнес. Отмечается значительный рост числа преступлений. Люди начинают массово покидать страну.

На фронте тем временем дела обстоят еще хуже. Российская армия, усиленно наступая, захватывает всё новые территории. В Одессе и Харькове митинги перерастают в бунт, вследствие которого власть в городах переходит к пророссийски настроенным силам. То же немного позже происходит в Херсоне и Николаеве, только менее эффектно.

Уже через неделю российская армия входит в Одессу, а вскоре и вовсе отрезает Украину от черноморского побережья. Еще через пять дней под её контролем уже находятся Донецкая, Луганская, Запорожская, Херсонская, Николаевская, Одесская, Харьковская, Полтавская, Днепропетровская, Кировоградская и Сумская области.

В Киеве люди выходят на акции протеста против неэффективных действий президента и парламента. Действующая власть, одержавшая немало побед на фронте борьбы с уже четверть века несуществующим Советским Союзом и так увлечённая этим занятием, оказалась совершенно беспомощной, когда народ, за спинами которого она успешно пряталась около четырёх лет, развернулся к ней лицом. Не найдя никаких аргументов в своё оправдание, президент, парламент и депутаты Верховной Рады — те из них, которые еще не успели сбежать за границу — переносят столицу во Львов и, чтобы не допустить потока криминалитета с уже неконтролируемой украинской территории отгораживаются от неё мощной стеной с блокпостами и камерами наблюдения. Новое государство получает название Галичина. В состав её входят Львовская, Ивано-Франковская, Тернопольская, Волынская, Закарпатская и Черновицкая область. Впоследствии по причине тяжелого экономического состояния Галичины Закарпатская область включается в состав Венгрии, Черновицкая — в состав Румынии.

США и ряд европейских стран всё это время активно снабжают украинскую сторону оружием и ужесточают антироссийские санкции, и наступление России останавливается на достигнутом. Захваченные области входят в состав Новороссии. Первое время в государстве происходит передел сфер влияния между представителями местной власти, армии и криминалитета. Но вскоре этот процесс подавляется силами российской армии, присланной специально для наведения порядка. Что касается жизни в Галичине и Новороссии, то обычным людям живётся хуже, чем ранее. Странам еще предстоит подняться из руин войны, на что уйдёт немало лет.

На остальной территории Украины в это время образовывается серая зона, жизнь в которой подчиняется своим собственным законам и правилам.

Глава 1

Апрель 2018 г.

г. Белореченск. Киевская область.

Весна две тысячи восемнадцатого года пришла в Белореченск, как по расписанию. Уже к середине апреля температура устойчиво держалась в районе двадцати градусов. На газонах зеленела сочная первая трава, деревья не спеша одевали свои зелёные наряды. Белым цветом покрылись ветки яблонь, разнося по округе сладкие пьянящие ароматы весны.

Погода в тот день была отличной. Лёгкий южный ветерок гнал по ярко-голубому апрельскому небу пушистые белые облака. Ярко светило солнце. Будто бы сама природа пыталась показать, что не всё в жизни обитателей райцентра настолько уж плохо в этот чудесный весенний день.

Но теперь никому не было дела ни до погоды, ни до весны. Совсем недавно в жизнь белореченцев без стука вторглись кардинальные перемены, которые мало кого могли обрадовать. Как и многие другие города, Белореченск сумел выстоять падение центральной власти, и, пока в Киеве продолжалась борьба за эту самую власть, райцентр был предоставлен сам себе.

Дела здесь с каждым днём шли всё хуже. Постепенно начали закрываться предприятия. Оставшиеся без работы люди либо бежали за границу, либо переселялись в сёла, где можно было выжить хотя бы за счет огородов.

Электричество теперь подавали по часам, с перебоями также поступала и вода, газ в целях экономии отключили вовсе. Мобильная сеть и Интернет были восстановлены частично, и чаще отсутствовали.

