электронная
266
печатная A5
484
18+
Секретарь дьявола, или Сколько ты стоишь?

Бесплатный фрагмент - Секретарь дьявола, или Сколько ты стоишь?


5
Объем:
312 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0050-4370-2
электронная
от 266
печатная A5
от 484

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Книга посвящается моему папе, которого больше нет. Живу надеждой, что ТАМ, ему лучше, чем было здесь…

Все описанные ниже события и действующие лица,

являются вымышленными. Любые совпадения случайны.


Алиса

Авто заглохло буквально за несколько кварталов от нужного ей дома. Ударив со злости по рулю, она обречённо вздохнула. Сегодня, как будто весь мир был против того, чтобы девушка получила эту работу. Сначала сел телефон, отчего не прозвонил заведённый на нём с вечера будильник. Потом ключ, сломавшийся прямо в замке, когда она закрывала квартиру. Но добила её старая кляча, именуемая машиной, которая отказывалась заводиться. Упорство Алисы взяло своё, и она всё же смогла её оживить, правда ненадолго.

— И что теперь делать? — вслух спросила девушка, сама не зная к кому обращаясь. — Помощи ждать минут сорок, может и дольше, а у меня всего четверть часа до назначенной встречи.

Решив не сдаваться, она переключила рычаг на нейтральную передачу, и стала толкать машину ближе к обочине. На её счастье, сдохла старушка не на шоссе, а в спальном районе, что упрощало задачу. Попробуй Алиса проделать тоже самое на оживлённой магистрали, неизвестно чем бы всё закончилось, а так она с трудом, но смогла пристроить авто у чужого газона. Не увидев знаков, запрещающих здесь парковку, девушка облегчённо вздохнула, вытащив свою сумочку и закрыв машину, потопала в нужном ей направлении. Если бы не время, которое поджимало, то прогулкой можно было бы вполне насладиться.

Дома в этой части Лос-Анджелеса казались ей шикарными, а может они и были таковыми. Заглянуть в Зиллоу, чтобы выяснить их стоимость, она побоялась, ещё, чего доброго, инфаркт хватит, потому что цена может варьироваться от нескольких миллионов, до бесконечности. На днях по телевизору ей довелось видеть домик за двести сорок миллионов, правда находился тот в Беверли Хиллз, и размером своим мог соревноваться с военным госпиталем.

И всё же город Ангелов был великолепен. У каждого района был свой неповторимый колорит. Например этот, отличался большим количеством зелени, ухоженными газонами и чистыми улочками, идти по которым можно было и босыми ногами, но от этого девушка всё же воздержалась, хотя и было искушение сбросить неудобную обувь и шлёпать босиком.

Нужный ей номер нашёлся достаточно быстро. Только вот самого дома, как такового она не увидела, от посторонних глаз его скрывала каменная изгородь, увитая плющом. А сразу за забором шла высокая стена из росших плотно друг к другу кипарисов, настолько высоких, что даже задрав голову, увидеть вершину не представлялось возможным. Подойдя к калитке, Алиса обнаружила звонок с видеокамерой, и позвонив в него, принялась ждать.

— Слушаю, — раздалось откуда-то сверху. Она огляделась, но никого живого рядом с собой не обнаружила.

— На собеседование, назначенное на одиннадцать ноль-ноль, — сама не зная кому отвечает, произнесла девушка.

— Проходите, — после этих слов калитка открылась, а как только она вошла внутрь, сама собой захлопнулась.

— Чудеса, — пробормотала себе под нос Алиса, и стараясь не думать о том, что её ждёт, пошла по дорожке, которая привела ко входу в дом, больше похожий на замок Дракулы, чем на жилище обычного человека. Несмотря на то, что строение было всего лишь трёхэтажным, выглядело оно внушительно. Стены покрывал какой-то тёмный толи камень, толи кирпич. По бокам были круглые башни с остроконечной крышей и вытянутые арочные окна. Образ довершали пару неизвестных чудищ из бетона, сидящих по обоим сторонам ступеней. От увиденного «великолепия», девушка передёрнула плечами и буркнула: Жуть… — после чего заметила стоящую у дверей женщину, в белом кружевном переднике и таком же кружевном чепчике.

