электронная
162
печатная A5
473
16+
Сэм

Бесплатный фрагмент - Сэм

Объем:
296 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-1265-6
электронная
от 162
печатная A5
от 473

глава 1

Весна в этом году выдалась особенно теплой. Солнце, что золотистым шаром зависло в чисто-голубом небе, с самого утра освещало все вокруг своими игривыми лучами, создавая мне хорошее настроение.

Я, являясь не очень примерной студенткой, беззаботно шагала в сторону своего колледжа, что виднелся среди серых девятиэтажек шумного города.

Мимо проходили люди, так и норовя меня, бедную, толкнуть, но я настойчиво шла на учебу, хоть и уже опаздывала минут на двадцать. Ну, ничего, учеба не волк, не убежит. Опаздывала я частенько и нисколько по этому поводу не парилась.

Зайдя в колледж, и показав свой студенческий дежурному преподавателю, я быстро побежала по лестнице, пока меня не стали ругать. Ну, не могу спокойно стоять и слушать, как меня отчитывают. Либо смеяться охота, либо ругаться в ответ — это по настроению.

Первой у меня была пара истории. Найдя нужный мне кабинет, я, вздохнув, настойчиво постучала, а затем открыла дверь. В мою сторону тут же обернулась вся группа. Преподаватель поднял на меня строгий взгляд, оторвавшись от журнала. Я мило ему улыбнулась.

— Здравствуйте, можно?

Дмитрий Алексеевич, вздохнув, скептически на меня посмотрел.

— Самойлова, я даже не удивлен, — скучающим тоном проговорил он. — Что на этот раз?

Ничего особенного, я просто не могла встать с кровати, да и вообще приходить не хотела. В слух я, конечно же, этого не произнесла, разозлю еще старичка, потом зачет не поставит.

— Я проспала.

— Проходи, Самойлова, но это в последний раз.

Послушно покивав, зашагала мимо парт. Конечно, последний. Завтра будет еще один последний.

Я плюхнулась за парту к своей милой, ироничной подруге по имени Ника. Это была довольно симпатичная девушка, правда худая слишком, моей бабушки на нее нет. На ее бледном лице выделялись темно-карие, хитрые глаза, прямой нос, и алые, немного тонковатые губы, растянутые в приветливой улыбке.

— Привет, Сэм, — поздоровалась она, поправляя свои длинные, черные волосы. — Опять не могла встать с кровати?

Я усмехнулась.

— Снова.

Надо сказать, что в группе меня обычно называют Сэм, дав мне такое прозвище из-за фамилии.

Ника понимающе улыбнулась, но поймав на себе строгий взгляд преподавателя, решила пока что помолчать и послушать лекцию. Я последовала примеру подруги и, подперев голову рукой, стала с неудовольствием слушать то, что говорил нам препод. Его голос был таким тихим и скучным, что уснуть было можно.

С Никой, кстати, мы познакомились первого сентября, и дружили по сей день. Она оказалась хорошей, надежной подругой, и стала одной из тех людей, которых я ценю. А таких мало, надо сказать. Друзей много не бывает. Но знакомых у меня много. В основном я общаюсь с парнями, с ними как-то легче и веселее.

Я обернулась на последние парты. Ага, так и знала. Мой друг Дима — вечный клоун, любящий меня подкалывать, сейчас мирно спал вместе со своим соседом по парте.

Я вздохнула, взглянув на круглые часы, что висели на стене, окрашенной в кремовый цвет. До конца пары оставался еще час, поэтому мне нужно было срочно себя занять, и я подумала, почему бы мне не подоставать Нику?

— Э, подруга, хватит слушать этот бред, — с веселой улыбкой прошептала я, ткнув соседку по парте локтем. — Послушай лучше мой.

Ника, было, открыла рот, чтобы что-то ответить, но ей помешал строгий голос Дмитрия Алексеевича.

— Самойлова!

— Я! — Звонко и четко, как в армии, откликнулась, вызвав смешки группы.

— Ты, мало того, что опоздала, так еще и болтаешь на моей паре, — недовольно говорил препод, сдвинув седые брови на переносице.

Как все серьезно, прям боюсь, боюсь.

— Вы очень наблюдательны, Дмитрий Алексеевич, — улыбнувшись ангельской улыбкой, заметила я.

Мужчина на миг растерялся. О да, это все мое природное обаяние.

