печатная A5
265
16+
Семь холодных дней в декабре

Бесплатный фрагмент - Семь холодных дней в декабре

Объем:
48 стр.
Текстовый блок:
бумага офсетная 80 г/м2, печать черно-белая
Возрастное ограничение:
16+
Формат:
145×205 мм
Обложка:
мягкая
Крепление:
клей
ISBN:
978-5-4483-2954-8

1

Вся эта история произошла со мной накануне католического Рождества, незадолго до Нового года. А началось все с легкой руки одной бизнеследи. Ох уж эти бизнеследи! Загадочные и непредсказуемые. От них можно ожидать все, что угодно. Примерно так и получилось.

Звали ее Марина. Мы были знакомы всего несколько недель. Почти случайно, Марина предложила мне небольшую временную работу. Работа была несложная и за короткий срок я успела выдать хороший результат. Моя прекрасная работодательница была приятно удивлена и, видимо, взяла меня на заметку. Люди бизнеса таких рабочих лошадок ценят и, при необходимости, могут порекомендовать кому-то из своих. Так и произошло.

Спустя некоторое время Марина вновь позвонила мне и рассказала о своем знакомом. Валерий. 52 года. Тоже бизнесмен. Валерий владел небольшой фирмой, продающей медицинские оправы для очков. Товар, большей частью, элитный. В основном из Италии. Ну, есть, конечно, немного и Китай. Бизнес идет хорошо. Сейчас ему нужен был свой человек с хорошим английским языком и опытом работы. Правда, зарплата, которую она озвучила, была небольшая. Но, как она сказала, придется ездить с Валерием на переговоры заграницу в качестве переводчика. Меня это очень порадовало. Путешествовать я любила. Английский у меня был свободный и круг обязанностей оказался хорошо знаком. Все просто и понятно. Ездить на работу, правда, далековато — у Валерия был небольшой личный офис где-то в Свиблово. Но езда в час пик в метро давно стала для меня привычной.

«Вы знаете, а он ничего», — вкрадчивым голосом пропела в трубку Марина –«попробуйте, пообщайтесь. Немного нудный, правда, но, я думаю, вы найдете с ним общий язык». И она дала мне его телефон.

Некоторое время я не решалась позвонить. Менять работу всегда страшно. А вдруг что-то не получится или пойдет не так, как ты предполагаешь? Я колебалась. Моя текущая работа радовала мало. Деньги тоже были небольшие. И начальство перегружало и доставало придирками. Никаких перспектив на горизонте мне не светило. Значит, надо было что-то искать. Я чувствовала, что созрела для перемен. Мне хотелось попробовать что-то новое. Да, зарплата у Валерия была тоже небольшая. Но вопрос был не только в деньгах. Новая работа предполагала много общения, поездок и встреч с новыми людьми. Это ли не счастье? Хотелось большого дела, дружной команды, возможности принимать нестандартные решения. Я обожала путешествовать. Но финансовой возможности для этого не было, хотя работала я каждый день с утра до вечера. И так продолжалось год за годом. А время шло и никаких перемен к лучшему не предвиделось.

Там, за пределами родных просторов, простиралась великая Европа, которую я так любила. Я много читала по европейской истории и культуре. Немного разбиралась в искусстве. Всю жизнь мечтала поездить по крупным городам. Лондон, Париж, Милан, Прага. Посмотреть их архитектуру. Эти умопомрачительные готические соборы. Старинные ратуши на центральных площадях. Походить по художественным галереям. Или просто праздно потолкаться по центру, посидеть в кафе, понаблюдать за лицами людей. Послушать их незнакомую речь. Почувствовать энергетику большого незнакомого города. Я мечтала об этом очень давно. Я читала литературу по искусству. Тогда в ноябре-декабре я усиленно штудировала «Образы Италии» Муратова. Это была моя настольная книга. Я читала ее запоем. Перечитывала заново, уже пролистанные страницы, и мысленно представляла себя среди этой красоты. Я отчаянно верила, что рано или поздно судьба подарит мне это шанс все это посмотреть. И терпеливо ждала его. Так может быть, новая работа и есть этот счастливый шанс?