Среди кое-как еще остававшихся на плаву предприятий была и фирма с незамысловатым названием «Work Abroad», которая даже в сложившихся условиях умудрялась заниматься трудоустройством за границей. Первое время после объявления военного положения клиентов было хоть отбавляй, но теперь, по понятным причинам, дела шли плохо. Плюс еще к начальнику на днях нагрянули то ли какие-то бандиты, то ли самопровозглашенные защитники порядка, и потребовали от него плату за охранные услуги.

Поэтому подчинённые старались избегать визитов в кабинет Сергея Львовича без крайней нужды. В тот день он успел, как следует, отчитать при всех Зинаиду Семёновну — самую старшую работницу офиса за её нерасторопность, и теперь женщина сидела в своём кресле с покрасневшим от поднявшегося давления лицом.

Игорь обычно не особо часто контактировал с женщиной, но всё же сочувствовал ей. У парня были свои причины ненавидеть начальника.

В офисе «Work Abroad» он был системным администратором. Работал с документами и устранял различные неполадки с аппаратурой. Работа не пыльная, но монотонная и скучная. В общем, далеко не то, о чем Игорь мечтал до того, как попал сюда.

Было около полудня. Парень, решив сделать небольшой перерыв, сходил на кухню и сделал себе кофе. Вернувшись на рабочее место, уселся поудобнее и, сделав глоток горячего напитка, посмотрел в окно.

Главная улица города была практически безлюдной. Неудивительно, учитывая, что за первый месяц войны двухсоттысячное население города уменьшилось в два раза, а потом его и вовсе не было кому подсчитывать. Лишь изредка тишину нарушал шум проезжавшей мимо машины. В основном это были небольшие седаны или универсалы, владельцы которых, наконец, дозрели для того, чтобы сбежать из города, с которым их связывали уже лишь воспоминания, с семьёй и всем наиболее необходимым. Мелькали и доработанные для нужд АТО и последовавшей войны внедорожники и микроавтобусы. Изредка проезжали небольшие грузовики, всё еще развозившие продукты по оставшимся на плаву магазинам.

Прохожих было тоже немного, да и те, которые ходили последнее время по улицам города, старались не находиться долго вне своих домов. В связи со всеобщим беспорядком в стране, уровень преступности вырос до небывалых доселе масштабов. Теперь, выходя на улицу, нельзя было оставаться уверенным, что вернёшься домой живым. Легко можно было схлопотать удар ножом от какого-нибудь малолетнего грабителя, выскочившего из переулка или стать жертвой случайной пули выпущенной в очередной уличной перестрелке. Словом, украинские города стали больше похожими на Гаити или злачные кварталы Детройта. Власть в районах Белореченска постепенно перешла в руки бандитов и милитаристских группировок.

Но были и другие люди, которые до последнего старались не допустить верховенство закона силы над законами цивилизованного общества. Они всё еще ходили на работу, следили за собой и жили по прежним правилам, хотя с каждым новым днём всё более отчётливо понимали, что создают лишь иллюзию порядка. На самом же деле их привычный мир рухнул, и вряд ли когда-нибудь вернётся в первоначальное состояние.

На лицах простых людей, ходивших по улицам Белореченска, теперь всегда присутствовало выражение страха и неопределённости, неуверенности в завтрашнем дне. Все они боялись, что еще не достигли дна той ямы, в которую их столкнула война, и потому цеплялись за прошлое из последних сил, в страхе, что будущее окажется куда хуже, чем настоящее.

Игорь допил свой кофе и хотел было идти на кухню, как тут двери кабинета начальника открылись, и оттуда показалось недовольное лицо Сергея Львовича. На подбородке и пухлых щеках виднелась щетина, чего ранее мужчина никогда себе не позволял. Глаза красные, как у человека, проведшего, возможно, не одну бессонную ночь, а лицо отекло характерно для перебравшего накануне с алкоголем.

«Совсем сдаёт Львович, — бегло осмотрев шефа, подумал Игорь, — наверное, скоро нас всех попросят с вещами на выход».

Начальник тем временем осмотрел офис, попутно присматриваясь к подчинённым, не разглядывает ли его в таком виде кто-либо из них. Но смельчаков не нашлось, поэтому Сергей Львович позвал:

— Наташа, зайди ко мне.