— Самойлова, еще одно замечание, и пойдешь за дверь, — предупредил он, сверля меня недобрым взглядом.

А, нет, ошибочка. Ну и ладно. Досидев еле-еле пару, которая тянулась очень медленно и скучно, я направилась в столовую с Димкой и Никой.

— Ну что, Сэм, в этот раз не получилось довести историка? — обходя многочисленных студентов в шумном коридоре, с насмешкой в голосе поинтересовался друг.

Я покосилась на этого темноволосого, кучерявого парня с озорными глазами голубого цвета.

— Нет, не получилось, — пропыхтела, расталкивая народ. — Но когда-нибудь обязательно получится, я уверена.

Ника улыбнулась уголками тонких губ.

— Чувствую, это будет уже скоро, — Задумчиво проговорила она, хмыкнув.

Пройдя еще немного по коридору, мы зашли в просторную столовую, в которой находилось не очень много людей и вкусно пахло выпечкой.

Купив поесть, мы сели за ближайший свободный столик, что стоял возле окна. Дима, забыв обо всем на свете, набросился на еду. Иногда мне кажется, что он за еду и Родину продаст. Даже я еще до такого не докатилась, хотя поесть люблю.

— Э, хавайте быстрей, звонок скоро, — с набитым ртом поторопил нас кучерявый.

— Соколов, ну ты хоть прожуй сначала, — усмехаясь, сказала Ника, глотнув горячего чая.

— И кетчуп с губы вытри, — добавила я, наблюдая за другом.

Дима состроил недовольную рожицу.

— Так, женщины, перестаньте мне указывать, — размахивая вилкой, возмутился он.

— Как скажешь, о Великий повелитель сосисок с макаронами, — ехидно проговорила я, отправляя в рот кусочек сочной котлеты.

— Кстати, повелитель, — позвала Димку Ника, отодвинув от себя пустую чашку.

— Я вас слушаю, — деловито отозвался тот, наворачивая макароны.

— Мы уже все съели давно.

Парень, взглянув на нас своими озорными глазами с длинными ресницами, которым позавидовала бы любая девчонка, лишь отмахнулся.

— Не торопите повелителя.

— Мы же опоздаем, — напомнила я, ухмыльнувшись.

— Самойлова, тебя это вообще волновать не должно, все давно привыкли, что ты вечно опаздываешь, — хмыкнув, ответил Соколов. — Только историк что-то тупит, привыкнуть никак не может.

— Ну, спасибо! — проворчала я, скрестив руки на груди.

Мой одногруппник лишь пожал плечами.

— Пожалуйста.

— Соколов, ты достал, давай быстрее, — Ника недовольно сверкнула карими глазами, подперев ладонью лицо.

Дима нагло взглянул на черноволосую, чуть приподняв брови, но тяжелый взгляд моей подруги заставил парня сделать жалобное лицо и мило улыбнуться.

— Сейчас идем, ты только не бей, ладно?

Ника лишь с победным видом откинулась на спинку стула.

— Так бы сразу.

Да, моя подруга одним только своим грозным взглядом могла заткнуть человека. С характером она у меня, в прочем, как и я. Когда Дима, наконец, доел, мы направились к выходу из столовой, проходя мимо шумной компашки парней, которые стояли недалеко от нас.

— Ник, ты сделала мотан? Дашь списа… — но договорить я не успела, так как кто-то очень умный и явно бессмертный облил меня чем-то холодным.

Послышался веселый хохот. Фиолетовая футболка с изображением белой совы в миг стала мокрой и неприятно липла к телу. Испытывая не самые приятные ощущения и желание кого-нибудь прикончить, я обернулась, ища глазами того, кто посмел меня облить.

Мои светло-карие глаза окинули быстрым взглядом компашку парней, что не прекращала смеяться, остановившись на высоком брюнете, который держал в руках полупустую пластиковую бутылку с водой. Увидев мой гневный взгляд, парень поспешил спрятать бутылку за спину, сделав невинное лицо.

— Ты! — Злобно заорала я, ткнув в него пальцем. — Какого хрена творишь?!

Вместо того, чтобы извиниться, этот увалень снова рассмеялся, привлекая к себе внимание проходящих мимо студентов.

Впрочем, во внимании брюнет явно не нуждался, ведь его знали почти все учащиеся колледжа. Многие парни уважали этого чокнутого, за то, что он, якобы, добрый и веселый парень, да и вообще душа любой компании, а девушки велись на его симпатичную рожу.