Итак, решила я — надо встретиться с Валерием и внимательно к нему приглядеться. Съездить на собеседование, поговорить, посмотреть, что за человек. Если он мужик адекватный, не самодур и не развратник, то надо соглашаться. Это определенно могло быть лучше, чем то, что я имела на данный момент.

Я набрала телефон Валерия ближе к вечеру. Просто я полагала, что к вечеру он менее занят, чем днем. Мне ответил низкий, не лишенный приятности, мужской голос. «Да, добрый день. Марина про вас говорила. Вы сможете подъехать завтра к семи?».

Он назначил встречу на «послерабочее» время. Можно было предположить, что Валерий не хотел, чтобы его сотрудники в офисе видели нового человека на интервью. Это навело меня на мысль, что претендентов уже было достаточно и он не хотел глупо выглядеть перед своим персоналом в случае неудачи. «Вполне разумно», — мысленно согласилась я.

Я приехала в Свиблово на следующий день около семи часов, когда в офисе уже никого, кроме Валерия, не было. Стоял морозный, ветреный декабрь и темнело рано. В окнах домов уже горели огни. Люди возвращались с работы. Пришлось немного поплутать — офис располагался на первом этаже одного из жилых домов в квартале новостроек. Никаких опознавательных знаков фирмы на фасаде я не нашла. Просто добротная железная дверь, к которой вели пять крутых ступенек, выложенных плиткой. Плитка была запорошена снегом и оказалась очень скользкой. Я чуть не поскользнулась. Перила на подобный случай предусмотрены не были. Я позвонила. Дверь открыл высокий подтянутый мужчина с приятной сединой на висках. Никаких костюмов — только джинсы и свитер. Выглядел он совсем просто, почти по-домашнему. Трудно было поверить, что это солидный бизнесмен. Мне это понравилось. На дорогие костюмы и швейцарские часы бигбоссов я уже достаточно насмотрелась за свою долгую трудовую биографию.

Мы зашли в офис. Он был небольшой. Очень чистый. С приятной отделкой в голубовато-серых тонах. Валерий провел меня в свой кабинет. Мы сели за большой «директорский» стол. Сели друг напротив друга. Какое-то мгновение в воздухе повисла пауза. Я видела, что он внимательно разглядывает мое лицо. Я тоже молчала. Мне казалось невежливым начинать разговор первой. Наконец он заговорил: «Ну, рассказывайте. Марина говорила, у вас хороший английский и большой опыт работы. Расскажите поподробнее». Я, как могла, подробно описала свои возможности. Мы разговорились. Разговор шел легко. Он внимательно выслушал меня и, к моему удивлению, рассказал немного о себе. Я была этим немало удивлена, так как при первой встрече работодатели, как правило, о себе не рассказывают. Я узнала, что он бывший десантник. Когда-то участвовал в Афганской войне. Было приятно, что он говорил не свысока, как начальник с подчиненной, а на равных. Просто внимательно слушал, задавал вопросы и говорил сам. По его словам, в офисе работали еще два сотрудника — девушка Аля и юноша Дима. В ближайшее время он планировал нанять еще людей и надеялся, что я ему в этом помогу. «Конечно» — уверенно произнесла я — «мы найдем отличных сотрудников». Это так здорово! Создать своими руками команду единомышленников. Бизнес начнет расти как на дрожжах. Трепещите, жалкие конкуренты! Вот, кажется, и еще один плюс новой работы.

Мы говорили долго. В конце интервью он исчез и вернулся с двумя коробками. В них аккуратными рядами лежали новые оправы. Они были потрясающе красивы. С детства близорукая, я сразу же нацепила одну на нос. Смотрелось стильно. Надо будет попросить Валерия продать мне парочку. Вставлю стекла и надену на переговоры с иностранными партнерами. Сама я еще ничего. Хороший английский, деловой костюм, элегантная оправа — чем не бизнеследи?