Кровь в жилах Игоря вскипела, как и все последние разы, когда начальник звал девушку к себе. Дело в том, что Наташа — высокая короткостриженая блондинка весьма привлекательной внешности — была его женой. И о том, что кроме него она, как магнит, привлекает и других мужчин, Игорь прекрасно знал. Ему льстило, когда на красавицу-супругу «пускали слюни» его друзья, знакомые и сослуживцы. Он вполне мог стерпеть многочисленных желающих познакомиться, пишущих ей «Вконтакте». Но вот чего он никогда не мог вынести, так это когда к Наташе пытались «клеиться» уже состоявшиеся в жизни мужчины, которые пытались купить её деньгами и подарками, как какую-то дешевую шлюху. Это было, как удар ниже пояса.

Игорь был неглупым, достаточно уверенным в себе и довольно привлекательным, но всё же это было его больное место. Парень переживал, что к своим двадцати пяти годам не добился каких-либо существенных успехов в карьере и жизни в целом. Поэтому считал богатых и влиятельных серьёзными конкурентами. А конкуренты для него изначально были врагами.

И хоть Наташа не давала повода в ней сомневаться, в таких случаях Игорь сильно ревновал.

Масла в огонь подлил инцидент на новогоднем корпоративе их фирмы. Тогда изрядно захмелевший Сергей Львович затащил Наташу к себе в кабинет и чуть не изнасиловал. К счастью, девушке удалось отбиться, а подоспевший Игорь оставил наглому начальнику достаточно синяков и гематом на лице, чтобы тот хорошенько запомнил, чем могут закончиться приставания к чужой жене.

Пара была уверена, что после такого их обоих с треском выгонят с работы, но позвонивший тридцать первого числа Сергей Львович поздравил их с Новым Годом и принёс свои искренние извинения за случившееся, чем развеял все опасения. Молодые люди были чрезвычайно удивлены такому великодушному поступку начальника, но Игорь сделал твёрдый вывод, что Сергей Львович поступил так лишь потому, что надеется в дальнейшем наверстать упущенное.

И вот теперь, каждый раз, когда начальник вызвал к себе его супругу, парень думал, что это время пришло.

Он проследил за Наташей до дверей кабинета, невольно залюбовавшись ею в элегантном сером деловом костюме, её походкой и чертовски красивыми карими глазами, как будто видел девушку впервые. Даже спустя четыре года после их знакомства Наташа могла произвести на своего мужа впечатление. Как впрочем, и на всю мужскую часть их офиса.

Окинув взглядом сидящих за компьютерами, парень заметил осторожно проследившего за девушкой Анатолия Борисовича и открыто любовавшегося ею Руслана.

Сейчас эти взгляды были Игорю глубоко безразличны, ведь был же еще и Сергей Львович, который явно позвал Наташу в свой кабинет не из хороших побуждений. И этот вызов уж точно не касался работы. Дело в том, что его жена возглавляла отдел маркетинга, будучи в то же время и единственной его работницей — Игорь подозревал, что Сергей Львович сделал это специально, чтобы та почувствовала себя таким же, как и он, начальником, в то время, как её муж оставался простым рабочим. Последнее время девушка практически сидела без работы, так как никому не нужна была реклама их фирмы в городе, из которого и так все бегут без оглядки.

Дверь кабинета закрылась, и Игорь стал прислушиваться.

Но тут его внимание, как и внимание всех сотрудников офиса, быстро переметнулось к происходящему на улице. В направлении городской администрации промчалось три камуфляжной раскраски джипа. Спустя мгновение послышался резкий писк тормозов. Не прошло и минуты, как размеренная тишина улицы наполнилась треском автоматных очередей и звоном разбитого стекла. Послышался грохот разорвавшейся гранаты, и оконное стекло дрогнуло в рамах. Женская половина офиса со вскриками инстинктивно присела на пол, не решаясь даже выглянуть из-за столов и стульев.

