электронная
144
печатная A5
309
12+
Серая река

Бесплатный фрагмент - Серая река


5
Объем:
44 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4496-7317-6
электронная
от 144
печатная A5
от 309

Глава 1

Как только Майк появился в нашем офисе, неделю назад, мне было плевать на него, да и не только не него, на всех. Но каждый раз ловя на себе его цепкий взгляд, мне становилось не по себе. Эти глаза оливкового цвета притягивали своей искренностью и одновременно пугали своей проницательностью и тайной. Будто среди десятков глаз в помещении он всегда пытался словить именно мой взгляд.

И я бы вряд ли обратила на него внимание. Ходил себе между столами со своей тележкой и тихо занимался уборкой. Этим он только распалял интерес остальных, окружая себя противоречивыми слухами. Говорили он и убийца, и вор, и немой, и псих. Только как могло получилось, что молодой парень с внешностью модели, актёра, возможно, танцора и сомнительным прошлым, устроился работать в наш офис обычным уборщиком? И так ли он был опасен на самом деле?

Парень же ни с кем не разговаривал, даже не улыбался. Лишь изредка кивал, давая понять, что всё будет сделано.

Наверное, я так и не предавала бы значение его существованию, если бы не одно «но». Одна. Маленькая. Деталь. Попавшаяся мне однажды на глаза.

Татуировка.

Да, похоже, он был из тех парней, что хотели заколоть себя от кончиков пальцев до ушей. Парень всегда ходил в верхней одежде, из-под которой татуировки появлялись лишь тонкими нитями на шее. Но сегодня, видимо из-за жары, он был в одной футболке без рукавов.

Оторвавшись на секунду от работы, я мельком глянула вокруг. Мой взгляд приклеился к небольшой татуировке на его левом плече. Майк был в нескольких метрах от меня, но отчётливо было видно, что на рисунке изображена женщина. Простой черно-белый рисунок, вбитый под кожу. Не знаю, кто это был на самом деле, но она напомнила мне маму. Такая же причёска, улыбка. Пытаясь лучше рассмотреть, я, словно заворожённая, разглядывала открывшуюся мне часть руки. Конечно, это была какая-то чужая женщина, но я не могла оторвать от неё взгляд, прожигая глазами каждый очерченный иглой контур. Так отчаянно захотелось прикоснуться к тёмным линиям, ощутить тепло и любовь, исходящие от женщины. Словно это была мама, как живая, рядом. Я приложила пальцы к губам, пряча своё волнение. Встретившись со мной взглядом, парень резко отвернулся от меня, накинул спецовку и вышел из помещения. А меня не покидало ощущение, что парень на время забыл спрятать от посторонних глаз дорогую ему память.

Закрыв лицо руками, ощутила стыд и неловкость от наглого рассматривания Майка. Как будто мне было что-то от него нужно. Что всё-таки значила для него эта женщина, раз он захотел оставить память он ней на себе? Мать, сестра, любимая? Кто бы она ни была, она была ему дорога. Настолько, что всегда находилась возле сердца.

Я в очередной раз тонула в своих серых мыслях, только теперь мой мир становился ещё темнее. Лучик света отчаянно пытался пробиться сегодня, но закрылся рабочей одеждой, делая мою и без того бессмысленную жизнь, безвыходной.

Дождавшись окончания рабочего дня, не спеша побрела к автобусной остановке. Дома меня никто не ждал, а верными спутниками на ужин стали безвкусное одиночество и бокал слёз, день изо дня возвращая меня в тот жуткий день — худший день моей жизни. Когда не стало моей мамы.

Глава 2

Этот январь я не забуду никогда. День, когда цветное стало серым, а будущее — бессмысленным. Словно кто-то не подумав, неумело нажал «обрезать», «чёрно-белое» и сохранил. И вернуть назад уже ничего нельзя.

Мама уехала в командировку в другой город, но так оттуда и не вернулась. Через пару дней мне сообщили, что она утонула.