«Интересно, а какую функцию выполняет она? — подумала девушка. — Кухарка? Экономка? Уборщица? Кто там ещё есть из обслуги господина? — в том, что эта громадина принадлежит какому-нибудь наркобарону, Алиса не сомневалась. Честным трудом таких бабок точно не заработать.

— Следуйте за мной, — проговорила женщина, и не представившись, прошествовала вглубь дома. Девушке ничего не оставалось, как молча плестись следом за ней.

Внутреннее убранство жилища, ничуть не уступало тому, что было увидено ей снаружи. Сразу от входа, начиналась гостиная, стены которой покрывало тёмное дерево. По центру располагался большой камин, а над ним висела картина с изображением странной битвы. По одну сторону, сражались люди в белых одеждах, больше похожих на тогу или хитон. По другую сторону находились чудовища. Алиса узнала Гидру, Химеру и Цербера, а вот составляющее большинство, видела впервые. Справа от камина, шла витая лестница, по обеим сторонам которой, стояли статуи в человеческий рост, имеющие верхнюю часть тела от человека, за исключением заострённых ушей и рогов, и нижнюю, толи от козла, толи от барана.

Пол помещения был устелен в шахматном порядке, большими чёрно-белыми плитами, очень похожими на мрамор. Плиты лежали и по коридору, ведущему видимо, к кабинету её будущего работодателя. Здесь на стенах так же висели картины с портретами, в резных рамах. Только вместо обитателей этого жилища, на них опять присутствовали всевозможные монстры, от одного взгляда на которых, девушку пробирала дрожь.

Не то чтобы дом её пугал, но ощущение оставлял так себе. Она бы в таком точно жить не стала. Странная женщина, встретившая Алису на крыльце, остановилась у закрытой двери, и посмотрев на неё со значением, развернувшись, ушла. Девушка же осталась гадать, что ей теперь предстояло делать: ждать, когда позовут, или самой проявить инициативу? Приняв решение в пользу второго варианта, она тихо постучалась, и не дожидаясь приглашения, вошла.

Кабинет был под стать жилищу, а вот его хозяин нет. Если только он не являлся дьяволом, успевшим к её приходу перевоплотиться в человека.

За столом из тёмного дерева, находящимся у огромного окна, восседал мужчина. На вид ему было не больше сорока. Короткие тёмные волосы, слегка тронутые сединой, умные голубые глаза и белоснежная улыбка, делали его похожим на голливудского актёра. Одет он был не в шёлковый халат, как почему-то ранее представлялось ей, а в строгий серый костюм и такого же цвета рубашку. На его фоне Алиса почувствовала себя замухрышкой.

— Присаживайтесь, — улыбнулся мужчина, и жестом указал ей на место перед своим столом.

— Здравствуйте, — запоздало поприветствовала она хозяина дома.

— Я Кристофер, а вы должно быть Элис? — толи спрашивал, толи утверждал мужчина. — Насколько я понял вы недавно в Лос-Анджелесе. Расскажите, почему вы хотите получить эту работу.

Вся заготовленная со вчерашнего дня речь о том, что она именно тот работник, который ему нужен и всё в том же духе, испарилась из головы Алисы. Девушка сидела, как школьница, сложив ладони на коленях, и стараясь не поднимать глаз. От низкого бархатного голоса мужчины, по её спине пробежали мурашки. Голос обволакивал, и как будто заставлял подчиниться. Чувствовала она себя словно кобра, которой факир наигрывает волшебную мелодию на дудке.

