электронная
180
печатная A5
470
18+
Семь дней

Бесплатный фрагмент - Семь дней

Объем:
362 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0050-2073-4
электронная
от 180
печатная A5
от 470

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава I

«Переполох»

День начался обычно. По городу понеслись навесные вагоны, капсулы на автопилоте поднялись в небо, а по дорогам покатились старые электромобили.

Для кого-то воздух с самого утра кажется наполненным ощущением скорых перемен. Другие же спокойно, позевывая от утренней сонливости, бредут на работу, чтобы там, исполняя поручения начальства, дождаться скорее выходного дня, наградив себя за тяжелую неделю заслуженным отдыхом. А в нескольких километрах от города, в громадном научном комплексе, размером с небольшой город, работа уже идет полным ходом, не останавливаясь ни на мгновение.

К восьми часам, пока в городе некоторые еще только собираются выйти из дома, начав свой шестичасовой рабочий день, в просторную столовую комплекса стягиваются уставшие после ночной смены ученые, проводящие иногда целые ночи в исследованиях, их лаборанты, трудящиеся и того больше, и те сотрудники, которые предпочитают местные завтраки собственным кулинарным творениям.

— Айрин! — Звонким голосом зовет девушка подругу у входа в столовую, машет рукой, радостная, как и всегда, когда ее не слишком тяготит усталость.

В плотной, короткой юбке, облегающей упругие бедра, и прилегающей кофточке из тонкого, прочного материала, округлыми плечами, на которые падают пышные волосы, обаятельная сотрудница привлекает к себе внимание, но никто не задерживается на девушке взглядом подолгу, кроме молодых лаборантов, с которыми она иногда переглядывается. А, встречаясь с подругой взглядом, девушка убирает тонкий, длинный экран в сумочку, пришитую декоративной цепочкой на боку блузки, и быстро подходит, радостно улыбаясь.

— Айрин! — Хватает она за руки подругу. — Сегодня точно будет что-то невероятное! Я чувствую!

— Привет. — Спокойно отвечает девушка, осматривая привлекательный, но слегка вызывающий наряд подруги. — Ты кого соблазнять собираешься?

— Что? Ой, да брось! — Улыбается подруга. — Жарко же! Да и что такого?

Ирина качает головой, но не сдерживает улыбку.

— Ой, ну извини, мамуля! — Смеется Мила. — Идем.

Ирина, по сравнению с подругой, одета на порядок сдержаннее. В привычном, тонком, облегающем комбинезоне, с сумочкой в виде пояса, свешивающейся на левое бедро, в легких кедах, с туго стянутыми в хвост волосами, длинными рукавами и высоким воротником, она создает совершенно иное впечатление, нежели подруга.

Но обе привлекают внимание. Обе девушки красивы и милы, что даже серьезные ученые, собравшиеся в столовой на короткий отдых, с удовольствием отдыхают взглядом на очаровательных лицах девушек.

Едва подруги занимают очередь к линии раздачи, изобилующей многообразием блюд, как обеих отвлекает голос диктора новостей, транслирующихся на экраны, расположенные на колоннах по всей столовой.

— После дипломатической встречи с представителями Соединенных Государств, — рассказывает диктор, облаченный в классический костюм, — представитель Совета в очередной раз объявил о невозможности подписания соглашения.

Очередь двигается медленно, и девушки обе краем глаза смотрят на ближайший экран.

— Мы полностью понимаем мотивацию наших геополитических партнеров. — Объясняет с экрана представительный мужчина в синем костюме, по которому угадывается его принадлежность к названной государственной структуре. — Неосвоенные залежи ресурсов в северных широтах давно составляют предмет ожесточенных споров, и неудивительно, что Соединенные Государства пытаются изменить невыгодные для них условия подписанных ранее договоренностей, делая упор на давность заключенных соглашений.

Мила, добравшись до линии раздачи, тут же увлекается выбором блюд, а Ирина продолжает вслушиваться в слова представителя Совета, собирая из предложенных угощений питательный завтрак.