— Хахаха, Май, ну ты даешь, — сквозь смех сказал один из парней.

Вадим Майер, улыбаясь белоснежной улыбкой, от которой у него появились ямочки на щеках, изучающе смотрел на меня своими сине-зелеными глазами. Я отчетливо видела, как в них во всю искрился смех.

— Извини, малышка, я не специально, — проговорил он, жалобно приподняв темные брови.

Мои ладони сжались в кулаки, а глаза сердито сощурились. Вот дегенерат.

— Какая я тебе малышка, недоумок? — Возмутилась я, благо голос был громкий. — Я тебе сейчас эту бутылку в зад запихаю, осел криворукий!

Майер, обаятельно улыбнувшись, щелкнул меня по носу.

— В твоем возрасте еще рано знать такие плохие слова, — ласково сказал он мне на ухо, проходя мимо нас со своей веселящейся толпой.

Я так и зависла. Да он вообще офигел. Индюк противный, козел. Ну, попадись еще мне…

Дима, который все это время тоже хохотал, подергал меня за волнистую прядь светло-русых волос.

— Эй, Сэмми, с тобой все в порядке? — усмехаясь, поинтересовался он. — Не злись, Даш, сейчас пар из ушей повалит.

Одарив друга гневным взглядом, я яростно зашагала к выходу из столовой, желая скорее попасть домой. Подруга молча последовала за мной, пока что не решаясь что-либо говорить.

На парах в таком «крутом» прикиде мне совсем не хотелось сидеть, да и настроение было уже не то. Выставил меня дурой перед всеми, ушлепок безмозглый.

— Ник, я домой, — пробурчала я, остановившись у широкой лестницы. — Скажи, что мне плохо стало.

Подруга одарила меня сочувственным взглядом.

— Хорошо, жертва криворукого Мая.

— Криворукого ублюдка, — поправила ее я, хмуря брови. — Увидимся.

Ника, кивнув, направилась на пару, а я зашагала домой, мысленно матеря Майера на чем свет стоит.

глава 2

Вернувшись домой, я довольно улыбнулась. Никого из родителей не было, значит, никто не будет кричать на меня и называть прогульщицей.

Это наглая ложь, я не прогульщица. Ну, если только сегодня. Ну и позавчера одну пару, и на той неделе. Если папа об этом узнает, то будет не очень хорошо. Но ключевое слово «если».

Я, кинув футболку в стиральную машинку и переодевшись, направилась на кухню.

— А ты чего здесь? — В один голос спросили мы у друг друга с братом.

Невысокий, коротко стриженный блондин, одетый в белую футболку и джинсы, ехидно смотрел на меня своими зелеными глазами.

— Мои уроки на сегодня закончились, — уплетая пирожок за обе щеки, отозвался Сережа. — А ты чего дома забыла?

Я ухмыльнулась, облокотившись о дверной косяк. Уроки у него закончились, как же.

— Не ври сестре родной, маленький прогульщик.

Брат удивленно округлил глаза, в которых плясали смешинки.

— Я? Да никогда в жизни.

— Ну конечно, конечно, — кивнула я, выразительно изогнув бровь.

— Сама-то дома уже, — заметил Сережа, потянувшись.

— Я взрослая, поэтому мне можно прогуливать, а ты еще мелкий, так что тебе надо учиться, — показала я ему язык.

— А мама с папой знают, что тебе можно? — приподняв брови, ехидно спросил мой брат. — Прогульщица.

— Так, не дерзи старшим, — отмахнулась я. — Кушай свой пирожок молча.

С этими словами я вышла из кухни и направилась в свою маленькую, но уютную комнату. Плюхнувшись на мягкую кровать, застеленную голубым покрывалом с изображением белых облаков, я нацепила наушники и сама не заметила, как уснула.

Проспала несколько часов, пока не почувствовала, как что-то мягкое прилетело по голове. Открыв один глаз, я хмуро взглянула на своего довольного брата.

— Твои последние слова перед смертью?

— Поднимай свой зад с кровати и иди к своей подруге, — Сережа кивнул в сторону прихожей, ничуть не испугавшись угрозы в моем сонном голосе.

Я, потянувшись, села на кровати. Никуда идти уже не надо было, это чудо с наивными, голубыми глазами само влетело в мою комнату.