— Я приехала в США полтора месяца назад, выиграла в лотерею Грин Кард. Родом из Екатеринбурга, это такой город в России, но вы, наверное, о нём и не слышали, так как ничем особым он не знаменит. В России училась на преподавателя английского, но не закончила, потому что учиться нужно было ещё год. Здесь снимала квартиру ещё с тремя девчонками, искала работу, но кроме должности в официантки, мне ничего найти не удалось. Проработала пару недель. Деньги, которые я привезла с собой, закончились, а ресторанчик наш не особо популярный, вот и решила поискать что-то другое. Если вы меня не возьмёте, то мне придётся уезжать обратно, потому что сегодня последний день, когда я должна либо внести оплату за-месяц, либо съехать с квартиры. В машине жить не вариант, так как она сломалась за несколько кварталов до вашего дома. Да и нельзя по законам Калифорнии в авто спать. Так что мне придётся звонить родным и просить денег на обратный билет, чтобы вернуться в Россию. Возвращаться туда, мне бы очень не хотелось, и не только потому что, уезжая в Америку, я поругалась с роднёй, и сейчас отношения с ними не поддерживаю. А ещё потому, что не представляю своего существования на родине после того, как увидела жизнь в штатах. Здесь у меня никого нет. Ни друзей, ни хороших знакомых я приобрести пока не успела, — скороговоркой проговорила Алиса, и подняла глаза на своего не состоявшегося работодателя. Сама не зная, зачем ему всё это рассказала, но теперь она была уверена наверняка, что от должности ей откажут. Кому же нужен работник с кучей проблем, которые он ещё и вываливает на голову своему предполагаемому нанимателю? Конечно никому!

— Интересный у вас подход, — хмыкнул Кристофер. — Расскажите, почему поругались, и кто остался у вас на родине.

— Старшая сестра и мама. Папа умер. Инсульт. Родные считают меня предательницей.

— Почему? — удивился мужчина.

— Потому что уехала в страну врага, — повторила она слова своего отца.

— И чем обусловлено такое мнение ваших родных касательно США?

И что ей на это было ответить? Что Россия дремучая страна, в которой девяносто процентов населения верят в счастливое завтра, даже тогда, когда сегодня хуже, чем вчера?! Где большая часть людей живёт от зарплаты до зарплаты, еле сводя концы с концами, и народу нужно кого-то винить в своих бедах? Иначе совсем труба. Своё правительство они винить не могут, запрещено законом. Нынче или власть уважаешь или плати штраф, а то и в тюрьму за неуважение упекут. Значит нужно найти врага во вне. А тут ещё промывка мозгов о том, что Америка, это враг человечества номер один, да и все беды из-за неё. Она проклятая во всём виновата! Если бы не США, то и зарплаты были бы больше, и дороги лучше, и люди добрее. Союз и тот бы был цел, если бы не злосчастная Пиндосия. А то, что президент и его гоп компания живут, как сыр в масле катаясь, а к народу отношение, как к рабам, никто видеть не хочет, или старается не видеть. Ни коррупцию, ни неработающие органы власти, ни то, что сотрудники ГАИ превратились в дорожных рэкитиров. Патриоты, бьющие себя кулаков в грудь, замечать не хотят. Нищие пенсионеры, разваливающаяся медицина, увеличение налогов и пошлин, все гнилые нововведения и не упомнить. Да и надо ли? В глубине души Алиса конечно же надеялась, что наступит тот день, когда-нибудь населению несчастной, затоптанной, заплёванной, униженной и обворованной до нитки России, надоест молча терпеть происходящее. И тогда люди выйдут на улицы и снесут к чёртовой матери зажравшееся и обнаглевшее донельзя правительство…

— Почему вы молчите? — долетел до неё голос собеседника.

— Потому, что, если начну рассказывать, вы — мне, не поверите, — убеждённо проговорила она.

— А вы попробуйте, — подбодрил её Кристофер. И девушка начала свой рассказ. По мере повествования, выражение лица мужчины менялось. Сначала он улыбался, потом хмурился, а под конец, вообще сидел покусывая нижнюю губу. Когда она закончила, её несостоявшийся работодатель, молчал, видимо переваривая полученную информацию. Ей нужно было встать и уйти, но сделать это было неловко, не хотелось нарушать тишину. Алиса представляла себе, как позвонит матери с просьбой о деньгах, и её тут же начинало мутить. Сразу вспомнилось всё, что предшествовало отъезду в США.