Мужчины же, более беспечные, подошли к окнам, всё же соблюдая при этом меры предосторожности. Выглянув на улицу, Игорь с Русланом увидели уже окончание перестрелки. Мужчины, одетые, кто в камуфляжную форму, кто в спортивные костюмы, стаскивали своих раненных в стоящий посреди дороги «Ниссан Петрол» выпуска начала двухтысячных. Другие два джипа, взвизгнув шинами, развернулись и нырнули в проулок за зданием администрации.

— Блядь, что творится?! — прошептал Руслан, — Скоро хрен на улицу выйдешь!

Не став никак комментировать увиденное, Игорь просто отошел от окна. Вид у него был задумчивый.

И думать было, о чём. Сотни мыслей переплетались в его мозгу, но в конечном итоге всё же складывались в одну картину. Случившееся только что окончательно убедило парня в том, что в Белореченске наступило полное безвластие.

«Одни творят, что хотят, а другие в офисах задницы просиживают и дрожат при каждом звуке. Остаётся решить с кем ты? Или, может, сам по себе?»

Ответ пришел довольно быстро, и парень решительно направился в кабинет начальника. Открыв двери, он стал на пороге, глядя в глаза Сергею Львовичу, который не отводил взгляда от декольте сидящей напротив Наташи.

— Что там случилось, Золин? — недовольно спросил мужчина, — Я не помню, чтобы вызывал тебя.

Наташа обернулась и удивлённо посмотрела на мужа.

— А мне не нужно, чтобы ты меня вызывал. Я сам решаю, куда и когда мне идти, — произнёс Игорь, вызывающе глядя на начальника.

Во взгляде девушки, не отрывавшемся от лица мужа, появились испуг и настороженность.

Глаза же Сергея Львовича гневно нахмурились, лицо покраснело от злости.

— Это ты мне сказал, щенок?! — выкрикнул он, поднимаясь из-за стола, — А ну, пошел вон отсюда, сейчас же! Пока я не вышвырнул тебя…

— Заткнись, жирный боров! — перебил его Игорь с расползающейся на лице широкой улыбкой, — Ты давно хочешь меня отсюда вышвырнуть, я это знаю. Знаю даже почему — хочешь трахнуть мою жену, и знаешь, что кроме меня за неё больше некому заступиться.

— ПОШЕЛ ВОН ОТСЮДА! — завопил разъярённый Сергей Львович, выходя из-за стола и тяжелым шагом направляясь к парню, полный решимости проучить обидчика, как следует.

Но Игорь был готов к этому. Собственно потому и вывел мужчину из себя. Бегло скользнув взглядом по столу начальника, он быстро нашел то, что ему было нужно. Между вечным двигателем и стеклянной пирамидой с глазом стояла увесистая металлическая пепельница.

Схватив её со стола, он размахнулся и со всей силы ударил Сергея Львовича по голове. Мужчина пошатнулся и осел на край стола, прикрывая ладонью обширное рассечение, из которого уже вовсю лилась кровь.

Наташа вскочила со стула и быстро отошла к стене, ошарашенно переводя взгляд с мужа на начальника и обратно.

— Игорь! Что ты делаешь?! — вскричала она испуганно, увидев кровь на руках Сергея Львовича, но её муж, казалось, не слышал её.

— Ну что, мудак, удивлён? — спросил парень, и лицо его скривилось в недоброй улыбке, — А ты и не думал, что такое когда-нибудь случится, правда?

— Убирайся, сейчас же! — прохрипел Сергей Львович, уже заметно менее уверенным тоном, чем до этого.

— А то что? — улыбаясь еще шире, спросил Игорь, — Вызовешь полицию? Ну, валяй, посмотрим, кому нужно защищать твою жирную задницу. Хотя… Ты можешь попробовать сам решить нашу проблему.

— Игорь, что ты делаешь? — услышал он испуганный голос Зинаиды Степановны за спиной.

Обернувшись, парень увидел столпившихся у входа сотрудников своего офиса.

— Уберите его отсюда! — рявкнул им Сергей Львович.

Анатолий Борисович дёрнулся было в сторону Игоря, но тот, размахнувшись пепельницей, остановил его.