Валерий слушал с интересом, что я рассказывала. В какой-то момент мне показалось, что у нас с ним сложилось полное единодушие. Эта мысль меня так воодушевила, что, немного поколебавшись, я решила заикнуться о зарплате побольше. «Хоть немного!» — робко попросила я.

Лучше бы я этого не делала. Валерий мгновенно помрачнел, нахмурился и замолчал. Через минуту он согласился добавить очень маленькую сумму, но предупредил, что в этом случае добавит и обязанности. Я поняла, что вопрос денег лучше не поднимать. Как и все работодатели, щедростью Валерий не отличался. И, несмотря на доброжелательный тон, платить хорошо не будет. Я осеклась. Старалась не показывать, что расстроилась. Не хотелось портить встречу. Мы распрощались и договорились созвониться на следующий день.

Придя домой, я старательно обдумывала плюсы и минусы предстоящей работы. Было ясно, что денег опять не будет. В моем случае это было почти нормально. Скупость моих работодателей меня уже не удивляла. Я любила работать и работала много и самоотверженно. Но хорошие девочки, как известно, не добиваются успеха. Платить мне деньги не хотели. Я была слишком скромной. Отстаивать свои интересы я не умела. Каждый раз оказывалась овцой, которую нещадно стригли и при этом приговаривали: «Какая ты хорошая. Как ты много работаешь. Молодец! Давай еще!». Переломить эту ситуацию у меня не получалось. И она с угрожающим постоянством повторялась снова и снова.

Видимо, и здесь меня ждет то же самое. Но, несмотря на маленькую зарплату, работа у Валерия имела свои важные плюсы. Я приходила не с улицы, а по рекомендации. Маленький офис, знакомый и несложный круг обязанностей не предполагали никакой нервотрепки. Помимо денег, для меня это тоже имело значение. И самое главное — много общения на английском языке и поездки по Европе. Английский у Валерия был слабый и во время переговоров заграницей ему наверняка понадобится переводчик. А деньги — черт с ними. Мне никогда с ними не везло.

Я пила чай дома на кухне под звуки популярной радиостанции и размышляла. За окном бесшумно сыпал снег. Город понемногу начинал готовиться к новогодним праздникам. Морозный воздух невидимо распространял атмосферу предстоящих застолий и ничегонеделанья. Мое решение напрашивалось само. Да, новая работа таила неплохие возможности и могла открыть передо мной целый мир. Это ли не счастье? Радужные надежды охватили меня. Колизей и Палаццо Веккьо витали где-то впереди и призывно манили. Я мысленно бродила по вечерним улочкам Флоренции и радостно впитывала в себя энергетику незнакомого города. Да, решение было принято. На душе было легко и хорошо. Я заснула заполночь со счастливой улыбкой на лице.

2

Утром я проснулась рано. Меня разбудил будильник. За окнами еще было темно. В пижаме я, как сомнамбула, поплыла на кухню варить кофе. Это был мой любимый ежеутренний ритуал. За чашечкой крепкого кофе я тщательно обдумывала свой дальнейший план действий. После встречи с Валерием я поняла, что новая работа может стать моим счастливым шансом. Но сжигать сразу мосты со старой работой было небезопасно. Неизвестно, как проявит себя Валерий дальше. Все ли пойдет хорошо. Надо было подстраховаться. Пределы человеколюбия работодателей уже были мне известны. Если что-то пойдет не так, то я могла вообще остаться без работы и без денег.

Я позвонила в свой офис и договорилась с менеджером о небольшом отпуске за свой счет. Это было нелегко. Как и следовало ожидать, мне пришлось выслушать массу неприятных внушений. Тянула я довольно много и мое отсутствие несколько дней могло повлиять на результаты работы. Я не отдыхала уже давно и отпускных дней у меня уже накопилось достаточно много. Мне не было стыдно взять небольшой отпуск на несколько дней. На помощь со стороны рассчитывать не приходилось, полагаться можно было только на себя. А значит, нужно что-то искать. Кто ищет — то всегда найдет. Может быть, на этот раз мне улыбнется удача.