Проверяя первого мая результаты лотереи, она не сразу поверила, что заветный номер оказался счастливым. Шесть раз подряд трясущимися руками девушка снова и снова вбивала свой номер в строку. И шесть раз подряд экран компьютера показывал ей, что она выиграла.

Первым желанием было побежать и поделиться своей радостью с родителями, но Алиса себе это делать отсоветовала. Знала, что они её не поймут. Отец всегда был яростным патриотом, а Путина возводил чуть ли не в ранг божества. Америку он ненавидел искренне, люто и всем сердцем, считая, что все беды великой державы родом из загнивающего запада. Нет, её отец не был глуп или слеп, просто промывка мозгов в виде телепрограмм и новостей по телевизору, отлично делала своё чёрное дело.

В тот же день она заполнила необходимую форму, и отправила её по нужному адресу, а потом постепенно стала готовиться к интервью. Американский адрес, на который будет отправляться грин карта и все сопутствующие документы, девушка не указала, пометив, что сообщит его на собеседовании. В течение недели Алиса списалась с несколькими людьми, которые оказывали услуги, по предоставлению адреса в штатах для документов из посольства (так она и познакомилась с Татьяной, у которой приехав, стала снимать комнату). Потом была оплата пошлины, прохождение медкомиссии и фотографии на будущую визу. В итоге собрав все необходимые документы в папочку, которую спрятала у себя на работе, девушка почувствовала себя уверенней. В тот момент она подрабатывала в секретариате в том же университете, в котором проходила обучение.

Настал день собеседования. Алиса очень переживала, что из-за волнения не сможет связать и пары слов, но всё прошло на удивление легко и гладко, а уже через несколько дней у неё на руках был паспорт с визой. Вылететь она планировала через две недели, так как посчитала, что этого времени ей вполне хватит, чтобы завершить все свои дела и собраться. И вот, купив билет в страну «светлого завтра», наконец-то решилась сообщить родителям, а потом уже оповестить руководство университета. Если бы она знала, чем обернётся её разговор с предками, то покинула бы родину по-английски.

Алиса ждала ужина, потому что на ужин отец приезжал в обязательном порядке, даже если на работе намечался завал. «Война войной, а ужин должен быть по расписанию и в кругу семьи, — любил говаривать он.

— Пап, мам мне нужно вам что-то сказать, — садясь за стол пробормотала Алиса.

— Нужно, так говори, — добродушно произнёс отец. — Мать, ты нас сегодня кормить собираешься или мы голодаем? — обратился он к матери, которая настороженно смотрела на дочь с половником в руках.

— Конечно будим, — отвлеклась она от созерцания своей младшей, и стала разливать по тарелкам борщ.

— Что там у тебя? — беря свою порцию, и зачерпывая варево ложкой, поинтересовался родитель.

— Я выиграла в лотерею Грин Кард, — на одном дыхании протараторила тогда Алиса.

— И что, много денег? — отца больше не интересовала еда, его интересовала сумма выигрыша. Поняв, что родители никогда и слыхом не слышали о американской рулетке, и лотерея для них это что-то сродни Спорт Лото, где люди могут стать миллионерами, она решила объяснить более понятным языком.

— Это не лотерейный билетик, это шанс получить гражданство другой страны, в данном случае…

— А на кой чёрт тебе гражданство другой страны? Тебе что в России плохо живётся или думаешь, что там куличи слаще? — перебил её папа, улыбаясь. Мать всё это время молча взирала на дочь, комкая в руках кухонное полотенце.

— Нет, не думаю. Просто…

Договорить у неё не получилось, потому что в дверь позвонили.

— Зин, открой, а мы пока с дочкой поговорим. Так что там просто? — уже обращаясь ко ней, поинтересовался отец.

— Просто Америка, это страна для людей и…

— Америка значит, — перебил её он. — И что, когда удираешь в стан врага?

— Через две недели, — не став припираться, и пропустив слова о вражеской территории, спокойно ответила Алиса.

— Ириша приехала, — появившись на кухне, оповестила мама. — Сейчас вместе с нами ужинать будет.