— Дашка, привет, — улыбалась подруга во все свои тридцать два зуба. Ну или сколько там у нее?

— Привет, Лиль, — поздоровалась я. — Чего приперлась, когда царевна Дарья сны яркие видит?

Лиля — моя вторая хорошая подруга, но дружили мы с ней с детства. Это была высокая, темноволосая девушка, подстриженная под каре, любящая танцевать до потери пульса и болтать, не затыкаясь.

— Даша, вообще-то мы договаривались идти гулять, — укоризненно сказала темноволосая, прыгнув ко мне на кровать. — Подвинься уже и дай мне сесть!

Я, вздохнув, подвинулась, а эта ненормальная продолжала трындеть.

— Уже шесть часов, между прочим, — заметила она, проследив, как я кинула подушкой в брата. — Мне звонила Ника, она нас будет ждать через полчаса возле фонтана. Так что собирайся, милочка.

Я не успела ответить, так как меня перебил Сережа.

— Эй ты, курица-маразматик, я тебе сейчас руки сломаю, — со смехом в голосе предупредил он, замахиваясь подушкой.

— Пошел вон, осел несчастный, — ответила ему я, а потом перевела свой взгляд на Лильку. — Так что ты там говорила?

Сережа, махнув рукой, вышел из комнаты, не забыв кинуть в меня подушкой. Не попал, лошок.

— Говорю, собирайся! — Гаркнула подруга, сдвинув темные брови на переносице. — Ника через полчаса будет нас ждать у фонтана. Сэм, ты чего тугая какая?

— А чего ты хочешь от человека, который только что проснулся? — Возмутилась я, лениво поднимаясь с кровати и подходя к зеркалу.

Мда, ну и видок. Все мои волосы торчали в разные стороны, напоминая собой гнездо. Я, периодически зевая, принялась приводить себя в порядок.

— Ника сказала мне, что тебя кто-то облил водой, — усмехнулась Лилька, следя за мной.

Я недовольно поджала губы, продолжая расчесываться.

— Не напоминай мне об этом, — пробурчала, грозно смотря на подругу через зеркало. — И нечего ухмыляться, я все вижу!

Обладательница каре, скорчив серьезную рожицу, важно кивнула, заставив меня улыбнуться и покачать головой.

Через десять минут я была готова. Надев майку изумрудного цвета, белый кардиган и зауженные джинсы, я крикнула Сереже, чтоб он не вздумал говорить маме и папе во сколько я пришла. Услышав в ответ коварное «подумаю» я удовлетворенно кивнула. Не сдаст. Он у меня хороший, правда, когда будит меня и съедает мои сладости, я его прибить готова.

Мы с Лилькой, весело болтая, шагали по тротуару мимо оживленной дороги, по которой туда-сюда с рёвом носились машины. На улице стояла теплая, безветренная погода, яркое солнце постепенно садилось, окрашивая небо, которое было своеобразным фоном для многочисленных девятиэтажек, в розовато-оранжевые цвета.

Красиво. Люблю такое время. Надо будет как-нибудь забраться на крышу какого-нибудь дома и смотреть на закат, воткнув в уши наушники. Это был бы отличный вечерок.

Пройдя еще немного, мы оказались на просторной площади, вымощенной розовой плиткой. Тут лихо гоняли скейтеры и выполняли различные трюки велосипедисты. Возле шумного фонтана, в котором плескались золотистые лучи садящегося солнца, гуляли люди. В основном это были мамы с детьми и веселые, гогочущие компании подростков.

Нашли мы Нику почти сразу. Подруга, одетая в бордовую, кожаную куртку и черные джинсы, стояла неподалёку от фонтана.

— Вот она! Наша мисс Сарказм, — кивнула на подругу Лилька. — Эй, Ника!

Ника, обернувшись, приветливо улыбнулась нам, поправив густую челку.

— Здравствуйте еще раз. Что там на парах было? — поинтересовалась я, осматривая между делом цепким взглядом площадь.

— Да ничего особенного. Дима как всегда веселил народ, — с усмешкой проговорила подруга. Ее темные волосы в свете садящегося солнца приобрели медовый оттенок.

Лиля знала Соколова, поэтому поняла о ком идет речь.

— Он что опять танцевал на сдвинутых партах лезгинку? — со смехом в голосе спросила она.

О да, Дима мог и не такое вытворить. Я усмехнулась, вспомнив это. Тогда вся группа просто помирала от хохота. Правда математичка зашла невовремя, и моего веселого дружка проводили к директору. Но это так, детали.