— Но Совет не может допустить, — продолжает мужчина в синем костюме с экрана, окруженный репортерами, — обесценивания уже достигнутых соглашений. Совет готов пойти на некоторые уступки, но нет никаких причин отказываться от выгодной сделки, руководствуясь давностью ее заключения, в то время как подписанные соглашения не имеют сторон, которые возможно оспаривать, а все разногласия вызваны исключительно непомерными желаниями наших геополитических партнеров…

— Надоели они уже. — Оборачивается Мила к подруге, улыбаясь и держа поднос с парой салатов, горячим чаем в герметичной, одноразовой кружке и пирожным. — Сколько себя помню, каждый день они что-нибудь об этом говорят.

Ирина только улыбается, ничего не отвечая, и девушки отправляются к свободному столику, где маленький робот как раз заканчивает убираться, ерзая по столу, скатывается на пол и прячется в открывшееся в ножке стола отделение.

— То есть, — не успокаивается Мила, разворачивая салат, — зачем надо было подписывать этот договор на сто лет вперед, чтобы потом сказать, что это слишком давно было?

— Не знаю. — Готовит Ирина пластиковую вилку. — Я не политик.

— Да и я тоже. — Улыбается Мила и наклоняется, облизав маленькую пластиковую ложку. — Скажи лучше, ты пошла с тем солдатиком? Куда он там тебя приглашал?

— Нет. — Отвечает девушка мгновенно. — И хватит меня о нем спрашивать.

Ирина, хоть и отвечает с недовольством, но улыбку сдержать не может.

— И он лейтенант, а не солдатик. — Продолжает она.

Мила ненадолго смолкает, но быстро расправившись с салатами, вновь начинает улыбаться и глядеть на подругу с хитрой улыбкой.

— Ну что? — Не удерживается Ирина.

— Ничего. Просто, кажется, я поняла, какие мужчины тебе нравятся.

— Да что ты?

Мила улыбается еще шире и поднимает глаза.

— Ага. — Наклоняется она ближе. — Угрюмые стариканы в таких нелепых, белых халатах, которые никто не носит.

— Прекрати.

— О, Константин Михайлович, — паясничает Мила, обнимая себя обеими руками, — ваш халат сводит меня с ума.

— Мила, перестань. — Говорит Ирина, пытаясь рукой через стол дотянуться до подруги, но смеется вместе с ней.

— А ваша седая щетина…

— Хватит.

Ирина не оглядывается, зная, сколько внимания привлекает ее подруга, но давно уже к этому привыкнув. А Мила звонко рассмеивается, но быстро успокаивается, когда к столику подходит высокий мужчина в поварском кителе, брюках и переднике, с колпаком на голове и двумя пластиковыми коробочками на подносе.

— Да? — Сразу оборачивается Мила, переставая смеяться, но улыбаясь с прежней веселостью. — Вы что-то хотели?

Ирина взглядывает на подругу, но вступить в разговор не успевает.

— Да. — Улыбается мужчина в ответ, ставя на стол с подноса маленькие пластиковые коробочки. — Небольшое угощение для самых очаровательных гостей этого небольшого кулинарного царства.

Девушки переглядываются, улыбаясь, и медлят от неожиданности.

— А что это? — Выпрямляется Мила, всматриваясь в лицо повара.

Мужчина убирает поднос за спину, а второй рукой открывает коробочку, потянув за торчащую из верхнего угла полоску.

— Просто попробуйте. — Отвечает он уверенно, со слабой улыбкой. — Обещаю, вам понравится.

Взглянув на подруг еще раз, мужчина уходит. Мила, проводив его взглядом, поворачивается обратно, и девушки, помедлив еще секунду, пробуют оставленное для них угощение.

— Ммм. — Не сдерживается Мила, чувствуя, как маленький кусочек сладкого, нежного десерта тает на языке, не оставляя для глотка ни капли, словно впитываясь прямо в кожу. — Класс! А что это?

Ирина тоже не остается равнодушна.

— Ух ты! — Изумляется она. — Я пробовала такое в ресторане синтетической кухни, но… никогда бы не подумала, что наши повара на такое способны.

— Синтетика? — Наклоняется Мила, с удивлением разглядывая маленькое пирожное. — Никогда не пробовала.

Девушки замирают на секунду, переглядываются, и, снова заулыбавшись, возвращаются к угощению.