Какой чёрт решил принести в тот день в родительскую квартиру старшую сестру, которая всегда являлась подстрекательницей, и уж если ей выпадала возможность стравить кого-то, и посмотреть на скандал, не важно при этом друзья это были, родственники, или чужие люди, та всегда этой ситуацией пользовалась. А потом тихо стояла в сторонке, и получала удовольствие от происходящего.

Именно в тот вечер, провокаторша решила навестить отчий дом, как будто чувствовала, что сможет вновь применить свои способности на практике. В то, что Ирина просто проезжала мимо, Алиса не поверила, так как та жила аж пол часа езды от родительской квартиры. Не припрись сестрица в тот день, возможно всё бы было по-другому, и отец остался бы жив. Но как случилось, так случилось, и ничего уже изменить нельзя.

— Слышь, мать, Алиска решила родину сменить, — горько усмехнулся мужчина и отложил ложку. — Жил себе, жил, и даже не думал, что Андрея Власова рощу, только в женском обличье. В Америку наша дочурка замыслила переехать.

Мать испуганно ойкнула, и стала переводить взгляд с младшей дочери на мужа. А тут ещё старшая на кухню подоспела, и конец разговора услышала.

— Пап, а что ты хотел? Алиса же не зря английский решила преподавать, наверное, с детства план побега из России готовила. Да, предательница родины? И сколько же тебе Госдеп заплатил? Почём свою душонку-то продала? — сузив глаза, уставилась на неё Ирина.

Особой любовью между сёстрами никогда и не пахло. Толи причиной тому разница в возрасте, толи характеры обеих — не понятно. Младшая всегда была тихим послушным ребёнком. Училась на отлично, и проблем не доставляла, за что и была любима родителями. Старшая же не только отличалась вздорным характером, но и помимо плохих оценок, имела многочисленные приводы в милицию. То в магазине что-нибудь стащит, то соседский детей отколошматит. Да и отца с матерью не особо уважала. Ситуация немного изменилась, когда Ирина скоропалительно выскочила замуж и от родителей съехала. Нет, старшая не стала спокойной или доброй, просто отдельное проживание сделало своё дело. И так, как виделись родственники значительно реже, то и причин для ссор стало меньше.

— Не говори ерунды, — спокойно обратилась Алиса к Ирине, пытаясь погасить зарождающийся скандал в зародыше. Но старшую, как обычно несло, а младшая начинала тихо закипать.

— Ерунды? — сузила глаза её сестрица. — Да ты, и родных отца с матерью за грош продашь, не поморщишься. А я-то гадала, почему ты замуж не выходишь, двадцать три, а у тебя ни ребёнка, ни котёнка…

— Замуж не выхожу, потому что не хочу быть такой же злобной и неудовлетворённой жизнью, как ты! — парировала девушка. — Не хочу делать хорошую мину при плохой игре! Знать, что муж гуляет на право и налево, закрывать на это глаза, и котлеты ему жарить, да улыбаться, мол всё хорошо — это, твой удел!

— Ах ты дрянь! — старшая швырнула в Алису стакан, стоявший на столе, но девушка увернулась, а вот стакан, ударившись о подоконник, разлетелся на кучу осколков.

— У себя дома посуду бей, — не осталась в долгу младшая. — Или там перед гулящим муженьком ты тряпка? Что, даже слова поперёк сказать ему не можешь, потому что знаешь, что он тебя вышвырнет, как побитую собаку? Все твои подружки над тобой смеются, а Катька так вообще с твоим Виктором спала, и не скрывает этого!

— А вы что молчите? — накинулась Ирина на родителей, безмолвно наблюдавших за склокой дочерей. Она наверняка знала, что все слова, сказанные сестрой, чистая правда, и ответить ей на это было нечего, но от этого её злость только росла. — Сегодня она Родину продала, а завтра вас! Пап, уж не мне тебе объяснять, в какой мы заднице из-за Америки! Цены на продукты почти вдвое взлетели, а Запад нам всё новые и новые санкции придумывает!