В середине дня я набрала телефон Валерия и подтвердила ему свое желание работать в его фирме. Он воспринял это как само собой разумеющееся и предложил мне приехать в офис еще раз. «Чтобы окончательно согласовать детали работы». Время было назначено то же. Вечером я снова поехала в Свиблово. В декабре не бывает метелей, но было темно, морозно и дул обжигающе холодный ветер. Медленно, стараясь не упасть, я поднялась по скользким ступенькам и позвонила в железную дверь. Как и следовало ожидать, открыл Валерий. В офисе никого не было. Мы прошли в его кабинет и сели за большой стол.

Это уже сложно было назвать интервью. Мы просто разговаривали о работе. Говорил больше Валерий. Он видел меня второй раз, но разговаривал почти как со старой знакомой. Я поняла, что он не только словоохотлив, но и лишен напрочь директорского высокомерия. Для начальника это показалось мне необычным.

Он вводил меня в курс дела. Говорил о проблемах с поставщиками. О том, что он ждет от моей работы. Планов было много, но мне было не страшно. Работать с иностранными партнерами я любила. Это был, можно сказать, мой конек. Когда Валерий говорил о проблемах, я даже кое-что заметила по поводу их наилучшего решения. Он пристально на меня посмотрел. Я поняла, что своей фразой произвела на него приятное впечатление. Ну что ж, может быть, все пойдет хорошо и я все-таки найду свою идеальную работу.

Как-то так получилось, что встреча по «согласованию деталей» незаметно перетекла в беседу «о жизни». Мой будущий начальник не переставал удивлять меня своей разговорчивостью. Особенно удивляло то, что видел он меня всего лишь второй раз. Его субординация в общении со мной стерлась еще при вчерашней встрече. Хорошо это или плохо? Я немного терялась. Было видно, что ему хотелось со мною разговаривать и мне это, конечно, льстило. Но в то же время он отказался поднять мне зарплату и это настораживало. Я не знала, как себя с ним вести и боялась сделать ошибку. Я была открыта любому позитивному общению и внимательно слушала. Слушать я умела. Валерий это почувствовал и стал рассказывать о себе еще дальше.

Он рассказал, что лет десять назад от него ушла жена, с которой они вели бизнес совместно. Он купил ей другой и она сейчас руководит своей фирмой. Он ей регулярно помогает. У них взрослая дочь. Девушка не замужем, не работает, живет в Испании. Чем занимается — непонятно. Он поморщился. Мама с папой регулярно высылают ей крупные суммы на жизнь. Сам он живет один. После развода с женой купил себе квартиру, здесь недалеко. «Такой богач и красавец живет один? В Москве?» — это показалось мне маловероятным, но я промолчала. Валерий продолжал свой рассказ.

Сам он был из Донбасса. Отец шахтер погиб, когда ему было одиннадцать лет. Мать с младшими детьми осталась без средств одна и он, мальчишка, оказался старшим мужиком в семье. Тогда и началась его трудовая жизнь. «Работал с детства, как собака» — горько усмехнулся он и посмотрел мне в прямо глаза. В воздухе повисла пауза. Я опустила взгляд. Было ясно, что он ждал от меня ответной откровенности и я должна была рассказать о себе.

Я тоже была одинока. Детей у меня не было. Мужчина, с которым мы несколько лет жили вместе, года три назад завел себе молодую любовницу и мы расстались. Я тоже всю жизнь работала. Временами довольно тяжело. По этой причине я и оказалась в его офисе — в надежде, что найду более интересную работу. Но рассказывать свою историю будущему начальнику я не стала.

Мне не хотелось раскрывать свои карты с самого начала. По своему опыту я знала, что личную информацию в офисе — с коллегами или начальством — лучше не оглашать. Это одно из золотых правил офиса. Я вспомнила о своей зарплате. Неожиданная откровенность начальника меня, честно говоря, настораживала. Я помолчала и деликатно перевела разговор на другую тему.