— Оставайтесь там, где стоите, — произнёс парень на удивление спокойным для такой ситуации тоном, — если не хотите, чтобы я разбил вам голову. А я пока займусь нашим уважаемым Сергеем Львовичем. Все вы знаете, что у нас с ним на Новый год вышла одна неприятная история. И Сергей Львович думает, что можно просто извиниться и продолжать клеить мою жену.

— Игорь, не нужно, — попыталась отговорить его Света, — этот вопрос можно решить без мордобоя.

— Да, чувак, — подтвердил Руслан, — остынь немного. Давайте лучше вы поговорите с Сергеем Львовичем, махнёте по рюмочке коньяка и…

Но договорить он не успел, потому что в этот момент Игорь размахнулся в очередной раз и с силой опустил тяжелую пепельницу на голову начальника. Тот сполз на пол по боковине стола и издал громкий стон боли. Обои и линолеум вокруг теперь украшали брызги крови.

— Э, что ты делаешь?! — дрогнувшим голосом воскликнул Руслан.

— Остановите его, кто-нибудь! — взвизгнула Зинаида Семёновна.

Но Анатолий Борисович теперь стоял, не решаясь сделать и шага в сторону парня.

— Я еще не закончил, — спокойно произнёс Игорь, — так что слабонервных прошу покинуть помещение.

Сотрудники фирмы, как бы дико это не могло показаться, поняли, что не в состоянии сделать ничего, чтобы помешать парню, и поэтому большая их часть отошла от двери.

В кабинете директора остались только Руслан, Анатолий Борисович и Наташа. Последняя, как и все остальные, была ошарашена таким поведением своего мужа, и не знала, что делать, поэтому просто сползла вниз по стене, отвернувшись в сторону.

Удовлетворённый достигнутым эффектом, Игорь развернулся к Сергею Львовичу и, нагнувшись, произнёс:

— Не вижу смысла растягивать нашу беседу. Даже несмотря на то, что я точно знаю её окончание, мне она неприятна. Как и всё, что с тобой связанно. Так что… прощай, Сергей Львович. Что тут еще скажешь?

С этими словами он поднялся и, размахнувшись, стал бить мужчину по голове. Брызги крови летели в сторону, а пораженные таким зрелищем окружающие отвернулись, чтобы не видеть происходящего. Анатолий Борисович и вовсе выбежал из кабинета.

Игорь закончил расправу над начальником, а затем, проверив наличие у того пульса, встал и подошел к Наташе. Девушка дрожала всем телом, глядя в пол перед собой. Парень обнял её. Девушка нервно дёрнулась от его прикосновения, но не стала сопротивляться.

— Просто успокойся, — произнёс он ей на ухо так нежно, как будто всё, что только что произошло, случилось в какой-то параллельной жизни, — я не мог терпеть, что этот мудак к тебе пристаёт. Всему есть граница, понимаешь? Он же мог этого не делать.

Наташа не нашла ничего лучшего, кроме как кивнуть. Она прекрасно понимала, что Игорь поступил неправильно — да что там неправильно? — он совершил преступление, но после всего, что только что случилось, она была в конец выбита из колеи и не могла найти подходящих слов.

Девушка не сопротивлялась, и когда Игорь взял её за руку, а потом они просто вышли из офиса и направились прочь.

Глава 2

Днём ранее Станислав Александрович сидел в своём кожаном мэрском кресле и не спеша потягивал из бокала «Хеннесси». Это был среднего роста слегка упитанный мужчина сорока восьми лет со в меру мягкими, но в то же время и решительными чертами лица. Его светло-карие с оттенком желтизны глаза сосредоточенно смотрели куда-то в одному ему известную точку в пространстве. Станислав думал, и, честно говоря, ему было над чем задуматься.

С каждым днём обстановка в Белореченске накалялась всё больше. Во-первых, уровень преступности достиг небывалых масштабов. Небольшой райончик, расположенный у леса и именуемый Шумилами вовсе перешел под контроль местных бандитов. Общепринятые законы прекратили там действовать. Процветала наркоторговля и проституция, а, кроме того, район был рассадником всякого рода воришек, грабителей и мошенников. Обычные мирные люди по большей части давно выехали оттуда. Те же, что остались, регулярно жаловались Станиславу Александровичу на беспорядки, драки, а иногда и убийства прямо посреди улицы.