— Сядь, — рявкнул на Ирину отец. — А ты, — обратился он к младшей дочери. — Никуда не поедешь!

— Поеду, — спокойно проговорила девушка в ответ. — Виза получена, и билет уже куплен. И ничего я менять не буду, хотите вы того или нет!

— Нет не поедешь! — теперь уже рявкнул на неё отец. Голос он повышал крайне редко, и только в тех случаях, когда кончались аргументы.

— Я не спрашивала вашего позволения, как никак, уже совершеннолетняя, и в родительском разрешении не нуждаюсь. Я просто думала, что вы порадуетесь за свою дочь, которая будет жить, как человек в нормальной стране, — с горечью произнесла Алиса. Она не хотела обижать маму с папой, но и терпеть эту несправедливость, была не готова.

— А мы, что, по-твоему, не люди? — распалился родитель.

— Какие мы для неё люди? Мы — рабы. Люди в Америке живут, в великой стране, а в Россия же благодаря штатам нищая, так что здесь только рабы, — подлила масла в огонь старшая дочь.

— Да, — честно ответила Алиса. — В России девяносто пять процентов населения, это рабы, а правитель этих рабов всемогущий Царь-Жопа.

— Ты что такое несёшь? — побагровел отец.

— Я говорю то, что думаю. Сейчас не тридцать восьмой год и за правду не сажают! Хотя скоро, возможно, и будут, не зря же президент считает Сталина своим кумиром. Но мне это уже не интересно, к тому времени меня здесь не будет!

— Господи, кого я воспитал?

— Павлика Морозова ты воспитал! Предложат, и вас с матерью продаст! — продолжала мутить воду Ирина.

— Всё, с меня хватит, пошла вон! — проорал отец. И девушка облегчённо выдохнула, надеясь на то, что старшая сестра уйдёт, и с родителями можно будет, поговорить спокойно. Но обрадовалась она рано. Вон было велено пойти ей.

— И не подумаю, — спокойно проговорила Алиса. — Через две недели пожалуйста, а сегодня нет.

— Вон я сказал, — лицо отца стало багряным, а на висках вздулись вены.

— Володя, успокойся, тебе нельзя нервничать, у тебя же давление, — пискнула мать, затравленно глядя, то на младшую дочь, то на мужа. Девушка уже подумывала, чтобы действительно собрать вещи, и съехать, даже начала подниматься из-за стола. Но услышав слова сестры, так обалдела, что плюхнулась обратно.

— Ага, пойдёт она, как же! Небось уже и часть свою в вашей квартире продала, нужно же ей в Америке на что-то жить. А как уедет, у вас новые жильцы и объявятся. Будите благодаря младшенькой на старости лет в коммуналке жить, — ехидно улыбнулась Ирина.

Отец собиравшийся что-то сказать, вдруг стал хватать ртом воздух, а потом вообще свалился со стула на пол. Алиса испуганно рванула к телефону, и набрала скорую, со слезами умоляя врачей приехать, как можно скорее. Мать с Ирой суетились возле папы, а она, как чужая топталась рядом. Девушка, проклиная себя, кусала губы и заламывала руки от отчаянья. Когда скорая забирала отца, она вдруг подумала, что тот умер. Умер здесь, на кухне, а медики просто забирают его тело, в котором пока ещё продолжает биться сердце.

Мама с сестрой уехали вместе со скорой, а Алиса отправилась к себе в комнату, и за пару часов собрала чемодан. Сидела у себя в спальне, и ждала родительницу. Позвонить ей, она боялась. Мать приехала почти под утро и без сестры. Молча села у окна, и стала пить чай.

— Мам, не молчи, — взмолилась Алиса. — Как папа?

— Плохо. Инсульт. Сейчас он в коме.

— Прости, — со слезами произнесла девушка. — Я не думала, что так всё выйдет, если бы вернуть время назад, то я бы не стала спорить…

— Не нужны мне твои извинения. Уезжаешь в свою Америку, и катись! Через две недели, чтоб духу твоего здесь не было! Ты — предательница, — сказала, как плюнула в неё мать.