Мы поговорили еще некоторое время. Больше о делах в офисе. Валерий сказал, что даст мне один месяц на испытательный срок. Если все сложится хорошо, то он будет рад со мною работать. Я видела, что он был доволен нашей встречей. На следующий день я должна была выйти к нему на работу.

3

Утром в девять часов я приехала в новый офис в Свиблово. Валерий предупредил меня, что до обеда его не будет — «в офисе будет Аля». «Ну что ж, вот и познакомимся» — подумала я. От Валерия я уже знала, что она отвечает и переводит телефонные звонки по офису и ведет базу данных в 1С. Раскрасневшаяся с мороза, я вошла в офис и стала снимать пальто. Аля оказалась невысокой худощавой девушкой с маленьким личиком и острыми глазками. Мы перекинулись парой фраз и я прошла на свое рабочее место. Оно располагалось у окна в небольшой комнате. В соседней — следующая дверь — кабинет самого босса, в холле на ресепшн посередине — Аля. Далее — склад и на выходе у двери была комната уже упомянутого юноши Димы. Как мне сказали, у Димы только что родилась дочь и он договорился с шефом о двухдневном отпуске.

В офисе было тихо и чисто. Аля сидела за компьютером и иногда отвечала на поступающие звонки. Их было немного. К одиннадцати часам подъехал Валерий. Аля подала ему кофе. Он вызвал меня. Нужно было разобраться с итальянскими поставщиками. Отхлебывая горячий напиток и маленькой чашки, Валерий стал описывать мне проблему. Его основными поставщиками были итальянцы. Как я поняла, они явно использовали его языковый барьер и под разными предлогами присылали частично товар не соответствующего качества. Валерия это раздражало. Он чувствовал свое бессилие и страшно сердился. Не понятно на кого — на себя или итальянцев. Я должна была ему помочь разобраться с ними. Он говорил эмоционально и ругал их на чем свет стоит. Потом не выдержал — вскочил и принес мне несколько неказистых оправ и чехлов, чтобы показать наглядно, что было не так. «Напишите им, что я больше не потерплю этого и заставлю их выплатить неустойку!» — гремел он на весь офис.

Я внимательно слушала. Мне было ясно, что итальянцы его дурили. Особенно дурили за последний период, пока он был без помощника, поэтому проблем с ними накопилось много. Главное действующее лицо была некая Тереса — их региональный менеджер по Восточной Европе. Ей-то я и начала набрасывать письмо. Писать письма на английском языке я умела. Я вкратце набросала текст. Потом подкорректировала. Разбила на логические абзацы. И главное — стиль. Безупречно деловой, вежливый и никаких негативных эмоций, несмотря на явно негативную тональность. Это важно.

Вскоре письмо было готово. Валерий потребовал, чтобы я ему его зачитала и перевела. Потом велел поставить себя в копию и отправить Тересе. Письмо ушло. Надо было ждать результат. Но то, что босс остался моей работой доволен — не вызывало у меня сомнений. Он сразу же начал говорить о других проблемах и давать другие задания. Писать пришлось много и долго.

В обед я зашла на кухню, чтобы перекусить. У столешницы стояла Аля и резала салат. Работала микроволновка. В кухне стоял приятный запах домашней еды. Видно, Аля что-то разогревала для себя. Я стала доставать свой пакет. Одновременно я украдкой наблюдала за ней. Мне предстояло с ней работать и я хотела понять, что она за человек. По Алиному лицу было сложно что-то прочитать. Никаких эмоций оно не выражало. Ловко, как фокусник, она оперировала тарелками и кухонными губками. Чувствовалось, что девушка она была хозяйственная. «Не самое плохое качество для женщины» — примирительно сказала я сама себе.

Через несколько минут мы сидели с Алей за кухонным столом и вместе обедали. Я узнала, что ей было двадцать три года и она приехала из Ступино. Закончила полиграфический колледж. Аля была мать-одиночка. Растила четырехлетнюю дочь, которую каждое утро отводила и вечером забирала из детского садика. Разговаривала она неохотно, больше слушала то, что говорила я.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.