— Интересно, — откладывает Мила ложку, — а дома такое можно приготовить?

— Шутишь? — Улыбается Ирина. — Конечно, нет. Если только у тебя на кухне не завалялся целый ресторан со специальным оборудованием. Знаешь, сколько оно стоит?

— Жаль.

Мила смотрит разочарованно на пустой контейнер.

— Идем. — Встает Ирина, с улыбкой наблюдая за расстроенной подругой. — Скоро уже смена начнется.

— А, ну да, — снова расцветает Мила радостью, не оставляя ни тени печали на лице, — тебя уже твой сумасшедший ученый наверное заждался.

— Ха-ха. — Проговаривает Ирина, не собираясь смеяться над этой шуткой.

— Да ладно. — Встает Мила. — Мы вот так и уйдем? Даже не поблагодарим?

— И когда тебя это останавливало?

— Это же не вежливо. — Улыбается подруга, наклоняясь ближе. — К тому же, такой симпатичный мальчик. Разве, ты не хочешь сказать ему спасибо?

— Все с тобой ясно. Идем.

— Да перестань! — Хватает Мила подругу за руку. — Мы только скажем ему спасибо и все.

Ирина пытается сопротивляться, но быстро понимает, что легче позволить Миле еще раз увидеться с поваром. Так что она поддается, и девушки оказываются снова перед линией раздачи, на которую повар укладывает запакованные блюда.

— Привет. — Улыбается Мила, глядя в добродушное лицо молодого человека в поварском кителе. — Мы с подругой хотели сказать, что нам очень понравилось ваше угощение. Очень вкусно.

Повар улыбается в ответ.

— Приятно слышать. — Скромно отвечает он.

Возникает небольшая пауза, и Ирина тянет подругу в сторону выхода.

— Ну все, идем.

— Айрин! — Протестует Мила и резко оборачивается к повару. — Знаете, вы очень понравились моей подруге, вот она и стесняется.

— Она шутит. — Тут же оправдывается Ирина.

Но Мила не отстает.

— Скажите, — наклоняется она к повару, отпуская руку подруги, — а она вам нравится?

— Странный вопрос. — Улыбается повар. — Разве такие милые девушки могут кому-то не понравиться?

Мила, глядя на молодого человека, застывает на миг, расплываясь в улыбке.

— Идем, Мила. — Тянет Ирина подругу. — Снова опоздаешь.

— Да, сейчас. — Отмахивается от нее девушка и снова наклоняется к повару, почти нависая над линией раздачи и всматриваясь в глаза мужчины. — Только узнаю, собирается ли он попросить у кого-нибудь из нас контакт.

Повар, улыбаясь, только вытирает руки, достает из кармана небольшой экран, размером чуть больше ладони, быстро находит в общей сети нужный контакт, отправляет запрос — и дело сделано. В сумочке Милы, закрепленной чуть выше пояса декоративной цепочкой, в следующую секунду раздается сигнал.

— О! — Улыбается она, прикусывая губу. — Очень приятно, Иван.

— Взаимно. — Улыбается в ответ повар.

Они смотрят друг на друга, продолжая улыбаться, но Ирина, устав ждать подругу, снова тянет ее к выходу.

— Ну все, идем. — Берет она в очередной раз Милу за руку и бросает взгляд на Ивана, улыбаясь ему благодарно. — Спасибо за угощение. Было очень вкусно. Но нам пора.

— Всего доброго. — Кивает Иван, а сам немедленно возвращается к работе, продолжая укладывать на линию раздачи контейнеры с едой.

Ирина, слегка только сердясь, не держит на подругу зла, давно зная ее привычки. И все же, тянет Милу к выходу упорно, не нежничая.

— Да иду я, иду. — Протестует девушка. — Отпусти, Айрин, больно же.

Ирина тут же выпускает ладонь подруги.

— Ты знаешь прекрасно, что за такое и уволить могут. — Оборачивается Ирина к подруге, выйдя из столовой в просторный коридор.

— Ой, да брось. — Смеется Мила.

Ирина провожает взглядом незнакомых сотрудников, вышедших следом, подходит ближе и говорит уже тоном ниже.