Когда-то я, Ника, Лилька и Дима учились в одной школе, но Лиля решила остаться до одиннадцатого класса, поэтому упустила много чего интересного.

— Нет, в этот раз Соколов просто ржал всю пару над своими шутками, — ответила Ника, сделав страдальческое лицо. — У меня аж голова разболелась от его смеха. Кстати, Сэм, ты пропустила концерт в актовом зале.

— А ты чего концерт пропустила-то? — удивилась Лиля, удивленно посмотрев на меня, а потом стукнула себя по лбу. — А, ну да, тебя же водой облили. Кстати, кто этот бессмертный?

Я задумчиво свела брови на переносице, воспользовавшись своей фотографической памятью. В голове тут же всплыл образ этого наглого ушлепка. Небрежная стрижка золотисто-каштановых волос, небольшой лоб, на который спадает несколько темных прядок, смеющиеся, сине-зеленые глаза, смотрящие добрым, но озорным взглядом, четко очерченные, небольшие губы, растянутые в обаятельной, нахальной улыбочке. В общем красавчик он одним словом. Все, пошел вон из моих мыслей, глупый придурок.

— Это Май, точнее Вадим Майер, — ответила за меня Ника, поморщившись. — Любимец почти всего колледжа. Эй, Сэмми, я бы не советовала тебе ему перечить, а то потом тебя его фанатки закопают.

Я недобро ухмыльнулась.

— Плевала я на всех его фанаток, сама их закопаю под ближайшим кустом, и его вместе с ними.

Девчонки лишь весело усмехнулись, но развивать тему не стали, зная, что я буду злиться.

— Ну что, куда двинем? — поинтересовалась Лилька, короткие волосы которой раздувал легкий ветерок, появившийся к вечеру.

— Да, действительно, куда пойдем? — спросила у меня Ника, чуть сощурив карие глаза.

Я хотела было предложить что-нибудь, но мой внимательный взгляд наткнулся на одну очень неплохую фигуру темноволосого парня, одетого в белую ветровку с капюшоном, светло-серые, спортивные штаны, зауженные к низу и такие же белые, как и толстовка, кроссовки.

Он стоял рядом с двумя парнями на бортике фонтана, и, активно жестикулируя, со смехом им что-то рассказывал. Ах ты урод, и тут ты смеешься? Жить долго будешь, гад, но я твою жизнь подпорчу, Майер. Да-да, это был именно он.

Взгляд у меня стал пристальный, на губах появилась очень хитрая и задумчивая улыбка. Подруги, одарив меня недоуменными взглядами, переглянулись, но спросить ничего не успели, так как я быстрым шагом направилась к Маю.

Видеть и слышать он меня не мог, потому что стоял ко мне спиной, да и на площади было достаточно шумно. Я нетерпеливо шагала к своей цели, предвкушая сладкую месть. Ну что, Вадим, освежись! С этими мыслями я со всей силы толкнула, ничего не ожидающего парня, в фонтан.

Через несколько секунд я со счастливой улыбкой на лице и восторгом в глазах наблюдала, как Майер летит вниз. Вода, чьи капли весело разлетелись в разные стороны, создав сильный всплеск, дружелюбно приняла парня в свои мокрые объятия. Друзья Вадима недоуменно на меня смотрели округлившимися глазами, не говоря пока что ни слова. Правильно, говорить здесь буду Я.

— Ну что, малыш, как проходят водные процедуры? — с милой улыбочкой поинтересовалась у парня, который растерянно на меня смотрел, сидя в фонтане.

По его лицу, к которому прилипли мокрые волосы, стекали прозрачные капли. Но что я вижу? В его наглых глазах по-прежнему плясали веселые чертики. И как это понимать? Он что, даже убить меня не хочет? Ну, точно ненормальный какой-то.

Пока я стояла и размышляла над тем, нормальный Май человек, или нет, чья-то наглая рука схватила меня за ногу и потянула вниз. Не успела я опомниться, как с криком грохнулась в фонтан, снова расплескав всю воду. Чуть ли не рыча от злости, посмотрела на Мая, который весело хохотал, сидя рядом со мной. Мне, вот, было не до смеха. Вся одежда тут же намокла и неприятно прилипла к телу. Пока что я молчала, пытаясь не поубивать всех.