Вот тогда-то моя жизнь и потеряла все краски, превратившись в серую однообразную массу. Мама, с которой мы делили все радости и горести, которая наставляла меня на жизненный путь, учила, как поступать, оставила меня. Я словно всего лишилась в один миг. Со мной остались лишь воспоминания и ее жизненные принципы, которым я и собиралась следовать в память о ней.

На автомате продолжала ходить на работу, питаться так, как она этого всегда хотела, одевать то, что она когда-то покупала, читать то, что она когда-то рекомендовала. Мне хотелось всегда чувствовать её рядом, что она по-прежнему со мной, советует и поддерживает.

Хотя и понимала, что осталась совсем одна.

Глава 3

Новый рабочий день. Бессмысленная рутина. Звонки. Документы.

Воспоминания возвращали меня во вчерашний день к той татуировке. Мне хотелось рассмотреть её ближе, все делали, каждый штрих, но я понимала, что это невозможно. Я не могу просто так подойти к нему. Интересно, а смогла бы я запечатлеть память о ком-то на себе? Таким образом, эти люди могли бы всегда быть со мной.

Неожиданно зазвонивший телефон, оторвал меня от наблюдения за зеленоглазым возмутителем моей депрессии. Хватая трубку телефона, я случайно зацепила и сбросила на пол небольшой цветочный горшок с растением — память о маме. Грохот расколовшегося на несколько крупных кусков вазона, больно уколол воспоминаниями. Но на проводе у меня был клиент и я не могла просто бросить трубку. Судорожно переключая звонившего на другого оператора, старалась скорее отделаться от него, и спешила навести порядок, а точнее спасти растение. Как только клиент был переключён, я сбросила вызов и развернулась посмотреть, что я натворила. Увидев же присевшего на пол и собирающего наводить самостоятельно порядок Майка, я замерла. Я могла ожидать помощи от кого угодно, но только не от него. Это его бесшумное появление, навеяло ещё больше страха. Мотнув головой, очнулась от бредовых мыслей и окинула взглядом свой цветок. Сейчас с ним, если я не спасу его, погибнет и пропадёт ещё одно воспоминание о маме. Я должна любым способом спасти растение. Горшок разбит, надо срочно найти что-то подходящее. Оглядев стол, заметила стакан с ручками и карандашами. Быстрым движением перевернуло его, выкидывая содержимое на стол, и присела рядом с парнем, помогая руками сгребать в ёмкость землю, не боясь испортить маникюр или вымазать руки. Майк на пару секунду замер, не зная чем мне помочь, потом принялся собирать осколки дальше. Украдкой я бросала на него быстрые взгляды, пытаясь рассмотреть лицо. На вид ему не было и тридцати, тёмные жёсткие волосы, правильные красивые черты лица, идеальное гладковыбритое лицо и татуировка на левом виске. Сквозь майку проступало рельефное тело и вопрос: «Почему же он всё-таки работает тут, а не где-то в более подходящем месте?», — всё ещё был открыт.

Майк сообразил, что я решила сделать. И, когда стакан был почти наполнен землей, аккуратно подняв надломившийся цветок, опустил его в стакан, задев при этом мои пальцы. Почувствовав касание прохладной кожи, я машинально отдёрнула руку. Сообразив, что это выглядело глупо, будто он прокажённый, сделала вид, что просто хотела отрясти остатки земли с ладоней. Майк встал и, достав из уборочной тележки бутылку воды, снова присел и аккуратно полил цветок.

Это его движение такое простое, элементарное, но так много значащее для продолжения жизни растения, было неожиданным. Захотев его как-то отблагодарить, я подняла голову, и сразу же встретилась с удивленным взглядом.

Не зная, что сказать или сделать я просто быстро улыбнулась в ответ. От него же ожидала его обычного понимающего кивка, которым он отвечал всем. Но на этот раз он решил изменить своим привычкам.