— Если кто-то узнает, что ты заигрываешь с каждым…

— Никто не узнает. — Берет ее Мила под руку. — И кто это тут с «каждым» заигрывает?

Ирина вздыхает. Подруга ведет ее по коридору, радуясь прекрасному началу нового дня, улыбаясь и прижимаясь к подруге, сделав виноватое лицо.

— А ты еще жалуешься, что тебе попадаются одни сволочи. — Заговаривает Ирина. — Так ты себе никого приличного точно не найдешь.

Мила отпускает подругу.

— Можно подумать, — останавливается она, глядя на Ирину с легкой обидой, — ты себе уже кого-то такого нашла.

Ирине хватает строгого взгляда, чтобы следы разгорающейся обиды в душе подруги рассеялись немедленно без следа. Мила тут же успокаивается и на мгновение отводит глаза.

— Ты сама знаешь, я просто никого не ищу. — Все же отвечает Ира на выпад подруги, выдерживает короткую паузу и начинает улыбаться. — К тому же, тот лейтенант вроде хороший человек.

— А, — снова расцветает Мила, — вот как?

— Ну все, идем. — Сразу переводит Ирина внимание, видя интерес в глазах подруги. — А то опоздаем.

Девушки успевают сделать еще всего несколько шагов, как у обеих начинает играть мелодия вызова. Обе, переглянувшись с улыбкой, достают из сумочек экраны, но Ирина с тревожным чувством замечает в это мгновение через большое окно коридора, что все, кто в этот миг оказался на улице, так же достали экраны и оглядываются удивленно.

В этот миг каждое устройство, способное воспроизвести видео, каждый экран, каждый гаджет, даже те, которые были до этой секунды выключены, внезапно заработали. Каждый персональный экран, служащий привычным средством связи, заиграл мелодией вызова, сообщая хозяевам о звонке, и всюду появилось одно и то же лицо, всюду зазвучал один и тот же голос, по всей планете вещающий для каждого жителя на его родном языке.

— Приветствую, человечество. — Заговаривает незнакомый мужчина на экранах подруг одновременно.

На нем странная, облегающая одежда, с высоким воротником, без швов, без замков, без пуговиц. Обычное, человеческое лицо, но совершенно безволосое, лишенное даже бровей. Позади мужчины, на заднем плане виднеется только несколько верхних этажей и шпиль высокого здания со звездой и уходящая вдаль широкая трасса.

Впрочем, мало кто обращает внимание на эти мелкие детали, все больше ужасаясь с каждым новым словом незнакомца.

— От имени галактического сообщества, — продолжает неизвестный, — сообщаю: в седьмой день, исчисляя земными сутками с текущего момента, человечество будет уничтожено. Галактическое сообщество обязуется взять планету под свой контроль.

Незнакомец, выглядящий как самый обычный человек, выдерживает паузу всего в несколько секунд, но почти каждому эти мгновения кажутся едва ли не самыми долгими в жизни.

— Прощайте. — Коротко заканчивает неизвестный, и тут же все экраны превращаются снова в черные зеркала.

Ирина не может заставить себя пошевелиться, чувствуя, что смятение будто превратило ее кожу в металл, сковавший слабое человеческое тело.

— Да это же прикол! — Вдруг рассмеивается Мила, пряча экран в сумочку. — Не бывает такого. Какой еще галактический совет?

— Сообщество. — Поправляет Ирина, едва справляясь с оцепенением.

— Что?

— Он сказал галактическое сообщество.

— Да какая разница? — Неправдоподобно, без радости, но все же заставляет себя улыбнуться Мила. — Какие-нибудь взломщики.

И она сама уже начинает тянуть подругу по коридору, пока Ирина с растерянностью наблюдает шок на лицах тех, кто встретил новость на улице, в окружении других людей, с экранов каждого из которых вещал один и тот же голос.

— А где… не знаю, космические корабли? — Поражается Мила, идя все быстрее. — Где инопланетные военные с плазменными пушками и всякие хищники-пришельцы? Да кто вообще в это поверит?

Ирина останавливается, разворачивая подругу, и вдруг отыскивает на лице Милы то же волнение, которое царит и на ее лице. Но, что сказать, она не знает, только сжимая ладонями плечи Милы, но не произнося ни слова.