Друзья Вадима и мои подруги смеялись как сумасшедшие. Проходящие мимо люди с интересом смотрели на нас двоих, усмехаясь, некоторые, правда, осуждающе качали головой, но сейчас мне было не до них.

— Как тебе водичка? — с веселой улыбкой поинтересовался Вадим.

Тут я взорвалась. Ох, сколько же проклятий посыпалось в сторону его бедной персоны, не счесть. Я знала много крепких выражений. Вместо того, чтобы обидеться, как-то меня обозвать или утопить, этот придурок смеялся. Ну, точно чокнутый. Кажется, его нашли не в капусте, как всех нормальных детей, а в конопле.

— Ты какого фига делаешь, а?! — Орала я, чувствуя, что мой голос скоро сорвется. — Кретин! Тупой кретин!.. Тупой!

У меня просто уже сил не было на него орать. Как же я была зла. Остальные так и продолжали ржать как кони, привлекая к нам еще больше внимания.

— Май, вылазьте уже оттуда, чего расселись? — весело кричал один из его друзей, похожий на какого-то бандита.

— Тебе помочь? — поинтересовался у меня Май, который уже успел встать.

Я, одарив этого олуха испепеляющим взглядом, проигнорировала его и, встав сама, зашагала к бортику. Когда вылезла из фонтана, вода стала стекать с меня ручьями.

— Сэм, ты в порядке? — Вытирая слезы, выступившие от смеха, спросила Лиля.

Я хмуро посмотрела на подругу исподлобья, чувствуя, как, начинаю мерзнуть.

— По мне что, не заметно что ли? — медленно проворчала, вызвав новый взрыв хохота.

— Эй, малышка, кажется я тебя узнал, — Май спрыгнул с бортика, смотря сверху вниз на меня.

Улыбка так и сияла на его лице. Многие девчонки сейчас бы запрыгали от счастья. Мне же хотелось топать от злости, как маленькому ребенку, настолько он меня бесил.

— Очень круто, что ты меня узнал, — сладким голоском проговорила я, а потом мрачно добавила: — теперь уйди с дороги, пока не убила.

— А ты мстительная, — заметил Майер. — Как тебя зовут?

Я мысленно закатила глаза. Он издевается?

— Даша я, — буркнула, снимая кардиган, чтобы выжать его.

— Даш, не злись, я думаю, тебе надо просто поменять штаны.

Все снова захохотали, в том числе и он, довольный собой. Придурок.

— Тебе тоже желательно их поменять, недоумок, — я с силой принялась выжимать свою вещь, наблюдая за тем, как с нее тут же закапали капли, стекая по розовой плитке.

Встряхнув кардиган, я решила, что хватит на сегодня бесплатных представлений и развернулась, чтобы уходить. Не удалась моя сладкая месть, а ведь все так хорошо начиналось. Девчонки зашагали рядом со мной, продолжая посмеиваться.

— Даааш, — послышалось сзади.

Я неохотно развернулась, смерив Мая « чего тебе?» взглядом.

Он, засунув руки в карманы мокрых джинсов, подмигнул мне, а затем улыбнулся краем рта.

— Не обижайся, и больше не мсти мне, ладно? — все еще улыбаясь, сказал он.

Его два друга, усмехаясь, тоже смотрели в нашу сторону.

Я лишь ухмыльнулась и показала ему неприличный жест, состоящий из комбинации трех пальцев. Нет, Вадик, со мной эти твои милые улыбочки не прокатят.

Развернувшись, направилась вместе с подругами к выходу из площади, мечтая о горячем чае и сухой одежде.

Через двадцать минут я была уже дома и радостно лежала в горячей ванне. Сережа, сволочь, наверно описался со смеху, когда меня увидел. Отлежавшись в ванной, я выпила горячий чай, а потом поплелась к себе в комнату, чтобы улечься спать.

глава 3

Эх, как хорошо быть дома и сидеть в своей комнате, уплетая при этом мороженое и смотря интересный фильм. В колледже я сегодня побывала, и даже отсидела на всех парах. Ай да я!

Так же успела там увидеть Мая в окружении девушек со второго курса. Он, словно почувствовав мой взгляд, обернулся и приветливо помахал мне рукой, заставив девушек на меня недобро глазеть. Он точно двинутый. Я в тот момент лишь глаза закатила и поскорее ушла.