Алиса развернулась, и ушла в свою комнату, а оставшиеся до отъезда дни жила в квартире, как чужой человек. В университете ничего про свой отъезд говорить не стала, просто взяла академический отпуск, а с работы уволилась. В один из дней она отправилась в больницу, чтобы проведать отца, но мама её даже к его палате не подпустила, а за пару дней до отъезда тот умер.

— На похоронах тебя видеть не желаю! — предупредила девушку мать. — Это, ты во всём виновата! Ты и никто другой! Ты, его угробила!

Ответить ей на это было нечего, но и виновной в смерти папы она себя не считала. На похоронах её не было, но по дороге в аэропорт, Алиса попросила водителя заехать на кладбище, где навсегда простилась с отцом. Потом был самолёт Екатеринбург Москва, и Москва Лос-Анджелес.


— … беру.

— Что? Простите, задумалась и прослушала вас, — подняв глаза на Кристофера, честно призналась девушка.

— Я говорю, что мне нравится ваша честность и прямолинейность. Я вас беру на работу.

— Вы не пожалеете, — не веря своему счастью, пролепетала она, потому, как ещё несколько минут назад мысленно звонила матери с просьбой выслать ей денег на обратный билет. — Я буду очень хорошим работником! Я трудолюбивая, аккуратная, ответственная.

— С этого стоило начинать, а не заканчивать, — рассмеялся работодатель, и смех его был таким заразительным, что вызвал у Алисы ответную улыбку. — Сейчас подпишем договор, и можете отправляться за вещами.

— Я без вещей обойдусь, — заверила его девушка, помня, что денег на такси у неё всё равно нет, а свою старую клячу она вряд ли сможет оживить повторно.

— Ах да, совсем забыл, у вас же сломана машина. Ничего, выдам вам аванс, и вы вполне сможете оплатить такси.

— Спасибо, — благодарно улыбнулась Алиса. Пока ждала договор, который заполнялся юристом Кристофера онлайн, девушка решила уточнить, чем же придётся ей заниматься. — А за кем мне нужно ухаживать?

— Ухаживать? — удивился мужчина её словам.

— Ну да, — немного смутилась она реакции работодателя. — Должность личный помощник, это я помню, но вот обязанности описаны не были, поэтому и подумала, что нужно ухаживать за кем-то из ваших родственников. У меня правда нет медицинского образования, но я легко обучаема и…

— Вы, не правильно поняли, — прервал её тот. — Ухаживать ни за кем не нужно. Вы будите моим личным помощником.

— А какие обязанности должен исполнять ваш помощник? — насторожилась Алиса.

— Работа включает в себя функции секретаря, ведение моего расписания, посещение со мной всевозможных мероприятий, доставку важные документы, а также, вам придётся следить за моим гардеробом.

— Стирать что ли?

— Нет, — рассмеялся мужчина. — Отвозить мои костюмы и рубашки в химчистку, если это требуется, и забирать их конечно. При отсутствии возможности, можно заказать от них услугу курьера, тогда вам не нужно будет тратить своё время.

— Понятно. Извините, это я от волнения немного туплю.

— Ничего, — успокоил её Кристофер. — Вот — контракт, прочтите, спорные моменты мы можем обсудить. Если же всё устраивает, то распишитесь на каждой странице внизу, а второй экземпляр контракта оставьте себе, — проговорил он, протягивая ей стопку распечатанных листов. Она сразу же расписалась везде, где сказал работодатель.

— Готово, — передавая договор обратно, радостно отрапортовала Алиса.

— Что, даже читать не будите? — удивился её собеседник.

— А смысл? Мне терять всё равно нечего, а доверять нужно сразу. Смысл вам брать сотрудника, который вас постоянно перепроверять будет?

— Так-то оно так, но вдруг это договор, в котором вы мне свою душу продаёте?

— Если бы душу, то вы бы попросили расписаться кровью, — пожала плечами девушка, а её собеседник снова рассмеялся. Про себя же она подумала, что не удивилась бы контракту на душу, так как жилище будущего работодателя успело произвести на неё неизгладимое впечатление.