Но даже на это можно было закрыть глаза, если бы не одно «но». Своим примером Шумилы показывали остальным районам, что теперь не обязательно подчиняться центральной городской власти, и можно жить по своим собственным законам. А это уже значительно подрывало его, мэра, авторитет среди жителей и ставило под вопрос нужность его нахождения на данной должности.

Станислав Александрович даже попытался наладить контакт с Юрой Бешеным — криминальным авторитетом, заправлявшим всеми делами на Шумилах и распустившего свои сети далеко за границы города. Ни для кого не секрет, что белореченская братва контролировала часть наркотрафика из Новороссии в Европу. Встречу с «вором в законе» назначили на четверг, но по реакции Бешеного было видно, что тот не особо расположен о чём-то договариваться.

Конечно, можно было бы пойти и по пути открытого противостояния, но, оглядываясь назад, Станислав Александрович понимал, что людей, готовых идти на смерть под его руководством, найдётся немного.

Были, конечно, еще и военные. Дело в том, то по неведомой доселе причине командование вооруженных сил не вывело из города состав одной из воинских частей, располагавшейся на окраине. С командиром части полковником Журавлём Егором Павловичем у мэра тоже была назначена встреча — на среду. Таким образом, Станислав Александрович хотел попробовать сначала более надёжный вариант сотрудничества. Возможно, если всё удастся с Журавлём, ему не придётся вообще говорить с бандитами. Ну, или тогда разговор пойдёт уже в совершенно другом русле. Но гадать на будущее Станислав не любил, поэтому и не тратил на это своё время.

Гораздо сложнее было решить другую проблему. Союзников мэр еще не приобрёл, а вот врагов у него было достаточно. Больше всего палки в колёса ему ставили активисты появившейся на волне патриотизма, вызванной трагическими событиями, происходящими в стране, организации «Боевой тризуб».

По большей части членами организации действительно были обычные люди, если не считать около десятка бизнесменов разного калибра, но Станислав Александрович был уверен, что за ними кто-то стоит. Активисты так умело и упорно копали под него вот уже около года, что такое поведение не могло не наводить на подобные мысли. Поначалу мужчина списывал это всё на происки конкурентов, но, после того, как те с началом войны свернули все свои дела в Белореченске, это предположение потеряло логику. Поэтому, Станислав заключил, что действия представителей ненавистной ему организации обусловлены либо психологической инертностью, либо они вошли во вкус, и будут продолжать травить его и дальше.

В состав организации входило несколько бывших атошников и военных, воевавших в добровольческом батальоне «Боевой трезуб», остальные только прикрывались камуфляжными костюмами. Тем не менее, позиции «Трезуба» с каждым месяцем укреплялись, и теперь он представлял собой силу, с которой нельзя было не считаться.

Но толком достать Станислава Александровича было очень не просто. В мэрском кресле он сидел свой первый срок, а вот в районном совете провёл не один год и настолько приспособился к политической среде, что чувствовал себя в ней как рыба в воде. Но, так как в политику мужчина пришел вовсе не из-за того, что собирался послужить на благо народа, то и использовал он своё положение, как только мог, чтобы с каждым годом всё больше наращивать свой капитал, связи и влияние в городе. Пугач научился быть расчётливым и изворотливым, правильно расставлять приоритеты и занимать выгодные позиции в любой ситуации. Он знал, как запудрить мозги бабке, которая жалуется на коммунальщиков, не желающих пятый год перекрывать крышу, и как договориться с инвестором, при этом получив колоссальный откат в свой карман и не делая ровным счетом ничего для достижения общих целей. А что уж говорить о взятках, которые мужчина брал, не стесняясь? Именно на них он, еще будучи депутатом райсовета, отстроил трёхэтажный особняк на берегу Роси, на них обучил двух своих детей в престижных заграничных вузах и устроил им там безбедную жизнь, на них и прибавил к своим активам долю в нескольких крупных предприятиях Белореченска. Словом, Станислав Александрович был типичным представителем того подавляющего большинства украинских политиков, которые пришли во власть ради удовлетворения собственных безмерных интересов.