Тут, дверь в мою комнату тихонько открылась, и в нее зашла мама, поправляя свои светло-каштановые, вьющиеся волосы. Ее выразительные, карие глаза смерили меня укоризненным взглядом.

Я, вздохнув, кивнула.

— Да, мама, я снова ем.

Мамуля, одетая в белый свитер и черные штаны, слегка улыбнулась.

— Даша, скоро придут Аня и Антон, так что приведи себя в порядок. Слышишь? И переоденься, — велела она, окинув меня внимательным взглядом.

Я нахмурилась, поставив фильм на паузу. И чем ей неугодила моя длинная майка черного цвета с изображением пучеглазого кота и шорты?

— К нам всего лишь придет моя сестра со своим будущим мужем, — возмутилась, смотря снизу вверх на маму. — Не президент же.

— Я сказала, переоденься, — тоном, не терпящим возражений, проговорила родительница. — И приходи на кухню.

С этими словами моя мамуля вышла из комнаты. А еще говорят, что у меня сложный характер.

Я со вздохом полезла в шкаф и начала выкидывать из него свои вещи, надеясь найти что-нибудь подходящее.

— Я сказала сними, сними, — писклявым голосом бормотала, передразнивая родительницу, и ища в куче разноцветных шмоток какую-нибудь другую майку. — Ооо, нашла!

Сзади послышался веселый смех брата. Обернувшись, я увидела, как его светловолосая голова торчит из приоткрытой двери.

— Сережа, ты достал, — хмуро сообщила ему я, вертя в руках обыкновенную белую майку.

— Ты явно свихнулась, сестренка, — заметил Серый, покачав головой. — Сама с собой уже болтаешь, как чокнутая.

Я смерила брата недобрым взглядом.

— Чего тебе нужно? Не видишь, я занята важным делом?

— Может, важным разговором? — невинно предположил он, ехидно улыбаясь.

— Свали отсюда, я переодеваться сейчас буду, — пробурчала, махнув рукой. — Свободен.

Сережа, пожав плечами, вышел. За дверью глухо послышался его весёлый смех. Вот дурачок. Я закатила глаза и стала переодеваться, подобрав к майке светлые джинсы. Сделав высокий, пышный хвост и открыв свое немного узковатое лицо, пошла на кухню. Ммм, как вкусно пахнет, это я не зря вышла, не зря.

Я зашла в просторную кухню, с удовольствием вдыхая аппетитный запах котлет, которые жарила мама. Тут во всю слышалось шкворчание сковороды и бубнящие голоса из телевизора, по которому шли новости. Все эти мелочи, звуки и запахи, создавали какой-то особенный уют.

Сев за овальный стол, на котором уже стояло несколько тарелок с салатами, я принялась внимательно следить за процессом готовки. Сама-то, честно сказать, я та еще лентяйка и готовить не умею.

— А где папа? — поинтересовалась, влюбленными глазами смотря на прозрачную тарелку с котлетами, что стояла напротив меня.

— Скоро будет, — не оборачиваясь, ответила мама.

Правильно, мам, не отвлекайся, жарь. Серега тоже зашел в кухню и плюхнулся рядом со мной. Теперь мы вместе с ним гипнотизировали еду. Наша родительница, мельком взглянув на нас, усмехнулась.

— Терпите, терпите, скоро придут Аня с Антоном, тогда будем есть.

Тут, послышался звонок в дверь. Мы с Сережей, обрадовавшись, помчались по узкому коридору в сторону прихожей, и чуть не прибив друг друга по дороге, все же открыли дверь. Мама, вышедшая в коридор, лишь головой покачала. Ну, а что поделать? Да, мы такие — ненормальные немного.

На пороге стоял наш любимый папа. Это был высокий, широкоплечий мужчина, с темными, коротко стриженными волосами.

— Здорово, черти, скучали по папе? — спросил он громким, хрипловатым голосом, одарив нас насмешливым взглядом серо-зеленых глаз.

Мы с братом, естественно ответили, что скучали, и с разочарованным вздохом поплелись на кухню, гипнотизировать вкусно пахнущие котлеты дальше. Мама, усмехнувшись, зашла в кухню вместе с нами.

— Привет, жена моя, борщей наварила, котлет нажарила? — поинтересовался папа, заходя в кухню и потирая широкие ладони.

— Привет. И борща наварила, и котлет нажарила, — с гордостью сообщила наша родительница, улыбаясь и снимая белый фартук.