— А вы забавная. Вот деньги, — отсчитав две с половиной тысячи сотенными купюрами, и положив их перед Алисой на стол, произнёс Кристофер. Потом набрал на телефоне номер и проговорил: Заберите Элис, и покажите ей её жильё, — положив трубку, он обратился уже к ней: Грета вам всё объяснит.

— А она кто?

— Грета? Она кухарка, приходит с утра, и готовит на день. Вообще-то, она могла бы потом уходить, но она здесь, как правило до поздней ночи, а чаще и ночует здесь же. В этом доме у неё уже давно имеется своя комната. Ещё есть уборщица, которая приходит три раза в неделю, и садовник. Он появляется по четвергам.

— Ого, — не сдержалась Алиса, потом, поняв, что выглядит это некорректно, извинилась. — Простите, просто не ожидала, что в доме столько людей работают.

— Ничего, — улыбнулся мужчина. — Жду вас в этом кабинете завтра ровно в девять, буду вводить в курс дела. И пожалуйста, не опаздывайте! Не люблю опоздания.

— Спасибо, — поблагодарила она его, и покинула кабинет.

Гретой оказалась та самая женщина, которая встречала её у дверей дома. Она снова шла молча, а Алиса плелась за ней. И думала о том, что надо будет положить наличные на карту, оставив себе всего пару сотен, да и те разменять на двадцатки. Деньги жгли ей карман, так как для девушки они были громадной суммой. Даже в США она приехала всего с тысячей двести, а тут две с половиной.

Пока Алиса шла, и размышляла о деньгах, они успели покинуть дом через задние двери, и направились к бассейну. Она глядела на бассейн, который, как и всё на этом участке, выглядел необычно и слегка таинственно. Он скорее походил на старый заброшенный пруд с изумрудной водой и белыми кувшинками, чем на ёмкость для купания. Цвет воде придавала зелёная плитка, покрывавшая всё дно и бока бассейна, а водяные лилии, были не настоящими, а всего лишь искусно нарисованными на фарфоровых пластинах, устилавших его края.

Девушка недоумевала, от выбранного кухаркой направления. Грета её пугала, и своей отстранённостью, и тем, что казалось, видит всех насквозь.

«Какого дьявола она ведёт меня к воде, искупаться что ли захотела? — подумала Алиса.»

— Не поминайте нечисть! Хозяин этого не любит, — проговорила женщина, а она ойкнула, так как точно знала, что вслух этого не произносила.

— А так и не скажешь. Чего же он тогда по всему дому чудищ всяких навешал, да наставил? Видишь их и волосы на спине дыбом встают… да и само жилище, мало на человеческое похоже. Вам, кстати там не страшно по ночам находиться? — спросила она, глядя в спину кухарки.

— Мне там в самый раз…

«Потому, что ты ведьма, — подумала Алиса, но вспомнив, как Грета без труда смогла прочесть её мысли в прошлый раз (а что ещё она должна была о ней подумать?!), девушка стала произносить про себя: травка, травка, зелёная травка. женщина хмыкнула, а у неё по спине побежали мурашки.

— Вот ваш дом, — произнесла кухарка, а Алиса, не сдержавшись, присвистнула.

Ей предстояло жить в гостевом доме рядом с бассейном. О таком она даже и мечтать не могла. Сейчас девушка чувствовала себя не иначе, как Золушкой, которая получила от своей крёстной-феи карету и волшебное платье. Только домик в тыкву к двенадцати не превратится, значит ей повезло значительно больше, чем Золушке.

— Бассейном можете пользоваться в любое время, когда вы свободны. Продукты в ваш холодильник будут доставляться каждый вторник и пятницу. Если будут какие-то особые пожелания, просто составляйте список и крепите магнитом к холодильнику, а в следующее пополнение будите их получать. Например: во вторник крепите список, в пятницу продукты у вас. Готовить будите сами, я занимаюсь стряпнёй только для хозяина.

— Почему вы называете Кристофера хозяином?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 266
печатная A5
от 484