— Не может же этого быть? — Смотрит Мила растерянно, вздрагивая против воли и выдавая этим свое волнение. — Ведь, не может?

Ирина шумно набирает воздуха, уводя взгляд, и ни на секунду не выпускает из рук подругу. Пытаясь разобраться в спутавшихся комком мыслях, она скачет взглядом по сторонам, пока усилия не рождают в ее уме хоть сколько-нибудь оправданной идеи.

— Знаю! — Сжимает девушка плечи Милы. — Идем на пропускной. Спросим у Юры. Он должен знать. Если он скажет, что волноваться не о чем…

Но мысль она не заканчивает, не придумывает, как это сделать и утягивает подругу дальше.

За несколько минут до этого на «пропускном», как сотрудники комплекса привыкли называть КПП, возникла заминка из-за странного юноши. Охраняемый солдатами со всей ответственностью и строгостью, комплекс легко можно принять за секретный объект, если только не знать, что в его пределах ведутся ежеминутно важнейшие научные исследования. А потому не удивительно, что на входе образовался затор, когда молодой человек, вопреки общепринятым здесь процедурам, решил прорваться внутрь.

— Э, э, э! — Преграждает юноше путь один из солдат. — Стоять!

Сердито и с подозрением он оглядывает юношу с растрепанными волосами, в футболке, одетой задом наперед, да еще и навыворот, и расстегнутой ширинкой на джинсах.

— Далеко собрался? — Чуть успокаивается военный и начинает указывать на прибор для считывания чипов, невысокую, худую колонну с косой верхушкой, к которой необходимо приложить ладонь, чтобы устройство могло выудить из внедренного под кожу чипа всю необходимую информацию. — Вход по пропускам.

Как раз в этот момент из помещений выходит лейтенант Юрий Резань, сразу же обратив внимание на заминку на пропускном пункте.

Но юноша молчит. Через секунду, с безразличным выражением, словно разговора и не было, он вновь пытается спокойно пройти вперед. Но жарко, прочную входную дверь из композитного стекла закрывать не хочется, а потому солдату приходится броситься и опять перегородить дорогу настырному неряхе, пока этого не сделала автоматика. Если дверь захлопнется, то тут же пропадет приятный, обдающий прохладой летний сквозняк.

— Вход по пропускам! — Повторяет солдат уже грозно, быстро выставив перед юношей ладонь.

Но тот ее словно не видит, упирается в ладонь грудью и лишь потом опускает взгляд, остановившись.

— Если нет пропуска, то топай отсюда. Понял? — Говорит солдат тише, еще раз оглядывая юношу.

В этот момент к лейтенанту уже подходят две очаровательные девушки, одна в комбинезоне, другая в короткой юбке. Пара солдат, заметивших девушек, начинают на них поглядывать из небольшого помещения для солдат, дежурящих здесь сразу по пять человек, не считая офицера. За ними на девушек начинают поглядывать и остальные солдаты.

А за юношей уже столпилось несколько работников комплекса, пришедших на работу и оказавшихся внезапно в очереди. Потому и лейтенант тоже следит взглядом за подозрительным юношей с расстегнутой ширинкой и не замечает приближающуюся знакомую. И когда Ирина собирается его позвать, с юноши внезапно спадают штаны, не удержавшиеся на расстегнутой молнии.

Солдат не успевает среагировать, только отступает на шаг, пытаясь понять, выгнать этого болвана сразу или спросить лейтенанта.

А очередь продолжает полниться и появляется Глава, человек, возглавляющий работу всего комплекса, но как и все вынужденный проходить каждодневно через КПП. С ясным, чистым взглядом, с уверенным выражением и всегда спокойным лицом, опрятный мужчина в своих обычных брюках, туфлях и рубашке даже летом, он подступает к очереди из нескольких человек.

— Что такое? — Обращается он к ученым на проходе. — Задумались, в каком дурдоме вы живете?

Они оборачиваются и встречают главу приветственными кивками.

— Вы не против, если я пройду? — Спокойно, уверенно, но и скромно интересуется Глава, указывая ладонью вперед.