Глава 4

То, что произошло дальше, просто перевернуло моё представление о нём. Всегда безучастный и хмурый Майк, загадочно улыбнулся мне в ответ. Увидев мой ошарашенный вид, усмехнулся. Не отводя взгляд, подмигнул мне, и, снова вернув себе серьёзный вид, встал и продолжил уборку.

Он окунул меня в какую-то свою тайну, сделав своим соучастником. Никто никогда не видел, чтобы он улыбался или общался с кем-то ни жестом, ни взглядом, ни намеком. Парень был для всех закрыт.

И только мне позволил подсмотреть в замочную скважину и увидеть в ней кого-то другого. Но кого? И зачем все эти секреты? От кого он прячется и почему открылся мне?

Тысячи вопросов беспорядочно роились в моей голове. Впервые за последние месяцы я перестала думать о себе, своём горе и заняла голову мыслями о другом человеке.

А он как будто специально подогревал интерес к себе этим молчанием и взглядами, разбавляя яркими эмоциями мою серую обычную жизнь. Мне стоило заново ощутить, каково это думать о ком-то другом, а не о своих проблемах, заливая их реками слёз?

Я не хотела и сопротивлялась этому, но всё равно при каждом хлопке двери, поднимала глаза в надежде увидеть его и получить новую порцию ощущений. Мне уже стали необходимы эти его взгляды украдкой и случайные касания. Своей загадочностью и скрытностью, он распалял интерес к себе ещё сильнее.

Он так и не проронил ни слова за всё время. Вероятно, он на самом деле немой, поэтому и боится подойти первым, не зная как заговорить. Сразу мне была ужасна мысль, что он немой, инвалид. Хотелось узнать его ближе, но это было практически невозможно. Свыкнувшись с этим, я начала искать выходы решения этой проблемы. Можно было бы выучить язык жестов, можно было бы общаться письменно. Через почту, телефон, компьютер. Но Майк по прежнему держал дистанцию, не делая шагов к знакомству, продолжая кидать в меня притягательные взгляды.

В тот день я задержалась после работы. Уходила из офиса уже последняя. Стоя под козырьком здания, следила за дождевыми потоками и размышляла, как побыстрее перебежать дорогу и дождаться автобуса уже на остановке. Глянув по сторонам, убедилась, что машин не было, хотя сложно было разглядеть что-то сквозь стену дождя, и побежала через дорогу. Бьющая по ногам лавина воды, затрудняла ходьбу. Смотря себе под ноги, вдруг за спиной услышала громкий незнакомый мужской голос:

— Кэрри, машина.

Резко повернув голову в сторону увидела, как на меня ехал автомобиль. Слышен был скрипучий, противный визг тормозов, но скользкое от дождя покрытие усложняло торможение. Я закрыла глаза и сделала несколько быстрых шагов вперёд в надежде успеть перебежать и избежать аварии. Машина пронеслась в паре сантиметров от меня, а я, дрожа от страха, запрыгнула на островок безопасности. Осознав, что со мной всё в порядке, восстановила дыхание и, вспомнив про незнакомый голос, мгновенно обернулась. На противоположной стороне с ужасом в глазах стоял парень, осматривая меня.

Это был Майк. Это он кричал. Сомнений не было. Так значит… он разговаривает. И всё это время просто молчал. И, кажется, он не был рад тому, что ему пришлось выдать себя. Мы продолжали молча смотреть друг друга. Пока он, видимо убедившись, что со мной всё в порядке, не развернулся и смешался с толпой. Я так и не успела его поблагодарить. Сегодня он спас мою жизнь. И завтра я обязательно должна поговорить с ним.

Но на следующий день он не появился на работе.

И на следующий тоже.

Мысли о Майке не отпускали меня. Что, если теперь он уволится и пропадёт? Зачем тогда вообще надо было появляться у нас, если он собирался работать только две недели. Опять вопросы, вопросы, вопросы и ни одного ответа.