А вот «Боевой тризуб» действующий мэр побаивался и ненавидел. Ненавидел за то, что они набирали вес в послевоенном обществе гораздо стремительнее, чем делал это он в относительно мирное время. А побаивался потому, что не мог до конца просчитать, что привык делать со всеми соперниками и рисками. Именно эта неизвестность и пугала мужчину.

Но от этих мыслей его отвлёк голос секретарши из переговорного устройства, сообщившей, что к нему пришли. Растерявшись от неожиданности, Станислав распорядился впустить гостя, даже не уточнив его особу.

В кабинет вошел среднего роста голубоглазый шатен лет тридцати пяти, одетый в чёрный костюм и рубашку. Мужчина был крайне удивлён, узнав в вошедшем Владислава Зинченко — своего земляка и, возможно, еще большего проныру, чем он сам. Влад, несмотря на свой относительно молодой возраст, смог пробиться довольно высоко. До недавних пор он занимал очень выгодный пост в министерстве энергетики и угольной промышленности.

В политических кругах города говорили, что Влад занимается организацией тендеров, и довольно неплохо греет на этом руки. Используемая им схема была незамысловатой — после того, как предприятие выигрывало конкурс, с его представителями связывался человек Зинченко и говорил, что нужно бы на добровольной основе пожертвовать определённую суму на весьма неопределённые цели. Если предприниматель соглашался, сотрудничество с ним продолжалось, если же нет — результаты тендера по каким-то причинам признавали недействительными.

Но, в виду того, что страны фактически не стало, то и работа мужчины потеряла всякий смысл. Правда, визит Влада стал для Станислава полной неожиданностью. Мужчина был уверен, что такие, как он, бегут из страны в первую очередь. Но по каким-то причинам бывший министерский чиновник всё же решил остаться. Мэр понимал, что сейчас Владислав всё равно расскажет ему обо всём, поэтому не стал торопить события.

— Здравствуйте, Станислав Александрович, — живо произнёс гость, накинув на лицо лёгкую улыбку, и протянул ему руку.

— Ну, здравствуйте, Влад, — пожал протянутую руку мэр, — что это вас ко мне привело? Или в Киеве уже нечем заняться?

— А-ай, — махнул рукой Зинченко, — Что там осталось к этому времени от Киева, я не знаю — сам уже здесь неделю — но то, что делать там нечего — это факт.

— Вот как?

— Да, однозначно. Город большой, сами понимаете. Пока одни пытаются власть восстанавливать, другие всё под свой контроль берут. Сколько бандитов понаехало… И организации всякие типа нашего «Боевого трезуба». Они, кстати тоже туда заглядывают. Ну, короче, Киев превратился в Багдад. Каждый день взрывы, перестрелки. А ремонтировать и восстанавливать некому. Скоро от города одно пепелище оставят.

— Да, это печально, — покачал головой Станислав, — хотите коньяка?

— Не откажусь.

Мужчина достал из небольшого шкафчика у себя за спиной еще один бокал и, налив в него коньяка, передал гостю.

Тот сделал небольшой глоток и, посмаковав дорогой алкоголь, решил озвучить цель своего визита.

— Так вот я и переехал сюда, немного осмотрелся… И заметил некоторые вещи, которых, возможно, не видите вы, но которые вам не мешало бы знать.

Влад замолчал, ожидая вполне закономерного вопроса «И какие же?», но его не последовало. Станислав, будучи излишне тщеславным, как и большинство руководителей, не мог себе позволить показать заинтересованность, хотя на самом испытывал её с того самого момента, когда Зинченко вошел в двери его кабинета. А кроме того он держал ухо востро, как с цыганкой, которая подходит к тебе на рынке. Мужчина прекрасно знал, что в его воды заплыла акула, а не какая-то мелкая рыбёшка.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 7
печатная A5
от 645