— Пожалуйста. — Сразу отвечает один из ученых, оглядывается на коллег и снова обращает взгляд к Главе. — Полагаю, мы все не против.

Глава в ответ благодарно кивает, взглянув быстро на каждого из ученых и торопится вперед, где солдат пытается заставить юношу надеть упавшие штаны.

Солдат пытается объяснить юноше, чтобы тот надел штаны и сейчас же ушел с прохода, но тот стоит и ничего не собирается делать, даже не смотрит на солдата, а только таращится безразлично перед собой. А заметив Главу, которого даже солдаты знают в лицо, военный пытается отвести юношу в сторону, оттягивая его за руку с прохода.

Глава как раз подступает к невысокой, узкой колонне, прикладывает к небольшому экрану на косом верху ладонь, экран загорается светло-голубым цветом и приятный электронный женский голос сообщает, что проход свободен, хотя всем остальным программа отвечает иначе.

А Глава присматривается к юноше и быстро его узнает.

— Постойте. — Сразу зовет он солдата. — Что-то случилось?

Военный оборачивается и по привычке даже выпрямляет спину, встретившись с Главой взглядом.

— Да вот… гражданский. — Пытается объясниться солдат. — Сейчас выставлю.

Он собирается уже через неспешно растущую очередь вытолкать юношу на улицу, но Глава снова останавливает.

— Минуту. — Подступает он еще ближе. — Это недоразумение. Это сын одного из наших сотрудников. Полагаю, вы можете пропустить его под мою ответственность?

Глава как всегда сохраняет формальный тон и не отступается от вежливости даже с простым солдатом, имеющим к работе комплекса весьма посредственное отношение. И самого этого простого солдата такое вежливое отношение только путает.

К счастью, за ситуацией продолжает следить лейтенант, стоящий на ступенях с внутренней стороны. Ирина, заметив юношу, заминается, и не успевает отвлечь знакомого, а лейтенант стоит к ней спиной, так что и сам еще ее не замечает.

А теперь, когда солдат простаивает перед Главой молча несколько секунд, офицер тут же делает шаг в сторону подчиненного, Главы и юноши, стоящим со спущенными штанами и безразличием на лице.

— Так точно! — Громко обращается к главе лейтенант, тут же обращая на себя внимание всех окружающих.

Он подходит ближе, держит спину прямо и говорит уверенно и громко, так что ученые в очереди невольно перестают разговаривать.

— Можете его провести, — продолжает лейтенант отвечать за солдата, — но нужно вписать имя в бланке и оставить роспись.

— Да, разумеется. — Соглашается Глава сразу же. — Только быстрее. Я тороплюсь.

Лейтенант резко и уверенно кивает, после чего велит солдату принести карточку пропуска, и тот, ответив привычное «есть», тут же отпускает юношу и заходит в помещение к остальным военным.

Ирина, не успевшая позвать лейтенанта, остается ждать с подругой на улице, прямо под яркими лучами жаркого солнца.

— У, — пододвигается и шепчет Мила ей на ухо, — теперь я понимаю, чем он тебе понравился. Есть, господин офицер! Я выполню любой ваш приказ!

Ирина с улыбкой отталкивает подругу.

— А с чего ты взяла, что он мне понравился? — Отвечает она тоже негромко. — И не прижимайся. Жарко.

— А вот носила бы юбку, — сразу находится Мила, — не жаловалась бы.

— Я и не жалуюсь. У меня весь костюм продувается. — Ирина быстро окидывает взглядом подругу. — А у тебя…

— Что у меня? — Щурится Мила, улыбаясь.

— Ничего.

— Все что надо, у меня тоже продувается. — Шепчет Мила, не пытаясь сдержать улыбку.

Ирина только улыбается в ответ, качая головой. Легко удается забыть то жуткое послание безволосого мужчины. Но едва девушка снова обращает взгляд на лейтенанта, замечая Главу, как тут же вспоминает зачем пришла и перестает улыбаться.

Правда, Глава оглядывает юношу и улыбается, посмотрев вниз. Он ведет себя на удивление просто, наклоняется и натягивает штаны обратно на юношу, даже застегнув молнию.

На лице Милы невольно появляется улыбка, да и Ирина едва ее сдерживает. Лейтенант тоже смотрит слегка удивленно, и Глава объясняется, поняв это.