А потом настали выходные. Это были самые тяжелые дни, потому что нельзя было занять себя работой. И даже Майк был тут бессилен. Все мысли сводились к тому, чем мы занимались с мамой по выходным.

В субботу, как обычно, с утра мы делали уборку в квартире: я пылесосила и мыла пол, а мама вытирала пыль и раскладывала вещи по местам. Я не прекращала этих традиций и также продолжала всё делать, как она меня учила. После обеда мы шли с ней в парк или на какую-нибудь выставку, в музей. Сегодня я тоже собиралась сходить. Мне не нужны были эти развлечения. Я просто хотела почувствовать, как будто бы она рядом, как будто мы вместе с ней куда-то ходим, что-то обсуждаем, что-то делает. А вечером мы покупали банку мороженого садились перед телевизором и смотрели какой-нибудь старый фильм, так как мама не любила современные. Так было каждую субботу.

Одиночество и воспоминания медленно съедали меня, но и общаться с кем-то, веселиться я тоже не могла. Шрамы были слишком свежи и любая попытка забыть о них, отдавалась тупой болью в сердце.

Глава 5

Утром понедельника все мои мысли опять занимал этот таинственный парень. Всё внутри сжималось от одной мысли, что он и сегодня не появится. Я боялась, что Майк уволится, и я больше его не увижу. Человека, который смог вернуть во мне хоть какой-то интерес к жизни. Желание разгадать его тайну.

Занимаясь бумагами, прислушивалась к каждому шороху. Любой скрип, стук и я вскидывала голову, посмотреть, не Майк ли это. Когда же, наконец, услышала знакомый шум тележки, улыбнулась сама себе. Мне не надо было поднимать голову, я и так знала, что это он. Внутри будто спало напряжение всех четырёх дней, пока я его не видела. Он не уволился. Он тут. Я не смотрела на него, но чувствовала на себе этот убийственный взгляд, так и не подняв глаза, улыбалась сама себе.

Проходя мимо меня, Майк случайно обронил губку. Я хотела было вернуть её, но, словив его еле заметное кивание головой, означающее «нет», остановилась.

Как только он отошёл, я подняла вещицу и покрутила её, но там ничего не было. Не понимая, что это значит, я со злостью сжала её. И ощутила что-то внутри. Осмотрев губку, нашла небольшой надрез, в которой виднелась записка. Аккуратно достав, развернула бумажку: «Не рассказывай никому. Пожалуйста.» Ага, значит, он хочет играть дальше в эту игру и про это знаю только я. И он не хочет, чтобы узнал кто-то другой. Пора узнать, что это значит. Сердце забилось быстрее, ладошки вспотели, когда я, взяв кружку, якобы помыть её, вышла из-за стола и направилась в сторону уборных. Он, вероятно, должен быть в своей подсобке, которая находилась рядом. С кружкой или без никому и дела не было, куда я иду и зачем, поэтому быстро преодолев расстояние, я свернула в подсобку. И он оказался там, убирал вёдра. От жуткого волнения, сердце срывалось. Но выдохнув, я зашла внутрь и закрыла за собой дверь, чтобы нас никто не услышал. Видимо, всё же услышав за собой шаги, он резко развернулся. Встретившись со мной взглядом, замер на месте, не ожидая меня тут увидеть.

Я не знала с чего начать и что спросить. Было так много вопросов. Кто он? Зачем тут? Почему молчит? И ни один мускул на его лице не выдал, о чём он сейчас думал.

— Хм, — прочистила я горло, — значит… ты всё же не немой? — первой разрубила мертвенную тишину между нами.

— Ты прекрасно слышала, как я кричал, — ухмыльнулся Майк, окутывая меня в свой бархатный, уверенный голос.

— Почему тогда ни с кем не разговариваешь? — настороженно спросила я.

— Почему же? — пожал плечами, — сейчас я разговариваю с тобой, — улыбнулся в ответ.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 144
печатная A5
от 309