— Молодец, корми меня, голодного.

— И детей корми, — добавил Сережа, развалившись на стуле.

— Так, муж, иди переодевайся. Сын, подотри слюни сестре и сиди молча, — велела мама.

Тут, снова раздался звонок в дверь. Ну, теперь-то точно это моя сестричка со своим муженьком будущим пришла в гости. Папа пошел открывать.

— Привет, дети, — через несколько минут из прихожей раздался его приветливый голос. — Шуруйте на кухню.

В коридоре послышались шаги, и через несколько секунд на кухне появились Антон и Аня. Они, поздоровавшись с нами, сели за стол.

Мама принялась быстро раскладывать еду по оставшимся тарелкам.

— Как у вас дела, мам? — поинтересовалась сестра, наблюдая за действиями мамы своими серо-зелеными глазами, цвет которых она позаимствовала у нашего отца.

— Нормально, — суетясь, отвечала наша родительница. — Сережа пока что ничего не учинил. У Даши скоро сессия, так что она у нас умница, хоть сейчас перестала прогуливать. Да, Даш?

Я, улыбнувшись ангельской улыбочкой, с готовностью закивала.

— Конечно, мам.

Сережа ухмыльнулся, одарив меня удивленно-насмешливым взглядом. Я украдкой показала брату кулак. Молчи, Серый, молчи. Нельзя портить этот момент, меня же не каждый день хвалят, и даже не каждую неделю. Я зарделась довольной улыбкой. Ну и что, что это не правда? Прогуливать перестану. Когда-нибудь…

— Я и Леша работаем целыми днями, — садясь за стол и поправляя волосы, продолжала мама. — Так что все, как всегда. Ну что, давайте есть?

— Я тоже так думаю, — не спеша зашел в кухню папа, который уже успел переодеться. — Антоха, чего как не родной? Давай, ешь, пока дают. А то Анька-то, наверное, не кормит.

— Папа! — со смущенной улыбкой возмутилась моя сестра, округлив глаза, щедро подведенные черной подводкой.

Антон лишь усмехнулся, с уважением смотря на своего тестя, садящегося за стол.

— Что папа? Что папа? — притворно возмущаясь, спросил мой родитель. — Парень худой сидит. Ты это видела? — тут он похлопал себя по внушительному животу, довольно улыбаясь, а потом с гордостью добавил: — Корми мужа своего, чтоб такой же как я был.

Мы расхохотались. Мой папа — тот еще кадр. Походу, его любимое дело — это вгонять людей в краску.

— Леша, ешь уже, не смущай зятя, — с легкой улыбкой проговорила мама, отправляя в рот кусочек котлеты.

— Да я шучу, Антох, — папа хлопнул Аниного жениха по плечу, да так, что тот поморщился.

— Все нормально, Алексей Викторович, — сдавленно ответил Антон. — Кстати, свадьба через две недели, седьмого числа. Будем рады вас видеть.

— Да, в «Малине», — добавила Аня, накладывая себе в тарелку салат.

Я отвлеклась от поедания котлет.

— О, прикольно, — оживилась, подняв глаза на молодоженов. — Там круто, кстати. Как-то мы там с одногруппниками сидели и отмечали конец сессии. Весело было.

Аня мне радостно улыбнулась, тряхнув идеально прямыми волосами цвета шоколада.

— Ну, вот и отлично, так что всех вас ждем.

Блин, это что, мне платье придется напялить? Святые пончики, за что мне это? Словно услышав мои мысли, мама перевела на меня взгляд карих глаз.

— Даша, ты наденешь то фисташковое платье, что мы купили тем летом, — предупредила она, глотнув апельсинового сока из прозрачного стакана.

— Хорошо, мам, — угрюмо проговорила я, вяло жуя.

Сережа тихо посмеивался, зная, как я не люблю платья, юбки и тому подобное. Конечно, его же платье надевать не заставляют. Ну, ладно, ради свадьбы сестры я пойду на такой отчаянный шаг.

Вечер шел мирно, мы болтали о предстоящей свадьбе и о разных мелочах. Аня рассказывала про свой институт и о том, как они с Антоном ходили на концерт какой-то известной группы. Папа, как обычно, шутил и подкалывал всех нас, а мама старалась впихнуть в каждого как можно больше еды. В общем, так и пролетело несколько часов в теплой, семейной атмосфере.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 162
печатная A5
от 473