— У парня из-за аварии поврежден почти весь мозг. — Говорит он с потяжелевшим выражением. — Не будьте к нему строги. Чудо, что он вообще ходит. Так что, поверьте, даже здесь он не опасен.

Тут же Мила виновато опускает глаза, потеряв лучистую улыбку в мгновение.

А солдат уже возвращается и приносит бланк. Глава быстро заполняет нужные поля на пластиковой карте стилусом, который солдат дает вместе с картой, прикладывает в углу большой палец, а когда отпечаток проявляется, Глава отдает карточку лейтенанту. Сразу после он берет юношу за локоть и спокойно проводит внутрь, простившись с лейтенантом кивком.

Юноша не противится и идет следом. А едва они выходят на ступени, Глава тут же находит взглядом девушек.

— О, Ирина, доброе утро. — Сразу делает он шаг навстречу девушкам. — Проводите, пожалуйста, этого юношу к Константину Михайловичу. Это его сын, Александр.

Девушка теряется на миг, но не может позволить себе ответить Главе отказом.

— Хорошо, Николай Максимович. — Говорит она.

Глава кивает и оборачивается к ее подруге.

— А вы… Мила, верно? — Спрашивает он, заставляя девушку искренне удивиться, но ответа не дожидается. — Не опаздывайте, работа не ждет.

И даже легче становится. Наверное, думают девушки об одном, не стоит обращать внимания на то странное сообщение. Но Глава уходит, а они еще остаются. И тут же подступает лейтенант.

— Ира. — Зовет он громко и подходит к девушкам. — Все в порядке?

Мила слегка подталкивает подругу в спину, и Ирина на миг обращает к ней недовольный взгляд, но тут же поворачивается обратно к лейтенанту.

— Нет. Все хорошо. Мы просто хотели узнать, что это было… то странное сообщение. — Отвечает девушка и взгляд ее наполняется легким беспокойством. — Ты ничего об этом не знаешь?

Лейтенант сжимает скулы, оглядывается, выдыхает и подходит еще ближе.

— Не волнуйся. — Заявляет он уверенно, но негромко. — Скорее всего, это Государства, или китайцы, или еще кто-то. Нам никаких распоряжений не поступало.

Это не слишком успокаивает, но больше Ирине спросить нечего.

— Если что, я тебе сообщу. — Говорит лейтенант.

Ирина кивает в ответ, и офицер разворачивается, собираясь вернуться на пост. А девушки, с легкой растерянностью взглянув на юношу, отправляются вглубь комплекса, к кабинету ученого, под руководством которого уже десять лет трудится Ирина.

— Ты слышала? — Не успев отойти от пропускного далеко, заговаривает Мила с подругой. — Откуда он вообще знает, как меня зовут?

— Что? — Теряется на миг Ирина. — А, Николай Максимович? Не знаю. Да какая разница? Тебе разве не нужно работать?

Мила притворно корчится, выглядя приятно даже с таким выражением.

— А вдруг пришельцы? Космические корабли, бластеры и все такое?

Вдруг, она изменяется в лице, обступает подругу и берет юношу за руку с другой стороны, придерживая его за локоть так же, как это делает Ирина, пытаясь вести Александра к нужному зданию.

— Я помогу тебе отвести его к твоей седовласой любви, а потом…

Ира бросает на подругу осудительный взгляд, уставая от шуток на эту тему, и Мила понимает ее без слов.

— Ладно, ладно. Молчу. — Добавляет Мила, и на этом беседа заканчивается.

До здания девушки доходят молча. Некоторые работники комплекса выглядят обеспокоенными, и это навеивает обеим девушкам волнение. Мила сама не замечает, как, оглядываясь, берется за локоть юноши обеими руками. Когда Ирина заводит Александра в здание, то Мила отпускает его руку и дальше идет рядом с подругой.

До кабинета нужно идти вглубь здания, по прямому коридору с закрытыми дверьми, за которыми одни лаборатории, и лишь за самой дальней из них кабинет ученого, известного всем своей необщительностью и грубостью.

Но возле двери в конце коридора уже кто-то есть. Ирина узнает одного из знакомых ученого. Этого низкорослого, но широкоплечего, пузатого мужчину, в любое время года одетого в брюки, широкие кеды и футболку, легко узнать даже со спины. Услышав шаги, он тоже оборачивается.

— Здравствуйте. — Вежливо приветствует девушка.

— А! Доброго утречка! — Восклицает мужчина. — Чудесная погода, не правда ли?

Мила видит этого человека впервые, во всяком случае, впервые обращает на него внимание, и он выглядит добряком, широко улыбается, но все равно девушке не нравится своей необычной улыбкой.

Широкое, круглое, скомканное лицо, маленький рост и чересчур массивные, широкие плечи не добавляют мужчине привлекательности. Но, лишь на миг задумавшись, Мила решает не обращать на это внимания.

Ирина же не успевает ответить на вопрос, слегка замешкавшись. Из мыслей никак не идет это странное обращение. Пусть это и не пришельцы, в такое сложно поверить, но она видела сама, как все уставились в зазвонившие экраны с растерянными лицами, как у нее с подругой одновременно на экранах появилось одно и то же видео, где безволосый мужчина предрек человечеству страшную участь.

К тому же, нужно уже привести этого странного вида молодого человека с взлохмаченными волосами к Константину Михайловичу, и кто знает вообще, что дальше делать, работать или… И вопрос о погоде просто всплывает не вовремя, сознание даже не может сразу на него переключиться.

Но знакомый ученого ответа и не ждет. Встретившись взглядом с юношей, он мгновенно переключает на него внимание и подступает навстречу с серьезным лицом.

— Саша? — Неподдельно удивляется мужчина.

Он оглядывается на девушек, слегка хмурясь.

— Что он здесь делает? — Спрашивает мужчина. — Кто его привел?

Теперь уже Мила теряется, поворачивается на подругу, а та, наоборот, вырывается из пут размышлений.

— Глава. — Отвечает Ирина. — Николай Максимович попросил его провести.

Мужчина присматривается, ничего не говорит, отворачивается, подходит к двери кабинета ученого и несколько раз сильно ударяет по ней кулаком.

— Константин Михалыч, а ну открывай, — кричит он громко и уверенно, — хватит прятаться.

Ответа не следует. Мужчина оборачивается и начинает ухмыляться, что с его внешностью выглядит не слишком приятно.

— Похоже, — улыбается мужчина, — никого нет. Что же делать?

Ирина с Милой переглядываются, а мужчина снова оборачивается к двери и ударяет несколько раз.

— Константин Михалыч. — Зовет он снова, протягивая. — Тут твоя помощница ждет… под руку с твоим сыном. Долго им ждать твое благословение?

Ирина даже слегка краснеет, но быстро успокаивается, уже и так знакомая с тяжелым нравом этого откровенно некрасивого мужчины. А Мила, взглянув на подругу, сдерживает пока и собственное возмущение.

Но за дверью сразу раздаются звуки шагов, а через несколько секунд щелкает автоматический замок и в коридор через открывшийся проход выскакивает удивленный Константин Михайлович.

Выглядит ученый как всегда. Напряжен, сосредоточен, с опухшими глазами. Но обычно он медленно двигается, постоянно роняет все из рук, спотыкается и задевает что-нибудь ненароком, а сейчас, заметив Александра, он демонстрирует живое удивление, тем более яркое в глазах Ирины, что даже неожиданные открытия часто не вызывают у Константина Михайловича таких выразительных эмоций.

И Ирина сразу собирается поздороваться. Обычно, ученый даже не замечает ее прихода, пока девушка не скажет свое обычное «здравствуйте». Она чуть выпрямляется, набирает воздуха и уже размыкает губы, но ни звука произнести не успевает.

— Саша? — Изумляется ученый, подходя к сыну. — Ты почему здесь? Ты же не…

Вдруг, Константин Михайлович замирает и со странной подозрительностью оглядывается на остальных, словно оказался внезапно в стане злейшего врага, и так и не договаривает.

Ирина, поймав его взгляд, невольно начинает улыбаться, ожидая приветствия. Но ученый вдруг хватает юношу за руку и бесцеремонно тащит к двери, тут же заперев ее вновь.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 470